16 февраля 2016 Просмотров: 467 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 17. Часть 2

Глава 17. Божья кара. Часть 2
 
 
 
*** 
Кай и Джаспер бесшумно забрались по веревочной лестнице на нижнюю палубу, настороженно оглядываясь, вжимая голову в плечи. Не было видно ни одной живой души, темнота и стелющийся по воде туман мешали обзору. Погода менялась, нагнетая итак зловещую атмосферу. Они не знали, добрались ли Эдвард и Джеймс до корабля, и где Аро. Чтобы найти одних, придется быть очень осторожными, чтобы не столкнуться с другим. Единственным плюс – Аро думает, что они не знают про корабль. Может, это их спасет? 
«Анабелла» успешно хранила свои секреты – это был корабль обманка, подводная часть была едва ли не больше чем надводная. Карлайл по своим каналам пробил это судно, сделанное на правительственный заказ. Ниже ватерлинии было несколько уровней с каютами, машинным залом и огромным просторным складом для перевоза контрабандных грузов. Аро всегда умел находить себе надежные норы. 
Кровь на спине Кая запеклась, он выпрямился и сделал два шага вперед. Джаспер принципиально не отставал, о произошедшем они без слов договорились не упоминать никогда в жизни. Туман мешал, они могли видеть метра на четыре вперед, словно даже силы природы были на стороне Аро. Кай почувствовал касание к спине и резко повернулся, нанося удар вслепую, размытое пятно метнулось в сторону, где его и сцапал Джас. Он попытался вывернуть неизвестному за спину руки, но получил коленкой в живот и согнулся. 
- Спокойно, это всего лишь я, - Джейн показывала раскрытые руки. Уитлок поразился ей: 
- Как ты оказалась тут раньше нас? Ты уверена, что ты девчонка? 
- Прости, что ударила, это рефлекс. 
Кай недоверчиво спросил, как на самом деле ей удалось успеть раньше них, и где остальные. Джейн безразлично пожала плечами – она бежала очень быстро, Эдварда и брата не видела, а лодку нашла на причале. 
Дальше они пошли втроем, оборачиваясь на каждый шорох, помогли друг другу забраться на среднюю палубу и едва не столкнулись с несущим вахту. Несмотря на большую площадь, корабль казался ненадежным, враждебным, тут и там тихо покачивались веревки, скрипел такелаж. Троица остановилась перед дверью, ведущей к каютам средней палубы, и переглянулась. Джаспер прижался к стеклу и увидел длинный коридор с множеством одинаковых дверей, махнул рукой и по миллиметру приоткрыл дверь. 
Джейн плавно скользнула рукой на пояс, и через секунду та обвисла с пистолетом. Кай печально подумал, насколько это привычно для нее, и насколько дико на самом деле. Словно услышав его мысли, Янг, не оглядываясь, положила свободную ладонь на его плечо, погладила, будто утешала. Чувствуя неловкость, Кай спешно проскользнул вперед, разрывая телесный контакт, и заметил беглую усмешку Джаса. 
Коридор огибал по кругу всю среднюю палубу, а однотипные двери были пассажирскими каютами. Кай боролся с собой, чтобы не дергать ручки, ожидая за каждой увидеть Герду. Как же он соскучился по этой девчонке, как любил ее. Они прижимались ушами к каждой двери. Джейн замахала им, и Кай и Джас поспешили к ней. 
За дверью были головорезы Аро, они сердито обсуждали неудачу хозяина. Значит, Вольтури уже вернулся. Один из них сказал интересную фразу: «засел наверно снова у себя на носу». Значит, Аро можно найти где-то на носу корабля. И что, им стоит делать: со всех ног бежать туда или, напротив, избегать пуще смерти? 
Они переглянулись, Джейн махнула на угол, предлагая убраться подальше. Завернув, лазутчики заметили зеркальный предыдущему коридор и лестницу наверх. Они сблизили головы, чтобы никто не мог услышать их шепот. 
- Думаю, к Аро лучше не соваться, - с неохотой признал Кай, понимая, что сладить с этим дьяволом им пока не по зубам. Аро вырывался из их ловушек с легкостью, и мог убить любого из них без размышлений. – Сначала обследуем, что можем, не привлекая внимания. Вдруг нам повезет, и мы найдем Беллу. Она не обязательно на носу. 
- К тому же Аро пока не подозревает о нашем присутствии, пусть так останется подольше, - сказала Джейн. 
Девушка жестами предложила Уитлоку подняться по лестнице и посмотреть, что наверху, а сама показала, что будет страховать Кая. Джас не удержался от издевательского красноречивого взгляда, но не проронил ни слова, показал на часы – через пять минут они должны встретиться в этом же месте. Кай и Джейн одновременно кивнули, снова вызывая его язвительное веселье, а затем направились в левый коридор. Девчонка за спиной Вольтури выглядела не беспомощной, а скорее опасной и какой-то бездушной, Джас бы не хотел лишний раз поворачиваться к ней спиной. За своего Вольтури, она бы, не задумываясь, вскрыла его как консервную банку. Непривычное хладнокровие для девушки. 
Кай быстро перемещался через одну дверь, каждый раз избегая сталкиваться с Янг, это ведь не игра в чехарду. Пустоты за дверьми были беззвучны, ни одного намека на присутствие Свон. Джейн каждый раз, меняясь дверями, пыталась поймать его взгляд. Это было тяжело, он пытался отогнать чувство вины по отношению к ней, сосредоточиться на деле. Последнюю дверь он по-джентльменски взял на себя и, пытаясь не выглядывать из-за угла, прижался ухом. Ее рывок он заметил краем глаза. Не ожидая подвоха с этой стороны, Кай пытался сгруппироваться и отбить неожиданное нападение. Янг успела втолкнуть его внутрь, дверь оказалась открытой. Она захлопнула её прежде, чем он успел помешать. Кай дернул ручку на себя, но было поздно. Его заперли. 
- Джейн, что ты делаешь? 
- Прости, Кай, но я обещала – я сделаю что угодно, чтобы спасти тебя! 
- Открой дверь. 
- Нет, тебе придется посидеть тут, пока все не кончится. Ведь ты обязательно полезешь их спасать. Видишь ли, мы с Аро отлично поняли друг друга. Мы оба слишком любим. 
- О чем ты? Не дури, открой дверь, мы должны помочь остальным. 
- Им уже не помочь, Кай. Ты не согласился на сделку, которую предлагал Аро. Пришлось согласиться мне. 
- Что он тебе обещал?! Он же всегда врет, не будь глупой! - Кай уже кричал, чувствуя, что ему не выбраться. Он угодил в западню. 
- Ему нужна Свон, мне - ты, больше он не разрешил никого оставить. Аро простил мне все, ему плевать, лишь бы оставить девчонку себе, странно, правда? Оказывается, он тоже смог полюбить. Все, Кай, умоляю, посиди тихо, пока все не кончится, и если можешь – пойми… 
Он услышал удаляющийся звук шагов и изо всей силы врезал по двери. Та даже не шелохнулась. 
*** 
Джаспер почувствовал в последний момент, обернулся, а эта девчонка, как призрак, уже стояла за спиной. 
- Черт, ты меня напугала, - проворчал он. Его все больше раздражала скрытая угроза, таящаяся в этой с виду невинной особе. А через секунду Джейн навела на него пистолет, он даже обиделся: - Ты что больная? И где Кай? 
- Заперт в каюте, как приказал Аро. 
- Что?! Ты работаешь на него? – Джаспера отнесло на два шага, спина ощутимо столкнулась с поручнями.
- Не совсем, мы заключили договор. 
- Когда?! 
- Вчера ночью - вы ездили сюда на разведку, а я - на переговоры с Аро. 
- И за сколько же ты нас продала, Янг? – презрительно выплюнул Джаспер. 
- Можешь говорить, что угодно, ты не лучше меня. И тебя я не собираюсь убивать, ты входишь в наш план. 
- Вау, какая честь! 
- Не язви, а лучше выслушай, тебе понравится. Аро очень хотел твоей смерти, сам понимаешь эта его навязчивая идея с семьями основателей. Но теперь для него есть кое-что важнее – он просто хочет выжить и оставить при себе Свон. Мне же нужен Кай. Идеальный план, все довольны: Аро забирает Беллу, Кай со мной, а ты получишь свою ненаглядную коротышку. С отливом мы высадим тебя и исчезнем. Ты вернешься к ней и расскажешь всем трагичную новость: все погибли, Аро сбежал, ты чудом уцелел, а потом будешь рядом, чтобы утешить Элис, - Джейн говорила холодно и расчетливо, у него мороз по коже пробежал. – Единственная небольшая жертва с твоей стороны – твой друг. 
- Эдвард… - У Уитлока голова закружилась, вредоносное жало уже проникло в голову, размножая картинки со скоростью роста микробов. То, что не смог сделать сам, Кай ведь даже не умрет… 
Эдвард. С ранних лет жизни и потом – всегда. Рядом. Снова и снова глотая его предательство. Снова и снова давая ему свою руку. Самый лучший друг, самый лучший брат, столько раз спасал, вытаскивал с самого края. Хватит ли его благородства? Джасперу предстояло выбрать между Калленами. 
Элис или Эдвард? Любовь или дружба? 
Но ведь он не как они. Он плохой… 
- Их придется убить? – сглотнув, спросил Джас тихо. 
- Да, такова цена Аро. 
- Ты выбрала Кая, не брата? 
- А ты что, не то же самое сделал? – ощерилась Джейн, ее лицо исказилось страданием. – Аро хотел убить Кая! А он всегда добивается того, что решил! Я не могла иначе, я не могу дать ему умереть – только не он. Нет. 
- Знаешь, Джейн? Мы будем гореть в аду… 
*** 
Эдварда и Джеймса они нашли быстро, ведь теперь они знали, что опасаться некого. Уитлок искоса присматривался к Джейн, изучая ее странное лицо. Она не была плохой, просто боролась за то, что любила и считала, что цель оправдывает средства. Они соврали, что Кай сам оторвался от них, и Каллен, и Янг оказались относительно целы. 
Теперь Джаспер украдкой рассматривал лицо Эдварда, искал сходство с Элис. У нее было более круглое маленькое личико, больше глаза, но то изгиб скул, то линия подбородка, по мелочам выплывала Элис, заставляя его ощущать всю тяжесть выбора. Джейн умело запутывала следы, притворялась, что вовсе не она ведет их – прямо в логово волка. 
Около двухстворчатой богато украшенной двери они остановились. Эдвард хотел остановить Джейн, но не успел – она распахнула двери и ввела их в настоящий королевский зал. Каллен и Джеймс вошли следом и остолбенели – как ни в чем не бывало, за бюро сидел Аро и в очках выглядел как безобидный чиновник, копающийся в бумагах. 
- Приветствую, друзья! – он радушно распахнул руки, расползаясь зубами в улыбке. – Спасибо, Джейн, ты отлично справилась. 
- Что это значит?! – Джеймс попытался выхватить пистолет, но сестра ногой вышибла его, второй уже был у нее в руках. Янг оказался безоружен, но все равно смотрел на нее с досадой. - Джейн, ты с ума сошла?
- Нет, - она целилась в него. 
- Где Белла, - Каллен застыл спиной к ним и лицом к столу. 
- Тебя это не касается, Каллен! Для нее ты вообще умер, зря ты полез. Неужели ты, правда, думал, что я позволю отнять мою девочку? – Аро как всегда юродствовал, но впервые под маской не было веселья безумца, только лишь загнанная звериная озлобленность, страх потерять. – Она уже почти смирилась, вы вмешались очень не вовремя… Но это к лучшему, - Вольтури поднял на него черные глаза. – Давно пора было убрать тебя с моего пути. 
Всех на миг пронзило понимание – в следующий миг Аро должен был убить Эдварда. Джаспер быстро вытащил пистолет и выстрелил в друга, который, не подозревая, стоял к нему спиной. Каллен содрогнулся от выстрела, повернулся к Джасперу. Он был так изумлен, и смотрел прямо в глаза… 
- Джас? – получилось как-то наивно, словно он как в детстве выпрыгнул из-за угла и напугал его. 
Уитлок не мог оторваться, смотрел расширенными глазами, пытаясь осознать. Его накрывало волнами ужаса. Где-то на заднем плане воскликнул Янг, но Джаспер не отрывался от стекленеющих глаз лучшего друга, и вот Эдвард, наконец, упал. Уитлок вздохнул с облегчением, на черном материале не было видно крови. 
- Замечательно, Джаспер, признаться, я не верил, - медленно произнес Аро. 
- Не будем затягивать, - голос Джаспера огрубел. – Перережь горло этому и каждый по своим сторонам! 
- Ублюдок! – закричал Джеймс, окружаемый врагами. – Предатели! Джейн, как ты могла, я же твой брат! 
- Прости, Джеймс… - у нее обвисли руки, она смотрела так виновато. – Он хотел убить Кая… 
- Да Кай сам тебя убьет после этого! 
Аро встал из-за стола, и они втроем неуловимо приближались к Джеймсу. Вольтури любовно достал узкий стилет. 
- Изощряться некогда, Джеймс, и мне очень жаль. Я бы с тобой развлекся, но придется убивать быстро. Мы готовимся к отплытию. 
Они стояли полукругом. Янг уперся спиной в угол, переводя круглые глаза с одного на другого, они оставили «труп» без присмотра. Тот деловито ожил, молниеносно поднялся, упер оба пистолета в затылок Аро. Джаспер одновременно с этим схватил Джейн растопыренной рукой за голову и, как следует, стукнул о стенку, она без чувств свалилась под ноги. 
- Эдвард, ты жив! - воскликнул Джеймс. 
- Да, - Каллен наслаждался положением. – Бронежилеты - ты же сам заставил нас с Джаспером их надеть. Хоть признаться, Джас, я сам не сразу сообразил. 
- Я очень на тебя надеялся! Джеймс, забери у нашего друга нож, только аккуратно. 
Янг с презрением посмотрел на валяющуюся сестру, затем отнял у Аро нож и попросил Эдварда передать эстафету ему. Каллен предупредил, что отдаст с радостью, только не стрелять. 
- Еще один чистоплюй? – развеселился Аро. - Как благородно. Ты слишком много провел времени с моим братом, Эдвард. Глупец, если хочешь победить, используй всё. 
Джаспер отбросил оружие Джейн подальше, а ей связал запястья вместе. Эдвард встал напротив Вольтури: 
- Где Белла? 
- Я убил ее. 
- Ты врешь! – заорал Каллен и ударил его кулаком, разбивая губы. – Где она?! 
Допрос затянулся надолго, Вольтури словно был не чувствителен к боли. Он рассказывал всякие ужасы, которые делал с пленницей, веселился и издевался, словно это он был в выигрышном положении. Особенно ему нравилось доводить Янга. 
- Эй, Джеймс, ну меня она хоть любила, с ним спала, а тебе совсем ничего не перепало. Какого это – всегда быть вторым сортом? 
Джеймс не понимал, почему нельзя его убить. Очнулась Джейн, Джаспер следил за каждым ее жестом. Он чувствовал в ней угрозу. Она молчаливо посмотрела на них. 
- Мне надоело, - едва сдерживаясь, процедил Эдвард. Он был на взводе. – Последний шанс, или клянусь, Джеймс, ты можешь его прикончить. Скоро появятся копы, мы все равно перевернем эту посудину и найдем. Где она?! 
Аро прекратил улыбаться кровавыми губами, тяжело уставился на Эдварда, слизнул языком свою же кровь, вызывая тошноту этим жестом. 
- Я перегрызу тебе шею, Каллен. Лично. Даю тебе фору – нижний уровень, она в самой крайней комнате.
Каллен выбежал, не мешкая, Джеймсу тоже очень хотелось рвануть за ним. Он отвлекся его на миг, и тут Аро яростно вывернулся и вцепился зубами ему в горло, заламывая руку с ножом. Джеймс завопил от боли, пытаясь оттолкнуть каннибала. Джас не мог выстрелить, боялся задеть Янга. На помощь неожиданно пришла Джейн – с размаху наступила на ладонь Вольтури, тот зарычал от боли и попытался ухватить её ногу. Янг отпрыгнула и снова кинулась на Вольтури, раздирая ногтями лицо, пытаясь выдавить глаза. 
Они бросались на Аро втроем, двое из них были здоровыми парнями, но тот, с легкостью раскидывал их, заигрывал со смертью. С каждым мгновением Джас понимал, что любой из них троих может через секунду упасть мертвым, неожиданно вся его храбрость иссякла, ему отчаянно захотелось жить, еще хоть раз увидеть Эл, даже бессмысленную, пугающую бредом. Сказать отцу пару ласковых. Он схватил Джеймса и потащил его назад. Аро, получив передышку, сплюнул кровь на пол, отшвырнул Джейн в стенку, как тряпичную куклу, и задорно им подмигнул: 
- Перерыв, ребятки? Вы мне, конечно, очень нравитесь, но сейчас мне надо быть в другом месте, - он начал пятиться к бюро, не спуская глаз: - Кстати, Джейн, наш договор расторгнут. Теперь убить Лисёнка дело чести. Шей черное платье, милая! 
Янг поползла по ковру, хватая пистолет, выпрямилась, было поздно – Аро выскочил в потайную дверь за бюро. Она выстрелила трижды, а затем поднялась на ноги: 
- Быстро! Я заперла Кая, он беспомощен! 
- Ну, уж нет, - брат дернул ее за руку. – Сначала ты объяснишься! 
Джейн ловко поднырнула ему подмышку и заломила его же руку. 
- Сначала мы спасем Кая, потом делай со мной, что хочешь! 
Сломя голову, они побежали обратно на среднюю палубу, ожидая из-за каждого угла Вольтури и его головорезов, но тот выбрал Беллу и Эдварда. Стоило открыть дверь, Кай вылетел, как пробка, яростно припечатал взглядом Джейн, но Уитлок потащил его вперед – некогда. 
Они бежали по открытому пространству нижней палубы, вчетвером, друг за другом, когда грянул первый выстрел. Они растерянно сбились, едва не упали - прятаться было не за что. Стало еще хуже – с лестницы средней палубы раздался топот ног. Они слышали яростные команды Аро. Он кричал своим людям убить в первую очередь Лиса. Они похолодели, мечась на открытом пяточке, Кай схватил Эдварда и толкнул его к лестнице. 
- Куда? – Каллен начал сопротивляться. – Там они! 
- Навес, - напряженно бросил тот. – Иначе расстреляют, как мишени. 
Они добежали до навеса, над головами были противники, еще минута и они спустятся. Выхода нет. Аро приказал убить Лиса. Джаспер машинально продолжал следить за Джейн. Он отчего-то отметил её лицо, странно умиротворенное среди этого бедлама. Паника мешала думать. 
Все происходило так быстро – Джейн с огромными потемневшими глазами отчаянно вцепилась в Кая, тот оттеснил Джаса и Эдварда к перилам, огораживающим палубу. А дальше, никто из них никто не успел предотвратить трагические события. Джейн схватила Вольтури за плечо, оторвала от остальных, всего на миг прижалась к его губам, почти укусила, а затем со странным рвущим душу звуком, оперлась на брата и изо всех сил ударила Кая ногой в солнечное сплетение. Тот перелетел через перила в воду, только руки бледным пятном промелькнули. 
- Джейн, что ты… - начал ее брат, а она с отчаянным оскалом улыбки содрала с себя платок, выдирая клочья волос, те встали дыбом, спутанные и наэлектризованные. Они не успели ее удержать, Джейн вырвалась вперед, безоглядно устремляясь вперед, на открытое место – на смерть. 
Выстрел ничем не отличался от десятка других, что они слышали этой ночью, безумная отчаянная фигурка, летящая стрелой, запнулась и с неприятным стуком упала лицом вниз. Джеймс широко открыл перекошенный рот, становясь трагичным и некрасивым. Истинное горе никогда не бывает красиво-печальным, оно выворачивает наизнанку провалами искаженный ртов, горестными изломами бровей, высасывает душу масками скорби. Джаспер держал его, чтобы он не последовал на расстрел за сестрой, чтобы мечта Аро не сбылась, и род Янгов не оборвался окончательно. Джейн всё заранее продумала, обстригла волосы, чтобы ее могли спутать с Каем, натянула такой же черный костюм. Она молодец, хитрая, странная, ловкая… Безгранично любившая и без раздумий выкупившая еще хоть пару минут жизни своего любимого. 
Джасперу вдруг снова стало так плохо. Аро что-то кричал, думая, что разговаривает с Джейн, чем-то угрожал. А Джас, из последних сил удерживая обезумевшего от горя Джеймса, пытался понять: чем этот выстрел отличается от других? Уже не раз они думали, что теряли кого-то из своих, но каждый раз чудом обходилось. Однако Джейн не вставала, на ней, в отличие от них, не было бронежилета. Она присоединилась к ним в последнюю минуту. 
Топот куда-то исчез, их никто не хватал, не расстреливал. Джаспер и Джеймс оставались под навесом, чтобы их не было видно. Аро глумился, ему все было мало, решив до конца довести святотатство, зависнув прямо над ними, он несколько раз выстрелил в мертвое тело «брата» и поспешил к Изабелле. У Джеймса в голове перемкнуло, он сбросил с себя Джаспера и рванул вверх, желая одного – догнать убийцу. 
Оставшись один, Джас подполз к телу этой храброй девушки и похолодел – она все еще была жива, смотрела на него постепенно затухающими глазами, уже наполовину в том мире, и что-то шептала. Пытаясь ей помочь, он наклонился, судорожно гладя ее по волосам. 
- Тише, Джейн, все хорошо, - он баюкал её, как маленькую. 
- Кай, - жалко прохныкала она, наконец, возможно впервые в жизни становясь слабой беспомощной девушкой. – Пожалуйста, Кай… 
- Я тут, - вдруг произнес Джаспер и стянул темную шапку, надеясь ее обмануть. Джейн пыталась дотянуться до его лица, но сил не хватило, и красная ладонь стукнулась о деревянный пол. – Кай… - Она уже улыбалась в Преддверье. 
- Да, я тут, я выжил, спасибо. Ты спасла… 
- Кай, - Джейн перебила, из ее пугающих умирающих глаз полились крупные слезы. – Я так люблю тебя… 
Ее лепет разбивал его на части, у него на руках ни разу не умирали друзья. Джаспер не знал, что делать, он чувствовал себя ужасно. Решив ей подарить хоть немного сказки, Джас наклонился, судорожно целуя ее в лоб, веки, приподнимая ее к себе. 
- Я люблю тебя, Джейн. 
Она дернулась, в горле что-то булькнуло, в уголке рта лопнул кровавый пузырек. Он бережно стер его запястьем и сам заплакал от жалости к ней, от того, что она сейчас умрет. Тут, прямо на его руках. 
- Поцелуй меня. 
Он едва разобрал это. Джейн уже походила на труп, но после всего, что она сделала, Джаспер не мог иначе. Он наклонился и крепко прижался к ее губам, проклиная их похожесть с Каем, его бездушие к этой отчаянной девчонке, которая видела в жизни только жестокость и нашла вокруг кого обвязать весь свой несправедливый мир. Джейн дернулась последний раз и умерла все еще в поцелуе. Джас вдруг почувствовал, как ему в рот хлынула ее кровь, оторвался, пытаясь сплюнуть, выкашлять ее. Его мутило, губы были обмазаны кровью, в руках труп, а вокруг никого. 
Чем она заслужила это? Почему тут так темно, как он умудрился угодить в этот ад? Когда все это кончится? Не понимая, он свернулся, пытаясь защититься от всего этого кошмара, обвиняя Элис в жестокости, не замечая, как бормочет под нос: 
- Я - как она, тоже не нужен… сдохну, а никому и дела нет…. Кому мы нужны? Никому… Жалкие. Идиоты, которые никому не нужны, со своей жалкой глупой любовью… А они! Те – нет… Им все равно, а мы другие. Мы умираем за них… 
Забывшись, он не знал, сколько прошло времени, бормоча себе под нос, как помешанный. Его дергали за спину, пытались перевернуть, когда получилось, он увидел Кая. Тот живой и мокрый, выкупленный ее жизнью, что-то говорил ему, куда-то звал. Джаспер отмахнулся. 
- Убирайся… Ты! Ты, а не я должен был глотать ее кровь, держать ее за руку! Почему я должен был делать твою работу?! 
- Джас, вставай, надо убираться, - Кай смотрел тревожно, с опасением. 
- Нет, не хочу, вы с ней одинаковые – вам плевать, вы даже не обернетесь, умирай за вас на здоровье! 
- Я понимаю, любой сошел бы с ума, но, пожалуйста, приди в себя. Нам надо помочь остальным, твоему другу. Давай, пошли к Эдварду! 
Джаспер уловил смысл и привстал, он все еще не был в порядке, просто не хотел увидеть, как из горла его друга хлынет тот же поток красной жидкости. Кай нагнулся к мертвому телу и, отгородившись, завис над ним на какое-то время – Джаспер видел, как он гладит ее лицо - затем легко подхватил девушку и бережно отнес ее под лестницу. Когда на Кая упал лунный свет, Джаспер, холодея, заметил, что на его губах тоже кровь. 
*** 
Эдвард оступился и кувырком скатился по лестнице, в этом коридоре была всего одна дверь. Он побежал к ней и так дернул, что едва с петель не сорвал. И застыл. 
Дверь по инерции ударила его по спине, он оказался в темной комнате. Сквозь бордовые шторы едва пробивался намек лунного света из иллюминатора. Но он не мог шевелиться не из-за тишины, а потому что точно знал, что она здесь. Чувствовал. 
Готов был поклясться, что узнает запах и даже может сказать, где находится ее тело в этом темном незнакомом пространстве. От того, что вот она здесь, живая, реальная, Эдвард вдруг не смог пошевелиться. Стоял, как истукан, и пытался шагнуть вперед. Место под его взглядом пошевелилось. Она села в кровати. 
- Эдвард, - спокойно позвала Белла, заставляя его волосы встать дыбом. 
Словно и не было всех этих долгих дней, похищения, поисков, испытаний. Словно они расстались минуту назад. 
- Эдвард? – удивилась она тому, что он не подходит - спокойно, размерено. 
Эдвард с трудом подошел к ней, запнулся о кровать и сел на край. Схватить бы ее сейчас, обнять крепко-крепко, отругать за идиотизм, за все горе, что она принесла. А вместо этого, он сидит как в оглушенный. У него едва не случилось сенсорного шока, когда из темноты на шее сомкнулись две худые знакомые руки, затем прижалась лицом, тихо шепча нежность: 
- М-м… Совсем как живой… Удивительно… Теперь я согласна сама подставлять руки, только бы видеть тебя. Мой Эдвард. 
От этого ее «мой Эдвард» внутри что-то треснуло, раскололось по частям, он сгорбился, не смея дотронуться до нее. Из глаз выступили горячие жгучие слезы. 
- Любимый, - Белла нащупала это, руки сжались крепче, она вся оплелась вокруг него. – Почему ты плачешь? Ты так редко стал приходить, наверно твоя душа уже улетела слишком далеко. Я так хочу тоже умереть, но он не дает… Не расстраивайся, я все равно не долго. Потерпи – еще совсем чуть-чуть… 
Эдвард изумленно схватил ее запястья, отрывая от себя. Говорить было сложно, горло пересохло от того, что он видит ее. Столько мечтал об этом, так сильно. Боялся включить свет, увидеть, что с ней. 
- Белла, что ты говоришь? Я не умер. И тебе не позволю, слышала?! Больше ты меня не бросишь! – глаза снова заволокло пеленой. Беспомощность, горе и счастье. 
- Прости… - Свон виновато положила ему голову на плечо. – Прости, любимый, сама не могу себе простить, что сделала с тобой. Столько врала, если бы ты вернулся, я бы каждый день говорила, как сильно люблю тебя. 
- Любишь? – он отвернулся, но Свон насильно повернула его голову обратно, гладя лицо, прижимаясь томительными поцелуями. 
- Конечно. Так сильно… Прости меня… Я обещаю, что найду тебя, даже там. – Он вдруг испугался, вся ситуация была странная. Она не удивилась, так спокойно приняла его приход, и речь какая-то несвязная.
- Где «там»? 
- Я пока не знаю, Эдвард, надеюсь, мы заслужили рай. Но я не боюсь, - непонятно начала утешать его она. – Чтобы там ни было, где бы ты ни был, меня не пугает неизвестность. Я клянусь: я с тобой. 
- Белла, я ничего не понимаю. Нам надо спешить! 
- Куда? – изумилась она, а потом очень расстроилась: - Эдвард… ты не знаешь? О боже… Такого еще не было. – Он возмутился, совершенно теряясь, боясь, что это сон, или что Джас его реально убил тогда, и это уже «иная» сторона. Белла усугубила его страхи: - Ты умер, Эдвард. - Она крепко-крепко обняла его, тихонько раскачиваясь. – Оставил меня одну тут, и мне без тебя так плохо… Но я вижу тебя во сне. 
- Белла, - рассердился он. – Ты не спишь! 
- Тогда это снова Аро и его наркотики. Я даже не знаю: существует ли Элис или я ее выдумала. Аро говорит, что я убила ее, что я убила вас всех… 
Он, как следует, встряхнул Беллу, не в силах больше слушать. 
- Прекрати! Белла, ты не спишь, все по-настоящему. Мы искали тебя много дней, я чуть с ума не сошел! Мы чудом узнали, что ты на корабле и пришли за тобой, все: Кай, Джеймс, я и Джаспер! Элис существует, и все живы, ясно? Никого ты не убивала, что ты говоришь такое?! 
Белла застыла напротив него, он почти разобрал в потемках ее лицо, хоть и боялся этого. Постепенно ее дыхание начало ускоряться. 
- О, боже мой! – закричала она и накинулась на него, сдавливая изо всех своих небольших сил. – Эдвард, это что, на самом деле?! Ты жив?! 
Она не могла остановиться, судорожно трогала его, умоляла раз за разом подтвердить еще раз, что он жив. Вне себя жадно тянулась к его губам, не отпускала, заставляя его забыть об опасности. Эдвард был слаб перед ней, поддавался, обнимал тонкий стан и терял голову. 
- Эдвард, - частила она, боясь опоздать. – Если это правда, если ты жив и ты здесь. Умоляю – прости, я так виновата перед тобой. 
- Виновата! – сердито подтвердил он, вспоминая, как хотел придушить ее своими же руками. – Как ты могла? Ни одного слова! У тебя не было права! Больше никогда в жизни… 
- Никогда… - сбивчиво подтверждала Белла, пытаясь раздвинуть его руки и дорваться до губ, а ему было страшно, пытался перебороть страх, но знал, что еще раз не выдержит потери. Все старые проблемы показались такой мелочью. 
- Белла, я буду тираном и кем угодно, но больше не отпущу тебя, слышишь? 
- Я сама тебя не отпущу! Прости, что была такой трусливой, что отталкивала, что врала тебе и самой себе, что совершила так много ошибок. Я обещаю, что всегда буду рядом… 
- Ты со мной. 
Они и смеялись, и целовались, и плакали, все смешивалось, не имея четких границ, одно вытекало из другого. Эдвард попытался объяснить, как был это время без нее, но не смог, вдруг спохватился и потянул ее к выходу. 
- Это еще не все, Джас и Джеймс захватили Аро, но еще целый корабль приспешников Аро. Надо дать ракетницей сигнал Карлайлу и полицейским, они тут недалеко, на своей яхте. Мы сначала должны были найти тебя! 
Свон откровенно боялась Аро, ее всю трясло. Пытаясь не думать о причинах, Эдвард сжал зубы и потащил Беллу наверх. Пролетев темный коридор, он не выдержал – остановился на лестнице и развернул ее к себе с верхней ступеньки, осматривая, ища изменения. Его изумило то, что Белла была в белом подвенечном платье, но помимо этого он готов был ликовать – она была цела! Исхудавшее лицо говорило о лишениях, странное выражение глаз наверняка о психологических травмах, но у нее было все на месте. Аро врал ему, расписывая в подробностях, как жестоко калечил ее. 

Не удержавшись, Свон снова попыталась поцеловать его. Эдвард, не веря, что делает, остановил ее и крепко сжал ее ладонь в своей, обещая себе, что никто не разожмет их рук.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)