20 декабря 2014 Просмотров: 1374 Добавил: тasha

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЗАСРАНЕЦ. ГЛАВА 18

Глава 18

Теплое море омывало их ноги, накатывая ласковыми волнами. Белла и Эдвард лежали на мелководье, наслаждаясь последним днем в этом красивом месте.
Белла лежала на спине, впитывая последние лучи заходившего солнца. Рядом на животе лежал Эдвард. Его голова опиралась на сложенные руки и была повернута в сторону жены. Он восхищенно наблюдал, как золотистые блики играли в каштановых волосах Беллы, придавая им ангельский ореол. Она была прекрасна.
Она посмотрела на него и улыбнулась.
- Не хочу уезжать.
- Мы еще вернемся, обещаю.
- Не думаю, что это произойдет в ближайшее время, Эдвард.
- Ничего… когда-нибудь, но мы обязательно вернемся.
- Мне бы хотелось…
Ее пушистые ресницы трепетали как нежные крылышки бабочки, набрасывая тень на гладкую кожу лица. Грудь вздымалась и опускалась, вдыхая пряный воздух моря. Эдвард, не удержавшись, навис над ней, захватывая в плен ее мягкие податливые губы. Она, застонав, изогнулась и запустила руки в его волосы, прижав к себе.
Его руки прошлись по заманчивым изгибам ее тела, остановившись на завязках верха купальника. Одно движение, и он был отброшен в сторону. Белла задохнулась, ощутив его рот, ласкающий ее грудь.
Язык медленно прошелся по набухшим альвеолам, покружив около соска и обхватив затвердевшую вершину губами. Уделив внимание одной груди, Эдвард перешел к следующей, заставляя Беллу извиваться на песке от сладкого удовольствия.
Вернувшись к ее шее, он аккуратно стянул с нее трусики. Вскоре они оказались там же, где и лифчик. Он провел пальцем по ее складочкам, остановившись перед входом. Она замерла, ожидая его там. Он чуть просунул палец и остановился. Белла подалась бедрами вперед, желая его большего продвижения.
Эдвард поцокал и убрал палец. Она застонала, в изнеможении опустившись на песок. Он впился в жарком поцелуе в ее губы и без предупреждения вторгся в ее глубину двумя пальцами. Она вскрикнула, но подхватив его ритм, стала встречать бедрами каждое движение. Шум моря и влажные звуки творимого руками удовольствия окутали их своей непроницаемой аурой, отгородив от всего остального мира.
Подведя ее к краю, Эдвард остановился. Белла разочарованно застонала. Он, усмехнувшись, стал целовать ее шею, спускаясь все ниже и ниже. Наконец, поиграв с кожей вокруг пупка, он погрузил свой язык в ямочку, от чего Белла резко вдохнула, ощутив внизу знакомый жар.
Потребность в нем стала невыносимой. Выскользнув из его рук, она схватила его за плечи и перевернула. Он с удивленным выражением лица откинулся на песок, тем не менее, подчиняясь ее воле. Оседлав его бедра, она схватила запястья его рук, не давая ему двинуться. Ее губы стали обстоятельно колдовать над его сосками, давая понять, что не только он один способен доводить своими ласками до исступления.
- Белла... – раздался его умоляющий голос.
Он просил, нуждался, желал… И все это дать ему могла только она – та, которую он любил. Только осознание этого поднимало ее над реальностью, втягивая в эйфорию, заставляло чувствовать себя всесильной.
- Сейчас…
Чуть переместившись, она направила в себя его член, и он легко скользнул в нее, вызывая стон у них обоих. Начав двигаться на нем и постепенно наращивая темп, она чуть приоткрыла рот от взорвавшихся в ней ощущений. В ушах звенел прибой, легкие болели от частого дыхания, ноги дрожали от перенапряжения.
Эдвард, аккуратно высвободив запястья, обхватил ее бедра, помогая подниматься и опускаться. Встречая ее движение своим, он глубоко врезался в ее манящую женственность, видя перед глазами только искры и понимая, что долго не продержится.
- Кончи со мной, малышка… Я… уже... скоро…
Чуть откинувшись назад, она, держась одной рукой за его ногу, другой стала ласкать свой клитор, делая ощущения еще пронзительнее и быстрее приближая свой оргазм. Эдвард застонал, увидев столь эротичное зрелище.
Его движения стали еще лихорадочнее и отчаяннее. Они оба задыхались от этой интенсивности, темп стал просто неуправляемым, фрикции – хаотичными. Они летели к краю, не чувствуя ничего кроме наслаждения, которое накрыло их с головой, как только они переступили эту воображаемую черту.
Блаженство подняло их над землей, даря острое ощущения счастья и неземного удовольствия. Стон, сорвавшийся с их губ, был гимном их любви и страсти. Нежные поцелуи продлили эйфорию, оставляя обжигающий след…
Белла проснулась полностью дезориентированная. Она долго смотрела в потолок, все еще купаясь в послеоргазменных ощущениях и собирая крупицы мыслей, чтобы осознать, где же она находится. Телом она все еще была в Марари, но умом понимала, что это не так.
Эдвард склонился над ней и посмотрел в глаза.
- Эй, ты со мной?
Она улыбнулась.
- А что, есть предложения?
Он, прищурившись, внимательно посмотрел на нее.
- Почему у тебя такая улыбка, будто ты уже получила все, что хотела?
- Ну… - Oна замялась. – Я и получила.
Его бровь изогнулась.
- В смысле?
- Во сне, - пояснила она. На его лице проступило понимание. – Мы были еще в Марари, на пляже и…
- И?.. – подбодрил он ее, покусывая подбородок.
Она засмеялась:
- Эдвард, ты такой недогадливый… - Белла немного поерзала, задевая его уже возбужденную плоть. Он зашипел. Она захихикала. – Теперь понимаешь?
- Да, миссис Каллен, вы весьма красноречивы.
- Как могу… - Oна опять засмеялась, чувствуя его поцелуи на своей шее.
Руки привычно обхватили его плечи, наслаждаясь гладкой кожей мускулов. Ноги по обе стороны от его бедер начали призывно подталкивать его к более активным действиям. То сжимая бока, то надавив сверху на ягодицы, то заигрывая с его голенью.
Руки синхронно поглаживали его затылок, погружаясь в волосы и притягивая к себе обалденно мягкие губы, желая ощутить их вкус. Поцелуй углубился и стал более страстным в доли секунды. Вскоре они уже задыхались от переизбытка чувств, охваченные желанием.
Тела, больше не подчиняясь воле своих хозяев, вступили в любовную схватку, поддаваясь неконтролируемым эмоциям. Губы оставляли свои отметины на коже, руки заявляли права на все, чего касались, ноги подталкивали к большему.
Нежно проникнув в нее, он приподнял ее бедра, чтобы входить под новым углом, и именно так, как она и хотела. Он задевал ту особую точку, которая заставляла ее впадать в экстаз при каждом прикосновении. Его имя слетало с ее губ как молитва, стоны становились все громче, узел внизу живота закручивался все сильнее.
- Пожалуйста… Прошу… - умоляла она.
Он поднял и усадил ее так, что теперь они сидели лицом к лицу. Придерживая ее за бедра и страстно целуя в губы, он стал ритмично врезаться в нее, задевая клитор. Она двигалась ему навстречу, стремясь достигнуть пика наслаждения, цепляясь руками за его плечи и прижимая ближе к себе.
Обоюдные стоны заполнили пространство комнаты, возбуждая их самих еще больше. Наконец, не выдержав этой сладострастной пытки, Белла вскрикнула и прогнулась в спине, получая свою долю оргазма. Ее тело дрожало, легким не хватало воздуха, а стеночки так плотно сжали его достоинство, что он, сжав зубы, сделал несколько поступательных движений и сам переступил черту, призывая ее в свидетели этого чуда.
Он осторожно переместился и лег на спину, Белла без сил упала на его грудь. Вся эта интенсивность исчерпала ее энергию. Она тихо лежала, наслаждаясь объятиями и тишиной. Через некоторое время Белла незаметно для себя уснула.
Она проснулась уже поздним утром. Солнце вовсю заливало их комнату, слышался шум душа и голос Эдварда, который что-то там напевал. Она захихикала. Это открытие стало для нее неожиданностью. Оказывается, мистер Засранец поет в душе. И это было очень мило, как она считала. По крайней мере, можно отследить, занимается ли он там грязными делишками.
Она усмехнулась и, поднявшись с кровати, направилась к своему поющему мужу. Тот, усилено намыливаясь, пел какую-то легкомысленную песенку. Кажется, про любовь. Она не сдержавшись, опять засмеялась, чем его вспугнула. Он резко замолчал и открыл дверь стеклянной кабинки.
- Черт, Белла, напугала.
- Прости, - заулыбалась она. Ее глаза проследили сверху вниз, с удовольствием рассматривая тело своего супруга.
- Белла, нет, – предупредил он ее.
- Нет? – подняла она бровь.
- Милая, тобой управляют гормоны.
- Мне нравятся мои гормоны.
- Мне тоже, но вчера ты целый день отыгрывалась на мне, плюс сегодняшнее утро… У меня сотрется член.
Она рассмеялась:
- Не сотрется.
- Дай мне тайм-аут до вечера, – попросил он, честно глядя ей в глаза. – И ты знаешь, что нам нужно ехать к моей матери. У нее опять какая-то идея.
Белла вздохнула:
- Спорим, это идея моей матери.
Эдвард вышел из кабины и стал вытираться полотенцем.
- Неважно, чья это идея. Главное, что мы живем среди сумасшедших, которые не дают нам ни дня отдыха.
- Согласна, - кивнула головой Белла.
- Тогда собирайся, малышка. Тебя ждут обожание и новые очень «уместные» советы.
- Как всегда, - вздохнула она.

ХХХХХ

Подъезжая к дому родителей Эдварда, они сразу заметили небольшую машину Рене. Белла простонала.
- Надеялась, что ее не будет? – усмехнулся Эдвард.
- У нее наготове триста советов как быть интересной своему мужу, и не меньше как быть хорошей матерью, – пожаловалась Белла. – Она меня замучает.
- Я рядом, - он поцеловал ей руку и выбрался из машины.
Затем помог выйти Белле, и они направились в дом, держась за руки.
В холле стояла тишина, но по мере продвижения в сторону кухни, уже были слышны что-то обсуждающие громкие голоса.
- Этот мальчишка безнадежно испорчен, - раздался возмущенный возглас Эсми.
Эдвард и Белла остановились как вкопанные.
- На днях я видела, как он тискал ее в машине!
Белла в ужасе прижала руку ко рту. Эдвард поморщился.
- А как-то захожу в ресторан, он как раз сидел за столиком, и, клянусь, мне показалось, что скатерть шевелится. – Белла закусила губу и закрыла глаза. - Ты понимаешь, что я имею в виду?
- Тебе показалось. – Рене была спокойна, как всегда.
- Нет, не показалось! А вчера я захожу в нашу гостиную, а из-за занавески доносятся жалобные стоны. И занавеска ходила ходуном!
В последних высоких нотках голоса Эсми выразилась вся степень ее возмущения.
- Мы этого не делали! – дружно проговорили ошарашенные Белла и Эдвард, посмотрев друг на друга.
- Что за херня! – Эдвард схватил ее за руку и появился в поле зрения собеседниц, застав их врасплох.
- Дорогой! – просияла Эсми, увидев сына. – Белла, милая!
Она подошла и поцеловала невестку. Но Эдвард уклонился.
- Что случилось? – удивилась Эсми. Он сузил глаза.
- Мама, про кого это ты только что так эмоционально рассказывала?
- А? – переспросила она, но, сообразив о чем идет речь, затараторила: - О, это я про Эмметта. Крайне невоспитанный молодой человек. Он и Розали…
Она, не докончив предложение, всплеснула руками в бессилии.
Белла и Эдвард с облегчением рассмеялись.
- Ты еще не про все его подвиги знаешь, - иронично заметила Рене, пригубив чашку с кофе. – Привет, мои дорогие. Какими судьбами?
- Мама, а ты помнишь, что у тебя есть свой собственный дом?
- Конечно, только сегодня утром я там была и…
Она замолчала.
В тишине все ждали продолжения, которого не последовало.
Эсми прокашлялась:
- Ну… кто будет чай?
- Мама, что происходит? – не купилась на это Белла, переводя взгляд с одной на другую.
Рене посмотрела на нее своими голубыми невинными глазами.
- Ты о чем, дорогая? Ничего не происходит… - Oна пожала плечами.
Белла внимательно изучала выражение ее лица. Эдвард вопросительно посмотрел на Эсми. Та отвела взгляд.
- Хорошо, раз вы говорите, что ничего не происходит, то тогда зачем вы нас сюда звали? – напирала Белла.
- У нас идея, милая, - оживилась Эсми, радуясь смене темы разговора.
- Интересно, - прокомментировал Эдвард, усевшись на стул.
- Мы с Рене подумали…
- Мне уже страшно, - заметила Белла.
- …и решили придумать имя вашему ребенку.
- Но… - растерялись будущие родители. – Еще рано…
- Это хорошо для ребенка, - вступила Рене с фанатичным блеском в глазах. – Он уже будет знать, что желанен, и если вы заранее будете называть его по имени, то, когда он родится, сразу будет откликаться на свое имя.
- Что за чушь! – возмутился Эдвард. Но только получил гневные взгляды в ответ.
- Мама, я все понимаю, ты полна знаний, которые хочешь применить, но как ты предлагаешь к нему обращаться, если мы даже пола не знаем?
- Мы уже все вычислили, - воодушевленно поделилась Эсми.
- Что вычислили? – посмотрев на них как на сумасшедших, спросил Эдвард.
- Пол, конечно. – Рене была полна энергии.
- Эээ… - Белла неуверенно взглянула на Эдварда. – И кто это будет?
- Ты что, веришь им? – удивленно спросил он.
- Мне просто интересно, – отпарировала Белла. Она посмотрела на торжествующие лица их матерей, изнывая от нетерпения. – Ну так что?
- Мальчик! – торжественно воскликнула Эсми.
- Девочка! – так же радостно возвестила Рене.
- В смысле?! – ошарашено переспросил Эдвад. – Гермафродит что ли?
- Господи, Эдвард! – ужаснулась Белла.
Их мамы уставились друг на друга.
- Ты же говорила мальчик! – проговорила Эсми.
- Я не говорила. Я сказала, что если бы это случилось на две недели раньше, то был бы мальчик.
- Ты уверена? Ей поставили дату родов в мае. Значит, зачатие произошло…
И они обе взглянули на своих детей, в уме производя сложнейшие вычисления, которые заставили Беллу и Эдвард весьма неуютно себя чувствовать.
- Так они и сказали, - усмехнулась Рене.
- Но Рене, мы же вычислили…
- Да, но мы можем ошибаться. Это дело такое…
- Но имена…
- А мы им скажем…
- Боже, что за сумасшедший дом, – схватилась за голову Белла.
- Спокойно, малышка, мы сами придумаем имена. Какие нам захочется, – твердо сказал Эдвард.
- Ну конечно, - радостно подхватила Эсми. – Мы только вам подскажем.
- Да, - кивнула Рене. – Мы тут набросали список…
Она зашуршала бумагами на столе, и Белла с ужасом увидела, как она достала из этой кипы один листок, весь исписанный именами.
- Вот... – начала она, подняв глаза к началу списка. – Анна, Элизабет, Кэтрин…
- Мужские, мужские давай… - вставила Эсми.
- Хорошо. Алекс, Пол, Майкл…
- Майкл? – изумленно переспросила Белла. – Ужас какой…
- Ну почему ужас? – спросила Эсми.
- Потому что, мама, это полный отстой, а не имена, – вставил ее сын.
- Эдвард! – возмутилась его мать и вернулась к первоначальной теме. – Вот что значит общение с Эмметтом. Он плохо на тебя влияет!
- Бедняга Эмметт, - посочувствовал ему Эдвард. – Ты его занесла в черный список.
- Если бы он не зажимался повсюду со своей подружкой, я бы смогла это пережить.
- Он еще не наигрался.
- С чем? – съехидничала Рене.
- Мама, я бы хотела вернуться к вопросу о тебе.
- А что обо мне? – пожала плечами Рене, но Белла была неумолима.
- Я же вижу – что-то происходит, и желаю знать – что.
Эсми и Рене обменялись быстрыми взглядами, но Белла их уловила.
- Ну! Я жду!
Рене захихикала и покраснела. Белла изумленно смотрела на эти чудеса, задаваясь вопросом, что это случилось с ее матерью.
- А... Я начала встречаться… - выдавила она и опять захихикала.
- Да? – удивилась Белла. Но затем, опомнившись, добавила: - Kонечно, я рада за тебя, но кто он?
Рене скромно потупила глаза.
- Это Сэм.
- Правда? Постойте… - Белла приложила руку ко лбу. Слишком большой объем сумбурной информации никак не хотел систематизироваться в ее голове. – Это ведь с ним ты устроила показательные гляделки на том вечере? Ты уверена, что только начала? Вид у вас был весьма увлеченный. И, кстати, куда это вы потом запропастились?
- На тебя тоже плохо влияет Эмметт, - констатировала Эсми, видимо, решив навесить на ее друга всех собак.
- Мы пошли прогуляться, – невозмутимо ответила Рене.
- Прогуляться? – поинтересовалась Белла. – И чем закончилась ваша прогулка?
- Он сделал мне предложение.
Слова повисли в воздухе как туман.
- П-предложение? – уточнила Белла. – В смысле, руки и сердца?
- Нет, по закупке бронетранспортеров, – не удержалась от язвительного замечания Рене.
- О! – воскликнула Белла и, подбежав к своей матери, пылко ее обняла. – Я так за тебя рада!
Рене неловко обняла в ответ, расплываясь в улыбке.
- Спасибо, милая!
- Он достойный человек, - расчувствовалась Белла.
Эдвард подошел и в свою очередь поздравил несколько смущенную Рене. Затем обнял за плечи Беллу и произнес:
- Что ж, Рене, как единственный мужчина в вашей семье, я считаю своим долгом повести вас к венцу.





Добавить комментарий
Комментарии (0)