8 января 2016 Просмотров: 528 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 2

Глава 2. И снова Форкс!
 
 
*** 
Когда машина остановилась напротив ее дома, он показался Белле таким маленьким. Вольтури повернулся к ней: 
- Готова? 
Белла усмехнулась – дежавю, то же самое он спросил, когда они уезжали. 
- Нет, но кто спрашивает? 
Кай обошел машину и помог ей выйти, поймал ее подбородок, в его глазах плясали смешинки: 
- Как кто? Я. Если все будет плохо, то я увезу тебя, закончим школу дистанционно. 
- Выдумщик, - Белла смотрела на него с нежностью, это было так приятно – чувствовать его заботу. – Не все такие головастые, как ты. Я завалюсь. 
Его бровь недоверчиво выгнулась вверх. Кай заметил ее быстрый нервный взгляд на дом. Белла нервничала… Должен ли он? Ведь они уже здесь, а не там. 
- А хотя, какая разница. 
Кай наклонился, следя за реакцией Свон. Её веки закрылись, а губы приоткрылись, совсем чуть-чуть. Он, не спеша, поцеловал ее, всего лишь соприкосновение губ, такое приятное, почти чисто дружеское. Напоследок поцеловал закрытые веки, и они затрепетали. 
- Пойду, достану сумки. 
Пока Кай возился с сумками, Белла всматривалась через сумерки в крыльцо. Ей чудилось, что около двери стоит невысокая фигурка. Может ли? 
А ноги уже несли ее вперед, шлепок завернулся, и Белла чуть не упала, но все равно продолжила бежать. Так и есть – на крыльце стояла Элис! 
Она не затормозила и чуть не сбила Брендон с ног, сжала ее в объятиях, крепко-крепко. Все обиды, условности стали такими незначительными. Белла простила, всем сердцем - что угодно, только бы Элис была рядом, сжимать её руку, слышать голос. Она снова готова была доверять и предано любить, все неважно, все ерунда. Каждый имеет право на ошибку. 
Где-то слышался голос Чарли, но Белла все никак не могла оторваться от Брендон, радуясь, что этот кошмар кончился. Элис снова была с ней. 
 
*** 
Первое сентября – этот день можно было помечать черным в календаре. Так было всегда, но сегодня Белла чувствовала себя необычно взволнованной, даже взбудораженной. Кай вопросительно смотрел и по привычке молча поднимал брови, Белла лишь отнекивалась и говорила, что счастлива, что они втроем снова вместе 
Элис улыбалась в ответ слегка неуверенно – до сих пор не верила. На Кая она все еще не могла смотреть, взгляд сам собой сползал вниз, отягощенный грузом вины. Сердце кровоточило от любви к нему, но нельзя – он теперь с Беллой, а значит под запретом для нее. Так и должно быть, вот Белла точно достойна Вольтури. 
- Ну что, идем? – Свон неуверенно кивнула на школу. Рано или поздно им придется выйти из-под прикрытия грузовика. 
- Пошли, - нейтрально кивнул парень. 
Они вышли и тут же попали со всех сторон под обстрел взглядов. 
- Кое-что не меняется, - кисло заметила Элис. 
В школе было пусто, пока могли, ученики наслаждались хорошей погодой на улице, сканировали каждого въезжавшего на стоянку, спешили обменяться впечатлениями от лета и увидеть, как изменились знакомые. 
Посовещавшись, троица добровольно пошла в администрацию за новым расписанием. Вся взмыленная и раздраженная миссис Коуп отослала их, накричав, что расписание не готово и сказала подойти к десяти. 
Оказавшись в коридоре, они переглянулись и невольно расплылись в улыбках – все как в старые добрые времена. 
- Не успели войти, а на нас уже кричит завуч, - Белла не скрывала довольства. – Слушайте, это еще два часа я могла спать?! 
- Разве ты вчера не в десять легла, соня? – Кай потрепал ее по голове. 
Брендон ничего с собой не могла поделать, она жадно ловила их диалог. Чтобы избежать неловкости, Элис вчера уехала пораньше, ссылаясь на дела, а на самом деле, чтобы не дай бог не увидеть, как Вольтури остается. Не ломать свою голову. Душой, она желала им счастья, но глупое сердце обливалось кровью, боля от желания хотя бы дотронуться до него. 
- В десять, но все же. Целых два часа! Пошлите хотя бы на свежий воздух. 
Весь газон был заполнен учениками, Кай, Белла и Элис отошли подальше ото всех и устроились под большим раскидистым деревом. Белла украдкой оглянулась, но не нашла того, кого искала. 
- Смотрите, как Хейл пялится, - неприязненно произнесла Элис. 
Белла быстро повернулась в ту сторону, но Розали сидела в окружении своих подружек, никого из элиты кроме нее не было. Выглядела она ещё злобней, чем раньше. Её волосы стали короче и крупными кольцами завивались вокруг идеального, но холодного лица. Свон вспомнила инцидент в пустом классе, когда Хейл набросилась на её друга, и накатило отвращение. Потом она по инерции вспомнила, что было между ними самими, усмехнулась в лицо Розали, но быстро одернула себя. И чем она лучше? Думать об этом при Элис было стыдно и неправильно. Нужно было что-то делать с их «странной» дружбой, но у неё не было силы воли для этого. 
Белла вспомнила установку: не усложнять, и, отобрав у Кая солнечные очки, надела их на нос, с удобством откидываясь на траву. Элис взглянула слегка удивленно, короткая форма задралась, а её поза была расслабленной, не смотря на очевидный факт, что они как всегда под микроскопом. Белла косо улыбнулась подруге, это лето не прошло даром, они обе изменились, и им еще предстоит это наверстать. 
Белла не смогла бы объяснить, как именно изменилась – стала взрослее или обреченней? Кай на многое открыл ей глаза, перемены были значительны и неуловимы. Просто теперь ей по-настоящему плевать на чужое мнение. 
Небо сквозь очки было мутно-серым, но солнце пробивало даже сквозь стекло. Лучи приятно грели кожу, и Белла рассердилась на какого-то идиота, закрывшего их. Раздраженно сдвинув очки на лоб, она увидела Эммета, смотрящего на нее высоко сверху. 
- Ого, какие люди! 
- Привет, кнопка! – Эм был необычайно рад ей. – Эй, ты так и будешь валяться?! Не хочешь встать обнять меня?! 
- Не-а. 
Он возмущенно дернул ее за руки, с легкостью отрывая от земли. Белла засмеялась и обняла громилу, чувствуя, что тоже рада его видеть. 
- Ты ни капли не изменился, только загорел! 
- А ты изменилась! – МакКарти довольно обежал ее взглядом. – Ты наконец не просвечиваешь. Боже, кнопка, ты все же начала есть? Или опыты над людьми запретили? 
- Слушай, кто бы говорил, - Белла выразительно смерила взглядом его мышцы и уточнила: – Про опыты. 
Эммет отшутился, и они разговорились о том, как провели лето. Оказалось, что МакКарти работал целое лето, чтобы в августе полететь к Розали во Францию. Губы Беллы непроизвольно поджались: 
- Когда же ты прозреешь? Ты все лето работал, чтобы угодить Хейл, она не достойна тебя! 
- Я не угождал, я очень соскучился, а ее деньги мне не нужны. 
Свон покачала головой, расстроенная из-за его слепоты. Эммет добродушно ущипнул ее за щеку и обратился к ее друзьям: 
- Кай, Элис, а вы куда ездили? 
Они напряглись и даже невольно раздвинулись в разные стороны, повисло молчание. Эммет смутился и поспешил исправить ситуацию: 
- Элис, а как Карлайл, ты с ним говорила? 
- Нет. И не собираюсь. 
- Зря, - МакКарти выглядел озабоченным. – Знала бы ты, как он переживал, когда ты пропала весной. Он любит тебя. 
- Прости, но это не твое дело. 
Повисла неуютная тишина, Белла хотела сменить тему, но во время прикусила язык. Нет, эта тема точно неподходящая. 
- Ладно, я пойду. Хорошего дня всем троим! Надеюсь, наши уроки совпадут. 
Эммет ушел, а к ним подошел еще кое-кто из знакомых поболтать, спросить, как прошло лето. Анжела очень загорела и похудела – они с семьей ездили в Мексику. Ирина Денали радушно обняла всех по очереди, даже Кая, и рассказала, как идут дела в детском садике – все лето она работала там. Им стало стыдно, и они пообещали зайти навестить миссис Денали. Ирина со счастливым смехом отвергла их извинения и сказала Элис, что если бы не ее отец, то сад бы вообще закрылся. Она ушла, а Белла и Кай посмотрели на подругу: 
- Что ты думаешь? С этим все равно придется что-то делать, он твой отец. 
- Он мне не отец и закроем эту тему. Хватит уже того, что я с Эмили разговариваю. 
Белла хотела что-то сказать, но не успела - ее голову кто-то схватил! Едва не окочурившись от страха, она попыталась вырваться, а сверху послышался знакомый громкий смех. 
- Райли! 
- Привет, красавица! Я ослеп, или за лето ты стала еще красивей? Белл, давай снова встречаться? В этот раз все получится. 
Он ни капли не изменился – такой же шумный, бестолковый и радостный. Кадмор поступил в колледж Сиэтла и пришел забрать документы. Он, не задумываясь, сел к ним на траву и пристал с расспросами. В пятый раз Белле надоело рассказывать, как она провела лето, тем более этот товарищ не отличался деликатностью. Неизвестно как, Вольтури удалось его ненавязчиво спровадить. 
Элис нерешительно достала свои эскизы со стажировки. Они втроем склонились над листами. Белла посмотрела на левую руку Брендон со стороны Кая, она мелко тряслась. Нет, так не пойдет, им сегодня же необходимо поговорить и все выяснить. 
Это надо было сделать еще вчера, но Белла смалодушничала и дала поблажку уставшей голове. Надо было придумывать, что делать с Каем. Им хорошо, но другие осудят их дружбу. Да и в глубине души Белла знала, что их эмоциональная привязанность переросла здоровые рамки. Забыв про эскизы, Свон вцепилась в корни волос – нет, не может она думать, лучше пойти к нему и протянуть руку, чтобы он вложил в нее готовый ответ. А она тогда будет знать, как правильно пойти к Элис. 
Белла невольно в сотый раз посмотрела в сторону Хейл и МакКарти, ну где же? Она не могла признаться себе, что ее взбудораженное состояние на самом деле вызвано тем, что сегодня она увидит Эдварда. 
 
*** 
Старшие классы столпились в тесном коридоре, было так душно, что Белле казалось, что она сейчас задохнется 
- Ты позеленела, - осчастливил ее Кай, его прохладная приятная ладонь стерла испарину. 
Она благодарно посмотрела на него и ограничилась кивком – рот лучше не открывать, ее подташнивало. Вольтури задумался, потом подошел к Джессике и ее подругам – ему нужно было место у окна, чтобы Герда могла нормально дышать. Стэнли долго строила ему глазки, прежде чем отойти. Под свежим воздухом Свон тут же оживилась и теперь ее захлестывала воинственность: 
- Нет, они издеваются! Если мы ученики, то можно нас мариновать?! Пойду, выясню, что к чему! 
- Обязательно тебе? – не надеясь, спросил Кай. 
- Да, я ведь вице-президент, я должна думать обо всех. 
- А вон и сам президент идет, - негромко произнесла Элис, кивнув на расступающуюся, как море перед Моисеем, толпу. 
Вспотевшие, запаренные ученики с готовностью утрамбовывались к стене, лишь бы дать своему обожаемому Каллену пройти, все умирали от желания увидеть его. Целое лето прошло! 
Белла спрятала руки за спину, чтобы скрыть позорную дрожь, в горле пересохло. Пока она видела только его макушку, взъерошенные в сексуальном беспорядке волосы. Надо было отвернуться, но Белла застыла, как и другие, желая просто увидеть. Ужасно долгих два месяца, больше шестидесяти дней. Какой будет их встреча? 
Эдвард вышел на небольшое пространство перед самой дверью. О боже, он что, стал еще прекрасней? Закатанная белая форменная рубашка навыпуск подчеркивала ровную загорелую кожу, улыбка ослепляла, беспорядок на голове и свободно болтающийся галстук на шее создавали ощущение, что этот красавчик только что из постели. И хотелось закрыть глаза и мечтать об этой самой постели и обо всем, что в ней можно с ним вытворять. Девушки проталкивались во внутренний круг, глупо улыбаясь ему. 
А Каллен не замечал, он обнял Эммета, хлопнул по спине и спросил что-то смешное, МакКарти кивнул на Хейл. Эдвард обнял и ее. 
Белла все не отрывалась, ноги были противно ватными. Она была не готова. Лучше бы это прошло где-то в другом месте, без людей, чтобы никто не смог ее анализировать. 
Его голос, его руки, его манера двигаться - это был полный крышеснос. Эдвард Каллен для нее как запрещенный наркотик. Ей надо держаться от него подальше, как от огня. Тут, к своему ужасу, Свон услышала радостный возглас Эммета: 
- А вон Белла, прямо за твоей спиной! 
«Зачем?! Ну, кто тебя за язык тянул?». Боже, она боялась, что кинется и повиснет у него на шее, скажет, что безумно скучала, что любит больше прежнего. 
В реальности Эдвард, не спеша, повернулся и остановился на ней взглядом. Нейтральным. Закрытым. Как у профессионального игрока в покер. Все, затаив дыхание, ждали. Что же будет? Станет ли Каллен встречаться со своей идейной принцессой в новом сезоне?! 
Он с легкой ничего не значащей улыбкой кивнул и отвернулся. 
Белла сжала кулаки, ненависть закипала внутри. «Идиот, пижон, притворщик!». Она хотела накинуться и открутить ему лживую прекрасную голову. Выдрать божественные наводящие на грех волосы, сделать ему больно. Потому что ей сейчас было больно. 
- Беллз… 
Неизвестно, что Элис увидела на ее лице, но маленькая ладошка обхватила её сжатый кулак. Свон покачала головой – нет, ничего, потом решительно вырвала руку и направилась вперёд. Отлично, настроение у нее подходящее, она готова сражаться с Коуп, администрацией, драконами, кем угодно! Или с жутко красивым аморальным бездушным засранцем. 
Он стоял на ее пути, и Белла, не заморачиваясь, толкнула его, прорезаясь в толпе. Эдвард сначала недоверчиво выпрямился и обернулся посмотреть на храбреца, а увидев ее удаляющуюся спину, даже не повысил голос: 
- Надо быть осторожней. 
«Это точно!». Белла упрямо не повернулась, за ее спиной пробиралась коротышка и у нее с Калленом тоже вышла заминка. Эдвард светить широкой улыбкой и его лицо потемнело. 
Белла дернула дверь учительской на себя, все ученики тут же вытянули шеи, пытаясь заглянуть внутрь. Миссис Коуп с бумагами в руках скривилась. 
«Я тоже тебя люблю, рыжая крыса!» 
- Мисс Свон, выйдите и ждите, как и все остальные. 
- На улице тридцать градусов жары, Вы хотите, чтобы кто-нибудь упал в обморок? 
«А вероятнее всего я!». 
- Изабелла, выйдите и закройте дверь,- процедила Амелия. От учеников послышался недовольный ропот. 
Эдвард подвинул Кейт Чен за талию, отчего та чуть не умерла от счастья, и продвинулся вперед. 
- Добрый день, миссис Коуп, не могли бы вы сказать, как долго нам еще ждать? 
Белла похолодела, чувствуя, что он стоит прямо за спиной. И издевается. Эдвард специально так приглаживал слова, показывая разницу между ними. Она с ненавистью повернулась, Каллен не смотрел на нее, стоял, наполовину перекрывая ее тело, почти вплотную, улыбался только старой карге и полностью игнорировал факт, что ОНА стоит рядом с ним. 
Он ее не ненавидел, но и не смотрел особым взглядом, боже, да она бы согласилась даже на тот, как тогда, когда они играли в свою неправильную порочную игру. Смесь внешнего притворного гнева и презрения с тяжелой страстью на дне зрачков! Но Эдварду стало параллельно, его глаза были безразличными. 
- Добрый день, Эдвард. Всего минутка, мы уже собирались выносить списки до того, как мисс Свон едва не выломала дверь. 
- Отлично! – Белла улыбнулась, стараясь быть милой, и с этой искусственной улыбкой начала обратно пробираться к друзьям. 
Это было не предусмотрительно, ученики так плотно столпились вокруг Коуп, что свое расписание они получат только к Рождеству. 
Белла сердито дергала пальцы, Кай сидел на подоконнике, Элис невольно стояла как можно ближе к нему, поникнув головой. Они решили не лезть в толпу. Внезапно перед лицом Беллы возникла бумага, она инстинктивно отшатнулась от предмета и напоролась спиной на чью-то твердую грудь, обернулась и едва не схватила апоплексический удар. Это был Эдвард. Заметавшись, она споткнулась о длинные ноги Кая и упала бы, если бы он не подхватил ее обеими руками. 
«Вот так, спасибо, и лучше не выпускай!» 
Эдвард никак не изменился в лице. Он молча все с той же вежливой улыбкой протягивал листы. 
- Что это? – Белла поморщилась от того, как резко звучала, хотелось быть не худшей актрисой и играть притворное вежливое равнодушие. Но где ей играть на поле Эдварда? Еще не доросла. 
- Ваши расписания. Я подумал, что вы не захотите ждать три часа. 
Они все трое посмотрели на него, Кай пришел в себя первым, оторвал одну руку от нее и забрал листы: 
- Спасибо, очень мило с твоей стороны. 
- Милый - мое второе имя, - Эдвард напоследок улыбнулся шире и ушел. 
И только Кай заметил в этой улыбке холодную звенящую ненависть. Возможно, потому что она предназначалась ему. 
 
*** 
- Кого ты высматриваешь? – Это был первый раз, когда Элис обратилась к Каю напрямую, и оба остро это почувствовали. Вольтури поспешил ответить: 
- Джеймса. Похоже, он забыл про начало года. 
Они оба посмотрели на неё. Ну уж нет, Белла решила не вмешиваться, пусть сами разбираются. Быть им вместе или нет. Она слишком не объективна - сама по уши в этой истории. Белла мило улыбнулась им: 
- С удовольствием увидела бы Джеймса. Я соскучилась по нему. 
Весь день между ними тремя чувствовалась какая-то неловкость. Вот что бывает, когда пытаешься просто закрыть глаза и сделать вид, что все хорошо. Необходимо поговорить, только с кем первым? Кай или Элис? 
- Эй, Эл, какие планы на вечер? 
- Да никаких, собственно говоря… 
- Может, сегодня ко мне с ночевкой? 
- Д-давай. 
От этой нелепицы хотелось взвыть. Белла не намерена была терпеть ни дня такой глупости, она была полна решимости исправить ситуацию. Если она простила, то и Элис обязана простить себя. И вообще, хватит откладывать, разговор необходим! 
Они дошли до класса математики и неуютно застыли в дверях – кому куда идти? Сидеть как в прошлом году? Элис, ссутулившись, пошла на ее место рядом с Калленом. Белла поняла, что она делает – дает ей сесть с Вольтури, думает, что они встречаются. Этот вопрос незримо колол их троих весь день. Белла переглянулась с Каем, он тоже ждал, что сделает Элис, может быть в глубине души надеялся. Вольтури пожал плечами. 
- Она сама решила. 
Вольтури понес ее рюкзак на свою парту. Выглядел он паршиво. Белла тут же побежала его утешать, хотя бы заглянуть в глаза, взять за руку. Не было бы никого, она бы могла прилепиться к нему, поцеловать, погладить по волосам, согреть и успокоить. Эти вредные привычки стоило оставить там – в истории. Но прошлое не проходило бесследно. 
- Какого черта? – голос Каллена вырвал ее из задумчивости, они повернулись и увидели, что Эдвард рассержен. – Зачем ты сюда села?! 
- Думаешь, я в восторге? – спросила Элис. 
- Так что тебе мешает пересесть? – он говорил сквозь зубы, все еще не принимая тот факт, что она его родная сестра. 
- Было бы куда. 
Эдвард осмотрелся и понял, что все места заняты, потом посмотрел прямо на нее. Белле неожиданно захотелось показательно прижаться к Каю, чтобы рассердить его, добиться хоть какой-то реакции, но Каллен снова успокоился. На его губы легла привычная кривая улыбка: 
- Все ясно. 
После этого он отвернулся к окну, игнорируя соседку. Урок был последним, Белла радовалась, что весьма напряженный по эмоциям день закончился, сил уже не было. А ведь это только первое сентября! 
Она облегченно заталкивала вещи в рюкзак, когда в нее прилетел карандаш. МакКарти широко улыбался, игнорируя ее яростный взгляд. 
- Кнопка, меня попросили тебе передать, что первое собрание ученического совета будет через полчаса. 
- Правда? Кто попросил? – спросила иронично Белла, Эммет замялся. 
- Ну… Ты знаешь кто. 
- Передай этому «кто»: пошел в жопу! 
- Но Белла, ты должна пойти, это же не он придумал. Думаешь, нам самим охота там торчать? У нас сегодня вечеринка по поводу начала года, но мы обязаны пойти. 
- Ладно, Эммет, - плечи устало заныли. – Я пойду… 
*** 
Кай, Белла и Элис зашли в столовку, а после разъединились: Элис пошла к мисс Грин, а Кай проводить ее на гребаный саммит. Было жарко, Белла вытащила рубашку из юбки и помотала ей, чтобы охладить живот. Жара была аномальной для Форкса. Они стояли в коридоре одни, и Белла, наконец, смогла не опасаться косых взглядов. 
Кай опирался на подоконник, широко расставив ноги. Она встала между ними, нависая над его сосредоточенным лицом, выдохнула прямо в него: 
- О чем думаешь? 
На самом деле это был только предлог, способ вытащить его из мыслей, крикнуть: «посмотри на меня! Обними!». Он сморгнул пелену, синий цвет прояснился, ладони легли на ее талию. 
- Ерунда. Ты как, солнце? Готова пойти в этот серпентарий, терпеть Каллена? 
- А у меня огромный выбор? 
- Ты можешь не пойти, - пожал плечами он, как само собой разумеющееся. 
- Не могу. Я хочу его видеть, - Белла подняла глаза на него, не боясь открывать самые сокровенные мысли. 
- Я понимаю. 
И действительно понимал, они обменялись невеселыми усмешками. Белла покачнулась и опустилась на него, обвивая его шею руками, не мешала даже жара. 
- Ты сам как? Сегодня я поговорю с Элис. Если она скажет, что рассталась с этим идиотом навсегда, что будешь делать? 
- Ничего. 
- Но ты же ее любишь… - она шептала в его шею, умоляя мысленно сказать то, что мечтала услышать. Чтобы хоть одна любовь выжила, не смотря ни на что. 
- Это неважно, Герда. Нам лучше быть друзьями. – Заметив как звучит, Кай сглотнул и попытался перевести все в шутку: - К тому же я обещал жениться на тебе, хоть ты абсолютно кошмарна на кухне. 
- Что?! А как же тот омлет, он же почти не подгорел. – Белла попыталась его укусить за ухо из удобного положения, но Вольтури нажал на голову, обездвиживая. 
- Эй, кровосос, остынь. 
- Вижу, вам весело… 
Белла встала на полную стопу, выбираясь из объятий друга. Перед ними стоял Эдвард и, похоже, ей удалось – он злился. 
 
*** 
Неприятно было признаваться, но она чувствовала дискомфорт. Кай ушел и наедине с Калленом Белла чертовски нервничала. Он открыл перед ней дверь конференц-зала и, ерничая, пропустил вперед, тут же зашел следом. Пришлось поторопиться, чтобы они не столкнулись. Белла чувствовала скрытую агрессию под дружелюбной вежливой маской и нервничала сильнее. 
- А почему здесь пусто? 
- Потому что я специально затащил тебя сюда, разве непонятно? 
«Фак, это он так шутит или нет?». На всякий случай она выкинула иголки вперед: 
- Зачем? 
- Блин, это же очевидно. Заняться сексом на новом столе для переговоров. 
- ЧТО?! - Белла опешила, ее отнесло на два метра. Эдвард невинно улыбнулся, манерно растягивая слова: 
- Свон, ты за лето разучилась понимать юмор? 
- Ну, он у тебя очень своеобразный! – она была непонятно уязвлена. Рядом с Калленом с ней творились вообще странные вещи, палитра чувств работала наугад. 
- Обычный. 
Он отвернулся, опираясь на окно, длинные аристократичные пальцы застучали дробью по стеклу, словно бы пошел долгожданный дождь. Неважно. 
Белла села за стол и начала усиленно рассматривать стены. Никто не приходил, и молчание становилось неуютным. Звон в ушах надоел, и она решила, что лучше заговорить. Набрала воздуха и без выражения спросила, как прошло его лето. Эдвард повернулся, смерил ее взглядом, подошел к столу и сел напротив, сплетая перед собой пальцы. Слово они готовились к деловым переговорам. 
- Кажется, это девиз дня. Меня сегодня спрашивали раз сто об этом, нужен диктофон. - Белла смутилась, ей самой надоела эта банальность, просто тишина давила. – Сначала мы ездили на Гавайи. Ты знаешь, что у нас там есть остров? – Она чуть не ударила его. – Потом Карлайлу нужна была идеальная семья – скоро выборы. Мы раскатывали по стране. Мое обаяние определенно принесет ему победу, ну, если это не сделает Аро, укокошив всех соперников. 
- Ну да, а ты как всегда остроумен и язвишь, а сам согласился ездить и продаваться. 
- Ну, зачем же так резко, Изабелла? Просто я, наконец, вырос из детского максимализма и понял, как устроен этот мир. Карлайл растит себе преемника, Аро скоро доберется до твоего дружка, Элис тоже придется играть в игры нашего папочки, глядишь, и тебя затянет. Только кем будешь ты? 
- Сама собой? – Белла смотрела сердито, а внутри задыхалась от отчаяния. То, о чем она говорила Каю, сбывалось. Эдвард тонул, практически ушел головой в это болото, поддался отцу. 
- Ну ладно, посмотрим. 
И снова тишина. И снова она ее провалила: 
- Ты не спрашиваешь про Кая, тебе не интересно, что у нас с ним? 
Она почти готова была сказать, что они с Каем не вместе. 
- Изабелла, твоя личная жизнь больше меня не интересует, - Эдвард звучал холодно и отстраненно, пальцы начали настукивать теперь по столу. 
Дверь открылась, вошли Эммет и хихикающая Розали. За ними вскоре подтянулись остальные. 
- А почему тут только ученики, где Коуп и учителя? 
- Кнопка, сегодня же только ученический совет, общий будет в среду. 
- Почему ты не сказал? Я бы не пришла! 
- Мы все обязаны присутствовать здесь, - официально начал президент. – Вас собрал я, по просьбе Коуп. Надо обсудить некоторые новшества на этот семестр. Весь прошлый год попечители занимались ремонтом старых общежитий за спорткомплексом и бумажной волокитой. Дело в том, что нашей школе вернут статус колледжа, и она станет закрытой. 
- Не понял, школу закроют? – Остин смотрел недоуменно, как и все остальные. 
- Не тупи, Эванс, не так закроют. Просто ученики старшей ступени обязаны будут жить в кампусе, что с младшими - пока не известно. Помимо этого увеличится учебная нагрузка, школа должна будет пройти переаттестацию, а это значит форма, дисциплина, ботаники и очковтирательство. 
- Что за чушь?! – Белла ушам не верила. – Я не перееду из дома в общагу и не буду жить со Стэнли! 
- Это не чушь и не я придумал. Но я точно знаю, что эти общаги не похожи на обычные, сами понимаете, кто этим занимался, а значит все по высшему разряду. Я не собираюсь жить в дыре. 
- Эдвард, ты серьезно? – Эммет таращился во все глаза. Выходит, Каллен ему не сказал. 
- Да. Членам совета дадут привилегии – отдельный этаж и возможность самим выбрать соседа. Комнаты рассчитаны на двух человек. 
- А по половому признаку разделение будет? – Эммет посмотрел на Хейл. – Эд, ты же будешь жить с Джасом? 
- Будет, но это только формальность, - Каллен усмехнулся. 
- Да вы все спятили! Остин, Ирина, почему вы молчите? Они не имеют права заставлять, я хочу жить дома и никуда не перееду! 
- Будешь возникать, Свон, поселишься со мной. 
Она не оценила шутку: 
- Каллен, иди в… 
- Так, следующим пунктом на повестке дня спортивные команды, в этом году грант получили только пловцы, футболисты и группа поддержки. 
Хейл с превосходством улыбнулась. 
- Стоп! Я не согласна, ты скинул на нас такую бомбу и спокойно пошел дальше? Я организую пикет несогласия, забастовку! Мы не будем подопытными кроликами. 
- Ты так хочешь жить со мной? – Эдвард издевался. – Думаешь, все придут в ужас от идеи жить в пятизвездочном отеле, переполненном одноклассниками без присмотра предков и совершенно бесплатно?
- Бесплатно? – переспросила Ирина. 
- Да, Карлайл вытряс деньги из Вашингтона - полное обеспечение в обмен на показательные результаты. Мы должны быть лучшими во всем: спорт, олимпиады, творческие и научные проекты, в чем-то Изабелла права – это будет эксперимент. 
- Мы живые люди, а не подопытные кролики. 
- Белла, не каждому удобно добираться до школы, - здраво заметил Остин., потом с ненавистью посмотрел на Каллена. – И если это поможет поступить в колледж… 
Свон была в растерянности, неужели все присутствующие «за»? Это же абсурд, она не хочет жить в общежитии. Ей хватает видеть этих милых людей пять дней в неделю! Все обсуждали повестку дня, а она дулась и мысленно планировала саботаж. Мало ей проблем, так еще и это на ее голову! 
Белла не заметила, как кончилось собрание. Одноклассники поспешили по домам. Эммет тихонько тронул ее за плечо, спрашивая, сильно ли она злится. 
- Еще как. Я сорву этот нелепый план. 
- Ну, конечно. - Оказалось, помимо них в комнате остался Каллен. – Куда там попечительскому совету и правительству, если Изабелла Свон берется за дело. 
- Можешь язвить сколько угодно, но этого все равно не будет! 
- Думаешь, я был в восторге, когда Карлайл сообщил мне? У него не получилось перетащить Брендон к нам в дом, и, видимо, он нашел, как решить проблему. Только зря он думает, что ты выберешь коротышку в соседи, и детки будут жить на одном этаже, так? – он иронично посмотрел на нее. 
- Эх, зря вы ссоритесь, - жизнерадостно заявил Эммет. – Жить всем вместе - это так круто! И вы, наконец, может, помиритесь, если столько времени будете проводить вместе. 
- Ну да, образуем большую шведскую семью. 
- Что? – МакКарти изумился. – Белла, ты с кем-то встречаешься? 
- А твоя подруга не поделилась радостью? – Эдвард смотрел беспощадно, сейчас он раскроет ее тайну. А Белла так хотела оставить их с Каем в секрете. Все слишком сложно, она сама не ещё разобралась и не готова, чтобы вся школа судачила об этом. 
- Нет… А кто он? 
- Вольтури. 
- Кай? - облегченно засмеялся Эммет, который мечтал, чтобы они сошлись обратно. – Но это же бред, Эдвард, и ты сам это знаешь! Кнопка и Кай? Ни за что не поверю! 
- Ну как хочешь, мне это неинтересно. 
Эдвард вышел, оставляя ее наедине с недоуменным МакКарти. 
 
*** 
Кай шел между, машин настолько погруженный в себя, что едва не сбил девушку, вывернувшую из-за угла. Машинально поймав ее, он хотел тут же отдернуть руки и с изумлением узнал Элис. 
- Ты? – в один голос спросили они, потом жалко улыбнулись и отпустили друг друга. 
- Ты же пошла к мисс Грин. 
- Ее не было, и я решила поехать домой, а ты? 
- Я подожду Герду в пикапе, там Варнер маячит, а я пропустил июньскую олимпиаду. Вероятно, он воткнет кол мне в сердце при встрече. 
- Ясно… - Они замялись. 
Кай бездумно смотрел на неё, пока мог, теперь Элис постоянно прятала глаза. 
- Ладно… Я, пожалуй, пойду. 
Он безвольно кивнул, пора было ехать к Джеймсу, если он хотел успеть до конца собрания, а вместо этого Кай не отрывался от ее удаляющейся спины. Где он ошибся? 
Новая машина ему не нравилась, Кай скучал по своему старому другу и решил, во что бы то ни стало оживить его. В окно постучали, ключи выпали из руки – за стеклом стояла Элис и очень волновалась. Он открыл дверь, и она села. 
- Я хотела поговорить. 
- Хорошо. 
- Это необходимо, я не хочу этой неловкости, недомолвок. – Элис жестикулировала, теребила цепочку. У него болели руки от желания взять ее ладонь, успокоить суету. – Я поступила подло по отношению к тебе, не понимаю, почему ты не ненавидишь меня. Но я очень раскаиваюсь. Это была огромная ошибка. 
- Насильно мил не будешь… 
Он пытался не быть жалким, каким был на самом деле, попытался растянуть рот в улыбке, но губы скорее бы лопнули. 
- Нет! Это не так! – выкрикнула она, но потом будто пожалела. – Ладно, Кай, я пришла спросить: сможем ли мы быть друзьями, как раньше? – она смотрела с такой надеждой, ломая его устойчивую нервную систему. 
- Конечно. – «А еще я умру ради тебя, хорошо?». 
Она уткнулась взглядом в пальцы, сжимающие ручку сумки, покачала головой. 
- Не понимаю, как ты можешь быть таким великодушным. Почему? 
- Ответ прост, Элис. 
- Я ненавижу себя за то, что сделала с тобой. Прости. 
- Уже. 
Она набрала побольше воздуха: 
- И вот еще что: я рада, что ты с Беллой. Вы как никто другой заслуживаете счастья. 
Она выпрыгнула из машины, а Кай остался пялиться в пустоту. Замечательно, кажется, он только что получил благословение от Элис. 
 
*** 
Белла только что закончила рассказывать новости Элис и теперь ждала негодования. Они сидели в пижамах на ее кровати, рядом работал включенный ноутбук, крутя бессмысленный фильм. Коротышка не спешила ужасаться, скорее напряженно соображала. 
- Ты чего, неужели тебя это не возмущает?! 
- Ну не знаю. Мне не придется жить с мамой. Мы плохо ладим в последнее время, - кисло заметила Элис. – А так, я буду жить с тобой, это в сто раз лучше. – Вдруг она споткнулась: - Вернее если ты хочешь. Я не обижусь, если вы с Каем… 
- Элис. – «Вот и пора, а с Каем я так и не поговорила…». - Нет «нас с Каем», для него всегда будет существовать одна девушка. Ты. 
Элис жалко сморщилась и обхватила себя руками. 
- Не надо, Белла. Не жалей меня, я сама это заслужила. 
- Но я не вру, он любит только тебя. Кай – слепец, он с детства влюблен в тебя и настолько упрям, что никогда не сможет увидеть кого-то еще. Наверно, это и есть та самая настоящая любовь, - Белла пожала плечами, на душе отчего-то потеплело. Может, от гордости за Кая или радости за Элис. 
Но Брендон не спешила радоваться, ее глаза покраснели. Она с трудом сдерживалась, чтобы не плакать. 
- Ну, ты чего, Элли? – тихонько позвала она, и чаша переполнилась. 
В Элис оказалось столько скорби, медленно выливавшейся из нее. Всё было по-старому, Белла вытирала ее слезы, успокаивала, они снова были вместе. Элис тысячу раз просила прощение. 
- Каждый может ошибиться, просто успокойся, наконец. Я тебя простила. Теперь очередь за тобой. 
- Не уверена, что смогу когда-нибудь простить себя. 
- Элис… Я хотела спросить: почему ты это сделала? 
- Не знаю, я много думала над этим. Наверно я запуталась. Я слишком привыкла быть несчастной, у нас с Каем все было как в сказке, поэтому я каждую секунду ждала подвоха, беды. И когда мать Джаса умерла, я приняла это за тот самый знак, и сама все сломала. Из страха. К тому же, я знаю, что ты ничего не хочешь слышать про Джаспера, но он правда был на грани. Я обязана была ему помочь. Знаешь, что самое смешное? – совсем не весело спросила она. – Я поняла, что не люблю его. 
Белла почувствовала фундаментальное облегчение, каждой клеткой кожи. 
- Да? 
- Да, - твердо и спокойно сказала Элис. – Была влюблена раньше, в детстве, но больше нет. Это как вредная привычка - треплет нервы, я понимаю, что завишу от него и его любых проявлений, но нет. Я не люблю его. Любовь, это совершенно по-другому. «Это когда тебе каждую ночь снится небо, и ты постоянно тянешься к нему и боишься проснуться». 
Белла смотрела с улыбкой, будто читая ее мысли. 
- Тогда, возможно, ты могла бы осчастливить одного моего друга? Скажи правду: что ты чувствуешь к Каю? 
- Неважно, - Элис отвернулась к ноутбуку. – Я знаю, что вы вместе и ни за что не помешаю вам. 
- Боже, как же вы все-таки похожи, - Белла криво усмехнулась. – С Эдвардом, я имею в виду. 
- Что?! 
- Ничего, Элис, ты глухая? Я же сказала: мы с Каем не встречаемся! Я хочу, чтобы вы были вместе. Но Элис… - Белла заволновалась, стала серьезной, от воспоминания ее затрясло: - …если ты еще хоть раз выкинешь что-то подобное. Кай не заслуживает такого! 
У Элис в ушах звенело, а где же ее кара? Почему они так просто простили ее, приняли обратно, а теперь еще и дают эту самую болезненную надежду? 
- Я видела вас. 
Они обе некомфортно заерзали, думая об одном и том же – утре дня рождения Беллы. 
- Я понимаю, на что это было похоже, - промямлила Белла. Вот этот вопрос и всплыл. Она собралась с духом. – Когда ты уехала, он был в отчаянии. - Брендон съежилась. – Он молчал, совсем. Замкнулся и не хотел говорить даже со мной. Я не отставала, и тогда Кай разбил свой пикап. 
Белла сама поежилась, до сих пор страшно было вспоминать. Таким она его ни до, ни после не видела. 
- Р-разбил? 
- Да. Он тоже запутался, Элис. Мы пытались встречаться… - Она неловко посмотрела на подругу, та выглядела убито. – Я не представляю, как это звучит для тебя. Это была ошибка. Но я злилась, не могла понять, почему ты уехала с Уитлоком. Мне казалось, что ты его любишь больше меня, к тому же вся эта история с Эдвардом. Мы оба были несчастны, чувствовали себя одинокими, поэтому не придумали ничего лучше. Извини… 
Белла перевела дух и услышала, что ее вины тут нет. Сама она в этом очень сомневалась. Если тут и надо кому прощения просить, то это ей. 
- Но естественно ничего не вышло. Он безнадежно любит тебя, я – Эдварда. У нас не получилось обмануть самих себя. Сейчас я чувствую себя виноватой, что вмешалась в ваши отношения. 
- Какие отношения? Я бросила его, не сказав ни слова, и сбежала с тем, кого он больше всего ненавидит. Чудо, что он меня выносит. 
- Да, меня тоже удивляет его жертвенность, он готов молиться на тебя, хоть и скрывает чувства. Но с другой стороны это так здорово когда кто-то тебя так любит, разве нет? 
- Здорово… Только я не заслуживаю. 
- Заслуживаешь, конечно! Элис, мне надо сказать еще кое-что, но я не знаю как. – Она замялась, желая быть полностью откровенной. – Дело в том, что… Это сложно объяснить, я сама не знаю, как это описать. 
- Вы переспали? 
- НЕТ! – заорала Белла и тут же приглушила вопль, пока не пришел Чарли. Свон посмотрела на подругу виновато: - Нет, но мы целовались… - «И еще кое-что, и это отчасти длится до сих пор». 
- Когда я приехала и увидела вас, - Элис запнулась и продолжила с сомнением: - Вы выглядели не как друзья, а как любовники. 
Ей тяжело было говорить, а Белле еще тяжелее слушать, больше – осознавать правду. 
- Это сложно. Мы были ранимы и слишком сблизились, пытаясь защититься. Я понимаю, что это слегка нездорово - то, что между нами. Но я обещаю все это прекратить и вернуться к нормальной дружбе. 
- Он всегда был к тебе не равнодушен, слишком заботился, - задумалась Элис. – Может, он обманывает себя и на самом деле тебя любит? 
- Он пытался, можешь поверить. Не будь глупой, Кай любит только тебя! А что можешь сказать ты – ты любишь его?! 
- Да. 
- Ты уверена? 
Белла чувствовала большую потребность защитить Кая от новой боли, она очень волновалась за него. 
- Уверенней некуда. Я люблю его, Белла. Всем сердцем. 
Элис стиснула зубы, твердо и ранено смотря на нее. Белла некоторое время вглядывалась в нее, и ее сомнения исчезли. 
- Тогда тебе надо подойти к нему завтра, обнять и больше никогда не отпускать. 
 
*** 
Элис поверила ей и на следующее утро перед уроками поехала к Вольтури. А меньше через час вернулась, забралась в одежде в ее кровать и накрылась с головой. Белла растеряно села рядом и не решалась спросить. Неужели она ошиблась с советом? Но как? Вольтури не мог ее оттолкнуть, он жил ею.
Элис через одеяло сообщила, что в школу не пойдет - спать хочет. Все ее расспросы натыкались на глухую стену. Поуговаривав ее, Белла решила зайти с другого конца. Она села в свой пикап, который уже сто лет не использовала, и поехала в школу. 
Найдя Кая в их штаб-квартире, она приперла его к стенке в прямом смысле слова. 
- Что ты натворил?! 
- В смысле? 
- Элис приезжала сегодня утром к тебе! Что ты ей сказал?! 
- Нам лучше остаться друзьями. – Кай расстроено смотрел вбок. Белла остыла, видя, что ему плохо 
- Ну почему? Она же любит тебя, ты – ее, почему хотя бы кому-то не быть счастливым? 
- Вот именно, Герда. Ты просто устала и хочешь, чтобы кто-то был счастлив, чтобы ты могла во что-то верить. Но я не хочу больше обманываться, правда очевидна. 
- Какая, блин, правда, о чем ты? Ты не понимаешь ее! 
- Как раз наоборот. Я знаю Элис. Возможно, лучше нее самой. Элис слишком эмоциональна. Просто он снова ей сделал больно, и она пытается это пережить. Я больше не буду строить воздушных замков. 
- Но она любит тебя! 
- Мы оба знаем, кого она любит. 
- Ты идиот! - Белла закричала и тут же пожалела, бросилась извиняться, хватаясь за его руки. – Прости, прости меня… Ну почему все так непросто? 
Она зажмурилась, и почувствовала, что Кай приблизился, открыла веки и наткнулась на его грустные глаза. Он хотел утешения. Белла обняла его, но когда он потянулся поцеловать, отвернула голову. 
- Не надо. Ты хочешь убежать. 
- Когда ты хотела, я помог тебе. 
С содроганием вспомнилась лодочная станция. Свон передернула плечами и встала на носочки, хватаясь за его волосы, целуя в губы. Она умудрилась не только нарушить свое решение, но даже переступить через установленный ими порог. После того, как поняли, что у них ничего не получится, они шутливо заигрывали друг с другом, но ничего серьезного – касания, некрепкие поцелуи – только чтобы успокоиться, почувствовать себя ближе. Сейчас же его язык скользил, сцепляясь с ее собственным, а крепкие пальцы так сильно сжались вокруг нее, что ребра грозили треснуть. 
- Ой, - Белла не выдержала и охнула от боли. Кай опомнился и с ужасом отдернул руки, задрал ее футболку, посмотреть. Отпечатки стремительно таяли. 
- Прости, не знаю, что на меня нашло, - он виновато вцепился в волосы. 
Белла прекрасно знала, только грустно было, что Кай настолько в себя не верит. Не верит, что его можно любить. У него и до этого были проблемы с этим, но после побега Элис уж тем более. Белла слишком хорошо знала его: если решил, то его не сдвинуть, он будет мягко улыбаться, соглашаться, а внутри не сдвинется ни на миллиметр. Может, время его переубедит? Уитлок вернется в школу, и Кай увидит, что он безразличен Элис? 
- Ладно. Я не собираюсь вмешиваться. Будем все трое друзьями. 
Вольтури усмехнулся над ее акцентом. 
 
*** 
Неизвестно, кто прокололся, но на следующий день вся школа обсуждала новость о реорганизации. Это не на шутку взбудоражило учеников. Они отвлеклись от обсуждения лета и теперь выбирали соседа по комнате. К своему негодованию, Белла не видела возмущенных, большинство было взбудоражены идеей. 
Первая неделя прошла бурно, они вливались в учебу, пересдавали экзамен по литературе, пытались перестроиться на новый режим. После двух месяцев безделья это было сложно. Белла украдкой следила за Эдвардом, он воплощал ее худший кошмар – мальчик с глянцевой обложки. Всегда в центре, всегда сияет, идеальный и запретный Эдвард Каллен, он так старался, словно завтра выборы. Общался с «холопами», обольщал девушек, доводя их до катарсиса, красовался на газоне, показывая отличную физическую форму. И совершенно игнорировал ее. 
Они вынужденно часто сталкивались. Каллен всегда был сдержан, вежлив и нейтрален. Кажется, он нашел чудодейственный способ, сумел пройти этот этап своей жизни и забыть ее. Смешно, это ведь она клялась ему, что сделает так, и что в итоге? Она потерпела неудачу, а он, как всегда, победу. 
«Ты – моя главная победа». Ну да… Каллены всегда побеждают. Сложно было объяснить, чего Белла от него хотела, и почему её так задевало его безразличие. На собраниях Эдвард не церемонился с ней и иногда спор выходил жарким. 
Розали принялась вредить ей с новой силой, поток ее желчи не стихал. Однажды в женской раздевалке она вконец ее достала, и Белла не выдержала: 
- Чего ты бесишься? Из-за Кая? Но как бы ты на него не вешалась, шлюхи его не интересуют! 
Хейл злобно ощерилась: 
- Кто еще тут шлюха? После того, как на тебя поспорили, ты пошла по рукам: Каллен, Эванс, Кадмор, Блэк, Вольтури. Свон, да ты просто подстилка! 
Через пол часа она сидела в кабинете Коуп и писала объяснительную, почему она съездила по носу Хейл. В приемную вошел Чарли и с тяжким вздохом посмотрел на нее: 
- Привет, па! 
- Изабелла… Вторая неделя учебы. 
- Заметь, вторая, - с надеждой подчеркнула она. 
Вышла секретарша Коуп и шериф повернулся к ней: 
- Здравствуйте, меня вызывали. Я по поводу плохого поведения Изабеллы Свон и Элис Брендон. 
Конечно же, Элис не осталась в стороне, пока Белла целилась в нос, она проредила шевелюру блондинки. Легка на помине, коротышка возникла на пороге директора, недовольно пиная дверь, на ее плече лежала рука с крупным кольцом на мизинце. Белла не успела подумать о манерности обладателя кольца, как поняла причину надутости Эл – рука принадлежала Карлайлу. Он всем своим видом выказывал властность и покровительство. 
- Каллен? – Чарли скривился. – Ты-то тут что делаешь? 
- У моей дочери возникли затруднения. 
- Затруднения не у меня, а у Хейл – с мозгом! И ты мне не отец. 
- Элис права, я сам могу разобраться, не в первой, - свысока заявил шериф с полным правом. Уж чего только ему не пришлось вытерпеть от этой неугомонной парочки. 
- Элис – моя дочь, - процедил Карлайл. – И это мое дело, твое вмешательство излишне. 
Брендон вывернулась из-под его руки и встала к Белле и Чарли, смотря на отца с вызовом. 
- Мистер Свон, давайте зайдем в мой кабинет, - Коуп поспешно прервала зарождающуюся ссору, подобострастно заглядывая на патрона. 
Шериф скрылся в кабинете, Элис с Беллой растаяли в воздухе, а Карлайл внезапно оказался один – даже секретарша убежала от его разъяренного взгляда. Он недовольно огляделся и схватил лист со стола, через пару секунд улыбнулся, а еще через минуту смеялся. Изабелла отлично умела объясняться, четко так. 
«...стояла спокойно в стороне, когда Розали Хейл начала скакать по раздевалке и размахивать ногами. После того, как она сама себе коленкой сломала нос, я хотела ей помочь, но Розали расстроилась из-за отсутствия серого вещества и решила обвинить меня – человека, желавшего от всей души помочь. 12 сентября, 2013 года. Изабелла Свон». 

Стерев подступившие от смеха слезы, Карлайл покачал головой, понимая, кто оказывает большое влияние на его дочь. Хотя… это может быть и обратный процесс.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)