7 марта 2015 Просмотров: 1600 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 1

Глава 1 - Добро пожаловать в мой мир

Клуб привычно полыхал россыпью красных и фиолетовых неоновых звезд. Алая надпись «Сумерки» дрожала как большой стробоскоп, поджигая ночное небо.

Вот я и дома. Или на работе. Без разницы.

Я осмотрелся, паркуя в зоне, отведенной для персонала, своего хромированного мерзавца – все уже в сборе!

Сегодня понедельник и у нас выходной – девайс бухает!

Чмокнув сигнализацией, я направился ко входу, расталкивая по дороге толпу «страждущих» попасть внутрь.

Сосите детки – это дыра только для золотых! Ваши мамы и папы недостаточно въебывали на просторах родной страны, чтобы обеспечить вам волшебную карточку постоянного клиента в это элитное заведение.

Кивнув Полу, стоящему сегодня на дрессе, я вошел в алый холл, отделка стен которого напоминала потеки крови. Красный бархат, черный мрамор и позолота – шик! Но мой взгляд не останавливался больше на привычной картине, она уже как три года стала для меня обыденной.

Быстро взбежав по лестнице, я вышел на танцпол, наша берлога дальше, у чил-аутов. Проходясь на автомате взглядом по сегодняшней публике я заметил пару-тройку своих бывших клиенток. В отличие от остальных ребят стараюсь не зависать несколько раз с одной и той же. Не знаю почему. Так проще – выебал и выкинул из головы. Без всяких связей.

Не то, что бы мне не похер…

У меня была пара-тройка постоянных клиенток. Последняя – Джессика, месяц назад вышла замуж за какого-то политика, и он увез ее в Европу – мой мерзавчик, кстати, как раз ее предсвадебный подарок. Мы часа четыре с ней «прощались» всеми возможными способами и девочка впечатлилась…

А вот и коллеги!

Не здороваясь, я упал на диваны между Эллис и Эммом. Мы занимаем в клубе самые блатные места, но ни один из нас не «золотко». Мы их игрушки – наглые, зажравшиеся, но весьма умелые секс-девайсы. И наша показушная элитность это всего лишь стратегия по нашей продаже. Чтобы мы хорошо и дорого продавались, нас должны вожделеть, мы должны быть вне доступа и наш высокий статус, который в нашем клубе подчеркивается всеми возможными способами, это инструмент…

Мы можем делать здесь все, что угодно, если это повышает нашу сексуальную привлекательность. Если захочу отыметь девочку у сцены – думаю, получу премию… В нашем заведении нет морали – много траха и беспредела, наркота и другие радости жизни, внизу ринг для боев без правил – новое незаконное увлечение Роуз.

Она среди нас единственная «золотая» – наша хозяйка, менеджер и сутенер в одном лице. Мы все любим ее.

Мы ОЧЕНЬ дорогой товар, и Роуз по-настоящему заботится о нас, оплачивая нам лучших докторов, стилистов, салоны и посещение спорткомплексов. Она жестко следит за режимом – не более пяти клиентов в неделю, но обычно - четыре. Мы должны быть в форме и отлично функционировать. Если нужно, она оплатит и психолога. Но нам не нужно – мы все довольны!

Моя работа совершенна – систематический качественный трах, возможность самому выбирать клиентку, за один свой подвиг я получаю штуку баксов, коллектив не напрягает – мы скорее дружим, мой работодатель заботится обо мне лучше, чем о многих
родители…

Родители… Это грустная история. А я сегодня отдыхаю – не хочу загоняться на эту тему.

– Тебе заказать? – развернулась ко мне Таня.

– Мохито и Дайкири. – кивнул я.

Таня увлекается модингом – пирсинг, тату, шрамирование и другая херня… Мы все усовершенствованы, так или иначе, но она - это охуенный и экзотический перебор. У нее даже есть стальные маленькие рожки… Клиентам нравится.

– Как твой язык, Таня? – интересуюсь я ее последним апгрейдом.

– Скоро научусь завязывать шнурки, – ухмыляется она и демонстрирует мне свой раздвоенный, пирсингованный язычок.

Хочу ли я попробовать ее минет? Нет. У меня в последнее время и так перебор с этим. Мои клиентки любят мой большой модифицированный член всеми возможными способами. Мне хватает…


Какая-то новая девочка-официантка приносит нам наш заказ.

Выпивка за счет заведения. Мы с ним живем в симбиозе. И уже давно спутались все карты – мы его пиарим или оно нас. Мы просто один из органов элитной, развратной ночной системы под названием «Сумерки».

Я пригубил сладкий алкоголь, стальная штанга в языке стукнулась о хрусталь – мне нравилось это ощущение – сладость, алкоголь, плюс небольшая стимуляция языка, который стал гораздо чувствительнее после прокола.

– Эдвард,– окликнул меня Джас, – сколько ты не трахался после имплантации своих шариков?

Джас - последнее приобретение Роуз. Он пока не работает. Роуз модифицирует его… Ищет его личные фишки.

– Недели три… – не смог вспомнить я точно.

– Не знаю, что выбрать: штангу или шарики?

– Штанга - больше для тебя, шарики - для нее…

– Ты не хочешь себе штангу?

– Нет… Повышение чувствительности при нашей работе, это не всегда «гуд».

– Так-то да… – задумался он. 

Мимо продефилировали две куколки, облизав взглядом нашу яркую компанию. Нет, девочки, вам сегодня не обломится! Никаких блядей в выходной – это тоже правило.

Вторая порция спиртного немного расслабила, и тело начало ощущать кач от музыки, сегодня за пультом Джейк. Он всегда рвет танц-пол. И мне хочется отжечь немного на сцене. Я хорошо двигаюсь – пластика, это тоже профессиональное качество. Мне нравиться брейк, хаос, немного локинга…

– Когда у тебя запись в студии? – спрашивает Эллис своим детским голоском.

Эллис – «Бамбина», в моем мире так называют типаж шлюх, которые своей внешностью и сексуальным поведением создают образ девочки - подростка. К тому же ее вставляет садо-мазо. Она весьма популярна среди латентных педофилов.

– Эд, ты слышишь?

Я слышу, но молчу. Это моя больная тема, а я сегодня отдыхаю, и не хочу загоняться… Эллис - умная девочка, и моментально переводит ее.

– Тебя Роуз искала…

Я киваю головой в знак того, что услышал ее. И махнув рукой новой официантке, заказываю для себя еще пару коктейлей. Роуз обязательно спустится к нам сегодня – это традиция, нет смысла подниматься к ней.

– Эммет, Розалли здесь? – на всякий случай уточняю я. Он должен знать наверняка. Эм трахает ее периодически. Бесплатно. Мне не понять… Но это их приторная ваниль и их геморрой – никто не лезет.

– Да. Через часок присоединится.


Решив немного побродить – товар нужно показывать во всей красе – я вышел из-за стола и направился к Джейку. Он, включив расколбасный клубняк, немного зажигал за пультом с голым торсом. Я, поприветствовав его взглядом, присоединился к нему на сцене. Мы часто отжигаем вдвоем – он неплохо танцует. Девочки в зале пищат от наших экспромтов. Но когда я танцую, мне похер на них – я не на работе. Только ритм, мое тело и я. Немного покачав зал, я уступил сцену девочкам из гоу-гоу, которые приветливо зацеловали мои щеки прямо на сцене, под восторженные вопли толпы.

Спрыгнув со сцены, я еще немного покачался в толпе и пошел к своим. За столом к нам присоединились Джейн и Алек. Они всегда работают в паре. Они оба «Би» – удобно… На столе стояло несколько коктейлей, и я, выбрав голубой – гаваи или лагуна? – догонялся, наблюдая за вспышками стробоскопа и всполохами неоновой подсветки рассекающей словно молния потолок над нашими диванами. Тепло алкоголя начало потихоньку расплываться по венам.

– Эдвард, – голос Роуз вырвал меня из моего кайфового состояния.

– Ммм? – оторвался я от завораживающего зрелища.

Роуз пересела ко мне, небрежно бросив пакетик с коксом на центр стола. Но это тоже только сегодня – еще одно правило: никакого допинга на работе.

– У меня к тебе дело…

– Роуз, выходной! До завтра не может подождать? – не хочу слышать сегодня ничего о работе.

– Нет. Я уеду на пару дней. И мне нужны твои услуги завтра.

– У меня завтра тоже выходной…

– Знаю, но это особая просьба... – она немного замялась, и мне стало любопытно.

Я подстегнул ее кивком головы.

– Нужно поработать с одной девочкой. Она не искушена… а ты у нас - самый натуральный.

– Джеймс тоже не перекачан побрякушками…

– Он слишком жесткий для нее. Но если ты откажешь, то… И там много условностей…

– Продолжай…

– Она, наверняка, будет против сначала. Но ты просто расслабь ее. Соблазни… Если не получится…

Я хмыкнул и покачал головой: у меня всегда получается.

– …просто хорошо проведите время. Все будет оплачено до утра. Она заснет – можешь уходить.

– Кто платит штуку баксов за «хорошо проведите время»? И КТО, кстати, платит? Явно не она… Я - подарок? Она вхожа в наши круги?

– Это не должно тебя беспокоить – ты свое получишь в любом случае. Но мне нужно, чтобы все было на высоте. Чтобы ей понравилось.

– Расскажи о ней. Она мне понравится?

Это мой пунктик. Клиентка должна быть мне приятна.

– Невысокая, изящная брюнетка. Молоденькая. Хорошенькая. Нежная. Отлично двигается. Не девственница, но, как я уже сказала, не искушена. Думаю, с этим не будет проблем.

– Ладно, Роуз. Только ради тебя.

Заебали блондинки – хочу разнообразия! – вдруг понял я.

– Только не делай никаких жестких вещей. Это ее отпугнет. Не торопись…

– Не учи меня… Все будет.

– Выложись для меня пополной.


– Ты так… по особенному относишься к этому заказу… Почему?

– Пусть тебя это тоже не беспокоит. Покажи класс, Каллен – вытрахай все ее заморочки.

– Без проблем. Ни о чем не беспокойся. Где и как мы встречаемся?

– Она приедет ко мне…

Это уже интересно!

– Ты серьезно?!

– Да. Ты подождешь ее у меня, там и познакомитесь, если получится-сделаешь ее. Никакой пошлятины поначалу. Потом сам сориентируешься по ее реакции. В общем, не мне тебя учить. На столе будет вино с коксом – там будет небольшая доза. Это ее
расслабит незаметно, ну уж и ты постарайся.

– Да понял я…

Идея с коксом мне не очень понравилась, но… Это уже проблемы Роуз.

– И Эдвард, еще одна большая просьба… Знаю, это перебор, но… Ты же вчера сдавал все анализы?

Воскресенье вечером у нас «лаборатория», и я, конечно, не мог пропустить это.

– Да. Я чист.

– Секс должен быть без презерватива. – я напрягся. – У нее аллергия на латекс. Она абсолютно чиста – у нас общий гинеколог. У нее уже давно не было мужчины и она на гормонах. Поэтому… Сделаешь?

Немного подумав, я кивнул. Было интересно. Я только по молодости пару раз трахался без защиты. Это было лет пять назад. Мне тогда охуенно понравилось.

Она протянула мне ключи, и я спрятал их в карман моих черных левисов.

– Будь там к девяти часам. Она придет примерно к десяти. Вся квартира в твоем полном распоряжении…

– Сделаю.

Роуз пересела к Эму. А я выкинул до завтра всю информацию из головы и продолжил бухать.

Бродя глазами по пульсирующей в такт музыки толпе я, наткнулся глазами на нее.

Блядь, вечер окончательно испорчен. Ирина!

Именно эта шлюха – или уже бывшая шлюха?– втянула меня в «Сумерки». Это был первый и последний раз, когда я эмоционально запал на женщину.

Я был молодым, подающим надежды репером – меня перло и качало, и Роуз пригласила меня в клуб, отжечь немного на сцене. Конечно, я согласился!

Это место было закрыто для таких, как я, но она увидела во мне СВОЙ потенциал. А я запал на ее самую дорогую шлюху. Все, что зарабатывал, спускал на трах с нею. Она была хороша. Но денег, катастрофически не хватало! Девочки висли на мне
пачками, и Роуз предложила мне работать по-другому. Я подумал и… согласился. Конечно, чтобы иметь возможность трахать Ирину. Но она не была сильно заинтересована мною и через пару месяцев укатила с любовником в Эмираты.

Моя муза пропала вместе с ней – и я до сих пор не могу писать. Чувства давно остыли, и осталась только голая неприязнь к ней с огромной жирной точкой на моей карьере автора и исполнителя. Теперь я тоже - только шлюха.

Ирина уже давно замужем, но иногда заходит к нам по старой памяти, и ей кажется, что я до сих пор торчу от нее. Пф…

– Привет, игрушечки! – приземлилась она своей точеной задницей рядом со мной.

Наши нестройно, но приветливо поздоровались.

– Новенький… – облизнулась она, пробежав пальцами по нижней губе Джаса и он, заигрывая, прикусил ее пальцы. – Могу научить тебя паре фокусов.

Завтра день рождения у мамы… Отправлю ей розы. Она любит белые. Без подписи, конечно…

 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)