16 февраля 2016 Просмотров: 476 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 8. Часть 2

Глава 8. Тайно. Часть 2

 
 
Розали Хейл 
(*курсивом строчки из песни Skunk Anansie - Secretly )
 
*** 
Они не должны быть тут, вдвоем, секретно. Но они были, тут, в ее комнате, сбежали от угрюмого, как раненное животное, Каллена, от жизнерадостного глупого Эммета. И заперлись тут, чтобы снова тайно этим заняться. Розали широко улыбнулась. Они сделали это одновременно: она подняла руки, а Джас изучено стащил с нее топик. Когда Роуз вынырнула, он уже ловил ее губы, этот улыбающийся блестящий красавчик, ее крайне горячий друг, тайный напарник по сексуальным экспериментам. И если не думать, то она была счастлива, впервые за все время. 
Этот гребанный Джаспер и его волшебные губы, родинка на левом плече, словно пометка дьявола, и его горячие фантазии. Она воспламенялась от одних его сбивчивых бормотаний. Череда временных многочисленных партнеров прекратилась, теперь ее не хватало даже на Эммета. Джаспер давал ей все необходимое, а такого с ней еще не было. 
Глупо, но забывалась даже стервозность - Розали не усмехалась, а улыбалась, не колола его щедрыми дозами боли, узнавая его слабости, а пропускала огрехи, закрывала глаза на оговорки, чтобы не приходилось подбирать их с пола и уязвлять его. И этот больной агрессивный псих начал улыбаться, по-настоящему, неуверенно, чаще скатываясь на ухмылку. Но, блядь, она видела улыбку Джаспера Уитлока. Мало кто может похвастаться этим. 
После того странного раза, когда он занялся с ней любовью, а не сексом, все изменилось. Розали больше не была груба с ним. Но, конечно, она не такая больная идиотка, чтобы влюбиться в Джаса. 
Он поцеловал ее в плечо, и ей захотелось напомнить ему это: 
- Я не собираюсь влюбляться, ясно это тебе? Я не вы, я не хочу всего этого дерьма и драмы. Я хочу остаться собой, а не чьим-то рабом. Поэтому не зачем быть таким! 
- Каким, Хейл? 
- Будь собой, меня заводит твоя стервозность, Джас. 
- Ну как хочешь. – На секунду ей показалось, что он разозлился, но Уитлок просто оставался собой. Он дернул ее вниз, роняя на колени, прямолинейно указывая свои намерения. Ну что же, она не имеет ничего против того, чтобы доставить ему удовольствие, все равно ответ потом окупит все старания. Уитлок был хорошим любовником. Никакой заезженности, сложно предсказать, что взбредет ему в голову. 
- Хочешь еще одну, Роуз? – начиная утяжелено дышать, спросил он. Хейл прикрыла ресницы в знак согласия, начиная возбуждаться, ей нравилось слушать. – Ограничения. Я хотел бы связать девушку, привязать к кровати и обездвижить и… повязка на глаза… - В этот раз все шло даже слишком быстро, наверно он уже был возбужден достаточно долгое время. – Чтобы ничего не видела, полное доминирование… Мне нравится идея вседозволенности… Ты когда-нибудь думала, есть ли у темноты дно? И как глубоко там, есть ли какой-то предел. Сколько грехов можно совершить, чтобы кто-то там наверху сказал: «Хватит!», и послал в тебя разящую молнию? 
Его бессвязный монолог прервал подступивший оргазм. Розали очень ждала этого, через пару минут она уже лежала на спине, полностью обнажена, податливая его пальцам, губам, языку, умирая от острых захватывающих ощущений. Он пососал мочку ее уха и прислонился к нему, дыхание обжигало. 
- Мне кажется, я часто смотрю в темноту. Я просто хочу знать, есть ли у нее границы? И что должно меня остановить, совесть? 
- Забей, Джас, будь проще, делай что хочешь, хорошее это или плохое. И прошу, не останавливайся! – Розали застонала, шире разводя ноги, ей казалось, что она сейчас сойдет с ума. 
Какое наслаждение. Она очень долго добивалась этого, много длинных лет. «Ох, Джас, если бы я только подозревала, ты бы оказался намного раньше в моей постели». 
Сколько она дожидалась своего часа, отчаянно хитрила. Но теперь на эти несколько минут или часов он принадлежит только ей, и неважно, что почувствует кто-то другой, неважно, что Джас продолжает любить коротышку даже сейчас. 
«Я рассуждаю, как эгоистка, но ведь ты - мое отражение» 
Это правда, они так похожи, беспринципные дети порока. Розали даже не надеялась: эти трое, так любящие болтать про свое святое трио и нерушимые братские узы, они оказались на самом деле слишком крепко связанными. Все ее попытки были бесплотны, она словно не существовала для остальных двух, часто чувствовала себя лишней среди них, ненужной. Даже ее маленькое тесное общество отторгало ее из себя. По ночам Роуз иногда плакала от одиночества, а с утра становилась злей и сильней. Именно за них она начала мстить Эммету, изменяя ему, а потом повзрослела и гналась за новыми острыми ощущениями. Самым слабым звеном казался Джаспер. Уитлок всегда был словно брак - подводил, всегда оказывался самым плохим. Но даже он! Не хотел ее, подшучивал и отвергал, бесспорно ставя их святую превознесенную дружбу над ней. Со временем они с Уитлоком даже подружились. И вот он сам пришел к ней… Слишком долго ждала своего дня, и это, безусловно, окупилось. 
«Я была другом с беспристрастными взглядами, но затем тайная похоть овладела мной. 
Теперь ты страстно желаешь меня, и скучаешь, и озадачен» 
Уитлок сам не понимает, почему так много думает о ней. Ладно, не о ней, о ее теле, но все же, именно ее тело помогает ему отвлечься. Однажды он перестанет страдать по Элис, это когда-то произойдет, а ее нити опутаются вокруг него крепче. И тогда Роуз дернет со всей силы. Однажды она разобьет эту святую троицу и будет переворот. И месть… Долгожданная, долго вынашиваемая. Она заставит Каллена проглотить каждую насмешку, что он себе позволил. Пока Эдвард не будет уничтожен. 
Он отдал за своего дорогого друга слишком многое, вечно защищал его даже во вред своей репутации, ездил с ним по чертовым центрам наркошей, вытаскивал всю жизнь Уитлока из дерьма, простил родную сестру, не простил, но лишился своей великой сопливой любви… В ее руках сейчас кое-что, что очень дорого Эдварду. И Розали планировала это отнять. Сделать оружием и направить против него. Однажды ты очень пожалеешь, Эдвард… 
А пока Джас прикрывает веки, целуя ее, чтобы думать о другой. 
«Ты хочешь добиться кого-то еще, но тебе лучше быть одному» 
По сути-то Уитлок социопат и не лечится. Он любил Брендон и подверг ее таким испытаниям, каким врагов не подвергают. А сам смотрел, снова и снова дергал ее за ниточки. Он уже потерял ее, мать, отца, самого себя, у него оставалось только одно: друзья. Поэтому ему действительно сейчас стоило быть одному, вместо того, чтоб быть здесь с ней, втайне от всех. 
Всего на секунду Роуз охватил страх, сердце дернулось в груди, стало страшно потерять Эммета. Его, такого знакомого, теплого и доброго, он любил ее любой, всегда защищал. Может ей тоже не стоило быть сейчас здесь. 
«Изо всех сил пытаюсь мыслить непорочно, 
Это чертовски сложно, когда хочется непристойностей. 
Ты так сексуален, когда рассказываешь о парнях и девчонках 
И своих проклятых фантазиях» 
Уитлок почувствовал что-то и накрыл дрогнувшее место ладонью, горячая душная страсть снова победила. Кожа увлажнилась под его губами. Первые движения всегда медленные, тягучие, как дикий мед, а потом начинается спринтерская гонка, и на финишной прямой они несутся за щедрой раздачей эйфории. 
«Сейчас ты желаешь меня, ты возбуждён и растерян, 
Но теперь, когда тебя выкинули, ты почувствуешь себя использованным» 
«Ты хотел добиться Элис, в тайне ты мечтал о белой фате для нее, и что бы это дерьмо однажды кончилось, и поверх вас выплыла огромная надпись «happy end». И солнце, и вы уходящие вдвоем на закат. Только вот коротышка не выдержала такой любви, вырвалась из жестоких любящих рук мучителя и теперь уходит на закат с другим. А ты чувствуешь себя ненужным и выкинутым. Бедный, бедный Джаспер» 
«Тебе следовало быть одному, 
А не со мной вместе наедине и втайне, втайне от всех...» 
Они ловко перевернулись, Розали приподнялась на локтях, затуманено улыбаясь с закрытыми глазами. Догги-стайл, сейчас будет мастер-класс для никчемных порнозвезд. Она заранее прогнулась в пояснице, чувствуя себя на пределе возбуждения. 
Дверь открылась с плавным щелчком, первым зашел Каллен, и его лицо надо было видеть: шок, отвращение, гнев. Он быстро опомнился и попытался захлопнуть за собой дверь, но опоздал… 
Но это все было неважно, потому что следом за ним зашел Эммет и сейчас смотрел на них, онемевший от боли, недоверия и изумления. 
 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)