16 февраля 2016 Просмотров: 520 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Эпилог, Часть 1

Эпилог. Часть 1
 
(Спустя полгода) 
*** 
Весенний день пах июньской сладостью. Солнце заливало маленький городок, словно теперь согласилось вернуться и вспомнить про него. Поместье Калленов купалось в белых праздничных лентах, они развивались на легком ветре. 
Пока вокруг кипели последние приготовления к празднику, двое сидели на лавочке, скрытой зелеными зарослями. Ландшафтные дизайнеры постарались на славу, каждый уголок был искусно сделан руками мастеров. Эдвард обнимал Беллу. Она склонила голову на ее плечо. Каллен бессознательно перебирал её волосы и пытался осознать реальность окружающего их покоя. Они не разговаривали. В этот день они вспоминали то, что произошло полгода назад. 
Та ночь на борту корабля осталась шрамами на душе каждого из них. Они не должны были пережить этого, не должны были в своем возрасте видеть все эти ужасы, смерть. 
И сегодня здесь присутствовали не все. Джейн больше не было. Так же как Уильяма, Сэма Адли. И Аро. 
 
Джейн и отца Джаспера хоронили в один день. Церемония получилась неожиданно помпезной и пышной, словно это могло возместить то, чего у Джейн не было всю жизнь, или как-то могло прикрыть грехи Уильяма. Город кипел, умы будоражила громкая темная история - почти развлечение по сравнению с сонными буднями. Но то, что для одних являлось страшилкой, для других было реальностью и непрекращающимися ночными кошмарами. Аро умер, но он не унес с собой в могилу их страх. Они продолжали жить скорбью, потерей, ожиданием подвоха. 
Среди этой помпезности, ловких, прожженных репортеров, официальных лиц и одноклассников Элис, Джаспер, Эдвард, Джеймс и Кай выглядели чужаками. И чувствовали себя так же. Они тянулись друг к другу и сторонились остальных. Белла была в больнице. К ним, как к участникам событий, было приковано много интереса, но ни один из них не был в силах говорить об этом. 
Кай думал, что не сможет подойти к Джейн. Когда пришла его очередь прощаться, он стоял в начале красной ковровой дорожки, смотрел на белый полированный гроб и не мог пошевелиться. Но рядом стоял Джеймс, и он должен был выразить ему уважение. Кай медленно пошел к девушке, которая умерла за него. 
Как же он ее не защитил? 
Она была старше него, но это абсолютно несправедливо - он должен был ее защитить, а не наоборот! Кая раздавливала вина. Оказавшись у гроба, он резко втянул воздух. Синие глаза потрясенно скользнули по неподвижной фигуре, по спине побежал мороз. Джейн была такой юной! И такой красивой. Она не выглядела так, словно минуту назад заснула, совершенно нет. На неё надели белое, как у невесты, платье. Ее волосы были ровно причесанны и уложены назад, словно она их и не обрезала. Так просто заплела косу, открывая овальное ненормально светлое лицо. Несмотря на бескровные губы, Янг была действительно красива. Это было немного пугающе из-за того, что она была мертва. Но Кай впервые видел на ее лице такой покой. 
Вольтури стоял у открытого гроба, держался за него и чувствовал, как свинцовая тяжесть гнет его к земле. Он был так ужасно виноват перед ней. Кай чувствовал себя плохо. Если бы он только мог все исправить. В том аду он не уследил и не предотвратил катастрофы, позволил ей спасти себя. То, что Джейн его так любила, делало его подавленным. Кай не был уверен, что сможет однажды выбраться из-под этого груза. 
Вольтури стоял уже неприлично долго около гроба. Друзья смотрели ему в спину. Он чувствовал это, но сейчас Джейн его волновала сильнее. Еще очень нескоро Кай пошевелился, прекратил ее рассматривать и осторожно приподнял ее ледяную руку, легко сжимая ее своей - живой и теплой. С бьющимся пульсом. Его не отталкивало это ощущение, он не боялся мертвых. 
«Слышишь? Мое сердце бьется. Благодаря тебе. Спасибо» 
Больше он ничего не мог ей сказать. Этого хватило. Потому что хоть он был поражен ее поступком, восхищен этой удивительной сильной девушкой, любил он Элис. А врать было нельзя. Это, то, за что так боролась Джейн, чего хотела больше всего – его жизнь. И он жив. И обязательно как-нибудь справится, чтобы её жертва была не напрасна. 
Пока что Кай не чувствовал особых сил. Его сердце было одновременно целым и разбитым. Элис вернулась к нему, но скорбь о Джейн и боль, связанная со смертью Аро давили на него. Он решил ждать.
Наклонившись, Кай приблизился к такому детскому, кукольному лицу Джейн и поцеловал ее в лоб. 
- Прощай. 
Ладонь Янг слегка нагрелась от его кожи. Когда шел обратно, Кай очень остро ощущал факт, что он жив. Наверно это нормально, когда соприкасаешься со смертью. 
Он встал рядом с Элис, а вперед вышел Джеймс и, шаркая, как старик, пошел по дорожке. 
После него пришла очередь Джаспера. Гроб его отца стоял чуть дальше, справа. Громкая двойная смерть, то, как они умерли, то, что Джас остался без обоих родителей – все это привлекло много публики. Карлайл постарался, как мог, чтобы из этого не делали шоу. Но Джасперу все равно горько было смотреть на происходящее. Всю жизнь его родители прожили в этом, и Уильям также и уходит. Ни один из них, так и не сможет извиниться перед ним. Наверно ему придется как-то жить с этим и простить их самому. По крайней мере, Елена не убивала себя. 
Элис стояла между Каем и Джаспером, потому что для них обоих этот день был трудным испытанием, и обоим нужна была ее поддержка. Между ними тремя больше не ощущалось тех сильных разрушающих чувств. Элис пожала напоследок руку Джаспера, и он вышел вперед. Остановился перед Джейн и тоже поцеловал ее в лоб. Его связывало нечто особенное с этой мертвой девушкой. Джаспер без страха дотронулся до ее щеки, погладил и шепотом попрощался как с другом. Больше он не боялся мертвецов. 
Его скорбь и боль внутри многократно усилились, когда он подошел к отцу. Уильям выглядел строгим и не таким красивым, как в жизни. Джас посмотрел на него в последний раз, пытаясь запомнить все. Больше он его никогда не увидит. Пришла пора прощаться. 
До него Джаспер дотронуться не смог. 
- Я прощаю тебя. 
Он скорее пошел назад, потому что ему снова стало очень страшно в этом огромном мире совсем одному. Джаспер спешил к Элис, заглянул в ее глаза и немного успокоился, прочтя там столько сочувствия, что стало возможно дышать. Он занял место между Элис и Эдвардом, касаясь их обоих плечами. Он не знал, что будет с ним дальше, лишь надеялся, что сможет остаться в этом положении. Если его примут. 
Время страха прошло. Ему пришлось пройти через огонь, чтобы избавиться от него. Он едва не сгорел. Но все же нет. Теперь Джаспер чувствовал горе, глубокое, боль, но не боялся любить. Он победил свой страх. 
 
*** 
Аро хоронили на следующий день. 
Он вторгся в жизни стольких людей, разрушил их, изменил столько судеб, но даже такое огромное влияние ничего не стоило. На его похоронах было всего семь человек. 
Шел сильный дождь. Кай был молчалив и отстранен, его лицо было замкнутым. Он стоял слева от отца и смотрел в одну точку. Элис неизменно находилась рядом с ним. Она прижималась к своему высокому жениху и по ее лицу катились слезы. Это был единственный человек, который плакал. 
Следующей, выпрямившись, стояла Белла. У нее был очень изможденный вид. Волосы казались черными, по сравнению с зеленоватой кожей - она проходила диализ, очищение крови. Все были против ее поездки, но Белла не могла не прийти. И никому не объясняла своих причин. 
Она не была уверена, что ее поймут. Да Белла сама не была уверена, что понимает. Свон была единственной, кого любил Аро. Кого он утащил в свою паутину, забился в нору, пытаясь найти последний шанс на спасение. Но не нашел. Чтобы не считал Кай, Аро умер сам. Потому что для него не было пути дальше. Белла понимала Аро так, как никто. Они могли видеть только жестокость его поступков, его звериное нутро. Белла видела больше, это не делало его лучше, просто более понятным. 
Она бы хотела никогда не видеть этого. И забыть то время, что провела с ним. 
Преподобный Вебер, как и все жители Форкса, знал, над кем он читает молитвы, чью душу пытается сопроводить наверх. Эдвард мог поклясться, что видит на его лице следы испуга. Аро продолжал вызывать страх даже мертвый. У него никого не было, поэтому церемония легла на плечи Феликса и Кая. Они не знали, что надо чувствовать. Лицо мистера Вольтури было печальным. 
Если для Вольтури это было неоднозначной и тяжелой обязанностью, Элис была продолжением Кая, то, присутствие остальных было необязательно. Скорее наоборот, после того, что сделал Аро. Они сами не знали, почему были тут. Поддержка Каю? Но он не ждал их, прекрасно понимал… 
Кай всю жизнь это понимал. Почему люди ненавидят его, сколько зла несет Аро, и принимал несправедливость. Он ни разу не отказался нести чужую вину, не возмутился, не скинул с себя незаслуженных обвинений. Хуже всего то, что он сам через все это непаханое поле эмоций чувствовал к Аро. Ведь тот все еще оставался его братом. 
Кровь нельзя победить. Каю, как и Феликсу, было больно. 
Возможно, с этого дня, ему больше не будет больно. Может быть, это все, наконец, закончится. 
Вольтури не ждал, что его друзья придут. Однако пришли все, даже Джаспер и Джеймс. Жизнь этих двоих Аро разворотил под основание. Про себя Джеймс даже жалел, что выжил, он не знал, что делать дальше. 
Дождь все усиливался, пытаясь смыть саму землю, очистить все вокруг. Черные зонты защищали маленькую группу людей. Элис никак не могла отпустить руку Беллы, так же как и оторваться от Кая. Из-за этого дождь пробирался между двумя зонтами и попадал на их с Беллой руки. 
Каждый из них пытался поверить в то, что все кончилось. Гроб был закрытым, вряд ли они смогли смотреть в его лицо. Когда священник закончил, рабочие опустили гроб и начали его засыпать. Аро похоронили рядом с Марком. 
В земле, теперь навсегда. Больше он не выберется и не сможет разрушить ни чьи жизни, принести горе. Все пошли к машинам, кроме Беллы, которая осталась стоять. Она не готова была попрощаться с Аро. 
Каллен остался с ней. Он обнял ее со спины, держа зонтик. Эдвард не знал, почему она настояла и ушла из больницы, зачем ей так необходимо быть тут и что Белла чувствует. Наверно она должна ненавидеть Аро или бояться. 
Он смотрел на ее застывшее лицо и пытался угадать. На секунду ему показалось, что на лице Беллы огромная, глубокая жалость. Это заставило его задуматься. Ему бы не хотелось умереть, зная, что нет ни одного человека, который бы его любил. Любовь – это самое сильное чувство, которое есть у людей. Никакие суррогаты не заменят его. 
Белла присела на корточки и положила раскрытую ладонь на свежую землю могилы. 
 
*** 
Первый месяц был самым тяжелым. Состояние Беллы вызывало серьезные опасения. После бесконечных сеансов диализа, ослабленный организм выдавал отклонения одно за другим. Он отказывался принимать хоть какие-нибудь таблетки, поэтому после недели в больнице Беллу забрали домой. 
Ей сложно давалось возвращение к прежней жизни. Ночью она просыпалась и обливалась потом, пытаясь понять, что реально. Она заново училась отличать и верить в действительность. Ей необходимо было видеть Элис каждый день, чтобы убедиться, что все в порядке, та, и в правду, существует и ее можно взять за руку. Напряженная обстановка сложилась и с Чарли. Белла не могла оторваться от Эдварда, совсем. Если он уходил, у нее тут же начинали сами собой катиться слезы. Ей становилось страшно, что что-то случится, и Эдвард не вернется. Шериф по-прежнему не выносил Каллена, но Белла была так слаба, и у нее так часто поднималось давление, что Каллену пришлось жить у них. Он сносил неприязнь Чарли и был терпелив. Им всем пришлось несправедливо быстро повзрослеть. Эдвард проявлял удивительную мудрость, был так заботлив по отношению к Белле, что шериф со временем начал сбавлять обороты. Сложно не перегорать в неприязни к человеку, с которым живешь под одной крышей. Эдвард невольно вливался в их семью, и Чарли с отчаянием наблюдал, как сначала Рене, а потом и он сам начинают привыкать к Эдварду и смиряться. 
Каллен носил Беллу со второго этажа вниз, возил в больницу, уговаривал выйти из дома и подышать воздухом. Чарли понимал, что сами бы они не справились. Белла пыталась поправиться, но сил у нее не было, поэтому он буквально тащил ее на себе, отдавал все свои силы. Это помогло - через месяц она немного пришла в себя. Каллен теперь спал в ее комнате. И хоть у Чарли с Рене по этому поводу вышел скандал, шериф все же уступил. Его дочь начала смотреть ему в глаза, а не себе под ноги, и в тайне он уже смирился с Эдвардом. Не каждому выпадают такие испытания, а Каллен прошел их и заслужил свое доверие. 
Очень не скоро Белла перестала испытывать страх, что с Эдвардом случится что-то плохое. Они по-прежнему проводили все время вместе, но Свон все больше становилась похожа на себя прежнюю. Когда физическая слабость прошла, и ее организм большей частью избавился от ядов Аро, она начала ходить и первым делом поехала к Вольтури. 
Эдвард сидел в гостиной и шепотом говорил с сестрой, пока Белла находилась с Каем на кухне. Их было видно в проём двери. Свон привстала, держась за скрещенные на груди руки Кая. Его поза была закрытой. Элис тоже почти жила у Вольтури, ездила к Карлайлу или домой только на выходных, а так постоянно находилась здесь, рядом с Каем и Феликсом, поддерживая их, привыкая быть частью их семьи.
Эдвард спросил, как Кай. Элис оглянулась и прошептала, что пока успехи не велики. 
Элис справлялась лучше всех – ей вернули Беллу. Кай, Эдвард, Джас – все ее любимые люди остались в целости, она выздоровела, словно ничего и не было. Теперь пришла ее очередь быть опорой Каю. И смотря на них, Эдвард точно знал, что они справятся. 
Кай вдруг потянулся, разомкнул руки и сам первым обнял Беллу. Свон уткнулась ему в плечо. 
 
*** 
Последний день перед зимними каникулами они решили сделать пробным - отличный шанс проверить, готова ли Белла. Все остальные уже ходили на занятия. Эдвард учился пока на дому, пытаясь изредка приобщить и её. 
Эдвард и Белла приехали пораньше и сразу зашли в школу, чтобы найти Элис и Кая. Но нашли Джеймса. Тот, не веря своим глазам, быстро пошел к Белле. Опомнился и остановился в шаге от нее, прекрасно видя Эдварда за ее плечом. 
- Привет. – Белла сама коротко обняла его и отстранилась. – Ты как? 
- Привет. 
Было видно, каким облегчением для него стал приход Беллы. Все думали, что Джеймс исчезнет на следующий день после похорон сестры. Но он остался, вероятно, не знал, куда идти. Или к кому. 
Свон улыбнулась, пытаясь подбодрить Янга, ей вдруг очень захотелось помочь ему. Наверно Эдвард переполнил ее заботой и теплом настолько, что она, наконец, снова могла что-то отдавать сама. Белла благодарно сжала руку Каллена, очередной раз думая, как ей повезло оказаться второй половиной этого удивительного человека. Эдвард не всегда был таким, но он таким стал. 
Джеймс не знал, что дальше. Он колебался: попрощаться ли с ними, словно они обычные одноклассники, уйти или что? Белла просто кивнула, и они пошли, о чем-то говоря, втроем. Никто не собирался гнать его или оставлять вне круга. Янг почувствовал облегчение, идя рядом и слушая про их планы на каникулы. 
На Рождество они собирались в Финикс к Селесте. Свон предложила и ему, но Джеймс покачал головой. Все итак слишком странно: он работает в сервисе отца Кая, остался в школе. Ему надо съездить на Аляску, забрать те немногие вещи, что были у них с Джейн. Он привезет их сюда и будет пытаться найти свое место в Форксе, осесть тут. 
Они повернули в крыло искусств и наткнулись на неожиданное препятствие. Кай и Элис не услышали их приближения и отпрыгнули друг от друга. Они определенно были смущены! Неожиданно парочка, пойманная на поцелуях, рассмеялась, повеяло чем-то прежним, чем-то нормальным и здоровым. Белла вдруг закрыла глаза и улыбнулась. В этот момент она отпустила Аро. 
- Эй, Эл? 
- Что?! – заранее вскинулась коротышка. 
- Что-то давно не было слышно твоего скучного Бетховена. Что так? 
- Если у тебя в зачатке развит музыкальный вкус, и ты считаешь… 
Белла широко улыбнулась, пропуская это ощущение через себя: все хорошо. 
 
По пути на первый урок к ним присоединились Анжела и Эммет. Всё возвращалось на свои места. Даже окружавшие их вечные сплетни. Белла пообещала себе, что в колледже станет самой тихой и незаметной студенткой! Учителя приветствовали их с Эдвардом по-разному, но ему вернули его президентский пост, Коупов уволили, а учеба снова стала бесплатной. В их школе не было секретов, поэтому все знали об участии Каллена в этих событиях. Эдвард снова стал очень популярен. 
Сам он наблюдал за Свон и решил, что эксперимент удался – Белла выглядела оживленной. На большой перемене в столовой они впервые заметили Джаспера. Эдвард знал, что они с Карлайлом только вернулись из суда, где улаживали формальности. Карлайл и Эсми стали официальными опекунами Джаспера до двадцати одного года. Все понимали, что Джас не может жить один в огромном доме Уитлоков, поэтому он перебрался в поместье. Эдвард был бы рад видеть его почаще, но не мог надолго уезжать от Беллы. Они общались по телефону. Ему очень хотелось подойти к Джасу, сидящему в одиночестве, но он не знал, как отреагирует Белла. За их столом висела тишина, все смотрели на Уитлока. Эдвард уже намеревался поговорить со Свон, как та внезапно сама встала и, ничего не объясняя, пошла к Джасперу. 
Сколько Эдвард себя помнил, Белла ненавидела Джаспера. А тому сейчас и так несладко, он с тяжелым сердцем привстал, собираясь пойти за ней, но потом сел и решил дать ей шанс. 
*** 
Белла шла к Джасперу. Вся ненависть, которая поднималась в ней раньше от одного его вида испарилась. Когда Свон увидела, как он сидит один, ранее самый популярный парень школы, два стакана сока перед ним, словно к нему должен кто-то присоединиться, она поняла, что больше не чувствует неприязни к Уитлоку. Белла остановилась, и парень посмотрел на нее с удивлением. 
- Ты? 
- Да. 
- Чего ты хочешь? 
- Чтобы ты сел с нами. 
Белла потянулась и положила руку на его плечо. Каллен за ее спиной сиял. 
- Правда, Джаспер, давай попробуем все сначала? 
- Ну… - Джас поколебался, подбирая слова. Они с Беллой всегда с трудом находили общий язык. – Я был бы рад. 
- Ну, отлично, значит пошли. 
- В новой жизни, я не пошлю, Свон, - не совсем весело, но усмехнулся он. – Я стараюсь вести себя хорошо. И, кстати, не пошли, а пойдем. 
- Видимо с праведностью уходит и чувство юмора, - вздохнула Белла. Она знала, что они все равно будут ершиться в своем общении, хотя бы не всерьез. – И, пожалуйста, называй меня Беллой, Джаспер. 
Он даже остановился. Но потом опомнился и догнал её. Элис и Эдвард раздвинули свои стулья, чтобы Джас смог втиснуться. Он сел и неуверенно оглянулся, задержался взглядом на Эммете. Тот уже ходил, костыли лежали между их с Анжелой стульями. Он не стал отворачиваться, наоборот, внимательно посмотрел на Уитлока, и его губы слегка тронула слабая улыбка. 
- Привет, Джас. 
Уитлок был удивлен, но пытался это скрыть. Джаспер знал, что некоторые из них опасаются, что он снова покатится под откос, если оставить его одного. Однако был безумно рад оказаться внутри этого круга, а не снаружи. 
- Ой, – Уитлок вдруг ударил себя по голове. – Я забыл про Розали, - он оглянулся на свой стол, где остались два стакана с соком. 
Джаспер остановился, вспомнив, какая это больная тема. Они с Роуз не делали ничего плохого, просто Эдварда не было, и ему не с кем было особо общаться в школе. А дома была только Эсми, и хоть она очень тепло к нему относилась, этого все равно было мало. Как-то на биологии Хейл сама села с ним, а потом они дошли до физики вместе. Джаспер подумал, что сможет общаться хотя бы с ней, и сегодня занял ей место в столовой. Сейчас он не знал, что делать. 
Пока он решал, Хейл вошла в столовую, огляделась и увидела, где он сидит. Она помедлила, потом презрительно усмехнулась и пошла к группе блондинистых девчонок. 
- Предупреждаю, Белла, - сказала коротышка. – Если ты позовешь за наш стол Хейл, я поеду в Лос-Анджелес и убью всю группу Chili Peppers! 
- Бетховен был скучным и глухим! Ты знала, Эл?.. 
 
*** 
Время лечит всё. Это утверждение избито, но действенно. Эдвард, Белла и остальные ходили в школу, усиленно пытались нагнать учёбу и старались делать как можно больше нормальных повседневных вещей. Это казалось немного нереальным, но помогало. Друзья негласно пришли к решению, что больше всех пострадала Белла, и всячески оберегали её. Элис считала, что Каю так будет проще. С его проблемами они справлялись вдвоем, наедине, когда их никто не видит. 
Проблем хватало. И одну из них подкинула Рене. После своего первого дня в школе Белла возвращалась домой оживленной. Эдвард тоже сиял, радуясь, что эксперимент удался. Они вошли в дом и удивились царящей в нем тишине. Белла позвала сначала папу, потом маму, но никто не откликнулся. 
Они нашли шерифа в кухне. Он всё ещё был в полицейской куртке, хотя его смена закончилась два часа назад. Сидел за столом и опирался головой на руки. Чарли посмотрел на них, в его кулаке был смятый лист. Прощальная записка Рене. Она извинялась и говорила, что задыхается в Форксе. 
Эдвард, и до того не ходивший в её поклонниках, очень рассердился. Он не понимал, как она могла бросить свою больную дочь. Едва поднявшись, Белла снова оказалась в постели. Все его труды пошли насмарку. Эдвард не стал разыскивать Рене, звонить и сбиваться с ног. Он в тот же вечер собрал Беллу, и они вчетвером с Каем и Элис улетели в Финикс, на каникулы к Селесте. Но даже там они продолжали ждать подвоха. Словно передышка была всего лишь временна, а покой – иллюзией. Ночью каждый из них засыпал со страхом, что кошмар вернется, что завтра уже может не быть. Оттого они не расставались – Эдвард, Белла, Элис и Кай. 
Одним прекрасным февральским утром, когда они уже вернулись, Элис не выдержала этого напряжения и сидя за завтраком с Каем и Феликсом, громко спросила: 
- Кажется, кто-то хотел на мне жениться! Или ты передумал? 
Кай вынырнул из глубокой задумчивости и тряхнул головой, будто старался очнуться от сна. Посмотрел на неё удивленно. 
- Конечно, нет. 
- Тогда не вижу препятствий, чтобы начать готовиться к великому торжеству. 
Феликс с полным ртом быстро переводил по ним взглядом и, кажется, даже не дышал. 
- Великому? – На лице Кая появилась не до конца определившаяся улыбка. 
- Именно, - подтвердила коротышка. – Учти, я собираюсь собрать весь город. Не меньше. 
А потом она громко и облегченно засмеялась, ведь Кай впервые за очень долгое время улыбнулся по-настоящему. 
 
В школе Элис объявила друзьям о своих планах и счастье, которое их ждет. Участие в грандиозной подготовке. Никто не осмелился ей перечить. Они с головой ушли в это занятие и отвлеклись от тяжелых мыслей. При Джаспере старались сдерживаться, чтобы не задеть его чувства, но это работало - постепенно они перестали ждать подвоха. Элис вела ожесточенные сражения с Карлайлом, который противился любому решению, касающемуся свадьбы. То, что он дал свое благословление, не мешало ему всячески демонстрировать свой склочный характер. Каждые выходные Элис ездила в отчий дом, и никто из ее друзей не упускал возможности понаблюдать за баталиями, разворачивающимися там. Откровенные топорные нападки Карлайла встречались с гибкой тонкой дипломатией Кая. Но будущий «счастливый» тесть не терял надежды подловить Вольтури на чем-то неблаговидном. Эдварду было ясно, что его отец где-то даже сам наслаждается этими остроумными поединками. Хорошо, что к Белле он был лоялен. Однажды, у них даже получилось собрать на праздничный ужин Карлайла и Чарли за одним столом, и никто не пострадал. Разве что Кай, которому в тот вечер досталась тройная доза язвительности Каллена. 
Чарли был отстраненным и подавленным с побега Рене. Ужин был задуман как попытка его отвлечь. Свон тревожилась за отца. Белла видела, что Чарли очень одинок. У него была только она и Элис. Но в сентябре они уедут в колледж, что тогда будет с ним? Белла представляла его вечера в пустом доме, и у нее сжималось сердце. Она поделилась переживаниями с Эдвардом, и тот предложил устроить совместный семейный ужин. 
Попытка провалилась, и домой Белла ехала на заднем сидении полицейской машины расстроенной. Она сжимала руку Эдварда, и они молча обменивались взглядами. Каллену казалось, что Белла ждет от него помощи, и он изо всех сил старался что-то придумать. 
Решение нашлось неожиданно. Однажды вечером им позвонила миссис Брендон и попросила Чарли помочь. У них прорвало кран. Шериф согласился и поехал спасать тонущее семейство Брендонов. Белла и Эдвард дождались его ухода и позвонили Элис, думая, что это она придумала. Однако выяснилось, что коротышка тут ни причем, а Кай уже починил кран. Им оставалось только удивляться. 
С того дня Чарли начал подозрительно пропадать на службе. Элис иронизировала, что с таким рвением улицы Форкса будут самыми безопасными в штате. А Чарли краснел и пропускал ее намеки мимо ушей. Догадаться в чем дело, не составляло труда. Младшее поколение с понимающими усмешками смотрели на новоиспеченных Ромео и Джульетту. Однажды Белла застукала шерифа в ванной при попытке вылить на себя полбутылочки терпкого одеколона. Чарли ужасно смутился, а Белла терла глаза, которые слезились от плотного «аромата», и уверяла, что преступники теперь будут убегать от него со скоростью света. 
Эта забавная мелодрама продолжалась до одного прекрасного мартовского вечера. Белла и Эдвард должны были ночевать у Калленов, но поменяли планы и решили собраться вчетвером, посмотреть фильм дома. Конечно, шериф не ожидал гурьбы подростков, и они с Эмили попались в весьма пикантной обстановке. В одежде родителей был намечен некоторый беспорядок. Пока Элис хихикала, Белла краснела, а парни пытались сделать вид, что их тут нет, Чарли был вынужден признать, что они попались. Краснея не меньше дочери, он попросил Кая и Эдварда оставить их одних. 
Эдвард ответственно покивал, а сам, стоило выйти из дома, приник к окну. 
- Эдвард! – выразительно намекнул ему Кай. 
- Что?! Неужели ты думаешь, что я упущу эту сцену?! Это мой коронный час, я должен насладиться его стыдом. – Каллен пытался остаться незамеченным и подглядеть, что происходит внутри. Элис и Белла сидели на диване, сбоку от них в кресле расположилась Эмили, а Чарли взволнованно ходил по комнате и выглядел ужасно виноватым. 
- А я думал хоть у вас с шерифом идиллия, нет? 
- Он смирился, что мы с Беллой вместе. Но я всё ещё помню, сколько он мне крови попил. Я на задних лапках ходил, чтобы он не выкинул меня из их дома. Кай, помоги, если мы приоткроем окно, то услышим их разговор! 
- Нет, я в этом не участвую, - твёрдо заявил Вольтури. 
Эдвард с досадой взглянул на друга и начал осторожно подбираться к раме. У него получилось, он тихонько нажал на стекло, и тут прямо над ним вынырнула разгневанная физиономия шерифа. Каллен ойкнул от неожиданности. 
- Вот, черт! 
- Нет, всего лишь я. А теперь марш отсюда оба! – отрезал Чарли. 
Кай и Эдвард сочли за благо последовать его совету. 
*** 
Белла сидела рядом с Элис и завидовала беззаботности подруги. Она тоже была рада отношениям папы и Эмили, но все же смущалась. Они с Чарли спорили лицами оттенками красного, Элис светилась как лампочка, а Эмили хранила молчание. 
- Девочки, мы хотели с вами поговорить. 
- Да что уж там, - широко ухмыльнулась коротышка. 
- Элис! – одернула ее мама. 
- А что? Хотите, я вам помогу: вы с Чарли вместе. И мы с Беллой очень рады за вас. 
Чарли облегченно выдохнул и посмотрел на дочь: 
- Это правда? 
- Да, пап. Я хочу, чтобы ты был счастлив. А как ты начал тайком ходить к Эмили, ты словно заново родился. 
Шериф прекратил метаться по комнате и сел на ручку кресла Эмили. Та взяла его за руку. Они смотрелись так мило вместе, что девчонки тут же растаяли. А потом вопросительно переглянулись между собой, так как родители начали о чем-то перешептываться. 
- Кхм-кхм, - покашляла Элис. – Не хочу напоминать, но ты, мам, сама учила меня, что неприлично шептаться в обществе. – Эмили снова хотела сделать замечание дочери, но Чарли ее остановил. 
- Элис, Белла, есть еще один важный разговор, - серьезно начал он, и тут Элис закричала: - Вы хотите пожениться!!! 
- Элис, как… - ахнула мама, но Брендон уже ничего не слышала. Она набросилась, обнимая сразу маму и Чарли, крича что-то нечленораздельное и радостное. Шериф сначала замер, а потом очнулся и пораженно рассмеялся, обнимая свою любимицу. 
- Так ты не против, чтобы я женился на твоей маме? 
- Ты шутишь? – спросила Элис, все еще крепко сжимая её шею. – Я с четырнадцати лет мечтала, чтобы ты стал моим папой! Можно я теперь буду тебя так называть, когда Карлайла не будет рядом? 
Чарли слегка ошалел от радости. Белла всматривалась в его сияющее лицо и чувствовала, будто наблюдает все это со стороны. Теперь с ним все будет в порядке. 
- Белла, - обратилась к ней Эмили. – Почему ты молчишь? А ты не против того, что я стану частью вашей семьи? Я не посягаю на место твоей мамы. Оно всегда будет принадлежать Рене. Я просто хочу быть рядом с тобой и твоим папой. 
- Мам, оставь, Белла всегда медленно соображает. Она тоже рада, - отмахнулась Элис, но Эмили ждала ответа Свон. 
- Элис права. Я рада за вас, - сказала Белла. Эмили неуверенно вытянула руку, предлагая ей присоединиться к семейному объятию. И Белла присоединилась. Старое кресло не выдержало, у него отломалась ручка. Они упали на пол, и не ясно кто громче смеялся – Элис или Чарли. 
 
Свадьба Чарли и Эмили прошла очень тихо. Они расписались в городской ратуше, а после был скромный праздничный обед. На нём присутствовали их дети, Каллены, Блэки, Кай и Феликс. Последний в скором времени грозил стать родственником шерифу, и Чарли принял это, как неизбежное зло. Он уже не подозревал Феликса в пособничестве старшему сыну, но привычка сильнее натуры. Обед прошел почти мирно. Джейк счел своим долгом убивать взглядом Эдварда всякий раз, что тот оказывался рядом, а Каллен пытался быть очень-очень терпеливым. Джейк не унимался и пару раз нахально делал комплименты Белле. Жалея Каллена, та негромко попросила друга прекратить. 
- А почему? – громко возмутился Джейк. – Ты, в отличие от Элис, не обручена, а, значит, ничего не должна ему. 
- Я ему свою жизнь должна, - спокойно произнесла Белла, стараясь не привлекать внимания к их разговору, и попросила: - Джейк, будь милым, не порти вечер, пожалуйста. 
А когда все встали из-за стола, Эдвард незаметно подошел к Джейку, наклонился с улыбкой и негромко сказал: 
- Еще раз приблизишься к Белле, и я тебе голову оторву. 
Что-то в его взгляде не позволило Джейку ничего сказать в ответ. Он стоял и изумленно наблюдал, как Каллен с той же милой улыбкой отходит от него, и пытался понять, что заставило его проглотить язык всего от одного взгляда? 
- Глупость какая, - встряхнул головой он и поспешил избавиться от этих мыслей. 
Гости разошлись рано, а Чарли и Эмили уехали на два дня в Калифорнию. Дом Брендонов продали, ведь теперь новоиспеченная, но очень крепкая семья Свон жила под одной крышей. Таким образом, детская мечта Элис и Беллы сбылась. 
*** 
На новость об объединении семей Свон и Брендон друзья отреагировали с большой долей недоумения. А Эммет на свою беду совсем не умел держать рот на замке. Он громко заявил, что теперь Эдвард никогда не сможет жениться на Белле, ибо это будет инцест. Он уже ходил без костылей, и Эдвард отвесил ему такой подзатыльник, что Маккартни потом всем жаловался, что у него перелом черепа. 
Идея устроить вечеринку в доме шерифа тоже принадлежала ему. Белла сомневалась, Джеймс горячо поддерживал, Кай был категорически против, но как всегда вслух ничего не сказал. Вечеринку в самом разгаре остановил Чарли, прибывший раньше срока. При виде рассерженного, красного, словно помидор, шерифа Эдвард смертельно побледнел. И был прав - вся вина легла на него. Чарли еще долго пилил и упрекал Каллена, что на него нельзя положиться. А Эдвард сердился на друга, который загадочным образом забыл дорогу в их дом на пару дней. Его предательница-сестра тоже. Кай и Элис отсиживались у Феликса, а им с Беллой досталось все недовольство. 
После этого Эдвард поклялся, что не позволит втравить себя ни в какие авантюры, и поэтому очень сопротивлялся идее Эммета и Джаспера. Уитлок не попал с ними на рождественские каникулы в Финикс, и они придумали замечательный план. Джас и Эммет хотели устроить уикенд как в старые-добрые времена. Только они трое, Вегас, карты, выпивка и бесконечные увеселения. Эммет громко фантазировал об этом вслух, но только до тех пор, пока на горизонте не появлялась Анжелы. Тогда он тот час же смолкал, делал огромные испуганные глаза и заговаривал об экзаменах. Эдвард сомневался, ему не хотелось уезжать на несколько дней от Беллы. Но Джас заслуживал эту поездку. 
В итоге он согласился. И всё действительно получилось, как раньше. Наутро он проснулся с сильной головной болью, похмельем и долго смеялся над тем, что Джаспер и Эммет умудрились пожениться. У них было поддельное свидетельство о браке. Эммет заставил Каллена поклясться, что он будет молчать. Эдвард и молчал, Эммет сам всем разболтал об этом забавном и позорном случае. На неделю они стали объектами для шуток друзей. 
Эдвард больше не пользовался привилегиями, поэтому никто не потрудился подогнать им расписание. Теперь занятия у компании различались. Математика совпадала только у Элис, Джаспера и Эдварда. Элис использовала всякую возможность проводить время с Джаспером, и поэтому сидела с ним за партой. Готовясь к уроку, она неожиданно сказала: 
- Я подумала и поняла: всё же это нечестно. 
- Что? – оставил свой рюкзак Джаспер и повернулся к ней. 
- Эммет?! Ты же обещал мне первой жениться, еще в детском саду. Чем он лучше меня? – она засмеялась. 
Джас не поддержал шутку. Элис испугалась тоске, появившейся в его глазах, и запоздало поняла, что не стоило шутить на эту тему. Он молодец, хорошо держится, но это не меняет его чувств. Просто внешняя легкость заставила забыть про настоящее положение дел. 
- Я бы сделал всё, чтоб ты позволила мне выполнить моё обещание. 
Он отвернулся к окну. И весь урок Элис промучилась угрызениями совести. Она твердо намеревалась поговорить с ним после звонка, но Джас опередил её, повернулся и, как ни в чем не бывало, сказал: 
- Я сегодня еду в «Красные вязы». Ты как, со мной? 
«Красные вязы» - была клиника с узкой специализацией. Так, по крайней мере, они себя называли. По сути это была элитная психушка. Долгое время там лечилась Елена, мать Джаспера, и он сам обращался за помощью после несчастного случая с той девочкой. Карлайл, как опекун Уитлока, настоял на продолжении встреч с доктором Робертом, больше того – он пытался заставить ездить туда и Элис. Коротышка болезненно относилась к напоминаниям о периоде ее недомогания и наотрез отказалась. Заявила, что ее проблемы в прошлом. Однако все равно ездила - с Джаспером. Кай не ревновал её, а Уитлок не давал поводов. Слишком поздно, но Элис стала для него приоритетом. 
Брендон ответила согласием и неловкость ушла. Джаспер хорошо держался и не показывал своих чувств. Он любил её и больше не хотел разрывать на части. 
*** 
Незаметно подкрался выпускной. Они все более-менее успешно сдали экзамены. Эммет сокрушался из-за низкого балла по литературе, Джаспер с трудом, но вылез в отличники. Белла и Элис обменялись аттестатами и громко рассмеялись – те были идентичны вплоть до одного предмета. Эдвард порадовал Карлайла медалью, а Кай сначала хотел ради прикола завалить все предметы, а потом вспомнил, что детские выходки ему уже не к лицу, и получил все свои высшие баллы. Джеймс пытался украсть его аттестат и подменить на свой, где баллы были откровенно низкие. Эммет потешался над ним, ведь он гораздо старше них. Янг с достоинством игнорировал насмешки, а потом сломал машину Эммета, и тот неделю ходил пешком. 
На выпускной бал полагалось приходить с парой, и это стало проблемой. Белла, тревожась за Джаспера, предложила всей компании пойти без пар, просто по-дружески всем вместе. Джеймс выслушал ее предложение и при всех предложил ей пойти с ним. Прямо на глазах позеленевшего Эдварда, которому он так любил щекотать нервы. Джаспер спокойно сказал, что уже пригласил спутницу. Когда он ушел, Свон выразила опасения: 
- Я боюсь, что он пригласил Розали. 
Эдвард перекосился в отвращении и заявил, что у Джаспера не может быть такого плохого вкуса. 
- Я тоже не верю, что он пригласил её, - Элис поддержала брата. 
- Розали, точно! – воскликнул Джеймс и тем же вечером пригласил ее пойти на выпускной бал с ним. 
Когда его друзья узнали об этом, их переполнили эмоции. 
- Как тебе это в голову могло прийти? – громко спрашивал Эдвард, кривя губы. 
- А что? Ты же Беллу забрал. Должен же я с кем-то идти. А я тоже хочу красотку! 
- У тебя нет вкуса, Джеймс, - сообщила ему Элис. 
 
В день выпускного Белла и Элис долго готовились в своей комнате. Создание красоты заняло много времени и принесло много счастья Элис. Она была взбудоражена, а Свон отстранена. Элис знала этот взгляд. Белла снова думала об Аро. Иногда на нее находили эти приступы, и тогда она ничего не слышала, никого не замечала, только смотрела в одну точку. Элис схватила ее за руку и почувствовала, что та ледяная и ходит ходуном. 
- Что с тобой, Белла? – спокойно спросила она. Свон услышала, посмотрела на неё. – Не надо так. Сегодня наш выпускной. Мы закончили школу. Давай, как следует, это отметим. 
- Ты права, просто я хандрю. Мы начинаем взрослую жизнь. – Она попыталась улыбнуться. 
- Особенно я. Ведь: через неделю я выхожу замуж!!! – коротышка не удержалась и последнее магическое слово прокричала. - Секунда – и в комнату вбежал Чарли, ища врагов по углам комнаты. – Ой, прости, Чарли. Это Белла радуется тому, какое я ей платье красивое выбрала. 
- А, - шериф рассеяно посмотрел на них и вздохнул. - Вы, правда, очень красиво выглядите, обе. Только, Элис, почему такой вырез? Ты ведь собираешься надеть пиджак сверху, да? 
- Ага, а еще церковную рясу, - фыркнула коротышка. На ней было голубое платье со струящейся по ногам юбкой. Оно могло бы показаться невинным, если бы не вырез капелькой на груди, который открывал больше, чем нужно было. Элис напомнила себе о том, чтобы не поворачиваться к Чарли спиной, ведь спина у платья отсутствовала как таковая. 
- Мэри Элис, я не шучу. Мама не одобрит… 
- Ну, папочка, - хитрая Брендон выбрала самый обожающий голос, и это, как всегда, сработало. – Кай защитит меня от всех негодяев, ты же знаешь. 
Чарли тяжко вздохнул, ворча о том, как непросто быть отцом двух девочек-подростков, и сообщил, что парни уже приехали. Элис забыла про него и вылетела из комнаты. Чарли посмотрел на дочь. 
- А ты как, готова? 
- К чему? – со вздохом спросила Белла. – К взрослой жизни? Не уверена. А бал как-нибудь переживу. 
- Свон не танцуют, мы хороши в другом - ухмыльнулся Чарли, прекрасно зная, от кого Белле передалась нелюбовь к паркету. Он подошел к дочери и неловко поправил выбившийся из прически локон. – Ты у меня красавица. 
Белла подумала, что Эмили сделала ее отца мягче. 
- Пап, я никогда не говорила тебе спасибо. 
- За что? – испугался Чарли. 
- За то, что приютил меня у себя. Мысль переехать к тебе была моим лучшим решением. 
- Даже не смотря на все, что произошло? – негромко спросил Чарли. 
Белла посмотрела ему в глаза и твердо кивнула. Неважно, здесь она обрела дружбу, семью, повзрослела, здесь она встретила Эдварда. 
 
Каллен ждал её у начала лестницы. Белла остановилась и посмотрела на него. Безупречный смокинг, осанка уверенного в себе человека, резкие мужественные черты лица, расслабленная легкая усмешка. Когда его зеленые глаза обратились к ней, вышла перегрузка, и Белла шагнула, не помня лестницы, и едва не скатилась с неё кубарем. Эдвард был превосходен. А она не могла привыкнуть к этому. 
- Белла! – и вот уже она ловит его расширенные от страха зрачки напротив себя. Каллен сжимает ее запястья, его пальцы побелели. Он никогда не даст ей упасть. Белла с улыбкой посмотрела на его хватку, и тут сердце екнуло и пропустило такт. Она снова посмотрела на захват на своей руке. 
 
«Изабелла…». Она поднимает глаза, а Аро все сильнее сжимает кулак, она вынуждена от боли опуститься на колени. Её мольбы ничего не дадут, ему нравится, когда ей больно. 
 
- Белла, - тревожный голос Каллена разрушил ее оцепенение. – Белла, посмотри на меня. 
Глубокий вдох - и она смотрит на него, пытается изобразить спокойствие, которого нет: 
- Извини, просто задумалась. Идем? 
Эдвард поверил, всё получилось. Белла научилась искусно скрывать свои кошмары наяву. 
- Давай не пойдем в зал? Твоя мачеха заставляет всех фотографироваться. Мне кажется, Кай скоро покусает её. – Каллен улыбается, а, значит, совсем не подозревает её. 
Белла беззаботно кивает и предлагает улизнуть через окно. Эдвард смеется, и их ловят с поличным. Эмили выглядывает из гостиной: 
- Эдвард, Белла - фотографироваться!!! 
 
Выпускной бал не сильно отличался от осеннего. Те же люди, те же танцы, только костюмы у всех наряднее, а в воздухе летает дух разлуки. Они в последний раз видятся таким составом, дальше у каждого начнется свой путь. К Калленам, Белле и Каю привычно обращено повышенное внимание. В их парах нет сюрпризов, и они уже давно вместе, однако ученики по привычке ждут от них нечто этакого. Им жалко расставаться с такими колоритными объектами для наблюдения. 
Эдвард увидел издалека Джаспера и потянул Беллу за руку к нему. Они подошли и удивленно остановились, разглядывая смущенную спутницу Джаспера. 
- Ирина? – не удержался Эдвард и посмотрел на друга. 
- Да, - сказал тот. – Надеюсь, ты ничего не имеешь против? 
- Нет, конечно, - поспешил Каллен, а Белла почувствовала дискомфорт. Ей не хотелось вспоминать, что Эдвард когда-то был с Ириной. Её Эдвард. 
За их спинами раздался громкий свист. Они обернулись и увидели Джеймса, который тащил к ним за руку Хейл. 
- Джаспер, у тебя что, какая-то болезнь? – весело спросил он. – Ты испытываешь какое-то нездоровое влечение к бывшим подружкам своих друзей. 
Бестактность Джеймса была просто невероятна. Эдвард не знал, что сказать, а Джаспер тут же вспыхнул: 
- Кто бы говорил, Янг! – он кивнул на Розали, и в тот же момент по ее лицу понял, что оскорбил её. – Черт, Роуз, я не хотел тебя обидеть. 
- Ты и не обидел, - ядовито улыбнулась Хейл. – Жаль, что ты пришел на выпускной не с Элис. Очень жаль. 
- Э-э… - раздался за их спинами голос Элис. – Кажется, это не самое удачное время появиться... 
Белла подвинулась, и стало видно Элис и Кая. Джаспер смотрел на неё, не отрываясь. Слова Розали попали в цель, и его оборонительная смешливая ирония снова прорвалась, и из-под нее показалась тоска. 
- Нет, самое время, - произнес он. – Розали лишний раз напомнила нам всем, что у нее нет сердца. Ничего, Роуз, зато у тебя длинные ноги, можно считать, жизнь удалась. 
- Иди к черту, Джас. 
Розали отвернулась и быстро пошла в толпу. Джеймс развел руками и поспешил ее догнать. Они остались вшестером, повисла тишина. Спасла заигравшая медленная мелодия - Кай плавно потянул за собой Элис. Опомнился Эдвард, посмотрел на Уитлока, без слов спрашивая его. Тот очнулся и перестал смотреть на то, как танцуют Элис и Кай. 
- Конечно, иди. Ирина, может, хочешь потанцевать? 
Денали согласилась, а Эдвард с облегчением вернул все свое внимание Белле. 
Они покачивались под медленную музыку, руки Беллы запястьями лежали на шее Эдварда. Она моргнула и опустила голову на его плечо. Каллен умиротворено вздохнул. 
- Ты сегодня необычно тиха. 
Белла с трудом разобрала его слова из-за музыки. Надо было что-то ответить, но она не могла оторваться от него, не могла говорить. Покачала головой и вдохнула такой знакомый запах - Эдвард рядом. 
Белла зажмурилась. Некоторое время танцевала с закрытыми глазами, пока голова не начала «плыть», потом резко распахнула веки и увидела темную фигуру в дальнем углу зала. Эти черные волосы, длинный плащ - она бы узнала его везде! 
Свон схватилась за шею. Это не может быть реальностью. Он умер, умер! Его больше нет. 
- …Белла! – Эдвард тер ее плечо. Свон перевела глаза на него и тут же обратно, взгляд заметался в поисках. Парень с черной тканью в руках накрыл колонку. Она сходит с ума, как можно было спутать? Белла посмотрела на свою руку, что все еще стискивала горло, на Каллена и поняла, что всё плохо. 
- Душно. Выйдем в сад? – коротко предложил Эдвард и повел её на улицу. 
Он промолчит, не спросит про Аро. Боится. Это так и останется между ними - преграда, стена, через которую им не пробиться. Вольтури мертв, но умудряется вредить ей даже с того света. Они остановились, смотря в разные стороны. Белла знала, что он мучается, хочет ей помочь, но боится спросить. 
«Не спросит, не спросит», - вертелось в голове. «И не надо», - она испуганно завертела головой, а в следующий миг бросилась ему на шею, подтянулась на руках, ища его губы, торопливо заговорила: 
- Я люблю тебя, слышишь? Так люблю тебя, Эдвард. Спасибо… 
- За что? – нежно смеясь, спросил он. 
- За всё, - невпопад сказала Белла, пытаясь сильнее прижаться к нему. 
Ей было плевать, что кто-то на них смотрит. У неё была огромная потребность его обнимать. 
 
Тёмный человек совсем поломан. Она выныривает из багрового марева и видит его скрещенные руки. Голова не ясная и кружится, как корабль, что покачивается под ними. Он смотрит вперед, загнанный волк. У него никого нет, совсем никого. Бедный он, отчаянный, такой одинокий. 
- Пусть всё кончится, - шепчет темный человек. 
А она тянется к нему, из глаз текут слезы, пытается обнять, пропустить сквозь пальцы черные волосы. Её падший ангел. Люцифер. Она помнит его имя и шепчет его. Аро… И в глубоких, словно черные дыры, глазах зажигается безумный страх, он отталкивает ее руки. Он так боится её. 
- Не бойся меня…Аро… Я не причиню тебе зла. 
 
Белла обнимает Эдварда крепче, чтобы яркие живые образы ушли. Нельзя его звать, он умер. И зачем? Он был чудовищем. Свон прикусила губы, чтобы не заплакать. Поймала себя на том, что отрицательно качает головой и остановилась. Она не хотела никогда видеть душу чудовища, измученную, истерзанную. Изуродованную. Не хотела его понимать, но те дни – наедине, в его клетке, не могли пройти бесследно. Белла никогда не говорила никому об этом. 
- Поедем домой? – произнес ей на ухо Эдвард. Они уже больше десяти минут стояли посреди дорожки и привлекали к себе внимание. Белла намертво вцепилась в него и не шевелилась. Она покачала головой: 
- Нет, это же наш выпускной. Все в порядке. 
Эдвард бережно обнял Свон и повел в зал. Там играла зажигательная мелодия, Ньютон со Стэнли конкурировали с парой Эммета и Анжелы. К ним робко пытались присоединиться Лорен и Остин. Эдвард нашел Джаспера и подошел к нему. Ирина не сводила глаз с Уитлока, а тот не замечал. Он взглянул на Беллу, которая была ещё бледна, и спросил: 
- Все в порядке? 
- Именно, - ответила Свон, помня, что повторила его слова минуту назад. Хватит с неё сегодня дежавю. 
Джас не поверил, но не стал настаивать. 
- Смотри на Ньютона, он так старается, что, мне кажется, Эммет вот-вот его ударит. 
Эдвард посмотрел и хмыкнул. Джас был близок к истине. Бедный Майки, он даже не подозревал, что не стоит так горячиться. 
- Пойду-ка я предотвращу трагедию. 
Эдвард оставил ее с Джаспером и пошел к Маккартни. Белла знала, что Кай и Элис сейчас где-то гуляют под луной, признаются друг другу в любви, и с тоской думала, почему ее душа никак не может выздороветь? Она должна сама сейчас ходить за руку с Эдвардом среди укромных дорожек сада, тайком целоваться и вспоминать, как они познакомились, как враждовали и про глупое детское пари. В этот последний день они должны были вспомнить всю историю, вздохнуть с ностальгией или посмеяться. А она может только пытаться не смотреть по сторонам, чтобы не сойти с ума и не увидеть в очертании тени Аро. 
- Не хочу навязываться, но ты выглядишь бледной, как смерть, - снова произнес Джаспер. – А сегодня не Хэллоуин. – Их отношения с Беллой кардинально изменились, но Уитлок оставался собой и просто не мог быть милым и слащавым. Его циничный едкий юмор был ему необходим. 
- Плохо себя чувствую. 
- У женщин это бывает, - сказал Джас. – Хотя бы раз в месяц. 
- Уитлок! Дело совсем не в этом. – Белла была рада возвращению Эдварда. Он привел с собой горячащегося Эммета. А за ним показалась знакомая светлая макушка в вышине – Кай. А значит и Элис. И вскоре Белла уже сжимала руку Брендон. 
«Элис не существует... Ты выдумала ее…». Ложь. Зачем ему это понадобилось? Так жестоко. 
- Беллз, ты мне руку сломаешь! 
Свон опомнилась и со смехом выпустила маленькую ладонь подруги, которая существовала. Никто ничего не заметил. Белла пробежала по всем глазами и остановилась на Эдварде. Он смотрел на неё. 
«Нет, только не это. Не смотри на меня так, не понимай меня. Не надо». 
- Да что ж вы вечно группкой ходите! – воскликнул, приближаясь, Джеймс. Розали стояла рядом с ним, ее лицо было непроницаемо. 
- Снова ты? - недовольно спросил Джаспер, будто имел в виду неизбежное зло. Он смотрел на Розали и прикидывал, стоит ли с ней поговорить. Что-то подсказывало, что он ей задолжал. – Джеймс, ты что выпил весь коньяк из-под барной стойки? Я его вообще-то для себя приготовил. 
Янг весело засмеялся, покачнулся и начал нащупывать в воздухе Розали. 
- Эй, красавица, поддержи меня морально и физически. – Хейл отошла на шаг, а Джеймс притворно опечалился. – Ты разбила мне сердце. – А потом повернулся к Уитлоку: - Знаешь, что я подумал, Джас? 
- Для меня шок, что ты умеешь это делать, - парировал тот. 
- Зря умничаешь. Я подумал, что ты настоящий мачо! Сам посуди, - громко продолжил ораторствовать Джеймс. - Все присутствующие дамы, - он широким жестом обвел Элис, Розали и Ирину, - побывали в твоей постели. – Он заранее причислил Ирину к списку. - Кроме прекрасной Беллы, в которую я давно влюблен. Это ж какая статистика получается: три из четырех! 
В воздухе повисло напряжение. Никому не могло понравиться напоминание об этом. Эммет нахмурился, Эдвард не понимал, что нашло на Джеймса, а Вольтури окаменел. Девчонкам было ещё хуже. Янг одной фразой умудрился «удружить» всем. 
- Пойдем, - Джаспер схватил Джеймса за пиджак на спине, намереваясь выйти с ним в сад. 
Джеймс слишком ловко для пьяного выкрутился и с готовностью встал напротив Джаспера. 
- Поединок? Это как раз то, что мне нужно. Я к твоим услугам, Джас. – Он шутил, но взгляд его был злым. Стало ясно, что он этого и добивался. Джеймс уже давно не дрался ни с кем по-настоящему и хотел проявить весь арсенал приемов – честных и нет, соскучился по бандитской жизни. 
Джасперу было плевать на это преимущество, он никогда не уклонялся от вызова. Уитлок первым пошел на улицу. Кай незаметно пристроился за Янгом, и стоило тому шагнуть к боковой аллее в тень кустов, схватил руку Джеймса, заломил ее за спину. Янг не мог шевельнуться. 
- Отпусти его, - потребовала Розали. – Мне еще надо сегодня с кем-то танцевать. 
- Уверен, найдутся желающие, - сказал ей Вольтури, ожидая, что она уйдет. Но Хейл осталась, так же как и все остальные. Каю не хотелось, чтобы было столько зрителей. В идеале: он и Джеймс. Кай не собирался позволить произойти это потасовке, не потому, что защищал Уитлока, а потому что это было нечестно. Из них, он один мог ответить на приемчики Джеймса, причем троекратно. Поэтому решил, что его задача: уладить ситуацию. – Джеймс, никаких драк. 
- Да иди ты… - выругался под нос Янг. 
- Кай, отпусти его. Ему же больно, - попросила Белла, выступая вперед. Каллен не без удовольствия помешал ей приблизиться. – Кай, ты меня слышишь? 
Вольтури не мог проигнорировать Беллу. Отпустил Джеймса, настороженно наблюдая за ним. 
- Я тебе не враг, Джеймс. 
- Ага, ты мне друг, - поддакнул тот с сарказмом. – Лучший. Ну и зануда ты, Лис, не дал нам с Джаспером повеселиться. - Он отвернулся от них и предупредил: - Даже не думай за мной топать, Вольтури. Я выпью еще пару шотов и лягу спать, как младенец! 
Кай остановился. Розали почувствовала себя неуютно среди них и удалилась. Эммет посмотрел на неё и, не объясняя, пошел следом. Они остались вшестером. Ирина выглядела откровенно растерянной, она ничего не понимала. И всё пыталась держаться ближе к Джасперу. 
- Ну, этот Янг… - с чувством произнес Эдвард. – Он же святого доведет! Зря ты, Кай, остановил его. С удовольствием бы помог Джасу проучить его. 
- Не говори так, Эдвард, - попросила Белла и посмотрела на них. – Вы что не видите? Он просто храбрится, а сам жизни не рад. Оттого и шутит так глупо. После смерти Джейн, он не понимает, куда себя деть. Мне его жаль. 
Кай кивнул, про себя соглашаясь со Свон. Их мысли, как часто бывает, текли в одном русле. А вот Элис посмотрела на неё удивленно, как и остальные. За раздражающими шутками и выходками Джеймса они не заметили истинного подтекста. Что он сам давно себе не рад. 
- Ничего, оправится, - нарушил неуютную тишину Джаспер, вздыхая. – Вот женится на Хейл и у него появится смысл жизни: терпеть ее стервозность. 
Они улыбнулись, а через минуту сошлись во мнении, что это гениальный выход. Тогда Джеймсу точно не придется скучать.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)