16 февраля 2016 Просмотров: 467 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 8. Часть 1

Глава 8. Тайно. Часть 1
 
Джаспер 
*** 
Еще один день, еще один урок, еще одна перемена. Место действия все тоже – столовая, эта арена, театр действий. Даже актеры те же. Школа так любит наблюдать за ними, стремные ботаники по углам обсасывают сплетни, до ломоты в языке обсуждая каждое их действие. Неудовлетворенные своей скучной жалкой серостью, его жизнь им кажется пределом мечтаний. Только они не догоняют, что для них это гребанный сериал, а для него реальность. 
До тошноты естественная Свон решила больше не играть в их сериале и взяла просто так вышла, будто так можно. А за ней и эти двое. 
Эти двое. 
Джас с ненавистью посмотрел на парочку, которая игнорировала всех вокруг, занятая только собой. Люди могут сколько угодно наблюдать за ними, они такие расслабленные… Малышка улыбается, она счастлива. Без него. Захотелось громко, в голос материться, схватить ее за руку, оторвать от этого ублюдка, убить его… 
Джаспер пытался быть хорошим, но Элис ни разу не оценила это! А, значит, он будет плохим. Насколько это возможно и даже больше. Хотелось под чистую разворотить этот мир, разрушить его до основания, все превратить вокруг в руины и застрелиться на обломках своих надежд. 
Просто он ее потерял. Навсегда. 
Ржавая проволока в горле мешала, Уитлок попытался ее сглотнуть, но знал, что не получится. Этот мир здорово его разочаровывал. И он очень хотел посчитаться с ним, только не знал как. Надо сделать что-то такое, после чего уже пути назад не будет, чтобы знать точно, что Элис не простит, не вернется. Что ждать, когда она придет и как светлый ангел спасет его, бесполезно. 
Глаза сами собой переползли на запретный столик, там смеялись. Вот так просто и легко, у них такое было невозможно. Элита. Джаспер посмотрел на Свон. Он хотел бы переспать с этой девчонкой, которую ненавидел, она изначально причина всех бед, она – самое уязвимое место Брендон. Элис не смогла бы простить такое, именно то, что надо… 
Только это неосуществимо, Изабелла ненавидела его на генетическом уровне, винила в «падении» Эдварда, в страданиях Элис. И она была права на сто процентов. 
Джас недовольно отвернулся от Свон. Плевать. Он найдет другой способ. Просто так надоело чувствовать боль, что готов пойти на что угодно, лишь бы избавиться от нее. Кто в здравом уме захочет жить с ней? 
Школа, эти детишки, их мелкие драмы опостылели. Закурить бы, но заботливая мамочка Каллен сидит рядом, готовый трахнуть его мозг, стоит только потянуться… Еще и Уильям возвращается скоро. 
Бессмысленный взгляд зацепился за Эма и Роуз, блондинка капризно дула губки, но не забывала делать это сексуально. Он прищурился одним глазом, склоняя голову в бок, оценивая это зрелище без помех. Пусть ее усилия не пройдут даром. Его удивляла Хейл, ее стопроцентная стервозность не была искусственной, она не хотела просто казаться стервой, она была ею до кончиков пальцев. Чтобы держать всех в страхе, согнутыми под своим каблуком. Красивая, сильная, абсолютно лишенная сопливых моральных принципов. У нее был всего один принцип: если надо – утопи, но выживи сама. Та же Свон считала ее глупой склочной красоткой, за что и поплатилась. Роуз была совсем не проста, иначе не сидела бы сейчас за их столом. За их столом не сидело слабых игроков. 
Только добрый, наивный Эммет, практически его брат, единственный, кто всё еще верит, что в нем осталось что-то хорошее. Эдвард когда-то верил… Больше нет. Джаспер проверил кольцо Уитлоков, теперь он носил его, не снимая, потом резко вскинул глаза обратно. Итак… Розали. 
Вот еще одна задачка, которую ему предстоит решить. Он беззастенчиво посмотрел на ее полную круглую грудь, плотно обтянутую розовым топом, гадал: в лифчике она или без. Соски выделялись едва заметно – в лифчике, но тонком, наверно кружевном. И красном – Хейл любила такие штуки. Она почувствовала его бесстыдное разглядывание и приподняла брови, без малейшего смущения. Блядь, он практически обожал мужскую прямоту своей подруги. 
Как ни странно, Хейл была его другом, вся такая внешне блондинисто-розовая кукла, не отягощенная интеллектом, а внутри просто жесткая сука. Она была порочна и не собиралась это скрывать или как-то исправлять, ее все устраивало. Если хочешь – бери, если обидели – отомсти, стоит кто-то на пути – уничтожь. Они были очень похожи, только он не жаждал так власти как она, может потому что Каллен не принижал его всю сознательную жизнь, лупя по рукам. 
Они всё беззвучно смотрели друг на друга, Джаспер не пытался скрыть вожделения в глазах. Она заметила, отвернулась, но до того, как он увидел заинтересованность. Оставшуюся перемену Уитлок развлекал себя тем, что вспоминал длинные ноги Розали, выставленные на показ, когда они вчетвером ездили в Хэмптон. 
 
*** 
Тренировка была тяжелой, даже душ не помог мышцам расслабиться. Это было то, что нужно - выбить из головы все мысли, по полной нагрузить тело, чтобы все ломило, легально вколотить все раздражение в неудачников из команды противников. Эдвард не давал поблажек никому, это вообще, кажется, его жизненное кредо. Сейчас Джас валялся на лавке, откинувшись затылком на стену, и понимал, что не избавился от напряжения полностью, похоже, ему нужен секс. И причем как можно скорей. В телефонной книжке первое имя оказалось Айви, а через три минуты у него была назначена встреча с очаровательной мисс Эртон на три часа. Оставалось надеяться, что ее ножки раздвинуться без всяких глупостей, и она не будет слишком навязчива после. Из душа вышел Эммет в одном полотенце. 
- Эй, президент, ты что снова напяливаешь форму? Ты с ней скоро срастешься. – Каллен перед зеркалом завязывал идеальный элегантный узел галстука и никак не отозвался. – Серьезно, Эд – зачем? Уроки закончились. 
- У вас да, а мне еще надо дела совета разгребать. 
- Да брось ты, это просто предлог, чтобы удержать около себя Беллу! - Каллен уничижительно смерил прямолинейного друга, процедив, что это не так. – Ну да, рассказывай. 
- Отвали от него, Эм, - заступился за него Джаспер. - Лучше скажи, где твоя принцесса? – Он вдруг осознал, что Айви может не помочь с его недотрахом. – Обычно ей нравится смотреть, как мы переодеваемся. 
- Заткнись, Джас! Вечно твои шуточки… Рози еще на тренировке, у нее в команде новенькая, и сегодня ее испытывают. 
- О, это всегда весело, пойдемте туда. 
Эдвард слился от них, и это Джасперу это было только на руку – зачем ему лишние внимательные глаза в его маленькой увлекательной игре? 
Выйдя на соседнее поле, они сели прямо на траву. Эммет влюблено уставился на свою девушку, не видя никого кроме нее, а Джас тем временем тоже уставился на его девушку. Она измывалась над новенькой, та уже была красная как свекла, волосы напоминали гнездо, но все равно плясала под дудку этой фашистки. Сто прыжков вверх, задирая ногу до лба, шпагат, растяжка, сальто. Казалось, что Розали готовит ее в отряд спецназа. Когда новенькая нечаянно упала, Хейл едва не расцарапала ей лицо. Несчастная дурочка расплакалась, чем еще больше разозлила Розали. 
Хейл прогнала ее с поля и вернулась к остальному составу. Ей бы готовить их олимпийскую сборную… Тогда бы Америка, глядишь, и победила. Нельзя было сказать, что Хейл только издевалась над своей командой – сама она тренировалась не меньше. Наверняка у нее стальная попка… Джаспер усмехнулся от одной мысли, за которую бы Эммет убил бы его. 
- Эм, а в постели она такая же выносливая? – сдабривая это смехом, спросил он. Маккартни ощутимо стукнул его в плечо, прося заткнуться. – Фак, ты рассчитывай силу, у меня и так все тело болит. 
- Это не тело болит, а сердце, - на полном серьезе заявил ему этот здоровый ребенок. – Тебе больно из-за того, что ты любишь Элис, а она с другим. Вы с Эдвардом - полный отстой. 
Внутри стало гулко и пусто, Джаспер посмотрел перед собой и ничего не увидел, только огромные, словно хрустальные глаза Брендон. Так было слишком часто в последнее время. 
- Эй, Эм… 
- Ну? 
- Сам ты отстой. 
Он откинулся на траву, закидывая за голову руки, осеннее солнце грело все хуже, он весь замерз и не хотел больше ждать Айви. Его согреет кто-то из этих милых болельщиц, у кого ноги будут самыми длинными и глаза не голубыми. 
 
*** 
- Салют, красавчики! – Розали нагнулась за полотенцем, Маккартни тут же потянулся ее поцеловать. – Фу, Эммет, ну не сейчас, я все потная и это меня бесит. Джас, я тебе тут кое-кого привела. 
Розали – прелесть, она неплохо чувствовала его. Джаспер лежал на траве, лениво скосился и увидел невысокую тоненькую девчонку с короткими темными волосами – что за на хрен? Она что издевается, слишком похоже на… Уитлок посмотрел на ухмылку Розали и ответил тем же – конечно издевается, ей нравится так шутить. 
- Спасибо, милая. – Джаспер улыбнулся ей своей коронной улыбкой, от которой таяли все девушки, их трусики так и слетали к ногам. Стукнуть бы сучку. 
- Эй, не заигрывай с моей девушкой, засранец! 
- О чем ты! – округлил глаза тот, тайно подмигивая Хейл. – Эм, ты мне как брат, я бы никогда даже не посмотрел в ее сторону. 
- Радует, что для тебя осталось что-то святое. 
- Как тебя зовут, прекрасное создание? – не поднимаясь с земли, спросил Уитлок. 
- Лиззи. – Девушка смотрела на него, сжимая конец короткой юбочки, явно волнуясь. Отлично, еще одна влюбленная фанатка, ему только на руку. 
- Ты хоть встань, когда разговариваешь с дамой, - опечалился Эммет его невоспитанности. 
- Ты не понимаешь, Эм – я обездвижен, сражен наповал ее красотой. Лиззи, ты просто настоящее божество, где были мои глаза все это время?! – Помимо этого, из такого положения было удобно заглядывать под юбки обеим девчонкам. Хейл поняла это и хмыкнула, а затем подошла прямо к его плечу, чтобы ему было удобнее. Она улыбалась. Фак, фак, ему нравится эта игра. 
- Джаспер, всем известно, где были твои глаза все это время. 
Джас проказливо улыбнулся, он мог быть обаятельным, когда хотел, нацепил солнечные очки и, уже не скрываясь, уставился ей под юбку. Но это могла видеть только Розали. Она покачнула бедрами и невинно развела ноги шире, смещаясь на левую ногу. Играть с ней забавно… 
- И где же все это время были мои глаза? – с двойным смыслом спросил он, не спуская взгляда с узкой прозрачной черной полоски между ее ног. 
- На Элис Каллен. 
Он забыл, что играть с ней не только забавно, но и чревато. Роуз была такой же как он, она любила делать больно и не переживала об этом. Всегда била в самые болезненные места. Все правильно, он валяется у ее ног, уложенный на лопатки, поверженный, молодец, кукла. Но теперь это вызов, и он обязательно на него ответит. 
Джаспер протянул руку и погладил ее ножку: 
- Да пошла ты, Роуз. 
 
*** 
На их этаже снова была вечеринка, много алкоголя, много секса, мало морали. Все, как Джаспер любил. Конечно же, комната Свон-Брендон была закрыта и пуста, эти двое вечно сваливали, когда элита устраивала оргии на своем этаже. 
Эдвард нашел Эммета, пора было идти, но внезапно нарисовалась Хейл с надутыми губами. Она тоже хотела на это тайное закрытое собрание всего из трех человек. 
- Эммет, ты обязан взять меня с собой! 
- Рози, милая, но… 
Эти бы губки да вокруг его члена, чтобы она стояла на коленях, чтобы только секс и больше никаких чувств, движения, толчки, механика… Чистое вожделение, без всяких «я за тебя жизнь отдам», без чокнутых голубоглазых девчонок, катарсисов и жажды суицида. Элис, Элис… 
Боже ну когда это все кончится? 
- …но я ни хрена тебе не обязан, так он хотел сказать. Прости, Роуз, но это закрытое мероприятие, только золотая элита. 
- Фак, да иди ты, Уитлок! Я тоже элита, я тебе не какая-то временная групи!* 
Эммет тут же начал ее успокаивать, а Джаспер намного пьянее, чем был на самом деле, повис на ней, и пьяно поцеловал почти в губы: 
- Роуз, не обижайся, ты же знаешь, это Каллен тебя терпеть не может, а мы с тобой друзья. 
- Джаспер, ну на фига ты так напился? – риторически спросил Эдвард. 
- Ты ж курить не разрешаешь, мамочка. И зачем я тебя только слушаю? 
- Потому что мне доверяешь больше чем себе. 
Это было правдой. Эдвард и Эммет были единственным, что у него осталось в этом чертовом мире. Это была даже не дружба, а какая-то круговая пожизненная порука или договор на крови. Эти двое… Его семья, единственные в кого он еще мог верить, кто не предаст, не вонзит нож в сердце. Он любил их. 
Стоит ли маленькая игра его изощренного порочного мозга такого риска? Немного похоти, адреналина и запрещенности, что так заводит, или единственное настоящее, что у него осталось? Ему не быть ангелом - никогда, но должны же быть границы? 
Джас бросил Хейл и перевесился на Эма, предоставляя честь тащить свою божественную задницу всю дорогу. 
- Алкаш ты. 
- Знаешь, Эм, я тебя люблю… 
 
*** 
Золотистые волосы хлестнули его по лицу, когда Хейл активно елозила по нему. Совершенно никакой, он валялся в чьей-то комнате. Значит, нашла его… Кошка. 
Джас смутно помнил, как Роуз, играясь, взглянула на него через всю комнату, затем плавно покачивая бедрами в кожаной юбке, двинулась вперед и исчезла из поля зрения. Черная кожа так плотно облепляла ее собственную, что ягодицы выступали напряженными полукружиями. Ухмыльнувшись, подавленный вожделением и алкоголем, Джаспер пошел следом на приличном расстоянии. 
Хейл сама тащилась по их негласной маленькой игре. Она ускользала, заставляла себя искать, а затем долго зажималась с Эмметом на его глазах, зная, что он стоит у двери. Наблюдать за лучшим другом не входило в его систему ценностей, поэтому он куда-то пошел и видимо отключился… 
- Роуз? 
- Да, милый. Именно. Хочешь меня? 
Джаспер весело засмеялся – ну зачем же так грубо? Их игра не терпит прямолинейности, он вообще-то верный друг и даже не думает. 
- Ну, дай-ка подумать… - Джас сделал вид, что глубоко задумался. – У тебя грудь третьего размера, твое лицо почти классическая красота, пухлые губы - мечта любого онаниста и задница у тебя, кстати, класс. А еще склочный злобный характер и в тебя влюблен с пеленок мой лучший друг. Знаешь, кого бы я сейчас хотел? – Он запасся терпением, умоляя себя не торопиться, готовясь ударить ее наотмашь. 
- О ком ты, блядь, можешь думать, когда мои «пухлые губы» на твоей шее?! 
- О Свон… - Джаспер невинно смотрел в потолок, ожидая настоящей бури. Непонятно почему, но Хейл была просто помешана, она смертельно, до пены у рта завидовала Белле, ненавидела ту пуще всего остального. 
- ЧТО?! – Розали приподнялась и изо всех сил стукнула его по плечу. – Как ты вообще мог вспомнить об этой бледной моли рядом с такой роскошной женщиной как я?! 
- Ну не знаю, Роуз… Мне на характер она тоже не прет… Но эта ее хрупкость… Кажется, что она так и трепещет, она… - он почесал подбородок, - …красивая. 
- Идиот! Она плоская, бесцветная анорексичка. Я это сделала! Я уничтожила ее, довела до анорексии! Я развела ее с Эдвардом! – Хейл задыхалась. 
Вот так, крошка, съешь, какого тебе? Людям не нравится, когда наступают на их больные мозоли. 
- С Эдвардом развел ее я, - Вот так, и себе немного. Те времена, когда он думал, что потерял дружбу Каллена, вспоминать не хотелось. 
- Да? – ядовито зависла на нем Хейл. – А что скажет Эдди, когда узнает, что ты мечтаешь о его драгоценной идейной принцессе? Ты же знаешь, как он к этому относится. Вспомни Остина. 
Ему надоело. Джаспер встал, скидывая с себя Хейл, тяжелее было скинуть опьянение. 
- Слушай, Роуз, не пытайся поссорить нас. Я, Эдвард и Эммет – так было всегда, до тебя и будет после. Ты знаешь, что я к тебе чувствую, как ни странно, но мы с тобой друзья. Мы понимаем друг друга. Поэтому вот тебе совет: любишь элиту, играй по нашим правилам. 
Он с трудом встал и, хватаясь за стены, пошел выбираться из этого смрада. Хотелось бы вдохнуть хоть немного свежего воздуха, хоть немного ванили. Видимо у него снова начинается ломка. Снова видеть всю ночь прекрасные, но жестокие, доводящие до ярости сны. Элис, Элис… 
 
*** 
Джаспер проснулся на рассвете, резко сел в кровати, обливаясь потом, хватая воздух, как рыба ртом. Сегодня она снова забирала его из ада, увозила от темных длинных теней раскачивающейся в петле Елены… 
Там во сне ее маленькая ладонь была сильнее каленого железа, удерживала его, не давая увязнуть в зыбучем болоте. А потом Элис обманом привела его на кладбище, сказала, что он должен увидеть хоть раз могилу своей матери, попросить у нее прощение, отпустить ей грехи… И тащила, он вырывался, но Элис не отпускала, привела и столкнула его в могилу. 
Но самое худшее было не то, что во сне его кошмар настиг его, а то, что Элис ушла. Отвернулась и забыла про него. А когда он разозленный нашел ее сквозь тонны времени, она сидела перед зеркалом в белом платье, подол был заляпан кровью, фата покрывала отчего-то длинные волосы. 
Стерев пот со лба и шеи, Джас выругался и буркнул: «Гребанный Фрейд!». Его президентское величество завозилось на соседней кровати и через всю комнату швырнуло в него подушку. 
Научиться бы не видеть снов… 
 
*** 
Спасения не было, Элис как злой демон преследовала его наяву, в мыслях и во сне. Она была выжжена на обратной стороне его век, Джаспер был насквозь отравлен ею. А она между тем светилась счастливым светом и неотрывно ходила со своим кровавым женишком. 
Он задыхался отчаянием, давился им, но ничего не помогало. Устав чувствовать боль, Джаспер был готов на что угодно, только бы получить передышку. На что угодно… Или пусть все чувствуют то же самое, пусть всем будет так же больно, пусть узнают, как это хреново. 
В этот день Джаспер прогулял уроки. Зато после пришел в школу, вернее немного дальше. Чирлидерши прыгали с помпонами, короткие юбочки, микроскопические кофточки – кого они пытаются обмануть? Разве это спорт? Это просто шоу «я вся такая горячая и сексуальная». Но он пришел сюда не чтобы снять девчонку на ночь, это не помогает, он убедился. Ему требовалось нечто другое, то способно отвлечь от демона в его голове 
Он сел на передний ряд, положил подбородок на перила и, не отрываясь, уставился на Розали. Настойчиво, неприкрыто, однозначно. Гибкая, красивая стерва. Она обернулась, продолжительно смерила его взглядом, он тут же потяжелел, и кивнула. Блядь, она реально кивнула. Игры все прочь, они сходят с дистанции. Это была увлекательная игра, но он загнан до кровавого пота, выступающей розовой пены, обессилен и утомлен агонией. Джаспер устал чувствовать боль. 
В конце концов, это сложно передать, но они с Хейл действительно были неплохими друзьями. Она все знала и понимала, эта Розали. И она должна ему помочь. 
Чем хуже, тем лучше, чтобы возвращаться уже было некуда. 
 
*** 
- На ближайшие три дня тебе пойдет шарфик, - Джаспер лежал обнаженным на огромной двухспальной кровати своего лучшего друга и лениво смотрел, как Хейл торопливо собирается, опаздывая на собрание женского комитета. 
- С чего это? – раздраженно спросила она. 
- Думаю, кого-то может озадачить яркий засос на твоей шее. 
Хейл кинулась к зеркалу и жутко разозлилась. 
- Какого хрена, Джас?! Ты не мог бы не оставлять на мне своих следов, тебе что пятнадцать? 
- Прости, не удержался, мне всегда нравилось метить своих женщин. – Он ухмылялся, это ведь не он в опасности. Даже если Эммет заметит, то никогда в жизни не подумает на него. Розали повернулась, переставая на секунду торопиться. 
- Давай определимся: чего ты хочешь? Если только секса, то окей, но если хочешь поиграть с опасностью, постоянно вися на грани разоблачения, если тебя это возбуждает, чертов извращенец, то я – пасс. Может, ты хочешь даже глубоко внутри, чтобы нас застукали. Чтобы утешить свои угрызения совести или доказать что ты чернее ночи, но мне плевать, я не хочу потерять Эммета! 
- Ух ты, что ты только что сейчас сказала? Это был небольшой нырок в мою психологию? И всего из-за маленького засоса? 
Блондинка сузила глаза, определенно сердитая на него. Пять минут назад такого не было, она закатывала глаза от охренительного оргазма и стонала, извиваясь под ним. Но сейчас ее что-то не устраивало, и она как змея свивала кольца, готовясь ужалить в ответ. 
- Скажи, Джас, а на своей драгоценной Элис ты тоже следы оставлял? – Она бросила сумочку и легла рядом с ним, ласково поглаживая его волосы, а чуть ниже коленкой - его член. – Ты же любишь это делать жестко, мне просто интересно, когда ты влюблен, ты такой же грубый и рвущийся только за своим удовольствие? Или с ней ты был нежным? 
- А тебя возбуждают рассказы? – Джас не был с ней грубым, вернее не настолько, как с обычными девчонками. Но сейчас Хейл снова взбесила его, поэтому он чувствительно схватил ее за волосы. – Что ты делаешь, Рози? Каждый раз говоришь мне про Элис, хочешь этим сделать больно, зачем? 
- Чтобы вытравить ее из тебя, - вдруг серьезно посмотрела ему в глаза Хейл. – Думаешь, я не понимаю? Ты пришел ко мне не из-за вожделения, горячего секса, хоть он и получается у нас полный улет, даже не из-за твоего извращенного мозга. Ты просто бежишь от боли. 
- Не впаривай мне образ мятущейся души. 
- Ну да, отрицай очевидное, Уитлок. Ты всегда весь из себя такой крутой. А на самом деле сопливая принцесса, в тайне мечтающая о Брендон всю историю. – Он разозлился, рука зачесалась вмазать этой жестокой стерве. – Элис сделала тебя смешным, поигралась и выбросила. А я никому не позволю так поступать со своим единственным другом. Видишь ли, Джас – это правда. У вас есть вы трое, трое неразлучных друзей, о чем вы так любите покричать и побить себя в грудь, а я одна! Всегда одна! Эммет меня превозносит и считает тем, кем я не являюсь, Каллен наоборот - унижает и считает меня мусором, и только ты принимаешь меня такой, какая я есть. И больше – я тебе такой нравлюсь. Поэтому ты – мой единственный друг, и я вышибу из тебя все это дерьмо, связанное с Брендон. 
Ух ты, какой душещипательный монолог, он уставился на Розали, пытающуюся отдышаться, несомненно потрясенный ее истинным отношением. Он, конечно, чувствовал тоже что-то подобное, но не замечал, насколько Роуз одинока. Казалось, что ее всегда это устраивало. 
- Ладно, Хейл, тогда забей на свой комитет, приступим к очередному сеансу моего исцеления. 
Он стащил ее майку одним движением, жадно припадая к плоскому животу. 
 
*** 
Ее стоны были почти неприличными, громкими и горячими, но зажимать ей губы Джаспер уже был не в состоянии, вонзаясь в нее сзади со скоростью света. Его фрикции были как у кролика, идеальная механика, как он и мечтал. Толчки, столкновение с ее накачанной попкой. Ее возбуждающие, сводящие с ума стоны были такими горячими, что он кончил бы только от них. Его член все ускорялся, хоть это казалось невозможным, мышцы горели, от перенапряжения выступил пот, но он не останавливался. Хейл начала двигаться сама, встречая каждую конвульсию, стоная, не уступая ему доминирования. 
Джаспер разогнул ее и крепко схватил за грудь, наслаждаясь ее величиной. Они напоминали порноактеров, действо становилось откровенно половым актом. Но именно это ему нравилось - никакой гребанной романтики и соплей, только сумасшедшая гонка за ярчайшим сильнейшим оргазмом. 
Почувствовав, что он приближается, Джаспер нашел ее нервный центр и начал судорожно его тереть. Хейл закричала и ее внутренние мышцы начали сокращаться, тесно сжимая его член, это дало последний толчок, и он улетел в слепую зону. 
 
- Охренеть, после такого я даже ходить не смогу нормально, - пожаловалась Хейл, приводя себя в порядок, шарф все еще был на ней. 
Еще не прошло три дня после их первого раза. Их маленький секрет ощутимо давал знать о себе. Они встречались тайком по всей школе, иногда даже прямо между уроков. Находили уединенные места, малоприспособленные для секса, и сношались как кролики. Эммет даже не подозревал, насколько близко он успел познакомиться с его подружкой. И стоило столько лет держаться от нее подальше – знал бы, что будет такой волшебный секс, давно бы уже «согрешил». 
- Да, я хорош, - Джаспер поднялся с кожаного кресла мистера Коупа, самодовольно усмехаясь, и подвинул ее у зеркала, тоже устраняя все следы «преступления». – В следующий раз надо прямо на директорском столе, это, кстати, еще одна моя фантазия. 
Неизвестно, как до этого дошло, но вот уже второй день он рассказывал ей о своих фантазиях, скрываемых в самой глубине головы ото всех. Такое никому не говорят, но не Хейл. Серьезно, после того, что они вытворяли, поздно стесняться. 
- Окей, но с кожаным креслом мне тоже понравилось. Только у меня на животе ожог, теперь я поняла, что такое сила трения. 
Джаспер засмеялся, у этой девчонки было своеобразное чувство юмора – ему нравилось. Розали вдруг посмотрела на него в зеркале: 
- А ты знаешь, что я мечтала о Каллене с пятого класса? И даже два года была в него влюблена. 
- Конечно, знаю, мы все втроем это знали. Эдварду это доставляло основательный напряг. Но это только потому, что он тебя ни во что не ставил, буквально ноги вытирал, а тебе такое нравится. – Роуз стукнула его, грязно выругавшись. – Брось, все знают, сколько лет ты охотилась за нашим принцем, все никак не могла понять, что он тебе не по зубам. У него же девчонки как белье – одноразовые. А тебе нужно было стать первой леди. 
- Я и стала ей – сама! 
Он задел ее самолюбие, поэтому утешающее погладил по пояснице: - Конечно сама. Ты супер, детка. Никто не спорит. 
- А знаешь, как я им переболела? – внезапно Розали начала давиться смехом. Уитлок заинтересовано поднял брови в зеркале. – Однажды зашла не вовремя и напугала их с Долли Саливан в кабинете твоего отца, он кончил, и сперма выстрелила ей на лицо и на портрет твоего прадедушки. – Розали хохотала. – Это надо было видеть! Сначала было паршиво, а потом я вдруг прочувствовала момент и едва не лопнула от смеха. Саливан вопила и пыталась стереть с себя «это», Каллен впервые в жизни покраснел, а твой дед… Ахаха, это надо было видеть! 
- Замечательно. Рад, что тебя так радует сексуальный акт Эдварда с моих умершим родичем. Вот ведь засранец, в святая святых Уитлоков! В окружении десяти поколений моего рода, - Джас покачал головой, а потом внезапно тоже присоединился к ней, забыв, когда в последний раз смеялся. 
Это было странно, очень странно, вот так стоять перед зеркалом с Розали, чувствовать ее плечо, как еще дрожат ноги после оргазма, и беззаботно смеяться. Видеть ее ненапыщенной и заносчивой, а покрасневшей от приступов смеха. 
Внезапно дверь открылась, и они оба абсолютно не готовые похолодели, с ужасом поворачиваясь к вошедшему. 
Кай смерил их взглядом, его глаза смазано уползли в сторону, и он быстро покинул кабинет. 
- Чертов урод! – не удержался Джаспер. Смех растворился, как будто его и не было. – Вечно сует свой нос, куда не надо. Давай заканчивай прихорашиваться, надо разбегаться, пока нас не застукали с поличным. 
Хейл начала искать свою лямку от лифчика, ругая его за пренебрежение к ее дорогой одежде. 
- Боюсь тебя огорчить, мой друг, но Кай был трепетно верен своей коротышке, даже, когда она кувыркалась с тобой. 
- Что?.. – Джас думал, что оглох. 
- А что? Он из моей «запретной тройки», - просто сказала Роуз, не подозревая насколько взбесила его. – Мне нравятся недоступные вещи. А ты, Эдвард и Кай были самыми популярными парнями в школе и абсолютно недоступными для меня. Оказалось, что нельзя иметь все сразу. Однако одно имя я вычеркнула из списка, может еще получится… 
Уитлок схватил ее за руку, до боли сжимая ее, ломая запястье, и побелевшими губами переспросил: 
- Ты пыталась затащить Вольтури в постель? 
- Зачем именно в постель? Я неприхотлива, можно было и на парте, да блин, кому я вру – с ним бы я согласна и на полу. Он привлекал меня давно, впервые я попробовала его поиметь, когда купила его на аукционе Свон. А потом еще пыталась, но он словно каменный! Такой ледышка, хотя я знаю, что под его льдом бурлит огонь. Надо быть психом, чтобы отказать мне. 
Вокруг расцветали багровые круги, Джаспер выплюнул сквозь зубы: 
- Знаешь, милая, ты все же шлюха. 
Щеку обожгло пощечиной. Серо-голубые глаза Хейл посветлели от ненависти. 
- Закрой рот, Уитлок! Что ты несешь? Я думала мы не притворяемся друг перед другом! Я не скрываю свои желания, а ты вдруг вздумал меня осудить. Да пошел ты на хрен, лицемер. Иди, поплачь в темный угол о своей несчастной любви к Брендон, а потом шырнись и убей кого-нибудь! 
Она вылетела в дверь, и та с громким треском хлопнула обратно. Джаспер остался один в просторном пустом кабинете. Возможно, готовый последовать ее совету. 
 
*** 
Каллен только что рассказал им увлекательную историю, как спас Свон от неприятностей. Оказывается, Аро охотился за этой девчонкой. Джасперу было наплевать, Эммет был напуган, а Хейл откровенно злилась: 
- Ну и отлично! Раз эта идиотка так всем нужна, то пусть получит свое. Я рада, что Аро на ней помешался, пойду, закажу в интернете спичечный коробок, куда вместятся ее останки, после того, как он с ней закончит. Помните, он чьи-то внутренности растянул на главной улице Порт-Анжелеса? Надеюсь, в этот раз будет не хуже. 
Эдвард взбесился, даже после всех уверений, что Свон ему безразлична, всей этой тонны притворства и очковтирательства. Взглянул на нее так, словно сам мысленно вырывал ее внутренности, но Эммет опередил его: 
- Розали! Не смей так говорить, это не шутки!!! Аро реально способен на это. Он может убить Беллу, мы должны что-то сделать! 
- Чур, я утешаю скорбящую коротышку, - усмехнулся Джас, поднимая руку вверх. – Потом могу выпить с тобой, Эд, помянуть твою первую любовь. 
- И ты туда же! Ваш юмор сейчас не катит, - Эммет горячился, ходя из угла в угол. – Эд, хотя бы ты: ты должен защитить Беллу. Она же такая безрассудная. Может, стоит рассказать ее отцу? Он же шериф! Или… точно, надо пойти к Карлайлу, пусть приструнит Аро! 
- Вот еще, мы с ним не разговариваем. Его теперь интересует только Элис. Она приезжает каждые выходные к нам, папочка счастлив. 
- О чем ты вообще?! Аро охотится за Беллой! Ты представь, что с тобой будет, если она пострадает? Ты же ее любишь, - Эммет недоверчиво смотрел на ровное лицо президента. 
- Эммет, я устал доказывать: я ее больше не люблю. Она с Вольтури или еще с кем там? Мне безразлична Свон. 
Маккартни начал расхаживать по кабинету президента, горячась и порицая Эдварда, поражаясь его преступному равнодушию. Джаспер тем временем рылся в столе драгоценного вице-президента и усмехался над тем, как распыляется Эммет, достаточно было всего одной фразы. Дав выпустить пар Эму, он ее произнес: 
- Ну да, безразлична, то-то ты нечаянно оказался на улице вечером, чтобы вовремя спасти ее. Какое совпадение, Эд. 
Друг хмуро смерил его взглядом и кинул в него антикварное пресс-папье. Джаспер увернулся, а Розали засмеялась. На глаза Уитлоку попалась фотка в нижнем ящике стола: адская троица с какой-то бабкой, все на снимке улыбались. 
- Фу, меня сейчас стошнит, - он перекинул фотку Каллену, тот чудом поймал ее и посмотрел. Его лицо стало замкнутым, зрачки настойчиво бередили цветную картинку. 
- Это в Финиксе, - тяжело произнес он. 
- О, эта та самая их бабка, что чуть дубу не дала? – с издевкой спросила Розали. – Вольтури выглядит нелепо. 
- Это Селеста Джонс, можешь говорить про Вольтури что угодно, но про нее не надо, - одернул её Эдвард, морщась. 
- Ну да, твои трогательные воспоминания о Рождестве, - протянул Джаспер, закидывая ноги на стол вице-президента. – Надеюсь, это мы проведем веселее. 
- Ну да, ну да… - Эдвард снова уткнулся в свои документы, а им троим пришлось скучать, пока «мистер президент» заканчивал свои жутко важные дела. 
- Почему ты не сгрузил все на Свон? 
- Она с Элис сейчас у нас дома, их постоянно наказывают на нарушение дисциплины. Карлайл хочет провести воспитательную беседу, а эти двое - наверняка предъявить претензии. Их не выпускают из кампуса. 
- И кто же их не выпускает? По крайней мере, Свон, - засмеялась Розали. Они прекрасно знали, что это Эдвард так развлекается. Эммет, однако, не осудил, а напротив, поддержал Каллена: 
- И к лучшему! Я понимаю, Белла злится, но для нее так будет лучше. Тут, в кампусе, она в безопасности от Аро. Ты правильно сделал. 
- Остался один вопрос, - язвительно сказал Джас. – Случайно ли? 
Эдвард даже не оторвался от бумаг, бормоча что-то невнятное про нарушение правил. Через десять минут он схватил очередную бумажку и нахмурился: 
- Еще одна кляуза! Я начинаю жалеть, что заварил эту систему доносов. Джас, тут про тебя. 
- Что? – Уитлок не мог поверить, что кто-то осмелился настучать на него. 
- Вернее не совсем про тебя – скорее про Мэллори. Кто-то нашел ваше порно видео и доносит о порочащем поведении Лорен. – Эдвард задумался. – Этот слух может расползтись, я хочу знать, кто этот аноним. 
Чувствуя досаду, Джаспер отмахнулся, сказав, что его лица там не видно, а значит, им ничего не грозит. Пленку он принес, чтобы позабавиться с Розали, которая на данный момент с ним не разговаривала. Это была очередная его фантазия, которая пришлась ей очень по душе. Они настолько увлеклись, что после забыли забрать пленку, а когда вспомнили - ее уже не было. 
Через полчаса Карлайл позвонил сыну и в срочном порядке вызвал домой. Эдвард застонал и попросил одного из них поехать с ним, чтобы он не придушил отца, Элис или Свон. Ну, или всех сразу. Джаспер из-под прикрытых век посмотрел на Хейл, она все еще игнорировала его. А гормоны уже бушевали, подначивая его заняться сексом прямо в президентских апартаментах, это было так опасно и непредусмотрительно. Ведь Каллен мог вернуться в любой момент. Уже мысленно начиная, Джаспер беззвучно послал посыл Хейл: «Ну, давай же, Роуз. Глупо упускать такой экстрим из-за мелких обид!». 
- Я бы остался с Рози, - прямо заявил Эммет, стрелка повернулась на него. Джаспер успел заметить, как ее губы мельком раздраженно дернулись – попалась! 
- Отлично, поехали Эд. Я смогу вдоволь поиздеваться над коротышкой. 
- Джас, не будь уродом, - попросил Эммет и поднялся с места. – Лучше я поеду, а ты, пожалуйста, проводи Рози до кампуса. После этой истории с Беллой, я не хочу, чтобы она ходила одна по темноте. 
- Без проблем, друг! Я позабочусь о твоей девушке. 
- Спасибо. 
Они вышли, а Джас поднялся, не спеша повернул ключ изнутри и посмотрел на Розали. Та уже была без верха, усмехаясь ему в лицо и бесстыдно разводя ноги. О да, он позаботится о его девушке. 
 
*** 
Началась гроза. Настоящая буря, швыряющаяся об стекло. Уличная чернота расчеркивалась молниями. Под эти вспышки и ревущую непогоду снаружи заниматься сексом было особенно сладко. Джаспер целовал ее запрокинутую шею, никуда не спеша, наслаждаясь каждым моментом, активно двигая в ней двумя пальцами. Короткая клетчатая юбка щекотала его запястье при каждом погружении. Розали уже была близка, ее дыхание было прерывистым, с губ срывались короткие всхлипы. 
Когда она начала содрогаться, он ухватил зубами и оттянул ее нижнюю пухлую губу. Гроза все делала черно-белым и монохромным, словно он галлюцинировал. В штанах был настоящий пожар, слишком долго занимался ею, пора было и о себе вспомнить. Уитлок отстранился, но Розали не дала, обняла его и вдруг изменившимся голосом выдохнула в самое ухо: 
- Джас… 
У него волосы зашевелились на затылке! Это было немыслимо, но так похоже на голос Элис. Именно так она произносила его имя, когда они занимались любовью. С очередным раскатом грома он сам разлетелся на части. Яркие воспоминания щедро лились кислотой на открытые раны. 
Любимая, прекрасная, она всегда приходила поднимать его с колен. Элис была залогом его безопасности. Без нее он всего лишь убийца, который видит по ночам то труп той девочки, так неудачно упавшей, то предсмертные глаза Алекса. После смерти он попадет в ад. 
- Элис… - невнятно пробормотал Джаспер. Хейл даже не услышала. 
На него нашло наваждение, он мог поклясться, что это Элис в его руках, ее темные уже до плеч волосы, а не длинные желтые Розали. Жадно держащийся за свое наваждение, Джаспер быстро потянулся к своей малышке, исцеловывая ее лицо. Истощенный скукой, гладил ее плечи, спину, маленькую грудь, целовал хрупкие выступающие ключицы. Любовь переполняла его, сквозя в каждом осторожном нежном движении. 
Удерживать ее на себе было тяжелее, чем обычно, но Джаспер испугано откинул этот факт и продолжил наслаждался своей галлюцинацией. А для страховки закрыл глаза. 
Это было что-то с чем-то, он двигался, думал только о ней, впитывал каждый момент близости и только когда звезды погасли, открыл глаза и увидел вплотную лицо Розали с закрытыми глазами. Она плакала, жмурясь и боясь открыть веки, возможно впервые почувствовав немного любви. Настоящей чужой любви. 
Джас попытался ощущать себя нормально, но было так паршиво, что разочарование грозило раздавить его. 
Через пять минут они поднялись и молча, не разговаривая, оделись, затем вышли из кабинета Каллена и разошлись в разные стороны. Оба слишком сметенные и переполненные эмоциями. 
 
*** 
Афера с доносом приняла неожиданный масштаб - разразилась на всю школу. Эдвард был очень недоволен. Он стал пропадать в школе еще больше. Джас, Эммет и Роуз строили догадки: выполняет ли он свои президентские обязанности, ищет доносчика, пропадает на свиданиях с болельщицами или преследует по пятам Свон? Все варианты были равно возможны. 
Волну слухов про порно с участием ученицы было невозможно остановить, каждую секунду видео переползало с телефона на телефон учеников, и даже учителям пришлось обратить на это внимание. Когда дошла очередь «просветиться» Коуп, разразился скандал. Лорен пропала из школы, говорили, что она не выходит из комнаты и рыдает сутки напролет. Администрация и попечители надавили на ученический совет, раз уж они так хвастались способностью самоуправления, и потребовали президента принять решение. 
Эдвард молчал, никому непонятно было, что творится в его голове. Зато про вице-президента такое было нельзя сказать: Свон была в бешенстве. Сначала она наорала на Уитлока, Эдвард проследил, чтобы у этого события не было зрителей, а затем унеслась взбешенным сгустком негодования утешать затворницу Мэллори. 
На следующее утро Белла узнала, что Каллену дали право на любую меру наказания за распространение порнографии в школе. Ситуация осложнялась тем, что в секс-видео участвовала несовершеннолетняя, и это шло под статью. Положение выходило очень щекотливым. Теперь судьба Лорен была в руках президента. И все напряженно следили за ним. 
И ни одному человеку не пришло в голову, что Мэллори не одна на том видео и надо поискать ее партнера. При малейшем намеке руководство стихало, подозревая, что может открыться абсолютно неудобная правда. 
Белла готова была объявить об этом во всеуслышание, но Мэллори умоляла ее не говорить, что с ней был Уитлок. И она совсем ее не понимала. Терпение Беллы лопнуло, когда всю власть передали в руки Эдварда, а те по максимуму развязали. Она ворвалась в его, а по совместительству свой, кабинет. 
- Что ты намерен делать? 
- Здравствуй, Изабелла. Воспитанные люди сначала стучат и просят разрешения войти. – Каллен не замечал, как становится похож на Карлайла, которого так отрицал. 
- Это и мой кабинет тоже. Так что ты собираешься делать с Лорен? 
- Я еще не решил. По уставу она должна быть отчислена с занесением в личное дело. 
- Это же «волчий билет»! И вообще, что ты несешь? Ее вины там нет. Уитлок ее практически заставил! Мэллори не хотела этого делать, она сама мне рассказала. Лорен в этой истории жертва, ты не знаешь, какая для нее это была травма. 
- Брось, конечно, сейчас она надавила тебе на жалость, думая, что ты повлияешь на меня. 
- Эдвард, ты что слепой?! Вспомни, какой она была в прошлом году – настоящий клон Розали. А после ваших жестокой шутки она месяц не ходила в школу, а потом стала забитой, нервной. Чуть что – сразу в слезы. Она жертва! И ты это понимаешь. 
Эдвард смотрел на нее исподлобья, слишком спокойный, его маска теперь была из стали. Он жестом указал ей на стул. Настроение Беллы не способствовало, но она все же села, надеясь добиться спасения для Мэллори. 
- Я понимаю только то, что видел. А там все однозначно. 
- Ты это делаешь назло мне? – вдруг спросила Белла, сдавливая подлокотник, у нее на руке блеснуло кольцо, и это привлекло Эдварда, он выпал из действительности. – Только потому, что я защищаю ее? 
Он очнулся от своих мыслей и посмотрел в сторону, пряча взгляд: 
- Я вообще не понимаю о чем ты… 
- Ты делаешь все, чтобы навредить мне: оспариваешь все мои решения на собраниях, доказываешь мне, что я ничего не значу в совете, но при этом не дал уйти с поста. – Белла смотрела жестко. Непривычно. – Думаешь, я не знаю, что это не Коуп не дала мне уйти, а ты? 
- Свон, у тебя богатая фантазия. Я сказал: решение еще не окончательное, я бы оставил эту дурочку в школе, только чтобы ты отвязалась от меня, но Карлайл активно интересуется этим делом. Ему не нравится такой распад нравов в школе, где учатся его детки. – Эдвард иронично усмехнулся. 
- Один из которых и устраивает этот распад! – взорвалась Белла, не замечая, что встала и уже опирается на стол, нависая над ним. Его зрачки неконтролируемо начали расширяться, увеличиваясь на всю радужку, ноздри затрепетали, ощущая ее слабо уловимый приятный запах. Белла не подозревала, насколько рискует. – Ты и твоя ужасная элита, это вы устраиваете разврат, а потом спихиваете это на невинных людей! Если ты отчислишь Лорен, я всем до единого расскажу, что на том видео Уитлок, и что это было принуждение. Чарли его посадит! 
Эдвард встал, тут же становясь на голову выше нее, удерживаясь вытянутыми пальцами за стол, стараясь подавить ее. 
- Ты никому ничего не расскажешь, Свон. Иначе очень пожалеешь, и дело не обойдется простым запретом на выход в город. Никто не узнает, что там был Джаспер, это тебе ясно?! 
- Я не боюсь тебя. – Белла смотрела прямо, не колеблясь под его угрожающим темным взглядом. 
- Зачем тебе вообще сдалась эта Мэллори?! 
- Она – мой друг. 
Эдвард готов был материться. Ну, конечно, это же Белла! А она умеет выбирать себе друзей. Просто пиздец как прекрасно! 
 
*** 
Разговор с Карлайлом прошел отвратительно. Он пригласил Эдварда в кабинет и сходу заявил: 
- Эдвард, тут не может быть никаких сомнений, эту девицу необходимо отчислить. В нашей школе не место таким… личностям. Ты, твоя сестра, твои друзья – какое это влияние окажет на вас? К тому же если пресса узнает, что в моей школе распространяют порнографию… Как ты вообще мог такое допустить? 
В пору было возмущаться. Хоть Эдвард и был косвенно причастен к этому, но Карлайл же не знал. И все равно успел повесить все на него. Интересно, а когда пройдет первое время, Элис тоже так тошно придется? Эдвард машинально повернулся к двери, чувствуя, как отец торопится закончить беседу и вернуться к дочери. Пока коротышка не проявляла бездну энтузиазма, но все равно исправно ездила на уговоренное время к Калленам. Эсми млела от нее и вдоволь играла в дочки-матери. 
- Еще кое-что, Эдвард… - Карлайл мялся, уже интересно. – Как ты общаешься с сестрой? Вы налаживаете связи? Проживание под одной крышей должно было вас сблизить. 
Ох, как Карлайлу этого хочется! Эдвард усмехнулся про себя над попытками отца. Они действительно неуловимо сблизились с коротышкой. Но это не было выражено в активном общении - Элис по-прежнему была лучшей подругой Свон, а у него был Джас - но ненависть между ними исчезла. Оба ощутили это. Иногда они перекидывались странными понимающими взглядами, а в Эдварде росла нелепая потребность вступаться за коротышку. Слушать, как про нее говорит Уитлок, стало невыносимым. 
Карлайл все ждал ответа, как подарков от Санта Клауса. Эдвард покачал головой. Он не согласен выполнять «просьбы» в одностороннем порядке, не после той истории с Аро и тайным сотрудничеством. Авторитет Карлайла для него растворился. 
- А ты поговорил со своим «партнером» на счет Свон? 
- Я тебе уже говорил, - начал раздраженно Карлайл, готовый заранее отмахнуться от его просьбы. – Я не могу управлять Аро, он непредсказуем и опасен. А еще очень своеволен. Думаю, ты преувеличиваешь, и твоей девушке ничего не грозит. 
- Бывшей девушке, - подчеркнул Эдвард. – Отлично, значит ты не против, что Аро будет где-то поблизости от Элис, да? – Он, как ни в чем не бывало, встал с места и пошел к двери. 
- Сядь! – рявкнул отец. – Что это значит?! 
- А с виду такой умный… - проникновенно поделился Эдвард с портретом Мессалы Каллен на стене, своей прабабушки. – Это значит, что где Свон, там и Брендон! Эта парочка всегда вместе, Элис могут прихватить просто за компанию. Скажи своему другу, что лезть к школьницам в его годах неприлично. 
Карлайл погрузился в раздумья, его лицо превратилось в невозмутимую маску, пока мозг быстро работал. После продолжительного молчания, Карлайл встал из-за стола: 
- Я побеседую с Вольтури, а ты смотри, чтобы младший не приближался к сестре! Мне не нравится ее увлечение. И отчисли уже эту девчонку Мэллори. Все, было приятно пообщаться, сын. 
Эдварда на миг разбило веселье: именно Кай приехал в их дом и долго говорил с Карлайлом за закрытыми дверями, а затем привез Элис. Можно сказать, шаткое перемирие с колючей мятежной коротышкой произошло только благодаря нему! И все равно отец высокомерно указывает ему на дверь, как бы Вольтури ни старался, это забавно. 
Проходя мимо Элис и Эсми, он заметил, как его сестра мученически смотрит на часы, считая минуты. Вспомнив, откуда они у нее, Эдварда снова одолела одна воспаленная фантазия. 
 
*** 
Нервничая, Эдвард ходил по кабинету, ожидая, когда вице-президент соизволит явиться на его вызов. Белла зашла беззвучно, и это стало так неожиданно, что он замер на полпути. 
- Что ты хотел? 
- Тебе все еще интересна судьба Мэллори? – Белла заволновалась, облизнув губы, кивнула. – Отлично, Карлайл сказал ее безоговорочно исключить, ну и конечно «волчий билет». 
- Что… 
- У семьи Мэллори неплохое состояние, они смогут пристроить дочку в закрытый пансион Шотландии. Я слышал у нее строгие родители, это все равно что монастырь. 
- Ты вызвал меня, чтобы поиздеваться? – Ее щеки горели, еще слово и Белла накинется на него с кулаками. Эдвард подавил острое желание почувствовать это, прикоснуться к ней. 
- Не совсем. Я снова могу разрешить тебе решить ее судьбу. 
- Как с Джейком? – презрительно спросила Белла. – Я никогда не соглашусь больше добровольно проводить с тобой время! 
- Больно надо, - Эдвард ядовито усмехнулся и схватил ее руку, вкладывая в ладонь кольцо, которое ей подарил в Вашингтоне. Его значение было известно только ему. Разжав руку, Свон окаменела. Она посмотрела на кольцо, как на опасный яд. – Вот, ты будешь носить его, не снимая, и наша кинозвезда останется в школе. Как только снимешь, прощай Лорен. 
Белла посмотрела на него с болью. Гравировка жгла ей ладонь. «Ты – моя главная победа». Пари, спор, кольцо Уитлоков, кольцо-обещание, маленькие дети с большими карими глазами и бронзовыми волосами, которых никогда не будет… 
Девушка, шатаясь, отошла на шаг, он ждал пощечины, но почувствовал только едва заметный удар отскочившего кольца, потом оно упало и покатилось по полу. 
- Никогда. 
 
*** 
Эдвард не смог ничего с собой поделать - пошел догонять ее, за что и получил: Белла снова побежала к своему Вольтури. Эдвард увидел, как она комочком сидит у него на коленях и со слезами жалуется на него. Он успел выхватить только отрывок, про то, как он подчиняется вселенскому злу – своему отцу, потом Вольтури похлопал ее по спине, и он ушел, понимая, что больше не выдержит. 
 
*** 
- …ненавижу! Как я могу каждый раз удивляться ее новым подлостям? – Белла жалко хныкала, а Кай как мудрый взрослый утирал ее слезы и утешал надорванное сердце. – Я идиотка. 
- Ты не идиотка, просто ты, Герда. Ты все равно хочешь верить в людей, хоть и боишься. 
- Кай, ты… - она уперлась взглядом в его синие, насыщенные жизнью и особенно яркие теперь глаза и вдруг крепко обняла его за шею. Вольтури с улыбкой притормозил ее: 
- Стой, Герда… Я прекрасно понимаю тебя, но это тебе не поможет. 
- Откуда ты знаешь? – обижено спросила она. Это ведь не что-то такое, она обнимает его не из-за влюбленности, а потому что ей очень плохо. 
- Потому что это я сам придумал, считал, что это выход. Но это не так. Между нами что-то странное, мы оба это знаем. 
- Я не влюблена в тебя. 
- Да, но все равно. Нам давно следовало разобраться, но мы боялись. Это ненормально. 
- Не вижу ничего ненормального, - упрямилась Белла, кривя душой. 
- Правда? – Кай неожиданно наклонился и быстро поцеловал ее в губы, мягко провел по груди. – То, что я могу это сделать, уже ненормально… И мы должны это признать. 
Белла вздохнула и неуклюже сползла с его колен, садясь отдельно. 
- Ты прав. Это неправильно.Ты встречаешься с Элис, она любит тебя, и мы давно должны были это прекратить. Просто мы привыкли кидаться за помощью друг к другу, и будет сложно оборвать эту связь. 
- Понимаю о чем ты. После лета мы стали как будто зависимы друг от друга. Но я больше не несчастен, и я очень надеюсь, что и у тебя все получится. То, что было между нами, было… не совсем здоровым, - Кай поискал нужные слова, но так и не нашел. Свон тут же стала печальной. 
- Ты жалеешь? 
- Нет, конечно. На том этапе это было единственное спасение, если бы не ты, не знаю, чтобы со мной было. Может, снова уехал бы в Порт-Анжелес и остался с Аро, или переехал бы в другой штат или продырявил себе голову. Ты спасла меня, моя удивительная Герда. – Он снова потянулся и обнял ее за плечи. – И я никогда этого не забуду. Это не значит, что мы станем дружить меньше. Просто будем настоящими друзьями, без отклонений. Потому что я слегка влюблен в тебя и это не дело. 
- Влюблен? – изумилась она. – Разве… 
- Да, да, – перебил он ее. – Я люблю Эл, безнадежно. Я имел ввиду не в романтическом смысле, просто я так благодарен тебе, что это тоже типа платонической любви. Ну у буддистов же есть мантры, у католиков свои святые, а у меня будешь ты. 
- Кай, это… - Белла откровенно растерялась, считая, что не заслуживает такого отношения. Она точно не тянет на святую. 
- Герда, я совершил ужасную ошибку. Мне становится страшно, когда я думаю, как все могло кончиться. 
- В смысле? 
- Мы могли бы сейчас не разговаривать. Не переносить друг друга на дух. Когда Элис уехала, я не соображал. Я рискнул самым важным и дорогим, что у меня осталось – тобой. Я попытался встречаться, унять боль. Но это было так неправильно. Мы смогли это пережить, но если бы все кончилось не так? Что если бы один из нас смог полюбить, а другой нет. Это все могло ужасно закончиться. 
Эта мысль была такой непривычной и пугающей, что Белла вздрогнула. Она бы никогда не смогла ненавидеть Кая. 
- Давай не будем о вечном, все обошлось и, слава богу. Ты прав, вы с Элис встречаетесь, мы с тобой только друзья и закончим на этом, ладно? А то мне не по себе. 
- Окей, хочешь, сменим тему? 
- Очень! 
- Уитлок спит с Хейл. 
- ЧТО?!?! 
 
*** 
Утро, когда Эдвард выкинул Мэллори из школы, было совершенно обыкновенным. Обычное собрание учителей и совета в почти полном составе, за исключением его зама и сестры. Потом Эдвард позволит ей вдоволь поорать на себя, но пока должен беречь Джаса от неприятностей. Через полчаса по всему зданию появились копии приказа об отчислении Лорен Мэллори из школы. Так Свон и узнала об этом. 
Эдвард ждал в кабинете, дверь стукнулась об стену, он поморщился и приготовился. Белла просто захлебывалась гневом, и он заслуживал, но она не плакала. Почему она позволяет себе плакать с Вольтури и никогда - с ним? 
Обвинений было много, угроз еще больше, у него заболела голова. А после когда ее невеликие силы иссякли, Эдвард усадил ее в кресло и напомнил, что никто не должен узнать о Джаспере. Он практически угрожал ей. 
- Ты веришь, что я буду молчать? 
- Будешь. Потому что хоть ты и сказала, что я во всем подчиняюсь отцу, это не совсем так. Я заставил его надавить на Аро. Вольтури отстанет от тебя, ты мне должна. 
Белла, придерживаясь за виски, обессилено покачала головой. 
- Я тебе ничего не должна. Я не просила меня спасать, и я не боюсь Аро. 
- Потом что ты глупая! – разозлился Эдвард. 
- Это ты глупый! Ты до сих пор веришь в вашу святую дружбу с Уитлоком и Эмметом? Кого ты защищаешь, Эдвард? Этот испорченный негодяй спит с Хейл. Он предал даже вас! 
Эдвард поджал губы, из зеленых глаз рекой полилось презрение к обессиленной девчонке в его кресле. 
- Что за бред ты несешь? – прошипел он и отрезал: - Этого не может быть. 
- Ну конечно, Кай их видел. Он сказал, что по ним все сразу было видно. 
- Ааа, Кай сказал… - издевательски протянул Эдвард. – До или после того, как вытирал тебе слезы? До или после того, как он сам тебя трахнул прямо там?! Может ты запуталась и немного поменяла актеров?! Это ты сама предаешь свою лучшую подругу с этим… этим… 
- Замолчи! – Белла зажала уши, не желая его слушать. 
Но Эдвард уже не соображал, что делает, схватил ее запястья, приподнял из кресла, притягивая к своему разгневанному лицу: 
- Ты! Научилась врать в глаза, смотрела на меня, говорила, что любишь меня! Что он тебе только друг, что вы не встречались, а сама… Да я с ума схожу, представляя тебя с ним, мне жить не хочется, ясно?! Ты испортилась, стала лживой, грязной… 
- Что ты говоришь, Эдвард? Это неправда! 
- Да я вас видел, ясно?! – орал он, тряся ее, брызгая слюной. – После того, как ты ушла от меня на свое срочное дело! К нему! Я видел, как он целовал тебя, трогал… - Его глаза стали на миг совсем безумными. – Как он задрал твою кофту, прямо там, в школе! Могли бы прятаться лучше! 
- О, боже мой, так вот в чем дело? – всплеснула Свон руками. – А слабо было остаться еще на минуту? Кай смотрел синяки на моих ребрах! Мы с ним ни разу не занимались любовью, ясно тебе, ревнивый дурак?! 
- Еще минуту? – просвистел он. – Чтобы я убил тебя своими руками? Ты серьезно думаешь, что я тебе поверю еще хоть когда-нибудь? Я не идиот, Свон, меня нельзя обмануть дважды. 
Белла была напугана, ревность так затмевала его разум, он переставал различать реальность и свои выдумки. Каллен больно оттолкнул ее, его грудь тяжело вздымалась. 

- Убирайся сейчас же из моего кабинета… И умоляю тебя, встань еще раз на моем пути, просто умоляю, и тогда я сотру тебя в порошок!  

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)