16 февраля 2016 Просмотров: 505 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 14

Глава 14. Черный рейд
 
 
*** 
- Ну что, ты готова? – Кай набрал побольше воздуха, с легким сомнением смотря на Элис. 
- Ха-ха, ты до сих пор побаиваешься шерифа! 
Он широко ухмыльнулся, признавая правду, и вышел из машины, открыл ее дверь и подавал руку: 
- Мадам. 
- Мерси! – чтобы ни говорила, но хихиканье ее тоже было немного нервным. – Как я выгляжу? 
Вольтури осмотрел ее с ног до головы. Стараясь выглядеть основательней, Элис надела платье в стиле жен сороковых и выглядела очень элегантно. Трикотажное охровое платье чуть ниже колена, сумочка на тонком ремешке, нитка жемчуга на шее и аккуратная подобранная прическа. Его невеста - совершенство. 
- Респектабельно, - улыбнувшись, он попытался еще раз пригладить волосы, думая о том, что Элис не позволила ему сделать кое-что важное. Элис мягко одернула его руки и сама пригладила его волосы, пришлось нагибаться. 
- Ну что, - сглотнул Кай, протягивая ей руку. – Идем? 
Элис кивнула, и, крепко сжав ладони, они пошли к дому Свон. 
Чарли очень удивился их приходу, заглянул за спины, ожидая увидеть дочь, и его лицо удлинилось: 
- А Белла не с вами? О боже, ее снова наказали, что она снова натворила?! 
- Нет, все хорошо, это просто визит ээ… вежливости. Чарли, давай присядем, - пока говорила только Элис, Кай наращивал запас мужества. На удивление ее отца он совсем не боялся, но вот этот шериф… Двустволка… 
- Нет, вы мне скажите: как у представителя закона могла получиться такая нарушительница? Не прикрывай ее, Элис, говори как есть! Белла подожгла спортзал? 
Они переглянулись, не понимая, откуда такие фантазии в его голове, разве их подруга не самое милое спокойное существо? Вскоре кое-что прояснилось – Чарли рассказал, что миссис Коуп звонит ему почти каждый вечер с жалобами на поведение дочери. Кай предположил, что тут личный интерес, Свон неожиданно сбился, покраснел и быстро взглянул на Элис. 
- Ладно, сменим тему. Если вы пришли не подмазывать Беллу, то что тогда? 
- А что я не могу просто так заглянуть попить чай? – заносчиво взъерошилась Эл. Вольтури посмотрел укоризненно – значит, совсем не волнуется, да? 
- Нет, конечно, Элис! – загорячился шериф. – Ты же знаешь, что это твой дом, я всегда тебе рад! Кай, тебе тоже. 
Вольтури оценил, как тема дома плавно его обошла и решился: 
- Чарли, поэтому мы и здесь. У Элис было совсем не просто с отцами, они исчезали и объявлялись, но ты всегда был рядом с ней, и она очень любит и уважает тебя. – Брендон уже тряслась как осиновый лист, вся ее невозмутимость растаяла, она сжала крепче его ладонь, выражая благодарность. Он говорил именно то, что она чувствовала. – И мы хотели сообщить тебе лично. 
- Так-так-так… - сначала он растрогался, но после последней фразы в нем проснулся шериф, предчувствуя на уровне рефлексов продолжение. 
- В общем… мы решили пожениться, - закончил Кай, отфыркиваясь, расправил плечи от облегчения, что все же произнес это. 
- ПОЖЕНИТЬСЯ?! – Свон подскочил на ноги, рефлекторно шаря по поясу в поисках кобуры, его лицо побагровело. 
Элис тоже подскочила и принялась махать на него рукой, вторую не выпускал Кай, вставший за ней следом. 
- ТЫ БЕРЕМЕННА! 
- Да нет же! Почему все спрашивают?! - воскликнула Элис. – Пожалуйста, сядь, и поговорим как цивилизованные люди. 
Они сидели в комнате втроем, не считая витающего духа двустволки над ними. Чарли пытался прийти в себя. У Кая и Элис быстро бились сердца, сцепленные ладони немного вспотели, они ждали приговор. 
- Точно не беременна? – недовольно спросил шериф, пронзив взглядом «счастливого» жениха. 
- Точно! Не думала, что ты так отреагируешь, - обиделась Элис. – Мы тебе первому сообщили. Я думала, ты одобрил мой выбор! Представляю, что тогда закатит папа… 
Внезапно Чарли стало стыдно, он посмотрел на них обоих, на их плотно сжатые руки, на то, как они сидят рядом, и вдруг внутри отпустило. 
- Ладно, кажется, я переборщил. Просто это так неожиданно, Элис, тебе всего восемнадцать. К чему такая спешка? 
Они переглянулись снова и поняли, что как-то не продумали этот момент – вряд ли родители поймут настоящую причину. Кай снова решил все взять на себя. 
- Следующей осенью нам ехать в колледж, я хотел бы, чтобы все было правильно. Я понимаю ваши сомнения, мистер Свон, но обещаю, что смогу позаботиться об Элис. 
Чарли смотрел на них и жевал губу, потом еще раз обреченно вздохнул и сказал: 
- Да я не сомневаюсь, ты действительно хороший парень, Кай. Я рад, что вы любите друг друга, просто сложно смотреть, как мои девочки становятся взрослыми. Летом мне пришлось отпустить вас на озеро, но это ведь еще дальше. Элис окончательно оторвется от меня. 
Он ужасно смутился своих слов, а Брендон кинулась ему на шею, обнимая его и обещая, что никуда она не оторвется, всегда будет его любить и часто-часто навещать. Живо вспыхнули все ночи и дни напролет, что она провела в этом доме, практически жила здесь, нашла кров и защиту от объявившегося отца и обманывающей всю жизнь матери, спала на втором этаже, сидела по утрам за столом с Чарли и Беллой. Удивительно, но похоже у нее даже не два, а целых три отца! 
 
*** 
Эмили отреагировала гораздо сдержанней. Словно предчувствовала. Они снова сидели на диване, Эмили сидела напротив, их разделял стеклянный столик. Она смерила их вполне спокойным взглядом. 
- Ну что же, все к этому и шло. 
- Ты не сильно удивлена, - заметила Элис. 
- Нет, мы говорили об этом с мамой по телефону. Она в восторге от твоего жениха, - Эмили вдруг улыбнулась Каю. – Я тоже. Элис очень своевольная и упрямая, но очень ранимая, ей нужен кто-то похожий на тебя. 
Вольтури почувствовал благодарность, но не знал, как ее выразить. 
- Я очень люблю ее. - Коротышка просияла, нежно улыбаясь ему. – И буду любить и заботиться всю жизнь. 
- Я не сомневаюсь, милый, - Эмили неожиданно почувствовала покой. Ее дочь была очень беспокойной, не без их вины, но все же с ней пришлось трудно. 
Похоже, никто не сомневался, что Кай сможет позаботиться о ней. Вольтури вызывал доверие своей зрелостью не по годам. Он всегда сталкивался с тем, что люди воспринимают его всерьез и впервые это так пригодилось. 
Эмили заставила их пить чай, а пока она носилась и доставала лучший фарфоровый сервиз, серебряные ложки, они взволновано беседовали глазами, чувствуя облегчение. Их не выставляли на смех, принимали их желание стать единым целым, это было так невероятно и здорово. В этой суете они чувствовали друг друга особенно остро, так правильно… Им быть вместе. Чудо, что они нашли друг друга в этом большом мире. 
 
*** 
После чаепития был осторожный звонок Селесте по громкой связи, закончившегося фурором. Бабушка сразу несказанно обрадовалась, у нее единственной не возникло претензий к их возрасту. В их времена все еще верили в любовь. Зато Рене, оказавшаяся тоже там, разразилась целым взрывом эмоций. Она сразу сетовала, что Кай не достался Белле, радовалась за Элис, и жаловалась, что Фил оказался не тем, и они разводятся. Селеста попрощалась с ними и пошла успокаивать свою ветреную приемную дочь. Кай и Элис, порядком пораженные, тоже поспешили смыться. На пороге Эмили спросила у них, как бы между прочим, в курсе ли Чарли, и расстроилась, что не сможет сама ему рассказать. 
- Ну что, самое сложное? – спросил Вольтури. 
Вот теперь Кай был спокойнее некуда, а Элис, отлично изучив своего отца, опасалась. Карлайл грозил стать настоящей проблемой. Они свернули на дорогу, ведущую в центр, хотя поместье Калленов было в пригороде. Когда Элис указала ему на этот недочет, парень умно покивал и сказал, что это просто друго путь. Элис легкомысленно отбросила сомнения, смотря по сторонам, и на своего водителя. Город неожиданно показался ей очень красивым, старая вывеска магазина Маршалов - уютной, а голые деревья - живописными. Она зажмурилась от удовольствия, чувствуя осенний холод, задувающий в щель окна – совсем скоро впадет снег. Кай любил снег. 
- Ух ты, смотри, наш детский сад, - она выдернула свою ладонь - они их так и не разняли - и указала за окно. Пикап остановился. – Нет, я не просила… 
Но Кая уже не было. Он появился с ее стороны, смотря непривычно серьезно. Ничего не понимая, Элис приняла его руку и изящно выпрыгнула на мокрый асфальт. Вопросы ничего не дали, он все также сосредоточенно вел ее за собой. В отличие от нее, Кай был в одном пиджаке и из его рта шел пар. Солнце клонилось к земле, одаривая последними заходящими лучами. Тишина Кая уже вошла в ее жизнь, со временем она научится понимать его без слов, поэтому сейчас Элис проявляла терпение и, доверяя, шла за ним. Его молчаливая пронизывающая любовь. 
Дверь калитки в этот раз была открыта, детей уже не было, но сторож мазнул по ним взглядом и спрятался обратно в здание. Элис удивилась еще больше. Все указывало на что-то серьезное, чтобы не изнывать от любопытства, она оглядывалась, вспоминая детство. С ума сойти – скажи ей тогда кто-нибудь, что они с Джасом не будут разговаривать, Эдвард - ее родной брат, а Кай Вольтури - будущий муж, это показалось бы ей абсурдом. 
Качели. Конечно, куда еще он мог ее вести? Жаль, что она не помнит этого момента, рыжего больного котенка - едва-едва, а Кая – нет. Элис стало грустно, сколько всего она пропустила, около полтора десятка лет. С трудом, но они уместились на качелях, Кай отпустил ноги, и они заскрипели. 
Печальный скрип старых качелей, повисшая в воздухе свежесть и то, как блестели против солнца его непривычно короткие волосы. Веяло романтикой, легкой и дождливой, как в фильмах Аллена. Говорить больше не хотелось, спешить стало некуда только бы продлить этот миг, чтобы он никогда не кончался. Интересно, а они всегда будут такими влюбленными или с годами голова перестанет кружиться от одного взгляда, а сердце петь? 
Элис размышляла лениво, гадая, какие мысли бродят в его голове, отчего его глаза такие синие, словно он счастлив. Она не боялась сроков, ее чувства были глубокими, они не испарятся рассветной влюбленностью после первых трех лет брака. Она любила Кая не только сердцем, но и душой. Отчаянная любовь пройдет, чтобы перейти во что-то более сложное, глубокое, что чувствуется в груди уже сейчас. 
- О чем думаешь? 
Элис улыбнулась тому, что он заговорил. 
- О тебе. 
Она запрокинула голову, теряясь в огромном синем небе, таком смелом и бесконечном, потом прищурилась, с улыбкой сравнивая с цветом глаз Вольтури, радуясь внутреннему вердикту. Кай только покачал головой, расползаясь в скупой улыбке, его рука на железном пруте начала синеть от холода. Улыбаться в осенней свежей тишине было здорово, немного глупо, правда, но зато в животе аж подводило. 
- Я подумал, это будет символично. Тут все началось, сюда мы прокрались на первом свидании и теперь… - Он достал голубую бархатную коробочку и осторожно положил ей на колени. 
Элис не спешила, сначала испытывающее посмотрела на него, гладя ровный бархат, потом открыла и ахнула. Кольцо было изумительным, она с легкостью могла угадать, что его выбирал именно Кай. Необъяснимым образом оно отражало его. Белое золото, простое и в то же время неповторимое кольцо, с крупным овальным бриллиантом, крепко сидящим и изящной оправе, такое классическое. 
- Тебе нравится? Я не спец, никак не мог выбрать, проторчал в ювелирном полдня. Пришлось делать на заказ. Ты знаешь, что у тебя уникальный размер пальцев, его… 
- Кай, тише, тише… Все хорошо, оно просто изумительное, у меня слов нет, - Элис не могла оторваться, смотря на прозрачный чистый камень. – Боже, как красиво. 
У него гора упала с плеч, не без бурь, но у него все получалось, возможно, потому что это просто Элис. Брендон, как в трансе, протянула ему открытую коробочку. Взяв большим и указательным пальцем маленький хрупкий ободок, Кай, не дыша, надел его на безымянный палец Элис. Склонив головы, они рассматривали ее руку с кольцом, пар от дыхания рассеивался в воздухе, а лучи уже не доставали ниже колен. 
- Спасибо. – Элис посмотрела на него, а он только улыбнулся и отрицательно покачал головой, взял ее ладошку, подышал на нее и поцеловал между пальцем и кольцом. 
- Нет, это тебе спасибо. Я даже не мечтал… Хотя вру, мечтал. Но мечты нужны всем, не знаю, почему мои сбылись. 
Что-то внутри остро сжалось и к глазам Элис подступи слезы, на секунду Кай стал таким отчаянным, а потом снова спокойным. Он так всегда. Брендон почувствовала, что в этот момент ее сердце плачет - как ей повезло, что он любит ее. 
- Ты рассказывал мне, как любил меня всю жизнь. Сначала я не могла поверить и осознать, после - радовалась, потом изумлялась и боялась потерять, даже винила себя за жестокую слепоту. 
- Жестокую? В тебе нет жестокости. 
- Но я никогда не рассказывала, как люблю тебя. Совершающим подвиги и нет, сейчас мне кажется, что это было всегда, но, к сожалению, это не так. Ты знаешь, я не любила Джаспера, - Элис серьезно посмотрела ему в глаза, заставляя верить. – Просто я была очень одинокой. Это была влюбленность в несуществующего человека, за которую я так цеплялась, не желая видеть реальности. Я говорю это не просто так. Теперь я, наконец, поняла себя и перестала жить выдуманными сказками, оказалось, что реальность лучше. Знаешь, нам здорово повезло, не всем в жизни дается узнать настоящей любви. 
- Это точно. 
- Я могла бы долго описывать, но это бессмысленно, потому что словами это не рассказать. Но ты чувствуешь то же, поэтому я спокойна: ты знаешь. 
Кай обнял её, целуя холодными губами в лоб. Элис сильно прижалась головой к нему, потом приподняла подбородок, подставляя губы. Они целовались, пока лучи переходили по пояс, по плечи и, наконец, окончательно исчезли за кронами деревьев. Стало еще прохладней, сгущались сумерки, погружая все вокруг в нереальный синий цвет. Словно они оказались в мире Кая. Оторвавшись, они почувствовали яркий контраст между распаленными горящими губами и вечерним холодом. Элис слегка повело, но она удержалась за его локоть. Кай уже готов был шутить над этим, приписывая себе небывалое мастерство. 
Идя до пикапа, они почти чувствовали боль в сжатом замке рук, но не ослабляли его. Он доказывал, что это реально – четырехлетнему перепуганному парню увидеть чудо, сквозь расширенные глаза запечатлеть его навсегда, загадать желание, а теперь идти и удерживать мечту за руку. Что доказывала она, Кай не знал. 
*** 
Карлайл увидел их еще в начале длинной парадной дорожки и вышел встречать. От него исходила скрытая радость, он был очень рад дочери, хоть их с Каем сжатые руки вызвали его неодобрительный взгляд. Каллен даже головой тряхнул и отвернулся – только бы не видеть. 
Про себя Кай хихикал, в красках представляя его лицо через пару минут. Элис храбрилась, но выглядела, как нахохлившийся воробей. Вроде и смелый отважный, но хлопок - и перьевой шарик упорхнет. 
- Я очень рад, что ты передумала, - Каллен обнял дочь, пытаясь собственнически оттереть его в сторону, но Кай не собирался отпускать рук. «Стыдись, Каллен, даже сын уже превзошел тебя, переборол это, а ты все как маленький». 
Странно, но Карлайл почему-то вызывал у него жесткое желание повеселиться, вероятно, это не самое подходящее отношение к будущему тестю. Неприязнь ушла, просто Каллен уже был не великим опасным Лазарем, а отцом его девушки. «Невесты», - сам себя ревниво поправил Кай и улыбнулся шире. Каллен недовольно стрельнул на него глазами, поджал губы и кисло поздоровался. 
- Так-то лучше, - заметила Элис, пространно бормоча: - Тебе, пап, лучше побыстрее привыкать к Каю, побыстрее… 
- Что ты там шепчешь, Элис? – требовательно спросил Карлайл и пригласил их в дом. 
- А где Эсми? – воодушевленно спросила Эл, очень надеясь на ее поддержку в предстоящем деле. 
- Она в Вашингтоне, - вздохнул Каллен. Отсутствие жены его расстраивало, возможно, он чувствовал себя одиноко, поэтому так радовался ее приходу? Тот по ходу тоже бормотал: - …идеально, настоящий день... Только отец и дочь… Вдвоем, - зловредно подчеркнул он, косясь на Вольтури. Кай широко ухмыльнулся и громко переспросил, жалуясь на слух, а сам поглаживал одним пальцем колечко Элис. 
- Я говорю, что очень рад вашему приходу! – Карлайл едва удержался, чтобы не выделить это кавычками в воздухе. 
- Па, хватит кривляться, ты как маленький, честное слово! – От проповеди у Карлайла перехватило дыхание, так он был возмущен, а Элис тем временем продолжала: - Ты сам виноват, зачем ты снова поссорился с Эдвардом? Не надоедает вам? Мог бы не сидеть сейчас один. Тоже мне, страдалец. 
- Элис! Твой брат совершенно неуправляем! Ты знаешь, что он отколол в последний раз? Он нанял адвоката в деле против меня! 
- Быть такого не может! Что за дело? Почему я не знаю?! 
Смешного ничего не было, но Кай готов был лопнуть от сдерживаемого смеха. Эти двое просто немыслимы! Их бы записать на пленку, они были похожи просто до абсурда, даже некоторые жесты. Может, поэтому он не может всерьез воспринимать Каллена – потому что видит в нем Эл? 
- Мойра, - властно позвал Карлайл, вошла прислуга. – Накрой, пожалуйста, в зимней столовой чай и… Элис, ты голодна? 
- Нет. А ты, Кай? – надавила коротышка, поворачиваясь к нему, Вольтури мило отказался. – Па, пока мы не рядом со столовыми приборами, ножами там… надо… Ладно, - она набралась духу. – У нас есть серьезный разговор. 
С Каллена слетела вся отцовская настырность, взгляд стал цепким, острым, как лезвие. 
- Что случилось, это связано с Аро? 
- Нет, это… другое, - с трудом выдавила Элис. 
И снова эта сцена, они сидят на одном диване, а напротив них Каллен с глазами-лазерами, только он даже не подозревает… 
- Пап, я тебя так люблю, - вдохновенно начала Эл, а отец пока имел слишком мало опыта, растрогано расплылся в улыбке, не подозревая, что именно так и начинается самое страшное. 
- Карлайл, - Кай перехватил инициативу, считая, что это его дело. – Для меня не секрет, что Вы не являетесь моим горячим поклонником. Но для Вас не секрет, что я люблю Вашу дочь и ценю ее превыше всего. – Ух ты, он уже трижды за сегодня вынужден вслух говорить людям про свои чувства, непривычно.
- Не секрет, - со скрипом, согласился Каллен, пока еще не догадываясь. Похоже, отцы не самые догадливые, Эмили вот сразу поняла. 
- Пап, дело в том что… 
Кай тихонько сжал ее руку, шепнув на ухо: «я сам». 
- По традиции, я должен просить руки Элис у Вас. Но она уже согласилась, поэтому мы э… хотели просто попросить благословления. 
Под конец Элис и Кай слегка пригнулись, синхронно заглядывая на Каллена. Он готовился взорваться, как ракета, и взлететь в воздух. 
- ПРОСТО ПОПРОСИТЬ БЛАГОСЛАВЛЕНИЯ?! НА ЧТО?! 
- Па, ну что ты такой недогадливый, - досадливо поморщилась Элис. – Мы хотим пожениться. 
- ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ МОЙ ТРУП! – Судя по виду, Карлайл готовился совершить особо жестокое убийство. – Этого не будет! 
- Будет! – рассердилась Элис и отрезала: - Я люблю Кая и выйду за него замуж! 
Кай только было открыл рот, но где там – на поле сошлись два Каллена… 
- …никогда моя дочь не выйдет за Вольтури! 
- Не смей так говорить про того, кого я люблю! 
- Элис, наш род хранит историю больше двух веков! В твоих жилах течет почти золото! 
- Что за чушь?! И что ты мне предлагаешь – выйти за Уитлока?! 
- У него хотя бы в родстве два великих старинных рода! 
- На этом его достоинства заканчиваются! Не верю, что ты так помешан на всей этой родовой чуши. Я думала, ты меня поддержишь, порадуешься за мое счастье, - Элис обижено снизила голос. – Тебя не было со мной рядом столько лет… 
- Ну, уж нет, Элис, в этот раз это не пройдет! Это уму непостижимо, я не дам тебе совершить ошибку. 
Конечно, Кай ожидал чего-то такого, но все равно слушать было совсем не здорово. Его поражало, как яростно защищает его Элис, но разве не он должен это делать? 
- Почему вы уверены, что это ошибка? 
- Почему?! – гневно повернулся к нему Карлайл. – Потому что ты – брат Аро, ты в этом деле по уши, я не хочу, чтобы моя единственная дочь оказалась связанной с этим миром! 
А вот это было реально в самое больное место, сколько лет он изматывающее держал дистанцию из-за этого? Даже детскую жестокую поговорку сложили: фамилия Вольтури по локоть в крови… 
- Она и не будет связана, - процедил Кай, невольно заводя Элис за себя. 
- Да если бы не Кай, я бы уже была мертва! Осталась бы в том ящике под землей. Это ведь он меня нашел, почему ты это забываешь? – расстроено воскликнула Элис, прижимаясь к Вольтури, ища поддержки. 
Карлайл, устав от собственных криков, рухнул в кресло, хватаясь за виски. Он растирал лицо, подумал, но потом все равно покачал головой. 
- Это просто немыслимо. Элис ты еще такая маленькая, о чем ты вообще? Нет, я против. 
- Против? – опасно тихо произнесла Элис. - Отлично! Тогда я буду как Мессала Каллен! 
Карлайл поперхнулся и посмотрел на дочь круглыми глазами: 
- Мессалу отлучали от семьи, тебе стоит лучше изучить семейную историю. 
- Ну и что, отлучай, если хочешь! Но я – как она, я не отступлю и буду бороться за свою любовь. Я люблю его! И это не изменится, либо смирись, либо можешь снова забыть обо мне. 
Элис, пыхтя как паровоз, поволокла Кая на буксире к двери, пиная по пути антикварные двери, ручка каждой из которых была отдельным произведением искусства. Около выхода, Кай притормозил, шепча ей что-то на ухо. Разгневанный ураганчик двинулся дальше к машине, а он вернулся. 
- Упрямая несносная девчонка! – Каллен расхаживал по комнате, как тигр в клетке. 
- Вся в тебя, не находишь? – приподнял брови Кай, опираясь на стену. Каллен как-то подозрительно оглянулся на предмет острых предметов. 
- Ты свихнулся, Вольтури? Я никогда не отдам тебе свою дочь. 
- Без обид, но от тебя тут ничего не зависит. 
- Оставь ее в покое!!! 
- Если по какому-то невероятному везению так сложилось, что Элис тоже любит меня, то неужели я в здравом уме откажусь от этого? Ты должно быть безумный, Лазарь. 
Каллен враждебно прищурился, явственно выливая угрозу в пространство, пытаясь подавить его. 
- Ты сильный противник, Вольтури, но все же тебе со мной не тягаться. 
- Да я и не хочу никакой вражды, спасибо, выше крыши хватило. Я вернулся, чтобы сказать тебе: я ее действительно люблю и ни за что, ни при каких обстоятельствах не подвергну угрозе. И защищу даже ценой жизни – своей или чьей-то. Ясно? – слегка утомленно спросил Вольтури. Он устал от громких заявлений, вслух звучало все иначе, ему не нравилось говорить об этом. Легко с Элис – она все знает без слов. Собрав последние усилия, он беззлобно посмотрел на будущего тестя: - Когда остынешь, обдумай все как следует, и позвони ей. Не стоит заставлять ее переживать. 
Не утруждаясь этикетом, Кай ушел, не прощаясь. Элис уже заждалась, увидев его, высунулась в окно: 
- Едем отсюда скорей, Кай! Ноги моей здесь не будет. 
Кай согласно покивал и вздохнул про себя: «Каллены…». 
 
Эдвард 
*** 
Попрощавшись с Беллой в коридоре, Каллен ускорился, желая скорее разделаться с душем и снова бесконечно навязываться ей. Внутри было какое-то новое чувство. Невероятно, произошло то, чего Эдвард так боялся: он сорвался, и именно Белла помогла ему. 
Перед своей старой дверью он замер, услышав тихую музыку. В крови все еще не погасли искры ярости, впрыснутый Хейл яд был слишком свеж, но Джас сидел там один, и поэтому Эдвард вошел. 
- Привет, что делаешь? 
Уитлок превратил их комнату в огромную музыкальную библиотеку, ноты – рукописные, печатные, исписанные листы были повсюду. Покрытая черно-белым, как у бешенного писателя-маньяка, кровать примостила с краю этого фрика. Однако Джас выглядел счастливо среди этой обстановки. Он, наконец, нашел для себя дорогу мира и с огромной мощной надеждой устремился по ней. 
Они разговаривали, Джаспер рассказывал, насколько сейчас его «вставляет» музыка и без всяких допингов и стимуляторов, горячился, рассказывал про какую-то чистую волну вдохновения, что это страшная редкость для людей искусства. Эдвард разбирался в искусстве, но все же наверно Белла бы лучше поняла Джаспера. Эдвард мог слушать, но категории были не знакомы. Сам он сочинял музыку очень редко. 
Выговорившись, Джас притормозил и пожалел о своей горячности. Чтобы помочь ему и показать доверие, Эдвард сдержанно рассказал, что произошло на тренировке. 
- Я знаю, что Роуз съехала с катушек, даже подумывал ее прихватить с собой тогда на обрыв, - внешне изобразил легкость Джас, словно эта тема ерунда. – Но понадеялся, что Элис придет, вот и не взял. 
- Джас… 
- Забей, про нее я все понял. Лучше подумать про Роуз, она помешалась на ненависти к тебе. Она предлагала мне подставить тебя и стать президентом. 
- Ну да, а Беллу она бы куда дела? 
- Говорит, убила бы. 
Эдвард вздрогнул, понимая, что это несерьезно, но все же захотелось скорее найти ее, чтобы Белла постоянно была на глазах. 
- Долго ты еще будешь сачковать тренировки? 
- А ты оставишь меня в команде? – Джаспер изумленно отодвинул гитару. 
Каллен посмотрел под руку на смявшийся лист, выхватывая пару строк: «Мелодия переливается и очищает разум, теперь я свободен. Но звуковая волна замирает и больше мне никто не поет».* 
- Да, - твердо произнес Эдвард, потом с усмешкой толкнул этого одухотворенного рокера. – Забыл? Мы - команда. 
И все исчезло, вот они снова Джас и Эд, сокращенные до минимума, закадычные друзья, команда. Если забывать обиды, то целиком. 
 
*** 
Можно было найти иронию при желании – Эдвард вышел из старой комнаты с Джаспером и вошел в новую с Эмметом. Тот самостоятельно пытался достать с верхней полки галстук и выглядел немного дико. Эдвард с легкостью помог ему, спрашивая, где пожар? 
- У нас с Анжи первая годовщина, я должен быть нереально крут. Чертова коляска, я ниже нее! 
- У тебя костыли уже неделю стоят в углу, давно пора тренироваться, тебе просто нравится гонять, признайся. 
Эммет простодушно признался, а потом потребовал помощи для приведения себя в «крутой вид». Подавив воспоминания о Хейл и Миллере, жажду стремления к Белле, Эдвард терпеливо стал помогать слегка паникующему другу. Не смотря на доводы логики, Эм пытался влезть в его черную рубашку Армани и порвал манжет, это ни разу не обрадовало Эдварда. С трудом снарядив «колясочного мачо», Каллен вывез его в холл, где уже ждала Анжела. Без очков и в платье девушка была очень красива. 
- Привет, Анжела, ты ослепительно выглядишь. 
Вебер смущенно опустила ресницы и зарделась от его претенциозных, но искренних манер, а Эммет очнулся от ступора и завопил: 
- А-а, не смей клеиться, Каллен. Это моя девушка! У тебя своя есть. 
Они засмеялись от сцены ревности, а Эдвард тоже бегло улыбнулся и поспешил скорее в душ. Наверно все продолжают думать так, из-за его поведения, неумения скрыть свой интерес. Для всех Белла продолжает быть его девушкой. Это вредит ей, не дает надежды на что-то новое. 
В комнате в глаза бросилась забытая Эмметом роза, по цепочке Каллен вспомнил что-то свое и пока мылся в душе, вспоминал холмы, огни города, белую тонкую майку и свое ошеломление. Их с Беллой первая годовщина была побегом, они были счастливы. 
*** 
Он так спешил, что волосы остались совершенно мокрыми, отдельными прядями роняя капли на скулы. Белла снова кралась и искренне надеялась, что у нее получится. Эдвард прикрыл дверь и неслышно последовал за ней. Нехорошо подглядывать, но было так любопытно! Свон аккуратно выглянула в холл, прячась за углом, и ужасно расстроилась, не найдя там кого-то. 
- Белла? 
Девчонка подпрыгнула на месте, пойманная на месте преступления. 
- Ты тут? И зачем подкрадываться? Я чуть разрыв сердца не получила. 
- Прости, а кого ты ищешь? 
- Э… Кая и Элис! Они обещали мне сегодня кино-марафон. 
Парочка еще не вернулась из «черного рейда». Эдвард искренне надеялся, что они оба живы. Белла была чем-то расстроена или озабочена, поэтому он предложил начать смотреть фильм и подождать помолвленных. Она согласилась, и скоро они копались в коробке с дисками. Забывшись, увлеклись этим делом по уши, азартно выбирая абсолютно разные вещи. 
- Только не «Китайский кофе», - простонала Белла, отодвигая его руку с диском. – Это один из тех твоих фильмов, да? Где два актера весь фильм говорят о чем-то жутко заумном, а в конце ничего непонятно. Очень соблазнительно но… НЕТ! 
- Ну конечно, а твои фильмы значит лучше? – возмутился уже готовый Эдвард. – Тебе нравится, когда в конце все умирают, ты неправильно понимаешь арт-хаус. Для справки: это кино со смыслом, а не депрессивное видео. 
- Депрессивное видео? – задохнулась Белла, готовая огреть его диском по голове. – Я вовсе не люблю «депресятину», ясно? Мне и комедии нравятся. 
Эдвард вдруг неожиданно понял, что они два фрика в плане кино. Он, вероятно, претенциозен и слишком утрирует, поклоняясь мастерам, она создает свой личный жанр. От того, как глупо и важно они выглядят со стороны, он засмеялся. Белла удивленно замерла с диском в руке и нахмурилась. 
- Над чем ты так умираешь? 
«Над твоими детскими надутыми губами, на тем, что через минуту меня ударят по голове «Китайским кофе». 
- Каллен, ты заболел? – «Китайский кофе» угрожающе дернулся. 
Заболел, потому что остановиться он не мог, а когда так смеялся и вовсе забыл, может еще в «той» жизни, полной радуг, единорогов, лжи и настоящей любви. Конечно, Белла не смогла удержаться, улыбнулась, пытаясь не присоединиться к нему, но по природе была веселая – никаких шансов. 
«Сдавайся, Белла!». Она фыркнула, губы расползлись сильнее, а потом засмеялась над тем, как он беспричинно заливается хохотом. Время шло, а они как парочка ненормальных хохотали до слез и рези в животе, молясь, чтобы никто не вышел и не понял, что в кампусе душевнобольные. 
К черту Хейл и ее не сдвигающиеся ноги, к черту ее интриги и яд, сейчас он щедро поучал противоядие, очищал свою кровь от соприкосновения с отрицательными материями. Белла покраснела от удушья, хватаясь за диван и умоляя его прекратить. Стерев кулаком слезы, Эдвард попытался. 
- Эйс! 
Эта невыносимая девчонка совала ему под нос дерганного шарнирщика Джима Керри, которого он терпеть не мог. Глупо! Его кривляния не смешные, а откровенно глупые. Он закатил глаза, а потом опомнился и исправился. 
- Хорошо, Белла, если тебе нравится этот фильм, то мы будем смотреть его. 
«В сто пятисотый раз… Капец. Прощай мой мозг, может тебя пощадят и не добьют Чили Пепперс». 
- Ты снова это делаешь! – заявила Свон, вызывая его удивленный взгляд. 
- Что? 
- Слишком стараешься. Будь естественным, не надо насильно быть хорошим. Если тебя бесит фильм, просто скажи об этом, иначе терпение однажды лопнет, и ты разнесешь телек молотком. 
- Я не такой агрессивный, - возмутился несправедливости Эдвард. Он же старается! 
- Ну да, рассказывай! Ты так себя замучил, что внутри злишься на себя, как черт. 
- Я просто пытаюсь быть… 
- …идеальным. Знаешь в чем твоя проблема, Эдвард? Ты свято уверен, что ты зло и необходимо контролировать себя 24 часа в сутки, чтобы оно не вырывалось. А на самом деле это чушь, ты не вселенское зло, а барашка. 
- Барашка? – пришел в ужас он. – Я так мужественно выгляжу в твоих глазах? 
Неожиданно они переглянулись и снова закатились смехом. Эдвард от того, как она прошлась в тапочках по его самолюбию, и представляя себя барашкой, а Белла - уже по инерции. Ледяное отчуждение между ними стремительно таяло, Каллен с удивлением вспоминал, что помимо любви, они были еще отличными друзьями, интересными партнерами друг другу. О боже, в Вашингтоне они просто сходили с ума, делая миллион смешных фото. 
- Ладно, я не хотела задевать твое эго, я неточно выразилась, - просипела Белла и откашлялась. – Просто разреши себе быть собой, никакого зла в тебе нет. Заносчивость, комплекс бога, а так ерунда… - Она сидела на полу с распущенными волосами и стирала выступившие слезы, пыталась отдышаться и проповедовать дальше. – Доверься себе, и ты не ошибешься. 
- Ты думаешь? – Кай не раз пытался вбить что-то подобное в его голову, втирал что-то про «ты тиранишь себя сам», они оба думали, что на терпение ставить бессмысленно, но Беллу Эдвард все же услышал. Он решился рассказать ей о своих страхах: - Я не уверен, например, сегодня… Я боюсь, что если отпущу себя, то здорово накосячу, и все станет как прежде. 
- Я сейчас скажу, а ты не смейся, - предупредила Белла. – Слушай свое сердце. 
О, а вот с этим у него туго. Сердце не утруждало себя многими функциями, четко и настойчиво выполняло всего одну: требовало ее. Как Белла объяснит это? 
- А ты свое всегда слушаешь? 
- Нет, но стараюсь, потому что точно знаю, что оно не ошибется. 
Контакты между нити снова натягивались, легкость уходила, поэтому Эдвард выхватил диск из ее рук и включил его. 
- Чего так смотришь? Я серьезно хочу понять, что вам с Элис так нравится в этом комике. 
- О-о, я тебе объясню, - вдохновлено прыгнула на диван Белла, приготавливаясь. 
Похоже, его ждут живые субтитры. 
*** 
Так и вышло, Свон почти не затихала, объясняя ему как умственно отсталому каждую шутку, они много смеялись, особенно, когда вспомнили, что Кая и Эл еще нет. 
- Точно, она утащила его в притоны для невест… 
Они представляли брутального Кая Вольтури, выбиравшего рюшечки на салфетки и блюдца с котятами, и рыдали от ярких образов. Вот бы увидеть его лицо в тот момент, посмотрели бы они на его непробиваемую невозмутимость! 
- Или вот, еще лучше: она заставит его одеться в платье подружки невесты, чтобы увидеть его со стороны, - надрывалась Белла, еле выговаривая слова между приступами смеха, их хохот был уже совсем неприличный. 
Дверь с лестницы открылась, и вошли герои дня, смотря на них с изумлением и опаской. 
- Ух ты, смотри, Кай, как они все испереживались за нас! Прямо лопаются от беспокойства, - сказала Элис. 
- Эдвард, он не в платье! – Белла схватилась за живот, а парочка переглянулась совсем уж тревожно. 
- А я должен? – поинтересовался Вольтури. – Либо они курили, либо больны. Зная Герду, первое исключаем. Элис, милая, отойди, пока не покусали. 
Это еще больше рассмешило двух неадекватных людей на полу. Белла попыталась зацепить их на просмотр бессмертного Эйса Вентуры, но парочка сделала большие глаза и умышленно оставили их наедине, обещая подробности «рейса» утром. 
Оставшись вдвоем, Эдвард и Белла, наконец, продолжили смотреть фильм нормально. Каллен поймал себя на том, что смеется над нелепыми кривляньями Вентуры. Сначала Эдвард даже не заметил, что они сидят так близко, но потом нити натянулись, он непонятливо повернулся и обнаружил ее смеющееся нежное лицо очень близко. Смех растворился в воздухе, сменяясь настойчивой тягой. Эта немыслимая девчонка вызывала катастрофы - спасала его от самого себя, пыталась убить смехом, а сейчас притягивала как магнит. 
Эдвард отчаянно хитрил. Смеялся с ней и придвигался по миллиметру, пока она не замечала, пока им было весело. Он действительно устал бороться с собой, смертельно, поэтому разок попытается последовать ее совету. 
Эйс Вентура выкинул очередной фортель, Белла, откинув голову, весело смеялась, а он больше не мог - не шевелясь, смотрел на нее с боку. Почувствовав, Белла повернулась, и ее брови поползли вверх. Долгий момент неопределенности и колебаний, неуверенной борьбы. Керуак однажды сказал, что любовь - это всегда дуэль. Ее ресницы слегка опустились, Эдвард понял и легко потянувшись, преодолел последние сантиметры. Мир отодвинулся. Погруженный в ощущение ее губ, сладости и легкого помрачения рассудка, Каллен пытался осознать в полной мере, что сейчас целует Беллу. 
Скоро его пальцы ладили ее скулы, шею, обожаемые им волосы. Почувствовав попытки отстраниться, Эдвард только придвинулся ближе, нависая над ней, умоляя не прерываться. Белла сама разбила удерживающие его путы вины, тяжелейшие канаты раскаяния. 
- Эдвард, постой. 
- Зачем? – тихо спросил он. – Разве это говорит твое сердце? 
- Да. Я не могу так, я больше не выдержу повторения – это то, что я чувствую. Слишком много… - Свон отодвинулась, собирая тонкими рассеянными пальцами густые пряди. - Я не хочу тебя обманывать: если ты все это делаешь, только для меня, то не стоит. 
Выдавить хоть слово было очень сложно, губы горели огнем. 
- Раньше бы я ответил «да». Но теперь - я это делаю и ради себя. 
- Я очень этому рада, - Белла не смотрела ему в глаза, словно это ее вина. Но Эдвард думал, что это только последствия его поступков. – Я рада, что ты понял, этого я не могу тебе дать, но… мы могли бы стать друзьями… Мне надоело воевать, я человек мира. – Она нервно усмехнулась, затем посмотрела с волнением, такая красивая. – Как ты думаешь, мы сможем дружить? 
- Конечно, - Эдвард улыбнулся ей. – Сегодня у нас неплохо получилось. – Свон просияла. 
«Никогда не сможем, немыслимо, не изменится…», - раненым шепотом пронеслось в его голове. 
 
*** 
Утро воскресения на этаже совета начиналось лениво, только к двенадцати Кай, Элис и Эдвард вылезли в гостиную и бессильно попадали на диваны. 
- А Герда где? – сонно пробормотал Кай, отчаянно зевая. 
- Она в ауте – не смогла оторвать ее от кровати, может попозже подойдет. 
Каллен усилием воли поднялся и сел, растирая заспанное лицо, отличная возможность. 
- Хорошо, значит, мы можем поговорить. Вы знаете, что она уже отсылала заявления в колледж? 
Элис мгновенно проснулась, недоверчиво посмотрела на брата. 
- Ты шутишь? 
- Нет, к тому же колледж был на Аляске. Думаю, вы должны это знать, если вы трое собираетесь ехать вместе. 
- Не знаю с чего начать: с идиотизма Беллы или твоего, - скептично заметила коротышка и укоряющее наставила на него палец. – Что значит мы трое? Ты с нами! Эдвард, когда ты поймешь, что ты теперь тоже часть нас? 
Он почувствовал всплеск горячей благодарности. Так долго ломать голову этими мыслями, наблюдать, как истекает последний год, бояться потерять Беллу. Эдвард почти смирился с неизбежной потерей, а теперь коротышка смотрит так безапелляционно, и у него нет сил и желания отказываться. 
- И это не обсуждается! Но нам пора серьезно подумать о колледже, - нахмурилась Элис. – Это очень важно, выбрать будет непросто. Тем более так, чтобы подходило всем четверым… Что вы думаете, есть предложения? 
- Боюсь тебя расстраивать, сестренка, но выбора, как такового, нас нет. Карлайл уже выбрал за нас – все Каллены учатся в Гарварде. 
Элис процедила, что некоторое время не желает слышать имя Карлайла, но на расспросы не ответила, не желая рассказывать десять раз. 
- Белла придет – тогда. А пока давайте подумаем, почему она никому не сказала? 
- Это очевидно, - пожал плечами Эдвард. – Она боится не поступить в Лигу Плюща*, а Чарли далеко не миллионер. И благородно не хочет вас тянуть за собой. 
- Ты ошибаешься, Эдвард, - расстроилась коротышка. – Белла никуда бы не поехала без меня, она знает, что мы буем учиться в одном колледже! Мы всегда об этом мечтали. 
- Ну да, до того, как ты оказалась дочерью Карлайла, - задумчиво вмешался Кай. – Но если мы хотим непременно в Лигу Плюща, то мы можем втроем скинуться ей на обучение, ей даже не обязательно знать. 
Элис с горячностью ухватилась за этот вариант, они как всегда с Вольтури были тандемом, но к ее изумленному негодованию, Каллен не был на ее стороне. 
- Кай, ты предлагаешь это, но я думал о тебе самом – Лига Плюща стоит целое состояние. – Эдвард очень старался не задеть Вольтури, тот как всегда остался невозмутимым, хмыкнул и пожал плечами: 
- Можешь не переживать, деньги у меня есть. 
- Ага, я вытянула счастливый билет, - захихикала Элис, уворачиваясь от его рук и молотя пятками. – У моего жениха огромное наследство, поэтому я за него и выхожу! 
- Коварная женщина… 
Они продолжили дурачиться, а Каллен совсем потерял нить разговора. С каких пор Феликс стал Рокфеллером? Разве он не основал свой автосервис тяжким трудом? А кровавые деньги Аро Кай бы ни за что не принял. Видя его непонимание, Вольтури сжалился и рассказал, что хоть Карлайл считает его неподходящим, но у их семьи тоже неплохая родословная. Его отец в юности бунтовал и сбежал из Италии, обрывая контакты с родителями, те не простили его, но перед смертью переписали весь свой значительный капитал на троих внуков, теперь в завещание остался только один. 
- Выходит мы трое богатеньких деток, которые не заработали этого сами, - прискорбно сделала вывод Элис. 
- Ну не совсем… Ты, Элис, тоже скоро останешься в завещании одна. Отец грозился лишить меня наследства. 
- За что?! – изумилась Эл. Эдвард пожалел, что сказал и тут же начал переводить тему. – Ох, точно – я вспомнила! Папа сказал, что ты на него в суд подал! 
- Это преувеличение, - смущенно пробормотал Эдвард, пытаясь избежать расспросов. – Только проконсультировался у адвоката. 
Кай заинтересованно поднял голову, совсем недавно они втроем обсуждали попытки выйти на Аро через его адвоката Елеазара, могло ли это быть как-то связанно? И если да, то почему Эдвард промолчал? Он не спешил помогать Элис колоть партизана, тот все же сдался. Оказалось, дело не в тайне, а в стыде. 
- Я думаю, вы знаете историю с платой за обучение… - Эдвард даже покраснел! Он не знал куда смотреть, крепко сцепил руки и продолжал: - И мою роль в этом деле. Я пытаюсь вернуть бесплатное обучение, исправить ошибку. 
- Ох, Эдвард, если бы только Белла узнала! – воскликнула Элис, считая, что это основное, что Свон не смогла ему простить. Элис так мечтала, чтобы и они были счастливы. 
- Нет, Элис! Она не должна об этом знать, я попрошу вас молчать. Я пытаюсь, но у меня может ничего не получиться, со мной согласно всего два попечителя, все остальные - против. 
- Но… 
- Все, закрыли эту тему. Давайте лучше вернемся к вопросу с Беллой – мне не нравится ваш план. 
- И это странно, - заметил Кай. – Думал, ты первым это предложишь. 
- Выкупить ей место, лишь бы оставить с собой? Раньше да, но я не хочу больше ее обманывать, даже из лучших побуждений. Тем более я верю в нее, у нее потрясающий талант к рисованию, уверен, ей дадут грант. 
- Она мечтала стать художником с того дня, как дедушка сделал ей мольберт, - сказала Элис. 
Внезапно из коридора, ведущего к комнатам, послышался шум голосов, они прислушались – кажется, Белла с кем-то ссорилась. Она появилась через минуту и перевалилась через спинку дивана, приземляясь головой к Элис на колени. 
- Хейл подслушивала вас, надеюсь, ты не плели тайные заговоры. 
Она весело засмеялась, а они с трудом переглянулись, ну да, очень весело! Свон была в пижаме и ее тапках-зайцах, Элис, стремясь отвлечь Беллу, сварливо упомянула об этом. Та лишь отмахнулась, заявляя, что у нее мерзнут ноги. 
- О чем речь? Что я проспала? 
- Мы выбираем колледж, - важно заметила Элис, дергая коленками, на которых лежала ее голова, Свон застонала, умоляя ее это не делать. – Нетушки, иначе ты заснешь, я тебя знаю! 
- Не засну, хватит трясти! 
- Ладно. Так, думаю, сначала стоит определиться с профессией, со мной все понятно – я пойду на дизайн. С Беллой - тоже. А вы двое уже думали, что вам близко? – обратилась она к парням. 
- Думаю, я тебя удивлю, - Белла из такого положения закусила губу. – Я не пойду на художественный, я хочу изучать литературу. 
У Элис отпала челюсть – это же основа, как так?! Свон смущенно объяснила, что чувствует устремление к этому, а рисовать не обязательно учиться в университете. 
- Ох, Белла, не знаю… Ну ты меня и ошарашила, - Элис качала головой, заплетая ей косу, а Кай, перекосившись, думал, что ему тоже лучше выложить карты на стол. 
- Эм… А как тебе муж физик-ядерщик? – Он невинно расширил глаза, ожидая ее реакции. 
- Э… ну я смутно представляю что это, но я знала, что ты очень умный и любишь все эти сложные непостижимые штуки. Думаю, ты смог бы стать ученым. 
- А я всерьез думала, что ты станешь шпионом, - заявила Белла и начала напевать главную тему «Агента 007». 
- Мне больше интересна практическая сторона физики, - Кай внезапно почувствовал облегчение, свой ум он решился не скрывать, но все же было приятно, что Элис поддерживает его. - Помните олимпиаду в Вашингтоне? – Эдвард и Белла кивнули. – Там ко мне так ненавязчиво подкатили двое, просто «люди в черном», честное слово. Я хотел дать деру от них, а они пригласили меня в кабинет. Уж не знаю, с какой они конторы, но они предложили обучение в Корнелле, чтобы потом заниматься в их организации космическими разработками. 
Свон попросила отсесть от нее подальше, чтобы не заразить ее бедный гуманитарный ум всеми этими умными словами. Она единственная, кто никак не отреагировал на его рассказ, для нее он всегда останется просто Каем. А вот Каллены смотрели на него серьезно, Элис - с нескрываемой гордостью. 
- Я слышал об этих тайных поборах, - сказал Эдвард. - Ведущие фирмы не афишируют, но отслеживают со школы способных учеников, вкладывают в них деньги, и это окупается. Особенно у правительства. Ты согласился? 
- Нет, прикинулся валенком и, похоже, они разочаровались. Так же как и другие – нас с Сунь Янем и парнем, занявшим третье место, приглашали еще на одно собеседование. У их босса была забавная фамилия – Хеннесси*, я спросил, предложит ли он нам выпить, а он не оценил… - Белла хихикнула, а Эдвард вдруг присвистнул. 
- Неужели Стенфорд? Ты кстати пошутил над ректором, в курсе? 
- Теперь да. Эти предлагали частично оплатить обучение и сулили золотое будущее, у Сунь Яня был припадок. 
- Вольтури, скажи, что ты не отказал им. Не можешь же ты быть таким идиотом… 
- Эй, не оскорбляй его, он не идиот, он гений! – перебила Эдварда Белла. 
Кай благодарно улыбнулся Герде и выдохнул, видя, что друзья не начали смотреть на него иначе. Ему до сих пор некомфортно было выделяться. Забавно складывается судьба – в детстве он был очень одинок и вынужден общаться только с книгами, еще и Аро со всем вытекающим, всё это невольно заставило его научиться видеть подводные течения, много думать и анализировать. И из этих двух паршивых вещей выросло что-то положительное – его заумность. Кай прикинул: согласился бы он променять это на обычное детство с друзьями, двумя братьями и прочим? 
Ответ был очевиден. А тогда ни посланникам космоса, ни агентам Силиконовой долины не удалось его заинтересовать. Он был полностью повержен, уложен на лопатки. Один из самых плохих периодов жизни - Элис была с Уитлоком, а он сбежал на слет умников. 
Вынырнув из мыслей, Кай обнаружил, что Элис с пристрастием допрашивает своего брата, тот пытался скрыть растерянность. 
- Карлайл, конечно, настаивает на Гарварде, у них лучшая школа дипломатов в Америке, - Эдвард нервничал. Он не привык чувствовать неопределенность. 
- Неважно чего там болтает папа, он и против нашей женитьбы, главное – чего ты сам хочешь? 
- Ну, я не знаю точно… Я всю жизнь рос с мыслью заниматься политикой, может я привык, а может… мне это действительно нравится? – неуверенно спросил Эдвард, а потом одернул сам себя: - Но блин, идти в управленцы или политики мне, кажется, противопоказано. 
- Эдвард, помнишь, о чем мы вчера говорили? – Белла выразительно посмотрела на него с колен Элис. 
- А вы вчера еще и говорили? – ахнула вредная коротышка. – Не только лопались от смеха? 
Обсуждение приняло большой размах - через три часа они продолжали уже в окружении открытых ноутбуков, сайтов колледжей и сравнительными ручными таблицами. К их жаркому обсуждению присоединились Эммет с Анжелой и Джеймс. 
Благодаря общему делу, Эдвард с Джеймсом вроде поладили, но Сатклифф все равно вел себя странно. Словно пытался его разозлить, оказывая Свон несомненные знаки внимания. 
- Я бы мог тоже поехать в колледж с вами, пятым примете? – он шутил и был мил, но ближе всех сел к Белле, та обрадовалась, мечтая, чтобы они не разлучались все всемером – их круг! Но Анжела уже определилась с Брауном, а Эммету грозил местный колледж. 
- А куда ты бы хотел? – надавил Эдвард, не спуская с Янга взгляд. 
- Ну, отец оставил мне кое-какие средства, если получить частичный грант, то Лигу я потяну, а с профессией не определился. – Джеймс повернулся прямо к Белле: - А куда хочешь ты? 
- Ну не знаю… Мы еще выбираем. 
- Нет, куда хочешь именно ты? – Похоже, Джеймс намекал, что хочет в колледж непосредственно с ней. Неужели он больше не намерен скрывать свою симпатию? У Эдварда сжалось сердце, а Белла смутилась, невольно отодвигаясь от него и радуя Каллена. 
- Я вообще не уверена, что поступлю, это эти настаивают! – Девчонка возмущенно махнула на сладкую парочку. – Я не лучшая ученица в классе. 
- Зато у тебя огромные заслуги в общественной работе, - возразила Анжела. Все тут же начали убеждать ее, что она и умная, и талантливая, и активистка, и конечно-непременно поступит. 
Белла заткнула уши, умоляя их замолчать и не расхваливать ее. Однако это вселило долю уверенности, и дальше она участвовала в обсуждениях на равных. Спор вышел достаточно горячим… 
- Элис, да пойми ты, отец не отпустит нас дальше Гарварда или Принстона, остальные шесть для него не существуют! 
- Как можно вообще считать их недостаточно хорошими? Это же Лига плюща, – благоговейно произнес Эммет. 
- Карлайл страшный сноб, поэтому Гарвард или Принстон, а теперь делаем свой огромный свободный выбор! 
- Мы не обязаны его слушаться, это наше будущее! 
- А мне кажется, что это весьма неплохие варианты… - скромно заметил Кай. 
И все завертелось по новой. Элис склонялась к Стэнфорду, но только ради Кая – Силиконовая долина была сердцем научной и исследовательской деятельности Америки, там рождалась сама наука. Белла тяготела к Йелю, как наиболее гуманитарному из всех колледжей. Эдвард неуверенно иногда переходил на ее сторону, но в глубине души, помимо воли, поднимались впитанные с кровью матери традиции. Он был Каллен, и Гарвард казался чем-то уже родным, имеющим на него право. 
Вольтури задумчиво изучал сайт Принстона, заметив его задержавшийся интерес, Каллен насторожился: 
- Ну уж нет, даже не думай! Принстон претенциозен, они дают Клятву Чести! 
- Что за клятву чести? – тут же заинтересовалась Белла, Эдвард закатил глаза – ну конечно! 
- В Принстоне официально действует «Кодекс Чести», это политика добросовестности студентов, которую добровольно принимает каждый студент. Они там все жаждут спасать мир, никогда не списывать и извиняться перед травой, по которой топчутся. 
- Ух ты… 
Конечно, Белла перешла в лагерь Принстона. 
В три часа позвонил Карлайл, прерывая напряженные обсуждения. Элис разговаривала с неудовольствием и похвасталась, что они не какой-то ерундой занимаются, а обсуждают будущее. Отец вовремя прикусил язык, чтобы не развить ссору еще сильнее, и пригласил ее домой, прикрываясь приездом Эсми. Коротышка сообщила, что приедет, когда «ретроград» искренне одобрит ее жениха и ни секундой раньше. 
- Больше всего меня удивляет его заносчивость к Каю, - вздохнул Эдвард. – Как легко он забыл, что это он спас тогда тебя. Да и его дружба с… - посмотрев на Анжелу, он оборвался. – Кто хочет есть? 
Они спустились на первый этаж в кафе. Когда Белла, Элис и Кай ненадолго остались втроем, Свон рассказала друзьям про вчерашний инцидент с Розали и что они с Эдвардом теперь друзья. У Кая и Элис снова было одинаковое выражение лица - смесь скепсиса с недоверием - что необычно рассердило ее. 
- Вы уже становитесь одинаковыми, что будет в старости? 
- Белла, ты действительно веришь, что из этого что-то получится? 
- Да, и спасибо за поддержку! - сказала Свон и пошла к Джеймсу, тот купил ей лимонный сок и хотел проводить ее обратно, но у Свон зазвонил телефон. Белла не поверила глазам и вышла из зала. 
– Привет, мам… 
Вшестером они с трудом уместились за столиком, коляска Эммета занимала много места, он всерьез предлагал Анжеле сесть ему на колени, та только лишь смеялась и целовала его в щеку, не поддаваясь на сумасбродства. Вернулась взволнованная Белла, и Эдвард с Джеймсом одновременно начали двигать стулья. Не замечая, она села к Сатклиффу и от переживаний не смогла вымолвить ни слова. 
- Это снова был Аро? – хмуро спросил Эдвард, но она энергично покачала головой. 
- Нет, это была… моя мама, - затем посмотрела только на Элис. – Она переезжает к нам с папой! Сказала, что развелась с Филом. Она хочет вернуться к Чарли. 
 
*The Verve – Bitter Sweet Symphony 
Хеннесси* – один из старейших и известнейших французских коньячных домов. 

Лига плюща* - ассоциация восьми частных американских университетов, расположенных в семи штатах на северо-востоке США. Считается, что члены лиги отличаются высоким качеством образования. Туда входят: Гарвард, Принстон, Йель Браун, Дартмут, Колумбийский, Корнелл и Пенсильванский университет 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)