20 декабря 2014 Просмотров: 1233 Добавил: тasha

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЗАСРАНЕЦ. ГЛАВА 13

Глава 13

- Лоран, я не в состоянии сейчас об этом думать. Следи, чтобы они там держались на уровне и все!
- Эдвард, ты иногда должен появляться на работе!
- Я согласен, но не сейчас. Черт, ты же понимаешь, что я не могу думать о чем-либо помимо Беллы.
- Так, все-таки, это любовь? – лукаво спросил Лоран.
Эдвард сердито уставился на телефон.
- Ты, блядь, нашел время для своих инсинуаций.
- Я только спросил, - сразу отступился Лоран.
- А я ответил! – резко произнес Эдвард и бросил трубку. – Придурок!
Телефон зазвонил снова. Дисплей любезно оповестил, что это была Элис. Господи помилуй!
Он нажал «ответить».
- Эдвард! – прокричала она в телефон. – Ты должен непременно приехать к нам!
- Что?! Вы нашли Беллу?! - с надеждой воскликнул он.
- Нет! Но нам есть что сказать, вернее показать…
- Ты о чем? – растерялся Эдвард.
- Где Карлайл и мамa? – ушла от ответа Элис, чем еще больше его встревожила.
- Они пошли на встречу с Сэмом Улеем… Что ты от меня скрываешь, Элис?
- О, значит, с той стороны тоже буду новости! А почему ты с ними не пошел?
- Элис!
- Мы ждем тебя у меня в мастерской. Пока! – и положила трубку.
Эдвард опустил руку и какое-то время просто стоял в ступоре. Он ничего не понимал. Жизнь сделала очередной виток, да такой крутой, что ему просто было нечем дышать от скорости на этом повороте. А сейчас у него было это нелепое гребаное ощущение раздвоенности.
Ему хотелось куда-нибудь бежать, кричать, трясти всех вокруг, чтобы добиться хоть чего-нибудь. Но в тоже время логика подсказывала ему, что этим он ничего не решит. Сердце нелепо тосковало по Белле, в душе копилась досада за упущенные возможности, а еще, в нем созревало какое-то чувство, которое он так и не смог определить. Что-то щемящее-терзающее и укутывающее-эйфорическое. И как понять эту хрень?
С трудом вспомнив, что его ждут, он двинулся к двери. Он жил сейчас в своей квартире. Ему было невыносимо смотреть в тоскливые глаза матери, и так было тошно. А деловитость Карлайла раздражала. Эдвард понимал, что все стараются что-то сделать в этой ситуации, внести свой вклад, помочь. Но его нервы все равно напоминали натянутую струну. Он и подумать не мог, что будет так эмоционально реагировать. Для него все это было в новинку.
Запустив двигатель, Эдвард на всех парах устремился на встречу с друзьями, гадая, что они еще ему преподнесут нового и куда на этот раз повернет жизнь.

ХХХХХ

Карлайл встал и пожал руку крупному поджарому мужчине, который зашел в кафе и направился к их столику, где уже сидели он, Эсми и Рене.
- Сэм, рад снова встретиться с тобой.
- Взаимно, Карлайл.
Черные живые глаза Улея оглядели собравшийся бомонд и остановились на Рене, которая, приоткрыв рот, уставилась на этот образчик военной подтянутости. Оценив привлекательность пялившейся на него особы, он улыбнулся, неожиданно обозначив ямочки на своих щеках.
Рене покраснела как школьница и опустила глаза. Впервые она смутилась в присутствии мужчины. И какого мужчины! Вот тут бы развернуть свои боевые порядки. Но некстати появившаяся робость и вся эта ситуация с Беллой выбила почву у нее из-под ног.
- Дамы, позвольте вам представить Сэма Улея, майора в запасе, моего бывшего пациента, а теперь и хорошего друга.
Эсми оживленно улыбнулась, Рене быстро посмотрела на них и отвела взгляд в сторону.
- Сэм, это Эсми – моя жена, а это Рене – ее подруга.
Бравый майор почтительно поцеловал руку Эсми и протянул свою ладонь к Рене, чтобы проявить то же уважение. Та с трудом подняла свою трепещущую руку и вытянула навстречу его. Она была уверена, что ее явное волнение очень заметно, потому как он не сразу отпустил ее кисть, а немного задержал в своей ладони.
- Присаживайтесь, Сэм, - обратилась к нему Эсми. Тот, поблагодарив, с удовольствием присоединился к их небольшой компании. Спустя некоторые манипуляции с меню и заказом, они смогли спокойно погрузиться в ту тему, ради которой и собрались сегодня.
Карлайл, сдержанный в описаниях и точный к деталям, посвятил Сэма в суть проблемы. По мере того, как продвигался рассказ, брови Сэма то поднимались вверх, то опускались, губы кривились то в усмешке, то в раздумии. В итоге, на его лице проступило недоумевающее выражение, которое так и осталось до самого конца повествования.
Карлайл замолчал. Все уставились на Сэма, ожидая его вердикта. Эсми смотрела так, будто уповала на него, как на Бога. Рене наблюдала исподтишка, любуясь мужественностью майора. Карлайл спокойно ждал слов друга.
Сэм, сделав глоток кофе, начал свою речь:
- Что ж, ситуация понятна. Единственное, что у меня вызывает сомнение, так это причастность Сьюзен Свон ко всему этому.
- Это еще почему? – удивилась Эсми.
- Но это так очевидно. Разве нет? Когда рассматриваются такие дела, то сразу узнают, кому было выгодно, чтобы этот человек пропал. В данном случае, это тот, кто получает наследство во вторую очередь.
- А если этот человек тупой как пробка, - решила подать голос Рене и тут же пожалела об этом. Его пронизывающий взгляд обратился на нее, вызвав ураган эмоций.
- Не надо недооценивать противника, Рене, - с явным удовольствием проговорил ее имя Сэм. – И этот парень… Джейк, да? Они же самые вероятные подозреваемые. И должны же хотя бы понимать это.
Тут вмешался Карлайл:
- Сэм, твои предложения? Наш сын места себе не находит. Я понимаю, что все у них было так скоропалительно, но, похоже, их чувства гораздо глубже, чем кажутся. Вчера он просидел у телефона весь вечер. Куда-то звонил, с кем-то ругался, а потом просто ждал.
- И видеть это было просто невыносимо, – пожаловалась Эсми, прижимая платок к глазам.
Рене сидела и молчала. Она ненавидела выставлять переживания на люди. А на лицемерие не было сил. Поэтому, она просто молчала, но глаза говорили о многом, и Улей сумел это заметить.
- У меня есть одна идея, - сказал майор. – Я хочу встретиться со Сьюзен Свон лично.
Три пары глаз с удивлением посмотрели на него.
- Все просто, - не смутившись, продолжил Сэм. – Нас, «зеленых беретов», обучали физиогномике и как распознать ложь, причем очень хорошо. Я хочу убедиться в том, что эта женщина виновна, прежде чем принимать более активные действия.
Он одним глотком допил кофе. Достал сигарету и, извинившись перед дамами, с наслаждением закурил. Эсми и Рене с тайным восторгом наблюдали за размашистыми движениями этого исполина.
- Активные действия? – решил уточнить Карлайл.
- Ну да. Черт, Карлайл, а для чего ты меня позвал, дружище? Чтобы я теории разводил или оказал действенную помощь?
- А что вы понимаете под действенной помощью? – слабым голосом спросила Рене. Ей уже представлялось как Сэм, почему-то на танке, въезжает на территорию усадьбы Свонов и сносит там все к чертовой матери.
Улей широко улыбнулся, опять показав ямочки на щеках, и подмигнул ей. Рене вытаращила на него глаза. Карлайл и Эсми переглянулись.
- Обнаружение цели, осада, освобождение заложников, – бравым тоном отрапортовал он, будто вызубренный урок.
За столом воцарилось молчание. Рене похлопала глазами и перевела взгляд на Карлайла. Эсми, внезапно что-то вспомнив, задала вопрос:
- Но подождите… Я же хотела узнать в музее о Джейке. Тогда получается, что, не надо?
- Нет-нет, – покачал головой Сэм. – Действуйте, как запланировали. Только осторожно. Будем заходить с разных сторон. А в результате, сцапаем их, голубчиков.
Он раскатисто расхохотался.

ХХХХХ

- Я ничего не понимаю, - потеряно смотрел Эдвард на Элис.
- Я тоже, – печально покачала она головой. Джаспер сжал ей руку. – Я поехала к Джасу в редакцию, потом вышла, села в машину и только тогда обнаружила ее.
- Не может быть, чтобы это от Беллы.
Элис переглянулась с Джасом и осторожно спросила:
- Эдвард, ты прости, если что, но ты уверен в этом? Все-таки вы так мало…
- Слушай, мне похрен, что вы там себе надумали, ясно?! Это не она! – взорвался он и нервно зашагал по комнате. В руке он сжал клочок бумаги, где размашистым почерком Беллы были написаны следующие слова:

«Мама! Со мной все в порядке. Я живу хорошо, даже очень хорошо. Ты извини, что я уехала, не повидавшись с тобой. Но так сложились обстоятельства. Я скоро напишу тебе снова. Целую.
Твоя Белла».

- Ты знаешь ее почерк? – задал закономерный вопрос Джаспер.
- Я его видел, - опустил голову Эдвард.
- И?.. – нетерпеливо спросила Элис.
- Похож… – коротко сказал он и развернул записку еще раз, вглядываясь в строчки, написанные ЕЕ рукой. А, может, не ее? Твою мать!
- Сейчас приедет Эмметт и точно скажет – тот ли это почерк.
- Вы позвали Эмметта?! – раздраженно спросил Эдвард.
- Ну да, - удивилась Элис. – Сразу как обнаружила, я позвонила ему и тебе. Твои родители, как ты сказал, заняты, Рене тоже. Кому мне еще звонить?!
- Могла бы Анджеле позвонить! Мне только этого придурошного шутника и не хватало.
- Не злись так, Эдвард. Мы сейчас должны быть все вместе. Тем более, что отец Розали…
- Ну конечно! Отец Розали!
- А что ее отец? – переспросила заинтригованная Элис.
- У них есть специалисты – графологи, они смогут определить, принадлежит ли почерк Белле! – возликовал Эдвард.
Появившиеся в этот момент на пороге мастерской Розали и Эмметт были вкратце посвящены в суть дела.
Эмметт сразу вцепился в бумагу и стал пристально изучать каждую букву, послюнявил палец и потер бумагу, даже понюхал. Все остальные – кто с изумлением, кто с интересом, а кто и с отвращением – наблюдали за этими манипуляциями. В конце концов, вздохнув, он вынес свой вердикт:
- Думаю, что это писала она.
- С чего ты взял?! – вскинулся Эдвард.
- Да потому что очень похоже. И вот этот завиток в букве Б…
- Его легко скопировать!
- Возможно, но я не думаю, чувак.
- То есть, ты хочешь сказать, что Белла меня бросила? И что все это правда?!
- Хватит истерить, Эдвард, – неожиданно жестко сказал Джаспер.
Все обернулись к нему. Он спокойно выдержал все взгляды и продолжил:
- Давайте, без криков, спокойно оценим то, что есть. Итак, Белла пропала. Затем появилась записка, причем, маленькая рваная и, предположительно, написанная почерком Беллы. Я вчера узнал, что Сьюзен Свон находится в своем доме. Она пару раз выезжала из дома: шоппинг, музеи, салон красоты. В день пропажи Беллы тоже, но проследить, где она была в тот день, мне не удалось. Сами понимаете, все это довольно затруднительно.
- Мой отец поможет, – проговорила Розали. - Я с ним вчера говорила. И отвезу ему записку, пусть они ее тоже проверят.
- Да, хорошо. Продолжим. Если взять версию того, что Белла сбежала, то никаких видимых причин для этого не было. Ведь так, Эдвард?
Тот кивнул. Слова Джаспера его задели за живое. Он что, теперь не может выразить свое возмущение? И должен терпеть все выходки и досужие домыслы безмозглого Эмметта? Эдвард понимал, что сорвался, но не мог отказать себе хоть в таком выходе накопившегося раздражения. К черту все!
- Эдвард… - нерешительно сказала Элис.
Тот посмотрел на нее.
- Мы должны оповестить Рене и твоих родителей о записке. Тем более, если Сэм Улей подключится к поискам. А кто он, собственно?
- «Зеленые береты», спецназ.
- Оооо… - уважительно протянули Розали и Элис. Парни переглянулись.
Элис достала свой мобильный и набрала номер. После нескольких минут бестолковых возгласов и переспросов, ей удалось донести смысл информации своему абоненту. Ответные слова, по всей видимости, ее впечатлили, потому что она положила трубку, даже не попрощавшись, и, повернувшись к друзьям, сказала:
- Сэм согласился. Он встретится со Сьюзен Свон. – Oна обвела глазами всю компанию. - Лично.
- Во дает! – восхитился Эмметт.
- И что это даст? – саркастически заметил Эдвард. – Она вскинет лапки вверх и скажет: «Я виновна»?
- А что ты ждал? Контрнаступления и спецоперации? – возмутилась Элис.
- Да хоть что-нибудь! Мы сидим и переливаем из пустого в порожнее! Надо же что-то делать!
- Спокойно, Эдвард, - опять встрял Джаспер. – Иногда спешка причиняет больше вреда, чем рациональный подход.
- Розали, - обратился Эдвард к девушке, проигнорировав сказанное журналистом. – Мы не могли бы сейчас поехать к твоему отцу? Покажем ему записку и объясним всю ситуацию.
- Эмметт? – спросила она, обернувшись к своему парню. Тот встал.
- Поехали, а то он точно кого-нибудь покалечит.
Эдвард бросил на него уничижительный взгляд, но затем, не оглядываясь, быстро пошел на выход. Розали и Эмметту ничего не оставалось, как следовать за ним в заданном темпе.

ХХХХХ

Элегантная дама в красивой шляпке с незабудками решительно вступила в прохладу музея на 83-ей улице. Этот был уже четвертым по счету. Каждый раз, заходя в музей, она спрашивала об одном и том же – молодом человеке по имени Джейкоб Блэк, который должен был там работать.
Сведений было маловато, чтобы служащие могли сразу вспомнить такого сотрудника. Или, может, действительно он подрабатывал какой-нибудь скульптурой, как в шутку предположил Эмметт, но в таком случае, его точно должны были вспомнить.
Эсми, а это была она, отмахнулась от непрошеных мыслей. Вообще, она очень жалела, что с ней не пошла Рене. С ее способностью не теряться в любых ситуациях и деловитостью, они бы в два счета нашли этого Джейка. Но появившаяся записка и новый объект в лице Сэма Улея, сместили фокус внимания Рене.
Ну ничего. Эсми не унывала. Она и сама справится.
С этими позитивными мыслями, она расправила плечи и направилась к сотруднику музея, маячившему на горизонте.
Узнав цель ее расспросов, сотрудник кивнул и сказал следующее:
- Да, есть такой. Он работает у нас редактором электронных баз данных музея.
- И он сейчас на работе? – с надеждой спросила Эсми.
- Нет, - покачал головой музейный работник. – Его нет. Если не ошибаюсь, он отпросился на несколько дней.
- Оооо… - огорчилась Эсми.
Увидев как расстроилась дама, сотрудник сочувственно спросил ее:
- А вы что-то хотели? Могу я вам чем-то помочь?
- Нет, нет, – энергично потрясла головой Эсми. Незабудки, вслед за ней, укоризненно покивали участливому работнику. – Я, пожалуй, пойду.
Но не успела она сделать и пару шагов, как к ней обратилась молодая девушка, до этого рассматривающая картины с пейзажами:
- Простите, вы ищете Джейка?
- Да, - взглянула на нее Эсми. Черные прямые волосы, темные очки, мешковатая одежда – все это странно смотрелось в музее. Эсми нахмурилась такому диссонансу. Этой девушке явно не хватало вкуса и стиля.
- Видите ли, я случайно подслушала ваш разговор… - она сделала паузу.
Эсми среагировала:
- Ничего страшного, - благожелательно сказала она. – Я просто искала одного человека.
- Да. Понимаете, - продолжила девушка, - я его знаю.
- Знаете? – обрадовалась миссис Каллен.
- Я его девушка.
- Да?! – изумилась Эсми, вспомнив обстоятельства, при которых Джейк появился в квартире Беллы.
Девушка достала платочек из сумочки и приложила к носику. Шмыгнув, она проговорила плаксивым голоском:
- Он уехал.
- Уехал… - проговорила миссис Каллен, теряя надежду.
- Да! Он бросил меня! – неожиданно зло выкрикнула особа с платком, от чего ее голос эхом отозвался в просторах музея.
Эсми молча переваривала информацию. Уехал, бросил. Почему бросил? И куда уехал?
- Ооо… Ну не надо так расстраиваться, – сострадательно проговорила она. – Может, у вас все еще наладится…
- Ничего не наладится! – покачала головой девушка и ядовито бросила: – Он уехал с этой дрянью!
- С какой?
- Я ее не знаю, бывшая какая-то. Белла что ли…
Эсми почувствовала, как у нее в голове все запуталось. Обстоятельства, события, люди – устроили в ее загруженных мозгах круговерть. Кусочки головоломки перемешались снова, соединяясь совсем в другой последовательности. Она поняла, что ей нужно время, чтобы все обдумать и прийти к каким-то выводам.
Тем временем, девушка положила платок обратно в сумочку и направилась к выходу. Эсми поспешила за ней.
- Подождите, - обратилась она к ней. – Откуда вы узнали, что он поехал с ней?
- Он мне позвонил, - ответила та и вышла на улицу.
Эсми так же последовала на свежий воздух. У нее было столько вопросов, и их непременно надо было задать этой девушке, но, увы, та быстрыми шагами удалялась по тротуару. Миссис Каллен поняла, что пешком догнать ее не сможет. Подойдя к своей машине, она в нее села и поехала вслед за удаляющейся девушкой. Ее намерения были просты. Догнать, поподробнее расспросить, а там она разобралась бы что делать.
Но все ее попытки были тщетны. Услышав за собой шум мотора, девушка свернула на узкую маленькую улочку и пропала в тени домов.
Эсми в сердцах ударила по рулю, за что потом долго и искренне извинялась перед своей машиной.
Теперь эту информацию надо донести до остальных. Записка, а еще вот это. Неужели Белла действительно сбежала? Поверит ли в это Рене? Поверят ли в это все остальные? Поверит ли в это ее сын?
Эсми покачала головой. Незабудки разделяли ее сомнения. Потому что она сама верила в это с трудом. Все предыдущие события говорили о том, что Беллу и Эдварда неуклонно влечет друг к другу. Это было видно невооруженным взглядом.
И вот так, бросить Эдварда, бросить всю идею с наследством… Наследство… Ребенок… Нет, нет, нет… Не может быть. Белла не такая…
Эсми прибавила скорости и выехала на автостраду, направляясь домой. Ей срочно нужно было позвонить Рене. Здравомыслие подруги сейчас ей виделось самым важным из приоритетов. Что скажет она, как отреагирует. И где сейчас Сэм?

ХХХХХ

- Майор Улей! – Крашеная блондинка зашла в салон, где ее ждал бравый майор, и протянула ему руку. Поцеловав ее, он быстрым взглядом оценил собеседницу. Молодая, лет 25-30, и очень ухоженная. Так, что волосы напоминают искусственные, а лицо ледяной каток, где даже малейший изъян безжалостно убирается спецтехникой до полного уничтожения.
Фигурой очень гордится и всячески подчеркивает ее достоинства. Полная грудь, которая чуть не вываливалась из весьма открытого выреза, длинные ноги, которых не скрывала крохотная юбочка, и загорелая кожа, которая была подчеркнута розовой помадой и одеждой светлых оттенков.
Предложив Сэму сесть, Сьюзен расположилась напротив и обратила на него все сияние своих ярко-голубых глаз.
«Цветные линзы», подумал Улей и поморщился. Ему как-то приходилось носить их, и удовольствие, надо сказать, было ниже среднего. На что только бабы не идут ради красоты.
- Что привело вас сюда, майор? – любезным тоном обратилась к нему миссис Свон, все еще глядя прямо в глаза.
- Я здесь по одному вопросу, который касается дочери вашего мужа.
- А что с ней? Я не поддерживаю связи с той семьей. Вспомнила о ней, только в связи с завещанием мужа.
- Я о нем и хотел с вами поговорить.
- О муже? – удивилась Сьюзен.
- Нет, о завещании.
Ее неестественного цвета глаза распахнулись во всю ширь.
- А что с завещанием?
- Вам нравится, как распорядился муж своим наследством?
- Это ему было решать, - твердо сказала она, глядя Сэму в глаза. – Как он захотел, так и сделал.
- Но, насколько я знаю, вы хотели, чтобы вышла статья про его завещание. К чему все это?
Сьюзен едва заметно вздрогнула, ее глаза моргнули, но она тут же взяла себя в руки и ответила:
- Ну, этот журналист выпустил ранее статью про всякие завещания миллионеров, магнатов, принцев, - у нее перехватило дыхание, но она продолжила: - А чем мой Чарли хуже? Он тоже имеет право на упоминание в престижном журнале. Я это сделала только из этих соображений.
Блондинка посмотрела на майора, потом перевела взгляд на свои длинные розовые ногти и скучающим голосом проговорила:
- Еще есть вопросы, майор Улей? – Ее голос стал елейным, обволакивающе приторным и манящим.
Сэм в полной мере осознал ее сокрушающее воздействие на мужские нервные окончания его тела. И если бы он был человеком другого склада, то, возможно, и потерял бы голову. Но закаленная в настоящих боях дубленая шкура майора, просто не пропустила эти сбивающие с рациональных мыслей сигналы, оставляя его голову трезвой, а мысли ясными.
Поднявшись с дивана, он подошел к ней и, добавив известную долю низких грудных нот в свой и так густой голос, сказал, глядя прямо в глаза:
- К такой женщине? Ну что вы, миссис Свон. Вас должны носить на руках, а не задавать вопросы.
Сьюзен вся расплылась от этого незамысловатого комплимента, мысленно добавив видного майора к списку своих поклонников.
Поцеловав ей руку, он попрощался и вышел, испытывая горячее желание помыть лицо и руки с мылом.
Сев в машину, он достал сотовый и набрал номер. Когда ему ответили, он хмыкнул и проговорил только одну фразу, но которая стоила тысячи других:
- Она виновна. 





Добавить комментарий
Комментарии (0)