20 декабря 2014 Просмотров: 1324 Добавил: тasha

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЗАСРАНЕЦ. ГЛАВА 19

 Глава 19

- Милая, ты потолстеешь.
- С чего это?
- Ты ешь уже третью булочку.
- Ну и что. Это не мне, это ребенку.
- Я так и понял.
- Оставь девочку в покое! – вмешалась Эсми. Она с энтузиазмом наложила Белле на тарелку еще вкусностей.
- Я отказываюсь отвечать за это, - он скрестил руки на груди. – Если ты потом будешь ныть, что набрала вес, то все претензии к старшей миссис Каллен.
Белла фыркнула, вонзая зубы в мягкую булочку. Восьмой месяц подходил к концу, и чем ближе подходил срок, тем больше ее опекали и друзья и родственники. Эдвард пригрозил, что прикроет это паломничество до рождения ребенка.
Когда Белла в шутку сказала, что после это превратится во второе Рождество, он нахмурил брови и сказал, что выставит охрану, чем насмешил ее еще больше. После того, как сумасшедшие друзья умудрились поженить их в воздухе, она вполне ожидала проникновения в палату через окно.
Раздался грохот, шум голосов, после чего к ним ввалилась толпа оживленный друзей. Каждый из них нес по огромному пакету. Оставалось только догадываться что в них.
- Как дела? – звонко спросила Элис, плюхнувшись на стул рядом с Беллой.
- Хорошо, - невнятно пробормотала Белла, дожевывая свой завтрак.
Роуз рассмеялась:
- Ешь за двоих, Белла? – подколола она.
Эмметт внимательно посмотрел на Беллу.
- Ты округлилась, - безапелляционно сделал он свой вывод. – Скоро в дверь не пройдешь.
- Я округлилась, потому что ношу ребенка, – отмахнулась Белла и перевела тему: – Что это вы притащили в пакетах?
- Это вещи для ребенка! – воскликнула Элис. Она вскочила и забегала по гостиной, вытряхивая содержимое пакетов на диваны. Гора одежды на все случаи жизни, игрушки, памперсы и многое другое быстро заполонили пространство комнаты, превратив ее в детский рай.
Эсми, подхватив ее энтузиазм, стала рассматривать каждую вещичку, восхищаясь и отпуская восторженные возгласы. Белла, оторвавшись от стола, тоже присоединилась к общей вакханалии экстаза.
Эдвард сначала закатывал глаза и фыркал, услышав тот или иной комментарий женщин, но когда Белла вложила ему в руки маленькие розовые пинетки, он растерянно уставился на них и задумался.
Эмметт ерзал на своем месте, ему все не сиделось, но под бдительным оком Эсми, он не решался свободно передвигаться по комнате. После очень неловкого разговора с Эдвардом, он стал более умеренным на сексуальные подвиги в общественных местах, в частности там, где их могли заметить всеведующие глаза Эсми.
Рене, выйдя замуж за Сэма, теперь разъезжала с ним по всей стране. Яркая и оживленная, она появлялась временами в поле их зрения, чтобы выдать новую сумасшедшую идею или высказать не менее сумасшедшую мысль и опять исчезнуть до следующего раза.
Белла в который раз поражалась этой способности выживать в любых условиях и источать энергию в немыслимых количествах. Ее жизнеспособность к концу беременности была несколько ослабленной, что не удивительно, потому что ее живот напоминал аэростат, который с трудом перемещался в воздушной среде.
Эдвард был удивительно внимателен, потворствуя ей в желаниях и капризах. Эмметт как-то язвительно заметил, что теперь ему придется это делать всю жизнь, потому что беременность пройдет, а привычка останется. И даже удвоится.
За это он получил подзатыльник от Розали и не менее увесистый пинок от Элис. На что он пылко заметил, что правда всегда колет в глаза, но потом они вспомнят его слова и принесут извинения. Смех был ему ответом.
И сейчас, сидя в гостиной и наблюдая за всей этой кутерьмой, Эмметт не мог не вставить свои пять центов в общее обсуждение:
- Ну что, Белла, ты уже готова к родам? Умеешь правильно дышать и все такое?
Его подруга сузила глаза.
- Чего тебе надо, Эмметт? Неужели беспокоишься?
- Конечно, - спокойно произнес он, покручивая в руке погремушку. – Я тут полистал книгу на досуге…
У Роуз округлились глаза. Элис и Эсми переглянулись. Белла и Эдвард захихикали, вспомнив, как они сами штудировали не одну стопку печатной продукции.
- И что? – подала голос Элис.
- Там сказано, что правильное дыхание – залог успешных родов.
- И? – прыснула от его серьезности Белла.
- Думаю, нам нужно потренироваться. Завтра и начнем. Все вместе. Тебе для родов, девчонкам на будущее.
Все замерли.
Карлайл, появившись на пороге гостиной, поразился их неподвижности.
- Что-то случилось?
Общее угуканье подтвердило это предположение.
- Эмметт сошел с ума! – пролепетала Роуз.
- Симптомы? – поинтересовался Карлайл.
- Навязчивая идея и частая одышка, – отрапортовала Элис.
- Серьезно, - покачал головой доктор Каллен.
- Э,э! Я только хотел быть милым! – запротестовал Эм.
- Ты необыкновенно мил! – съязвила Розали, прожигая его взглядом.
- Как слон в посудной лавке! – добавила Элис.
- Да уж, друг, ты влип, - покачал головой Эдвард.
- Да что такого я сделал-то? – недоуменно он обвел взглядом взбешенную женскую аудиторию.
- Насколько я понял, ты намекнул дамам, что их истинное предназначение – материнство. – проницательно заметил Карлайл.
- Намекнул… Как же… - прошипела Элис.
- Что?! Ничего подобного, – надул губы Эмметт. – Я просто хотел помочь…
- Причем, всем сразу, – усмехнулась Белла.
- Ну и ладно… Потом ваши дети вспомнят доброго дядюшку Эмма, который научил их мам правильно дышать.
Общий смех раздался в гостиной. Розали закатила глаза.
- Твой ребенок тоже должен называть тебя дядюшка Эмм?
- Какой ребенок? – разинул он рот.
Роуз, не ответив ему, развернулась и вышла из комнаты. Он побежал за ней.
- Рози… Дорогая… Ты о чем? Рози!
Все дружно захихикали.
- Будет ему уроком, - фыркнула Элис.
- Я не поняла, - обеспокоенно спросила Эсми. – Розали тоже беременна?
- Не думаю, - сказала Белла. – Зато она отлично его отвлекла от ерунды с дыханием.
- Боюсь, вы не учли одного, - задумчиво проговорил Карлайл.
- Чего?
- Что Эмметт может увлечься очередной классной идеей.

ХХХХХ

Белле не спалось. Слушая посапывание Эдварда, лежащего рядом, она все думала о случившемся за последнее время.
Например, встреча с адвокатами, которые официально ввели ее в наследство по причине выполнения всех условий завещания Чарли Свона. Эдвард хмурился, дергал ногами и был очень недоволен всем происходящим, но тут уж ничего нельзя было изменить.
Процесс был запущен уже давно. Оставалось только принять и использовать правильно. Что они и сделали, решив все деньги перевести на специальный счет, который, по наступлению совершеннолетия, станет доступен их ребенку. А если родятся еще дети, то между ними в равных долях.
В один из дней раздался звонок от Сэма, который осторожно и в обтекаемых выражениях сообщил, что состоялся суд над Сьюзен и Джейкобом. Их осудили на разные сроки, и они выйдут далеко не скоро. Он так же предупредил, что возможно повышенное внимание к их персонам со стороны журналистов.
Хотя никто из них на суд не явился, но обстоятельства, связанные с наследством, опять завитали в воздухе, мешая их спокойной жизни. Интересное положение Беллы только добавляло перчика во всю эту историю. Звучали различные теории и предположения, одни фантастичнее других. Это и забавляло, и доставляло немало проблем.
Приближение срока родов тоже не прибавляло уверенности. Ее мысли постоянно крутились вокруг этого. Она боялась быть далеко от дома, вдруг схватки застанут ее врасплох. Да и Эдвард при любом ее шевелении ночью подскакивал и встревожено спрашивал, все ли в порядке. Это нервировало еще больше.
Наконец, Эсми убедила их до родов переехать к ним в дом. Она усиленно подкармливала Беллу, и вообще старалась сделать ее пребывание у них максимально комфортным. Как-то раз она заявилась с огромной подушкой странной формы. На недоуменные вопросы будущих родителей, она ответила, что это специальная подушка для беременных.
Эдвард с возмущением ей сказал, что Белле такая не нужна, так как для этих целей она отлично использует его тело. Эсми на это промолчала, но оставила подушку на видном месте. Через несколько дней Белла уволокла ее к ним в комнату. С увеличением срока, ее тело требовало все большего комфорта. Эдварду пришлось смириться с присутствием третьего в их кровати.
Рене постоянно была на связи, обещая в ближайшее время приехать. Сэм застрял в одной глуши в связи с каким-то запутанным делом, и ей пришлось дожидаться его.
Мысленно Белла перенеслась на четыре месяца назад, когда она узнала пол ребенка.
Они ждали девочку. Эдвард, узнав об этом, нахмурился, почесал бровь, потом, наклонившись к Белле, прошептал на ухо:
- Еще одна Белла, а? Я – счастливчик, черт побери.
После чего она долго смеялась, целуя его самодовольное лицо.
Когда она сообщила это Рене, та пришла в дикий восторг, что почувствовал не только телефон, но и ближайшие слушатели. Белле для сохранения психического здоровья пришлось передать телефон Эсми, после чего они с Рене что-то беспорядочно кричали друг другу, испуская радостные вопли и опять замышляя какие-то каверзы.
После этого, воодушевленная предстоящими событиями Эсми кинулась переделывать лишнюю комнату в доме под детскую. Вскоре, необыкновенной красоты будуар для маленькой принцессы был готов.
Друзья, узнав о поле ребенка, отреагировали очень положительно. Даже слишком положительно.
Элис тут же озвучила список тех нарядов, которые она сама придумает для малышки. Розали обещала научить ее водить машину, на что испуганная Белла ответила просьбой подождать хотя бы лет десять. Эмметт, похрустев пальцами, заявил, что обломает руки и ноги всем парням, что окажутся рядом с ее дочерью. Эдвард, похлопав его по плечу, порекомендовал расслабиться, напомнив, что все обломы теперь его прерогатива.
Эмметт кинул на него думай-что-тебе-хочется-чувак взгляд, и стало понятно, что он будет действовать по своему почину…
Белла, вспомнив его недавнюю выходку с дыханием, усмехнулась – дядюшка Эмм твердо решил быть полезным.
Ребенок, повернувшись в животе, властно заявил о себе. Белла со страхом и робкой радостью поняла, что пришел ее звездный час. Прислушиваясь к своему телу и своим ощущениям, она представила то светопреставление, что устроят ее родные и близкие. Будет хорошо, если больница останется стоять на месте.
Она улыбнулась и тут же вздрогнула от новых спазмов. Что ж, пора приводить в действие часовой механизм. Белла вздохнула и протянула руку, чтобы разбудить мужа.

ХХХХХ

- Ну и где они? – сурово спросила Элис, врываясь в комнату ожиданий.
- В родовой палате, шеф. – Эмметт сидел с Розали на диване, нервно щелкая пальцами.
- Как ее самочувствие? – мягко спросил Джаспер, появляясь вслед за Элис.
- Говорят хорошо, - отозвалась Розали. – Карлайл…
Она не договорила. Дверь отворилась, и, словно порывом ветра, в комнату впорхнула Рене на пару с Сэмом. Вся сияющая и загорелая, она мигом озарила помещение своим оптимизмом, обняв Эсми, сделав комплименты девочкам и выразив надежду на доброе здоровье мальчиков.
Вся компания расслабилась в присутствии этого источника неиссякаемой жизнерадостности. Она успела за короткое время узнать все последние новости, выговорить медсестрам за частые отлучки и пофлиртовать с дежурным врачом.
Сэм все это время весьма снисходительно посматривал на ее выходки, явно считая это очаровательным.
Джаспер, спасаясь от нервных метаний Элис, расположился рядом с Улеем.
- Вы летели на вертолете? – полюбопытствовал он.
- Увы, да, – отозвался майор.
- Почему «увы»?
- Боюсь, как бы Йорки не застрелился, – мрачно заметил Сэм.
- Почему?
- Рене болтала с ним весь полет, а напоследок заметила, что у него странные наклонности, и ему стоит провериться у психиатра.
- А что, так все плохо? – поднял брови Джаспер.
- Да он всего лишь сказал, что ему нравятся активные доминирующие девушки.
- Оу… - Джас, не зная что на это ответить, перевел взгляд на Элис, которая в это время о чем-то жарко спорила с Эмметтом. Ее горящие глаза и энергичные жесты выдавали сильную личность, которая готова на все, чтобы победить в любом случае.
- Думаю, мне тоже нравятся активные девушки, – проговорил он, не отрывая глаз от своей девушки.
Сэм, проследив за его взглядом, только усмехнулся.
- Как только этот ребенок родится, нам всем потребуется психиатр.
Джаспер согласно кивнул головой.
- И несколько упаковок успокоительного.
Голос Элис поднялся до немыслимых высот, позволяя услышать, о чем шла речь в этот раз.
- Нет! Они так не назовут!
- Это еще почему? Очень хорошее имя!
- Такое же хорошее, как нафталин!
- О чем вы спорите? – потребовала ответа Рене.
Элис повернула к ней покрасневшее лицо.
- Он хочет, чтобы малышку назвали Маргарет!
- О! Где мой список?! – оживилась Рене.
- Наш список! – отозвалась Эсми, зарывшись в сумочку.
- Хорошо, наш, - закатила глаза Рене.
Эсми торжествующе выхватила листок бумаги из сумки, и они обе склонились над столбцами слов.
- Так… - начала Рене. – Анна…
- Это хорошее имя, - прокомментировала Элис.
- … Элизабет…
- Вообще замечательное! – продолжила поддакивать девушка.
- …Кэтрин…
- Ооо… Это как в «Грозовом перевале»! – поделилась информацией Розали.
- Боже… какие вы все сентиментальные… - фыркнул Эмметт.
- Да уж лучше так, чем называть ребенка в честь Железной леди, – не отстала Элис.
- … Сара… - назвала следующее имя Рене.
- Сара? – недоуменно переспросил Эмметт. – Что за имя?
- Библейское! – вставила Эсми.
Эмметт поморщился, но оставил комментарии при себе.
- … Каролина…
- Вы что… всю Библию перешерстили в поисках идеального имени? – простонал в ужасе Эмметт.
- Вивиан…
- Кошмар…
- Кимберли…
- Ужас…
- Памела…
- Фу!
- Хелен…
- Мишель!
Все разом обернулись и увидели сияющее лицо Эдварда.
- Малышка Мишель родилась! Она просто красавица! И уже очень похожа на маму.
Общий шум и поздравления оглушили его на какое-то время.
- Мишель?! – взвизгнула Элис и обрадовано бросилась ему на шею. – Замечательное имя!
- Нормальное, - буркнул Эмметт. Затем подошел к Эдварду и хлопнул по плечу. – Поздравляю, чувак. Ты – счастливчик.
И выразительно посмотрел на Розали, которая мудро это проигнорировала.
- Эсми, ты слышала? – взбудораженная Рене обратилась к подруге.
- Слышала!
- Мишель! – благоговейно проговорила Рене. – О, да…
- Восхитительно! - поддержала ее Эсми.
Рене ближе подобралась к Эсми и прошептала ей на ухо:
- Думаю, надо закатить вечеринку в честь ее рождения.
- Ооо… конечно! – подпрыгнула от радости ее подруга.
- Представь, клоуны, шары и большими буквами имя: МИШЕЛЬ.
- Очень красиво!
- Дорогая мама! – с нажимом в голосе вмешался Эдвард, выразительно посмотрев на Эсми. Та подняла на него невинно-удивленный взгляд. – Никаких вечеринок!
- Но… - она с недоумением посмотрела на него. - Откуда ты узнал?!
- Я тебя умоляю. Достаточно взглянуть на ваши заговорщицкие лица, чтобы все понять. Нет!
- Но милый… Это же наша внучка! Первая из многих…
- Многих?! – с ужасом воззрился на нее Эдвард.
Эмметт неприлично громко засмеялся:
- А что, Эд! Как тебе роль самца-производителя?
- Какой ты грубый! – шикнула на него Розали.
- Ну, а что такого? – спросила Эсми.
- Мама… - Эдвард сжал переносицу. – Я не в состоянии думать об этом сейчас. Давай сначала хоть с одним ребенком справимся.
- Конечно, дорогой!
- Конечно, - поддакнула Рене. – Тем более, где один, там и два.





Добавить комментарий
Комментарии (0)