16 февраля 2016 Просмотров: 523 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 5. Часть 2

Глава 5. Переезд в кампус. Часть 2
 
*** 
 
После того как Свон упала в обморок, начался настоящий переполох. Трибуны заволновались, МакКарти спрыгнул со сцены и наклонился над бесчувственной девушкой, но Эдвард его оттолкнул, приподнимая Беллу. Её голова болталась из стороны в сторону в его руках. Послышались возгласы, действительно, со стороны выглядело так, словно она не живая, ученики со сцены столпились над ними, закрывая обзор. С vip-ложи спешили остальные Каллены, но первым бежал Вольтури. 
Карлайл крепко держал Элис за руку, не давая ей вырваться вперед. Увидев сына, трясущего бесчувственную девушку, он резко окрикнул его: 
- Сейчас же положи ее на землю, Эдвард. У нее может быть внутреннее кровотечение. 
Каллен побелел и аккуратно положил голову Беллы себе на колени и обратился к отцу: 
- У тебя же есть медицинская подготовка, осмотри ее сейчас же! 
Забывшись, он командовал даже самим Карлайлом. Тот приподнял брови, но все же склонился над девушкой, та была белая, как полотно. 
- Вызовите скорую! – закричал Кай на столпившихся онемевших одноклассников: - Ну чего стоите, кто-нибудь! - Ирина схватила телефон. – Эммет, беги в медпункт, приведи мисс Адамс, пусть захватит нашатырь и, если есть, носилки. 
Карлайл невольно посмотрел на этого парня с уважением, а Вольтури, игнорируя его, незаметно поправил юбку девушки и начал сам осматривать Свон – приподнял веки, зажал пульс на шее и сосредоточенно начал считать. 
Мисс Адамс успела раньше скорой. Осмотрев девушку, она сообщила, что это обычный обморок. Беллу положили на носилки, и Кай с Эмметом понесли ее в медпункт. Карлайл посмотрел, как его сын и дочь уходят с поля вслед за ними, а сам пошел к микрофону брать ситуацию под контроль. Необходимо было успокоить толпу. 
 
*** 
Вокруг было темно, Белла попыталась понять, что происходит, но на грудь давила бетонная плита. Голова раскалывалась. Что случилось – ее переехал каток? 
Она прекратила сопротивляться и полностью расслабилась, издали слышались громкие голоса. Белла любопытно прислушалась, из всех ясно слышался голос Эдварда. И чего он снова злится? 
- …с подоконника! Там высоты было метра два, я не знаю, о чем она думала, ясно?! 
Ух ты, это же про нее. Элис тоже сердилась, поэтому лучше бы мутная дымка не проходила. Иначе она просто притворится, что спит! Послышался успокаивающий голос Кая: 
- Может, это не из-за удара, я думаю, это был голодный обморок. 
- Она снова не ест? – Каллен явно упрекал ее друга, словно тот у нее отбирал всю еду, что за нелепость? – Вам что, слабо приглядывать за своей подружкой? Это так сложно?! 
- Каллен, прекрати орать, - холодно осадил его Вольтури. – Ищешь виновных? Она перестает есть, когда получает сильные потрясения, становится замкнутой и скрытной. Поговорим о потрясениях? В таком ее состоянии виноват ты, какого, блядь, невыразимого хера ты выкинул? Она смогла тебя простить, сколько ты будешь еще ее мучить? 
Мисс Адамс пришла в ужас от их выражений, Белла сама была в шоке, при ней их друг так никогда не выражался. И его голос – ей доводилось видеть Кая в отчаянии, но его злость она не видела никогда. Белла хотела открыть глаза, успокоить его и попросить не говорить ничего Каллену, это не его дело. Но чуть-чуть приподнявшись, почувствовала, как плита раздавливает ребра, что-то щелкнуло в голове, и Белла потеряла сознание. 
В следующий раз она проснулась, когда уже смеркалось, кто-то гладил ее руку. 
- Элис? 
- Нет, это я, - Кай говорил тихо, почти шепотом. 
Она разлепила веки и увидела, как он наклоняется к ней и бегло целует в лоб. 
- Уф-ф, как приятно, у меня лоб горит. А где Эл? 
- Она пошла за кофе. Тебе дали таблетки, а от них почему-то поднялась температура. 
- Ну конечно, это же я! Постой, - вспомнив кое-что, Белла вскинулась: - Кто дал?! Снова Каллен заставил? В прошлый раз, когда у меня было сотрясение, он был совершенно невыносим. 
- Ну, он пытался установить тут свой командный пункт, но я его выставил. Жутко действует на нервы. 
Белла усмехнулась – ей ли не знать. Кай склонился над ней: 
- Как ты? 
Свон поняла про что он, поэтому заволновалась, придумывая, как избежать разговора. 
- А почему ты шепчешь? 
- Герда, не хитри, мне ты можешь сказать, что угодно. Ты ведь знаешь. 
- Знаю. 
- Ты ведь снова перестала правильно питаться? – Белла виновато скривила губы, признавая вину, зная, что они снова начнут беспокоиться. 
- Прости, просто меня тошнит. 
- Снова? Я думал, это кончилось. Пойми, это не шутки, ты больна. Я не хочу тебя потерять. 
- Брось, Кай, я не умру из-за такой ерунды. 
- Помнишь, ты постоянно упрекала меня в закрытости? Теперь ты делаешь то же. Тебе плохо, но ни мне, ни Элис об этом не известно. Мы любим тебя и всегда хотим помочь. 
- Я знаю, - Белла посмотрела в потолок. – Просто мне сложно об этом говорить. Эдвард… Он такой… такой. Он больше не любит меня. 
В палату зашла Элис и села к ней на кровать: 
- Привет, ты как? 
- Ужасно, - простонала Свон. – Чердак рвет. 
Эл хихикнула и бережно убрала волосы с ее лица. 
- Ты все еще бледная. Белла, Кай считает, что обморок был из-за недоедания. 
Брови коротышки сошлись на переносице, и Свон поспешила перевести тему, спрашивая, как все закончилось. 
Кай и Элис не были на завершении церемонии, все время они просидели здесь, пока ее осмотрел настоящий врач. С ней оказалось все в порядке, кроме растяжения запястья, которое сейчас было плотно перебинтовано, и опасений доктора по поводу ее прошлых сотрясений. После заключения Кай твердо выставил всех из медпункта, да так увлекся, что едва не выставил саму мисс Адамс. Они старательно улыбались. 
- Ну да, втирайте, и вот Эдвард просто так взял и вежливо без скандала подчинился, - хмыкнула Белла. – Мне ли его не знать. Тем более вы так орали, что даже я сквозь плиту слышала! 
- Какую плиту, Беллз? 
- Элис, ну как тебе не стыдно, рассказывай! 
- Ну, этот заносчивый тип попытался обвинить нас, что мы не присматриваем за тобой. Кстати, это сильно изменится, учти. Потом он всячески нарывался на драку с Каем. Кай вышел с ним, но быстро вернулся и не рассказывает, о чем они говорили. 
- А о чем вы го... – начала Белла, но Кай ее перебил: 
- Секрет фирмы! 
- Кай, это касается меня, я имею… 
- Секрет фирмы! 
- Ты выслу… 
- Секрет фирмы! 
- Глупый попугай! 
- И я тебя люблю. 
Белла поняла, что это бессмысленно, поэтому раздраженно спросила – видели ли они общаги? Ответ снова оказался отрицательным. Выходит, видела вся школа, кроме них. Ну, просто супер, лучше бы она просто позавтракала! 
 
*** 
Эта мудрая мысль растворилась при виде дымящейся овсяной каши. Элис, как Цербер, стояла над душой и ждала. Белла скривилась – голод вовсе не чувствовался, только некоторая слабость и заторможенность.
- Чарли, скажи ей! 
- Ну, спасибо, Эл. 
- Белла, она абсолютно права, Элис старше и заботится о тебе, поэтому слушайся ее. – Она скривилась от проповеди отца и взяла ложку. Кай из угла стола ей бегло улыбнулся. – Хоть это не отменяет домашний арест, Элис! - Чарли при поддержке Эмили ввел наказание за вчерашнюю выходку с провокационной футболкой. – Это и к лучшему, посидите дома денек – Белла восстановит силы, ты подумаешь над своим поведением, а ты… - Чарли по инерции перевел воспитывающий перст на Кая, тот замер с набитыми щеками: - …ты поможешь сложить им вещи для переезда и спустить их вниз. Дочка, смотри только ты ничего не поднимай. 
С трудом проглотив, Вольтури заверил, что проследит за этим. 
- Эта проследит, чтобы ела, этот проследит, чтобы ничего не трогала… - ворчала Белла под нос, - ..что за друзья такие? Шпионы… 
 
*** 
Всю субботу они собирали вещи Беллы, в воскресенье – Элис. Кай сказал, что ему собираться не нужно, он мало что возьмет с собой в кампус, однако вечер они все равно закончили у него: русский плов Феликса дождался своего часа. Это блюдо необычайно понравилось им, Брендон даже записала его в свой блокнот. Кай и Белла в это время сидели в зале перед телеком. «Южный парк» выливал свою черноту, но практически безрезультатно – они тихо переговаривались. Его интересовало как она, на самом деле. Белла рассказала, что все понимает и будет стараться следить за режимом, но это неприятно, еда отвращает, общая апатия усиливается. Она борется, но мысли будто в ступоре – у нее реально опускаются руки. 
- Я не надоела тебе своей депрессивной фигней? – нарочито бодро спросила Белла, очнувшись от монолога. Вольтури легко щелкнул ее по носу: 
- Фишка в том, что я слушаю, а не жду своей очереди сказать. 
- Но я готова послушать. 
- Не-а, сегодня твоя очередь. Хочешь, скинемся Каллену на киллера? Я знаю одного в Порт-Анджелесе. – Белла заметила, что Кай хоть и шутит, но в его глазах была тревога. Она оттянула прядь его волос: 
- Что такое? 
- Герда, ты ни с кем в последнее время не знакомилась? 
- Да нет, почему ты спрашиваешь? 
- Я не хотел говорить, но, думаю, все же стоит: помнишь наши якобы разборки с Калленом? Он сказал одну вещь. Похоже, кто-то проявляет к тебе нездоровый интерес, меня тревожит это. 
- Брось, Эдвард всегда был параноиком, даже когда любил меня. – Её сердитость не смогла перекрыть горечь. 
- Знаешь, я уверен, что он любит тебя, только не понимаю, что на него нашло. Мне кажется, что тут снова какие-то интриги. Кто-то умышленно все испортил. Но сейчас его чувства не главное. 
- Что может быть главнее? – выговорила Белла. 
- Ты. – Кай подумал и все же решился: - Я боюсь за тебя. На свое несчастье ты вызвала любопытство Аро, а это очень опасно. На лето он затаился, но все же я уверен, что ничего не кончилось. Он психопат и его извращенный интерес к тебе мне совсем не нравится, если Эдвард прав – за тобой периодически следят. Поэтому очень тебя прошу, никуда не езди одна. 
- Кай, я все же думаю, что это бред. Аро мне больше не угрожает, он пропал. А Эдвард просто придумывает. Однако я обещаю не ездить никуда одна, чтобы тебе было спокойно. 
Вольтури улыбнулся, Белла растаяла – его улыбка была всегда такой солнечной, его синие глаза становились ярче. Тут к ним через спинку перевесилась Элис. 
- Что смотрим? 
- Туфту. 
- Фу-у, Южный парк, вы серьезно? Нее, пойду лучше обратно к Феликсу, он говорил что-то еще про одно экзотическое русское блюдо, называется «о-крошка». 
- Вот еще! – возмутилась Свон, хватая ее за руку. – Иди к нам. Кай, перетаскивай ее! 
Вольтури весело схватил ее за плечо, и вскоре они победили: Брендон устроилась посередине. Они включили диск, но теперь застонал в ужасе Кай. 
- «Спеши любить»? В шестой раз? Пойду к Феликсу! 
Ну конечно, будто бы они отпустили его. До позднего вечера Кай, Элис и Белла смотрели фильмы, сидя на диване, перетягивая каждый на себя узкое длинное одеяло, и обсуждали фильмы. С завтрашнего дня все изменится, а пока они просто могут насладиться покоем. 
 
*** 
Пятое октября, понедельник, стало очень необычным днем. Позже все согласятся, что тупо было делать в один день заселение и открытия кампуса, но пока было раннее утро и в доме Свон все стояло вверх дном.
Спускаясь с мольбертом по лестнице, Белла едва не споткнулась об пакеты, а со второго этажа слетел старый плюшевый кот. 
- Элис! Я не возьму с собой Карла Маркса! Зачем ты его скинула? 
Вольтури любопытно высунул голову из коридора, кстати сказать, очень лохматую и взъерошенную – встав в шесть утра, он не успел даже причесаться. 
- Где Карл Маркс? 
Свон поставила мольберт к стене и перегнулась через перила, указывая пальцем в длинного плюшевого кота. Кай искренне рассмеялся. 
- И почему такое громкое имя? Сколько тебе лет было? 
- Восемь. Я увидела в автобусе татуировку у студента и кричала ее всю поездку на весь салон. Рене чуть со стыда не сгорела. 
Вольтури засмеялся: 
- Боже, что с тобой не так?! Твоя странность началась с детства? Выходит, это не сотрясения? 
Пока Белла выбирала пакет потяжелее, чтобы в него кинуть, сверху высунулась Эл: 
- Это еще что, я с ними была! Мне стало обидно, и я вспомнила единственного ученого, которого знала. Я кричала «Шопенгауэр». Правда, он оказался не ученым. 
Кай выронил чемодан, хватаясь за ребра, он слишком живо представил эту картину. 
- Да ладно, типа ты никаких странностей в детстве не делал, - проворчала Белла. 
- Нет, у меня было скучное детство, - он скупо улыбнулся, скрывая ложь. Ведь все детство он тенью ходил за Элис. Ясно теперь что она делала, когда пропадала, а он скучал неделями – кричала в автобусах «Шопенгауэр!». 
Он увидел, как Свон снова хватается за неудобную треногу, попытался ее остановить, но не успел – мольберт разложился, и Белла чудом успела отскочить в сторону. От грохота с кухни выскочил Чарли: 
- Все целы?! 
Перепуганная троица синхронно кивнула. Шериф отчитал их и позвал завтракать. Белла не пошла – она расстроено склонилась над обломками мольберта. Вольтури присел рядом, а через секунду и Элис. 
- Белла, мне так жаль. Я знаю, как ты его любила. 
Белла молчала не в силах вымолвить ни слова. Вольтури попытался утешить, обещая, что сделает ей новый своими руками. Белла ценила такие вещи. 
- Спасибо, - выдавила Свон, поднялась и ушла от них. Кай непонимающе посмотрел на Элис: 
- Все так плохо? Она же не пошла плакать в ванну? 
- Не знаю, этот мольберт ей сделал дедушка. 
- Муж Селесты? 
- Да, Сэм Джонс, он был замечательным. Белла его очень любила, он умер, когда нам было семь и восемь лет. Это из-за него она мечтает стать художницей. 
- Мне жаль. 
Они собрали обломки старого дерева и убрали их с глаз, чтобы не расстраивать подругу. Минуту назад они смеялись и тут такое, похоже, судьба не дает им расслабиться. Свон присоединилась через десять минут с красными глазами. 
 
*** 
На торжество они снова опаздывали – сначала долго провозились с вещами Элис, потом поехали отвезти документы, и оказалось, что администрация уже закрыта. Взмыленные они снова поехали к Брендонам, чтобы привести себя в порядок перед праздником. Эл заставила Беллу завить локоны и своровала парадную рубашку Вольтури, самостоятельно нагладив ее до блеска. После этого Каю было страшно ее надевать – не дай бог помнется. 
В четыре они на носочках прокрались в зал, потеснив Лорен и Карен, те держались вместе. Они как раз попали на торжественную речь Коуп: 
- …третьего октября было официальное открытие, а сегодня мы празднуем это великое радостное событие, так сказать, в тесном кругу… 
- Радостное? Сейчас просто умру от радости, - не выдержала Белла, ей показалось, что она сказала тихо, но неожиданно повисла тишина, и все повернулись к ней. – Ой! 
Ее щеки покраснели, вот бы сейчас оказаться в майке с Че, а не в платье и туфлях. 
- Мисс Свон, мисс Каллен, весь совет уже на сцене, вы как всегда опаздываете. – Коуп отчитала их при всей школе! 
Белла и Элис торопливо присоединились к остальным. Остин подал Свон руку, когда она поднималась и не выпустил, поддерживая ее, словно она снова может упасть со сцены. Какой стыд. 
- Это важный шаг в истории нашей школы. Получение такого статуса гарантирует нашим выпускникам хорошее будущее, мы будем налаживать связи с «Лигой плюща», и однажды наша школа станет лучшим элитным колледжем страны. 
Белла изо всех сил пыталась сдержать скепсис, надо быть добрее, но что за чушь несет Коуп – чему тут радоваться?! У нее было такое ощущение, что ее сажают в клетку. Амелия все говорила, говорила, а потом снова вызвала Каллена. По пути к микрофону, он предупреждающе посмотрел на нее, будто тоже ждал, что «полет Феникса» повторится. Белла расправила плечи, показывая всем, что стоит твердо. «Ну что за глупость?! Люди, я не собираюсь падать». Президента встречали не смолкающими аплодисментами. 
- Спасибо, спасибо, - небрежно отмахнулся Эдвард. – Я почитаю за честь быть президентом этой школы и защищать ваши интересы. 
У Беллы загорелось лицо – какой лжец. Он же лично подписал приказ о платном обучении, только, чтобы свести с ней счеты. Хуже всего, что Белла чувствовала вину: если бы он не мстил ей, или бы она смогла убедить его… Сколько горя будет из-за этого приказа? 
- …лучшие во всех сферах от науки до спорта… широкие возможности… дисциплина… - Его слова сливались в плавный поток, Свон кипела – почему никто не слышит подтекста? Эдвард же просто закручивает гайки. 
Как же это ему свойственно. Даже когда они встречались, она наивная боролась за свое право любить его, а Каллен боролся за свое право обладать ею, полностью подчинить, подмять под себя. Ему почти удалось, он научил её не доверять людям, ждать от них подвоха. Эта история любви получилась грустной. Белла вспомнила, насколько счастливой она была рядом с ним, пока еще ничего не выяснилось, такое не опишешь простыми словами. На губы легла печальная улыбка, вернуться бы во времени. 
- Ну, я не буду занудой, наверняка вам надоели речи, поэтому давайте просто начнем отмечать. Всем спасибо и… Вперед, львы! 
Толпа снова отчего-то жутко обрадовалась и рукоплескала ему. Белла и Элис поспешили уйти со сцены и найти своего третьего мушкетера. Кай стоял с Алисией Йорк, и лицо у него было бедственным. 
- А вот и мы! – объявила Эл. – Что, снова фанатки допекают? 
Йорк посмотрела на нее уничижительно. 
- Элис? Милое платьице. Жаль только, что бастарда не украсит даже оно! 
- Я попросил бы тебя не говорить так, - надавил Кай, без улыбки смотря на одноклассницу, та фыркнула и отошла в сторону. 
- Здорово, что все так и норовят мне напомнить про это, а ведь уже прошло четыре месяца, - Элис расстроилась. 
- Плюнь, Эл! Кое-кто никогда не угомонится. Я вот, например, до сих пор новенькая, хотя живу тут больше года. 
Они покинули душный актовый зал с танцующими и вышли в украшенный фонариками сад и сели на лавочку в стороне. Отмечать совсем не хотелось, все трое предпочли бы оказаться как вчера - на диване, перетягивать одеяло и комментировать игру актеров. День выдался насыщенным, и они устали. А ведь им еще надо разобраться с комнатами. 
Пару раз к ним подходили люди из проекта «найди соседа». Белла уже устала улыбаться. Когда отошли Анж с Ириной и Беном, она начала ворчать на Эл, что ее туфли узкие и натерли ей мозоли, а после совсем разошлась и скинула их, растопыривая пальцы. 
- Одень сейчас же. 
- Не хочу! Больно же. 
- Белла, красота требует жертв. 
- А вы знаете, из чего состоит карбюратор? – ни с того, ни с сего спросил Кай, после долгого молчания пояснил: - Разбавлял концентрацию женских тем. 
- Ну да, втирай! Снова ты её прикрываешь! 
Белла со смехом попыталась оспорить это, но к ним подошел Ньютон и высокий симпатичный брюнет. Белла посмотрела на него с интересом. Его красота поразила ее, она доходила до женственности, у него были такие длинные ресницы! 
- Эмм… привет, Майки! – Белла помахала рукой и недоуменно уставилась на Кая, тот был странным, обежал глазами парней и как-то странно скосился. 
- Привет всей великой троице! Нам сказали, что вы в саду. 
- Кто сказал? - возмутилась Эл. 
- Джесс вроде. Белла, Кай, Элис, мы хотели вас поблагодарить! Благодаря вашему проекту нас с Марти поселили в одну комнату. Спасибо огромное, вы просто изменили все! 
Белла искренне не поняла его признательности, будто они ему жизнь спасли, странно. Когда парни отошли, Кай поморщился: 
- Супер, то есть я участвовал в распространении нетрадиционной ориентации? 
- Что? – открыла рот Свон. – Майки - гей? 
- Ко всему прочему, - подчеркнула Элис. 
- Но как же так? Это же как-то неправильно, им же вроде тогда нельзя жить в одной комнате. Или можно?
- Сменим тему?- поморщился Кай, Элис наставила на него палец: - Ты гомофоб? 
- С чего ты взяла? 
Белла про себя подумала, что их друг очень мужественный и отрицательное отношение весьма возможно. Сама она не знала, как к ним относиться. 
- Пока они меня не трогают, пусть делают что хотят. Свобода выбора должна быть у каждого. Но я не фанат. 
- Поверить не могу… - Пока они спорили, Белла пыталась осмыслить. – А с чего вы взяли?! 
- Беллз, это очевидно, а ты просто плохо разбираешься в людях. 
- Это точно, - поддакнул Кай и посмотрел на идущего к ним парня. – Хочешь пример: вот этот тип идет, чтобы пригласить тебя на танец. 
- С чего ты взял? – быстро прошипела Белла. 
- Медленная музыка только началась, и он вылетел как пуля, а до этого три раза прошел мимо нас в зале.
- У тебя что, перископы вместо глаз? И что мне делать? 
Но она не успела услышать их ответ, парень подошел и нерешительно пригласил ее. Брендон безоговорочно протянула ей туфли. Белла вымученно улыбнулась: 
- Конечно, с удовольствием. 
Белла пожалела о своем согласии. В зале она увидела Каллена, танцующего с Алисией Йорк. Алисия была такой изящной и женственной, и сложенной намного лучше, чем кое-кто на грани анорексии. Свон стало грустно, она положила голову на плечо парня, оказавшегося Джастином, чтобы не видеть этого зрелища. В прошлом году никто даже не осмеливался подходить к Эдварду, все знали, что он только с одной девушкой. 
Слишком печальная песня. Белла извинилась перед парнем и пошла к выходу в сад, но в дверях ее перехватил запыхавшийся Джеймс. 
- О, Белла, привет! Я только приехал. Я так опоздал, что тут было? Ой, а что ты такая расстроенная? 
- Тебе показалось. И ты ничего не пропустил, со сцены я не падала. 
- Ясно. Может, потанцуем? 
Она пожала плечами и согласилась, Сатклифф рассказал, что ездил в Порт-Анджелес за документами, чтобы заселиться – оказывается, опоздали не только они. 
Одна медленная композиция закончилась, они отошли, и тут заиграла следующая. Ди-джей был в меланхолии. 
- Еще один? 
Джеймса перебил подошедший Эммет. Он выглядел непривычно невеселым. 
- Джеймс, ты не против, я потанцую с Беллой? 
Сатклифф ушел, а Эм положил руку ей на спину. Белла вдруг подумала: как к этому отнесется его друг? Взглянула и тут же рванулась обратно – Эдвард целовал Алисию. Она уставилась в одну точку, перестав дышать. 
- Белла, не расстраивайся так, не знаю, что на него нашло, - сказал Эммет. - Он последнее время не в себе. Не знаю, что и кому он доказывает. - Она бессмысленно кивнула, и «большой брат» погрустнел еще больше. – Мне жаль, на тебя так много свалилось. Как ты себя чувствуешь? Я ведь не видел тебя с медпункта. Хотел остаться, но Кай всех прогнал. 
- Да, конечно, отлично, - Белла не понимала, что говорит, перед глазами стояла картина обнимающихся Йорк и Каллена. Невыносимо, сердце разрывалось на части. 
- Не похоже. Я вообще хотел извиниться – когда ты начала падать, я стоял рядом и пытался тебя поймать, но мне помешала Розали. И… - Эммет помедлил, - …мне кажется, что она сделала это специально. 
Белла, наконец, посмотрела ему в глаза, Эммет был таким разбитым. 
 
(flashback) 
Эммет увел Роуз в отдельную комнату, чтобы даже Джас и Эдвард не слышали. Он до сих пор не мог поверить, она не могла сделать это специально! 
- Рози, зачем ты выступила вперед? Я же мог успеть удержать Беллу. А если бы она упала неудачно? - он вздрогнул, представив. – Что если бы она покалечилась? 
- Или свернула бы свою тощую шею! 
- Розали… - недоверчиво произнес Эммет. 
Она не отрицала и даже не жалела. Как может подняться рука на Беллу? Она же такая безобидная, добрая. И особенно после всего, что Белла пережила. 
- Она не тощая, она перенесла серьезную болезнь, Розали, - строго сказал он. - Мы все отчасти виноваты в этом. Неужели ты совсем не чувствуешь вины? 
- Эммет, не будь тупым, я ненавижу эту выскочку. Корчит из себя святошу, якшается с отбросами, а ее все любят. Главная героиня, блин! Меня бесит это. 
Ее грубость неожиданно оттолкнула Эммета. Все эти долгие годы он мирился с ее непростым характером. Розали с детства казалась ему красивой принцессой, нуждающейся в спасении. Вся ее стервозность была всего лишь маской, скрывающей ранимость. Эммет гордился, что смог это рассмотреть и всегда прощал Роуз, но в этот момент, он впервые в жизни засомневался. 
(end) 
 
*** 
После песни Эммет неожиданно увязался с ней в сад, видимо, к своим друзьям ему возвращаться не хотелось. Белла однозначно и коротко выразила свое мнение по поводу Хейл и сказала, что его самого не винит, ей было не до него. Все силы отнимали попытки спрессовать до молекулы картинку, поражающую мозг оцепенением. 
- Привет, МакКарти! 
- Привет. Элис, Кай, что сидите, не танцуете? 
- Да ничего, думаем, как попасть в кампус. Мы заселиться не успели. 
- Правда?! – Эм удивился. – Там круто, особенно на нашем этаже. И как вы теперь ночевать будете? Там комендант сидит на первом этаже, проверяет по спискам. 
- С пулеметом? – серьезно спросил Кай. 
- Это ты сейчас шутишь или нет? Я плохо понимаю тебя. 
- Шутит, - подсказала Элис. – В крайнем случае, переночуем дома еще ночь. 
- Нельзя! Вы что Эдварда с Коуп не слушали? 
- Смеешься?! Нет, конечно. Что за бред, - поразилась коротышка. 
- Элис, никого не отпустят домой. Первый свободный уикенд только через две недели. Мы же из совета и надо хотя бы притворяться примером подражания. Иначе пойдут кривотолки, а это Эду ни к чему. 
- А мне плевать! Белла что ты молчишь, это же концлагерь! 
- Ты права, Элис. Но у меня что-то голова болит. Может, пойдем домой? 
- Так ведь сказали тебе: нельзя домой. Пойдемте, прорваться в свои комнаты. 
Они встали с лавки в сгущающихся сумерках, Белла плохо замечала, что происходит вокруг, а Вольтури неожиданно повернулся к Элис: 
- Можно тебя пригласить? 
Повисла тишина. Эммет покосился на них, коротышка безмолвствовала, рассматривая высокого парня, тот похоже внутри нервничал. Свон была вся в себе. 
- Да, конечно. 
Они пошли в зал, а Эм вдруг почувствовал себя ответственным за расстроенную, погруженную в мысли Беллу. 
 
*** 
Медленная песня плыла над ними. Кай держал Элис в своих руках и не верил в это. Зачем было делать ошибки? Просто перед ней он слишком слаб. 
Привет, моя потерянная любовь. 
Держать в руках Элис, прижимать ее к себе, чувствовать - было непередаваемо, эти прекрасные секунды скорее всего оставят его горсткой пепла после. Они того стоят. 
Кай вдруг остро, до рези, понял, что это Элис в его руках. Это не сон. 
Он осторожно прижался губами к темным волосам, чувствуя настоящее мучение и наслаждение. Картинки прошлого пытались открыть запертый ящик в его голове и выбраться, но он давил сверху слишком сильно. 
Пускай она только останется, даже не с ним, хотя бы просто рядом. Только бы видеть… Как и все люди Кай имел страхи. Он боялся, что всё ещё может стать плохим, что чертовы тени доберутся до него и заберут его душу. Элис всегда его спасала, даже когда не знала. 
«Мне так страшно остаться без тебя, и снова глотать дружбу, как обезболивающее, цепляться, пытаясь выжить и плотно покрывать все это скрывающей пеленой». Раненый шепот в голове не утихал, болтал всякие глупости, умолял. 
Музыка между тем закончилась. Кай опустил руки, но так и не смог отшагнуть от Элис. Он концентрировался, понукал ноги, но не мог. Постоянная борьба с собой постепенно приводила его в чувство отупения. Чем больше он подавлял себя, тем плачевнее становилась ситуация. Он был на грани нервного истощения. Элис, словно очнулась ото сна, растеряно заморгала и посмотрела как-то беспомощно. Оставаясь разбитым, Кай ободряюще ей улыбнулся: 
- Пойдем к остальным? 
Малышка кивнула, плавно скользнула вперед. Его балерина. 
Не его. Кай медленно остановил рефлекторно тянущуюся руку в миллиметре от ее спины, опустил голову и пошел следом. 
 
*** 
То, что они узнали в кампусе, их шокировало. Горы чемоданов высились в углу холла, а Кай, Элис и Белла растерянно стояли около стойки, за которой сидел строгий надсмотрщик. 
- Но этого не может быть! Свон – Брендон, мы должны быть в одной комнате! 
- Мисс, не я составлял документы, вы же недавно поменяли фамилию, и вас с братом нечаянно спутали. У меня четко написано: Свон-Каллен, Уитлок-Каллен. 
- Как меня можно было перепутать с Эдвардом?! Я не буду жить с Уитлоком!!! 
Лицо Кая окаменело. Он стоял выпрямившись, со сведенными плечами. Белла тоже не могла поверить, что её поселили с Эдвардом. Жить с ним? Быть по ночам?.. Она вдруг вцепилась в стойку, слыша в своем голосе истеричные нотки: 
- У нас же по половое распределение! Этого просто не может быть. 
- Я ничего не могу поделать, честно, - комендант уже не чаял от них отделаться. – Вам надо переночевать так всего одну ночь, а завтра администрация разберется. Все, давайте освобождайте коридор, сейчас пойдет поток учеников с праздника! 
Они пораженно отошли в сторонку, у всех троих не было слов. Белла пыталась сохранить спокойствие, хотя хотелось устроить истерику, заорать: «вы что, тут все с ума посходили? Всего одна ночь?! Конечно! Такая мелочь, безделица!». Никто не понимал, что она просто не может это сделать. 
Эдвард целовал Йорк в потоках синего цвета, с ее светлыми волосами, красивым розовым платьем… 
- Невозможно… 
- Ох, Беллз, забудь, станем мы их слушаться, просто займем одну комнату, а мой «братец» с Уитлоком - другую. Так и знала, что эта фамилия принесет мне несчастья. 
Кай снова начал дышать. Он все так же безмолвно подхватил чемоданы. Бела и Элис переглянулись за его спиной и пошли к лифту. 
Обстановка конечно поражала: мягкие золотистые ковры, безупречный ремонт, картины в рамках, портьеры, живые цветы в вазах, элементы декора – тут определенно постарались дизайнеры. Но Белла в отличие от друзей не была в восторге, внутри зрело недоверие. Она повсюду чувствовала незримую калленовскую печать – замысловатые изгибы коридоров, нестандартная планировка, светлые бежевые тона и классический стиль. На третьем этаже жили только члены совета, лифт открылся, и они попали в просторную общую гостиную. 
- Вау. 
Белла согласилась с Элис. Очень светлая комната с эркером, длинными высокими окнами, в одной стороне стояли низкие бордовые диванчики напротив плазмы, в другой стороне - пара столов, окруженных креслами с высокими готическими спинками – вероятно чтобы проводить собрания, несколько бесформенных мягких кресел. Под потолком по кругу шли красивые узкие синие фрески. 
- Даже камин есть, интересно настоящий? 
Коротышка пошла проверить, а Белла посмотрела на Кая, сожалея, что он живет на втором этаже. Надо придумать, как перетащить его в совет. Ей хотелось бы, чтобы Кай жил ближе к ним. Они оставили сумки и решили сначала осмотреться. В общей кухне была много современной техники, не смотря на то, что есть скорее всего все будут в кафе на первом этаже. 
- Супер, тринадцатая комната? Что ж нам так везет? – поразилась Эл. – Надо будет переселить сюда мистера президента. 
Комната тоже была просторная, две кровати даже, над которыми были эмблемы школы, каждому по столу и один большой шкаф. Мебель была явно антикварная, зеркало в полный рост, замысловатая композиция полок. 
Но они быстро забыли про обстановку, когда обнаружили вещи и во второй комнате. 
- Они нормальные?! Почему они заняли каждый по комнате, неужели не вместе заселялись? Что нам теперь делать? – Элис подумала, что, похоже, сегодня будет разговаривать одна. 
Белла с самого начала чувствовала, что в этот раз поблажки не будет, никакого спасения. Вольтури негромко произнес: 
- Как вариант: это подстроено. 
- Думаешь… - Элис вопросительно посмотрела на него, не заканчивая фразу, и так понятно. Неужели один из них специально напутал документы? У них были одинаковые инициалы «Э. Каллен». Нечаянно или специально? 
- Нет! – в тишине крик Беллы прозвучал особенно резко. Свон подбежала к стене и сорвала огромный флаг «Львов». – Перетащим вещи в одну комнату, а вторая - наша! 
- Белла! – Элис попыталась вырывать из ее рук стопку книг, что она схватила со стола. – Нельзя же трогать чужие вещи! 
- Мне сейчас плевать, - она отчаянно сопротивлялась. 
- Нет, так нельзя, серьезно. Я так не могу. И чем мы тогда лучше них? Ты же сама постоянно пилила Эдварда из-за того, что он делал что хотел. 
- А что ты предлагаешь, Элис?! – закричала Белла. – Будешь спать с Уитлоком в одной комнате?! 
Обе чувствовали Кая за спиной, но не смотрели на него. 
- Мне все равно. 
Удивительно, но Эл действительно было все равно. Ее лицо было спокойное, словно бы ее не волновал этот факт. Белла бы очень обрадовалась, что она, наконец, по-настоящему поборола свои чувства к Джасперу, но в голове была только одна мысль. Как ей самой пережить ночь в одной комнате с Эдвардом?
- Мы могли бы всю ночь смотреть кино в гостиной, - медленно предложил Кай. 
- Давай! – Белла тут же, как утопающий, вцепилась в эту идю. Лучше круги под глазами, чем попасть в ловушку. 
- Я не против, - Элис коротко посмотрела на Кая и быстро отвернулась. 
 
Beck - Diamond dogs 
*** 
Они с удобством расположились перед телеком, когда начали приходить с праздника их одноклассники. Остин с соседом и Ирина с Анжелой подошли к ним ненадолго, элита прошла безмолвно. Скоро совсем стемнело, и комнату освещали только голубой свет экрана. Белла зябко куталась в одеяло и думала, почему с элитой не было Каллена? Неужели он до сих пор с Йорк? Знает ли о путанице с документами? 
Ближе к часу, когда начался второй фильм, лифт открылся, они повернулись на звук – Каллен вытянул за руку хихикающую Алисию и притянул к себе. Кажется, он был сильно «навеселе». 
- О… - девушка замерла, глупо рассматривая их троицу. - Ух ты, у вас пижамная вечеринка? 
Ей никто не ответил. Не веря глазам, они смотрели на Эдварда. Его лицо было плохо видно из-за темноты. Когда он потянул Алисию в комнату, беспечно целуя ее на ходу, Кай и Элис тут же уставились на Беллу. Она низко опустила голову, темные волосы закрыли лицо. 
- О боже… Я не думала, что он сделает это… Это так… - Элис пораженно покачала головой. – Я была уверена, что он любит тебя. Какой же он идиот. 
Кай тяжело смотрел на ее опущенную голову, Брендон потянулась и погладила Беллу по волосам: 
- Белла, не расстраивайся, он того не стоит. 
- Все в порядке! – Свон резко отслонилась от прикосновения и отодвинулась от друзей. – Не надо меня успокаивать! 
Они не знали, что делать. Кино продолжалось, уже никому не нужное. Все думали о том, что Каллен делает с Йорк за пару стен. Элис и Кай не могли удержаться и то и дело украдкой смотрели на Беллу, в слабом освещении ее лицо блестело от беззвучных слез. Она плакала без всхлипов, слезы стекали вниз по щекам одна за другой, рот был приоткрыт, чтобы дышать. Это был тяжелый момент. 
Через десять минут Алисия проскользнула за их спинами, и лифт захлопнулся. Белла съехала вниз, на плечо коротышки, упрямо смотря в экран. Теперь ее лицо мог видеть только Кай. Его странные синие глаза в таком свете казались нереальными и очень тревожными. Он злился, но искусно скрывал это, сейчас он хотел прикончить Каллена за его идиотские фокусы. 
- Давайте посмотрим «Смерть на похоронах»? – хрипло попросила Белла. 
- Да уж, комедия нам сейчас не помешает. – Элис кинулась включать диск, а потом не выдержала: - Всего десять минут, они бы не успели… 
- Элис, я сказала: я в порядке, ладно? Мне абсолютно все равно, с кем спит Каллен. Давай смотреть фильм. 
Следующие два часа говорил только телевизор, они изредка смеялись. Сначала это было дико, но Белла была в странно яростно-веселом настроении, первой смеялась над каждой шуткой, словно кому-то что-то доказывая. Они плохо понимали, но поддались. Завязался разговор, который непонятно как свернул на бичевание элиты. У Уитлока, который уже, вероятно, спал, должны были сгореть уши. Белла снова и снова вспоминала как он «убил» их взглядом, проходя в свою комнату. 
Свон была яростной, уязвимой и очень веселой, эта ядерная смесь грозила вылиться в проблемы. Кай и Элис чутко замерли в ожидании срыва. Коротышка пожала плечами. 
- Странно даже, я думала, он не удержится от очередной сцены. 
- Ну что ты, Эл! Они же уверены, что Кай со мной. Вот Уитлок и не ревнует. Весело, правда? 
Элис совсем не было весело, ее лицо стало тоскливым, но лихорадочно веселая Белла не заметила этого, продолжая что-то быстро и бессмысленно говорить. Тихий вопрос Элис почти не было слышно: 
- Почему они так думают? 
- Перед озером я сказала Каллену, что мы с Каем начали встречаться. Правда, когда недавно я снова признавалась ему в любви и наплевала на все свои принципы, я сказала ему правду. Но, к сожалению, его это не ебет. – Короткий показательный срыв был жестко оборван и Белла снова стала веселой. – Вот так, поэтому для них мы с Каем вместе. 
Элис повернулась к экрану и замолчала. Свон еще что-то говорила некоторое время, а коротышка встала, аккуратно накрывая ее одеялом обратно. 
- Эй, ты куда? Мы же всю ночь хотели смотреть фильмы. 
- Не могу, Белла. 
Свон ждала продолжения, но его не было. 
- Что не можешь? 
- Да ничего. Просто очень устала. Я пойду спать. 
- Куда? К Уитлоку? 
- Он уже спит, неважно. 
Брендон, не дожидаясь ответа, повернулась спиной к ним. Шорох ее мягких тапок-зайцев был почти неслышим, когда она уходила. 
- Ты что-нибудь понимаешь? – Белла изумлено повернулась к другу, но потом усмехнулась: - Ну конечно, ты же всегда все понимаешь. Так что – ты тоже бросишь меня или же еще фильм? Всего полтретьего. 
Он не бросил, остался, но был не способен ее спасать, ему самому требовалось спасение. Вольтури ушел глубоко в себя и не видел ничего вокруг. Его выразительное лицо отражало эмоции намного лучше слов, которые у него так не получались. Белла зачарованно с нездоровым жадным интересом наблюдала за малейшим его колебанием. 
Его мучили мысли. Кай бессмысленно смотрел в разлетающиеся световые спектры, но был во мгле. В своем собственном затмении, загнанный безвыходным положением. Он представлял ту комнату, их двоих и уничтожал себя этими мыслями. Он любил Элис, и Белла не могла представить какого это: добровольно отпускать любимого человека к другому. Кай всегда отпускал Элис, принимал любые ее решения, заранее прощая любые из них. 
Его любовь была абсолютна. 
Но он все же оставался человеком, поэтому сейчас горел в аду. От разъедающей душу черной ревности, от затмевающей разум ярости и ненависти к Уитлоку. Кай был хорошим или страстно хотел быть, поэтому в данный момент боролся с собой. Затаив дыхание она ждала. 
У нее захватывало дух – зная его и силу его скрытых эмоций, Белла была поражена времени его сопротивления. Она по сравнению с ним такая слабая, давно бы уже со сломанными локтями валялась на земле. Ведь теперь она знает точно: невозможно вечно стучаться в закрытые двери, руки по локоть сотрешь. 
Вольтури неуловимо быстро повернулся к ней, хватая ее за предплечье. Его глаза лихорадочно горели. Белла поняла, какой он нашел выход. Она была той дверью, через которую Кай так отчаянно пытался сбежать от себя. Он накинулся на нее почти агрессивно, сжимая ее голову за ушами, проскальзывая пальцами в волосы. Хотел поцеловать, не смог, с глухим стоном обнял изо всех сил. 
Отчаяние не давало ему остановиться ни на секунду. Загнанный, он на полной скорости летел под откос. Шаряще водил по ней руками, сминая одежду, трясясь от переизбытка чувств. Белла даже сомневалась, что он понимает, кто перед ним. 
Она знала, насколько Кай строг к себе, замечала, как он осмотрительно следит за собой, чтобы, не дай бог, не сделать чего-то плохого. Словно в глубине его души кроется вселенское зло, и оно может вырваться наружу. Это было такой ложью, Вольтури был лучшим из всех кого, она знала. Только слепым, не видящим себя со стороны. 
Сейчас он был испуган силой темных чувств, захватывающих его с головой, а ей доверял настолько, что пытался спастись через нее. Но от любви нет спасения, как бы ни желала, она не сможет его спасти. 
Их связывали странные чувства. Кай искал её, когда нервничал, был не в себе. Присутствие Беллы помогало ему успокоиться и привести голову в порядок. Необходимая обоим поддержка постепенно переросла в болезненную потребность. То, что было лекарством, постепенно начало вредить им. Кай и Белла чувствовали это, но упорно не хотели разбираться. Они закрывались от мира и новой боли. Так страшно терять защиту. Кай просто чувствовал, что Белла была ему необходима, особенно когда он лишился половины сердца. Как мальчик из сказки, схватил осколок зеркала в душу, и та обратилась в лёд, потерялась в темноте. Он должен бы страдать, умирать от боли, он вообще не представлял, что сможет пережить потерю Элис, а вместо этого ходит, дышит и даже способен смотреть в лицо своей марсианке. Это была заслуга Герды, если бы не она, то он бы давно загремел в крематорий. 
Снесенная его напором, Белла оказалась придавленная его телом, попыталась что-то сказать, но его губы вернулись к ней, оторвавшись ото лба. На неё снова накатила слабость, расстройство всего вечера опустилось на нее бетонной плитой. Белла хотела объяснить ему, что это неправильно, но вместо этого жалко зажмурилась, вспоминая выжженную в голове картинку: Каллен целует Алисию Йорк. 
Светлые волосы защекотали лицо. Приоткрыв веки, Белла увидела искаженное мукой лицо и обняла Кая одной рукой, утешая. 
- Герда, ты мне нужна. Я боюсь убить кого-нибудь. Себя или его. – Она обняла его, пытаясь закрыть льющие горечь губы. Его лихорадочный шепот отдавался звоном в голове. – Я не могу каждый раз отдавать ему Элис... Я люблю ее. 
Себя Белла не слышала, но бессвязно что-то говорила, наверно, утешала. Кай приподнял ее. Она видела, что он не понимает, что делает, и что она именно та, кто должен быть сейчас здравой. Его движения были стремительными, чего он хочет? Так отчаянно целует ее, помогает ли ему? Сможет ли ее тело стать вместилищем его отчаяния. Он упивался, трогал ее, становясь все настойчивей. 
Его нежные сильные прикосновения были так приятны. Кай расстегнул её пижаму. Ребра собрали дань теплых ладоней, уступая спине, наконец, ярость схлынула и Кай смягчился. Он замедлился, вспомнив, какая Свон хрупкая и что трогать её можно только бережно. Но в этот раз он был намерен дойти до конца.
Слишком много всего, он должен что-то сделать. 
Лелея маленькую расстроенную девушку в своих руках, он целенаправленно топил ее в своей горячей нежности. Белла была как замороженная, снова уходя в себя от внешнего мира, не справляясь с его жестокостью. 
Только нечаянно напоровшись на влажный след на её щеке, он сбился и нашел пространство подумать. Тяжело дыша, наблюдал, как железный контроль снова мучительно сковывает вырвавшегося вольного зверя. Кай пытался сообразить, что делает. 
«Блядь, блядь, блядь». 
Это было ошибкой. Белла не раз просила его прекратить, а он снова и снова искал в ней утешение, хватался как за костыли. Белла сама едва дышит, она не хочет этого. Кай посмотрел на нее и вдруг почувствовал себя кем-то плохим. Расстегнутая рубашка открывала хрупкое соединение ребер и бледное полукружие груди. Подавленный, он начал по одной застегивать мелкие пуговицы, а потом плотно накрыл ее одеялом, наклонился к её расстроенным глазам. 
- Прости мня, солнце. Знаю, что теперь поверить сложно, но я обещаю, такого больше не повторится. 
- Элис любит тебя. 
- Что?.. 
От ее безыскусной невыразительной фразы его тряхнуло током, это что - наказание? Кай невольно отшатнулся от подруги. 
- Любит. Не Уитлока - тебя. Ты легко можешь быть счастлив. 
- Не знаю, зачем ты это говоришь, Герда. Мы никогда не врали друг другу, даже ради утешения. – Кай говорил сквозь силу, но вдруг горько усмехнулся: - Наверно, ты просто в это веришь. 
Они надолго замолчали, а потом Вольтури неожиданно встал и очертя голову, кинулся в омут, широко шагая к комнате Элис и Джаспера. 
 
*** 
Элис вошла в комнату, свет горел – Джаспер повернулся к ней от стола. Беглый взгляд Брендон отметил стоявший около его руки бокал с бренди, она вздохнула про себя и молча пошла к кровати – «просто» не получится. 
- Что, оставила голубков наедине? – Не встретив никакой реакции, Уитлок едко заметил: - Знаешь, а я рад, что Вольтури перекинулся на твою подружку. Его сопливая вечная любовь к тебе… ты же падкая на такие вещи. Это нам с тобой очень мешало. Но теперь он ушел с доски, и мы снова играем вдвоем. 
- Мы не играем. Я очень устала, давай просто ляжем спать: молча и по разным кроватям. 
- Удивительно, ты ведешь себя так, словно это я тебя бросил. А между тем все наоборот. 
- Ладно, - Элис бросила расстилать кровать и повернулась к нему: - Давай поговорим, но один раз: все кончено, Джас. Серьезно. Мы были друзьями, врагами, встречались, я очень тебя любила, но это прошло. Знаю, ты не веришь, но попытайся, потому что это правда. Мы причинили друг другу очень много боли, и мне жаль, что у тебя столько проблем, но я в них больше не участвую. Я должна ненавидеть тебя, но не могу, слишком много всего. Поэтому очень прошу: забудь меня! Оставь в покое. 
- Ты не любишь его! Ты любишь меня, иначе не пришла тогда ко мне, когда Елена умерла. 
- Я точно знаю, кого люблю, - пробормотала Элис, снова хватаясь за одеяло. 
- Нет, ты просто мстишь мне за то, что чуть не произошло в проекторной. – Уитлок снова снизил тон, пытаясь быть спокойным. – Я перегнул палку, ты испугалась темноты, я был груб. Я извиняюсь. Но Вольтури теперь со Свон, он любит ее, это очевидно. И хоть Эдвард очень страдает, я рад. 
Он попытался ее поцеловать, но Элис ловко увернулась, покачала головой – бесполезно, Уитлок просто не хочет ее слышать. 
- Спокойной ночи, Джаспер! 
На самом деле она даже не надеялась, отворачиваясь к стене, но через некоторое время свет погас и его кровать скрипнула. Элис легла на спину и уставилась вверх, сжимая зубы. Света уличных фонарей хватало, чтобы предметы в комнате были едва различимы. Пытаясь чувствовать пространство, она уговаривала себя успокоиться – это не ящик, все хорошо. Но паника приходила помимо воли, словно из вне. Цифры поползли перед глазами Элис, счет всегда помогал. 
В голову невольно полезли мысли, от которых она бежала. Кай так по-особенному относился к Белле, они были так близки. Это была целиком ее вина, она сама предала их обоих, причинила боль и подтолкнула друг к другу. Элис не винила Кая - как можно не полюбить Беллу? 
Она смотрела вверх и не могла радоваться искренне, вероятно, она ужасный человек. Повернувшись на бок, Элис начала вспоминать детство, ища воспоминания, связанные с Вольтури, утопая в них как в патоке. 
Дверь неожиданно распахнулась, они оба сели в кроватях. 
- Какого черта?! – разозлился Уитлок, но она не слышала его, сердце забилось как сумасшедшее – в дверях стоял Кай. 
Не веря своим глазам, Элис смотрела, как он прошагал через комнату, схватил диванные подушки, кинул их на пол около ее кровати, накрыл их одеялом и лег. 
В комнате повисло молчание. Необходимо было что-то сказать, но в голове Элис было слишком много вопросов. О боже, что он тут делает, зачем пришел?! Что это значит? Кай скрестил руки на груди, и она буквально почувствовала исходившие волны напряжения от него. Похоже, его одолевают сильные чувства.
Боясь сказать хоть что-то, она осторожно, чтобы не вспугнуть мираж, легла обратно, приближаясь лицом к краю кровати. Страшно было даже дышать. Кай пришел в ее комнату, где были только она и Уитлок. Заявлял ли он права? Он ясно показывал, что не даст Джасперу даже подойти к ее кровати. Такая яростная позиция Вольтури внезапно сделала ее безумно счастливой. Элис сместилась еще на миллиметр и увидела его. 
Кай лежал на спине, закинув руки за голову, его глаза были открыты. С сильно бьющимся сердцем Элис легла обратно. Это все было словно во сне, неужели она не спит и Кай действительно пришел? Элис попыталась беззвучно сглотнуть – вот он, тут, всего в полуметре. Голова закружилась, боже, как же сильно она его любила. 
После десяти рой вопросов в голове успокоился и остался самый важный: что означал его приход? 
Вольтури всегда был сильным, решительным, для кого-то даже опасным, но для нее он всегда оставлял иное лицо. Элис знала, что делает его беззащитным. Его отношение всегда трогало ее до глубины души. Сейчас Кай впервые предъявил какие-то права, он лег, заслоняя ей путь к Джасперу. Охраняя и одновременно препятствуя. 
Хотелось верить, что он любит ее и никуда не отпустит. Это желание было настолько ослепительным, что Элис заморгала и неожиданно снова осознала темноту. 
Следующие два часа она проворочалась в постели без сна. Кай был так близко. Элис хотелось, чтобы он обнял её, и спирающая темнота отступила. С каждой минутой коротышка становилась несчастнее, казалась такая мелочь – просто спуститься всего на тридцать сантиметров и лечь с ним рядом, но это вовсе не было мелочью. 
«Но он же пришел! Это что-то значит!». 
Элис осталась на месте и только в сотый раз повернулась на месте, украдкой кидая взгляд вниз. Кай лежал в той же позе с закинутыми за голову руками, наверно, ему неудобно на полу. Забывшись, она вздохнула слишком громко, испуганно оборвала себя и притаилась. За окном еще не начало светлеть. Вольтури пошевелился и вдруг встал. Элис жутко разволновалась, ожидая, что будет дальше, а потом вовсе забыла как дышать – Кай подвинул одеяло и лег рядом с ней. 
Элис, лежала, не шевелясь. Она боялась даже моргать, чтобы ничего не изменилось. Они пролежали так достаточно долго. Элис больше не вертелась, но и не спала, слишком взволнованная для этого. А потом Кай повернулся на бок и положил на нее руку. Элис обессилено уткнулась в него лбом и закрыла глаза, а через минуту уже дышала ровно и умиротворенно. 
 

 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)