16 декабря 2014 Просмотров: 1477 Добавил: тasha

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЗАСРАНЕЦ. ГЛАВА 2

Глава 2

Белла проснулась с неясными ощущениями, которые долго не могла распознать. Потолок, кажется, ее квартиры, шелковые простыни ее кровати, но вот тело явно не ее. Руки и ноги не слушались, к копчику словно была подвешена гиря, а шея затекла самым что ни на есть отвратительным образом. Попытки пошевелиться приводили к многочисленным стонам и причитаниям.
Наконец, Белле все-таки удалось сдвинуть свое бренное тело с места и встать на ноги.
Ее голова! Ее шея!
Одну сторону напрочь заклинило, любое движение причиняло страшную боль. Она почувствовала себя камбалой, совсем, совсем перекошенной камбалой, которую переехал джип.
Взгляд в зеркало подтвердил эту истину.
Кривобокая, страшная и, без сомнения, с запашком камбала. Фу.
Естественные потребности перебили самоуничижительный внутренний диалог, и страдалица потащилась в ванную, попутно сканируя беспорядок.
Пустая бутылка из-под текилы, вторая такая же начатая, рассыпанная соль, потрепанные жизнью лимоны, опрокинутые бокалы… ого… кто-то вчера хорошо погулял.
Кто-то… она и погуляла…
Белла, цокнув языком, хотела покачать головой, но получив еще один болевой пинок от шеи и в очередной раз ойкнув, наконец, добрела до душа.
Включив воду как можно погорячее, она подставила под нее свою шею и впервые за утро расслабилась. Окоченевшие мышцы расслаблялись постепенно, неохотно сдавая свои позиции. Белла облегченно вздохнула, но оказалось, что зря. Вместе с расслаблением мышц, расслабился и мозг. И в ее голову полезли те самые мысли, от которых ей так хотелось вчера отгородиться с помощью выпивки.
Вчера, после слов «грязные делишки», она сразу опустилась с небес на землю. Как же она наивна!
Дура! Дура! Размечталась, идиотка!
Образец мужественности трахнул тебя у стены в клубе, и ты решила, что это ТО САМОЕ.

С чего это она вдруг решила, что после этого что-то изменится? Они оба получили то, что хотели в этот момент. Это было искрометно, ярко, обалденно-феерически-прекрасно! Но правда жизни возвратилась в своей сокрушающей сути. И все, что она себе понапридумывала, разбилось как приливная волна о песок.
В душе было мерзко, и она не понимала почему. Сама знала, на что шла. Но этот быстрый перепих оказался самым лучшим сексуальным опытом в ее жизни.
Она вспомнила, зачем, собственно, пришла в этот клуб. Завещание, Эмметт, встреча с Эдвардом… Калленом, кажется, сложные переговоры с ним – все теперь катилось в тартарары из-за необдуманного сиюминутного порыва.
Теперь придется что-то объяснить Эмметту. Хотя он и сам хорош! Утащился за своей блонди! Если бы не это, то она бы не поддалась очевидному шарму незнакомца, вернее, знакомца, то есть Майка…Тьфу! Ой…
Так, поняла Белла, в этом состоянии ей противопоказано возмущаться. Шея неоднозначно давала понять, что с ней можно только нежно и с реверансами.
Ладно, будут тебе реверансы. Вот только бы до пива добраться…
От этой позитивной мысли, Белла проснулась окончательно. Выбравшись из душа и нацепив халат, она прямиком направилась на кухню к холодильнику, где, она точно знала, была бутылка пива.
Однако, тщательные поиски заветного Клондайка, ни к чему не привели. Бутылка исчезла загадочным образом.
Медленно перерабатывая поступающую информацию травмированным текилой мозгом, она пыталась вычислить цепь событий: холодильник – бутылка – пропажа. Она помнила, что купила ее позавчера и сразу положила в холодильник. Потом не доставала, потому как не было надобности, ведь они с Эмметтом пошли…
Стоп… Ну конечно… Эмметт… Гавнюк! Твою мать! Чертов выпивоха! Ой!
Так, поняла Белла, материться тоже нельзя. Но кроме ругательств на ум ничего не приходило. С трудом повернувшись в сторону, она нашла свой сотовый, он оказался выключенным. Включив его негнущимися пальцами, она, к своему большому удивлению, обнаружила целых десять непринятых вызовов от Эмметта и примерно столько же от своей матери и два от девочек из офиса.
Напрочь проигнорировав звонки Рене и отправив успокаивающую смс-ку на работу, она, дрожа от ярости, нажала на номер Эмметта.
Что ж, стоит отдать этой сволочи должное, он ответил сразу:
- Свон, твою мать! Где, блядь, ты шлялась вчера вечером? Какого хрена происходит?!
- Это ты, придурок, выпил мое пиво?! Ой!
- Что? Причем тут пиво? Я тебя вчера обыскался!
- Меня не волнуют твои трудности, меня интересует, почему ты выпил мое пиво!
- Ты что, с перепоя?
- Не уходи от темы!
- Белла, черт, бар ведь рядом. Сходи, займи свой рот. Кстати, сразу говорю, что я звонил твой матери. У меня была веская причина для этого – я не знал где ты.
- Что?! Ой! Зачем ты это сделал?!
- Почему ты все время ойкаешь?
Последующая фраза Беллы содержала особый фразеологический оборот, который при использовании в обычной беседе, могла бы довести собеседников до заседания суда о защите чести и достоинства.
Эмметт похоже оценил ее усилия, потому как последовала длинная пауза, после которой он осторожно проговорил:
- Слушай, сейчас ты не в состоянии… эээ… нормально разговаривать. Давай встретимся через час в «Balthazar», окей?
- Я не успею за час, - отрезала Белла, не сдаваясь.
- Хорошо, через полтора. Увидимся! – и, не дожидаясь очередной уничижительной фразы от своей подруги, отключился.
Белла какое-то время таращилась на телефон, пока измученный жаждой организм не напомнил ей, что пора бы и сдвинуться в направлении источника выпивки.
Непрерывно ойкая, она с трудом привела себя в более-менее приемлемый вид и отправилась в указанное заведение. Вождение в таком состоянии принесло с собой массу неприятных минут и поток ругательств на голову тех, кто об этом не подозревал, но возможно догадывался.
В баре было прохладно и царил привычный полумрак. Не обратив внимания на редких посетителей и заказав бокал пива, Белла обосновалась в углу за маленьким столиком, надеясь, что плохое освещение сгладит ее потрепанную наружность. Бормоча нелестные эпитеты в адрес мужиков и своей долбанной шеи, она сделала глоток пива.
Твою мать! Это просто божественно!
Она и не заметила, как произнесла эти слова вслух.
Раздавшийся рядом голос вырвал ее из экстаза, и она чуть не поперхнулась:
- Мне не нравится, когда девушка так ругается.
- К-кто это? – запнувшись, поговорила она.
Молчание было ей ответом.
Она решила посмотреть вокруг себя. Повернувшись всем корпусом направо-налево, шея не позволяла осуществить полный обзор, она так никого и не обнаружила.
Странно. А кто тогда это сказал?
И тут, на ее измученное тяжким утром сознание, снизошло откровение. Да, конечно, это с ней разговаривал Бог. Она его прогневала тем, что ругается, пьет и хочет невинную жертву склонить к браку в угоду своей меркантильной цели. Она такая грешница!
- Господи, - пролепетала раскаявшаяся Белла и склонила голову в ожидании грома небесного. – Обещаю, что больше не буду пить, не буду…
Раздавшийся смех прервал ее покаянную тираду:
- Ну, такого впечатления я еще никогда не производил. Забавно.
Открывшая было рот Белла так и не произнесла ни звука. Потому что в этот момент чья-то теплая рука прошлась по ее затылку и опустилась вдоль позвоночника.
Мурашки, которые спокойно отлежались за ночь, моментально вспомнили о своих обязанностях и заняли свой пост на синоптических окончаниях в клетках кожи.
Волшебная рука производила чудодейственные пасы, от которых бесстыжие мышцы ее шеи стали испытывать неземное блаженство. Вскоре ее кожа уже пылала под чьей-то опытной рукой, которая двигаясь сверху вниз и в стороны, творила с ее затылком что-то вроде игры на позвоночных тамтамах.
Боль отступала, уносила похмелье и плохое самочувствие. Белла, наконец, смогла оценить, как хороша жизнь. Мир наполнился звуками, цветом и оттенками. Постепенно тепло от этого неземного воздействия стало опускаться все ниже, в те чакры и области, которые еще сегодня утром были «раздавлены джипом».
Теперь они напомнили о себе со всей полнотой своей власти над ее слабой женской сущностью. Тело стало жаждать прикосновений совсем другого рода, в глубине естества начало зарождаться желание.
С ее губ непроизвольно сорвался стон удовольствия, и она подалась навстречу этой незримой ласке…
- Тебе это нравится, Джессика?
Белла от удивления распахнула глаза, которые перед этим закрыла в почти предоргазменном состоянии, и вдруг неожиданно поняла кому принадлежит этот голос. Эти бархатные нотки, мягкая интонация и тембр вряд ли можно спутать, тем более, что под этим дурацким именем ее знал только…
- Засранец?! – вырвалось у нее. – Ой, прости… Майк?
Он опять рассмеялся, но теперь уже вышел из-за ее спины и сел напротив за столик. Он был в черной рубашке и черных джинсах. Вот почему она его не заметила и почему ее либидо так неприлично обрадовалось. Что ж, память ее не обманула. Чертовски хорош собой и так же самонадеян.
- Смотрю, память у тебя все же есть. А то я вчера подумал, что ты ее потеряла. Почему ты ушла?
Блядь! Это же надо так попасть! Мало того, что приняла его за Бога, поддалась на шеемышечный секс, стонала как нимфоманка, так теперь должна была оправдываться из-за вчерашнего побега.
Опустив глаза и стараясь выгадать время, Белла поговорила:
- Как ты оказался здесь?
- Слоняюсь все утро в надежде, что знакомая красавица решит опохмелиться в этом баре.
Белла, кинув в его сторону быстрый взгляд, отбила назад:
- А, да, ты же ясновидящий. Все спрогнозировал, вычислил этот бар и с утра пораньше занял пост.
- Пораньше? Уже час дня, Джессика.
Белла вздрогнула, услышав это непривычное для ее слуха имя. Но теперь ведь уже не скажешь: «Прости, я специально его назвала, потому что не планировала с тобой ни трахаться, ни встречаться». Дурдом.
- И ты ушла от темы. Я спросил…
- Я помню, - перебила его Белла.
- Отвечать будешь?
- Нет.
Он откинулся на спинку дивана и воззрился на нее таким пристальным взглядом, что Белла невольно заерзала и, на всякий случай, свела бедра. Она не собиралась поддаваться очарованию этого парня. Ладно, не сегодня. Не тогда, когда ее внешность страдает изъянами.
- Знаешь, дразнилка, рано или поздно я все равно сделаю так, что ты сама меня будешь искать. И для этого «занимать пост пораньше». А когда найдешь, не забудь слово «умолять». Его обычно подтверждают весьма своеобразными действиями.
И прежде, чем Белла успела ответить, он поднялся и легкой походкой ушел в направлении выхода.
Что? Умолять? Да за кого он ее принимает! Вот уж точно Засранец!
Правда, массаж делает изумительно.
Вполне естественное умиление таким мастерством, Белла тщательно запихнула куда подальше. От его слов вся ее тяга к нему затмилась возмущением. Она громко фыркнула.
Подумаешь! Самонадеянный тип!
Все ее размышления о напыщенных ослах и субъектах, одевающихся, черт побери, только в черное, прервались с появлением Эмметта.
Не успела она сделать и пару глотков пива, как он нарисовался на горизонте и решительными шагами направился к ней. Белла сразу поняла, что игра в кошки-мышки с ее другом не сработает.
Тот сразу приступил к делу, не утруждая себя долгими прелюдиями:
- Надеюсь, ты уже приняла достаточно, чтобы реагировать как здравомыслящий человек. Итак, я жду объяснений!
И грозно сдвинул брови, всем своим видом давая понять, что просто двумя словами от него не отделаешься.
Белла подняла руки в защитном жесте.
- Хорошо, хорошо, капитан Америка. Я в норме.
Потом вздохнула и, тщательно подбирая слова, начала свою речь:
- Когда ты вчера ушел за той ослепительной блондинкой… - Она намеренно остановилась, икоса глянув на Эмметта, с удовольствием отметив небольшой румянец. – Так вот, когда ты ушел, я некоторое время сидела одна, но тут ко мне подсел незнакомец.
- Ты что, словила парня в клубе? – перебил ее Эмметт. – Вместо того, чтобы встретиться с Калленом по важному вопросу?
- А кто-то, вместо того, чтобы быть со мной и блюсти мои интересы, уперся охмурять очередную красотку! – не осталась в долгу Белла.
- Она не очередная!
- Рада это слышать!
- Не уводи разговор в сторону. Так с кем ты была вчера?
- Его зовут Майк. – Белла скрестила руки на груди, недовольная расспросами друга.
- Майк? Что за вульгарное имя, – высказался Эмметт.
- Чем тебе оно не нравится? – стала противоречить Белла, забыв, что ей оно тоже сразу не понравилось.
- И чем вы занимались с Майки?
- Он не Майки, а Майк! – ощетинилась Белла. – Майк… Ньютон, кажется.
- Кто?! – изумился Эмметт. – Тот придурок-неудачник?
- Какой еще неудачник? – ошарашено пролепетала она. День становился похожим на утро.
- Да есть у меня знакомый с таким именем. Полный дебил. Считает, что лучше его никого в мире нет, ему все позволено и соответственно так он поступает. Да вот только у него ничего не получается. Люди просчитывают его на пять шагов вперед, и ему каждый раз облом.
Белла задумалась. Конечно, ее Майк тоже обладал большим самомнением. Очень большим. Но представить этого зеленоглазого красавца неудачником, которого все просчитывают, как-то не получалось. Скорее всего, просто совпадение.
- Нет, - помотала головой Белла. – Этот Майк не такой. Он мужественный, обаятельный, красивый, хотя и…
Она вдруг опомнилась. Еще чуть-чуть, и она стала бы излагать подробности, которые не предназначены для ушей ее впечатлительного друга.
- И?.. – повторил Эмметт, тщетно дожидаясь конца фразы.
- В общем, это не он, – решительно закончила Белла.
- Интересно, интересно… – протянул Эмм, вглядываясь в Беллу. – Ну так, а почему ты ушла оттуда? Почему не дождалась меня и Каллена?
- А ты мне сказал, когда вернешься? Ты кинул меня совершенно одну. Со мной могло произойти что угодно. Если бы Майк не подсел…
Она опять замолчала, в который раз кляня свой язык за несдержанность. Эмметт мигом ухватил суть.
- Аха… на этом мы и остановились. Итак, он подсел, завязал разговор, да? Что потом? Он приставал к тебе? Залез под юбку? Ты не сдержалась, дала пощечину и, не выдержав такого позора, выбежала из клуба?
- Что за чушь! – возмутилась Белла. – Никто никуда не лез. Все было не так.
- А как? – уцепился Эмметт. Белла закатила глаза. И ведь не отвяжется!
- Ну… мы посидели, поговорили… - замялась Белла.
- Хватит мяться. Не на свидании. Говори как есть! – отрубил Эмметт.
Белла вздохнула:
- В общем, я поддалась обаянию красавца Майка.
- Ты трахнулась с этим парнем? Прямо посреди клуба?
- Почему посреди? Он увел меня в кабинет Алехандро, – брякнула Белла.
- Что?! – Эмметт уставился на Беллу, не веря собственным ушам.
- А что? – пожала плечами Белла. - Я не единственная, кто словил кайф тем вечером.
Эмметт покраснел в очередной раз. Прокашлявшись, он решил себе вернуть позиции надзирающего друга.
- Так, закончим с этим Майком. Скорее всего, это не мой знакомый. Уж больно твой Майки решителен.
- Его зовут Майк!
- Без разницы. Короче, потусовалась и хватит. Пора завязывать с гулянками и свободной жизнью. Хочешь выйти замуж? Отлично. Привыкай быть верной, Свон.
Белла фыркнула на жаркую речь друга:
- Аха, одену паранджу и буду вести отшельнический образ жизни.
- Никто этого не говорит, - возразил Эмметт.
- Тогда прекрати читать нотации. Я хочу уже убраться из этого бара. И вообще, нам пора составить новый план действий, раз вчера все закончилось ничем.
- Ну, я бы так не сказал…
- Заканчивай, Казанова. – Белла решительно поднялась. – Завтра с утра возьмемся за план. А сейчас меня ждут постель, подушка и таблетка адвила.
- О, я и забыл. Так в чем причина того, что ты так надралась?
- Твое неуемное любопытство.
Развернувшись, она быстро направилась к выходу. Эмметт двинулся следом, продолжая допытываться:
- Белла, да ладно тебе. С кем ты еще можешь поделиться?
- Белла!
- Бел-ла!
Оставив Эмметта далеко позади себя, она быстро села к себе в машину и лихо отчалила от бара.
Живительный массаж Засранца все еще действовал. Соответственно и настроение было приподнятым.
Правда до тех пор, пока не позвонила Рене.
Белла как раз вернулась домой и уже собиралась забраться в постель, предвкушая полноценный отдых.
Резкий звонок не предвещал ничего хорошего. Белла сцепила зубы и подняла трубку.
- Да?
- Белла! Что я узнала от Эмметта?! Ты все-таки решила выполнить условия завещания?!





Добавить комментарий
Комментарии (0)