16 февраля 2016 Просмотров: 483 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Эпилог. Часть 3

Эпилог. Часть 3
 
*** 
Джаспер стоял перед церковью, крутил в руках коробочку и о чем-то думал. Июнь был лучшим временем для свадьбы. Было тепло, но еще не слишком жарко. Так идеально, не правда ли? 
В этот день он терял любовь, вероятно, всей своей жизни. Элис выходила замуж. 
И как ни прискорбно признавать, не за него. Ему это снилось, однажды. Элис и подвенечное платье, она сидела перед зеркалом, а подол белоснежного платья потяжелел от крови. Милый такой намёк – Вольтури всегда ассоциировались у него с кровью. Наверно, он уже тогда догадался о таком развитии сюжета. Элис выходит за Кая. 
Джаспер еще раз повторил про себя последнюю фразу и сжал сильнее коробочку, закурил. Он знал, что всё, что сейчас происходит, следствие его поступков. Каждый человек – кузнец своего несчастья. Он посмотрел вверх, прищурился и выпустил струйкой над собой дым. Жаль, что мозги включились так поздно. Сколько бы можно было изменить… 
Он никогда не ценил того, что имел. Был богатым, а притворялся нищим. У него было всё: дружба, пусть и не идеальные, но оба родителя, дом, состояние, положение, Элис готова была идти за ним на край света. Её сердце полностью принадлежало ему. А он снова и снова заставлял любимую женщину вставать на колени. И она вставала. Каждый раз, что он вынуждал. Это извращение приносило ему какое-то удовольствие. Не её мучение – нет, Джаспер никогда не хотел причинять Элис боль. Но сам факт – он доказывал, что она готова сделать это для него. Джаспер все никак не мог поверить в её любовь и требовал подтверждений. Хотел клятв, что Элис не бросит его. Она клялась, а он не верил. Эта детская эгоистичная жестокость привела его к краху. Каждый раз, когда Элис оглядывалась, его не оказывалось за её спиной. А он должен был быть там. И однажды она оглянулась, а там оказался Кай. 
Вольтури знал цену счастья, ведь в отличие от него он действительно был нищим. Иногда это помогает. Бедняк знает цену каждой копейке. Кай делал то, чего не делал он – всегда был с Элис. Когда бы она ни оглянулась, он оказывался за ее спиной, чтобы поддержать. Джаспер знал, что Вольтури любит Брендон не меньше него. В какой-то момент Элис сломалась, сдалась, и Кай смог проскользнуть в её сердце, забрать его место. Джаспер понимал, что уже слишком поздно, чтобы отыграть ситуацию назад, нельзя бесконечно разрывать Элис. Но он просто не мог отказаться от последнего шанса. 
*** 
Элис сидела перед зеркалом и нервничала. Церемония через час, а в зале что-то произошло! И никто не говорит ей что. У неё должна быть идеальная свадьба. Она – Элис Каллен! И где носит Беллу?! Небось, сейчас сидит, хихикает со своим закадычным другом. Лицо Элис осветилось мечтательной улыбкой при мысли о Кае. 
Дверь открылась, и Брендон воскликнула: 
- Ну, неужели! Белла, где ты… - и оборвала себя. 
К стене, скрестив руки, прислонился Джаспер. Она растеряно смотрела на него. 
- Джас? – удивленно протянула Элис, потом ей вдруг стало неуютно. В голову закралось подозрение, что он вернулся к старому, но всего на секунду. Нет, Джаспер не причинит ей вред. 
Уитлок прошел через комнату и встал за ее спиной. Теперь они оба отражались в зеркале. 
- Джаспер, зачем ты пришел? Вряд ли, чтобы поздравить меня. 
Он покачал головой: 
- Не за этим. 
- А зачем? 
Уитлок положил на стол перед ней черную бархатную коробочку. 
- Я не могу не попробовать, ты понимаешь, Элис? 
Она сразу догадалась, что внутри. Джаспер присел и взял ее руки в свои. Посмотрел в глаза: 
- Открой. 
Элис подчинилась, открыла и увидела на черном бархате красивое обручальное кольцо. Он не мог удержаться, пока еще был хоть малейший шанс, пока не поздно. Пусть даже ввязаться в безнадежную битву – неважно, речь идет об Элис. А, значит, он обязан попробовать. 
- Элис, ты знаешь: я люблю тебя. Выходи за меня. 
Он мог не говорить о том, что не повторит старых ошибок, они оба знали, что не повторит. По тому, как она отвела вниз глаза, Джаспер сразу всё понял. Элис скажет «нет». Джаспер догадывался, и все равно это сильно повлияло на него. 
Элис осторожно закрыла коробочку и поставила на стол. 
- Было время, когда я готова была идти за тобой на край света. Когда ты был смыслом моей жизни, но теперь я люблю Кая. Мне очень жаль, Джаспер. 
Он поднялся и попытался усмехнуться: 
- Так и думал, что ты откажешь. Но какой-то крошечной частью надеялся. Я бы всегда винил себя, если бы не попробовал. 
Элис встала со стула, в комнате раздался шорох свадебного платья. Джас вдруг посмотрел на его подол, но тот был белоснежным. Он перевел глаза на Элис. 
- Ты такая красивая. – Малышка смотрела в его глаза серьезно. Она, правда, выглядела как ожившая мечта. Джас улыбнулся, ему очень хотелось поцеловать её в последний раз. - Я не могу сделать ничего, чтобы заставить тебя любить меня. 
Элис стояла, не шелохнувшись, застыв в своей невероятной красоте. Джаспер мог читать по ее глазам. Он хорошо знал её. 
- Знаю, - он ласково улыбнулся ей. – Я не прав. Ты любишь меня. Просто его больше. Поэтому я уйду. Чтобы ты могла быть счастлива. Прощай, любимая. 
Он наклонился и поцеловал ее в лоб, вдохнул запах ванили и с силой оторвал себя, пошел к двери. Улыбался. Наверно немного переигрывал. Но лучше уж так, чем душещипательные драмы, вопли и истерики. Просто некоторое время он будет много нервничать и курить. 
Вышел из церкви и пошел через сад, чтобы ни с кем не столкнуться. За спиной послышался тихий свист. Джаспер оглянулся и увидел в окне Кая. Остановился. Вольтури перелез через подоконник и спрыгнул, не торопясь, подошел к нему. Джаспер думал, что он придет в бешенство. Ведь Кай не дурак, понял, зачем он приходил. Вместо этого Вольтури смотрел на него без всякой неприязни. Просто смотрел. 
- Последняя попытка? – спросил он. 
- Я не мог не попытаться. – Джаспер сердился на себя из-за того, что чувствует вину. Ведь они с Каем не друзья, он не должен оправдываться. 
- На самом деле я тебя понимаю, - смотря ему в глаза, сказал Вольтури. – Я бы тоже попытался. Я не злюсь на тебя. 
- Вот спасибо, теперь мне сразу станет легче, - съязвил Джас, стоя напротив бывшего врага. 
- Я надеюсь, что у тебя все наладится, - честно сказал Кай, не стыдясь своих слов. Он никогда не стыдился искренности. 
- Мое «наладится» сегодня выходит за тебя замуж, - Джаспер посмотрел на него и попробовал призвать на помощь старую ненависть. Жаль, что не получалось. 
Они не были друзьями, и никогда бы не смогли ими быть из-за того, что любили одну женщину, а она могла остаться с кем-то одним из них. Но, возможно, в другой жизни, все было бы иначе. 
- Джаспер, я обещаю, что позабочусь о ней. Сделаю её счастливой. 
- А ты старательно сыпешь соль на раны. 
- Брось, - поморщился Кай. – Для тебя это важно, не отпирайся. 
Это было правдой. Той ночью, когда согласились прикрыть друг другу спины на корабле, они приняли негласное соглашение. Для них обоих Элис была важнее. И не смотря ни на что, Джасперу было нужно знать, что она счастлива. Пусть даже не с ним. 
- Важно, - согласился он. – Смотри, если ты ошибешься, не убережешь её или… - его голос сорвался. Джаспер покачал головой, потом усмехнулся: - Я найду тебя, Кай. Я найду тебя, где бы ты ни был. 
Кай протянул руку. Джас поколебался, но потом пожал её. Вольтури серьезно посмотрел на него и заявил: 
- Я буду осторожен. 
Джас едва не закатил глаза. Как типично для Вольтури, странно, что он не дал ему клятву чести. «Элис, Элис, ну что за вкус…» 
Он отвернулся, сунул руки в карманы и пошел к выходу. 
 
*** 
Джаспер шел только вперед, не оглядывался по сторонам. Хотел уйти, как можно дальше, оставить все за спиной, потерять память. Как жаль, что он больше не полный придурок, а то можно было бы сделать какую-нибудь глупость: пустить пулю в лоб, заляпать обои до потолка кровью из вен, прыгнуть с парашютом без самого парашюта. Такими темпами он дойдет пешком до самого Порт-Анжелеса. Кажется, у него была машина? Она осталась у церкви. Точно, там, где Элис сегодня выйдет замуж. 
Надо просто шагать. И плохие мысли уйдут. Только вот они не уходят. Похоже, без драм не обойдется. 
Джаспер останавливается и пытается усмехнуться, но лицо не слушается его. Он думал, что справится один. Не справится. Без драм не обойдется. 
Неожиданно на него кто-то налетает со спины, он чувствует удар, вокруг него сжимаются руки. Джас пытается обернуться, видит девушку с русыми волосами, которая изо всех сил его обнимает. Ирина? Зачем она тут? 
- Эй, полегче. Что ты делаешь? 
Денали не может расцепить своих рук, цепляется за него, словно не в силах отпустить. Однажды он видел такое и этот взгляд – преданный и переполненный безграничной любовью - У Элис, когда она готова была идти за ним на край света. 
- Знаешь, любить молча еще можно. Это очень трудно, но выносимо. Но смотреть, как мучается тот, кого ты любишь – нет. Поэтому прошу только об одном: не гони меня. 
Гнать? Джаспер смотрит на эту девушку. Она всегда была такой тихой и скромной и всегда находилась где-то неподалеку. Он не обращал на это внимание. А сейчас Денали цепляется за него, как будто от этого зависит ее жизнь. Он приподнимает взгляд в небо и вскидывает бровь, будто спрашивая его: «Ты серьезно? Это и есть твой выход?». Дико иронично, он готовит язвительный ответ, но спотыкается о препятствие - голубые, переполненные отчаянной надеждой глаза, и вдруг теряет слова. 
- Не буду, - с трудом удается выговорить ему. 
Это сложно – она сжимает его руку, и появляется оно… Чувство, что ты не одинок. Ее трепетные дрожащие ладони, Джаспер почему-то не может оторвать взгляда от ее лица с веснушками. Он качает головой, криво улыбается. 
- Обойдемся без драм. 
Ирина снова цепляется за его руку. Джас смотрит в небо с раздражением, злым весельем и, как ни странно, с надеждой. 
 
*** 
Коридор семь шагов в длину. Семь шагов туда поворот, обратно. Кай изучил его до мельчайших подробностей. Он волновался и не мог дождаться. До церемонии оставалось полчаса, но они тянулись невыносимо долго. Сколько в своей жизни он ждал Элис? Что значат эти тридцать минут? 
И все же он кружил по замкнутому пространству, как зверь в клетке. Каждая секунда была мучительна. Его переполняло нетерпение. Это был самый счастливый день в его жизни, сегодня Элис станет его женой. Завтра они уже будут на Карибах. Ох, только бы дожить до этого момента! 
Приоткрылась дверь, выглянул Эдвард и улыбнулся: 
- Пора. 
Кай едва не сбил его с ног, бросаясь в зал. Зашел и словно налетел на стену – встал, оглядываясь по сторонам. Как сильно тут всё изменилось. Кай медленно прошел в центр зала, поднял голову вверх – теперь винтовой лестницы не было видно, на стенах иконы и проемы красивых витражей. Он посмотрел на белую статую архангела с копьем. После реставрации церковь не узнать, словно всё происходило не здесь. Кай осторожно прошел мимо архангела, не поворачиваясь к нему спиной, и подошел к алтарю, где стояли Эдвард, Феликс и священник. 
Отец пожал ему руку и сказал, что счастлив за него. Кай решительно отогнал мрачные призраки прошлого, нет, он не позволит им испортить этот день. В груди снова растеклось это приятное новое чувство. Обстановка вокруг - колеблющееся пламя свечей, запах ладана и воска, сводчатые потолки и темные иконы со святыми ликами – все это заставляло подобраться и притихнуть в ожидании какого-то мистического таинства. Кай подошел к иконе, изображающей троицу, и посмотрел на лицо того, кто был посередине. Обычно ему приходилось общаться с ним более абстрактно. 
Он хотел поблагодарить, но не нашел слов. Не смотря на то, что венчание было его желанием, Элис была ближе ко всему этому. Молитва не вызывала у нее такого труда, как у Вольтури, ее сердце легче открывалось богу. Кай верил, но все равно не мог подобрать слов. Он попробовал выразиться не словами, а иначе – отдать то чувство благодарности, что ощущал. За жизнь Элис, за то, что она смогла его полюбить, за то, что они сегодня здесь. Когда он закончил мысленно перебирать все причины, набралось немало. Он отошел, чувствуя какое-то незнакомое чувство легкости и умиротворения. Наверно это всё свечи. 
Зал начали заполнять люди, Кай стоял с Эдвардом сбоку от алтаря, чтобы их не было видно, и ждал. Гости устраивались, вокруг царила суета. Истекали последние минуты, и он больше не волновался. Наоборот – его переполняло торжественное спокойствие. Он вспомнил о том, что говорил утром Эдвард и очнулся: 
- Я забыл спросить: как успехи? 
Каллен сразу понял, о чем он, расплылся в широкой улыбке и радостно сообщил: 
- Победа! Она сказала «да». 
Кай засмеялся и пожал ему руку. 
- Поздравляю. 
- Мы объявим всем потом. Во-первых, не хотим отбирать ваш праздник, а во-вторых, я должен успеть сбежать в Мексику. Там шериф меня не достанет! 
Заиграла музыка, и они одновременно выглянули в зал. Все гости сидели на своих местах, а в центр уже медленно полз преподобный Вебер. 
- Похоже, пора, - сказал Эдвард и хлопнул его по плечу: - Ну что, наш выход? 
Кай вышел в наполненный людьми зал и встал справа от священника, Эдвард немного в стороне за его спиной. Вольтури оглянулся: в первом ряду справа сидел его отец и Эмили с Чарли, и Эсми, вытирающая слезы, проход, по которому скоро появится его невеста, и левый ряд, где сидели Джеймс, Анжела, Эммет и даже недовольная Рене. Он посмотрел дальше, встречая лица одноклассников и просто знакомых. Все они смотрели на него. Кай перебежал взглядом вверх – на сводчатый потолок, расписанный облаками и ангелами. Неожиданно запели одновременно несколько голосов. Они пели красиво и величественно, без музыки и от этого звучали еще лучше. Кай попытался разобрать слова, но неожиданно двери церкви раскрылись. Внутрь ворвался июньский ветер и принес с собой сладкий запах цветущего сада и моря. Кай глубоко вдохнул и увидел, как в дверях появляется тонкая фигурка в развевающемся голубом шифоне. Белла остановилась, нашла глазами его и ослепительно улыбнулась. Пока шла по проходу она успела ему подмигнуть. Когда появилась вторая фигура, сердце Кая снова ёкнуло, но это снова была не Элис. Маленькая пятилетняя девочка в костюме ангела разбрасывала перед собой лепестки роз. Они ложились на зеркальный пол и отражались в нем. Дойдя до конца прохода малышка замешкалась, наверно никто не сказал ей, куда идти потом. Эсми вытянула руку поманить ее к себе, но девочка к всеобщей неожиданности пошла к Каю, встала около него. Гости вздохнули от умиления, некоторые засмеялись. Эсми забрала ребенка. 
Поющие голоса стали громче на несколько тонов. Все поняли, что сейчас появится невеста. Кай попытался найти голоса, но те, будто были бесплотны, лились с самих икон. Он больше не мог их искать и повернулся к дверям. Вот оно! По ступеням поднялся Карлайл, с гордостью ведя под руку свою дочь. 
Кай потерял дар речи. Элис стояла в начале прохода. Он забыл про всех присутствующих, про хор только смотрел на ослепительно красивую девушку в белом. Снежное платье струилось от тонкой талии вниз, сверкало на груди и тянулось длинным шлейфом сзади. На Элис была фата, и свет с улицы мешал рассмотреть ее лицо. Он выпрямился и недоверчиво вдохнул, вспомнив, что надо дышать. 
Элис шла к нему и с каждым ее шагом, пространство становилась светлее. Он не мог дождаться. Каю хотелось поднять фату и заглянуть ей в глаза. Наконец, это произошло - Карлайл поднял фату, поцеловал Элис, и она повернулась к нему. Каю показалось, что он видит ее первый раз в жизни, его глаза расширились. Он инстинктивно протянул руку, неважно какие там правила церемонии, ему необходимо дотронуться до неё! 
Элис с сумасшедшей улыбкой сжала его ладонь. В ее глазах собирались слезы. Кай не мог от них оторваться, он забыл, что они тут не одни, даже забыл, зачем они тут. Только смотрел на свою невесту. Он любил Элис всем сердцем, так, что ему даже становилось больно. Она улыбалась и старалась держаться. 
Хор голосов смолк, и заговорил священник. Он произносил очень важные слова, иногда рассеянному сознанию удавалось что-то вырвать из общего потока: тайна соединения двух в одно… благословение… святость уз... Кай и Элис смотрели друг другу в глаза, они понимали, какой это ответственный момент. Дороги назад нет - церковный брак нерасторжим, поэтому они его и выбрали. Теперь дорога у них только одна – та, по которой они выйдут из этой церкви и пойду по жизни. Элис не выдержала - из ее глаз покатились слезы. Кай сжал ее ладони, пытаясь подбодрить. Они едва не пропустили свое время – священник предложил повторить за ним обеты. 
Кай говорит первым: 
- Я, Кай Вольтури, беру себе тебя, Мэри Элис Каллен, в свои законные жёны, чтобы быть с тобою и оберегать тебя с этого дня и впредь, в благополучии и в невзгодах, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас. 
Потом приходит очередь Элис. Она внимательно повторяет слова за священником: 
- …беру себе тебя, Кай Вольтури, в свои законные мужья, чтобы быть с тобою и оберегать тебя с этого дня и впредь, в благополучии и в невзгодах, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас. – Преподобный Вебер хочет продолжить, но Элис вновь заговаривает. Ее голос звучит взволновано и торопливо: - Я люблю тебя и хочу, чтобы ты знал: даже если мой разум снова потеряется, где бы я ни находилась – «там» или «здесь» - я всегда буду любить тебя. Я хочу, чтобы ты это помнил. 
Это неожиданное небольшое нарушение церемонии заставило гостей переглядываться, им был не понятен смысл слов Элис. Но для них двоих он имел большое значение. Кай наклонился поцеловать ее в благодарность за эти слова. 
Раздался смех. «Еще рано!» - закричали из толпы. Звонче всех смеялась малышка-ангела на первом ряду. Жених и невеста опомнились и со смущенными улыбками оглянулись. Священник поторопился, пока его снова никто не перебил: 
- В знак верности и любви прошу вас обменяться кольцами. – Кай и Элис выполняют его просьбу, и преподобный Вебер успокаивается, говорит неторопливо и величественно: - То, что Бог соединил, человек не разлучит. Объявляю вас мужем и женой! Можете поцеловать невесту. 
Он облегченно выдохнул, а Кай с сумасшедшей улыбкой впился в губы своей жены, наклонив ее вниз, как в фильмах. Послышался одобрительный свист и аплодисменты. Особенно старался Эммет, отбивая себе ладони. Мамы, утопая в слезах, бросились поздравлять молодых первыми. Карлайл рыдал от отчаяния в уголке, гости окружили мистера и миссис Вольтури плотным кольцом. Все обнимали и поздравляли молодоженов. 
Кай не выпускал руки Элис. К ним пробрались Эдвард и Белла, Элис помахала им, пытаясь сказать что-то сквозь крики и шум. 
- Что? – смеясь, кричала Белла. – Громче, Эл! 
- Я замужем!!! – закричала изо всех сил Элис, вызывая новую волну смеха. 
Белла потянула руки, из-за толпы они никак не могли друг до друга дотянуться. Еще одно отчаянное усилие и их ладони сомкнулись, а через миг девчонки уже обнимались. 
- Поздравляю, Элли! 
Элис счастливо что-то кричала, кажется, что она теперь миссис Вольтури, Белла готова была плакать и смеяться. А Чарли уже подталкивал их обоих к выходу. 
Вскоре молодые под градом риса пробежали по ступеням и сели в шикарный черный порш. Он поехал, таща за собой громыхающие консервные банки. Гости и церковь остались позади, Кай посмотрел на Элис и засмеялся. 
- Что? – не удержалась она. 
- Теперь ты моя жена, - удовлетворенно произнес он. 
- Навсегда, - кивнула Элис. 
- Навсегда, - повторил он и поцеловал девушку, которую любил больше всего на свете. 
 
*** 
- Эдвард, куда ты тянешь мою дочь? 
Молодожены только что уехали, Чарли придерживал Беллу за плечо, препятствуя попыткам Каллена, который отчего-то очень спешил к машинам. У шерифа сработал инстинкт: бегут – лови! И он поймал дочь и сейчас очень ждал ответа. 
- Да оставь их, Чарли, - вступилась за них Эмили. 
- А куда они так спешат? – не сдавался подозрительный шериф. 
- Мы просто хотим вам кое-что сказать, - сказал Эдвард, и они переглянулись с Беллой. – Сидя в машине.
- Почему сидя в машине? – не понял Чарли. 
- Узнаешь, пап, – простонала Белла и торопливо побежала за Эдвардом к машине. Тот открыл ей дверцу, потом быстренько запрыгнул сам и открыл окошко, высовываясь к Чарли. 
- Мы решили пожениться! – а потом громко закричал водителю: - Да гони же ты, гони!!! 

Машина сорвалась с места, оставляя одного крайне рассерженного шерифа.  

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)