8 августа 2013 Просмотров: 1921 Добавил: Roboshayka

Украденное счастье или долгая дорога к тебе... Глава 3


Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли.
Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором.

 

Поэтому просто собирала по крупицам свое ворованное счастье, чтобы накопить как можно больше к моменту, когда оно исчезнет, как мираж в пустыне, выжженной беспощадным полуденным солнцем.
— Нет, ты все- таки мазохистка,- говорила я себе. — Суслик-мазохистка.
Он много звонил, время от времени нам удавалось встречаться. И эти встречи были полны страстью на грани отчаяния. Порой он часами подвергал меня сладкой пытке, полностью порабощая не только тело, но душу.
О, я знала, за время наших разлук у него были другие женщины. И разум относился к этому вполне прагматично: молодой парень с горячей кровью — нужно же куда-то энергию девать. Но вот сердце — орган непокорный, и, иногда мысль, что кто-то еще делил со мной секреты его тела, сводила с ума. Поэтому я просто физическим усилием воли заставляла себя не думать об этом, наслаждаясь его изощренными ласками, отдавая себя без остатка.
А потом был дождливый вечер субботы, и я смотрела эту дурацкую церемонию для подростков. Ну кто, спрашивается, выдумал вручать премии за поцелуи?!
Когда он вместе с ней вышел получать награду, и началась эта невразумительная сценка с недопоцелуем, я просто запустила в телевизор попкорном, вскочила на ноги и начала кричать ему прямо в экран, что он бесчувственная скотина и может катиться ко всем чертям! И ведь знала, что это просто часть шоу на потеху публике, но что-то во мне сломалось в тот момент. Я позвонила Джону и пригласила его на свидание.
Ах да, Джон… Моя синица в руках…
Я ведь говорила, что устроилась в хорошую фирму. Они специализировались на работе с иностранными клиентами, в основном русскими, поэтому меня, можно сказать, с руками оторвали. Еще и помогли оплатить часть обучения для получения диплома. В общем, если личная жизнь медленно, но верно разваливалась, то профессиональная — наконец начала налаживаться.
Офис Джона располагался в том же здании и через неделю после того, как я начала работать, он пригласил меня на свидание. Я отказала. Еще через неделю он повторил попытку. Я отказала вновь. Коллеги смотрели на меня, как на сумасшедшую. Такой мужчина клинья подбивает, а она артачится. Если бы они только знали…
Но Джон оказался парнем упертым и сменил тактику. Так мы с ним подружились. Обедали вместе, болтали в перерывах, иногда он провожал меня до метро. Такое общение стало для меня отдушиной. Он не напирал, был исключительно галантен и терпелив. Я была этому рада, потому что даже мысли не допускала о чем-то выходящем за рамки дружеского общения.
И вот, я сама ему позвонила и назначила свидание. Он обрадовался, а я чувствовала себя последней сукой!
Так мы начали встречаться с Джоном.
Как рассказать о Джоне ему я не представляла. Не по телефону ведь. А у него, как назло, график был совершенно сумасшедший. Не то, что встретиться, даже на телефонный разговор сил у него еле хватало. Я малодушно молчала, оттягивая объяснение до последнего и чувствуя себя предательницей.
Самое ужасное было в том, что я совершенно точно знала, что никогда не смогу испытывать к Джону нечто большее, чем симпатия и привязанность. Запрещала себе сравнивать их, но это глупое сердце уже все знало.
Быть может, я бы смогла разлюбить его, если бы слава и популярность его испортили. Но, он, если такое вообще возможно, стал лучше. Из беззаботного мальчишки, живущего одним днем, он превратился в мужчину, который знает, чего хочет от жизни, и который твердо стоит на ногах. От осознания этого было только больнее…
За три месяца наших отношений с Джоном он несколько раз предпринимал попытки сблизиться. Я мягко, но решительно их пресекала.
Когда он сделал мне предложение, это было, как гром среди ясного неба. С чего бы он захотел на мне жениться? Знали мы друг друга недолго, к телу я его не допускала (наверное, подсознательно надеялась, что ему это надоест, и он меня бросит). Так и сказала. Он только добродушно усмехнулся:
— Я знаю, как сделать тебя счастливой. Со мной ты его забудешь.
— Откуда… ты знаешь?- заикаясь, промямлила я. Он ведь не мог на самом деле знать!
— Тебя глаза выдают, слишком грустные.
Ах, вот значит как! Я-то думала, что все под контролем. А оказывается…
— Мне не нужна твоя жалость!- тут же ощетинилась я. Он опять только улыбнулся:
— Это вовсе не жалость, поверь мне. Мы подходим друг другу…
Так Джон говорил еще какое-то время. Он был весьма убедителен, приводил различные аргументы, но добил меня фразой:
— Моей любви хватит на нас двоих.
Как же я не разглядела, что он влюбился? Не знаю, может я была слишком подавлена в тот вечер, может, немного пьяна, а может, мне просто было безумно одиноко и хотелось, чтобы рядом был кто-то, кто меня любит, кому я нужна… И я согласилась…
На следующий день позвонил ОН. Ему удалось выкроить немного времени, чтобы свозить меня в Париж. Билеты уже высланы, и мне остается только собрать чемодан. Я оборвала его на полуслове:
— Роб, я выхожу замуж.
Никто не знает, чего мне стоило произнести эти слова.
— Билеты уже высланы. Встретимся в Париже.
Вот и все, что он ответил...

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Утро. Небо хмурится серыми тучами, предвещая дождь. Отлично, прямо созвучно моему настроению. Пробираясь на цыпочках по номеру, собираю свои разбросанные вещи. Так и провалялись двое суток. Рубашку придется выбросить... Что ж, вроде все собрала. Пора прощаться.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)