8 января 2016 Просмотров: 598 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 3

Глава 3. Победить темноту
 
 
*** 
- Голосуем! 
Восемь вечера, а она сидит в школе и с шестью такими же неудачниками решает, нужна ли пловцам отдельная эмблема или им хватит логотипа школы. 
- Белла, ты одна не проголосовала. - Гребанный Эдвард был роботом, он не устал, не был растрепан, его рубашка нигде даже не помялась. 
Белла оторвала лоб от зеркального полированного стола и содрала через голову галстук, отшвыривая его в сторону. Бесит! 
- За. Против. Да какая разница?! Хотят – пусть рисуют себе флаг. Пойдемте домой! 
- Разница большая. Если мы утвердим это решение, то администрации придется выделять деньги на новые формы с эмблемой. 
- Формы? У пловцов? Ты про трусы с вензелем на заднице? 
Она могла поклясться, что Каллен сдерживается от улыбки. Он тоже считал это чушью! 
- Да, именно. Так как ты голосуешь? 
- О боже… - простонала Свон, падая обратно головой на прохладный стол. – За! Обожаю задницы с эмблемой! Приду, посмотрю на новшества. 
Эммет хихикнул, но быстро оборвал себя. Президент задал очень серьезный тон их совещанию. В этом году они действительно начали решать реальные проблемы. Белла бы обрадовалась, подумав, что Каллен принялся за это всерьез, если бы не знала, что он просто распробовал вкус власти. Теперь Эдвард тоталитарно правил всей школой. Неизвестно, что было летом, но, видимо, он определился со своим будущим и связал его с политикой… Она зажмурилась, слушая равномерное биение сердца. Мог бы подождать всего год, чтобы не на ее глазах. 
Собрание закончилось в девять, она бодро спешила к свободе, но Каллен попросил ее остаться. 
- Что еще?! 
- Белла, ты заместитель. У нас еще много работы, в начале года всегда так, и я не собираюсь делать всё один. 
- Ты серьезно? – испугалась она 
- Абсолютно. 
- Блин, это шутка! Меня Кай заждался, мы должны ехать выбирать подарок, у его отца день рождения завтра. 
- Сочувствую. 
- Ну конечно, ты специально это делаешь, лишь бы я не виделась со своим парнем, – Белла врала спокойно, твердо намереваясь не дать ему вывести себя. 
- Я говорил уже, что меня не интересует твоя личная жизнь? – Эдвард задумчиво почесал подбородок, а ее затопило волной жара. С трудом облизнув губы, Белла попыталась обуздать резкий непонятный прилив возбуждения. - Ты мой заместитель и не я это выбирал. Относись к этому ответственней, мне знакомы твои категории, но если согласилась, то исполняй обязанности. 
- Ты меня ненавидишь? – вдруг спросила она. 
Эдвард так посмотрел на нее, что Белла решила, что самое время сделать шаг назад. Между ними снова летали искры, да так, что салют не надо было заказывать. Каллен не пошевелился, сидел, опираясь локтями во главе стола, весь такой идеальный, так и хотелось растрепать его волосы, смести наносную сдержанность. Она знала, каким неистовым он мог быть, во всех смыслах. 
- На каком основании? – он тщательно подбирал слова. 
Белла вернулась за стол, садясь через стул от него, и ответила, смотря в бумаги. 
- Это я и хотела бы узнать. 
- А я нет. Давай о делах. 
- Значит, все же ненавидишь. 
- Будто ты меня нет. Изабелла, я не стану опровергать твой вопрос и отвечать тоже. Мы тут только из-за совета. Надеюсь, мы сейчас поговорим об этом и больше не вернемся к этой теме. Я не хочу больше копаться во всей этой истории, ты сама меня этому научила - оставим прошлое прошлому. Я запретил себе думать о… об этом. Теперь меня волнуют другие вещи. 
- Ну да, политика. 
Ей не верилось, что Эдвард серьезно. Это было самым правильным выходом, ей надо держаться от него подальше, что она творит? Но разум не смирился с тем, что Каллен сумел, а она нет. 
- Типа того. Приступим? 
Они работали около часа, слаженно без лишних слов. Кай и Элис давно уже уехали за подарком, за окном стемнело. Белла задумавшись, смотрела туда и вспоминала закаты на Онтарио. Она не заметила, как начала улыбаться. 
- Что смешного? – Каллен внимательно наблюдал за ней. Белла, обжегшись, тут же отвела взгляд, но неожиданно ответила честно: 
- На озере красивый закат. Был. Я каждый день ходила смотреть и рисовала. 
- Ты снова рисуешь? – Эдвард схватился за волосы, идеальность распалась. Он расстегнул верхнюю пуговицу. Белла болезненно отнеслась к этой перемене. 
- Да, много. 
- У меня в столе все ещё лежат два твоих рисунка. 
- Да, - зачем-то согласилась она. Теория «только о делах» трещала по швам. Это спровоцировало его на нежеланную откровенность в ответ: 
- У меня было на редкость паршивое лето. 
- Все совсем плохо? – с участием спросила Белла. 
Их стремительные переходы выбивали их самих – от отстраненности к дружеской близости, от страсти к неприязни. Очевидно, что контролировать свою связь они никогда не умели. Эдвард окончательно испортил прическу. Белла держала пальцы в кулаках, чтобы не трогать. 
- Ну да. Июнь на острове с предками, слушая, как папа любит Элис, и она неотъемлемая часть семьи. Июль в разъездах по стране, аудио сопровождение тоже. И август в реабилитационном центре, а на самом деле элитной психушке. 
Белла испугалась, оббежала его глазами, ловя каждую мелочь. Он не выглядел больным! Что случилось?! Внутренний голос бил тревогу: нельзя так сходить с ума из-за беспокойства о нем. 
- Ты нездоров? 
- Я? – Эдвард устало потер глаза. – Не я – Джас, Брендон наверно рассказывала? У него серьезные проблемы. Он лечится от наркозависимости. После того, как твоя подружка уехала, я нашел его. Лучше не буду утомлять тебя описанием, скажем он в глубокой депрессии и не здоров. 
- То есть ты обвиняешь в этом Элис? 
- У него умерла мать, ему нужен был кто-то рядом! 
- Ну да, тот, из кого можно вытрясти души и вытереть ноги. Элис тоже мне кое-что рассказывала. 
Они встретились глазами через стол, снова как враги. Тема для Беллы была больной. 
- Иногда мне кажется, что Уитлок вообще родился только, чтобы делать больно другим, все разрушать. Но ты все равно его защищаешь, - она расстроилась. – Хуже, ставишь выше родной сестры. В мае ты хотел узнать ее ближе, куда делось это желание? – Эдвард молчал. – Смотри, однажды может стать поздно. Она же твоя кровь, неужели для тебя это не имеет значение? 
- Белла, давай вернемся к делам. 
Ну, вот и поговорили, Каллен снова был холоден. Его непроизнесенный ответ стал очевиден. 
*** 
Третья неделя началась отвратительно – С Джаспера. Он вернулся в школу. Увидев его на стоянке, Кай, Белла и Элис никак это не прокомментировали, но приобретенное с таким трудом равновесие вновь пошатнулось. 
Белла переживала, но Кай внешне он выглядел спокойно. Она подозревала, что он далек от спокойствия, и пыталась смотреть глубже. Этот жук не поддавался, забалтывал ее, много времени проводил с Джеймсом. Круг словно замкнулся: в прошлом сентябре они были просто тремя друзьями, так и сейчас. Белла и Кай строго придерживались рамок, Элис с трудом прекратила бояться смотреть им в глаза. Они снова были едины, и это делало Свон счастливой. 
И теперь вернулся Джаспер. Ее тревожило его возвращение, обычно это заканчивалось плохо. Белла долго наблюдала за Элис и удивлялась – та выглядела безразличной, ей совсем не было интересно это событие. Словно Уитлок разом перестал существовать. Улучив минутку наедине, Белла все же спросила, как она. 
- В смысле, ты про тест по лит-ре? Думаешь, не успеешь мне помочь? 
- Да нет же! Я про Уитлока, тебя не беспокоит его возвращение? 
- Нет. 
- Не знаю, стоит ли тебе говорить… 
- Стоит, - твердо посмотрела на нее Элис. 
- Эдвард сказал, что весь август Уитлок был в реабилитации, вероятно, его отпустили. Меня волнует, не кинулась бы ты его спасать, когда узнала. 
- Не беспокойся – не кинусь. Это не мое дело, у Джаса своя жизнь, у меня своя. Он уже пытался ко мне подойти, повесить всю вину на меня. Но он сам выбрал наркотики, я не смогу ему помочь. 
После этого Белла успокоилась. Кажется, в этот раз все по-настоящему, Элис покончила со своей нездоровой зависимостью. Сама. Без всяких реабилитационных центров, даже без ее помощи. Её подруга становится по-настоящему сильной. 
*** 
Уитлок начал с того, что закатил в своем доме грандиозную вечеринку. Чарли нашел его абсолютно не соображающим на бортике бассейна и увез на ночь в участок. После смерти жены Уильям уехал в Европу, и Джас был предоставлен сам себе. Чарли стало жалко этого брошенного парня, и он попытался поговорить с ним по душам. Через пять минут он вылетел из участка, сжимая двустволку и громко изрыгая проклятия. А следующие несколько дней не мог смотреть Элис в глаза. 
Школьники втянулись в учебу и начали забывать о каникулах. Великое трио лениво игнорировало гранит науки, изредка задумывалось о выборе колледжа, и чаще занималось дуракавалянием. После уроков они ездили в сад миссис Денали, шли в кино или просто гулять. Во время посиделок в доме Свон теперь готовила не только Элис, но еще и Кай. Брендон удивлялась его появившемуся мастерству. 
Однажды Белла была в гостиной, а они готовили пиццу. Закрутившись, Элис в шутку хлопнула перед Каем ладонями, и его заволокло мукой. Стремясь ответить, Вольтури схватил ее рукой за плечи. Элис с визгом крутилась, и, в конце концов, оказалась прижата к нему, подняла голову и наткнулась на его тоскливый взгляд. Он отпустил ее, она извинилась. Весь вечер они были как в воду опущенные. Прошло три дня, прежде чем все вернулось в норму. 
Школа до сих пор жила новостью о реорганизации, решено было, что младшие классы пока не будут заселять по интернат-схеме. Зато старшие классы бурлили. Известно уже было, что женское и мужское крыло будут отдельно, что отпускать домой будут по выходным, это должно было послужить отличной практикой перед выпуском во взрослую жизнь колледжа. 
К своему удивлению, Белла получила пару предложений о соседстве. К ней подошла тихая девочка из класса искусств и робко предложила жить вместе. Она боялась не найти соседку, а доброта Беллы была всем известна. Чувствуя себя неловко, Свон сказала, что у нее уже есть соседка, а через час к ней с тем же вопросом подошла Лорен. Мэллори очень изменилась, стала закрытой, необщительной и легко ранимой. После прошлогодней истории с кассетой, она от всех ждала подвоха. 
- Прости, Лори, но я, правда, не могу. Я буду жить с Эл. 
- Да, я так и знала, ладно, неважно. Спасибо. 
- Не верится, что ты хочешь жить со мной, - у нее вырвалось раньше, чем она сообразила. Белла поздно прикрыла рот ладонью. 
- А с кем еще? В нашей школе ты самый честный человек. И ты всем помогаешь. 
- Может быть отчасти… Но соседка я кошмарная – просыпаю, за порядком не слежу, плохо сплю по ночам.
- Я тоже плохо сплю по ночам. - Лорен заторможено посмотрела в сторону. Белле на миг показалась очень близкой эта в прошлом недалекая девочка. Повинуясь порыву, она схватила ее за руку: - Стой, Лори, я придумала! Знаешь, Кармен с нашего потока? Ей тоже нужна соседка! Она конечно не фанатеет от моды и очень стеснительная, но, возможно, вы подружитесь, правда, здорово? 
Белла сияла, Мэллори сомневалась, но где уж там – поезд встал на рельсы! Свон таскала ее по всей школе, пока не нашла Кармен. Она познакомила их и весело удрала, а на следующий день, увидев их в столовой вместе, едва не лопнула от самодовольства. 
- Да, Белла, ты просто молодец, мы поняли. - Друзья слушали её историю в пятый раз, и Элис явно надоело, просто парни были более тактичными. 
- Ну вот, ты все испортила. А я, между прочим, возможно, дала начало новой дружбе! 
- Герда, - Кай взял ее руку и внимательно посмотрел в глаза. – Ты просто вершитель судеб. 
- Да идите вы! – Белла надулась и показательно отвернулась от стола. Но ей быстро надоело: - Кай, ты выбрал, с кем будешь жить? Может, тайно подселишься к нам? 
- Ну, идея, конечно, класс. Наверно, мне тоже надо двинуть Хейл по носу, чтобы меня переселили на этаж ученического совета? 
После инцидента с Розали Элис мало того, что не наказали, так еще и включили в совет – Каллен не допустил бы, чтобы его дочь не вошла в список избранных. Эл сердилась, игнорировала собрания совета, но ничего не могла сделать. 
- Я буду жить с Джеймсом. 
Сатклифф улыбнулся им, Белла обрадовалась, и тут ее озарило: 
- Слушайте, похоже, многие не могут найти соседа. Давайте устроим что-то типа службы сведения?! Смотрите как здорово с Лорен и Кармен получилось. 
- О-о, нет, - застонал Кай, предчувствуя. – Может пора остановиться? Я понимаю, что ты любишь помогать людям. Но ты уже помогла – выбила право выбора не только для совета, но и для нас – простых смертных, может, пора притормозить? 
- Нет, Кай, ты только подумай, - у Свон загорелись глаза, и Кай на пару с Элис начали биться головами об стол – пиши пропало. – Многие наверняка нервничают, как Кармен, это и так стресс – переезжать из дома в общественное место, не у всех есть друзья, а мы можем помочь. 
- Белла, я считаю, это отличная идея, - Джеймс подсел к ней ближе. – Я в деле, только как мы это все организуем? Не могут же они толпой носиться за нами целый день. Да и мы не всех знаем лично, как мы будем искать соседей друг другу? 
Постепенно Элис подключилась к жаркому обсуждению, и на горизонте вырисовался «глобальный проект №3». Кай все еще был переполнен скепсисом – вот сейчас он подключится, а потом на него снова нападет толпа неадекватных девчонок, жаждущих не помощи, а лично его. Представив эту картину, он застонал уже вслух. 
- Ну, во что ты меня снова втравливаешь? 
- Не переживай, красавчик, я буду отгонять их от тебя. 
Они засмеялись над шуткой, Элис присоединилась с опозданием. 
*** 
В среду эта тема стала еще актуальнее – великое переселение народов передвинули! По всей школе развесили огромные плакаты, гласящие, что открытие кампуса состоится 3 октября. Новость вызвала большой ажиотаж, школа встрепенулась. 
Новшества уже чувствовались: на днях Белла, как обычно наплевав на запрет свободной формы, пришла в школу в форменной юбке и ярко-красной футболке с Че Геварой, завязанной на талии узлом, весь день она получала замечание от учителей и восхищенные взгляды от парней. После лета Белла могла не прятаться, ее тело перестало вызывать жалость. Она с гордостью сняла ярлык «анорексичка» и гордилась, что теперь ее можно назвать просто стройной. 
Однако Коуп все же не оценила – отправила ее переодеваться домой. Белла зашла за угол, подождала, когда рыжая карга уйдет, и вернулась на философию. Мисс Гофф выпала в осадок, а Свон с удовольствием добила ее философией кубинских революционеров. 
С Чарли она встретилась снова в приемной директора, отец выглядел недовольным, а она полыхала возмущением и считала себя пострадавшей стороной. 
На следующий день Белла, высоко держа голову, выпрыгнула из пикапа, и бедный Вольтури едва не лопнул от смеха. 
«RED HOT CHILLI PEPPERS» - хлестала кровавая надпись поперек груди. На черном фоне было изображение великой четверки, слава богу, одетых. Пока Кай рыдал от смеха, сложившись в три погибели, Элис зажимала глаза. 
- Нет, ты не могла… 
- Еще как могла! Пусть съедят. 
- Они и тебя съедят, Беллз. Тебя! 
Почти так и вышло, Чарли примчался злой как черт на вызов Коуп. 
- Белла, я что, теперь не смогу взять трубку на работе, не боясь, что меня вызывают из-за твоих нарушений?! 
- Па, ты должен быть на моей стороне. Они угнетают нашу свободу и преследуют мои убеждения, а в конституции сказано… 
- Я знаю конституцию! Почему ты просто не можешь носить форму, как Элис? 
- Ты снова на их стороне?! Сначала с общежитием, теперь с формой. Ты уверен, что не хочешь выжить меня из дома? 
- Очень смешно. Дочка, я расстроен, что вы с Элис не будете со мной каждый вечер, но это поможет поступить в хороший колледж. Я горжусь твоей силой воли, твердым духом, но ты под домашним арестом.
- За что?!?! 
*** 
Рассерженная Белла пришла на собрание полностью в форме, Коуп расплылась в гадкой улыбке. Сложно было не показать ей фак, но Чарли уехал час назад… 
Завуч начала длинную речь, и Белла, не спеша, встала и вежливо перебила ее: 
- Это все очень интересно, миссис Коуп, но Вы говорили об этом раз сто. Мы поняли: третьего октября танцы, пляски, мэр и посланник Белого дома, седьмого - заселяемся. Очень свежая информация. А теперь к важному: группа активистов из старшеклассников взялась организовать проект помощи в поисках соседа. Переезд от родителей в кампус - сложный шаг, и мы хотим помочь, как можем. Многие ученики не могут найти себе соседей, они тревожно смотрят на тех, кто уже нашел, и боятся остаться одни, к тому же жутко комплексуют по этому поводу. 
- Это ты сейчас про себя? – хмыкнул Уитлок. Он ничуть не изменился, все такой же напыщенный и неприятный 
- Нет, про тебя! 
- У меня сосед есть, - Джас кивнул на Каллена, сидящего во главе стола. 
- Сочувствую. Причем, обоим! 
Учителя призвали их к порядку и рассмотрели ее предложение. Эдвард слушал внимательно, не смотря на дергания Уитлока и его закатывания глаз. К огромной радости Беллы, проект одобрили, а мистер Томсон даже освободил ее и всех участников от реферата по социологии. 
Как только собрание закончилось, а Эл, Кай и Джеймс просочились внутрь: 
- Ну как? 
- Победа! – Белла повисла сразу на Элис и Кае, радостно смеясь. 
- Свон, тебе не надоедает копаться с отверженными и отбросами? Садик, теперь это. – Джаспер подошел к ним, когда говорил, он смотрел только на Элис. 
- Уитлок, если я буду организовывать акцию для отбросов, то я тебе наберу, хорошо? А пока иди мимо. 
- Слушай ты, дрянь, ты меня достала, - Джаспер шагнул ближе к Свон. 
Кай действовал молниеносно, секунда - и Белла уже моргает, стоя за его спиной, не понимая, что произошло. Вольтури выставил руку немного в бок, давая знак Элис тоже стоять. 
- Рот закрой. 
Белла пыталась увидеть лицо Кая, а когда увидела, вздрогнула от лютой ненависти, горевшей в его глазах. 
- О-о, смотрите, кто заговорил. Грубим, Вольтури? Ты должен мне ноги лизать, я спас твою никчемную жизнь! 
- А я - твою, - холодно ответил Кай. – Отстань от нее. Или ты можешь нападать только на тех, кто слабее тебя? 
К ним подошли Эдвард и Розали. Каллену, конечно, как всегда было больше всех все надо: 
- Что тут происходит? 
- …без моего высочайшего ведома, - не удержалась из-за спины Кая Белла. 
Джеймс захихикал и подмигнул ей. Эдвард недовольно попытался заглянуть за Кая. 
- Все ясно. Что опять натворила Свон? 
- Я?! – она все же протиснулась вперед. – Твой друг-наркоман оскорбляет меня, а я виновата? 
- Джас? 
- Меня бесит эта выскочка, - буркнул он хмуро. 
- Еще слово и ты снова отправишься на длительную реабилитацию, - предупредил Кай. 
- Прекратите все! Мы в одном совете, давайте хотя бы тут не будем собачиться. 
- Эдвард, я считаю, Джас прав, - Розали готовилась. – Она снова придумала какой-то бред, чтобы снискать себе славу у «простого» народа. 
- А есть непростой?! – воскликнула Элис. Но Кая волновало другое, он обратился к Эдварду: 
- А что думаешь ты? 
- Какая мне разница? Хотите возиться с ботаниками и неудачниками – возитесь. Все нормальные наверняка уже нашли себе соседей. Но на собраниях, Свон, ты все равно должна присутствовать по расписаниям, а они три раза в неделю! 
- Да уж, клиника… - разочарованно покачал головой Кай. – Каждый народ заслуживает своего правителя.
- Если мне понадобится твое мнение, Кай, я подойду и спрошу. 
Они померились взглядами, и Каллен покинул помещение 
*** 
- Этот парень меня ненавидит, - Кай ухмылялся во весь рот, он сидел за одним столом с Джеймсом, Белла с Элис сидели за соседним. Над ними была яркая вывеска: «Найди меня». Проект помощи поиска соседей стартовал. 
- И чего ты так радуешься, дурачок? – закатила глаза Белла. 
- Твой бывший меня ненавидит, все как в старые добрые времена. Мне это нравится. Он думает, что мы встречаемся. 
- А ты не опасаешься? – как бы между прочим спросил Джеймс. 
- Каллена? Нет. 
- Но он может реально создать проблемы, - мягко намекнул Сатклифф. – Все знают, какой Эдвард. Может, не будешь задираться? 
- Да хватит вам, - возмутилась Белла. – Не придумывайте. Ты! – указала она на Кая. – Хватит фантазировать. Каллен тебя не ненавидит, ему плевать на всех кроме себя любимого. 
- И тебя. 
- Кай, это не смешно. Мне безразличен Эдварда, так же как и я ему, закроем тему. 
Вольтури пожал плечами, а к ним подошла Ирина и жизнерадостно поздоровалась: 
- Привет, я слышала вас сегодня по радио. Вы, правда, поможете найти соседа? 
- Это к ним, - Джеймс показал на парту девчонок. – Мы вербуем помощников для проекта, а они - участников. 
- Ясно… Привет, Белла, Элис! Так как это действует? 
- А ты не можешь найти себе соседку? – изумилась Элис. Свон наступила ей на ногу под столом. – Ой, больно, ты с ума сошла?! 
- Эл, невежливо так спрашивать. 
- Ничего. Нет, я как-то не смогла найти. Все уже распределились, а я с садиком замоталась и осталась одна. 
- Ты обязательно кого-нибудь найдешь, - от всей души сказала Белла. – Я уверена. 
- А вы двое, конечно, будете жить вместе. 
Элис и Белла синхронно закивали головами, Денали засмеялась. 
- Ирина, тебе надо заполнить вот эту анкету, - Эл протянула ей лист. – Вписываешь имя, класс, потом отвечаешь на пару типовых вопросов, а на следующей строке свободное поле, там пишешь, что хочешь. Это личные пожелания. Мы подумали, так будет легче определить соседей. Можешь написать что-то типа: «ненавижу громкую музыку или развожу змей, осторожно!». Или «ненавижу сплетниц и Джессику Стэнли», тогда с ней точно не попадешь. 
- Эл!!! Корректней. 
- Ух ты, Беллз, ты становишься как наш супер президент, политика тебя испортит. 
- Не слушай эту трещотку, когда заполнишь, приноси анкету обратно. Мы постараемся подобрать тебе хорошую соседку. 
- Спасибо, вы просто молодцы. Здорово придумали. 
Ирина улыбнулась и отошла от стола. Напоследок она обернулась: Элис писала правой рукой, Белла – левой, из-за этого они были наклонены в одну сторону, обеим наверняка было неудобно, но они терпеливо теснились и не отодвигались. Ирина грустно улыбнулась и пошла заполнять анкету. 
В тот день к ним обратилось двадцать три человека, вместо д/з они весь вечер обрабатывали анкеты и, чего греха таить, веселились. 
- Ой, смотри, Беллз, Эрик Йорки в свободном поле написал, что ты ему нравишься. 
Белла ударилась головой о подушку, а Джеймс, который был у нее в гостях впервые, поднял голову и подмигнул ей. Белла удивилась и вернулась к анкетам. После долгих споров и обсуждений они набросали десять примерных пар. 
Желающих влиться в организаторы не нашлось, и Кай с Джеймсом тоже начали раздавать анкеты и объяснять, как это работает. Сразу резко усилился приток девушек. Похоже, они не понимали, что отдать анкету Каю в руки не означает, что ты будешь с ним жить. Даже если напишешь в графе хобби: чинить машины, делать татуировки и шататься по школе с задумчивым видом. 
Вольтури даже стало жалко. Наблюдая, как на него на очередной перемене насело полчище девиц, Белла подмигнула Элис и подошла к Каю со спины, нагнулась и обняла за плечи: 
- Милый, как ты справляешься, все понятно? 
- Нет, милая, не все. Похоже, я плохо объясняю, давай, вы заберете половину? 
- Ну, конечно! Девочки, Элис четко объяснит, что к чему. - Они так сердито смотрели на нее, что Белла не удержалась от проказы – наклонилась и поцеловала Кая в щеку: - Ты прелесть. 
- Спасибо. – Вольтури ухмылялся, ему понравилось представление. 
Половина потока схлынула, а позже они увидели пару анкет в ведре, но не расстроились по этому поводу. 
- Ничего, Кай, потерпи, это потому что ты – бренд. 
- Да? А я думал, что я живой человек, какая досада… 
- Слушайте, вы так убедительно сыграли, - засмеялся Джеймс. – Вы часом не встречаетесь? 
- Нет. А ты интересуешься? Надеюсь не мной. Скажи пока не поздно, и я не заселился с тобой. – Кай шутил, но Белла нахмурилась – ей почудилась угроза. 
«Тьфу ты, наверняка глюки». 
*** 
- Что ты делаешь? 
Кай догнал Джеймса и остановил его в коридоре, оттесняя к окну. 
- В смысле? 
- Ты клеишься к Свон. 
- Вы же не встречаетесь. Она симпатичная, когда все будет кончено, я мог бы действительно поступить в колледж, начать встречаться с ней. Жить как обычный подросток. 
- Ты можешь, но не за её счет. 
- Почему? Ты же влюблен в Каллен, а не в нее. Жадничаешь? 
- Не твое дело. Джеймс. Я предупреждаю: держись от нее подальше, ей и так досталось. 
- Я ее не достоин? 
- Ты опасен. Пока мы не посадим Аро, и всё это не кончится, даже не смей пытаться. Да и после – не факт. Я не хочу, чтобы с ней рядом находился человек, для которого убийство не является проблемой. 
- А ты ее опекун? Сдается мне, ты на нее сам запал. 
- Я не хочу ссориться. Определись, что тебе важнее: нажить себе врага в моем лице и завалить весь план или оставить Беллу в покое. 
Джеймс задумался, Кай не сводил глаз, показывая, что не шутит. 
- Ладно, Кай, расслабься, я не буду клеиться к ней больше нормы. 
- Никак, - Вольтури схватил его за локоть, не давая уйти. 
- Ну, ты и псих. Ладно, но дружить мне с ней можно или даже не смотреть? 
Кай без слов улыбнулся, нормируя дружелюбие и угрозу, они вовсе не друзья, они – союзники. 
План медленно, но работал. 
*** 
Очередной поздний вечер глаза болели невыносимо, на виски давило. Белла сквозь резь смотрела на мелкий шрифт. Электрический желтый свет неприятно бил от белого листа. Разве не она хотела, что бы ученический совет был не ширмой, а настоящим органом самоуправления? Ее желание сбылось, теперь совет имел реальный вес в принятии решений всех школьных дел. Однако складывалось ощущение, что она младший партнер в фирме – работать приходилось столько, что голова гудела. 
Сколько уже раз они с Эдвардом засиживались в этом кабинете допоздна? Столько, что даже хватило времени воспринимать это нормально. Эдвард… Ее вечная беда. Белла могла бы послать все в свойственной себе манере, а вместо этого исправно, раз за разом, возникала, но приходила. Говорила себе, что делает это для общего блага, чтобы следить за эгоистичным мальчиком из элиты. Но в глубине души знала правду. Ей необходимо было это, Эдвард отдалялся, и она не в силах была его удержать. 
С каждым днем Эдвард все больше становился копией Карлайла, она чувствовала это, как никто другой, и вынуждена была бессильно наблюдать. Эдвард сделал выбор. 
- Вот списки всех приглашенных гостей, их надо сверить, - Эдвард, не глядя, протянул ей увесистую кипу бумаг. Белла на ощупь перехватила и плюхнула её перед собой. 
Смешно, но им даже выделили отдельный кабинет, такие они важные персоны! Они с Эдвардом прогулялись посмотреть его, а потом, отшатнувшись, предпочли обратно конференц-зал. Два стола, напротив друг друга и пространство в два метра. Целых два метра. 
Они всегда садились на одни и те же места: он в середину стола, она слева. Иногда локти сталкивались, Эдвард и Белла усилено притворялись, стискивали зубы, игнорировали малейшее поползновение чувств. Но как ни странно, они сработались. Утонув в рутине, настолько отработали свои жесты, что действовали как единый слаженный механизм. Интеллектуально, она ему ни в чем не уступала, поэтому Белле впервые не сложно было выдержать заданный ритм. Больше того, она часто одерживала победу, когда его совести не хватало для каких-либо решений. У него вообще были серьезные проблемы с моралью, многие решения Коуп казались ему нормальными. 
Но не для нее. На днях Белла с милой улыбкой принесла ей счета, указав на небольшой просчет с четырьмя нулями. Амелия готова была ее убить и завалила работой весь совет. Эдвард словно услышал ее мысли: 
- Если бы не твоя выходка, были бы сейчас дома. Ну, подумаешь десять штук, небольшая премия. 
- Ну, так иди домой. Вряд ли она осмелится тебе хоть слово сказать. 
- Думай, что хочешь, - скучающе закинул руки за голову Эдвард, разминая затекшее тело. – Я серьезно отношусь к своим обязанностям. 
Белла замолчала – она терялась в нем. Эдвард определенно не был хорошим, ему было плевать на учеников и их заботы, но при этом он не отлынивал от сидения тут, вместо нескончаемых вечеринок Уитлока. Какого черта он тут сидел? Белла не могла найти объяснений. Потянувшись всем телом напоследок, Эдвард потер глаза и вернулся к бумагам, от которых уже тошнило. 
Они оба были никакие – сначала уроки, потом она хоть заехала домой, а у Каллена еще и тренировка была. Он работал на износ, словно доказывал что-то кому-то, вечное стремление быть идеальным, первым во всем. 
- Свари кофе. 
Белла выпрямилась всем телом, застыла, пылая до корней волос, с бешенством повернулась к этой заносчивой заднице: 
- Я тебе не прислуга!!! 
Каллен шокировано повернулся к ней, он был сбит с толку и явно волновался: 
- Да нет же! Ты неправильно поняла меня, Белла, - нервничая начал он, забывая, что они упорно избегали обращаться друг к другу по имени. – Я не то имел в виду, я не приказывал тебе… Я попросил… Как друга… - неловко закончил он. 
Его руки взлетели, хватаясь за корни волос, едва не вырывая их – этот жест успокоил Беллу больше слов. Она знала его малейшие привычки, Эдвард так делал, когда расстраивался или терял контроль. 
- Просто… Мы оба устали, неплохо было бы взбодриться, а с кофеваркой я не умею обращаться. – Он признался в слабости, пусть и небольшой. Белла едва удержалась от ироничного замечания, на миг они столкнулись взглядами и улыбнулись. Тепло, по-дружески. Внутри что-то неизмеримо холодное начало оттаивать, давая шанс, наконец, согреться. 
- Но я ведь тоже. С кухней я на «вы», - немного смущенно произнесла Белла, не удержав скупую улыбку.
- Ну да, я знаю. 
Ошибка. Их робкие улыбки растаяли, наткнувшись на запретную тему, они снова отвернулись по разным сторонам, скорей уползая. Пока ещё могут, пока снова не попали под щедрую раздачу боли. Сколько между ними химии. 
- Ладно, значит без кофе. – Эдвард рассеяно смотрел в пространство левее и выше ее головы. Он уткнулся в бумаги, чтобы скорее закончить и убраться отсюда. 
Оно и правильно, это легче и безопаснее, чем ходить по минному полю, падать в воспоминания, где они были друг другу родными, изученными до мелочей. За столь непозволительную степень близости они уже расплатились. Сполна. 
Ее друзья поражались, как они могли сидеть вдвоем в кабинете и не признаться друг другу в любви. Не сорваться, успешно притворяться нейтралями, было очевидно, что оба еще любят. Его друзья поражались, как они могли еще не трахнуться. 
- Стоп, а это что такое? 
Каллен хмурил брови, Белла не выдержала и перегнулась на локтях к нему. Он даже не отреагировал на ее внезапную близость, поглощенный документом. Свон выхватила лист из его рук. 
- Так, что тут? 
Этого не могло быть. Это был документ, подписанный всеми попечителями и учительским советом, пустовала только графа президента. Указ гласил, что со следующего сентября их школа-колледж станет не только закрытым, но еще и платным! 
- Этого не может быть! Твой же отец обещал, что обучение будет бесплатным. Ты хоть представляешь, что это значит для многих учеников?! 
- А еще он говорил, что искоренит коррупцию и преступность, а по выходным пьет чай с Аро Вольтури, - поморщился Эдвард. Он был тоже удивлен новостью, но не понимал всей ее глобальной важности! 
- Эдвард, половина наших учеников из средних и необеспеченных семей! Они же заломят огромную сумму! Мы не должны этого допустить. Ты же понимаешь, что Карлайл пытается сделать – превратить это место в элитную школу для избранных! У нас в городе только одна школа, ближайшая - в резервации. Многие дети не смогут закончить образование! 
Она швырнула ему лист, тот плавно спланировал, лег перед Калленом. Он уставился в него, скрывая от нее лицо. 
- Только не молчи… Ты просто не имеешь права молчать, - с трудом выдавила Белла, её сердце билось как сумасшедшее. 
- Это будет только в следующем году, - медленно начал Эдвард, все так же смотря в лист. – Мы будем уже в колледже. 
- Какая разница! – взорвалась Свон. – Будем мы здесь или нет?! Тебя не будет и ладно, подпишешь, лишь бы отец не ругался, а что будет с ними неважно! Какой же ты стал… - Белла стиснула кулаки, пытаясь взять себя в руки. – Неужели ты сможешь? 
Эдвард повернулся, его глаза были холодными. 
- А ты еще не поняла, что я не любитель гребанных юннатов? Белла, тебе тоже пора повзрослеть и понять, как устроен этот мир. Сними ты уже свои розовые очки, этот мир покупается тем, у кого больше денег и власти. 
- Неправда, - с ненавистью процедила Свон. – А очки ты мне уже снял, можешь не беспокоиться. 
- Ты всерьез веришь, что мы сможем что-то сделать? Брось, когда замешаны деньги, особенно большие, твои идеалы ничего не стоят. Люди убивают друг друга за деньги. 
Беллу трясло, ей было настолько плохо, что это было сложно передать. Каждым своим словом он наносил ей раны, убивал. Нет, неправда он так не думает. 
Сотрясаясь, как от жестокой лихорадки, она вдруг отбросила нападки, бедных детишек, притворство – всё, посмотрела на него и, дрожа, выговорила: 
- Если ты это сделаешь, это будет конец. Я никогда не смогу тебя простить. Ты понимаешь это? Все будет кончено, Эдвард. Навсегда. 
Эдвард побелел. Они безмолвно смотрели друг на друга. Ее словно мучили, смотреть было невозможно. Раньше он ненавидел делать Беллу несчастной. 
И делал постоянно. Смотря в её лицо, он проговорил мысленно ее слова и испугался. Все его титанические усилия лопнули, словно не было этих долгих месяцев самоистязающего контроля. Лето исчезло. Эдвард почувствовал, как трясутся губы. 
Белла заметила это и посмотрела на них. Он хотел скрыть слабость, но ему стало так страшно – как он без нее? На самом деле, кого он обманывает? Как будто он когда-либо смог по-настоящему отказаться от неё. 
- Нет. 
Его глаза покраснели и выглядели больными. Белла не выдержала, ее сердце разрывалось от жалости, страха, любви. Вот она уже непонятно как оказалась рядом, сама хватая его волосы, всматриваясь в лицо. Перенапряжение грозило сорвать нервную систему. 
- Нет, - повторил Эдвард, стиснув зубы, мотая головой. – Не надо. 
Всемогущий великий Каллен вцепился сейчас в нее побелевшими пальцами и был беспомощным, как отрицающий ребенок. Не в силах справиться с действительностью, отталкивающим ее. Он пытался удержать свой хваленный контроль и проигрывал. Ему было так плохо, что Белла забыла про все на свете, всё стало неважным. К черту, она не даст им забрать его, обратить в свою веру цинизма, в свой продажный нездоровый мир. Она не отдаст его. 
- Эдвард… - пролепетала Белла, бессмысленно трогая его лицо, нежно гладя по щеке. Он смотрел на нее испуганными глазами. – Т-ты слышишь? – Голос с высокого сорвался на шепот, она прижалась сухими горячими губами к уху, чтобы он лучше услышал: - Я не отдам тебя им. 
- Да? И как ты это сделаешь? – Эдвард толи издевался, толи умолял. – Издали? Вечно отталкивая меня? 
Белла оборвала его, порывисто обнимая его, сильно-сильно. Все неважно, главное – помочь ему. 
Каллен уткнулся в ямку между её плечом и шеей, отдаваясь ей на милость, проигрывая. 
- Я запутался… 
- Я знаю, - она успокаивала его, гладила по волосам, нелепо маленькая по сравнению с ним. 
- Белла, ты – это все, что мне нужно. Без тебя я совершенно теряюсь и сам себя не понимаю. 
- Все хорошо, Эдвард. Я не позволю чему-то плохому случится с тобой. Не позволю. 
Его никто никогда не защищал, это было так ново и странно. Эдвард был рад, что можно только упираться в нее головой, чувствовать ее запах и оставаться в темноте. Но вдруг он оторвался, смотря на нее своими покрасневшими воспаленными глазами, внутри подвело от страха: 
- Что это значит? 
- Ты знаешь. 
- Нет, Белла, с тобой я ничего не знаю, - упрямо настаивал Эдвард. - Я хочу, чтобы ты прямо сказала, произнесла это! Ты возвращаешься ко мне, ты будешь со мной? 
Он настойчиво сверлил ее больным взглядом, такой разбитый. Сложно смотреть на то, как разбиваются самые непобедимые, остальным людям сразу становится страшно. Белла чувствовала, что Эдвард ждет расплывчатого ответа, попыток ускользнуть, твердо посмотрела в глаза. Она больше не колебалась: 
- Я с тобой. 
- Как? – жадно спросил Каллен, чувствуя себя ненормально жадным, жаждущим многословных утвердительных прочных формулировок. – Точно? Мы снова будем вместе, встречаться? Ты будешь держать мою руку под партой на уроках, не будешь отворачиваться при встрече? Не отвернешься от меня? – Он остановился, пытаясь подавить панику, сконцентрировался и задал главный вопрос: - Ты любишь меня? 
- Да. 
Белла трепетно обхватила его голову, утопая в шелковистых волосах, и поцеловала его. 
- Разве я смогла когда-нибудь тебя разлюбить? Столько времени, это было ужасно. С того самого дня, и каждый новый я будто существовала в пустую. Я так люблю тебя, Эдвард. 
Эдвард с закрытыми глазами поглощал каждое слово. Он был как огромная черна дыра, столько веков замерзшая и теперь жадно втягивающая в себя ее признания, чувства. Внезапно его зубы скрипнули, стиснув ее тонкие запястья, он только и смог выдавить: 
- Вольтури. 
Он по-настоящему ненавидел этого парня, забравшего его счастье, вора. По ночам Эдвард представлял, как убивает его. 
- Кай? Это был самообман. Мы искали легких путей, - Белла смотрела искренне, тянясь к нему через его захват. – Мы пытались… На озере. Но ничего не вышло, я люблю только тебя. 
Обжигающая волна облегчения сделала его живым, Эдвард отпустил ее руки и, извиняясь, потер следы. 
- С ума сойти, я едва не свихнулся, представляя вас. После того, как ты тогда пришла ко мне и сказала, что любишь его… Я поверил, не знаю почему. Вы похожи, я всегда ревновал тебя к нему. Просто вы двое - это так… так… 
- Мы только друзья. После того, как Элис сбежала, мне было очень плохо, я не знала, что делать. И только Кай мог понять меня. От боли мы совершили ошибку – кинулись друг к другу. Но вовремя поняли, что обманываем себя. 
Эдвард вдохнул в себя пьянящий запах ее волос, пытаясь осознать, что не спит, и это все происходит на самом деле. Он схватил Беллу за затылок и прижал, глубоко целуя, причиняя сладостную боль. 
- Я думал, что потерял тебя. 
Белла упоенно подставлялась под его жаждущие поцелуи, сильные руки, но со временем начала гасить его страстный пожар. Его напор только усилился. Соскучившись, Эдвард становился слишком жадным и нетерпеливым. Белла схватила его руки, останавливая попытки снять ее одежду. 
- Остановись. 
- Я не могу, честно, я слишком соскучился. Безумно. 
- Эдвард, не надо спешить, мне страшно. 
Каллен остановился, в его голову закралась ужасная мысль. А что если она думает, что он снова поспорил? И пытается только переспать с ней? Ему стало плохо. 
- Почему? – сдавленно спросил он. 
- Давай не будем торопиться в этот раз. Пять минут назад мы даже предположить не могли. Все так внезапно, мне надо все обдумать. 
- Не надо! Я боюсь твоих мыслей, того, что ты наедине можешь надумать. Я боюсь тебя потерять, больше я не выдержу ни одного раза. 
- Ты не потеряешь меня, - прошептала Белла, от переживаний потерялся голос. – Я обещаю. Любимый… 
Эдвард обнял ее. Они замолчали, пытаясь осознать, что произошло. 
 
*** 
Эдвард не соглашался ее отпускать и не шутил. Ей пришло сообщение, и Белла не показала его. Каллен просто физически не мог ее отпустить. Возможно, она ввела страх в его привычку. Но Каю срочно была нужна ее помощь, и ей было необходимо уйти. Не желая ввергать Эдварда еще глубже в страхи, уберегая от сомнений, она не рассказала. И ушла. 
Он не поймет, почему Кай для нее так важен – никто не поймет. Сообщение было тревожным. «Где ты? Я едва не поцеловал Элис. Ты нужна мне, Герда». 
Эдвард бы не понял. Белла шла по коридору, набирая номер, и внезапно наткнулась на самого Кая – он стремительно шел навстречу. Почти угрожающе налетел на нее, отчаянно обнимая, ища отдушину. 
- Кай, что случилось? Как это произошло? 
- Я идиот. Слава богу… Ты нужна мне. 
Вольтури попытался поцеловать ее, но это было нечестно. Ему пора прекратить бежать, остановиться и поверить в правду. 
- Стой, - Белла уворачивалась от его губ, зная, что поцелуй снова выйдет не дружеским. Так нельзя, она еще чувствует привкус Эдварда. 
Кай отошел, оперся руками на подоконник, опуская голову, волосы свесились на лицо. 
- Прости. Я помню, что мы договорились прекратить. Ты просто постой рядом, я успокоюсь. Только не уходи. 
- Не уйду, - Белла подошла ближе, прислоняясь боком к нему, чтобы он чувствовал, что она рядом. 
- Она… Как наваждение… Я не могу быть рядом с ней, это звездец! Элис никогда не будет моей, а я уже не могу вернуться обратно к дружбе. 
- Тогда что может быть проще? Иди к ней! – Белла счастливо улыбнулась, только что она ответила себе на свои сомнения. 
- Герда, я больше не смогу. Элис не виновата, но я не выдержу, если она еще раз уйдет к Джасперу. 
Белла обняла его. Её счастливое поле неправильно на него подействовало, Кай осторожно развернул ее, прижал собой к стене, нежно беря лицо в рамку, легко прислонился губами раз, другой… Череда легких, как касание бабочки, поцелуев постепенно перерастали глубже. Белла все ждала границы дружеских и как у любовников, но бездарно прошляпила момент. Это было ужасно неправильно, но она снова целовалась. С лучшим другом. Который, возможно, представлял сейчас на ее месте другого человека. 
Его рука легла на ребра и нашла свой старый след, Свон содрогнулась. Она еще ничего не поняла, а Кай уже задрал ее футболку, и в свете уличных фонарей они оба увидели темные синеющие пятна, повторяющие его руку. 
Его рот открылся и перекосился, Кай смотрел на синяки, и, похоже, ему стало плохо. 
- Ничего страшного, - торопливо сказала Белла. - Ты был расстроен. Мне не больно. 
- Не говори так, - не своим голосом произнес Вольтури. – Я сделал тебе больно. Тебе. Я думал, что справился с этим после Порт-Анжелеса... Видимо, не до конца. 
- Кай, да не переживай ты так! Подумаешь, синяк. Ты же знаешь, для меня это мелочь. 
- Но не для меня. Это лишний раз подтверждает мою теорию. Мне надо держаться подальше от Элис, я перестаю себя контролировать. - Он снова замкнулся в себе. – Пошли, солнце, я отвезу тебя домой. 
Белла, вспомнив, хотела было рассказать, но ее сияющий вид был настолько противоположен его настроению, что она оборвала себя. «Дома расскажу!».  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)