16 февраля 2016 Просмотров: 453 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 7

 Глава 7. Церемония черных плащей
 
 
 
*** 
Осеннее солнце заглянуло в окно, медленно пробралось по полу, зацепилось за свисающее одеяло и, наконец, добралось до лица спящей девушки. Элис зажмурилась, прикрываясь рукой, но открыла глаза. Впервые за последнее время все было хорошо. 
Они с Каем были завернуты в одно одеяло, их ноги, руки перепутаны, они были единым целым. Элис купалась в этом тепле и даже не собиралась выбираться наружу. Внутри крепла вчерашняя эйфория, плакать больше не хотелось. Проехавшись носом по подушке, Элис изумленно замерла: впервые в жизни ей удалось подловить Кая спящим. Он всегда просыпался от малейшего звука или движения. Но, кажется, она полностью разбивает его личность, вызывая в нем то, чего он никогда не чувствовал и не делал. Он терял свой стальной контроль, и ей это нравилось. 
Боясь, что он может проснуться даже от пристального взгляда, Элис посмотрела вверх. Пылинки плавно танцевали в столпе солнечного света, в комнате было тихо и уютно. Вот Белла обрадуется, когда придет и застукает их в своей кровати – ее улыбка стала откровенно широкой. Свон действительно сойдет с ума от радости, но перед этим прибьет их. Но какая разница, если они вместе? 
Элис недоверчиво еще раз отчетливо произнесла про себя: «мы вместе, Кай любит меня». Ее мечты сбывались. Возможно, равновесие вспомнило про нее, и ужасно черная полоса ее жизни закончилась. Все пошло наперекосяк сразу, как она ушла от Кая: пошли одна за одной ошибки, удары судьбы. Это конечно закалило ее, сделало сильней, но больше она не отойдет от него ни на шаг в сторону. Пока Кай рядом, ей ничего не страшно. Элис вспомнила, как тяжело было быть рядом с ним, любить его и не иметь возможности это проявить. Это было так мучительно, что от одного воспоминания она вздрогнула. 
Все кончилось, теперь у нее все будет хорошо. Элис аккуратно повернулась, чтобы посмотреть на него. Ему снился сон – веки едва заметно подрагивали, но его лоб был расслаблен, наверно что-то хорошее. Она пару раз замечала такое умиротворение на его лице, когда он обнимал ее и думал, что его никто не видит. Смотреть на его лицо без ярко-синих глаз было немного странно, но Кай все равно даже во сне был очень красивым. Ровные мужественные линии лица сейчас казались ангелоподобными. Его волосы на солнце блестели темным золотом. Невероятно, что этот удивительный человек полюбил его, теперь она в полной мере знала цену своего счастья, вернее бесценность. 
Внезапно ее улыбка поблекла, Элис вспомнила о Ричарде. Целых пять минут блаженного неведения она была абсолютно счастлива. Но вдруг Элис поняла, что сможет справиться, чувствует в себе достаточно сил для этого. 
- О чем думаешь? 
- Ой! 
Она не заметила, что Кай уже проснулся и смотрит на нее. Элис растерянно посмотрела на него, и у нее перехватило дух. Его глаза были самым ярким пятном, все остальное: постельное белье, их кожа - меркло. Такие синие, насыщенные, Элис могла поклясться, что они стали еще ярче. Возможно, это от того, что он счастлив. 
- Как ты можешь просыпаться так беззвучно? 
- Не знаю, рефлекс самосохранения. 
Они замолчали, он все еще обнимал ее, поэтому Элис не тревожилась. 
- Я все еще не могу поверить. Ты и я… Знаешь, сколько я думала об этом? 
- Расскажи мне об этом, - сдержанно возразил Кай, уверенный, что думал больше. 
- Знаешь, мне кажется, ты уверен, что любишь меня больше, но ведь ты не был в моей голове и не знаешь, что чувствую я. – Он улыбнулся, скрывая снисходительность к ее утверждению, и попытался это скрыть. Элис упрямо надавила: - Я серьезно, ты должен мне поверить, я не могу передать словами, но то, что я к тебе чувствую просто колоссально, в груди не умещается. Раньше я просто не понимала, но теперь ощутила в полной мере. Может потому, что едва не потеряла тебя. 
- Ты меня никогда не потеряешь. 
Элис облегченно прижалась к нему головой, даже слышать об этом было неимоверным облегчением. Она почувствовала, как он целует ее волосы и тут же запрокинула лицо, подставляя губы. 
- Я вижу, ты все равно остался уверен в своем. – Вольтури еще раз ускользающе улыбнулся. – Ты ужасно упрям. 
- Ты не знаешь, о чем говоришь, Элис. 
Она начала сбивчиво опровергать, настаивать, не представляя, как в живом человеке может уместиться больше любви, чем та, что она чувствует к Каю. А Вольтури только счастливо улыбался. Никто никогда не поймет его до конца. 
- Знаешь, это лучший подарок, что можно пожелать на день рождения. 
Элис на секунду замерла, а потом ужаснулась: 
- ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ?! Ты шутишь?! 
- Нет, - смутился Кай, не понимая ее острой реакции. 
- У тебя сегодня День Рождения?! О боже, как я могу не знать этого?! 
- Брось, в этом нет ничего такого, я не отмечаю свои дни рождения. 
Элис расстроено посмотрела на него. 
- Почему? 
- Ну не знаю… Так получилось. 
- Даже в детстве? 
- Феликсу было не до такой ерунды, было пару раз, когда… Марк еще был жив. А после уже сама понимаешь. 
- Но это же ужасно, - с трудом выговорила Элис. – День Рождения это такое событие - все дарят тебе подарки, уделяют внимание, это твой день. 
- Ты мне уже подарила подарок, самый лучший, какой можно придумать. А больше мне ничего не надо. Тем более сейчас, - скомкано закончил он, Элис опустила глаза. 
- Мы все равно отметим твой день, ты не должен вечно всего лишаться, просто в узком кругу. Только ты, я и Белла. 
- Не надо, Элис, я же знаю, как тебе сейчас тяжело. 
Элис легла головой на его руку, смотря вверх на пылинки, танцующие на солнце. 
- Тяжело мне было вчера. А сегодня уж легче, теперь я смогу все. – Это было правдой, скорбь никуда не ушла, но Элис чувствовала себя, как заново рожденной. Ей захотелось рассказать ему все, произнести это вслух, чтобы самой разобраться. – Я чувствую себя раздвоенной, словно скорблю по двум разным людям: один – мой папа, а другой – незнакомец, который ненавидел меня и бросил. Они не складываются у меня в одного человека, и это жутко выбивает меня из себя, я не знаю, что чувствовать. Наверно надо простить его, чтобы не отягощать себя ненавистью, отпустить его и помнить только хорошее. Мне кажется, так правильно, но я пока не готова к этому, обида слишком сильна. Я ведь не виновата, что родилась, это не я выбирала. 
Кай вдруг вздрогнул от мысли, что ее могло не быть. Он впервые в жизни почувствовал благодарность к Карлайлу, о чем и сказал ей. 
- Не хочу о нем слышать! – Элис подробно рассказала ему историю с Оливией, и с каждой минутой тяжесть уходила. Все же Белла была права, прощая всех подряд, обида в первую очередь угнетает своего носителя. Кай выглядел задумчивым, и Элис тут же спросила, он думает. 
- О тебе и Карлайле. Ты все же поехала к нему, тебе хотелось дать ему шанс. Элис, ты любишь его. 
Она тут же хотела кинуться яростно отвергать это, но потом вспомнила, кто перед ней. 
- Да. И это делает меня настоящей идиоткой. 
- Нет. Это делает тебя любящей и великодушной. Карлайл тоже любит тебя, это видно. 
- Кому?! Он поступает ужасно, сначала всю жизнь обманывал меня, теперь пытается командовать! 
- Ну… это врожденный дефект, присущий Калленам. Посмотри на Эдварда, который чуть не задушил Беллу своей любовью. Отец такой же. Возможно, они не умеют любить по-другому… Но все же он любит тебя, как умеет. 
- Мне все равно! 
- Конечно, нет. Я думаю… - Кай колебался. – Может, тебе будет лучше поговорить с ним. 
Кай не был до конца уверен. Лазарь оставался самим собой, он сотрудничал с Аро, а это о многом говорило. Но он любил дочь, а Вольтури хотел всячески уберечь Элис от лишней боли. Она так скучает по отцу, может быть, так будет лучше. 
 
*** 
Белла сошла с ума от радости в прямом смысле слова, ее поведение было неадекватным. Она так шумно выражала свой восторг, что к ним в комнату прибежала Ирина, подумав, что тут кого-то убивают. 
Под конец Свон едва не расплакалась, отчаянно ругаясь за их твердолобость и слепоту. Когда поток ругательств стих, Кай нерешительно улыбнулся, и мир был спасен. Ему было необходимо держать руку Элис, перебирать ее пальцы, встречаться взглядами, счастливо улыбаться. Он становился совсем иным, угрюмость покинула его, и теперь вокруг него веяло покоем. 
Узнав, что у него сегодня день рождения, Свон тоже пришла в ужас и начала суетиться: 
- Кошмар какой! Ну, мы и друзья – нечего сказать! – Вольтури пытался убедить ее, что это пустяк, но Белла была непримирима: – Итак, пойдемте печь торт! 
- Чего-чего? – переспросил Кай, но Элис поддержала её, и бронепоезд «Брендон-Свон» встал на свои рельсы… 
 
*** 
Возможно, это было неправильно, но им было хорошо. Белла Элис и Кай заняли всю кухню, пользуясь отсутствием соседей. Большинство учеников поспешили домой на первых выходных. 
- Мы бы тоже могли пойти домой, если бы Каллен не закрыл мне «визу»,- сердито взбивала яйца с сахаром Белла. – Да еще без причины! Какой же он все-таки… 
- Какой? – послышался голос самого Каллена за спиной. Свон тут же неприязненно повернулась к нему: 
- Самодовольный тиран. Что ты тут вообще делаешь?! 
Эдвард с высокомерным видом оперся на стол, за которым она работала: 
- Свон, ты снова не читала правила – кухня общая на этаж. 
- Какая разница, ты все равно не умеешь готовить. Так что уходи, не доводи меня до греха. 
- Какой именно грех ты имеешь в виду? Прелюбодеяние мне очень нравится. 
- Я заметила, - взгляд Беллы остекленел, она не заметила, как перестала взбивать. Смотреть на Эдварда с Йорк было больно. Вспоминать, оказывается, тоже. 
Все оживление погасло, она снова стала грустной. Однажды Элис ей сказала: «Ты понятия не имеешь, что значит любить плохого человека». Теперь имела. Эл была права – это ужасно. Но каким бы Эдвард ни был, Белла все равно продолжала любить его. 
Эдвард отвел от нее взгляд и заметил Кая и Элис, его брови непонимающе съехались вместе. Они стояли просто рядом, но между ними в воздухе витало нечто, что его озадачило. 
- Если что-то хотел, то бери и уходи, - без улыбки произнес Кай, смотря больше на Беллу. 
Каллен презрительно дернул губой и опомнился, снова становясь собой, с притворной заботой спросил: 
- Как ты Элис? Выглядишь лучше, значит Джас смог успокоить тебя сегодня ночью? Я знаю, что он к тебе приходил. 
Белла вскочила на ноги, толкнула его обеими руками в плечо, Эдвард лишь слегка пошатнулся. 
- Да пошел ты, Каллен! Что, не можешь смотреть на чужое счастье?! Убирайся! Иди к своему Уитлоку, вы друг друга стоите! 
- Я просто проявляю заботу, Элис, видишь ли, моя сестренка, а тут такое горе… 
Он язвил про Элис, а попадал прямиком по ней. Сложно было смотреть, как он низко пал. Как он мог? На такую тему?! Белла почувствовала ярость за Элис и, вне себя, ударила его по щеке, ладонь загорелась, Эдвард окаменел. 
- Ты об этом пожалеешь, Свон, - тяжело выговорил он. 
- Пожалею, что мало… - прошептала она, когда он покинул кухню 
Белла смотрела ему в след, щеки горели сильнее, чем ушибленная рука 
После этого инцидента она не могла веселиться искренне. Это было нечестно, у Кая, считай, был первый День Рождения в жизни, а его лучший друг не может радоваться на его празднике. О буйном веселье конечно речь не шла – тень Ричарда висела на заднем плане, ограничивая их улыбки, обрывая смех, но все же Кай и Элис обсудили Каллена и скоро забыли, снова смотря друг на друга недоверчивыми влюбленными глазами, а Беллу внутренне до сих пор колотило. 
- Я наверно пойду прогуляюсь ненадолго, - Белла встала с места. Кай и Элис с трудом оторвались друг от друга, моргая как лунатики. Вольтури тряхнул головой, собираясь с мыслями. 
- Нет, Герда, мы же обсуждали это – ты не должна ходить одна. 
- И к тому же торт уже почти готов! 
- Тогда пойду, навещу Джеймса, он тоже наказан. Вам наверняка хочется побыть вдвоем. 
- Белла, не глупи, ты нам не мешаешь, - закатила глаза Элис. – Мы не собираемся целоваться. 
- А вот и зря, - Свон начала пятиться задом. – Без меня торт не начинать! Я найду свечки. Всё, если что, телефон с собой. Пока! 
Через три минуты она выходила на улицу. Кай слишком беспокоится, никто за ней не охотится. Аро давно забыл про нее. 
День был солнечным, в рюкзаке лежал плеер, альбом и карандаши, и Белла твердо намеревалась привести мысли в порядок. Она шла до самого парка, там выбрала старый массивный дуб и устроилась под ним. 
Наушники выпадали при неловких движениях, и вскоре Белла вырвала их из ушей. Потом рисунок не удался - всё выбивало ее из себя. Откинув альбом в сторону, Свон просто прислонилась спиной к дереву и прикрыла глаза, представляя, как плавится на солнце. Согреваясь, она постепенно успокаивалась и вскоре была уже на границе сна. Но ей мешали мысли, их было слишком много в голове. Отчаявшись, Белла схватила альбом и начала быстро писать, изливая их на бумагу, надеясь, что это поможет. 
На удивление помогло. Исписавшись до боли в кисти, девушка решила возвращаться, пока друзья не бросились на ее поиски. Солнце садилось, и она, ежась, шла, скрестив руки, к корпусу. Неожиданно кто-то окликнул ее по имени. Белла остановилась и удивленно посмотрела, как незнакомый взрослый парень в капюшоне быстро приближается к ней. Его лицо было неприятным, угрожающим, неожиданно она сделала неуверенный шаг назад, а парень сорвался на бег. Не анализируя, Белла тоже побежала к корпусу. 
До входа оставалось всего метров десять, когда ее дернули за рюкзак. Белла упала и стесала левую ладонь до крови. 
- Что ты делаешь?! 
- Тихо, детка, - грубо приказал преследователь, бесцеремонно дергая её вверх. – Сейчас ты поедешь со мной. 
- Не поеду, отвали, идиот! - Она начала дергать свою руку обратно, но дождалась того, что он заломил её назад. – Ай, мне больно! 
- Будешь кричать, пожалеешь, - пригрозил парень, а потом вдруг удивился: - Что за… 
Послышался глухой звук удара, и ее руку отпустили. Белла обернулась и увидела очень разозленного Каллена. 
- Какого черта ты ходишь одна по улице? – он кричал на неё. - У тебя есть хоть капля мозгов?! 
- Есть, - с достоинством ответила Белла, наклоняясь за рюкзаком. – Откуда я могла знать, что по кампусу ходят всякие психи? Не пойму, что ему было надо? – Бела посмотрела на незнакомого парня, только бы не смотреть на Эдварда. Он ее спас, но снова обидел, и благодарить не хотелось. 
- Что он сказал? – грубо спросил Каллен, с неохотой, но Белла все же ответила: 
- Да не знаю я! Я его впервые вижу, говорил, что я куда-то поеду с ним. 
- Белла, твоя легкомысленность просто поражает, - не задумываясь, Эдвард схватился двумя пальцами за переносицу, прикрывая глаза. У нее внутри похолодело от этого маленького родного жеста, дальше она уже слушала, но не слышала. – Твой Вольтури должен был об этом позаботиться. 
- Сам-то ты тут как оказался? 
- В смысле? 
- Не уходи от ответа – ты следил за мной? 
- Не придумывай, зачем бы мне это делать? Я же говорил: ты мне безразлична! Я просто шел с очередного свидания, ясно? 
- Предельно, - Белла развернулась и, не глядя по сторонам, пошла как можно дальше от этого жестокого человека, приносящего столько боли. 
Ромео оказался ветреным Нарциссом, разбил ее сердце дважды, и игрался теперь осколками. 
 
*** 
Элис и Кай поспешно отсели подальше, когда она вошла, коротышка тут же начала болтать как заведенная: 
- Ой, это ты, а мы уже заждались! Скорее пошли есть торт, я уже свечки поставила! А потом Кай обещал, что мы тайком смоемся в город. Можем пойти в кино или пиццерию, я пытаюсь заставить его выбирать, а он отказывается. 
- Так, Эл, не части! У меня голова раскалывается, так что в город смоетесь без меня. Ты ведь не обидишься, Кай? 
- Нет, мы можем остаться. 
- Ну да, и сидеть смотреть, как я сплю! Не надо, идите, это ваш день, серьезно. Простите, что я такой никудышный друг, просто у меня голова болит. Элис, наконец, не плачет, я за вас счастлива, вперед – отвлекитесь! 
Кай безобидно подошел к ней и быстро схватил ее руку ссадиной кверху. 
- Откуда? 
- Ты меня удивляешь, - Белла вырвала руку. – Это же я! Упала на лестнице, ничего страшного. 
Она отвела глаза, чтобы ее не раскусили, и поспешила в комнату. 
 
*** 
Понедельник был тяжелым. Они встали раньше обычного, Белла присматривалась к подруге, оценивая ее состояние. 
- Может, не пойдем на уроки? Все поймут. 
Брендон была бледнее обычного. Она стояла перед зеркалом, ее форма как всегда была с иголочки. Безупречная маленькая Элис… 
- Нет, я не хочу, чтобы меня жалели и делали поблажки. Пусть даже лучше обсуждают, что я с Каем. Тогда хоть некоторые «леди» охладятся. 
- Брось, он никогда не высказывал интереса. 
- Это точно, - Элис коротко улыбнулась, потом снова прикусила губу, берясь за волосы. 
- Твоя прическа идеальна, так же как ты, идем уже. 
Брендон глубоко вздохнула, расправила плечи и взяла сумку. Элис и Белла вышли из комнаты, захлопнув дверь. На шкафу качнулись вешалки с двумя черными траурными платьями. 
 
Кай ждал их на первом этаже, рядом с ним стояла Бетти Кроу и с надеждой посматривала на него. Белла поразилась ей – глупо надеяться, что Вольтури сам первый подойдет и заведет непринужденный разговор с посторонним. На что она надеялась? Элис подошла и схватила его за руку, беззвучно посылая сигналы сопернице. Кай не заметил этого, внимательно оценил ее вид, спрашивая, как она. Брендон молча кивнула, и он поприветствовал Свон. 
Белле тоже было не по себе, она всего раз присутствовала на похоронах. Ей было всего семь, и она плохо помнила. Они с Каем одновременно посмотрели на свою маленькую подругу. Элис выглядела подавленной. 
В школе на Брендон глазели. Все знали, что произошло. Элис неуютно потащила свою руку из ладони Кая, но тот удержал. 
- Не обращай на них внимание. 
Прошло два урока, к ним присоединился Джеймс, ученики продолжали невежливо рассматривать Элис, и ее лицо было очень напряженным. После биологии Кай обратил внимание на ее слегка припухшие веки и болезненный вид. Он увел ее подальше, приставил к окну и внимательно посмотрел на свет. 
- Элис, у тебя болит голова? 
- Немного, - она болезненно поморщилась. 
- Немного? 
- Ладно, просто раскалывается, - ее глаза резал яркий свет, и они слезились. Вольтури попробовал губами температуру. 
- Нет, наверно это давление. Давай сходим в медпункт. 
- Не хочу, Кай. Спасибо за заботу, но это все из-за… ну сам знаешь чего. Просто надо пережить этот день. – Лицо Вольтури омрачилось, он мягко взял ее лицо в ладони, поцеловал по очереди каждое веко. 
- Если бы я мог забрать себе твою боль. Как я могу тебе помочь? 
- Не отходи от меня, - прошептала Элис, складывая сжатые руки у него на груди. 
- Ни на шаг, - подтвердил он. 
После урока к Элис подошел Остин выразить свои сожаления. Она скомкано поблагодарила и еще более подавленная пошла на искусство. По пути Белла ругала Оливию, обещая высказать ей все, если она только подойдет. Но мисс Грин сделала вид, что они не знакомы, общалась с ними, как с другими учениками, ничем не выделяя. Не успела Элис обрадоваться, как после звонка Оливия попросила ее задержаться. Белла ответила ей грубо. 
- Изабелла, если не хочешь получить наказание, выйди из класса. Кай, ты тоже. 
- Ага, разбежалась и упала, никуда я не пойду, - отрезала Белла. – Так я и знала, что Вы шпионка. 
- Мисс Свон, сегодня я по известным обстоятельствам не назначу наказание, но завтра вас ждут отработки. 
- Вот и истинное лицо… 
- Белла, пожалуйста! Подождите меня в столовой, я скоро, - Элис не хотела, чтобы Свон наживала неприятности из-за неё. 
Когда они остались одни, Оливия сразу смягчилась. 
- Извини, Элис. Белла может не отрабатывать, я хотела поговорить с тобой. Как ты? 
- Хорошо. 
- Ну, это вряд ли, учитывая предстоящее. Может, ты хочешь поговорить? 
- С вами? – изумилась Элис. – Точно нет. Мне не нужен сеанс психоанализа. 
Брендон, не дожидаясь ответа, вышла из класса, в коридоре ее поджидал сюрприз – Эдвард Каллен, собственной персоной. Терпеть его оскорбления сил не было, поэтому Элис попыталась его обойти. 
- Подожди, - он попытался остановить ее за руку, но коротышка отпрыгнула от него как от чумного. 
- Не трогай меня. 
- Стой, Элис, я пришел не ссориться. 
- А что тогда? 
- Я… - Эдварду очень трудно давались слова. Он измучил все волосы, прежде чем выдавить: - Я хотел извиниться. 
- Тебя что Карлайл заставил? – недоуменно уставилась на него Элис. Его челюсть выдвинулась вперед. 
- Нет! Я сам так решил. Вчера меня занесло, это было подло. 
- Ты много в последнее время совершаешь подлостей, - заметила Элис, смотря под ноги. Она уже обещала себе не любить своего брата. Это был бы прямой путь к мазохизму, а она от него отказалась. 
- Я знаю. – Эдварду было тяжело об этом говорить. – Я не должен был обвинять тебя, называть бастардом. Я прошу прощения. 
- Но ведь это так и есть, - Элис пожала плечами. – Так что вдруг случилось, Эдвард, почему ты передумал? Это из-за жалости, из-за Ричарда? 
- Нет. – Он ответил слишком быстро, а значит как минимум от этого, а еще возможно… 
- Это Беллу не вернет, - предупредила она заранее. 
- Меня это не касается! Я злился на тебя, но на самом деле виноват только Карлайл, никто не просил его изменять жене. 
- Да, Эдвард, мне тоже жаль, что я родилась, - Элис попыталась пройти мимо, но Каллен осторожно взял ее за руку. 
- Подожди, мне действительно жаль… Элис. 
Она уставилась на брата, остро замечая их сходство. Он действительно был искренен. Эдвард выглядел расстроенным и раскаивающимся. Элис загляделась на него, потом опомнилась и просто сказала: 
- Спасибо. 
Руки разъединились, и они оба смутились проскользнувшей нотке между ними. Эдвард быстро зашагал к выходу. 
 
*** 
В столовой на место Элис между Каем и Беллой присела Анжела. Она озабочено спросила, как Элис справляется и не надо ли им какой-нибудь помощи? Белла поблагодарила, но отказалась, заверив, что они в норме. Кай сверлил вход взглядом, ученики сновали туда-сюда, а Брендон все не было. 
- Кай, ты там дырку просверлишь. Никуда не денется твоя невеста, сейчас придет, - сказала Белла. 
- Ага, я сейчас, - Вольтури, не слыша ее, поднялся и пошел к выходу. 
- Ну, куда?! – начала было Свон, но его и след простыл. Она повернулась к Анжеле: - Ну, куда он пошел?
- Похоже, за Хейл, - попыталась пошутить Вебер. Действительно, так совпало, что Кай вышел сразу за Розали. – Мне послышалось, или ты сказала «невеста»? 
- Ээ.. Ух ты, я болтушка… Ну вроде как да… Хотя, тебе можно сказать! Да, Кай и Элис снова вместе! Только теперь навсегда, - Белла все никак не могла успокоиться. Анж внезапно погрустнела. 
- Это хорошо. Кто-то сходится, кто-то расходится. – Ее очки печально соскользнули на кончик носа. 
- А кто расходится? 
Вебер подняла голову, поправляя очки, бегло улыбнулась: - Мы с Беном разошлись на прошлой неделе. 
- Что? Почему? Вы же почти год встречались. 
- Да, 16 октября ровно год. Но так бывает – когда в паре любит только один. А второй влюблен в другого.
- Ох, Анж, мне так жаль! 
- Не надо, я точно не заслуживаю сочувствия. – Белла не успела удивиться ее самобичеванию, как к ним подошел Эммет. 
- Привет, кнопка! Привет, Анж, почему ты такая грустная? 
- Я? – Вебер тут же улыбнулась, близоруко щурясь. – Тебе показалось Эммет. И… Привет! 
- Привет, - Маккартни снова улыбнулся. – Классно мы отдохнули на пляже в субботу. Кстати ты передала привет ей от Сета? – Анжела совсем забыла об этом. Белла подумала, что у нее была очень уважительная причина. – Кстати, Белла! Там был твой знакомый, капитан «Оборотней» – этот Блэк. 
- Правда? – у Беллы оборвалось сердце. Сколько она уже не слышала про Джейка? – И… как он? 
- Да я не знаю, мы с Анжелой и Сетом играли со своими малыми, а он прошел мимо, только покосился. Понятное дело – я же лучший друг Эдварда, он меня терпеть не может. 
- Эм, я еще кое-что забыла, - Анжела полезла в сумку. 
Девушка достала фотографию и протянула Маккартни, тот громко восхитился и передал её Белле. На снимке Эммет обнимал смеющуюся Анжелу и Сета, в нижнем ярусе стояло пятеро детей, двое из которых были близнецами. Из-за сильного ветра красивые черные волосы Анжелы растрепались, она выглядела веселой и симпатичной, Маккартни же улыбался как всегда - от уха до уха. 
- Хорошая фотография, - оценила Белла. 
- Это точно, вы могли бы тоже как-нибудь к нам присоединиться. Элис бы отвлеклась, - смущенно добавил Эммет. – Как она? 
- Неплохо, - сдержано ответила Белла, не желая вдаваться в подробности. Эммет по неведомой причине считал Джаспера лучшим другом. А тот не должен был знать кое-чего. Пока что… 
- А ты сама как? 
- В смысле? – Белла растерялась. 
- Ну, Эдвард ведет себя как последний дурак… 
- Спасибо за заботу, Эммет! – быстро вскричала она. – Я тоже хорошо. 
Она с облегчением увидела идущих Элис и Кая. Анж тут же встала, освобождая место. 
- Ладно, мне все равно в библиотеку надо. Томсон снова сказал взять новые книги, эта олимпиада убьет меня! 
- Еще книги? – изумился Эммет. – Пойдем, я тебе помогу, а то на тебя жалко смотреть в коридорах, ты похожа на замученного ботаника. 
Они поздоровались с Элис и вместе пошли к выходу. Белла заметила, как неприятно удивился Уитлок, смотря на друга рядом с «заучкой». 
 
*** 
Кай вышел из столовой, не отпуская глазами спину Хейл, пришлось идти достаточно долго, пока не представился удобный случай. Он схватил блондинку за плечо, вталкивая в пустой кабинет. Розали рассвирепела, но, увидев, кто касался её, наоборот расплылась в улыбочке: 
- Оу, ну надо же кто уделил мне свое внимание, неужели Вольтури? 
Кай не собирался церемониться, прижал бешенную блондинку к стене 
- Слушай меня внимательно, Хейл. Ударить тебя я не могу, но обещаю, если ты сегодня подойдешь к Элис или заикнешься об ее отце, то я обещаю, что ты пожалеешь. Я буду ходить за тобой тенью, пока не подловлю тебя и не открою глаза Эммету. А после, когда он тебя бросит, и ты вылетишь из обожаемой элиты, я продолжу следить за тобой, пока не добьюсь твоего исключения из школы. Я ясно выражаюсь? 
Розали усмехалась ему в лицо, а в зрачках плескался страх. Он мог давно это сделать, но было лень тратить столько времени на эту куклу. Но речь тогда шла о нем. А теперь об Элис. 
- Ух ты, ты умеешь говорить больше двух предложений? Я в шоке, Вольтури. 
- Розали, я могу начать прямо сейчас. 
- Лучше бы ты кончил прямо сейчас, - грубо проворчала она, но потом прикусила язык. – Ладно, я поняла. Сдалась мне твоя недомерка. 
Пришлось до хруста сжать кулак, чтобы не ударить Хейл. Кай вышел из кабинета и поторопился, чтобы успеть перехватить Элис до столовой. 
 
Элис 
*** 
Церемония осталась в памяти застывшей глыбой льда. 
С той самой секунды, что вышла из черной тонированной машины Калленов, Элис сама превратилась в лед, застыла, сказала себе, что все не по-настоящему, что все об этом знают, только притворяются. А затем упорно искала подтверждения этому. Все вокруг как по тайному договору надели строгие черные вещи, Элис ловила их всех и уличала, пока не остановилась на своем отражении – она тоже в черном! С той же подобранной прической. 
Повсюду была охрана, семья Калленов была в полном составе. Они вышли из своей машины и подошли к ним ближе. Чарли обнимал Эмили, Белла с Каем стояли по ее бокам, вселяя уверенность. Карлайл подошел к ней, а Элис уставилась в пол, потому что после разговора с Каем не знала, как реагировать. Он положил руку на ее плечо. 
- Мне очень жаль, Элис. Он был твоим отцом четырнадцать лет, он делал то, что должен был делать я. Наверно, я не устану извиняться. 
- Это же не ты его убил, - выдавила Элис, смотря в сторону. Кай тайком пожал ее плечо. 
Они стояли молча, ждали приезда священника, никто не знал, что надо сказать и надо ли. Какие-то незнакомые люди подходили к Эмили, приносили соболезнования, говорили, каким хорошим человеком был Ричард, успешно обходя то, что он бросил семью и исчез. Так же обходили тему его ужасной смерти, хоть наверняка думали об этом. Этот вопрос незримо, но осязаемо висел в воздухе. По городу уже ползли слухи. Тут и там слышались кровавые подробности с участием Аро. Смерть Ричарда безоговорочно приписали ему. 
Элис смотрела под ноги, игнорируя этих актеров, и пыталась вспомнить отрывки из детства. Вдруг она со страхом поняла, что воспоминания об отце теряют четкость. А вдруг с годами она не сможет вспомнить его голос или забудет лицо? 
Элис испугано посмотрела на Кая. Он наклонился, приближая к ней лицо, ловя ужас в ее глазах. Губы беззвучно сложились в «что?». Элис сглотнула и почувствовала на языке привкус сладковатых лилий, с этого дня эти цветы будут ассоциироваться у нее со смертью. Наплевав на все, Кай наклонился к ней ухом, чтобы она смогла невнятно прошептать, что боится забыть Ричарда. Все смотрели на них, а Кай серьезно произнес, чтобы слышала только она: 
- Марк умер десять лет назад, я в точности помню его. Ты не забудешь. 
Элис выдохнула. Белла шагнула к ним, они втроем неосознанно пытались сплотиться и отделиться от всех этих людей. Свон тоже выглядела потерянной. Она знала Ричарда, переживала за Элис. 
- Кай, - негромко позвал Чарли, подходя к ним. – Там Блэки приехали, ты не поможешь нам спустить Билли? 
- Конечно, Чарли. 
Они ушли в хвост машин, а девушки переглянулись – значит приехал Джейк? Белла невольно посмотрела на Эдварда, его лицо неприязненно скривилось, однако потом он удивился. Проследив за его взглядом, Свон заметила, как в неположенном месте паркуется знакомый мустанг. Уитлок не мог не выделиться даже здесь. 
Элис видела, как Джас выходит из машины, в его руках была одна белая роза на длинном стебле. Он прошел к ним, бегло кивнул Эдварду и Карлайлу, подошел прямиком к ней и без колебаний крепко обнял. А затем долго не выпускал, не замечая никого вокруг, игнорируя раздражение Беллы. 
- Ты приехал? – задала Элис глупый вопрос и внезапно почувствовала беспомощность, этот «добрый» Джаспер выбивал ее из себя, рождал воспоминания. Говорят, первая любовь не бывает прошедшей… 
- А как иначе? Моей малышке плохо, ей нужна поддержка. 
Элис всего на секунду расслабилась, вдохнула его знакомый запах, перед глазами пробежал их номер в Кентуки, а потом отстранилась. 
- Спасибо, я очень ценю это. 
- Ты не должна благодарить, - серьезно предупредил Джаспер. 
Элис широко отшагнула от него и напоролась на ярко-синие глаза, Кай стоял в метре и смотрел на нее. Элис испугалась и беспомощно впилась за него взглядом, умоляя понять. 
- Думаю, это лучше отдать тебе, - Уитлок сунул ей белый цветок, она неуклюже взяла его, не зная, как отказать. 
Ситуацию спас Джейкоб. Он протиснулся через всех, тоже обнял ее и искренне выразил соболезнования, потом его сменил Билли на коляске. Джейк подошел к Белле, она смотрела прямо. Наверняка внутри так и не отделалась от чувства вины, но внешне держалась неплохо. 
- Белла. 
- Привет, Джейк. 
Он даже не обнял ее, просто выразительно посмотрел и быстро отошел в сторону. Подъехал траурный микроавтобус, все зашевелились. Когда Элис увидела показавшийся выступ гроба, она развернулась к нему спиной, бессмысленно смотря перед собой расширенными глазами. Эмили и Белла шагнули вперед, но Карлайл успел раньше. 
Он с долей отчаяния выступил вперед и прижал затылок дочери рукой к себе. Он очень долго ждал этого момента. Такое выражение на лице Карлайла Каллена было редкостью. Он не отпускал дочь, пока гроб не пронесли к могиле, а потом тревожно спросил: 
- Элис, может, ты поедешь сразу к нам домой? Остальные приедут после церемонии. 
- Нет, - сипло ответила коротышка, прокашлялась и сцепила пальцы. 
Теперь ее вела за руку Белла, с другого бока шла Эмили, поддерживаемая Чарли. Свон были их настоящей семьей. Элис буквально спиной чувствовала, как за ее спиной идут Кай и Джаспер, держась друг от друга на нерушимом расстоянии, но оба привязанные к ней невидимыми нитями. 
А потом она не видела ничего, только коричневый полированный гроб с медными ручками. К ней подходили, ее трогали, что-то говорили и наверняка спрашивали, но Элис оцепенела. Там внутри лежал Ричард. Ее папа. 
Горячие слезы жгли глаза, она глотала их, а они все шли. Увидеть бы его хоть глазком в последний раз. Но это невозможно, она не узнает его, только заработает кошмары до конца жизни. Не просто так его хоронят в закрытом гробу. Последним воспоминанием так и останется то утро, когда он посмотрел на нее с отвращением и вышел из кухни. Навсегда. 
Стало так горько в горле, что Элис не смогла сглотнуть. Сильная ладонь сдавила ее плечо, Элис, не оглядываясь, знала, что это Карлайл. Сколько горя приносит скрытность. 
Все бросали горсти земли, она как во сне раскрыла руку, и прекрасный белый цветок упал с глухим стуком на крышку. 
Вот и все. 
 
*** 
В доме Калленов все было идеальным и соответствующим: сладкие похоронные лилии, скорбные черные атласные ленты на свечах, столовое серебро и льняные конверты салфеток. Все белоснежное и стерильное – как в морге. И Элис, ходившая живым трупом, бессмысленным и не соображающим. Она больше не плакала, но и не говорила. 
Вольтури сидел рядом с ней на диване в ожидании приглашения к столу, но Уитлок все равно подошел, сел напротив в кресло, потянувшись, сжал колено. 
- Элис. 
Она не подняла головы. Джаспер пошевелил ее ногу. 
- Не тряси ее, - инертно произнес Кай. Вероятно, ему хотелось вырвать его руку с мясом, но ради нее он молчал и держал себя в руках. 
- Пошел ты… 
- Не здесь, Джаспер, - так же сказал Кай. 
- Элис, ты слышишь меня? 
Ей надо было выбираться и замороженной пелены и встать между ними, но Элис не могла. Она пыталась осознать, что все реально - Ричард остался там, под землей. От этой мысли Брендон сжала зубы. 
- Малышка, не переживай так, через время станет легче, я тебе могу обещать. Это только кажется, что это никогда не кончится… - говорил Джаспер. 
Под землей. Но ему не может быть так страшно, как ей, он ведь мертв. 
Уитлок отчаялся получить от нее какую-нибудь реакцию, поэтому сел на соседний диван, понимая, что соседства Кая долго не выдержит и сорвется. 
За столом произносили речи – Элис не слушала, не ела, не пила, ждала, когда все кончится, и крепко держалась за теплую руку Вольтури. У самой руки были ледяными – кровь в жилах застыла. Потом, когда все кончится, надо будет принять горячую ванну, а пока просто держаться за его ладонь. Стоит отпустить, и ей конец. 
Когда этот скорбный тяжелый театр закончился, они не удовлетворились - её оставляли ночевать в замке Калленов! Конечно, ей будет легче в незнакомом чужом месте, естественно! Карлайл сильно ошибался. В утешение ей дали только Беллу, даже Кая отняли, запретили ночевать. 
Она назло им не отпустила его руку. Каю пришлось разжимать ее побелевшие пальцы. Сжав ее кулачок обратно, он бегло поцеловал его и шепнул, что завтра утром ее заберет. 
Тепло ушло вместе с ним. Они с Беллой застряли в морге. 
 
Белла 
*** 
Элис с трудом уснула, а ей не спалось. Где-то через стену была комната Эдварда и сам он в ней. И воспоминания, целые тонны. Сколько раз они обманывали Чарли и ночевали тут? Занимались любовью, болтали, узнавали друг друга, дурачились. 
Хотелось пить, но Белла боялась чудом столкнуться с Калленом, их метафизическая связь творила чудеса, и рисковать не стоило. 
Среди ночи, когда она уже почти спала, что-то потревожило её. Белла снова открыла глаза, устало поворачиваясь на спину, и тут заметила. Перед кроватью стоял Эдвард и смотрел на нее. 
Сон сняло как рукой. Свон резко села в кровати. 
- Что ты тут делаешь? 
Каллен заметно смешался, занервничал, пойманным с поличным. Он развернулся, чтобы уйти, но Белла не намерена была вот так просто отпустить его. 
- Стой. Зачем ты пришел? 
Эдвард остановился спиной к ней, медленно повернулся, словно через силу. Он посмотрел на девушку, сидящую в кровати, а затем отчетливо прошептал. 
- Чтобы увидеть тебя. 
Ресницы Беллы взлетели вверх, она хотела сказать что-то еще, но он уже развернулся. Дверь плавно щелкнула и Свон снова осталась наедине с бессонницей. 
 
*** 
После ужасно неловкого завтрака с Калленами, девчонки с радостью поспешили покинуть приветливую «семейку Адамс». Кай уже ждал их снаружи, но Карлайл навязчиво увязался за ними. А позже выяснилось для чего – до кампуса их будет сопровождать охрана! Какая чушь, Белла сердито посмотрела на садящегося в свою машину Эдварда – неужели успел настучать папочке про инцидент с нападением на нее? Если Кай узнает, он голову ей открутит! Свон заискивающе посмотрела на друга, тот удивленно поднял брови. 
Охрана отстала только перед воротами кампуса, на переодевание оставалось меньше десяти минут, и Элис и Белла очень спешили. Вольтури уже был в форме и ждал их в гостиной. 
В школе к разглядываниям прибавились выражения сожалений. Элис терпела, но гораздо больше ее расстраивало поведение Кая. Он не демонстрировал их отношений, держался рядом, но никак не проявлял чувств, только смотрел так, что у нее замирало все внутри. Элис десять раз спросила его, все ли в порядке. Ответ был неизменным: все хорошо. Брендон начала нервничать. Больше всего на свете она боялась каким-либо образом потерять Кая. С остальным бы она справилась, только не с этим, страх был просто инстинктивным, животным. 
Связано ли поведение Кая с тем, что произошло на похоронах? Неужели он еще сомневается в ней, думает, что у нее что-то осталось к Уитлоку? До столовой Элис шагала в сердитом молчании. Беллу наглейшим образом забрал Каллен на срочное совещание с Коуп. Кай и Элис шли вдвоем и не разговаривали. Сели за свой столик у окна, есть совершенно не хотелось. Элис отвернулась к окну. 
Вольтури как всегда наблюдал, можно было почувствовать его внимательные глаза на коже. Наверняка думает, что она расстроена из-за похорон, или что мечтает тайком о Джаспере, хочет, чтобы он тут сидел вместо него. Элис рассержено повернулась к Каю, тот поспешно отвел взгляд. 
- Ты можешь просто это сказать? 
- Что, Элис? 
- Это! 
Он, извиняясь, пожал плечами, ускользая. Девчонка яростно придвинулась к нему через стол, говоря прямо в лицо: 
- Я люблю тебя! Никого-то другого, только тебя! Одного. Ясно?! 
Пока Вольтури не успел одуматься, Элис приподнялась и, схватив его голову, чтобы он не думал даже увернуться, поцеловала. Ей было плевать, что вокруг тьма народу, что где-то в паре метров сидит Джас, важно было только, чтобы Кай поверил ей. 
Когда она плюхнулась обратно, у Кая был абсолютно пораженный вид. Элис довольно усмехнулась. 
 
*** 
Только что Эдвард просто недопустимо оторвал ее от друзей и почти насильно притащил в кабинет Коуп. Та утвердила с ними программу мероприятий на неделю и отпустила их. В коридоре Свон тут же отскочила от Каллена подальше: 
- Ты! Хватит таскать меня, как куклу! Усвой слова «пожалуйста» и «спасибо» и не смей ко мне больше прикасаться, только голосовое воздействие, ясно?! 
- Ты вице-президент и обязана выполнять свои обязанности. 
- Каллен, ты что глухой? Ты слышал, о чем я только что говорила? 
Эдвард проигнорировал ее слова, словно она говорила без звука. Они возвращались в столовую, и Белла думала, как избавиться от его общества, но неожиданно для себя спросила: 
- Что было сегодня ночью? 
Эдвард досадливо вздохнул и не ответил. Между ними повисла напряженность, оба обрадовались, когда дошли до дверей столовой. Он остановился и пропустил ее вперед, даже сейчас соблюдая этикет, потом вошел следом и резко наткнулся на застывшую, как столб, девушку. Каллен сильно разволновался от соприкосновения с ней, нервно пытаясь успокоиться, но Свон было до фонаря. Проследив за тем, на что она так зачарованно смотрит, он сам уронил челюсть – коротышка на глазах всей школы целовала Вольтури. От дружбы там ничего не было. 
Кровь рванула к голове, Эдвард быстро перевел глаза на Свон, ожидая ее реакцию. Не верилось, что ее лучшая подруга так поступила с ней. 
Но Белла ухмылялась. Его глаза полезли из орбит, что происходит?! Свон шагнула вперед, однако Эдвард не готов был ее отпустить, ему требовались ответы. Он схватил ее руку, вытаскивая ее за дверь, чтобы поговорить без свидетелей 
- Да блин, ты снова?! Я сказала: не смей меня трогать! – Белла вырвала свою руку, сверкая на него глазами. 
- Что это было? Почему твой парень целовался с Брендон? 
- Ох, Эдвард, знаешь, так бывает, когда люди ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА И ВСТРЕЧАЮТСЯ! – едко жестикулировала Белла. – Ну, понимаешь там, целуются и прочее. Хотя откуда тебе знать, если ты никого не любишь кроме себя и своей власти! 
- Вольтури и Элис встречаются? – упавше спросил он. 
- Да! Но это тебя не касается. Как ты напоминал: моя личная жизнь тебя не интересует! – Белла была странной, словно ей было больно видеть его, притворялась язвительной, а сама глубоко дышала, как открытая рана. 
- Белла… 
- Нет, - закричала она, выставляя перед собой руки. – Не подходи ко мне! Помнишь, ты говорил, что тебе всё равно, что ты больше не любишь меня. Вот и отлично, дело в том, Эдвард, что это, наконец, взаимно! Ты сделал все, что мог для этого. Поэтому, блин, если надо, я отказываюсь от своей должности заместителя, все равно я была твоей марионеткой. Все, что угодно, лишь бы меньше видеть тебя! 
Она едва не проломила лбом дверь, убегая от него, оставляя в тянущем одиночестве. Эдвард застыл, кожу до сих пор покалывало от ее криков, слов. Как во сне он прошел за свой стол, где царила полнейшая тишина. Хейл смотрела в сторону Вольтури и Элис. Эммет с опаской наблюдал за Джаспером, остерегаясь его реакции. За столом сидела еще одна незнакомая симпатичная девчонка. Лицо Уитлока было перекошенным. 
- Что за… - Сцена закончилась с приходом Беллы, и все очнулись. 
За их столом повисло напряженное молчание, Эдвард отлично понимал Джаспера, даже слишком. 
- Ты говорил, что он встречается со Свон! – Уитлок, разъяренный от боли, готов был кинуться на кого угодно. 
- Я сам не понимаю, что происходит. Я своими глазами видел, застукал их, Белла совр… 
- Мне плевать на твою Свон, хватит вечно о ней! Почему он трогает Элис!!! 
- Кто кого еще, во-первых, а во-вторых, сдерживай себя, будь добр, - холодно напомнил Эдвард. Ему вовсе не улыбалось, чтобы об его мании относительно Беллы стало известно всей школе. От Уитлока полыхнуло волной ярости, он повернулся к молчащей чужой девчонке, которую сам же привел: 
- Пошла на хер отсюда! 
- Джас, прекрати! - одернул его Эммет, девушку как ветром сдуло. 
- Что вы все меня лечите?! Плевать я на вас хотел! 
- Очень мило, - заметил Эдвард, а потом властно надавил: - Понимаю твои чувства, и я, кстати, реально их понимаю, но не забывай, с кем ты говоришь. Мы единственные твои друзья и прекращай срываться на нас. Можешь выбрать себе мальчика для битья, как хочешь, но прекращай это дерьмо! 
- Отлично! – Джаспер вытащил антикварный старинный портсигар из заднего кармана джинс и достал тонкую сложенную сигарету, пытаясь прикурить ее прямо в столовой. Эдвард быстро встал и вырвал её из его губ. 
- Джас! Тебе крыша не жмет?! Траву? Прямо в школе, на глазах у всех? Отличный член совета! 
- Член у меня, и правда, отличный! 
- Слушай, хватит, возьми себя в руки. – Они столкнулись взглядами: холодный - Эдварда и разъяренный - Уитлока. Эдвард едва не застонал про себя: мало того, что он сам в прострации, сбит с толку так еще и друга утихомиривать надо. – Пройдемся? 
Вытаскивать пришлось почти силой, хоть Джас и был его самым лучшим и близким другом, для совета и его репутации он представлял угрозу – слишком непостоянный. Они вышли на улицу. Эдвард оглянулся, их никто не видел, Джаспер снова попытался закурить травку, но Каллен снова вырвал ее и растоптал ногой. 
- А сейчас, блядь, что?! 
- Никакой травы, Джас! Тебе напомнить про лето? Мне хватило выше крыши, это мне потом тебя снова таскать по реабилитационным центрам и смотреть на твои ломки. 
- Брось, Эд, всего один раз! Мне необходимо это. 
- Ты уже начинаешь врать. Когда ты шел ночью к Элис, ты уже курил. Если хочешь скрыть, то не кури в нашей ванной! 
- Какой ты стал правильный, просто до тошноты. Скажи, а идейная принцесса случайно не обещала тебе секс по ностальгии, если ты покаешься и изменишься? 
- Пошел ты… - Так всегда, Джас никогда не задумывался – делал больно и шел дальше, не замечая этого.
Уитлок схватил его за рубашку, выдирая из нагрудного кармана припасенные сигареты, закуривая хотя бы это. Подумав, Эдвард от души присоединился к нему. После второй Джаспера перестало трясти. 
- Не понимаю… Я все для нее сделал, наступил на горло своей гордости, простил то, что она кинула меня летом, поддержал в ее горе, был хорошим парнем, а она… Какая же она все-таки сука. 
- Выбирай выражения, она все-таки моя сестра. – Эдвард пытался не смотреть на друга, но пришлось, Уитлок был ошеломлен. 
- Ты сейчас шутишь, да? Ты это не серьезно. Если кто и семья тебе, то это я, а не она! Я тебе как брат, а что вас объединяет с ней? Пара похожих хромосом, да то, что твой отец раз трахнул ее мать. Ты должен быть на моей стороне. 
- Джас, сбавь обороты, я всегда на твоей стороне. Но после всего, что ты ей сделал, не будет удивительным, если она не простит и не вернется к тебе. Мне жаль, но это вполне возможно. 
- Ну да, это ты сейчас точно про меня говоришь? Брось, Эд, помимо беленькой репутации, ты такой же как я, иначе мы бы не сидели в одной лодке. 
Эдвард мгновенно почувствовал острое желание съездить ему по физиономии за болезненную правду, но затем поник, приваливаясь к стене, задумываясь. 
- Надо разобраться, что там произошло. Мне надо поговорить с Вольтури. 
- Вот именно, давай «поговорим» с Вольтури. Этот кровавый урод уделал нас обоих! Он отнял и мою, и твою девчонку, тех, кого мы любили. Знаешь, Эдвард… - Глаза Джаспера вдруг нездорово заблестели: - Можно было бы убрать его с дороги навсегда. Все равно он так и кончит, Аро укокошит и второго брата. Мы просто поможем судьбе пораньше… 
- Джас, ты бредишь! - Уитлок напугал Эдварда, он явно не шутил. Как он мог так говорить после всего… - Тебе мало двоих? У тебя же едва крыша не поехала после Алекса. Я, конечно, не святой, но убивать не собираюсь. Никогда. 
- Никогда? Неужели тебе не хочется? 
- Что?! – Эдвард не мог поверить ушам. Он был глубоко потрясен, посмотрел на друга, словно впервые. 
- Когда ты увидел его с Беллой, а потом раз за разом представлял их, неужели тебе не хотелось убить его? По-настоящему… 
- Джаспер, думаю нам лучше вернуться в школу. И больше я никогда не хочу обсуждать эту тему. 
Эдвард пригладил волосы и пошел первым, пытаясь забыть этот разговор и начать относиться к Уитлоку как прежде. 
 
*** 
Одного Вольтури отловить было сложно. Он ни на шаг не отходил от его сестры и выглядел настоящим счастливчиком, как бы ни силился это скрыть. Заметив его, Кай даже не остановился. 
- Отвали, Каллен, - весело усмехнулся он, заметив «сопровождение». 
- Мне нужны ответы. А Свон их не дала, придется тебе, - Эдварду в голову не приходило, что кто-то может отказать ему. 
- Может тебе письменный отчет на стол положить? 
Нет, это определенно была насмешка. Эдвард смотрел на него сбоку и понимал, насколько ненавидит этого парня, укравшего его счастье. Кай легко, едва уловимо улыбался – даже не в силах скрыть, что… он счастлив… Этот парень всегда принимал верные решения, делал правильные вещи. Конечно, Белла выбрала его, как иначе? Он же всегда в противовес Каю выбирал неправильно, жаждал удержать Беллу любой ценой, потому и потерял. Всего раз сделал правильно – отдал ей кассету и был так сказочно вознагражден… 
Но ведь она тоже не ангел. От одного воспоминания Эдварда затрясло, он на ходу попытался насильно остановить Вольтури. Тот, не смотря на внешнюю благодушность, оказался готов - вывернул его же руку, заламывая ее вверх, впечатывая его лицом в стену. 
- Не советую. Вообще, присматривай за руками, ты с ними слишком вольно обходишься. – Кай дернул руку выше, но Каллен решил упрямо молчать. – Эдвард, ты понимаешь, о чем я? 
Конечно, понимал – о Свон. Но в присутствии Беллы, он постоянно терял голову и вел себя как придурок. По силе они с Вольтури были равны, но у него были все эти бандитские приемчики в запасе. Они находились в коридоре не одни, и ученики начали на них коситься, поэтому Вольтури отпустил его и отошел на шаг. 
- У тебя есть три секунды, вперед. 
- Ты встречаешься сразу и со Свон и с Элис, - тяжело произнес Эдвард, просверливая ненавистное лицо, не понимая, как раньше считал этого человека другом. 
- А ты за нее беспокоишься? – приподнял брови Кай. – Я про твою сестру сейчас. 
- Не твое дело. 
- Тогда с кем я встречаюсь тоже не твое. 
- Я видел тебя со Свон, - с ненавистью выдавил Эдвард, смотря на его реакцию. Кай вздрогнул, а потом глубоко задумался, без враждебности изучая его. 
- Так вот в чем дело… - произнес он. 
- Я не дам тебе пудрить мозги Брендон. – Эдвард сам не понимал, почему эта мелкая раздражающая коротышка, на которую так несправедливо много свалилось, стала так для него важна. Вина смешалась с чем-то еще и вот уже ему необходимо оградить ее от двуличного Вольтури. 
Кай все это время смотрел, как увлекательно меняется его лицо. 
- Слушай, Эдвард, мне последнее время почему-то приходится доказывать всем совершенно очевидную истину: я люблю Элис. Не знаю, зачем перед тобой распинаюсь, если честно. 
- А как же Свон?! – Эдвард пытался скрыть, как хочет услышать ответ. 
Кай снова сбился, потом посмотрел на него в упор. 
- Ты все равно не поймешь, а я не намерен объяснять. 
Вольтури попытался уйти, но Эдвард был против. Кай увернулся от его руки и без улыбки посмотрел на него: 
- Еще раз и я сломаю тебе руку. Я не шучу. Знаешь, Эдвард, мне тебя жаль. Как бы ты меня не ненавидел, это будет ничто по сравнению с тем, как ты будешь ненавидеть себя, когда ты узнаешь правду. Хуже всего ты отомстишь себе сам, когда поймешь, что натворил. Этого я не пожелаю даже тебе. 
Вдруг стало страшно, аж в животе подвело, чертов фокусник – он что, учился какому-то гипнозу? Почему вдруг стало так тоскливо, словно ничего не вернуть? Эдвард стряхнул с себя морок и понял, что тут ему очевидных ответов тоже не дадут. Вольтури просто сейчас уйдет. Это был единственный человек, ни разу не поддавшийся ему, не действующий по его схемам. Он поторопился, пока еще мог сказать, выключая способность анализировать: 
- Наверняка твоя «подружка» забыла упомянуть о своем небольшом приключении в субботу. 
Кай остановился и нахмурился. Эдвард торжествовал, зная, что Вольтри никогда не шутил, когда дело доходило до безопасности этих двоих. Потому что знал, что с Аро игры могут быть смертельными. Как же он знал Беллу, словно она все еще принадлежала ему, угадывал ее следующий шаг. 
- О чем ты? 
- Ссадина на ладони – что она сказала? 
- Что упала на лестнице. 
- Да, только двумя этажами ниже, когда ее пытался придушить какой-то псих. Надо думать, от Аро? 
Ему удалось – Кай нахмурился, неуловимо напрягаясь. 
- Просто присматривай лучше за своей подружкой, если хочешь, чтобы она осталась жива! 
 
*** 
Кай впервые был сердит на Беллу. Стоило ему только отвлечься, а если бы Каллен не успел? Ему стало нехорошо от картинки: Аро протягивает руки к Белле. Обе девчонки были на месте, сидели в их укромном месте. Кай сел слева от Свон, схватил ее руку и с улыбкой начал разглаживать ладонь: 
- Откуда говоришь эта ссадина? 
Девчонка заволновалась, тут же покраснела, пытаясь вырвать руку, но он не пускал. 
- Ерунда, упала где-то, почти прошло уже. 
- Белла врет, - тут же определил мелкий эксперт. 
- Вовсе нет! – Белла побагровела еще больше. 
- Ты мне обещала, Герда. Я больше не могу тебе доверять? – он допустил в голос осуждение, оно было продиктовано только тревогой за нее. – Это не шутки. И не мелочь. Ты должна понять, в какой опасности находишься. 
- Что?! – воскликнула Элис. – Белла в опасности?! В какой, я хочу знать! 
- Совершенно ни в какой! 
Кай проигнорировал ее и повернулся только к Элис. 
- Аро охотится за ней. Я не говорил, но когда ты, Герда, пытался смыться из кампуса, на тебя пытались напасть. Тогда успел я, в этот раз Каллен, но так везти всегда нам не будет. Ты должна быть благоразумной! 
Обе девчонки притихли. 
- Зачем Белла ему? 
- Это знает только он сам, но если ему что взбредет в голову… 
- Я его не боюсь! 
- Значит ты либо очень храбрая, либо глупая… Герда, тогда боюсь я. Просто обещай больше не гулять одна, я очень тебя прошу. 
- Ладно, Кай, ладно, - Белла заморгала от его умоляющих глаз, переполненных тревогой. – Я тоже не дурочка и просто так не стану больше рисковать. Я обещаю не делать глупостей. 
- Отлично, - подвела итог Элис. – А теперь мы все едем в «Чарити-комплекс», будем играть в аэрохоккей.
- Чего-чего? – ошеломленно переспросили они. Брендон посмотрела Каю в глаза: 
- Нам нужно отвлечься и расслабиться. Ты всегда все тянул на себе, теперь ты сомневаешься, ты устал, а, значит, я все беру на себя. Хотя бы на время. 
Кай не ожидал такой серьезности, а еще титанической усталости, которую почувствовал после ее слов. И, правда, он не замечал, или не позволял себе этого, но все эти потрясения, напряженность, их скрытые планы с Джеймсом очень утомляли. И все же странно было отдавать инициативу и себя в мелкие руки Элис. 
 

 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)