16 февраля 2016 Просмотров: 580 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 16. Часть 3

Глава 16. Охота на волка. Часть 3
 
*** 
Огромная шикарная победа лопнула с громким треском – они накрыли самое гнездо Аро, рассадник всех кишащих людей «полусвета», но его самого там не оказалось. Вольтури растворился с ближайшим окружением и, конечно же, Беллой. Полицейские участки были переполнены, газеты разрывались кричащими сенсациями – «Карлайл Каллен открыл охоту на преступников». Жители штата всерьез собирались канонизировать его, а встрепенувшийся замок Калленов снова поник. 
Это был тупик – они все так взбудоражено кинулись в это осиное гнездо, перевернули недостроенный торговый центр с ног на голову, и все, чтобы Аро снова издевательски помахал им ручкой. Конечно, Кай, Джеймс, Эдвард продолжали ездить с Чарли на допросы, десятками ведущиеся с пойманными преступниками, и многие из них сдавали хозяина и подтверждали факт похищения, кое-кому даже удалось мельком увидеть таинственную пленницу Аро, но не больше. 
Вольтури не подпускал никого близко к комнате Свон, а за пять часов до облавы исчез с группой доверенных лиц и Беллой, оставив притон без зазрения совести. Сколько бы им ни грозили, ни выпытывали – подсудимые не могли ничего сказать. Кай бросил ездить на допросы, он прекрасно знал, сам так делал – человек не скажет, если ему не о чем говорить. Все тайны в одну корзину, а желательно голову, свою. 
Джеймс упрямился, ездил на каждый сигнал полицейских, когда тем казалось, что они нашли что-то интересное, угрожал преступникам, распускал руки. Как ни странно, к нему часто присоединялся Джаспер, который тоже воспылал желанием найти Свон. Чтобы Элис вернулась в свой ум. 
Кай все чаще терял веру, впадал в отчаяние, понукал себя не расслабляться. И скрывал все это в себе. Внешне он остался для всех негласным лидером, немногословным, но надежным, единственное, что они заметили, что он стал больше пропадать в закрытой комнате Элис. Туда никто не мог зайти, а следовательно, увидеть его лицо. 
Он боялся. До онемения сжимал губы, зажмуривался и пытался не думать, что больше не увидит Герду. Отгонял солнечные флешбеки с участием этой дорогой ему девчонки, чтобы не ставить крест. Элис тоже не давала расслабиться, в основном она была в себе, всех узнавала, но была подавлена, резкие смены настроения. Уитлок приходил дважды в день, и в его глазах светилась надежда, кольцо по-прежнему болталось на цепочке Вольтури. 
Кай бы никогда не признался, что его пугает молчание Аро – тот больше не игрался, не дразнил его, распаляя разум. С его стороны веяло гробовой тишиной. Что это значило? Он знал его – Аро даже не человек - дикий необузданный зверь, он мог в угаре совершить роковую ошибку непредумышленно. Стоять рядом с ним все равно, что с лесным пожаром: шаг не туда - и катастрофа. Что если он нечаянно убил Беллу и поэтому замолчал? Такая хрупкая… 
Каждый новый день Кай встречал тяжелыми мыслями, он терял все, что ему было дорого в жизни. Крошечный золотой ободок на груди тревожно раскачивался, соударяясь с медальоном. Вольтури в миллионный раз прокручивал последний разговор с братом, чувствуя, что упускает очевидное, но из-за изможденности не мог ухватить мысль. Пытаясь остудить вскипевшую голову, он встал и прокрался в комнату Элис. Было уже поздно, она спала, на тумбочке стояла ваза с белой розой, Кай знал, что это принес Джаспер, переставил вазу подальше от кровати. Не ревновал – всего лишь предусмотрительно убрал шипы и возможные осколки, чтобы Элис не поранилась. 
Элис спала на боку, волосы до плеч сбились на лицо, тонкий белый батист прикрывал точеные плечи. Красивая. 
Вольтури сел сбоку, невесомо положил руку на неё через толстое одеяло, девушка заворочалась, и он моментально отдернул ее. Элис развернулась на спину и уставилась в потолок, затем заметила его и привстала на локте. Каждый раз у него сжималось сердце – узнает? Так боялся, что однажды… 
- Кай, ты здесь? 
- Прости, что разбудил. 
Брендон на редкость была трезва и осмысленна, она полностью села, отодвигая тяжелый покров одеяла. Он вдруг понял, насколько сильно соскучился по ней, как ему не хватает ее жизнерадостности, смеха, их разговоров. Никогда не замечал, как много они разговаривали. 
А сколько он ее не целовал… С того самого момента, как пропала Герда. Эл сделала ночник чуть посветлее, чтобы рассмотреть его, ее глаза сразу погрустнели. Кай знал, что она спросит. 
- Ты нашел Беллу? 
Каждый раз его задавливало виной и ощущением никчемности. Она не дождалась ответа, отвернулась к окну, зябко обхватывая коленки. Кай потянулся и накрыл ее одеялом, в любой момент Элис могла незримо ускользнуть, так хотелось, чтобы она еще немного узнавала его, побыла с ним… 
Девушка бегло едва уловимо улыбнулась, хватаясь за край, чтобы его забота не пропала даром. Комната была заполнена тенями от мерцающего ночника, они чутко прислушивались. Кай не мог удержаться, его неудержимо тянуло к Элис, приближаться было нельзя – она была больна и в любой момент могла увидеть рядом с собой незнакомца и испугаться, но это было так трудно. Вдруг она заволновалась, дергая пальцы, срываясь снова в нервозность: 
- Где кольцо, Кай?! 
В ее голосе было столько паники, требования и собственничества, что это одновременно остро обрадовало и подстегнуло его. Внешне ровно он снял цепочку и вложил ей в ладонь. Элис порывисто сняла с неё принадлежащую ей вещь и торопливо натянула на палец. После успокоилась и облегченно выдохнула, ей стало намного спокойней. 
- Больше не смейте его с меня снимать! 
Элис упрекала его, будто он в здравом уме мог пожелать снять с нее этот символ, залог его счастья, предмет, который заключал в себя столько смысла для него. Пытаясь звучать без упрека, Вольтури сказал, что она сама его сбросила. Это было ошибкой, Элис ужасно расстроилась. Кай опомнился и едва не ударил сам себя – вот идиот. 
- Это ничего, ты ведь не виновата, это болезнь. - Его жалкие вечные оправдания её, вымученная улыбка сделали только хуже. 
- Я постоянно причиняю тебе боль, я монстр. 
- Не говори так, тебе приходится сложнее всех. 
Покачав головой, Брендон переползла по кровати и крепко обняла его. Кай над ее головой зажмурился, стараясь подавить свои чувства, просто так сложно было, наконец, обнять ее. Так долго хотел. 
А Элис думала, как сложно ему приходится, какой он сильный и удивительный, обнимать его было приятно, не пугала даже темнота. Здорово было знать, что он никогда не отпустит ее, что Кай самый надежный маяк для нее, и как бы она ни терялась, всегда можно зацепиться за него и вытащить себя. 
Элис настойчиво не отпускала его, и вот они уже лежат, и Кай смотрит из-под полуприкрытых век. Его глаза едва заметно блестят через ресницы, и всё так спокойно. Успешно гоня плохие мысли, Элис жмется к нему, чувствуя целый океан вины и любви к нему. Ей так хочется сказок, чтобы все это кончилось, чтобы красивое белое платье, ее принц, свадьба, чтобы она могла твердо произнести, что они вместе навсегда. Но вместо этого болит голова, в комнате полутьма и абсолютная тишина кроме шороха ресниц и биения его ровного сильного сердца. Невидимая синева глаз и возможность прижиматься к нему, чувствовать его запах и поглощающую нежность. Не думать о плохом. 
- Ты ведь не передумал из-за этого? – Элис кивнула на себя, пытаясь не выказать страха. Настоящая психопатка – ну кому такая нужна? Столько возиться с ней, одни сплошные проблемы… 
- Конечно, нет, - Кай не собирается шептать, он говорит тихо, но твердо. – Я люблю тебя. 
- Но теперь ты знаешь, какая я. 
- Ты попала в беду, но я буду любить тебя любой. 
- А если с годами я стану хуже? – наконец, решилась она. – Если совсем потеряю разум? 
- Я найду выход, этого не будет. Я люблю тебя, Элис, и всегда буду рядом. Ты только… не покидай меня, - он сглотнул, уводя глаза вверх, как всегда избегая слабости. – Мне без тебя никак… 
Чувствуя, как наворачиваются слезы, Элис почувствовала благодарность. Ей хотелось выразить это словами, но вместо этого она уткнулась головой ему в шею, всхлипывая, впервые не от потери и скуки по Белле. 
- Никогда. 
Она крепко сжала руку с болтающимся кольцом, мысленно клянясь, что ничто на свете не помешает ей выйти замуж за этого удивительного неповторимого человека. Изо всех сил она будет бороться с неустойчивым миром за него, чтобы удержаться и больше не приносить ему горя. Только радость. 
*** 
Элис, наконец, заснула, у него затекло все тело, но Кай мазохистски не двигался, во сне она продолжала цепляться за него, сминать его футболку в кулаках. Это было настоящим глотком воздуха, возможностью недолго передохнуть. Ночь была буквально пропитана сладостью, словно после долгой-долгой разлуки. Элис подала ему знак, придала сил бороться дальше. Окутанный плавными сладкими нотами, Кай смотрел в потолок, слегка прикрыв веки, чувствовал себя, как под опиумом. Дыхание Элис стелилось по его шее, соленые следы уже почти высохли, и он, поглаживая ее плечо большим пальцем, ощущал, как постепенно наполняется под завязку ее теплым дыханием, растворяется в нем. Элис была спокойной, не разговаривала во сне, даже не двигалась. Можно было не спать, он итак получал отдых. Завтра он будет полон сил. Кай все же прикрыл веки, думал на секунду, но незаметно для себя уснул. 
Проснулся, когда Элис пошевелилась. Открыл глаза и обнаружил, что она подтягивается к его лицу. Не просыпаясь, она поцеловала его и замерла, не разрывая их губ, продолжая видеть сны. 
Мышцы на спине плавно перекатились, когда он переворачивал их, нависая над ней, ее сон был таким глубоким, словно кома, а Кай все целовал ее и целовал, истосковавшись, ощущая ужасную потребность в ней. Элис отвечала, мягко, в полусне, он дотягивался до всего чего мог - целовал ее в острый кончик брови, закрытые веки, губы, ухо. Марсианка… Как наркотик для него, завтра может снова не узнает и снова ему будет больно. И он, конечно, промолчит. 
А пока слушая ее прерывистые вдохи, Кай целовал её и не мог остановиться. 
*** 
Когда утром Вольтури открыл веки, все вокруг было необычно резко и четко. Голова была ясная и готовая работать на все свои возможности. Ему всегда легче было работать головой, до приезда Свон в Форкс, эмоции у него вообще были развиты в зачатке. 
Прокрутив в тысячный раз в голове разговор с Аро, Кая вдруг прошибло до пяток. Вот оно, так просто. А все из-за истощенности и усталости! Он благодарно повернул голову набок, рассматривая Брендон с близкого расстояния. Тело пребывало в неге и абсолютно протестовало против извлечения и нагрузок. Философски пожав плечами, Кай возразил ему и с неохотой начал выползать так, чтобы ее не разбудить. Сделав это, он не удержался и нагнулся над кроватью, расставив ладони по сторонам от нее, почти не касаясь поцеловал. 
В коридоре у него снова был выбор, и он снова выбрал, как в прошлый раз. Конечно аристократичный Каллен не обрадуется подъему на заре, однако стоит ему узнать… Особенно, если его догадка что-то стоит… Помимо всего Кай не мог скрыть от себя, что это действительно будет тяжело. Неужели он это сделает? 
Комната Эдварда была очень просторной, вся в синих и бежевых тонах, сам хозяин спал, разметавшись на поистине королевском ложе, иначе эту кровать язык не поворачивался назвать. 
- Эдвард, подъем, - Кай энергично потряс спящего, и тот резко сел в кровати, всклокоченный и сонный, но уже встревоженный. 
- Что? Что-нибудь обнаружили? Я не сплю! 
- Тише, не суетись, пожара нет. Просто мне в голову пришла одна мысль… 
Каллен не стал его посылать, а со всей серьезностью потер глаза и приготовился выслушать. Похоже, он готов цепляться за самые микроскопические выступы. 
- Меня зацепила одна фраза в разговоре с Аро. Он рассказывал, что пленка с Янгами это «жемчужина» его коллекции, я понял, что она спрятана отдельно. Аро так тяготеет к символизму… Он сказал, что та похоронена, и не буду же я совершать святотатство… Я голову сломал – я думаю, может… - Он набрался духу: - Может, свое первое убийство он похоронил с Марком? 
Эдвард мгновенно проснулся, он ошеломленно уставился на друга, боясь произнести вслух. 
- Ты хочешь раскопать могилу брата?!.. 
*** 
Они шли быстро и молча, не разговаривали друг с другом. Тема была неподходящая. То, что они собирались сделать – Эдвард не мог прийти в себя, но все равно спешил, размашисто и решительно шагая. Только вперед. Не осталось чего-то такого, чего бы он не сделал. Всё правильно говорят – в полной мере поймешь, только когда потеряешь. 
Теперь он полностью отдавал себе отчет, на что готов пойти. На все. И если надо раскопать чью-то могилу, то лопату он взял. От когда-то конфетного принца школы ничего не осталось. 
Эдвард уже неплохо чувствовал Кая и видел, насколько тот взведен и напряжен. Возможно, стоило оставить его дома и сделать это с Джасом. Но вряд ли бы Кай оценил… 
- Ты давай туда, - от сдерживаемых эмоций Вольтури выглядел недружелюбным. 
Они начали копать. Отлично – рассвет, едва светает, а они копают на кладбище, просто кадр кинофильма о вампирах. Жажда продвижений заставляла Каллена работать на износ, совсем скоро он вспотел. Ушло достаточно много времени, и вот уже Кай подсовывает лом и с треском вскрывает крышку. Эдвард опомнился и спрыгнул в разрытую яму: 
- Кай, иди наверх, я сам это сделаю. 
- Нет, я должен удостовериться… - начал этот упрямец со сведенными бровями, но Каллен его и слушать не стал, вытолкнул из ямы. Это уже слишком, даже ему не по себе, а он не любил этого человека. 
Прошло десять лет, увидит ли он просто скелет? Или зрелище будет менее приятным? Сдвинув крышку Эдвард инстинктивно отстранился, дохнуло земельной затхлость и чем-то еще, зрелище, правда, было не для слабонервных. Кто мог подумать, что ему придется делать такое? Приподняв полусгнивший рукав пиджака с выглядывающей белой костью, Эдвард вдруг почувствовал толчок – под ним лежала кассета, еще старого образца, большая с двумя белыми углублениями – победа! 
- Кай, ты был прав! – торжествующе выкрикнул Эдвард, а затем остановил его. – Стой, не заглядывай сюда! Я сейчас. 
Белла говорила ему, что Кай сильно переживает из-за смерти Марка. Сам он такого не замечал, но знал, что они близки с Вольтури, и она знает больше. Быстро вернув крышку на место, он с радостью покинул сырую яму с обсыпающимися краями. Кай сунул кассету к груди, за пазуху, и они начали быстро закапывать могилу обратно. Когда закончили, оба были вспотевшими и разгоряченными от физического труда. Вольтури сказал ему идти к машине, а сам остался. Минуты через три он его догнал и без объяснений захлопнул дверцу. 
Поездка заняла достаточно много времени, и в доме уже все встали. Они снова приносили хорошие вести, и поэтому Эдвард не удерживался от доли торжества, надеясь немного оживить обитателей. Но те не спешили оживляться, их лица были напряженными, он заранее похолодел, рисуя в голове ужасы. 
- Где вы были, Эдвард? – Карлайл тревожно вышел ему навстречу. 
Эдвард с изумлением заметил сестру, закутанную в одеяло сидящую в угловом кресле. Вольтури сразу прошел к ней. 
- Мы все расскажем, но сначала вы – что-то случилось? 
- Да, - в этот раз ему ответил Джаспер, избегая смотреть в глаза. – Родители Хейл звонили – Розали похитили. 
Эдвард машинально обернулся к Эммету, тот мрачно смотрел перед собой. 
*** 
После этого известия радоваться их находке было как-то неприлично. Все догадывались, что задумал Аро – устраняет по одному наследников «элиты». Кроме Уитлока все плохо относились к Хейл и много от нее натерпелись, однако никто не желал ей смерти, особенно такой. 
Карлайл удостоверился, что эта та самая пленка, и поехал к Хейлам, которых хорошо знал, поддержать их в горе. Оставшись без него, «младшее» поколение привычно собралось в холле, у каждого даже появилось закрепленное место. В центре всегда сидел Эммет, мозоля глаза выступающей коляской, он уже ходил с помощью костылей, но не больше десяти минут за раз. Где-то поблизости от него была Анжела, которая вела телефонные баталии с родителями, которые не знали всей правды и очень волновались. Джас сидел в противоположной стороне – в кресле у окна, все что угодно, чтобы подальше от источника своей незаживающей вины, живого напоминания своего предательства. Каллен не имел определенного места, он то был где-то рядом с Джасом, то угрюмо склонялся над заваленным картами столом, то витал в своих мыслях, тоскливо смотря в окно. Джеймс был на сцене – ходил перед столом, горячился, часто хватал карты и схемы, периодически сердился на сестру, вечно тайком наблюдающую за Лисом. Тот сейчас не отрывался от орбиты Элис, неприкрыто и очень усиленно заботился о своей коротышке, впервые появившейся среди них. Эти двое не замечали, как причиняют боль другим своими красноречивыми жестами, неприкрытыми чувствами. Джаспер и Джейн смотрели за ними, словно два мазохиста. 
Каллен уже привычно без идеальной прически расхаживал перед столом, не выпуская кассету. 
- Мы должны как-то дать знать Аро. Если он не вернет Беллу, мы отдадим это в полицию. Он не дурак и прекрасно понимает, что с этим копы его точно упекут за решетку. Рано или поздно. Он обязан пойти на обмен. 
- У меня есть сомнения, Эдвард. – Кай осторожно посмотрел на Элис, сомневаясь, что ей стоит присутствовать, рецидив легко может спровоцировать любая мелочь. – Я отлично знаю его, и его затянувшееся молчание меня тревожит, он пропал с головой. Не факт, что он ее отдаст, даже при такой угрозе. 
- Белла говорит, что он очень жестокий… - пространно произнесла Элис. – И отчаянный… 
В комнате повисла тишина, все отводили от коротышки глаза, словно увидели что-то неприличное. Каю стало неприятно – разве они не понимают, что она не виновата? Он склонился, шепотом предлагая отнести ее спать, Эл заупрямилась, начиная нервничать. Джейн смотрела, как он носится с ней, и ее губы скривились. Вольтури все же унес Элис наверх, а остальные перевели дух. 
Они не осуждали Элис, они ее боялись. Потому что вопреки здравому смыслу верили, видели в ней какого-то мистического пророка или сумасшедшую ясновидящую и ловили каждое ее слово со страхом. Каждый раз, слыша ее вопли из-за стен, где с ней боролись Кай и Карлайл, с замиранием думали: а что если Беллу именно в этот момент пытают? Или ее вот-вот не станет? 
Со временем они начали забывать Свон как свою подругу. Ее поиски превращались в охоту за руном. Даже Аро трансформировался из просто злодея в кого-то демона, обладающего возможностью испаряться из их рук. 
Вернулся Кай и, как ни в чем не бывало, продолжил с прерванного места: 
- Ты прав, Эдвард, попытаться необходимо. Но как выйти с ним на связь? 
- Это невозможно! Остается только ждать, когда он сам о нас вспомнит и захочет поиздеваться, - злобно ударил по ладони Джеймс, а Эдвард неожиданно спросил: 
- Тебе он тоже звонил? 
- Да. И тебе?! 
Они напряженно и понимающе переглянулись. Кай недовольно спросил, почему они молчали. Янг лишь усмехнулся, отдавая право ответить Каллену. Какой смысл – полезного для дела там ничего не было, просто Аро своим звериным нутром учуял, что он тоже запал на девчонку, и звонил помучить его описаниями, что делает с Изабеллой. Интересно, а Каллен потом тоже рвал зубами простыню? 
- Слушайте, - неуверенно начала Анжела, волнуясь из-за вмешательства, обычно она молчала. – А может объявление в газету дать? 
- Ты идиотка? 
Все посмотрели на Вебер со скепсисом, но только Уитлок позволил себе грубость. Эммет тут же вскинулся: 
- Закрой рот и не смей не нее так говорить. 
- Извини, - буркнул Джас. – Но это действительно глупо, мы что, щеночков продаем? Она не понимает, с кем мы имеем дело. Меня чуть не убили, Роуз вероятно уже, а она хочет объявление в газету дать. 
- Я не то имела в виду, - побледнела Анжела. – Не обычное объявление, Карлайл же имеет возможность, мы могли бы поместить на первые полосы, что в Форксе был произведен страшный акт вандализма – раскопали могилу. Об этом заговорят все, и, может, так или иначе дойдет до Аро. А тот сразу все поймет и испугается, что кассета у нас. 
Все до одного сосредоточились на девушке, и та смущенно опустила глаза в пол, теряясь от такого внимания, Эммет выпрямился в кресле: 
- Это моя девочка! 
- Хорошая идея, Анж, - серьезно произнес Каллен. – Спасибо. 
*** 
Они так и сделали, только немного усовершенствовали план: Карлайл усилил слух фамилией Вольтури, чтобы придать больший резонанс. Люди начнут тешиться фантазиями, снова чувствуя холодок по спине от упоминания хоть и косвенного от одной фамилии. Семья Кая снова попала на арену, сам он поехал поговорить с Феликсом. Эдвард заметил, как Джас со всех ног кинулся на второй этаж, используя возможность. 
Покачав головой, он решил не вмешиваться, а немного позаниматься мазохизмом. К Элис идти было страшно, а тоска по Белле совсем замучила, поэтому он ступил на запретную территорию. Ноутбук высветил яркие картинки, десятки фотографий, странно – через пятьдесят лет их может уже не будет, а картинки все так же будут пестреть застывшей жизнью. Поездка на олимпиаду казалась такой далекой, словно прошло не восемь месяцев, а целые года. 
Белла была повсюду, было сразу заметно, где ей надоело фотографироваться, она уворачивалась, ее губы были надуты, а он за кадром все не унимался. Было много совместных фоток, так сложно было поверить, что это было, что она так легко и крепко обнимала его по своей воле, что когда-то они были счастливы. Что будет, когда она вернется? 
Главное ее найти. 
Эдвард захлопнул крышку ноутбука и не оглядываясь вышел из комнаты, маясь от желания действовать. 
Следующие сутки текли бесконечно, они вздрагивали каждый раз, когда телефон звонил. Чарли и шериф из Порт-Анжелеса подключили сложную аппаратуру к домашнему Калленов и мобильному Кая, надеясь отследить звонок. После трех к ним даже пришла Рене, которая была себя на удивление тиха. Она не отходила от Чарли и всячески показывала, как нуждается в его поддержке. Элис очень обрадовалась ей, и они долго просидели наверху. 
Затем Рене с белым лицом скатилась с лестницы и пролепетала, что с Элис что-то не то. Карлайл с тяжелым вздохом отпустил ладони Эсми и поднялся по лестнице. Короткое прояснение коротышки закончилось. 
Чарли неловко обнял бывшую жену, пытаясь успокоить, а та шептала, что Элис говорила ужасные вещи, что это не может быть правдой. Эдвард, скрываясь, жадно хватал ее едва слышный шепот, разбирал слова. А через час им позвонили. 
*** 
К мобильнику на столе дернулись все, но Кай, глубоко вздохнув, спокойно ответил, переводя на громкую связь и показывая знак всем молчать. 
- Да. 
- Чертов Лис, ты догадался! 
- Здравствуй, Аро. Рад тебя слышать. 
- Как ты мог - разрыть могилу собственного брата! У тебя что, совсем святого ничего нет? 
Вольтури побледнел, но его голос не изменился: 
- Есть и это относится к живым. Мне нужна Белла. 
- Почему вы не оставите нас в покое?! Она хочет остаться со мной, просто отвалите от нас, пока я не убил еще кого-то. 
- Хейл мертва? – Они все уставились на Кая недоуменно. Чарли зажал Рене рот. 
- Эта сучка доводила мою девочку, и к тому же она Хейл. Всего лишь исправил ошибку. Так что о чем речь, братик? Давай уговор: я обещаю, что не убью Изабеллу, а ты убираешь от меня Лазаря и его ищеек. Я не хочу, чтобы за мной гонялся весь штат! 
- Нет, Аро, так не пойдет. Прекрати психовать, - Кай повысил голос, словно строгий родитель с ребенком. – Включи голову и начинай соображать! Ты в ловушке, тебя затравят, как зверя. Каллен готов обнародовать кассету, даже если его это тоже утянет. Но если ты вернешь Свон, то он припрячет ее, а между собой уж вы договоритесь. – Он старался не смотреть на лицо шерифа. 
Эсми не верила ушам, она пораженно посмотрела на сына, жалобно умоляя его опровергнуть, но тот усиленно вслушивался в каждое слово. 
- Не молчи, Аро. Я предлагаю единственный выход – обмен. Беллу на пленку. 
- Как ты только ее нашел? - выпалил Вольтури, сочась злобой. 
- Ты же мне и помог в нашем последнем разговоре. Серьезно, Аро, почему ты колеблешься? Это единственный выход. Что тебя удерживает? – Больше всего Кай боялся, что меняться уже не на что. 
- Льстивый хитрый Лис, чего же ты так стараешься? Умасливаешь меня, пытаешься отобрать мою девочку. Дело в том, что я не хочу ее отдавать, вот и вся разгадка! 
- Скрыться не получится, ты хочешь всю жизнь прожить, как крыса, прячась по подворотням? А как же твоя империя, что ты выстроил таким трудом? Стоит твоя навязчивая идея этого? Отпусти ее и получишь все обратно: положение, деньги, власть… 
Аро замолчал, все сидящие в комнате перестали дышать, впиваясь в трубку взглядами. Эдвард навис над столом, почти соприкасаясь лбом с взведенным Каем. 
- Ладно… - отрывисто бросил Аро, Кай зажмурился и приоткрыл рот, выдыхая. – Через два дня на заброшенном причале Фишуотер! Приходишь ты и сынок Лазаря, слышал вы теперь бегаете на пару. Хотя если хочешь, можешь прихватить Уитлока, с удовольствием помогу убрать соперника. И никаких копов, Лис! Если замечу что-то неладное, Изабелла лишится еще одного пальчика. Или жизни! 
Аро отключился, а в комнате поднялась волна возгласов, криков облегчения. Эдвард с чувством хлопнул Вольтури в плечо, безумно признательный, чувствующий сносящую волну эйфории. На шум прибежал Карлайл и пришел в негодование, поняв, что все прошло без него. Эсми попыталась пройти к нему, но Кай попросил всех угомониться: 
- Только не вздумайте поверить ему. 
Все находящиеся в комнате застыли, поворачиваясь к нему. Кай поразился им: 
- Вы серьезно думали, что это правда? Он врал и знал, что врал я. Это всего лишь ширма. Теперь кто кого перехитрит. 
- Что это значит, Кай? – недовольно спросил Эммет. 

- То, что мы наведаемся на причал на день раньше!  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)