16 февраля 2016 Просмотров: 497 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 17. Часть 3

Глава 17. Божья кара. Часть 3
 
*** 
Кай хотел только одного: собрать всех и убраться отсюда! Ему было плохо от смерти Джейн, от ее поступка. Вина уничтожала его и рвала на части. Уитлок более-менее пришел в себя, и это было крошечным облегчением. Они решили двигаться по самому нижнему уровню и, пробираясь по темному трюму, услышали, как кто-то отчаянно бьется и плачет. Голос был женским. Кай и Джаспер переглянулись. А в следующую секунду Вольтури, забыв про всё, сорвался на бег. Он увидел деревянную клетушку чуть больше метра высотой, под ногами хлюпала вода. Подумав, сколько Белла просидела в этом ужасе, он поспешно начал выламывать трухлявую дверь клетки. 
Однако его ждал сюрприз, протянув внутрь руки, чтобы извлечь на свет свою подругу, Кай получил совсем не то, что ожидал. К нему на шею рванулась замученная, мокрая Розали, захлебываясь рыданиями. У нее было изрезано ухо, кровь уже засохла, и рана окрасила волосы красными пятнами. 
- Кай! Слава богу, меня нашел хоть кто-то. Спасите меня от этого психа!!! 
Он пытался поставить ее на пол, но Розали была в истерике, цеплялась за него изо всех сил и не отпускала. Джаспер отошел от шока и взял ее за плечо: 
- Роуз?! Ты жива? 
Одна воскресла из мертвых, другая умерла – жестокий баланс. 
- Джас? – Хейл переметнулась к нему, ища защиту. – Забери меня отсюда, Джас, мы должны сбежать, Аро, он ужасен! – голос сорвался на визг. Уитлок попытался зажать ей рот, но та страстно зашептала, гипнотизируя его: – Он пытал меня, топил, откачивал и делал это снова! Он садист, Джас, мы должны бежать! 
- Тише, Роуз, мы уйдем. Только заберем Эда, Джеймса и Свон и сразу уйдем. 
- Нет! – заорала Хейл. – Мы должны бежать сейчас же, пока сами живы. – Она умоляюще повернулась к Вольтури. – Кай, пожалуйста, ты сильный, ты должен меня защитить! 
- Да, Розали, - не выдержал и закатил глаза Кай – даже сейчас. – Я постараюсь, но сначала найду Беллу и Эдварда. 
- Она наверняка мертва, - бесчувственно заметила Роуз, не понимая, как злит Кая. – Нам надо бежать! 
Ей пришлось многое пережить, поэтому парни постарались быть с ней мягче. Вскоре они двинулись дальше, и Розали инстинктивно жалась к Каю, чувствуя самого сильного. Он не отталкивал ее, потому что был уже ужасно виноват перед одной девушкой. И какая бы ни была эта - больше не хотел. Они с Джаспером решили и дальше придерживаться нижнего уровня, пока им не встретилось ни единой души. Розали смогла указать местонахождение «клетки» Беллы. 
Клетка оказалась пуста и больше напоминала богато обставленную комнату. Они надеялись, что Беллу успел забрать Эдвард, а не Аро… Хейл продолжила настаивать на побеге, но Кай должен был убедиться, что его друзья не попали в лапы его брата. Джас, Кай и Розали тихо поднялись наверх и едва не столкнулись на лестнице с бандитам. Аро сообразил, наконец, отправить их на поиски. 
Сообразительность Аро вышла им боком, теперь придется идти в два раза осторожней, оглядываться даже на свою тень. Засев среди горы мешков по запаху с яблоками, они решили присмотреться к нижней самой оживленной палубе. На ней периодически возникали люди, перемещаясь на разные уровни. Когда Джас толкнул его в плечо, Кай даже не сразу понял на что смотреть, а потом облегченно выдохнул: из-под лестницы юркнула тень, быстро взобралась по рее на среднюю палубу. Но на этом Джеймс не успокоился. Он подтянулся еще выше и плюхнулся на узкую надстройку верхней палубы со стеклянной беседкой. 
- За ним, нельзя его потерять! – шепнул Кай и повернулся к Хейл: - Розали, сиди здесь и не двигайся, тебя не найдут. Мы заберем тебя потом. 
- Нет! – Хейл выпрыгнула из мешков, снова цепко хватаясь за него. – Одна я не останусь! 
Сердясь, Кай вытащил свою руку у нее и, пригнувшись, двинулся первым, устремляясь к той самой рее. Вопреки его сомнениям для Хейл не было ничего сложного, она без труда подтянулась и вскарабкалась по рее. Спрыгнув на доски, Кай первым делом оглянулся: ни врагом, ни Джеймс, только на носу корабля промелькнули люди Аро. Они стояли и оглядывались в поисках Янга. Розали показалось, что она видит его на средней палубе. Кай тоже заметил и сорвался с места, пробежал все расстояние секунд за десять, забрался вверх и тут заметил, что Джеймс тоже кого-то преследует, его лицо было очень напряженным. 
- Джеймс! – он пытался окликнуть не громко. Янг поднял на него серое от напряжения лицо, бегло кивнул и перегнулся обратно, выглядывая что-то на средней овальной палубе. 
Потом он, ничего не объясняя, пробежал в сторону Джаспера и Розали, передвигаясь синхронно кому-то снизу, периодически перегибаясь через поручни, чтобы свериться. Каю надоели его метания, он остановил его, схватив за рукав: 
- Ты что творишь? За Аро следишь? 
- Нет, за Свон! 
- Что?! – Кай агрессивно со жгучей надеждой снова схватил его локоть, вынуждая смотреть в лицо. – Белла там? 
- Да! На палубу ниже. Их с Калленом гоняют, как зайцев. Их почти поймали. Я жду момента, чтобы вытащить Беллу. 
- И Эдварда, - недовольно рявкнул Кай, а сам уже был мысленно на три метра ниже, заслонял друзей. Неужели он сейчас ее увидит? Сначала он хотел спрыгнуть к ним, но потом придумал кое-что получше – перегнулся через поручень и заметил два промелькнувших силуэта прямо под ними, побежал следом поверху, услышал крики. Кажется, они развернулись обратно. Джас все это время бессмысленно носился за ним. 
- Джаспер, сюда! Держите меня с Джеймсом за ноги. 
Они ухватили каждый по ноге. Кай повис вниз головой, огляделся и едва не завопил от радости – мелькнула разорванная белая волна шифона, и он заметил Свон, державшуюся за руку Эдварда. 
- Герда! – крикнул он, даже в этом положении чувствуя колоссальный прилив счастья. Белла, не веря ушам, оглянулась и, не раздумывая, бросилась к нему. 
- Кай, это ты? – Её родные теплые глаза светились, к ним уже издали бежали двое. Одного со шрамом Кай знал, поэтому поспешил, схватил Беллу за пояс и со скрипом поднял корпус, забирая ее с собой. Джеймс забыл про его левую ногу, хватая девчонку в охапку. С Калленом этот номер не прошел – изорванная арматурой спина отказывалась сокращаться, поднимать намного более тяжелого Эдварда. Им пришлось вытягивать его как трос с пассажиром. Рана на спине снова начала кровоточить, но Кай, безумно счастливый, готов был совершить подвиг. Наконец, они все вместе, Белла, живая и невредимая, стояла справа от Каллена и радостно отвечала на торопливые вопросы Джеймса. Необходимо было бежать и со всех ног, но вместо этого Кай широко шагнул, раздвигая Джаса и Эдварда, и остановился прямо напротив неё. 
Уже и забыл, какая она – удивительная, согревающая взглядом. Белла, кажется, приготовилась плакать. Она качнулась к нему, вытягивая лицо, словно хотела поцеловать, а на самом деле тянясь самими глазами. Кай крепко-крепко обнял её, оставляя Эдварду одну лишь руку, спрятал лицо в ее волосах. 
- Слава богу, ты в порядке. 
- В порядке, в порядке, - закивала она, шмыгая носом, повторяя слова. Он едва не расклеился от этого маленького характерного жеста. – Я уже не надеялась. Я боялась, что все, что он говорил, правда. 
- Теперь мы можем убраться отсюда?! – вмешалась Розали. Кай одумался, торопливо выпустил ее из рук, возвращая законному «обладателю». Да, все верно ведь у него есть Элис, и боже, как она обрадуется… Герда поможет, Элис снова вернется к нему. 
Вольтури двинулся первым, жутко волновался, когда по рее спускалась Белла, пытался не оглядываться на нее каждую секунду. Им вшестером удалось добраться до мешков с яблоками, Каллен и Джеймс перевернули пару мешков, высыпая яблоки в воду, и спрятали Свон. Сам он помогал Хейл. Так им долго не просидеть, необходимо было выбираться. Послышались голоса, и их укрытие прошло первое испытание – мимо торопливо прошли четверо мужчин, не заметив их. Каждый раз, когда они хотели выбраться, снова возникала угроза, и приходилось оставаться в укрытии. Со временем они по разговорам поняли, что Аро сомневается, что они еще на корабле – он приказал пересчитать запасные шлюпки, и его «приспешник» любезно выдал им их местоположение. 
Послышался рев катера, к ним пришвартовалось какое-то суденышко, и прячущимся оставалось гадать – кто: враги или друзья? Может быть, Карлайл не выдержал ожидания и прибыл с полицией? Перестрелки было не слышно, из чего следовал печальный вывод – помощь пришла к Аро. Загадка разрешилась самым драматичным образом, голос Вольтури, усиленный радио, разнесся над всем кораблем: 
- Прием, неуловимые мстители! Если вы все еще здесь, в чем я уверен, советую вернуть то, что украли. Иначе у меня для вас неприятный сюрприз. Поднимитесь на центральную палубу, он вас очень заинтересует, клянусь. Даю вам двадцать минут, за это время успеете добраться сюда из любой точки судна, потом я начну шоу! 
Радио скрипнуло, и снова воцарилась тишина. Больше никто не шнырял мимо, не искал их. Прячущиеся начали приглушенно советоваться. Хейл настаивала быстрее сбегать, хоть вплавь. Кай, не сводя взгляда с Беллы, готов был поддержать ее, но интуиция подсказывала ему, что он пожалеет. Аро театрально притаился, а значит, готовит настоящую бомбу. Вдруг послышался нечеловеческий вопль, а затем грубый гогот команды. Они прекратили обсуждения и прислушались. 
- Нет, все же мы обязаны проверить, - заявил Кай. – Вы посидите тут, а я одним глазом. 
- Нет, Кай, один ты не пойдешь! – заволновалась Свон. Эдвард встал с ним рядом, к недовольству Вольтури еще и Уитлок скинул свой мешок. 
- Так… мне не нужен такой табор! Я – один. 
- Держи карман шире, - возразил Эдвард, поцеловал сжатую ладонь Беллы, а потом выпустил: - Я скоро вернусь. Джеймс, присмотри за ней. 
Янг присел около Свон, обнимая ее за плечи, скрывая их обоих мешком. Эдвард и Джаспер двинулись за недовольным Каем и пропали. 
Оставшаяся троица долго ждала, а потом Белла решительно скинула мешок. Янг попытался ее удержать. Но Белла попросила, а он не сумел ей отказать, и вот они трое тоже осторожно пробираются к центральной палубе. 
- Белла! – крайне сердито донеслось из густой тени, секунда - и Эдвард затянул ее к себе. Розали и Джеймс поспешили присоединиться, начинало светать и их убежище становилось ненадежным. Каллен начал отчитывать Свон за безрассудство, а та не слыша, пялилась на центральную палубу. Там на фоне светлеющего неба раскачивалась человеческая фигура. 
- Его повесили? – осипнув, спросила она. – Ужас… Кто это? 
- Сэм Адли, - неэмоционально ответил Кай, смотря перед собой. Свон охнула и сочувственно потянулась к его руке. 
- Ох, Кай, мне так жаль, я знаю, что ты считал его другом! Мне, правда, очень жаль… 
- Он продал нас Аро. Выследил с Елеазаром. 
Они замолчали. Розали была менее склонна к сантиментам, поэтому нарушила тишину: 
- Я понимаю, друг погиб и прочее, но пока мы живы, может, уйдем?! 
- Нет, сначала пусть покажется Аро. Мне надо знать, что он приготовил, - отрезал Кай. – Вы можете идти, я справлюсь один. 
- Брось, Кай, мы больше не будем делиться. 
Аро выждал на десять минут дольше срока, потом появился в окружении свиты из пяти человек. Им было прекрасно его видно. Двое матросов сняли тело, теперь только зловеще раскачивалась удавка. Включилось радио. 
- Я ждал полчаса и не получил украденного. И я очень зол, поэтому следующий «лот» пойдет без аукциона! 
К Аро на помост вывели человека с мешком на голове и скованными руками. Он дергался, а Аро надел ему петлю на голову. Света уже хватало, чтобы они могли рассмотреть, как Вольтури с азартом сдернул мешком и тут же махнул рукой. На секунду показалось бледное лицо Уильяма Уитлока, а в следующий миг трое матросов дернули за веревку, у мужчины сломалась шея. Он безвольно повис над палубой. 
Аро хохотал, его сообщники вторили ему, а Джас, удерживаемый множеством рук дергался, не сводя глаз с безжалостного убийцы. Теперь он совсем один. 
- Ну как, понравилось представление? – язвительно спросил Аро под улюлюканье своих людей. – Но ведь это еще не всё, у меня еще есть сюрпризы! - На площадку вытащили еще две фигуры с мешками на головах. Одна была высокая, явно мужчина, другая совсем низкая, скорее всего ребенок. Затаившиеся в негустой темноте почувствовали леденящий страх, они боялись и не хотели знать, кто под мешками. – Эй, любимая, если ты меня слышишь, выходи сама, ты же у меня такая впечатлительная! Поверь, ты захочешь спасти этих людей. Иди ко мне, Изабелла, время принимать лекарства! 
Свон попыталась выйти. Джеймс успел схватить ее за запястье и рванул на себя, прижал к стене, закрывая даже от Эдварда, шипя ей в ухо: 
- Даже не думай, Свон. Я тебя не отпущу. Ты – все, что у меня осталось! Ты не умрешь, не здесь не на этом чертовом судне смерти, не от рук этого ублюдка. Ты меня поняла? 
- Отпусти, Джеймс, он повесит этих людей, лучше я пойду. Поверь, он не убьет меня. 
- Нет, - отчаянно выдохнул Джеймс, отворачивая их спиной к остальным, чтобы никто не добрался. – Ты что не понимаешь, Белла? Я же люблю тебя… 
- Джеймс, я сам ее подержу, - Эдвард пытался забрать Беллу, та рвалась к палачу. Кай продолжал держать Джаспера. 
- Изабелла… 
Их возню перебил громкий горящий нетерпением голос Аро. Они со страхом обернулись. 
- Думаю, добавить стимула, чтобы вы шевелились быстрее. А что у меня тут есть? - пропел психопат, приближаясь к высокой фигуре. – Эдвард, специально для тебя! – Он сдернул мешок, показывая Карлайла с перетянутым резинкой ртом. Та глубоко впилась в кожу, едва не разрывая губы. – И-и-и… это у нас Каллен старший, великий Лазарь, единственный, кого я якобы боюсь… Эй, любимая, ты уже бежишь ко мне? 
Белла нашла руку окаменевшего Эдварда, рассматривающего своего отца. Он онемел от шока, отец Джаспера все еще раскачивался в петле с переломанной шеей, где-то недалеко еще не остыло тело Джейн. 
- Ну а если не бежишь, - ласково сказал Вольтури. – То завершающий аккорд! – С победным видом Аро содрал мешок с ребенка, и среди них послышались возгласы ужаса. Перед ними стояла крошечная Элис – без веревок, пут. Она была связана только внутренним недугом - бессмысленно смотрела перед собой, не понимая, что происходит в реальном мире. – Все так спешили за моей шкурой, что забыли хорошо охранять маленькую психичку, ну а мой уважаемый друг согласился пожертвовать жизнью за дочь, очень трогательно! Жаль только, что я врал! Изабелла, у тебя три минуты, - Аро подхватил вторую петлю, расширил ее и надел на тонкую шею Элис. Та забеспокоилась, поджала пальцы на босых ногах и тревожно оглянулась по сторонам. 
- Белла? – неуверенно повторила она за Аро и жалко съежилась. – Белла… 
Как только увидела ее, Свон хотела бежать со всех ног, но те стали ватными. Белла пыталась осознать, что там стоит Элис, и она не выдуманная. Это поставило последний кирпичик в ее сознании. Оттолкнув Джеймса, она выбежала на видное место, заставляя Аро расплыться в улыбке. Он что-то начал говорить, но его прервали: из расщелины неожиданно высыпалось больше народа, чем он ожидал, и все начали стремительно двигаться к нему, вверх. 
С Каем произошло что-то странное – увидев Элис с петлей на шее, надетой Аро, он сам слегка помешался. В кровь выделились необычные соединения. Оттолкнувшись от приземистого ящика, он сумел подпрыгнуть за счет толчка мышц метра на два по косой и схватился руками за край палубы, не задумываясь, что только что сделал. Подтянул тело и перекинул его через перила. Затем, пригнувшись, обуреваемый выбросом адреналина и инстинктами, двинулся к Аро. Его движения были плавными, стелющимися. Когда он замер напротив брата, у того суеверно расширились глаза. Аро откровенно испугался при виде «живого мертвеца», да ещё с этим диким звериным выражением глаз. Он тут же вспомнил убийство Марка - одного не уберег, другого убил сам, вероятно, бог решил его покарать, наслав помутнение рассудка. 
Кай снова не заметил, какое ненормальное для человека расстояние преодолел, кидаясь на сгусток своей ненависти. Он сшиб Аро с ног, подальше от Элис. Тот очнулся от наваждения, стряхнул суеверный страх. Они покатились по палубе, ни один не собираясь щадить, оба готовы были нести смерть. 
Эдвард быстро освободил отца, прикрываемый Уитлоком, потом оглянулся и побежал к Белле, та прижимала к себе коротышку, стягивая с неё удавку. Элис что-то кричала, размахивала руками. Он подбежал к ним, схватил обеих, оттащил к углу и столкнул на пол: 
- Сидите тут! Вот, Белла, это на крайний случай! – он всунул Свон пистолет, где осталась всего одна пуля, а сам поспешил обратно, дорогие ему люди нуждались в помощи. 
Каждый сражался отчаянно, как мог. Противники бились не за свою жизнь, а по приказу хозяина, и это сказывалось. Пока Кай сдерживал зверя, и они держались. Джеймс улучил момент и выстрелил из ракетницы. В рассветном небе вспыхнул красный сигнал. Где-то вдали тут же взвыла полицейская сирена. 
Массивный парень со шрамом на лице пошел на Розали с растопыренными руками и похабной ухмылкой. Карлайл ударил его сбоку мотком каната, громила развернул к нему тупую физиономию. Хейл смогла сбежать, а Каллен продолжил сражаться уже с двумя. Чуть левее его сын пытался стряхнуть толстого коротышку со спины. Джас выстрелил в него, коротышка упал. Эдвард распрямился и поспешил на помощь отцу, ни капсул, ни оружия больше не осталось. Сжав покрепче левую ладонь правой, он с размаху ударил «шрама» в висок, тот схватился за голову. 
Элис прекратила дергать Беллу во все стороны и кричать - увидела, как яростно катается смертельный клубок из братьев Вольтури и застыла от страха. Когда Аро оказался сверху, Брендон не выдержала и побежала на помощь Каю, потянула Аро за волосы на себя, давая Лису выскользнуть. Старший Вольтури агрессивно отшвырнул коротышку. Кай схватил его за горло. Он в ответ сделал то же, но взгляда не спускал с замершей с пистолетом в руках Беллы. 
- Ну же, любимая, помоги мне, - Аро хрипел, но все равно смотрел на нее с надеждой. В самом деле верил, что она придет на помощь к нему, что как и мечтал, она стала единственной, кому можно подставить спину. Он, правда, любил ее, насколько это умел его неправильный разум… 
Белла, шепча под нос, заворожено покачала головой, медленно поднимаясь с пола. Тут ее отвлекла Хейл, которая с визгом попыталась прикрыться ею, как щитом, перед длинным худым бандитом с жестоким лицом. У него в руке был нож с широким лезвием. Он сделал выпад, Свон еле успела уклониться и не лишиться глаз. 
- Выходи, красотка, мы не закончили. 
- Белла, защити меня! – взвизгнула Хейл, не давая ей пошевелиться. Свон беспомощно выпрямилась, набирая воздуха. Она пыталась придумать, как это сделать. 
Худой бандит игрался, умело вертя ножом, все ближе и ближе приближая выпады к ее лицу. Взмах – и плечо украсил красный росчерк. Белла отчаянно сжала руками пистолет, надеясь попасть ему в плечо, и выстрелила, жутко испугалась грохота, а потом поняла, что не попала, только страшно разозлила противника. Тот больше не шутил - с ревом замахнулся, чтобы вспороть ей живот, как вдруг завалился назад. Джеймс сердито вытащил из-за нее Розали, и толкнул ее в толпу к сражающимся. К ним уже спешил новый бандит в полосатой майке. Пока он защищал ее, Белла выглядывала Эдварда. Он мелькнул за Карлайлом – живой! Потом нашла Элис - та пыталась помочь Каю и была опасно близко к Аро, при виде которого у Беллы подвело от страха живот. 
Катер с сиреной приближался, и Аро это понял. Это был конец для него. К нему, как на яву, потянулись стальные прутья клетки. Столкнув Кая, он приподнялся на ноги и схватил Элис, протащил ее и выкинул за борт, а сам побежал к носу корабля. Кай, не задумываясь, руками вперед нырнул в расплывающийся по воде круг, где исчезла Брендон. 
Видя, что Вольтури сбегает, Джеймс всадил лезвие в горло матроса, оттолкнул его с дороги и бросился за Аро. 
- Вольтури! 
Аро вскочил на перила, обернулся, увидел Джеймса и захохотал. 
- Хочешь отомстить за смерть отца, Джеймс? Тогда не отставай! 
Он нырнул, быстро заработал руками, направляясь к берегу. Джеймс не думал дважды, прежде чем нырнуть за ним. Кай отлично видел это, вода остудила и привела его в чувство. Он доплыл с Элис до железного бока корабля и тут им скинули веревочную лестницу, сверху смотрела Белла, вытягивая руки к ним. 
- Герда, помоги Элис! Я за Джеймсом! 
Он подсадил Эл на лесенку, потом с силой оттолкнулся ногами от борта и поплыл к берегу, желая нагнать этих двоих. Больше Аро никого не убьет. А справиться с ним может только он. Это его бремя, Кай всегда знал это и отворачивался. Но пришло время, повернуться к правде лицом. 
 
*** 
Аро греб, как остервенелый, а еще смеялся среди бушующих волн. Начиналась буря. Он лишился всего. 
Чертов Лис, как дьявольский мститель, вернулся с того света, чтобы снова обокрасть его. На его руках не было крови Лазаря, Аро буквально задыхался от этого, желал вдохнуть ее долгожданный сладки запах, попробовать со своих ладоней. Всё должно быть не так, все было тщательно спланировано! Столько лет выжидания, притворства, масок, такой гениальный план. Он выверял все до миллиметра. Сегодняшний день должен был стать днем долгожданной победы, итогом кропотливого труда. Лазарь стоял уже в петле, все остатки «великих» родов, собранные вместе, ожидали очереди на казнь, прекрасная Изабелла в подвенечном платье… 
И тут Лис воскрес, и все пошло прахом, а на его руках было слишком мало крови. Чувствуя физически ее недостаток, Аро прокусывал собственные губы, чтобы почувствовать еще хоть немного. Но все равно он жестоко радовался – заманивал за собой обезумевшего от жажды мести Джеймса, увлекал его за собой в ловушку. Мелкая никчемная букашка – ему всего на один зуб. Аро ощущал потребность срочно кого-то убить, увидеть стекленеющий взгляд, поражающий разум шорох отрывающейся от тела души, погрузить ладони в чью-то теплую кровь. 
Кровь всегда дает силу. Иногда он чувствовал себя вампиром, даже пробовал ее пить. Ему нравился вкус. Руки ломило от усилий, но Аро с хохотом поплыл быстрее, боль – это высшее удовольствие. Берег был уже совсем близко, вскоре ноги коснулись дна. Янг значительно отстал, и Вольтури мокрый от воды, крови и соли побежал вдоль берега, чувствуя эйфорию преследования, охоты. Только Джеймс не знает, кто из них охотник. 
Янг истратил последние пули впустую – Аро слышал, как они скользят рядом с ним, и его накрыло горячей адреналиновой волной, играть со смертью всегда увлекательно. Но его хорошо защищают – пули пройдут мимо. Конечной точкой была та самая маленькая церквушка, оплот его символизма. Этим утром его враги уже должны были умереть, а Изабелла стоять рядом с ним, чтобы принять священные узы. Аро был очень суеверен и набожен, за это бог так и любил его и дал неуязвимость. Иногда он разговаривал с ним в его голове. 
Вольтури на бегу оглянулся, мокрые чернильные волосы хлестнули по лицу. Ветер нещадно свистел, леденя тело. Черный кожаный плащ едва не утопил его, но Аро упрямо не избавлялся от него, ему нравилось выглядеть стильно. Щенок Янгов бежал за ним, выбиваясь из сил. Аро усмехнулся – слабак, ему никогда не понять: чтобы быть сильным, надо в первую очередь никогда не жалеть себя, использовать на износ, полюбить боль. Через боль вытравливаются все страхи и тогда… Появляются совершенно новые интересы. 
Церквушка была живописной и обнесенной лесами, ее реставрировали на его деньги – Аро чинил дом бога. Внутри горели свечи, ему навстречу торопливо вышел священник в парадном обличие – значит, и правда, молился за них всю ночь, побоялся. 
- Вы уже здесь? А где же невеста? 
Прищурившись, Аро просто не смог удержаться – стилет привычно лег в лодочку ладони. Мужчина так нелепо дернулся, что его разорвало смехом – ну и уморительное же лицо. Еще никто так смешно не умирал при нем. Джеймс был уже близко, поэтому Аро не стал мешкать, забежал за резные двери, украшенные иконами. Повсюду горели свечи, помогая ему сковать зверя и прийти в умиротворение, даже жажда крови притупилась. Церковь всегда его успокаивала. Там было много свечей, а значит и огня. Огонь имел большое значение для Аро. 
- Аро! Ты что, струсил? – закричал Джеймс, с него стекала вода, он был таким несчастным. И снова ошибка – нельзя так падать духом, у него на лице все было предрешено, он умрет. – Чертов трус, выходи! 
- Не поминай черта всуе мы в святом месте… 
Янг быстро повернулся на его хихиканье и побежал на звук. Аро только этого и ждал – оттолкнувшись, зацепился за веревку и сшиб ногами мальчишку, затем перебежал в противоположную арку, не давая себя заметить. Ему хотелось стать его наваждением, призраком, внушить ужас, как следует поиграться, прежде чем убить. 
- Дж-е-еймс, давай поиграем в прятки, кто не спрятался, тот умрет… - Янг так потешно страдал, зажимал открывшуюся рану на шее, что кровь Аро забурлила. – А пока ты ищешь меня, я могу рассказать в подробностях, как убил твоих родителей, и как собираюсь сестру. 
- Ты уже ее убил! – с горечью выкрикнул Янг, поднялся с пола, пошатываясь, но все равно упрямо выставил руку с ножом и оглянулся. – Это был не Кай, слышишь! Она спасла его жизнь, ты убил Джейн, последнего, кто у меня был! 
- Вот это сюрприз, - он почувствовал изумление, быстро обдумал и зацокал: - Да, ох уж этот Лис… Вскружил девчонке голову, о-хо-хо, какая трагичная история, бедная-бедная Джейн… Умерла такой молодой. Какое горе! 
Джеймс накинулся на него с неожиданной силой, они опрокинули золотую стойку с множеством свечей. Аро кожей почувствовал горячий воск, а потом сжал шею Джеймса. Мальчишка! Неужели он хоть на секунду верил в свою победу? Или просто слишком устал барахтаться и пришел к нему за милостью? В этом месте Аро готов быть милосердным… Но не сразу, сначала немного игры. Снова порезав малышу шею, вскочил и устремился на улицу, зовя противника за собой, читая ему морали, что нельзя осквернять святое место. 
Аро ловко взобрался на леса, поднялся на пару уровней. Когда земля показалась ему достаточно далеко, Аро остановился и развернулся, поджидая Джеймса, который так отчаянно преследовал свою смерть. Доски под ногами неустойчиво шатались. Вольтури ждал – Джеймс забрался туда же и теперь они стояли по краям друг напротив друга, слегка пригнувшись, раскрыв для равновесия руки, словно мечтатели, собирающиеся лететь. Игры кончились, Аро на миг стал угрюмым, как всегда за минуту до финального аккорда. Ногами пошатал неустойчивую конструкцию, чтобы заставить Янга нервничать. Тот испепелял горящим взглядом, наполненный горечью и болью. Аро часто приходилось видеть это выражение в глазах своих жертв. Безграничная разрывающая боль, которую не заглушить, не спрятать, не вынести. 
Высоты под ними было не меньше пяти метров. Аро спокойно даже безразлично пошел по трясущимся доскам к Джеймсу. У того в глазах проскользнуло удивление, а в следующий миг уже было поздно – Вольтури подпрыгнул, проламывая по центру хлипкую доску. Они свалились на полтора метра ниже, он сразу оказался на Джеймсе, сдавливая горло, собираясь смотреть в глаза до последнего момента. Аро почти сорвался объяснить кому-то, что уже поздно: нет границ, которые бы удержали его, которые бы он не переступил. В голове снова начали рождаться голоса, он снова будет разговаривать с ними часами, углубляясь в поистине эзотерические материи. 
- Вот и все, Джеймс, - тот царапался, но Аро всегда был уверен в победе, поэтому и побеждал. – Чего ты добился? Вы растратили свою семью впустую, в вас нет бога. А во мне есть. Я потерял душу и тогда обратился к нему, и Он меня простил. А знаешь почему, Джеймс? Потому что он бог – это у него такая работа – прощать. У него просто нет выбора. Он всесильный, но и самый слабый, даже я сильнее него, ведь я могу выбирать. Я отправляю людей к нему, чтобы они увидели его, а он за это меня бережет. Да, малыш. - Парень уже хрипел. – Он любит меня. Когда увидишь его, скажи, что Аро выполняет уговор, скажи, чтобы он снова простил меня, и главное – пусть вернет мою девочку… Эй, ты ведь тоже любил ее, да, Янг? Скажи, ведь Изабелла святая? 
- Сдохни, - выдавил Янг, и Аро обратно сжал его нею. Джеймс перестал сопротивляться, просто вцепился в его руки, пытаясь разжать, наверняка уже видя круги. 
- А еще скажи ему, что я сердит – я не хотел любить, я хотел, чтобы любили меня! Эта девчонка, ненавижу ее, все потеряно! Из-за нее! Сначала я верну ее, а затем убью… Скажи это ему, Джеймс, и что вина за это будет лежать на нем. 
Джеймс дергался все слабее, хриплые всасывающие звуки приносили Аро волны возбуждения. Он наклонился ниже, чтобы ничего не пропустить, и тут почувствовал острую боль в ребрах, а затем полет. Свалившись на уровень ниже, тут же встал, не понимая, что происходит, и увидел. К ходящему ходуном деревянному настилу пригнулся Кай, смотря на него исподлобья своими синими молчаливыми глазами. В какое бешенство они приводили его в свое время! 
- Кай, - протянул он, а сам уже лез в рукав за стилетом. Того не оказалось – плохой знак. У каждого должно быть любимое оружие, талисман, что защищает хозяина. – Что ж, отлично, в этот раз я все сделаю своими руками. 
Аро перепрыгнул на соседние леса, те шли по кругу всей церкви. Все под ногами шаталось, не раз один из них падал, и только роковое везение спасало обоих от смерти. Аро не обманывался – Кай был достойным соперником, возможно, сильнейшим за его жизнь. Это все кровь в его венах, неизвестная комбинация, делающая их выше обычных людей. Если бы только Лис захотел… вдвоем бы они были непобедимы, от одного простора фантазий захватывало дух! Как он радовался, когда Кай объявился на его пороге два года назад. 
А теперь он должен будет убить мальчишку, потому что даже у самого гениального злодея всегда есть зеркальный двойник, и у него – его братец. Такой весь беленький и хороший, ни шагу со светлой дорожки, как можно так сковывать себя? Но время риторики и надежды прошло, теперь необходимо убить Кая, потому что в нем таится угроза. Аро использовал всю свою силу, навыки, коварство, но никак не мог нанести решающий удар. Кай постоянно выворачивался, дважды сам серьезно ранил его, рождая бешенство глубоко внутри. Не было даже его пространственных диалогов, голоса в голове молчали. 
С самого детства Аро чувствовал, что это произойдет. Лис всегда вызывал странное чувство - что-то среднее между соперничеством и опасливой гордостью. Он с интересом наблюдал, как мальчишка взрослеет, становится матерым волком, перевирая себя, пытаясь выбраться из-под его печати Лиса. Они всегда пытались доказать, кто лучший, постепенно соревнование переросло во что-то нездоровое. Аро гордился своим преимуществом – бесчувственностью, и постоянно причинял боль брату, чтобы тыкнуть его в эту слабость – умение чувствовать. Они были настолько разные, что неизбежно в конце должны были столкнуться, чтобы вышел только один. 
Аро яростно метнулся, пытаясь в очередной раз попасть в глаза костистой сжатой ладонью, но Кай увернулся, а по его венам снова появились росчерки порезов – Лис и его дурацкие лезвия! 
- Кай, а знаешь, что я в первую очередь сделаю, когда убью тебя? – попытался разозлить его Аро. – Найду твою сумасшедшую коротышку и развлекусь с ней. 
- Ты сам сумасшедший, - Кай снова пригнулся и сжал зубы от боли - кулак Аро достал до больной спины.
- Больно? Бедняжка… А как там шрамы? Учти, я ими очень горжусь – они делают сильнее! – Лис никак не ответил, замахнувшись, перепрыгнул с лесов крышу. Аро сделал то же, ноги тряслись от усталости, пытаясь удержаться на скользкой покатой поверхности. Оба понимали, что долго тут не продержатся, поэтому почти одновременно перепрыгнули на леса, а оттуда Аро, рисуясь бесстрашием, на башню с колоколами, едва не упал, но все же вскарабкался на звонницу. 
- Не отставай, Лисёнок. Я же видел, как ты сегодня сиганул за своей чокнутой, удиви меня! 
Кай и удивил – прыгнул к Аро, быстро схватился за перекладину над головой и толкнул его ногами. Пока Аро не успел подняться, пнул под живот, сбивая в дыру в центре. Круглая башня была полой изнутри, по стенам спиралью вверх закручивалась лестница с шаткими перилами, а в середине – ничего. Аро чудом уцепился за лестницу, вернулся обратно и обрушил перила, за которые держался противник. Кай пошатнулся. Аро, чувствуя добычу, метнулся подтолкнуть его, но это оказалось уловкой - парень отпрыгнул и, держась за стену, с разворота нанес удар по корпусу, сбивая его вниз. 
Не соглашаясь умирать один, Аро уцепился за ногу, повисая на ней. Кай чувствовал, что тело готово разорваться, острые полуразрушенные от времени камни царапали живот, разрывая плотную ткань костюма – этот кошмар когда-нибудь кончится? Держаться было так тяжело, он, пыхтя и стискивая зубы, уговаривал себя потерпеть еще немного. Аро пытался забраться по нему как по канату. Может разжать руки, чтобы уж наверняка? Зверь должен быть обезврежен, а ему так тяжело, железные мышцы рвались, мышечные нити лопались – невозможно, сколько он еще в силах терпеть? 
Терпение всегда было его коньком, но он так устал. Кай взвыл от отчаяния, вгрызаясь пальцами в ранящие крошащиеся ступени, пальцы кровоточили. Может это судьба – в конце им умереть вместе? Унести с собой проклятье крови Вольтури? Он по миллиметру начал разжимать сведенные пальцы, пот заливал в глаза, натужное дыхание разрывало легкие. Аро снизу визгливо закричал: 
- Ну же, тряпка! Борись! Ты всегда был слабаком, из-за тебя умерла Джейн. Даже эта девчонка сильнее тебя. Она любила, а ты позволил ей умереть! 
 
Такое спокойное лицо, на его колене расползалось что-то красное и мокрое, недоверчиво смотрел в неподвижные черты. Серые отчужденные глаза – она была странной. Не видела в жизни ничего нормального, хорошего. Даже ее любовь – отчаянная, страстная, крушащая все на своем пути. Она столько для него сделала, а сейчас остывала в его руках с молчащим сердцем. Кай медленно наклонился к залитым кровью губам, впервые сам… Она так хотела этого. Она мертва. А он может только вспоминать, как ее светлые волосы щекотали его шею, там – на олимпиаде в Вашингтоне. Он, как всегда, погружен в себя и мысли. Они сидят голые в кровати, Джейн прижимается к его спине, целует родинки на его плечах. От нее струится робкое счастье, мягко обтекая его ледяное отчуждение, светлые волосы тихонько касаются его кожи. А за окном хлопьями падает снег – его любимый снег… 
 
Стало вдруг так остро жалко погибшую девушку – а ведь он ее даже толком не знал. Он никогда по-настоящему не интересовался ей, преступное равнодушие. Чувствуя боль совершенно иного рода, Кай разжал пальцы и, соскальзывая, мельком увидел чистое голубое небо. Как глаза Элис. 
Извернувшись, он быстро схватил перила – ну уж нет! Она еще должна выйти за него! Аро едва не переломал ему позвоночник, дернув своим весом вниз. Но это помогло ему раскачаться и залезть на круговую лестницу. Аро первым побежал по ней вверх, с непонятно откуда открывшимися новыми силами. Остановились они только наверху. Над ними висел огромный колокол с торчащим железным языком, а под ним широкое отверстие, в которое видна белая статуя архангела. Кай и Аро застыли, примериваясь друг к другу, начали двигаться по кругу… 
- Ты спас мне жизнь, Лис… Спасибо. За это я расскажу тебе один секрет. Ты говоришь, я сумасшедший? Но так и есть, - просто произнес Аро, становясь тут же совершенно не опасным, невыразительно обычным. Кровь прилила к голове Кая, интуиция предупредила об опасности. – Наша мать, Кай… Я убил ее. 
- Что? – забыв про все, Кай встал, как вкопанный. Аро тоже перестал кружить. – Этого не может быть. Это был несчастный случай! 
- Нет, когда ты родился, они совершенно забыли про меня! – обижено и зло выкрикнул Аро. – Отец постоянно пропадал на работе, чтобы достать денег, а мать не отходила от тебя, не в силах налюбоваться на синие глаза своего «ангелка», - выплюнул он. – На его светлые кудряшки. Я ей стал не нужен, все внимание - тебе. Конечно, куда мне до белых кудряшек ангелка! Я пытался привлечь к себе внимание, решил поджечь скатерть, но потом не смог затушить! Она кинулась за тобой наверх. Ты верещал, как резанный, мама отдала тебя мне и сказала идти наружу, а сама побежала за Марком. Его она тоже спасла – выбросила в окно, а сама не выбралась. Она сгорела заживо… Из-за меня. – Аро после продолжительного молчания поднял голову, со странным выражением жестокости смотря на него. – Видишь, «ангелок», я уже родился убийцей, это во мне. 
Кай, потрясенный и не верящий, отошел на шаг назад. Он был абсолютно выбит из колеи, женщина, которую он даже не знал, его мать, она умерла так? Напротив был не этот Аро, убийца, помешанный псих, а тот – из детства, его вспыльчивый брат, худой, с темными, всегда взлохмаченными волосами, вечно такой покровительственный. И такой потерянный. Во что вина может превратить человека? Как изуродовать его душу? Хищное лицо Аро преобразилось и медленно поднялось на него, искажаясь ядом усмешки, словно настоящий демон. 
- А теперь, «ангелок»… пора тебе к мамочке! 
Аро вдруг разбежался и схватился за торчащий язык колокола, чтобы в следующий миг приземлиться около него и одним движением сломать ему шею, превратить в бездушную оболочку. Железный язык с ржавым мучительным стоном сломался, увлекая человека и чугунный желоб вниз. В своем последнем полете Аро распахнул руки, как птица. 
Холодящий душу вопль разнесся многократным эхом. Тело Аро упало на статую архангела, и грудь проткнуло торчащее копье. 
Большой колокол раскачивался, задевая те, что поменьше – церковь звонила о смерти Аро. А он так верил, что бог защищает его. 
Кай парализовано стоял около самого края, смотрел вниз – там далеко внизу висело распластанное мертвое тело его брата. Больше он никого не убьет, не причинит боли, не разобьет семьи, не ослепит горем – все кончилось. 
Кай вдруг заплакал, едкие слезы наворачивались сами собой. Солнце поднималось выше, а он стоял без движения. Все кончилось. 
Где-то Джеймс, может, еще жив, надо найти, надо спуститься, Элис наверняка сходит с ума. А Вольтури всё стоял, пока солнце не начало печь затылок, пока голова не закружилась, и он чуть не упал в яму. Тогда Кай, наконец, пошевелился. 
Внутри была огромная, как космос, пустота и так же холодно, медленно спускался по шагу. А вот и зал, заполненный свечами, намоленными иконами и пробивающимся утренним солнцем. Он близко подошел, поднял голову. У Аро был широко раскрыт рот, словно он еще кричал. Вершина креста торчала прямо из центра груди – так символично. Видимо небесам все же надоело смотреть на жестокость Аро. 
Не замечая, Кай упал на колени, рассматривая лицо архангела, несущего на копье, как знамя, распластанное тело врага. Белый мрамор обветрился, но все равно передавал суровость черт. Где же ты был раньше? 
Все кончено… Взгляд уткнулся в колени. Почувствовалось какое-то головокружительное опустошение. Как тогда… 
 
Кружащейся головой он прижимается к её животу – да, да! Она согласна… Счастливая кричащая Элис, готовая стать его женой… 
Тихо ползущая ладонь, продвигающаяся между тарелок – украсть шоколад, он улыбается. Ему тепло внутри, их маленькая традиция… 
Большие натруженные руки отца, показывающие ему, как менять свечи, запах гаража и масла… 
Его собственные руки-крылья, летающие тенью птицы по голой спине спящей Элис. Первая ночь. Огромные темные глаза, тянущее все существо проникновение, плавное движение и ее сбитое дыхание… 
Первое свидание. Овальный зал с панорамными окнами, где посередине стоит Элис. И он впервые в жизни понимает, что она ждет его… 
Обагренные кровью мертвые губы Джейн… 
Залитое солнцем пространство подоконника, всплеск любопытства, раздвигающиеся зеленые джунгли, яркие шоколадные глаза – бэмби. Девчонка, смущенная – ошеломление. Лето и озеро, дружеское тепло… 
Растерянность, беззащитность – кроха с рыжим котенком на руках, толчок в сердце… 
Обветренное мраморное лицо ангела, открытый провал рта поверженного демона – картина полная… 
 
Солнце сдвинулось, прорываясь в полуразрушенные окна под куполом, по косой освещая светловолосого парня, сидящего на коленях с опущенной головой.  

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)