8 марта 2015 Просмотров: 1062 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 10

Глава 10 - Я почти верю

Почти не спал, но самочувствие отличное – какой-то сумасшедший драйв. Моя гостья еще не просыпалась. Закрываю плотные тяжелые шторы. Пусть поспит подольше.

Пытаюсь заняться чем-нибудь, чтобы не смотреть на нее, но глаза не слушаются, и я сдаюсь. Всматриваюсь в ее лицо.

Нет слов. Просто люблю…

Темные пряди ее волос разметались по моей подушке. Рука, запястьем вверх, свесилась с кровати. Это новый кадр для моей коллекции. Хочется впиться в проступающие сквозь тонкую кожу связки. Я, блядь, что вампир? Взгляд бежит выше и останавливается на полностью открытой, гладкой шее. И ноги уже несут меня к ней ближе. Ее голова немного запрокинута сейчас и венка на шее волнительно трепещет. Достаю телефон, включаю видеозапись – у меня должно остаться это совершенное биение, когда она уйдет.

Я, блядь, маньяк…

Белла вздрагивает и начинает просыпаться. В легкой панике прячу телефон в карман. Понимаю, что ее может шокировать моя необъяснимая близость в момент пробуждения, поэтому делаю ее объяснимой – кладу руку на лоб, чтобы проверить температуру.

Она на секунду замирает, а потом резко подскакивает, уворачиваясь от моей руки.

Внутри меня все обрывается. Ей неприятно?

Хмурит брови и растеряно смотрит на меня. Через несколько секунд громко выдыхает и падает на подушку.

– Я испугал? – спрашиваю я неуверенно.

– Сон… Просто сон, – закрывает она глаза и никак не может отдышаться.

Я тоже не могу. Чтобы успокоится окончательно, еще раз медленно подношу руку, чтобы проверить жар. Она не дергается и позволяет.

Это она не от меня так щемилась. Мои глаза на секунду с облегчением зарываются.

А от кого?

– Что тебе снилось? – незаметно натягиваю одеяло на ее оголенную коленку, не хочу, чтобы ей было неловко. Лоб опять горячий. Никуда не отпущу.

– Так… Уже не важно, – она на секунду накрывает мою руку, остужающую ее лоб своей, и тут же одергивает...

– Я сделаю тебе лекарство, – встаю я.

– Спасибо, но мне уже пора, – она начинает обыскивать комнату глазами. Ищет одежду? Прости, милая… – А… Моя одежда?

– О, черт! – делаю я раскаивающиеся грустные глаза, – Я вырубился и забыл достать ее из машинки. Сейчас все развешаю в сушилке!

И быстро сваливаю, давая ей возможность осознать невозможность осуществления ее плана. Развешиваю одежду, делаю ей лекарство и возвращаюсь. Ее лихорадка возвращается, она опять дрожит.

– Ты не против, если я воспользуюсь твоим душем?

Встречает она меня вопросом.

– Ни о чем не парься… Здесь все в твоем распоряжении.

Пытаюсь расслабить ее немного. И ставлю на тумбочку кружку с дымящимся напитком.

Откинув одело, свешивает ноги с кровати. Отмечаю, что ее руки дрожат. Плавно встает рядом со мной, а мои глаза застревают где-то в районе ее коленей. Стараюсь, чтобы они не двинулись вверх, но они все равно двигаются – ее бедра, край футболки…. Черт – она оседает!

Подхватываю ее уже почти возле пола за талию, второй рукой придерживаю голову за затылок и, опускаясь на колени, прижимаю к себе. Она без сознания, но уже приходит в себя.

Это просто слабость.

Но, блядь, я уже не рад ее болезни…

– Белла? – шепчу я, немного растирая ее спину у поясницы и массирую голову, – Ты со мной?

Мои губы прижимаются к ее виску и каждое мое слово как поцелуй.

– Чееерт… – протягивает она, – в глазах потемнело… звуки как… после наркоза…

И я вспоминаю, что недавно ей делали операцию. Меня неприятно дергает внутри. И еще сильнее от того, что она пережила после нее. Прижимаю ее сильнее.

– Давай назад в кровать?

– Нет… – ее дрожащие от слабости ладони оказываются у меня на груди. Да я же отобью их на хрен своим сердцебиением! Пусть думает, что я просто напугался за нее. Могу же я напугаться, когда девушка падает в обморок? – Помоги дойти до ванной, пожалуйста.

И ее руки скользят мне на шею. Поднимаюсь и подхватываю ее под коленки. Я не тороплюсь. Когда у меня еще будет возможность носить ее на руках. В ванной плавно опускаю, присаживая на край джакузи.

Ее взгляд немного виноватый и беспомощный:

– Мне еще нужен мой рюкзак…

– Не вставай пока, ладно?

Она кивает. Возвращаюсь с рюкзаком, чистой футболкой и полотенцем.

– Могу я… чем-то еще помочь?

Откажется наверняка.

– Нет, я сама дальше.

– Не закрывайся только. И позови, если что.

– Хорошо.

Выхожу, закрывая дверь. Сажусь рядом у стены. Слушаю неравномерный шум воды и завидую каждой капле, которая имеет право разбиться о ее тело.

Встаю, поменять простыни и разогреть завтрак.

Шум воды затихает и через пару минут она выходит. Волосы завернуты в полотенце. Красивая…

На секунду замирает у косяка, оперевшись на него рукой, глаза прикрываются. Подлетаю и хватаю на руки.

– Да я в порядке…

Даже не пытайся! Укладываю обратно в кровать и накрываю одеялом. Протягиваю ей слегка остывший дымящийся напиток. Берет и отводит глаза.

Блядь, надо бы отойти… – уговариваю себя, и встаю делая несколько шагов назад.

Чувствую жужжание телефона в кармане. Достаю. Смс от Эрика. Пока не до этого, подождет…

– Эдвард, это же все не Роуз тебя… попросила? Или как там у вас… – сбивчиво и порывисто спрашивает она.

ЧТО?!?

Это пиздец!

Телефон вместе с моей челюстью падает на пол. В ушах начинает шуметь и я, блядь, немею…

–… потому, что в этот раз я хотела бы знать, если… – заливаясь краской и не смотря на меня, продолжает она.

– НЕ ГОВОРИ МНЕ, БЛЯДЬ, НИКОГДА БОЛЬШЕ ЭТОЙ ХЕРНИ! – срывает меня.

Она дергается и проливает на себя несколько капель горячего напитка.

Я и, блядь, совсем схожу с ума. Мои руки взлетают в волосы, видимо пытаясь достать до мозгов и привести их в порядок. Но ярость и отчаяние сильнее здравомыслия. Чтобы, не накосячить еще сильнее вылетаю на кухню и, блядь, выдалбливаю кулаками всю дурь из косяка.

Надо вернуться и извиниться за мои вопли. Она имела право думать так. Она просто спросила…

Делаю несколько глубоких вдохов и захожу обратно. Сидит обхватив руками колени. Кружка на рядом тумбочке. На меня не смотри. Сажусь рядом с кроватью на колени.

– Прости. Ты имела право… спросить.

Поворачивается. В глазах что-то нехорошее, не пойму точно что. Меня всего сводит.

– Что тогда? – хрипло спрашивает она, – Жалость? Чувство вины?

– БЛЯДЬ, ДА НЕТ ЖЕ!!!

На хера я опять ору? Ну за что мне эти муки? Ну не могу же я сказать правду?!

– Не спрашивай… Я хотел – я сделал. Просто позволь мне. Позволь мне делать это для тебя… если конечно, это… если я тебе не омерзителен.

Заканчиваю фразу и, закрывая глаза, утыкаюсь лицом в кровать.

– Ты мне НЕ омерзителен. Мне омерзительна ситуация, – вздыхает она, – И если это не Роуз и не… чувство вины, то спасибо тебе.

Ее рука скользит по моим волосам и я, кажется, ненадолго отключаюсь от ощущений и понимания того, что она сказала. Немного побродив пальчиками, она останавливается и убирает руку. А я ловлю на выходе свое блаженное «еще!» и встряхиваясь, поднимаю голову.

Она тревожно смотрит на меня.

– Ты не знаешь, где мой телефон?

Знаю.

– Нет.

– Наверное, выронила, – вздыхает она отчаянно, – Там вся моя жизнь…

Засовывая поглубже свой ебанный эгоизм, встаю на ноги.

– Я посмотрю в машине. Пей пока лекарство и будем завтракать.

Забирая телефон из машины, конечно же, просматриваю звонки. Несколько непринятых от Джейка… И еще какая-то Анджела.

Возвращаюсь. Видит в моих руках телефон. Улыбается – открыто и очень красиво. Ее лицо прямо подсвечивается от эмоций. Начинаю улыбаться в ответ. Протягиваю и она, касаясь моих пальцев, забирает, тут же погружаясь в него.

Пока сервирую для нее завтрак, звонит Эрик. Нужно срочно ехать. Через час встреча с продюсером. Может и к лучшему. Пусть тут расслабится без меня.

Ставлю поднос с омлетом, кофе и фруктами на накроватный столик и размещаю его прямо над ее скрещенными ногами. Она говорит по телефону с Анджелой и тут же заканчивает.

– Давай со мной? – придерживает меня за рукав с улыбкой, – Я не ем одна…

Присаживаюсь рядом. У нас одна вилка на двоих. Белла цепляет кусочек омлета и протягивает мне.

Блядь, верните мне вменяемое выражение лица!

– Ты должен попробовать первый, – смеется она, – Вдруг ты решил меня отравить?

Открываю рот, позволяя засунуть в меня кусок еды.

Как там, блядь, надо жевать?

Она тут же подхватывает кусочек для себя и открывает свой ротик, чтобы… Ее губы обхватывают вилку и она тянет ее обратно, довольно зажмуриваясь.

Чееерт.

Потом снова цепляет кусочек и протягивает мне. Подчиняюсь, но понимаю, что надо срочно линять, пока я не сорвался и не вычудил какой-нибудь неадекватной херни.

– Белла, – начинаю я, проглотив очередной кусочек, – Я сейчас уеду на пару часов. Побудешь немного одна, ладно?

Она мотает головой, проглатывая очередной кусочек.

– За мной подруга приедет через час, вещи привезет… Ты только адрес скажи мне. У тебя дверь сама захлопывается?

Киваю головой и на автомате говорю адрес. Она пишет одной рукой в телефон.

Внутри все обрывается.

Могу я еще что-то сделать для нее?

Могу.

Снимаю со связки запасной ключ и вкладываю в ее ладонь.

– Белла, – ловлю и удерживаю ее удивленный взгляд, – В этой квартире кроме меня НИКОГО и НИКОГДА не бывает. Я очень тебя прошу, приезжай в любое время, если тебе будет это нужно. Можешь даже не предупреждать. Хорошо?

Она на автомате неуверенно кивает, и я заставляю себя встать, но она удерживает меня за руку. Я замираю…

Отставив в сторону столик, Белла садится передо мной на колени и опять изучающее смотрит в глаза. Ничего не могу поделать – они закрываются.

Дальше чувствую, как ее руки скользят по мне и обвивают мою шею.

Мне и хорошо и плохо. Я не двигаюсь оцепенев. Но она сжимает меня крепче и не отпускает.

Блядь, какое искушение!

Ее пальцы гладят мне спину, и я срываюсь, охватывая ее руками в ответ и гася стон, зарождающийся в горле.

Даже, блядь, думать не хочу сейчас, что ЭТО значит, и какие будут последствия.

ПРОСТО МНЕ ЗАЕБИСЬ.

– Спасибо, – шепчет она, – Ты ОЧЕНЬ хороший!

Ее слова так убедительно звучат в а руки так крепко и нежно сжимают меня, что я почти верю… 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)