16 февраля 2016 Просмотров: 608 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 5. Часть 1

Глава 5. Переезд в кампус. Часть 1
 
*** 
В коридорах было тихо и пусто, мероприятие проходило на футбольном поле. Только так школа смогла разместить такое количество гостей. Выскальзывая тайком из класса, Вольтури усмехнулся – тот, кто знает, как смотреть, не мог не заметить чисто калленовскую печать на происходящих событиях. Карлайл строил помпезный мир для своих детей. 
Кай знал, как смотреть между строк. Ему пришлось научиться, фамилия располагала – либо научись разбираться в интригах и видеть глубже, либо умри. В Порт-Анджелесе Кай натренировал свою осторожность настолько, что не доверял никому. Это пахло маразмом, но в итоге он остался жив. И кое-как сумел оберечь Элис. 
Неожиданно Вольтури заволновался – полчаса назад он ускользнул от своих подружек, чтобы переговорить с Джеймсом. Кай убедился, что все шло по плану, и теперь чувствовал, что необходимо найти обеих. Неясная тревога внутри мешала. Из-за своих чувств к Элис Кай не мог быть объективным и разобраться, правда ли интуитивно чувствует угрозу или просто боится за нее. Когда в дело замешано личное, речь о холодной голове не идет, это ведет к ошибкам. Кай закрыл глаза, вспоминая уроки Аро, все – вольные и невольные, пытался быть рассудительным, но сбивался. Что угодно, он сумеет сделать всё, если это не касается Элис. И Герды. 
Быстро идя по коридорам, смотря только под ноги, Кай думал об их проблеме. Ей и так сильно достается, нельзя еще больше приносить ей неприятностей. Он должен прекратить бросаться топить свое отчаяние в Белле, не сбивать ее с толку. Каллен снова разбил ей сердце. После того, как она нашла силы снова поверить. Так от ее храбрости совсем ничего не останется. Не заметив как, Вольтури нахмурился, а Ли Стивенсон около окна нервно сглотнул при виде него. 
На футбольном поле ни Элис, ни Беллы не оказалось. Кай, жутко потерянный, продолжил поиски. Это странно - насколько всего за год эти двое смогли его изменить. Он разучился быть один, одиночество теперь не переваривалось и тянуло душу. Вольтури решил проверить конференц-зал, ведь обе девчонки входили в совет. 
Около самой двери Кай встретил Ирину и узнал две плохие новости: первая – их давно никто не видел, а вторая – они не вместе! Внутренний маятник усилено качнулся на эту новость. Зная его мелких подружек, особенно Свон, пора было вызывать неотложку. А еще пожарных, спасателей и ФБР. Поблагодарив, он продолжил поиски. Вопрос – зачем отключать мобильники? Чтобы он поседел к двадцати пяти? 
Вольтури вышел в коридор химии и едва не повернул обратно, заметив Хейл, которая кого-то поджидала. «Вот блин, наверно на очередное «свидание», - Кай с неохотой пошел дальше. Розали сощурилась, заметив его. Эта чокнутая нимфоманка основательно достала его преследованиями, ей непременно нужен был секс и именно с ним, а Вольтури воротило от одной мысли. Ну почему ее настойчивой идеей стал именно он? 
- Не меня ищешь, красавчик? 
- Нет. 
Он хотел просто пройти мимо и приблизился к двери, которую она закрывала спиной. Неожиданно блондинка сильно толкнула его в солнечное сплетение. «Ни хера себе, а она точно девчонка?». Кай не ожидал такого напора от девушки, наверное, слишком привык за лето общаться с Гердой, которую сносит и ветер. 
- Не так быстро! – Розали рванула его рубашку, с которой он промучился все утро, пытаясь ее погладить. – Знаешь, Кай, ты меня окончательно достал. Я всегда получаю, что хочу. А хочу я тебя. 
«Кто кого еще достал?! Может, подарить ей изобретение 21 века?». Ее озабоченность откровенно утомила его. 
- Розали, я не грублю девушкам, но еще раз и я причиню тебе вред, - скупо предупредил он. 
- Знаешь, когда твоя притворная сдержанность лопнет, думаю, ты будешь очень горячим. 
Кай содрогнулся от отвращения, чувствуя, как она проводит носом по его скуле. Она была ниже его всего сантиметров на десять! Он оттолкнул ее. 
- Я не шучу. 
- Ханжа! Ты жалок со своей сопливой влюбленностью в Брендон. Она кидает тебя, трахается с Уитлоком налево и направо, возможно, прямо сейчас, а ты льешь слезы на ее портрет. Будь мужиком, отомсти, например, со мной. Она же тут же испугается и приползет к тебе на коленях. 
Как можно сейчас удержаться и не разбить в дребезги это ужасное лицо? Вольтури трясло от ее слов, из-за их грязи, из-за того, что в них был грамм правды. Элис никогда не полюбит его. 
- Печально. Твои ценности поражают. 
Он шагнул, чтобы идти дальше и тут неожиданно Хейл быстро повисла на его шее, сильно сдавливая её, жадно впиваясь в губы. Это все же слегка шокировало его, поэтому Кай не сразу начал ее стряхивать. Раньше он не встречал столь «откровенных» девушек. Ее путы были неприятными и железными, пришлось причинить ей боль, чтобы высвободиться. Розали куснула его за нижнюю губу, и ее следы горели, жутко хотелось вымыть лицо. 
- Ладно, я люблю тебя! Теперь ты доволен?! Теперь мы можем, наконец, трахнуться? Ты же так любишь чувства, романтический герой! 
Вольтури внимательно держал расстояние, прищурился, с ненавистью смотря в красивое прочное лицо Розали. 
- Ты никого не любишь, и тебя - никто. Ты пустая как вакуум, в тебе совершенно ничего нет. – Хейл усмехалась ему в лицо, но Кай знал, что делает ей больно. Как бы она не храбрилась, ее поступки говорили о сосущей пустоте, озлобленности и одиночестве. – Ты так ненавидишь Беллу, знаешь почему? Потому что она - твоя противоположность, та, кем ты мечтаешь стать, но никогда не станешь. Ее все любят, и ты до безумия завидуешь ей. Хейл, трахну я тебя или нет, пустота никуда не уйдет, сюрприз, правда? 
Он посмотрел в искаженное лицо Розали. Возможно, это было жестоко, правда всегда приносит самую сильную боль, но серьезно – сколько можно терпеть? Он и так был слишком терпелив, эта дрянь вредила Элис, калечила Свон, он мечтал однажды от души съездить ей по лицу. 
Отойдя на три метра, Кай неожиданно повернулся, сначала сам не понял почему. Проскользнувшее торжество на лице Хейл не вписывалось в картину. Он прислушался, и ему вдруг показалось, что из комнаты за спиной Роуз доносится шум. 
Кай медленно повернулся и посмотрел на Розали, а через секунду был около двери. Она оказалась закрытой. Не думая, что делает, он сильными рывками начал раскачивать ее, вырывая замок. 
Хейл с яростным визгом накинулась на его спину, царапая и отвлекая. Бесцеремонно смахнув ее на пол, Вольтури усилил попытки и, когда осталось немного, пнул ногой. Хлипкий замок поддался, и Кай попал в комнату. Привыкнув к темноте, он оглянулся, и кровь ударила в голову – Уитлок пытался заставить Элис молчать. Глаза Брендон были огромными и не соображающими, ее яростные дергания были направлены на одно – выбраться любым способом. 
Кай забыл сам себя, кто он такой. Ум застлала жажда крови. Долгие годы работы над собой стерлись в пыль, перестали существовать, он был зверем - яростным, сильным и очень опасным. И сейчас всем своим существом хотел убить. Розали заворожено наблюдала за ним. 
Челюсть Уитлока хрустнула от сильного удара, Брендон упала на пол. Кай схватил растопыренной ладонью ненавистное лицо, ударил Джаспера затылком об стену. Там появилась сладко пахнущая кровь. Джаспер вслепую нанес ему удар в скулу, но Вольтури абсолютно не почувствовал боли, все съедала безграничная ярость. Он хотел убить. 
Сопротивление было бессмысленно, в таком состоянии Вольтури чувствовал неограниченную силу, все навыки умения активизировались и воспрянули, не скованные контролем, долгие годы тренировок, закалки воли – Кай был неконтролируемым и очень опасным. Подсечка уложила Уитлока на пол, он быстро попробовал встать, но Вольтури толкнул его обратно. Он делал все молча, и от этого становилось жутко. С его губ не сорвалось ни звука. 
Кай занес ногу вверх, Элис поняла, что сейчас случится непоправимое и вцепилась в другую его ногу, зажмуривая глаза, зная, что может нечаянно пострадать. Кай не успел остановиться, сместил ногу, ударяя по ладони, а не по грудной клетке. Джаспер закричал, а он повернулся вниз к трясущимся рукам на своем колене. 
Элис не говорила, только сжав зубы, держалась за его ногу. Из багрово-красной дымки Кай узнал это лицо и по цепочке вспомнил, кто такой и что делает. Коротышка тряслась, он наклонился, а она быстро протянула к нему руки. Они дрожали. Его губы горестно скривились – Элис боится его. Плохо соображая, Кай взял ее на руки и начал горячо шептать, что не причинит ей вреда, извиняться, но Брендон была не в себе: 
- Темно! Тут темно!!! Я хочу наружу – темнота, как в гробу! 
Она кричала на него. Вольтури, чувствуя раскаяние, вынес ее в коридор, вспоминая, как весной после похищения Элис не могла спать без света. Неужели до сих пор? Розали кинулась к Джасперу, с опаской обходя его по кругу, а Кай только лишь обнял коротышку крепче. Прижимая к себе Элис, он пытался прийти в себя. Кай долго нес ее по коридорам, пока не увидел пустой кабинет, зашел туда, аккуратно опустил ее на парту и закрыл дверь. В светлой комнате Элис быстро успокоилась, села, избегая его взгляда. Вольтури тяжело потер лицо, ушибленная скула болела. Он не верил в произошедшее. Всего десять минут назад он был полностью спокоен. Как всё могло произойти так быстро? Неужели все его старания ничего не стоят? Кая пугало то, что он все еще может так терять контроль над собой. 
- Извини, что напугал. 
- Нет, ты меня не напугал, - Элис не смотрела в глаза, потому что врала. – Просто я тебя таким не видела. Спасибо… Что помог мне. Снова. 
Он сжался, вспоминая, как увидел беспомощную Элис. Гнев готов был снова захватить контроль. Кай сосредоточился, пытаясь его удержать. Он старался не думать о целях Джаспера, но картинка в голове не исчезала – огромные глаза Брендон и рука, зажимающая ей рот. Из-за борьбы с яростью, его голос огрубел: 
- Не за что. Как все произошло? 
Он боялся услышать, что она сама пошла с ним. Элис была ужасающе слепа, околдована. Она любила это чудовище. 
- Он хотел только поговорить. Но я отказалась, я искала вас с Беллой – Карлайл пришел, и я не хотела быть одна. Джаспер схватил за руку… 
Кай зажмурился, сжал переносицу и отвернулся к окну, сосредотачиваясь. Бороться с собой было очень сложно. 
- Ты понимаешь, что сейчас чуть не произошло? – с трудом выговорил он. – Лучше мне было закончить. 
- Нет! 
Вольтури горько усмехнулся – даже сейчас, после всего, Элис продолжала любить Джаспера, заступаться. Это было очевидно. Он смотрел на девушку, которую любил и чувствовал адскую боль. Слабый от нее, подошел к Брендон, всматриваясь в лицо, мечтая коснуться нежных губ. Самая ужасная тоска по человеку – это быть рядом и знать, что он никогда не будет твоим. Элис посмотрела на него, непонятно что увидела, но заволновалась. Всего десять сантиметров, и он бы смог ее поцеловать. Кай захотел этого настолько сильно, что перед глазами круги пошли. Он отупело уставился в пол, снова борясь с собой. В своей нескончаемой борьбе с собой, он однажды сотрет сам себя. 
Момент прошел, Элис зябко повела плечами, скрещивая руки на груди. У нее оторвалась пуговица, и в просвет виднелось белье. Кай тут же по-джентльменски отвернулся. Через полминуты маленькая ладошка легла между его лопатками. 
- Меня напугал не ты. И даже не Джаспер. Я боюсь темноты. Каждый раз меня начинает душить паника. Мне кажется, что я снова в том гробу, под землей и скоро задохнусь. 
От ее слов Кай забыл про приличия, повернулся и автоматически потянулся обнять её, но быстро опомнился и опустил руки. И снова себя контролировать 
- Мне жаль, Элис. Что я могу для тебя сделать? 
- Что? – Она грустно улыбнулась. – Ничего. Все что могла, я уже сделала. 
Кай не понял, о чем она, а Брендон тем временем заторопилась на церемонию. Она была слишком спокойной после пережитого. Кай не понимал, поэтому рассматривал ее украдкой. Жилка на шее билась незаметно, зрачки обычного размера, руки не трясутся – может, она правда в порядке? 
- Я не могу идти в таком виде, - растерянно сказала Элис. 
Через пару минут Кай был в конференц-зале, хотел узнать, где склад новой формы, там было пусто. Заглянув в соседнюю комнату и не обнаружив ни души, он хотел уже выйти, но тут заметил ярко-красную футболку на диване. Вольтури задумался… 
 
*** 
Мероприятие уже началось, директор читал речь по листу. Кай и Элис оглянулись - Свон нигде не было. Ученики из совета сидели на первом ряду, пустовало только три места – оба Каллена и Герда. Зато Джаспер уже был там! Кай посмотрел на Элис: 
- Тебе не обязательно туда идти, - его голос был низким. 
Брендон неуверенно посмотрела на него, затем ее глаза расширились: 
- Смотри! 
Кай успел обернуться, чтобы увидеть, как Эдвард ведет Беллу в ложу к Карлайлу, мэру и еще парочке весьма надутых личностей. Выглядело это так, словно он ее конвоировал. Вольтури посмотрел хмуро: 
- Мне это не нравится. – Он опомнился и прикусил язык. Так получалось, что в присутствии Элис он говорил свои мысли вслух. Это было не свойственно ему. 
- Мне тоже! Что он себе позволяет?! Белла сердится, я отсюда вижу! Я прихлопну своего глупого братца. А ну, сейчас же пошли в ложу этих напыщенных зануд! Хочу посмотреть на лицо Карлайла, когда он увидит мою парадную форму. 
Че с футболки залихватски ухмылялся. Эл, не замечая, схватила его руку. Кай готовился идти за ней, но внезапно, не понимая, что делает, взял ее за руку и развернул лицом к себе: 
- Что от тебя хотел Уитлок? 
Элис от неожиданности приоткрыла рот. Поняв, что спросил, Кай едва не стукнул себя. А в глазах Элис на секунду проскользнула робкая надежда. 
- Почему ты спрашиваешь? 
Кай мысленно проклинал себя, идиот, куда его занесло? Сколько можно биться об стену, хватит ее тревожить. Но все же он не смог соврать: 
- Ты знаешь. 
- Кай, я… - Элис протянула руку, нерешительно и очень нежно погладила его лицо кончиками пальцев. – Я бы так хотела… Я никогда себе не прощу… Но я не могу. 
Ее что-то мучило, а Кай не мог понять – выдуманная вина перед ним? Но ведь малышка не виновата, насильно любить не заставишь. Ничего не изменится. Кай прикрыл глаза, чтобы справиться с острой болью. Жестокие мечты не оставляли его в покое. 
Легкие, как перышко, пальцы коснулись его закрытых век, внизу шеи он почувствовал ее дыхание и как заколдованный потянулся вниз, а когда коснулся ее губ не смог поверить. Остановить бы этот момент, чтобы он никогда не кончался. Как самая красивая музыка на земле. 
Досчитав до трех, он усилием открыл веки, отрываясь от нее. Элис смотрела на него, и ее глаза наполнились в уголках влагой. Так, неизвестно, что она видит, но надо кончать троить страдальца и менять выражение лица. 
- Извини, - произнес Кай. 
Элис обиженно отпрянула, хватаясь за цепочку в поисках кулончика. Потом, нащупав серебряную букву, одумалась, и ее лицо стало виноватым. 
- Нет, извиняться надо мне, до конца жизни, - потом неэмоционально сменила тему: - Джаспер снова обвинял, что я бросила его в Кентукки, и из-за этого он стал наркоманом. Сказал, что если я не вернусь, то он снова подсядет. 
- И ты… 
- Я не могу ему помочь, - Элис отвернулась и так, не глядя, взяла его руку: - Пойдем, мне не терпится посмотреть на их лица! Да и сама Белла не ожидает увидеть меня в компании Че Гевары. 
Он поддался, идя за ней, но все же негромко сказал: 
- И тебе не за что извиняться, я ни в чем тебя не виню. 
Кай не представлял, как целительно было для неё слышать эти слова. 
 
Они остановились прямо перед ложей, сидящие там отвлеклись от бормочущего на сцене речь директора и уставились на держащуюся за руки парочку. 
- Салют! 
Элис ухмыльнулась – отлично, на такую реакцию она и рассчитывала. Их лица – это было что-то с чем-то! Эдвард перекосился, Карлайл кипел, Эсми приоткрыла рот, тревожно поглядывая на мужа, мэр выронил нелепый монокль из глаза. Зато Белла широко улыбнулась и выставила большой палец вверх. Амелия привстала со своего места, хватаясь за сердце: 
- Мисс Брендон! Это непростительно! 
- Мисс Каллен, - процедил Карлайл, убивая прислужницу взглядом. Ту чуть инфаркт не хватил, когда она вспомнила, что Эл его дочь. Завуч начала подобострастно извиняться, но Каллен, отмахнулся: - Элис, ты опоздала! Прошу займи свое место, поговорим позже. 
Больше всего Элис поразило то, что все эти важные политики, мэр, сенаторы из Вашингтона так заглядывают в рот ее «отцу». Ни одному из них не пришло в голову сделать ему замечание! Ну, ничего, это только цветочки, Элис ангельски улыбнулась и, не отпуская Кая, прошла в ложу. Место было свободно только одно – между Карлайлом и Эдвардом. Конечно, её отец никогда не допустил бы присутствия Вольтури в своем круге. 
Игнорируя речь директора, Элис выразительно представила всей ложе: 
- Кай Вольтури, мой друг, очень приятно. 
Вольтури поджал губы, чтобы не улыбнуться. Боже, они едва не перекрестились и, похоже, готовы были с радостью предоставить им все места и бежать! Вот весело. Но коротышка не желала успокаиваться, она прошла к мэру города, весьма пожилому человеку, по слухам страшному коррупционеру, и громко, как глухому, крикнула: 
- Будьте добры, уступите даме место! 
- Элис, прекрати сейчас же, - не выдержал Карлайл. 
Мэр подскочил, а она повернулась к отцу: 
- Извините, мистер Каллен, что прекратить? – Гости начали неуютно переглядываться. Эдвард презрительно окаменел, Белла явно забавлялась, наслаждаясь каждой секундой происходящего. Брендон повернулась к мэру: - Я пошутила, можете сидеть, а то еще ненароком рассыплетесь. Я посижу у Кая на коленях. Кай, ты же не против? 
Вольтури очень пытался кивнуть невозмутимо. 
- Миссис Коуп, если не ошибаюсь, сейчас ваша речь? – вежливо спросил Карлайл. 
- Моя? – растерялась Амелия. – А я должна была ее готовить? А… ясно, уже иду. 
Карлайл помог Элис сесть на место около себя, а Кай сел на место Коуп. О речи директора все забыли, смотрели на сцену, а на самом деле подслушивали разговор отца и дочери. 
- Элис после торжественного мероприятия не спеши, - мягко посоветовал Каллен. – Нам надо побеседовать. 
- Конечно, мистер Каллен, к вашим услугам, - так же вежливо расшаркалась Элис. Белла, к своему ужасу, не выдержала и достаточно громко хихикнула, тут же зажала себе рот и сделала «оловянные» глаза. 
Речи шли одна за другой, все были жутко скучными и напыщенными. Множество незнакомых чинов спешили поздравить их школу с переходом на такой высокий уровень и лично поблагодарить Карлайла Каллена, благодаря которому дети имеют возможность поступить в хороший колледж. Приехал даже ректор колумбийского университета. После бесконечной череды речей, когда Элис уже засыпала, поднялся Карлайл, и пока он шел к украшенному помосту в центре футбольного поля, люди просто отбили себе ладони. Элис расстроилась – неужели они не видят, какой он на самом деле? Эдвард, наверно, пойдет по его стопам и так же будет водить всех за нос, может даже станет президентом. 
Элис грустно покачала головой, нет, она такой не станет, она не Каллен. Эсми через пустое место протянула руку и мягко сжала ее ладонь. Отчего-то рука не поднялась грубо оттолкнуть ее. Эсми казалась очень доброй и хорошей. Но почему она ее не ненавидит – бастарда, живое напоминание о неверности мужа? 
Настроение окончательно испортилось. Элис остро почувствовала потребность поговорить с Беллой, пожаловаться на отца… рассказать про Кая, он же поцеловал ее! Под ногами был красный ворсистый ковер, она пристально рассматривала его до того момента, как ладонь Эсми не убралась, и Карлайл сел на место. Элис не заметила, как все это время на нее смотрел Эдвард. Он встал, поднимая за собой Беллу, пришла очередь ученического совета и, естественно, президента. 
Пока они шли к сцене, Карлайл склонился к ее уху: 
- Элис, я понимаю твою обиду и не устану извиняться. Можешь выкидывать любые капризы, я заслужил. Меня не было рядом с тобой все эти годы. Но я всегда был недалеко, наблюдал за тобой, радовался твоему первому шаг. В детстве, пока ты не понимала, я проводил с тобой много времени. Я люблю тебя не меньше, чем Эдварда. Поверь, моя скрытность наказала в первую очередь меня самого. Я буду заботиться о тебе всегда, я твой отец и очень люблю тебя. 
Элис смотрела, как Свон поднимается по ступенькам, внимательно смотря себе под ноги, Остин подал ей руку, картинка смазывалась. Коротышка сглотнула слезы и продолжила бессмысленно смотреть в одну точку. В этот момент ей было ужасно тяжело, сдерживаемые слезы давили, мешая дышать, обида жгла душу – где он был все это время, когда был ей так нужен, почему позволил Ричарду так поступить с ней? Сколько она промучилась, обвиняя себя в его уходе? И почему ей так хочется, чтобы у неё был папа, который бы любил и защищал? 
- Не плачь, Элли, все будет хорошо, я обещаю. Теперь я всегда буду рядом. – Карлайл сжал ее руку, а Элис отвернулась, потому что не смогла убрать ее. – И я обязан тебя оберегать от всего, поэтому Кай неподходящая для тебя компания. Я не хочу, чтобы Вольтури приближались к моей семье. 
У нее зазвенело в ушах, вот идиотка! Размякла под его речами. Его не было рядом всю жизнь и вот, стоило ему только появиться, как он уже диктует ей права и очерняет человека, которого она любит всем сердцем. Элис отбросила его руку и резко пересела на место Свон за две кресла от него. Повернулась, чтобы накричать, но внезапно по трибунам прошел взволнованный возглас. Она не удержалась и посмотрела на сцену – Эдвард произносил речь, все было нормально. Элис нашла Беллу, та стояла около Остина, и тот почему-то смотрел на неё. Внезапно Свон снова покачнулась, вытянула руку, словно пытаясь ухватиться за Эванса, а затем как тряпичная кукла упала вперед. 
Элис не заметила, как вскочила, зажимая рот обеими руками. Эммет был близко, попытался, но не успел ее подхватить - Белла стояла у самого края. Когда она бесформенной массой ударилась о зеленый газон, Элис почувствовала, как сердце обрывается. 
 

 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)