16 февраля 2016 Просмотров: 418 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 16. Часть 2

Глава 16. Охота на волка. Часть 2
 
 
*** 
- Ты как? – Джас смотрел с опаской, вероятно, выглядит он совсем паршиво. Эдвард попытался усмехнуться: 
- На самом деле отлично. И это правда. 
- Ну да, ведь теперь ты знаешь, что она жива. 
- Угу, - Эдвард чувствовал, как ниточка между мозгом и языком от усталости перетерлась. – Теперь во всем этом есть смысл. 
- Эдвард… Я хотел попросить… - Уитлок нерешительно мялся, а он заранее поджал губы, догадываясь, о чем пойдет речь. – Я хотел бы увидеть Элис. К ней никого не пускают. 
- Вот именно, Джас, меня в том числе. Элис плохо. 
Джаспер вдруг заговорил горячо, эта вредоносная идея никак не могла покинуть его мозг. Он просто не мог отказаться от своей любви, какой бы она ни была. Он утверждал, что сможет помочь, но Эдвард знал, что это не так. Если Кай не смог, то надежды нет. 
Неожиданно как раз с той стороны послышались громкие крики, они застыли и переглянулись, момент сомнений и колебаний – а затем бегом кинулись к запретной двери. 
Кай удерживал Элис за плечи, вдавливая ее в кровать, но коротышка выворачивалась всем телом, что-то безумно крича, у нее снова начинался приступ. Эдвард на некоторое время застыл, заворожено вглядываясь в дышащее мукой лицо Вольтури. Кай был в отчаянии, не знал, как помочь той, которую любил, и беспомощность разъедала его кислотой. Он умолял Элис успокоиться, пытался прижать ее к себе, сковать ее тельце, чтобы она не причинила себе вреда. 
Джаспер подбежал, но тоже не знал что делать. Элис была не в себе. Она снова не понимала, где находится и что делает, начала выворачиваться активнее и нечаянно поранила Кая обручальным кольцом, а заметив кровь на его губе, пришла в ужас. Свернув ногтями кольцо с пальца, Элис не соображая, отбросила его через всю комнату. Вольтури бегло стер кровь и напряженным голосом бросил Джасперу: 
- Держи ее ноги. Да аккуратней, не так сильно! 
Уитлок надежно удерживал вырывающиеся ноги, Кай, прижав ее спиной к своей груди, скрестил на ней руки, по лицу Элис стекали обильные слезы, но она успокаивалась и без укола. Постепенно ее тело перестало выворачиваться, переходя на мелкую дрожь, Джас, наблюдая за всем этим, не выдержал: 
- И это все из-за какой-то подружки? 
- Я хочу к Белле, - испуганно произнесла Элис, потерянно смотря на них троих. Казалось, что она их не узнает. Эдвард сел на край около нее и потянулся сквозь защитный кокон Вольтури, погладил горячую мокрую щеку сестры. 
- Она жива, мы найдем ее. Обязательно. 
Элис зажмурилась, уклоняясь от его руки. Эдвард убрал ладонь, боясь напугать ее. Похоже, снова для нее они незнакомцы. Он жалко улыбнулся, жалея сестру. 
- Элис, это я, ты ведь меня помнишь? – не удержался Уитлок, отпустил ее ноги, пытаясь подсесть ближе. Кай угрюмо потянул ее на себя, мрачно предупреждая взглядом. – Отпусти ее, видишь – она выбросила твое кольцо, может она передумала! 
- Джас, не надо, это нечестно. Даже по отношению к ней, - Эдвард одернул его. – Она не в себе, а в здравом уме уже выбрала Кая. Оставь ее. 
- Элис, - Джаспер упрямо игнорировал их, смотрел только ей в лицо. – Иди ко мне… 
Он вытянул руки, которые едва заметно потряхивало, ему так отчаянно хотелось, чтобы она все же выбрала его. Джаспер не желал сдаваться. Элис вдруг очнулась и неуверенно нахмурилась. 
- Джас?.. 
Это сделало Джаспера счастливым, пока Кай горел в огне, он потянулся, пытаясь отобрать у него Элис. Та ничего не понимала, только держалась настороженными глазами за знакомое опознанное лицо. 
- Отпусти ее, Вольтури! – прорычал Уитлок, снова становясь агрессивным, коротышка чутко это почувствовала и снова готовилась впасть в истерику. Её выбивала из себя любая мелочь, и Кай это отлично знал, раз уж провел бесчисленные часы около ее кровати. Он, стиснув зубы, оттащил Эл подальше, но все же отпустил руки. 
Джаспер жадно схватил Элис, сжал ее в объятии, прижимаясь губами к волосам, сбивчиво что-то шепча. 
- Моя малышка… Вот так, хорошо, я помогу тебе. 
Элис смотрела в пространство широкими бессмысленными глазами, она не понимала происходящего, не понимала, сколько боли приносит Каю, сколько слепой надежды Джасперу. Эдвард наблюдал за ней и вдруг тоже захотел этой спасительной бессознательности, пусть и его коснется генетический дефект Калленов, чтобы не понимать ничего, провалиться в себя и спастись от мучающих мыслей. 
Вскоре девчонка затихла, отворачиваясь от них к окну, ложась головой на подушку, ее сморил сон. Уитлок, приписывая себе ложные заслуги, сиял, снова зараженный навязчивой идеей. Кай был замкнут и молчалив. Он поднял с пола закатившееся кольцо, Джас тут же враждебно накрыл ладони Элис, но Кай расцепил цепочку с медальоном и повесил кольцо Элис себе на шею. Только бы она не поранила саму себя. Эдварду стало жалко его вечного самопожертвования. Этот парень готов пойти на все ради его сестры. 
- Кай, тебе надо поспать, серьезно. 
- Сначала Уитлок выйдет из комнаты, - спокойно произнес Вольтури. 
Пока Джас шипяще оговаривался, пока Кай безмолвно, но твердо стоял над ним, Эдвард бездумно рассматривал блестящую под светом гравировку на его медальоне. «Кай, Элис, Белла… Дружба - …душа в тр..», дальше надписи не было видно, но он знал эту вещицу и вдруг отчетливо прочувствовал, что связывает их троих. Даже под слоем ватной усталости стало трудно дышать, чтобы преодолеть это, он повернулся к Джасперу. 
- Пойдем, он прав - надо выйти. 
- Не буду я его слушать! Ты видел – она узнала меня, а его нет! Он хочет обманом вынудить ее. 
- Мне плевать, что ты обо мне думаешь, - произнес Кай. – Элис надо поспать, и ты выйдешь отсюда. 
- Ты тоже! 
Они вышли оба, Кай позвал доктора. Уитлок уже давно спустился вниз, а он все стоял в дверях, скрестив руки и привалившись к косяку, наблюдал, как старый доктор Джеранди осматривает Элис, замеряет давление. Эдвард со спины положил ему руку на плечо: 
- Тебе надо поспать. Просто необходимо. – Ответом ему послужила тишина, Вольтури даже не пошевелился. Эдвард всерьез беспокоился за него, поэтому продолжил: - Я серьезно. Так ты ей не поможешь, уже немного осталось. Мы найдем Беллу, и все будет хорошо. 
- Я знаю. – Кай с трудом оторвался от Элис и пошел в свою комнату. 
Это значило, что и ему можно. Всего пара минут и он будет спать, Эдвард почувствовал, что от этой мысли кружится голова. 
 
*** 
Короткий сон оказался поистине целебным, Эдвард встал, сгорая от жажды действий. Ему казалось, что Белла уже на расстоянии вытянутой руки их небольшая удача с Каем выгдядела как настоящий подарок судьбы. Пребывая в лихорадочном оживлении, он зашел по пути к другу. 
Вольтури спал, но сразу проснулся и потом пошел с ним вниз. Там их ждал сюрприз: среди повышенных голосов стояла светловолосая девушка, которая оживилась только с их приходом, пронзительно смотря на Кая. Джеймс буйствовал: 
- Лис, скажи ей, что она зря приехала! Это опасно, я хочу, чтобы она спряталась и сидела тихо! 
- Джейн? Что ты тут делаешь? 
Блондинка со странными серыми глазами игнорировала брата, словно Кай был один в комнате. 
- Я приехала помочь. Твоя подруга пропала? Ты же знаешь, что я могу здорово пригодиться. – Она так хотела остаться среди них, только бы быть недалеко от Вольтури, который смотрел на нее хмуро. 
- Не думаю. 
- Кай, - одернула она его, жестко смотря ему в лицо. – Ты знаешь, кто я и что могу. Я отлично знаю Аро и его шайку, ты не должен гнать меня. 
- Должен, - снова вмешался Джеймс. – И сделает это! Слышишь, Лис?! Ты обязан, ее же убьют, Аро мечтает об этом. 
- Джеймс, заткнись, - Джейн снова обратила глаза к единственному своему человеку: - Пожалуйста, позволь мне остаться. Я знаю все, что тут происходит, знаю про… Элис, - неловко закончила она. – Ты не можешь отказываться от любых средств, вдруг я сумею помочь. 
Это была очень паршивая ситуация, все смотрели на Кая, персонально Джас мечтал, чтобы Джейн осталась, надеясь на свои собственные планы. Джеймс негодовал и тревожился, а Кай откровенно колебался. Его искушали. И чем – тем, что известно было ему дороже всего, как он мог в здравом уме отвергнуть малейшие средства? Даже если это неправильно, даже если Джейн любит его и он прекрасно осознает, что это плохой поступок… 
Больше всего ему сейчас была необходима Герда, которая была его гарантом в риторических задачках, его совестью. Рядом с ней Кай всегда знал правильно и неправильно, а сейчас, загнанный в угол, не видел отличий черного от белого, одни сплошные желания. 
- Уезжай, Джейн. 
Джеймс благодарно посмотрел на него, принимаясь за свои уговоры, а блондинка опустила голову, упрямо стискивая зубы. Она процедила, что никуда не поедет, если ее прогонят, то она начнет самостоятельные поиски! 
- Пусть остается, - весомо заметил Карлайл, Янг взъярился: 
- Тебе лишь бы свою семью спасти, Лазарь! А о чужих ты никогда не думаешь! Хочешь, чтобы ее убили? 
- У нас такая охрана, что ей же будет лучше! И она действительно может пригодиться, если Аро узнает, что Джейн тут, то может даже вынырнет из своей норы. 
- Значит игра на живца?! 
- Я согласна! – перебила брата Джейн. 
- Идиотка! – Янг разгневанно хлопнул дверью, не желая видеть ни сестру, ни этого лживого Каллена. 
Присутствующие переглянулись, Анжела нерешительно потянула Джейн ладонь, представляясь. Та ответила, но перед этим бегло взглянула на Кая, на миг её лицо озарившись таким торжеством, что стало больно смотреть на ее безнадежную радость. 
*** 
К всеобщему удивлению, сюрпризы на этом не закончились. К ним прибыл еще один неожиданный гость. Эдвард, Карлайл и Кай стояли над картами, выслушивая отчет полицейского, прибывшего из Порт-Анджелеса, когда послышался возмущенный голос Эсми, и в гостиную с королевским видом вторглась с королевским видом эксцентричная женщина. 
Карлайл потерял дар речи при виде Рене Свон, высокомерно стоящей в центре его гостиной. Она практически не изменилась – столь же убежденности, что мир сотворен для нее и ее взбалмошных перемен. Что все вокруг должны преклоняться перед ее красотой и чувствами. Словно у него их не было. 
- Что ты тут делаешь? – получилось зло, даже через столько лет он не мог простить ее. Это было так глупо, особенно учитывая, что у него есть любимая жена, которая сейчас на него смотрит. 
- Карлайл, где моя дочь? – Рене сверзилась на их головы с неба и тут же предъявляла претензии, требовала ответов, упрекала. Но сказать ему не дал сын – Эдвард посмотрел на нее неприязненно: 
- А вы вспомнили о существовании Беллы? А где вы были, когда она пять часов прождала вас в аэропорту? Судя по тому, что я знаю, вы не сильно утруждали себя материнской заботой! 
Рене изумилась его дерзости, плавно покачиваясь, подошла и схватила его подбородок, рассматривая лицо на свет. И хоть она была значительно ниже Эдварда, это не помешало ей смотреть свысока: 
- Все ясно, - Эдвард стряхнул ее руки со своего подбородка, смотря с вызовом. – Как же ты похож на своего отца в молодости, просто копия! У моей дочери не было шанса. Вы, Каллены, - наше безумие. В свое время у нас с Карлайлом был бурный роман, я с ума по нему сходила. 
- Я попросил бы тебя проявить уважение к моей жене, - процедил Карлайл. – Если ты не заметила, то она стоит рядом. Ты так и не научилась замечать кого-то кроме себя! 
Рене повернулась к побледневшей решительной Эсми и снисходительно усмехнулась, смерив взглядом сначала ее, а потом зазывно приподняла бровь, смотря на Каллена. Якобы спрашивая – серьезно ли он? Твердо уверенная, что до сих пор занимает полностью его сердце и может продолжить в любой момент снова крутить им, как хочет. Эдвард поразился огромной разнице между ней и Беллой. 
- Да, Карлайл, ты прав, я была слегка эгоистична. Но что ты хочешь? Я была молодой и глупой, тогда мне все казалось веселым. Потом мне пришлось расплачиваться, родилась Белла, и я была вынуждена измениться. – Она успешно проигнорировала, что у всех присутствующих на лицах отразился скепсис, а Рене, нарочито не замечая Эсми, продолжила: - Я стала другой, Карлайл, совершила много ошибок, и все для того, чтобы понять, что все это время продолжала любить только одного мужчину в своей жизни… Мы могли бы попробовать, возможно, это сама судьба. 
Кай тактично притворился, что его нет в комнате, Эсми ушам не верила, пронзая взглядом беспринципную соперницу, а Каллен вдруг стал таким же неотразимым, как и двадцать лет назад. 
- Рене, даже если бы это было правдой – это нелепость. Все, что было у нас в молодости, – ошибка, я люблю только свою жену. Эта удивительная женщина единственная для меня, она подарила мне покой, счастье, наследника, и ничего другого я не желаю. 
Каллен учтиво подал Эсми руку, и та благодарно потянула свою в ответ. Эдвард оказался ровно позади них и видел, какими взглядами обменялись родители. Они были влюблены до сих пор! После стольких лет. Он покачал головой, отчего-то гордясь ими, зная, что с ним будет та же история. Его сердце было испорченным, пока Белла не поселилась там, но после все изменилось и так останется всегда. Если он ее не найдет, если с ней что-то станет… То ему придется всю жизнь жить с пустой дырой в груди. 
- А вас не интересует судьба дочери? – невыразительно спросил Кай, пронизывая Рене своими синими глазами, та дернулась. – Или вы приехали только попытаться разбить семью Калленов? Вас совсем не заботит то, что Белла в руках Аро? 
- Кай! Как ты можешь так говорить? Я жутко волнуюсь за Беллу, я примчалась с другого конца страны, чтобы потребовать от Карлайла объяснений! 
- Причем тут мой муж? – возмутилась Эсми. 
- А как он мог допустить такое? Что будет с моей девочкой? – неожиданно Рене начала искренне переживать, все больше накручивая себя, полицейский попытался ее успокоить, заверяя, что все силы штата сейчас брошены на обыск Порт-Анджелеса, но женщину уже снова захлестывали эмоции. 
На шум пришли Анжела и Эммет, и первая попыталась по доброте душевной успокоить паникующую мать. Эдвард смотрел на нее с презрением, и, похоже, Кай снова был согласен с ним, только глубже скрывал свои чувства. 
- Я еду в Порт, - Эдвард не собирался оставаться просмотр театра, лучше сделать что-то полезное. 
Эсми оторвалась от мужа и переплыла к нему, уговаривая его не ехать и больше не рисковать. После того, что в него ночью стреляли, она готова была насильно удержать сына дома, наконец, осознав всю степень опасности. Эдвард не соглашался, в голове настойчиво билась одна мысль – найти Беллу, какой угодно ценой. 
- Мне очень жаль, Рене, но мы не можем предложить тебе свое гостеприимство, - холодно прервал этот бедлам Карлайл и повернулся к нему: - Эдвард, прежде мне нужно с тобой поговорить. 
- Снова ты о своем "порше"? – он пытался не усмехаться. – Видишь ли… 
- Нет, это всего лишь железка, нет никакого сравнения. Пожалуйста, пройди в мой кабинет! 
Ему ничего не оставалось, как выполнить «просьбу». 
*** 
Как только они остались наедине за закрытыми дверями, он заявил отцу, что дает пять минут. Карлайл непривычно нервничал и смотрел виновато, он пригласил сесть, и сам сел в кресло рядом. 
- Эдвард, я хотел извиниться… 
- За что именно? 
- За все. Я совершил много ошибок. 
- Удобно, однако. 
- Не язви, я искренно прошу прощения у тебя, я был к тебе не справедлив. 
- Вау, так ты заметил? Да ладно, чего там – всего восемнадцать лет. – Он не собирался тут задерживаться, но неожиданно для себя вдруг начал высказывать наболевшее: - За что именно ты хочешь извиниться – за то, что я всю жизнь наизнанку выворачивался, пытаясь заслужить хоть немного одобрения и никогда его не получал? За то, что твоя гребанная политика с детства сделала меня неполноценным? Знаешь, благодаря Белле я понял, насколько ущербным являюсь, оказывается, во мне не хватает таких незначительных мелочей, как совесть там, справедливость, прочие столь же ненужные мелочи, о которых ты не позаботился. Главное же престиж, да? Так что спасибо огромное за отличное детство, кучу чопорных нянек, и все остальное. Знаешь, все же у вас с Рене есть общая черта, роль отца тебе тоже не удалась! 
Он не понимал, зачем это говорит, Карлайл останется глух, стоило ли снова надрываться, ломиться в закрытые двери – ведь решил же, просто подождать независимости и окончательно оторваться от этого человека, приносившего одни разочарования. Карлайл не изменится. 
Однако в глазах отца была боль. Он не призывал его к порядку, холодной голове и прочему, а смотрел на него виноватым зеркалом. 
- Эдвард, ты абсолютно прав, мне больно было проявлять к тебе холодность, ведь ты мой сын, мой наследник, моя гордость. Я очень люблю тебя и всегда любил. 
- Ты успешно это скрывал. Ты хоть знаешь что это такое – не иметь уверенности, что родители любят тебя? 
- Я всегда любил тебя, Эдвард, заботился, давал все самое лучшее, ты рос как маленький принц. В то время как твоя сестра даже не имела своего имени, не знала, что она моя дочь. Я чувствовал вину перед Элис за то, что обделяю ее. Я старался, как мог! 
- Так значит, я расплачивался за то, что ты изменил жене и получил внебрачного ребенка? Я всю жизнь терпел, чтобы ты был справедлив к Элис? – У Эдварда круги расцвели перед глазами, в этот момент он вдруг понял, что его огромный кумир свергнулся с постамента. Его отец никакой не безгрешный недостижимый эталон, напротив – он так мелок. – Отлично, рад, что я теперь хотя бы понимаю причину. Мне тебя даже жалко, Карлайл. 
Эдвард почувствовал легкое неосязаемое касание к своей руке, бегло улыбнулся, узнавая мираж. Свон из его головы была здесь, незримо помогала ему выбрать правильную дорогу. Она бы одобрила, Каллен мимоходом напряженно улыбнулся поджатыми губами. 
- Нет, Эдвард, постой! Не уходи так. Я хочу все исправить. Ты перестал называть меня папой, только по имени, теперь, когда я обрел дочь и понял свои ошибки, я не хочу потерять тебя! Раньше ты доставлял мне много хлопот, и я понимаю, что я сам в этом виноват, но когда ты встретил Изабеллу, ты сильно изменился. 
- Я знаю! 
- Нет, подожди, я хочу сказать, что я очень горжусь тобой, твоими успехами в учебе, спорте и жизни. Благодаря ей или нет, но ты стал очень достойным человеком и превзошел меня. Я обещаю, что сделаю все, что в моих силах, чтобы спасти твою девушку. Я готов дать показания в полиции о «сотрудничестве» с Аро. 
Каллен развернулся к отцу, не веря ушам. 
- Ты готов сесть в тюрьму? 
- Это будет справедливо, я заслужил это. 
- Ты еще голову пеплом посыпь! Мне не нужны такие жертвы, я сам спасу Беллу, это мое дело. А ты просто не забудь эти слова после. Попробуй играть по-честному, надеюсь, у тебя получится. 
Он снова потянул ручку на себя, но Карлайл быстро произнес: 
- И ты сможешь простить меня? У нас все еще может быть нормальная семья? 
Эдвард очень долго колебался, прежде чем ответить, но Белла шептала в затылок слишком громко. Снова требовала своего - прощения. 
- Может. 
 
*** 
Аро зашел как всегда бесшумно, порыв воздуха - и вот Белла дико озирается, сжимаясь в комок, готовясь. Она приготовилась прощаться с недолгим глотком незамутненного рассудка. Целый день жестокий надсмотрщик не травил ее химическим ядом, и хоть состояние было тяжелым, Белла обследовала себя и обрадовалась – никаких следов насилия. Она загнанным зверком сидела в углу и тайком улыбалась запавшими глазами – она все еще принадлежала только Эдварду. И пока в силах продолжит бороться за это. Она будет сильной, сожмет посильнее зубы и будет. 
- Привет, любимая! – Аро был необыкновенно доволен, что-то очень радовало его. 
Белла насторожилась, смотря на него исподлобья. 
- Эй, милая, выбирайся из своего угла, мы сегодня отмечаем. 
В комнату вкатили стол с горящими свечами. Официант бегло, не смея посмотреть на нее, расставил бокалы с красным вином и удалился. Вольтури дернул ее за руку, сустав вывернуло болью, ее насильно усадили за столик. Смотря на хищника напротив, Свон пыталась сохранить остатки достоинства, распрямила плечи, смотря на него с победной жалостью, зная, как его это бесит. Вольтури тут же разозлился, хоть и не показывал вида, он сунул ей в буку бокал, сильно завораживая ее пальцы вокруг хрустальной ножки. 
- Пей, Изабелла! 
- Снова подмешал какой-то дряни? 
- Нет, любимая, я специально ждал, чтобы ты была в ясном уме. – Аро прищурился на нее из-под прикрытых век, примериваясь как, вцепиться в горло. – Ты обязана выпить за смерть своего любовника. 
Хрустальный бокал сам выпал из ее ослабевших пальцев, кровавое пятно расцвело на белоснежной скатерти, посыпались осколки. Аро торжествовал, видя ее лицо, он молчал, пытаясь не проронить ни единой капли ее ужаса. 
- Ты врешь! – презрительно процедила Белла, сжимая кулаки, ненавидя его в этот момент всей душой. 
- Нет, я же обещал, что он нам не помешает. Каллен снова путался под ногами на пару с моим братиком, они искали тебя. Эмбри застрелил его, я уже отправил труп Лазарю. 
Белла смотрела на Аро, а сама падала по спирали в закручивающуюся черную трубу. Сердце стучало в ребра, качая пучками кровь по сосудам, стопорясь тромбами. Нет, Эдварда больше нет… всего на миг ее пронзила сильная боль, а затем ослабленный организм, отвергая нагрузку, отключился, милосердно убирая реальность. 
*** 
Проснувшись среди ночи, Белла почувствовала чье-то присутствие, вокруг была кромешная тьма. С сильно бьющимся сердцем она выпрямилась, готовясь к чему угодно, на затылок легли чьи-то руки. Свон с испуганным упрямством попыталась отскочить, но ее удержали. 
- Тихо, Белла, это я… 
- Эдвард? – задохнулась она и порывисто кинулась к нему в темноту, обхватила крепко-крепко, не веря в происходящее. 
Даже темнота крутилась как-то неустойчиво, словно пространство не трехмерно, а больше. Белла жадно ощупывала его впотьмах, пытаясь удержать. 
- Как?! Как ты тут оказался? Аро близко! Он соврал, что убил тебя. 
- Тише, любимая, все кончилось, - Эдвард пытался остановить ее судорожные движения, не понимая, что она пережила и что для нее значит сейчас видеть его. 
Она пыталась вскочить, заставить его бежать, но Каллен вел себя странно. А потом все смешалось, темнота стала неплотной с прорехами, кто-то включил тусклый свет, появились другие голоса. Кто-то куда-то торопился, сбегал, где-то рядом снова ходила опасность. А Белла устало сжала голову, сворачиваясь в клубок, закрываясь руками. Ей так хотелось, чтобы все кончилось. 
*** 
Врач смотрел на Свон с жалостью. Настолько отвлекся, что забыл, кто стоит с ним рядом. 
- Это необходимо прекратить. Посмотрите на нее, так дальше нельзя! 
Девчонка сидела на стуле с прямой спиной и бессмысленно смотрела перед собой, не понимая, где она. Худые плечи застыли и приподнялись полукругом, Изабелла едва слышно дышала, заморожено едва заметно улыбаясь. 
- Я позвал тебя не за этим! Дай ей каких-нибудь лекарств и проваливай. 
Аро почувствовал настойчивую потребность разорвать горло этому раздражающему докторишке, все внутри засвербело от предвкушения крови. Почувствовав опасность, пожилой врач опомнился и подобострастно заглянул на него. 
- Мне безумно жаль, но лекарства правда ей не помогут, организм не воспримет еще хоть сколько-нибудь препаратов. Она истощена, у нее серьезные проблемы. Эти… лекарства, что вы ей даете… у нее слабая психика? – очень аккуратно спросил врач, а Аро широко, хищно улыбнулся, заставляя его вздрогнуть. 
- Нет, как раз в отличие от здоровья, психика у моей девочки самая сильная и здоровая, что я видел. Как она сопротивляется моей химии. Но я не могу этого прекратить, она еще не готова! 
- Аро, если вы продолжите, то даю ей максимум две недели, больше она не протянет. 
*** 
Доктор давно ушел, он даже отпустил его просто так, а сейчас сидел над спящей, как ангел, Изабеллой и гладил ее волосы. Почему эта упрямая девочка не хотела его любить? 
Зачем все так усложнять? Он готов был ее ненавидеть. Такая хрупкая, чистая, слабая, а смогла то, чего не смог никто другой - поставить его на колени. 
Аро был полностью подчинен, озлоблен, очарован ей. Теперь он на самом деле помешался на ней, бросил все дела, двадцать четыре часа в сутки думал об этом демоне в обличье ангела, объявил войну Лазарю и прятался, как крыса. Ищейки Каллена накрыли их логово. Но он узнал об облаве заранее и успел ускользнуть со своим сокровищем. 
Корабль плавно покачивался на волнах, как колыбель, укачивая его, спящую девушку, утешая обманчивым покоем. Ну почему она сопротивляется? Аро поддел длинную черную прядь и поднял в воздух волнистый локон, затем положил обратно, растирая его между пальцами. Упрямая Белла, не хочет действовать по его плану. Не понимает, что должна стать во главе чего-то очень могущественного, в основе его рода. Свергнуть гнилую патриархальную элиту с деспотичным самовлюбленным Лазарем во главе, пустить больную застоявшуюся кровь. 
Это новое время, в котором будут править они – он и его маленькая стойкая девочка, которая все же полюбит его. Она будет его единственной опорой, только ей он будет доверять полностью. Изабелла станет не только его женой, но и поверенной, разделит все его дела. Ему нужна семья! Всем нужна. 
«…максимум две недели, больше она не протянет…» 
Аро злобно и отчаянно схватил прядь в кулак, трясясь от бессильной злости – она не оставляет ему выбора! Неужели так хочется умереть, лишь бы не быть с ним?! Спит сейчас, как ангел, а стоит проснуться и снова станет колючей, резкой, снова и снова будет отталкивать и унижать его. Нежный профиль, длинные волосы – и в голову не могло прийти, какой стальной стержень скрывается у нее внутри! Девочка-обманка. И одновременно самая искренняя и чистая из всех, что он видел. Чувствуя отчаяние, Аро дернул ее рукав, обнажая хрупкий сгиб локтя. Белла зашевелилась, а он вколол весь шприц без остатка. 
*** 
- Нельзя больше повышать дозу. 
Ну вот, и этот о том же! Вольтури недовольно смотрел на своего фармацевта-экспериментатора, а тот зажимал пульс девчонки, сидящей обнаженной в ванне. 
- Аро, у нее пульс как у птицы, ты загонишь ей сердце! Если хочешь здоровых наследников, то притормози. 
- Я не собираюсь ее жалеть! 
- Тогда скоро она превратится в овощ, - философски заметил циничный «лекарь» и деловито повернулся к ящичку с зельями. – Сам понимаешь, правительство только испытывает эти препараты, не доказано, что они меняют волю. А вот нервную систему сажают точно. 
- Неважно! Делай свою работу и выметайся. 
Когда подпольный химик завел волосы за спину, оголяя шею, Свон даже не вздрогнула. Он вколол ей новую дозу и встал, собирая вещи. Когда они остались вдвоем, Аро сел на пол около ванны и погрузил пальцы в теплую воду, кладя подбородок на мраморный бортик, рассматривая красивую девушку. 
- Кто же ты – ангел или демон? 
Изабелла никак не отреагировала, сидела с открытыми глазами и только коленки и острые плечи выглядывали над водой. 
- Ты должна полюбить меня, Изабелла, потому что я не сжалюсь над тобой. Это ничего не значит, любимая, я не стану твоим рыцарем и не спасу тебя. Ты умрешь. Поэтому прекращай сопротивляться… 
Он достал руку из воды и благоговейно погладил ее по щеке, наслаждаясь мягкостью кожи, такая тонкая, словно полупрозрачная. Что сделал жалкий Каллен, чтобы завоевать ее сердце? 
Девчонка медленно моргнула и ничего не изменилось. Его рука переползла с лица расслабленной ладонью на шею, ложась у самого ее основания. Она не вздрогнула даже, когда та сжалась вокруг ее обнаженной груди. Аро жестко прищурился, время шло. Он сквозь воду водил рукой по ее телу, ему нравилось это ощущение, вода остывала. 
- Элис, ты же знаешь, что ругать будут меня. Давай лучше спросим у бабушки… 
Она снова начала бредить. Аро приподнялся и благодарно поцеловал сладкие губы – ему нравилось слушать. Не понимая, Изабелла рассказывала все, о чем он спрашивал, узнавал все ее секреты. 
- Что спросим? 
- Элис снова хочет сбежать без спроса… - Белла запнулась, а затем перескочила на другое: – Она говорит, Эдвард сильно беспокоится… 
- Эдварда нет, Изабелла, он умер. 
- Умер, - она кивает безнадежно, даже сейчас на пике бессмысленной малиновой волны. 
*** 
Аро определенно забавляло отношение Беллы к хорошо известным персонажам. Он хохотал над их жалкой летней историей с Лисом, его брат бездарно прошляпил момент, играя высокие драматичные материи. Его вообще веселила вся их отчаянная драматичная история, в которую он постепенно скатывался сам. Изабелла была глупой – вечно стремилась кого-то любить, прощать, не думая о себе, кидалась спасать. Для нее все были лучше, только не она. 
Замечая, как Свон с каждым днем слабеет, он нашел новое развлечение – внушал ей то, чего нет, всячески игрался с ее сознанием. 
Сейчас он вывел ее на свежий воздух показать ее любимое солнце, крикливых чаек, видневшийся с боку залив. Свон заметно радовалась этому, а сама, между прочим, украдкой щурилась на него, пытаясь барахтаться среди ложный и истинных воспоминаний. 
- Почему ты так смотришь на меня, любимая? – он мило улыбнулся, а Белла только покачала головой. Сейчас ему охота была притвориться добреньким «Майком». – Не переживай, я знаю, что в твоей голове все смешалось. Мы попали в аварию, и ты получила травму головы, я твой любимый муж, Майк, мы живем в Аризоне, у нас двое чудесных детишек. 
- Детишек? Ты с ума сошел, я точно знаю, что это неправда! – Белла настороженно отодвинулась от него, Аро закатил глаза и взял бокал со стола. 
- Ну вот, снова! Милая, тебе надо выпить лекарства… 
Вскоре Белла сидела на корточках перед ним и с рук кормила глупых жадных чаек, ему приблизиться не получалось – идиотские птицы тут же улетали. Девчонка счастливо смеялась, и за это он наступил птице на крыло, когда та оказалась близко. Чайка с воплями задергалась и затоптать ее не получилось. Аро отбросил выбившиеся волосы за спину и досадливо оскалился в улыбке. 
- Что ты наделал?! 
Свон пришла в негодование, ее счастье растворилось, больше она не улыбалась, а отталкивала его протянутые руки. Вольтури сердито завернул ее локти за спину, помня, как в прошлый раз чудом не сломал ей запястье. Белла потом еще долго пряталась и не поддавалась внушениям. 
- Хватит дергаться, Изабелла, сдалась тебе эта чертова птица! 
- Ты хотел ее убить, ты убийца! Я вспомнила, ты – Аро Вольтури, по локоть в крови! 
От злости он ударил ее по лицу, и Белла упала на деревянные доски палубы. Черт. На не скоро живого места не будет! Девчонка снова начала что-то бормотать про свою коротышку и это разозлило еще больше. Аро присел перед ней на корточки, притворно ласково гладя ее по шелковистым волосам. 
- Изабелла, снова ты о ней? Тебе пора уже смириться. 
- С чем? – испуганно спросила Свон, не доверяя ему. Аро впился в нее своими темными глазами, раздельно проговаривая каждое слово: 
- Элис не существует и никогда не существовало. Ты выдумала ее. 
- Что? Не правда, конечно, Элис существует! 
- Белла, - с жалостью посмотрел на нее Аро. – Тебя только выписали, ты же не хочешь обратно в лечебницу, не стоит снова настаивать на своих фантазиях. Ты выдумала себе якобы существующую подругу, но ее никогда не существовало. 
- Ложь, Элис - моя подруга, дочь Карлайла, я знаю ее всю жизнь! Я к ней переехала в Форкс. 
- Бедная моя… У Каллена только один ребенок. У тебя с детства было раздвоение личности, ты придумала Элис в семь лет… 
- Нет, - яростно замотала головой Свон. – В семь она приехала в Финикс, и мы познакомились! 
- Ты не находишь странным совпадение, что твоя Элис живет в городе, куда ты переехала и где тебе пришлось так тяжело, что у нее якобы тоже проблемы с психикой, что она по чудесному совпадению оказалась сестрой твоего принца? Ты все придумала, Изабелла, сделала себе идеальную подружку и приписала ей свои черты. Ты все выдумала. 
Тяжелые пронзительные глаза Аро гипнотизировали ее. Белла обессилено сдавалась, погружаясь в отчаяние. С ее головой, и правда, что-то не то, она многого не помнит, постоянно живет словно в дымке, наверно, она сумасшедшая. От чувства огромной потери Белла забыла про птиц, свежий ветер и захотела обратно, спрятаться в темноте своей комнаты. 
*** 
Сдвигов не было, Аро уже что только не перепробовал: убедил ее, что Каллен умер, что коротышки вовсе не существовало. Изабелла очень скорбела даже по этому вымышленному образу. Вскоре ему надоело и так развлекаться, он просто хотел уже, чтобы Изабелла вернулась, стала сама собой и в трезвом уме полюбила его. 
Прошло больше недели с еще похищения, Аро забыл, как жил без нее, что у него были какие-то еще интересы, кроме как копаться в ее голове, вылавливать там самое сокровенное и менять. Он пытался заставить ее поесть, но Свон отказывалась. 
- Не зли меня лучше, иначе мне снова придется причинить тебе боль. 
- Но я не хочу, у меня болит внутри… - Белла вертела головой и отодвигала тарелку. 
Пришлось заставлять ее силой, снова он в бешенстве, снова пришлось вколачивать свой гнев в очередную грушу для битья, чтобы сохранить ее шкуру. Эмбри уволок молодого паренька без сознания, а Аро подумал, что, судя по проскользнувшему взгляду, ему надо чутче прислушиваться к экипажу корабля. 
Из подземного притона он взял в новое укрытие только самых проверенных, но все же стоило перестраховаться. Они понимают, в каком положении оказались – их загнали в угол, а босс и не думает что-то исправлять, только сутками сидит со своей пленницей, долго нашептывая ей что-то в уши. 
Аро волчьим нутром чувствовал опасность, но все равно отбросил это и вернулся к Изабелле. Теперь его не интересовал даже Кай. 
- Изабелла? 
Ее нигде не было, в горле стянулся тугой ком, он рванул к противоположной двери, через кубрик выбрался на открытую верхнюю палубу и окаменел. Свон лежала прямо под перилами лицом вниз. Наверно хотела пройтись по бортику и поскользнулась. 
- Белла, Белла… - он трогал ее лицо, убирал волосы, прижимался ухом к груди. Прибежал Эмбри и еще один худой дерганый парень. Последний попытался приблизиться к девушке, бормоча что-то про медицинскую помощь. Эмбри предусмотрительно не приближался и правильно сделал – Аро разъяренным зверем схватил парня за глотку и швырнул через перила в воду. И хоть яхта стояла на якоре, парень все равно упал неудачно – задел винт. Вода расцвела красными пузырями, Эмбри позволил себе недовольное поджатие губ, которое сменилось животным испугом, когда Аро перевел глаза на него. 
- Хочешь что-то сказать? 
- Н-нет, босс… 
- Тогда достань тело, а то уплывет и копы наткнуться. 
- Конечно. 
Аро перенес Свон обратно в золотую клетку, положил на кровать и неожиданно лег сам, обнимая ее одной рукой. Когда же это кончится? Он не заметил, что произнес это вслух. Белла пошевелилась и повернулась к нему. 
- Не знаю… 
- Что ты помнишь? - настороженно спросил Аро, девчонка пожала плечами: 
- Все, - но не спешила скидывать его руку, он почувствовал прилив яркого адреналина. 
- И? 
Возможно, закончилась доза очередной дряни, или она просто очень устала бороться, но в ней больше не чувствовалось ненависти. Аро, упиваясь своей победой, переложил ее на себя. Хотел что-то сказать, но не стал, ему нравилось все, как сейчас. А еще слово и все может измениться, поэтому он дождался, когда ее дыхание станет ровным, осторожно достал очередной шприц и вколол его. 
Солнце опускалось, меняя освещение в комнате, поползли тени. Уже было темно, когда Белла проснулась, пошевелилась и нежно потерлась об его подбородок. Аро не шевелился, зная, что его снова назовут Эдвардом. Время наслаждаться чужим украденным счастьем. Жаль, что этого щенка все же не шлепнули. 
- Аро… 
Он окаменел. Она произнесла его имя… Этого не могло быть. 
- Бедный мой… - Она приподнялась, смотря на него с близкого расстояния. – Такой одинокий, совсем один… 
Она снова смогла разрушить его голову, защищаясь, он сковал обе ее тонких руки, вжался затылком в подушку, отодвигаясь от ее болезненно пронзительного лица. 
- Не бойся меня… - она шептала. – Я не причиню тебе зла. 
Ведьма, демон. Аро уже сам был не рад, он до ужаса боялся Беллу и того, что она могла сделать… 
- Зато я тебе причиню! – он впился в ее шею, поцелуй перерос в укус. Он, словно вампир, пытался добраться до ее крови, а эта чертова девчонка даже не сопротивлялась. – Ну же, Свон, даже не будешь сопротивляться? 
Она жалела его, тянулась ладонями к лицу, круша все железные преграды внутри. Аро не знал, что хлынет из-за них слепое бешенство, в котором он нечаянно сломает ей шею или нечто иное, более страшное. Что убьёт теперь уже его. 
А через секунду он беспомощно целовал сладкие губы, упиваясь тем, что она в его руках, что не сопротивляется. Такая мягкая, странная, святая. Сходя с ума, он уже точно знал, что она станет причиной его гибели. Белла погубит его, и Аро совершенно это не волновало. Его жизнь, за которую он так яростно царапался и боролся, потеряла свою ценность.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)