16 февраля 2016 Просмотров: 542 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 13. Часть 1

Глава 13. Истинная любовь. Часть 1
 
 
*** 
Элис быстро шла по улице, не оглядываясь по сторонам. Она сбежала, воспользовавшись неразберихой и состоянием Кая. Всего на минуту, совсем скоро она вернется к нему, только врежет по мозгам одному идиоту. 
За трибунами стояли несколько парней - неудачники, которые плохо учатся, имеют проблемы с поведением и законом. Все знали, что тут толкают дурь. Негр у прохода упер ногу в стену, насмешливо перекрывая ей дорогу: 
- Вы только посмотрите кто тут! Малявка Каллен. Что ты забыла тут, принцесса? 
Парни, стоящие тесным кругом обернулись, посередине был Джаспер. Он разозлился при виде нее. А Элис перескочила ногу черного парня, решительно прошла к этим подозрительным личностям и с силой ударила Уитлока по рукам, вышибая плотный пакетик с порошком, затем начала яростно топтать его пока он не прорвался, и содержимое не смешалось безвозвратно с землей. 
- Брендон, ты чокнулась? – Джас оттолкнул ее, с ужасом смотря на остатки порошка. 
- Это ты чокнулся! Ты снова хочешь подсесть на наркотики?! 
Парень, в которого она врезалась спиной, злобно схватил ее за руку, товар принадлежал ему, и еще не был оплачен. Он начал орать на нее, его глаза были как у зомби, с полопавшимися красными сосудами. 
- Ах ты, мелкая сучка, ты заплатишь мне за товар! 
- Руки убрал! – Джаспер грубо оттолкнул парня и выхватил ее, дергая на себя. На белоснежной форме Элис остались грязные следы. Компания наркоманов угрожающе сплотилась вокруг них двоих. 
- Уитлок, ты, может, решишь с кем ты? 
- Да вы больные! Это же сестра Каллена, если он узнает, то прикроет вашу лавочку! 
- Ну конечно, - осклабился негр. – Ты просто защищаешь девку, все знают, что ты ее трахал. 
- Кокс, ты тупой! – Джас обернулся к остальным. – Но вы еще не все мозги выкурили, объясните ему, какие могут быть проблемы. Пусть просто уйдет отсюда. 
- Кокс? – Элис стряхнула его руки с себя: - А ты уже перешел на кокаин, Джас? 
- Заткнись, Элис! Просто помолчи сейчас. 
Трое остальных переглянулись между собой, и парень из команды пловцов ответил за всех: 
- Пусть, и ты вместе с ней! Нам не нужны проблемы, Уитлок. Тут ты больше не получишь, ищи другие точки. И, Каллен, не советую трепаться, а то даже папочка не спасет… 
Если бы «папочка» узнал, то мало бы не показалось никому. Но сейчас они просто шли к школе, и Джаспер кипел от злости, а возможно и от ломки. Перед черным входом, Элис резко повернулась: 
- Мне до тошноты надоело тебя спасать! Ты должен сам научиться о себе беспокоиться! Хватит делать свои проблемы чужими. 
- Это ты называешь спасать?! 
- Да, Уитлок! Ты снова подсел? Ты забыл, как плохо тебе было в реабилитационном центре с Еленой?! Как ты сходил там с ума, или как ты сам лечился в августе? Думаешь, я не знаю? Эдвард рассказал мне. Но больше он не станет с тобой возиться. Ты что не понимаешь, что в этот раз никто не придет тебе на помощь? 
Джаспер растерянно остановился, вся злость слетела с него. Он не знал, что сказать. 
- Я еще не подсел, хотел сегодня. 
- Но зачем, Джас? Ты же знаешь, что легко будет минуту, и как сложно потом. – Элис смотрела на него так сострадательно, обезоруживая его. Он даже не мог ее ненавидеть и винить во всех своих бедах. 
- А что мне еще остается? От меня все отвернулись, вы ходите кучкой, - выдохнул он с отчаянием. – Я не могу смотреть Эммету в глаза… 
Элис вздохнула и устало покачала головой, не понимая, почему делает это. Ее место с Каем, а вместо этого она так рискует и помогает Джасперу. Неужели она верит в навязанную им ответственность за все его беды? 
- Все стало плохо, когда ты бросила меня. 
- Нет, Джаспер, все стало плохо, когда умерла Елена, хоть ты и не хочешь этого признавать. – До ужаса захотелось оказаться в другом месте, своем. Забота о Джаспере тянула неподъемным грузом. – Я все понимаю, я тоже была одна и знаю какого это. - Брендон решительно посмотрела на него. - Эдварда я не имею права просить, поэтому знай, что у тебя есть хоть один друг – я. 
- Элис… - Джаспер вдруг с недоверчивой, глубоко спрятанной нежностью потянулся к ее щеке, а она запаниковала: - Джас, друг и ничего больше! 
Уитлок нахмурился и отшагнул обратно, нежность растаяла. Молчание затянулось, и Элис ждала, что он снова станет враждебным, но Джас удивил ее, кивнув: 
- Хорошо. Спасибо и за это, мне перебирать не приходится. Оказывается без друзей хреново… Только у меня одна просьба: не говори им, они не поймут. 
- Прости, но врать я не буду. От Кая у меня секретов нет. 
Она упрямо тряхнула головой и не увидела, насколько болезненной была гримаса, исказившая на секунду его лицо. Правда, старая добрая маска скользнула на место в одно мгновение, и только в уголках глаз застыла не проходящая тоска. 
 
*** 
- Готов? – она вопросительно посмотрела на него, но Уитлок только выкинул сигарету и достал вторую. 
Элис и Джаспер стояли перед коваными воротами форксского кладбища, и он не мог заставить себя войти. Джаспер впервые пришел на могилу Елены. Элис считала, что это поможет ему и приехала, чтобы сделать это с ним. После второй сигареты, когда у нее уже болел желудок от пассивного курения, Джас все же оттолкнулся от капота своей машины, и они плечом к плечу вошли в арку с ангелами. 
В свете сгущающихся сумерек тут было мрачновато. Элис сначала повела их к Ричарду, думая, что так ему будет легче – знать, что она испытывает то же самое. При виде памятника ей снова стало грустно, Брендон присела на корточки и заговорила с отцом. Обида уже ушла, Элис больше не сердилась на его малодушие, простила за все, ведь теперь у нее есть настоящий, ее папа, на которого она так похожа, который любит ее. Ей даже слегка совестно было перед Ричардом, и чтобы его не забывать, она ездила сюда и разговаривала с ним, рассказывая, как у нее дела. 
Джас стоял за е спиной и не торопил. Выговорившись, Элис положила один из двух привезенных цветков перед камнем и поднялась. 
- Пойдем? – Джас не двигался, и она подняла брови. 
- Я не знаю, где могила, - сглотнув, признался он и занервничал: - Я просто не знаю, ее похоронили с Уитлоками или Гойя… она же ненавидела отца… может, захотела… хотя как она могла сказать.. 
Он сильно сжал зубы, прекращая сбивчиво говорить и, похоже, очень пожалел, что вообще приехал сюда. Элис осторожно потянула руку, Джас наблюдал за ней. Она бережно взяла его ладонь и тихо повела за собой. 
- Гойя. Она сама выбрала в завещании. Я захожу к ней, когда приезжаю сюда. 
Его ладонь тряслась, Джаспер был весь на нервах, угнетенный виной, из-за того что ни разу не приезжал, что пропустил похороны, что все еще злился на мать, хоть ее уже не было. Почему ему достались такие родители? Неужели он был плохим уже от рождения? 
Они прошли мимо участка, где хоронили всех Калленов. Элис впервые почувствовала, что тут под землей лежат ее родственники, что она одна из Калленов. Это до сих пор было странным и непривычным чувством. Из всех могил выделялся белый мраморный ангел в женском обличии, его смотрящее вверх лицо выветрилось ветром и черты стерлись, но на табличке до сих пор было четко пропечатано: «Мессала Каллен. 23.03.1890-15.11.1945. Мой ангел, спасибо». 
Про Мессалу ходило много легенд, она была мятежницей в семье Калленов. Отец хотел выдать ее замуж за богатого родовитого потомка, вроде даже Хейла, а она влюбилась в простого садовника. Ее отец – Грегорио узнал о планирующемся побеге и назначил дату свадьбы. Мессалу заперли в комнате, а утром у алтаря она показала всем кольцо и сказала, что ночью уже обвенчалась со своим возлюбленным. Отец пришел в ярость, отрекся и прогнал дочь. Мессала жила небогато, но это был не конец истории. Во время первой мировой войны, ее муж пропал во Франции. Никто не знал, как она нашла средства, но Мессала переплыла океан и три года разыскивала мужа, не желая верить в его смерть. И нашла, в 20-х они вернулись в Америку, и у них родилось двое детей. С годами Грегорио смягчился и принял их обратно. 
Пока Элис думала о том, какой была ее родственница Мессала, они дошли. Джаспер встал как вкопанный, смотря на серый могильный камень с именем Елены Уитлок. Его губы беззвучно шевелились, Элис шагнула вбок, прислоняясь к нему плечом. Они стояли ровно, вытянувшись, как струнки, словно снова были детьми и в страхе сжимали ладони. 
- Мне надо что-то говорить? – хрипло спросил он. 
- Как хочешь. Мне кажется, тебе от этого станет легче. 
- Но это она сделала, она сама… 
- Знаю, Джас, мне так жаль, - Элис пожала его руку, замечая, что она трясется. 
Уитлок сел на колени. Он очень долго смотрел на надпись, наверно что-то говоря про себя, а потом заплакал. Его плечи затряслись, и Элис изо всех сил обняла его и положила голову на его плечо. Он долго не мог успокоиться. Её ноги оледенели и уже не чувствовались, когда Джаспер повернул к ней голову. 
Их лица оказались очень близко, губы разделяло всего пара сантиметров, эта близость была такой интимной, что у Элис вдруг все помутилось в голове. Липкие лапки ностальгии поползли по ее сердцу, разворачивая воспоминания, где она страдала и любила его. Джас не двигался, он заглядывал ей в глаза, они оба вспоминали свою прежнюю любовь. Но это была лишь тень. Отражение по сравнению с той настоящей, ослепительной и полностью заполняющей ее сейчас. Элис даже не была уверена, что вообще любила Джаспера, по сравнению с Каем. Кай был как ее огромное, застилающее все солнце, поэтому она смела липкие лапки ностальгии и отстранилась. 
- Спасибо, Элис. 
Если бы не она, он бы так и не пришел сюда, и это стало бы его призраком, постоянно мучающим по ночам. Сейчас Джас ощущал покой, хотя бы ненадолго. 
 
Белла 
*** 
Бессознательное лицо Эдварда было ровным, дыхание размеренным. Глаза цеплялись за все подряд. Изучая каждую черточку, Белла, как вор, подглядывала за ним, пока он не знал об этом. Просто он не мог поймать ее за руку и был таким расслабленным и совершенным. Это никогда не кончится, ей не разлюбить его. 
Белла присела на корточки сбоку, наклоняясь к его лицу. Спит и не знает, что она так близко, еще чуть-чуть и… Ее губы заранее закололи мелкие иголочки, и тут кто-то нажал ручку двери, Свон подорвалась, как ненормальная, кидаясь обратно на стул. 
- Привет, что делаешь? – Кай остановился, рассматривая ее пылающее лицо и напряженную позу, а потом перевел взгляд на спящего Каллена. 
- Ничего! Пишу сочинение, ясно?! И вообще, зачем Каллену тут сидеть, если он дрыхнет? Меня легко можно было трижды прикончить, а он бы и не проснулся, - Белла яростно шипела, не повышая голоса. 
Вольтури хмыкнул и потормошил Эдварда за плечо, тот сонно приподнял голову, пытаясь понять, что происходит. 
- Смена караула, я понянчусь с ней, можешь идти. 
Каллен, не соображая после сна, пробормотал что-то невнятное и пошел к выходу. Когда дверь закрылась, Белла усиленно вернулась к написанию сочинения, справедливо ожидая подшучиваний, но за спиной была тишина. Может, Кай тоже уснул? Но Вольтури не уснул, он смотрел в окно, и что-то ей в нем не понравилось. Забыв про сочинение, Свон пересела на кровать, толкая его в бок, когда ее заметили, вопросительно заглянула в глаза. Вольтури покачал головой – ничего, но сердце ей подсказывало, что ему плохо. 
- А Элис где? 
- Наверно снова с Уитлоком. 
- Что? – Белла подумала, что ослышалась. – С кем, с кем? 
- С Уитлоком, - выпустил с воздухом Кай, пытаясь улыбнуться. Но не смог, сколько же он копил, что сейчас уже в таком состоянии? 
- Кай, почему ты так думаешь? – серьезно спросила Белла. 
- Она ездила с ним на кладбище… сама сказала мне об этом. Но они еще виделись. 
Неужели он следил? Но Белла злилась не на него, а на свою подругу. Элис совершает глупость – думает, что спасает Уитлока, а на самом деле он тянет ее на дно. Из-за своего чувства вины она не понимает, что может потерять свое счастье. Кай уже все замечает и ему больно, неужели…? 
- Я прикончу эту коротышку. Кай, миленький, ты только не думай лишнего, она просто чувствует себя виноватой. Элис любит тебя, а Уитлок все еще ее, вот она и… - Белла оборвала себя, видя, что он не верит. Кай горько улыбался, разрывая ее душу. 
- Я ее потеряю… я снова потеряю ее, Герда. 
*** 
Свон уложила его в кровать Брендон как, маленького. Он не хотел, но Герда умела быть настойчивой. Непонятно как, но Кай уснул почти сразу. Вот он только на миг прикрыл глаза, а когда открыл, заморгал от неожиданной темноты. Была уже ночь. Кай пошевелился и понял, что он не один, сначала напрягся, а потом напротив – полностью расслабился, различив миниатюрную фигурку Эл. 
Она закопошилась и прижалась к нему, Кай поправил одеяло, сползшее с ее стороны, и лег обратно. Здорово было проснуться так среди ночи и обнаружить ее рядом. По миллиметру просунув под нее руку, Кай обнял ее. Пока еще может, он задержится в своем раю. Совсем скоро это кончится, но ведь он знал это с самого начала. 
Кай закрыл глаза и глубоко вдохнул. 
*** 
Учебная неделя прошла очень медленно, особенно для Беллы. Ее новое существование было кошмарным. Сначала ей нравилось общаться с друзьями, но ее ни на секунду не оставляли одну, передавали с рук на руки, как малого неразумного ребенка, и даже ставили в центр комнаты, чтобы ее было видно! Они все старательно выполняли обещание Кая: «глаз не спущу». В прямом смысле слова. Но мало этого, они еще поссорились с Элис. 
Правда, помирились через полчаса, но все равно это было неприятно. Белла ненавидела ссориться с Элис! Еще и постоянная близость Эдварда, его забота, его положительные перемены, недомолвки, висящие между ними. 
Это все привело к тому, что в пятницу нервы Свон уже были на взводе. Белла сидела на первом ряду трибуны, как всегда в самом видном месте. Каллен готовился с командой в раздевалке. Матч пришла посмотреть вся школа и множество гостей из квиллетов. Анжела покатила Эммета к скамейке запасных поздороваться с парой игроков. Сладкая парочка сидела справа от нее, Эл играясь, тянулась к светлым волосам Вольтури, тот уворачивался. Сейчас ее друг снова светился, ненадолго позабыв свои черные пророчества. Свон встала, и Эл тут же посоветовала ей сесть. 
- Да блин, вы меня своим гиперконтролем скорее прикончите, чем Аро! 
Друзья вовсе не оценили ее шутку, но у нее реально уже ехала крыша, поэтому, когда Кай начал целовать Элис, Белла, как ни в чем не бывало, юркнула под трибуны и, придерживаясь за стойки, поспешила, упиваясь урванной свободой. «Ну, попадись мне, Аро, я сама тебя прикончу!», - мстительно подумала Свон. 
Идея была проста: найти Джейка. Она видела его издалека, когда его команда заходила в раздевалку. Туда Белла и пошла. Настроение было приподнятым – удрала! Представив лицо сладкой парочки, обнаружившей пропажу, она захихикала. Впереди послышались мужские голоса, Белла немного оробела, но зашла, надеясь, что никто не голый. 
Комната была узкой и вытянутой, она увидела только двух парней спереди, остальные скрывались за открытыми дверьми шкафчика. Надо же, а у «Львов» раздевалка лучше. 
- Привет! – храбро поздоровалась она, смуглый парень без футболки смерил ее с головы до ног оценивающим взглядом, что ей очень не понравилось. 
- Ну, привет, если не шутишь. Что тут делает крошка Каллена? 
Белла смертельно обиделась, вот значит как, ее даже за человека не считают? Из-за дверец высунулись любопытные индейцы, желая ее увидеть. Она высоко задрала нос: 
- Я не «крошка Каллена», я человек и личность. А еще друг твоего капитана, ясно?! 
Парень попался вредный, он передразнил ее тонким голоском и предположил, что она пришла сюда в поисках настоящего горячего мужчины, а не ледяного Эдварда. Белла чувствовала, что еще секунда, и она врежет этому дебилу. Джейк появился очень во время, он подвинул «дебила» и проворчал: 
- Билл, хватит. 
- Да ладно, Джейк, не давай этой цыпочке снова тянуть тебе жилы! 
- Спасибо, я сам соображу, ладно? Привет, Белла. 
Они вышли в коридор, чтобы эти парни, которые явно были враждебно к ней настроены, не подслушивали. Джейк, казалось, стал еще мускулистей, он исподтишка разглядывал ее, но не начинал разговор. Белла решила сделать это сама: 
- Знаешь, у твоего друга на редкость подходящее имя! Билл-дебил. 
- Мило… Ты пришла мне это сообщить? 
- Нет, Джейк, я пришла поздороваться и пожелать победы. 
- Правда? – ей не понравилась его усмешка. – Но я же играю с твоим драгоценным Калленом. 
- Он не мой, и хватит язвить, а то я уйду. 
- Э-эх, Белла, ты не меняешься. – Она не поняла, было ли это упреком. Однако Джейк больше не злился, и она невольно повеселела. 
- Как ты, что нового? Мы столько не виделись, я скучаю. 
- Болтушка, - усмехнулся над ее торопливостью Блэк. – Нового? Ну… у меня появилась девушка – Ким, правда она на год старше, отец уже ходит, все нормально. 
- У тебя есть девушка? – громко воскликнула Свон, не сумев скрыть радости. Джейк покачал головой: 
- Не обольщайся, так просто ты не отделаешься. Я все еще чувствую это к тебе. 
- Но, ты же встречаешься с Ким! Я уверена, что она замечательная, а мы сможем общаться как раньше, это будет так здорово, Джейк! 
- Ты, и правда, не меняешься, до сих пор не разбираешься в людях и хочешь, чтобы всем было хорошо. Я тоже скучал по тебе, Свон. 
- Эй, ты не называл меня по фамилии с пятого класса, - ей хотелось улыбаться, наверно она все-таки боялась враждебного приема, а складывалось все очень даже неплохо. 
- Ладно, Беллз, мне пора надрать кое-кому задницу. 
- Поговорим еще после игры? 
- Окей, я буду на ступеньке победителя. 
- Хвастунишка! 
Она вприпрыжку двинулась из раздевалки, хотела проскользнуть обратно под трибуну, но там ее уже поджидали. Кай и Элис выглядели одинаково, у обоих нехорошо скрещены руки на груди. Ух ты, похоже у нее неприятности… 
- Ээ… привет, ребята? 
 
*** 
Белла страшно дулась, ее отчитали как маленькую. Но серьезно – разве Аро мог скрываться под трибуной, поджидая ее с щипцами для пытки? Кай сказал, что она не осознает степень опасности, Элис поддакивала на каждое его слово. Белла сидела между Джеймсом и Эмметом, временно не желая общаться с друзьями. И вскоре игра поглотила ее. 
Это было что-то. Джейк не шутил. Кажется, он не хотел выигрывать, он хотел убивать! Размазать Львов по газону. То и дело случались столкновения, игра была слишком жесткой. Свисток судьи разрывался, трибуны гудели. Каждый раз, когда капитаны оказывались поблизости, ее сердце екало, Белла боялась того, что будет, когда они все-таки столкнуться. В Эдварде не виделось агрессии, наоборот, он был слишком спокоен. Белла помнила его предыдущие матчи - его всегда захлестывал адреналин, ему это нравилось, но теперь, он словно поддавался. Команда тоже недоумевала, привыкнув подстраиваться под лидера. Только Уитлок не обращал на это внимания. Он был звездой, специально злил Джейка, что-то выкрикивая ему, зло и задорно стремился выйти с ним один на один. 
Блэк не выдержал и сбил его с ног, судья пришел в ужас и отправил его на скамью запасных. Эдвард не приближался к Джасперу, не делал замечаний. Бил-дебил разыграл мяч и, прорываясь вперед, отшвырнул Остина, как пушинку. Эдвард побежал за ним. Неожиданно громила повернулся и наклонился, сшибая Каллена плечом в грудь. Зрители ахнули. Эдвард столкнул с себя квиллета и получил право на штрафной, но тут прозвучал сигнал и первый тайм закончился. 
Каллен первым пошел с поля. Белла и остальные сидели прямо за скамьей игроков. Эммет перегнулся и возмущенно спросил: 
- Эд, что с тобой? Почти все голы забил Уитлок, что ты как в воду опущенный! Разрыв в очко! 
- Чего ты на него нападаешь, - одернула его Элис. – Он молодец, хорошо играет. 
- Не спорь, Эл, я лучше знаю, - упрямился Эммет. – С ним что-то не так. 
Белла знала, что не так, но молчала. Каллен что-то ответил и повернулся к команде, обсуждая тактику. Джаспер перебил его и предложил что-то свое. Блэк смотрел на Свон через всю ширину поля, он улыбался. 
Второй тайм стал еще жестче, на скамейке запасных не осталось игроков, зато в медпункте – хоть отбавляй! И «Львов» и «Оборотней», судья рвал волосы, но добиться от команд послабления не мог. Как Джейк ни пытался, он не смог раздраконить Каллена. Тот отвечал жесткостью на жесткость, но сам не использовал грязные приемы. Джеймс и Эм обсуждали через Беллу игру. Маккартни мечтал поучаствовать, а она молилась, чтобы Эдвард сдержался, и Джейк не добился своего. Неважно кто из них выиграет, они дороги ей оба, только бы он смог, не сорвался… 
Крестики на ее руках сжались до ломоты, когда Блэк раньше свистка пнул по мячу, задевая ногу Эдварда, подставляя подножку, и победно полетел с мячом вперед. Каллен встал, и его лицо исказилось яростью, у нее упали руки, крестики расплелись. Эдвард побежал. 
Уже не надеясь, Белла вместе с еще сотней людей наблюдала, как Эдвард настигает противника. Он догнал Блэка и выбил мяч. Просто выбил. Белла заморгала. Не ударил, не отомстил, просто выбил мяч, а затем поднял его в руки, пока судья свистел и давал последнее предупреждение Джейку. Всего две минуты, ровное количество очков и штрафной удар. Капитан против капитана, возможно, это войдет в историю школы. Трибуны больше не гремели, наоборот, словно не дышали, сойдясь в едином порыве ожидания. 
Эдвард стоял в семи метрах с мячом и смотрел на Блэка, защищавшего ворота. Лицо того было искажено сильнейшим напряжением, он больше не язвил, не пытался поддеть заклятого противника. Каллен заметил промелькнувшую безысходность – Джейк столько раз проигрывал ему, что в глубине души заранее обрек себя, хоть и внешне храбрился. 
Свисток прозвучал, Эдвард разбежался и ударил прямой. Джейк безумно рванул и накрыл животом мяч, еще ничего не понимая. Трибуны провалились в пустоту, прозвучала сирена об окончании, а потом грянули победные вопли и клич индейцев. Игроки из «Оборотней» накидывались на своего капитана, погребая его под живой кучей. Они обезумили от радости. 
Белла посмотрела на Эдварда, он быстро и едва уловимо улыбнулся, потом пошел к раздевалке. Трибуны очнулись и стенали от разочарования, гости, наоборот, праздновали. Эммет готов был рыдать навзрыд, Анж утешала его, а «Львы» уходили с поля недовольные. Они не привыкли к проигрышу. 
Во всеобщем хаосе Белла оторвалась от Кая и Элис. Она ответственно шла с Анжелой и Эмметом сквозь толпу, а потом, как ни в чем не бывало, свернула и торопливо скрылась в людском море. Джейк – вот кто ее ждет. 
- С тебя десять баксов, Блэк! – накинулась она на него со спины, игнорируя его окружение. – Я предсказала тебе победу! 
- А я значит там ни при чем?! 
Джейкоб был в восторге от победы, его просто распирало, стянув Беллу со спины, он крепко обнял ее до хруста ребер. Свон отделалась от костолома и тут заметила девушку, а, расшифровав ее взгляд, отпрыгнула от друга подальше. Ни команде, ни ей она, похоже, не нравилась. Блэк опомнился: 
- Белла, это Ким. Ким, это Белла. 
- Наслышана, - прохладно кивнула Ким. Свон почувствовала себя неуютно и решила исправить ситуацию – повернулась к старому знакомому: 
- Ну что, Билл-дебил, поздравляю с победой! 
- Билл – мой брат! – стиснула губы Ким. 
«Вау, теперь нам с ней точно не поладить», - слабо подумала Белла, виновато смотря на девушку, которой приносила только отрицательные чувства. Джейк сбоку некомфортно тер шею. 
- Ким, Билл, не обижайтесь, она пошутила, у нее всегда был странный юмор. 
- Все правда, - поспешила вставить Белла, а дальше говорил Джейкоб, а ее губы были на замке. 
Белла постояла с ними минут пять, обстановка начала сглаживаться. Квилетты очень радовались победе, восхваляли Джейка, но тут Билл-дебил все испортил: 
- Смотри, Белла, похоже, это за тобой. 
Они все обернулись и заметили, что в двадцати метрах на борт трибуны опирается Эдвард. Белле в пору было вешаться – паршивая ситуация, они же не в курсе и не знают, что он приглядывает за ней. У Джейка напряглось лицо: 
- Ты что, снова с ним? 
- Нет! 
- Но он тебя преследует! Хочешь, я объясню ему… 
- Нет, Джейк, не надо, мне действительно пора. Еще раз поздравляю с победой, мы с Эл как-нибудь приедем к тебе. Все, пока! 
Она развернулась спиной, услышала, как Блэк прошипел «слабак», и закрыла глаза. Когда подошла к Эдварду, тут же спросила: 
- Зачем ты это сделал? Ты поддался. 
- Пойдем к остальным, надо найти их. 
Свон увернулась и упрямо осталась на месте: 
- Нет, ответь. Ты отдал ему победу, на глазах у всей школы. Почему? 
- Потому что я должен ему. – Эдвард посмотрел на нее и продолжил: - Я забрал у него слишком многое. 
Она сама добивалась этого, но услышав вслух, вдруг пожалела. Пока он шли, между ними царила напряженная тишина. Эдвард даже не упрекнул ее за побег. Первой они заметили коляску Эммета, потом остальных и с облегчением избавились от уединения. Эдвард недовольно осмотрелся и обратился к Каю: 
- Где Элис? 
Вольтури проигнорировал вопрос, но Белле не понравилось его выражение, она схватилась за его куртку.
- Кай, где она? – Ему снова было плохо, о нет, только не это… 
- Она пошла к Уитлоку. 
- И ты отпустил ее, идиот? – рассердился Эдвард. 
Джейку не удалось это за всю долгую игру, но сейчас Эдвард реально был зол. 
 
*** 
- Эл, ну хватит хмуриться, пусть Эдвард проиграл, но не я! – Джаспер был странно веселым, проигрыш команды ему был нипочем. Элис думала, что потребуется неотложка, а он, похоже, в эйфории. Посчитав, что ей здесь делать нечего, она попыталась уйти. – Стой, куда ты?! Ты разве не видела, как я сегодня играл? 
- Мне пора, Кай наверняка ищет меня. Я пойду, Джаспер. 
Уитлок загородил ей дорогу, неприятно возвышаясь над ней. Ей не нравилось это ощущение. 
- Забей на Вольтури, это я сегодня победитель! Мы же друзья, Элис, а друзья должны проводить время друг с другом. 
- Да что с тобой такое? Дай пройти. 
- Ты никуда не пойдешь! 
Элис вдруг всмотрелась в его зрачки, они были расширенны и не менялись, никак не реагировали на освещение. 
- Ты что под кайфом?! 
Он начал оправдываться, а Элис недоверчиво покачала головой, вот и объяснение его эйфории. Не может быть… Уитлок все оправдывался, заверяя, что это всего лишь легкая травка, даже не марихуана, совсем безделица… 
- Все. С меня хватит. 
Элис повернулась уйти, желая никогда его больше не видеть, в миллионный раз обманувшись в нем. Джаспер был одним сплошным разочарованием. Он догнал ее, хватая запястье. 
- Что это значит? Я тебя не отпущу. 
- Отпустишь. И больше не увидишь! Никто тебя не спасет, оставайся со своими наркотиками, а я видеть тебя не желаю. 
- Вот значит как? – угрожающе спросил он, затем потащил ее в сторону того закутка, где покупали наркотики ученики. По пути люди провожали их взглядами, видя, что Элис тормозит пятками. 
- Отпусти меня! 
- Черта с два, ты задолбала меня, Брендон! Сначала дразнишь и раззадориваешь, а затем делаешь невинные глаза и сваливаешь к своему кровавому ублюдку. Спишь с ним! Больше я тебя не отпущу к нему, поняла?! 
Джаспер не понимал, что делает, его глаза были стеклянными, как в тот раз, когда он трахал белобрысую и даже не осознавал, кто с ним. Элис стало немного страшно, это был не Джас, а кто-то чужой, способный на что угодно. Он толкнул ее к стене и навалился сверху, пытаясь поцеловать. 
- Нет, не хочу, не трогай меня! 
- Я люблю тебя, ты должна быть со мной, - в трансе бормотал он, сбивчиво прижимаясь к ней губами. Элис барахталась, пытаясь выбраться. 
- Джас, не делай этого, ты не соображаешь. Потом ты будешь очень жалеть. Пожалуйста, отпусти меня… 
- Зачем ты это повторяешь? Ты же не хочешь этого, - стеклянные глаза пусто смотрели на нее, его руки причиняли боль, но Элис отчаянно сопротивлялась. – Не дергайся, малышка, я так люблю тебя… 
Элис замерла, каменея всем телом, рядом никого нет, никто не придет на помощь, а Уитлок не в себе. Впервые за эти месяцы Элис, сотрясаясь, почувствовала начинающийся приступ - горло сперло, оно уменьшилось в диаметре, воздух загустел. Раздувая ноздри, она попыталась задавить признаки, как делала это в темном подвале, но рука Джаспера прикоснулась к ее бедру. 
Что дальше было, она не поняла, тело начало дергаться само по себе, так, что напугало Джаспера. Словно ее било высоковольтными разрядами, судороги трясли ее с ног до головы, но больше всего в грудном отделе. Жилы на шее вздулись, кислород не поступал в голову. Элис осознавала окружающее и пыталась остановиться, но никак не могла, Уитлок схватил ее за плечи. 
- Элис! Элис! 
Она кулем свалилась на землю, с облегчением хватая кислород. Все кончилось. Сердце еще ускоренно билось, но все было в норме. Джаспер присел перед ней, испуганно смотря в глаза: 
- Что это было, Элис? Ты напугала меня… 
В этот момент она его ненавидела. 
- Я не люблю тебя. Там, в Кентуки, когда ты, как бессмысленное животное, трахал ту блондинку, я поняла, что мне не больно, мне было все равно. Потому что мне некуда было идти, никто меня не ждал, это была всего лишь безысходность. Потому что я любила Вольтури, а с тобой оставалась, таккак знала, что иначе ты тут же полетишь под откос. 
Уитлок отшатнулся, быстро поднялся на ноги. Элис посмотрела вверх. 
- Хочешь сделать мне больно, Брендон? Кишка тонка. 
Потом она еще посидела немного одна, раскачиваясь и лелея коленки, затем отряхнулась и с прямой осанкой вышла из темного места и едва не столкнулась с разозленным Эдвардом, тот смерил ее взглядом:
- У тебя ум есть? 
- Сомневаюсь. 
- И я! – Каллен вздохнул, сменяя гнев на милость, буркнул: - Пока у тебя все еще есть парень, советую идти к нему. И больше не глупить. 
Прежде чем побежать к Каю, она развернулась к брату и покачала головой: 
- Ты ошибаешься. 
 
*** 
В общежитии было шумно, на втором этаже гуляли. Ученики решили основательно залить поражение алкоголем. Комендант на первом этаже встретил их неприязненным взглядом, думая, что это пополнение к пьющим. 
Эммета забрали родители, Белла, Элис, Кай, Джеймс, Анж и Эдвард шли вшестером, и обстановка была не очень веселой. Элис шла за Каем, как осужденная. Вернее чувствовала себя осужденной всеми. Все с легкостью осудили ее, не зная правды. Элис не ощущала вину, она была чиста перед Каем. У нее не возникло ни малейшего сомнения. За все это время она ни разу не поколебалась между ним и Уитлоком, и непонятно, почему эти люди так на нее смотрели. 
На их этаже гулять не рискнули, там стояла мертвая тишина. Ребята, не сговариваясь, сели вокруг стола, кто в кресло, кто в диваны. Кай выбрал кресло, но Элис упрямо села на подлокотник, перекидывая через него колени. Он был словно замороженный, такой далекий. Обстановка давила, и Брендон не выдержала:
- Что вы все на меня так смотрите? 
Синхронно с ее голосом сработал телефон, Эдвард прочитал сообщение и посмотрел на них. 
- Это Колин из команды, пишет, что Уитлок напился и сел за руль. Колин волнуется и сообщил мне. Наверно думает, что я кинусь догонять его. 
Тишина стала еще более неловкой, решилась заговорить Анжела: 
- Ребят, может, стоит что-то сделать? Он же разобьется. Как Эммет… 
Эдвард вздрогнул, обращая лицо к ней, девушка смутилась и осознала, что была внешним, непосвященным в их внутренние дела, человеком. Белла следила за Элис, Кай оставался неподвижен. 
- Все, что мы можем, это позвонить в участок, чтобы его задержали. Даже если б мы захотели, неизвестно где носит этого… - Эдвард не закончил фразу. 
Потекли часы ожидания. Они сидели на своих местах и ждали, что телефон, лежащий между ними в центре стола, вот-вот оживет, и они узнают, что Джаспера больше нет. Что он, наконец, отмучился и больше не будет никого заставлять страдать. Поняв, что так думает, Белла испуганно одернула себя, ее громкий вздох нарушил траурную тишину. 
Элис не представляла, что творится в голове Кая, ее страшила его замкнутость, его решения. Она всеми фибрами души чувствовала катастрофу. Он все для себя решил, и что-то подсказывало ей, что скоро все будет очень плохо. Пытаясь преодолеть страх, Эл жалась к нему, пытаясь выдавить хоть каплю тепла для себя, но Кай словно проглотил кусочек льда, как в сказке. 
Больше чем через час телефон сработал, но не тот, что лежал на столе, а ее, зажатый в кармане между ней и Каем. Брендон виновато открыла его, понимая, что он все видит. 
«У тебя последний шанс спасти меня, любимая. Приезжай, если хочешь, ты знаешь где». 
Конечно, знала - на холмах. Как в прошлый раз. 
Слева, где сердце, где был Кай, образовалась глыба льда. Элис даже страшно было посмотреть туда. Как все получилось так ужасно? Вольтури приподнял ее ноги, убирая их с себя, встал, безмолвно прошел к лифту, но не смог его ждать – свернул к лестнице и исчез. 
Вот и все, истекли последние секунды, его рай закончился. 
 
*** 
Элис поднялась с кресла, сжимая кулаки, смотря ему вслед. Швырнув телефон Эдварду, она процедила: «холмы» и сосредоточенно пролетела к двери лестницы, толкнула ее плечом. Дорога до его комнаты сливалась в одно размытое пятно, только толкнув его дверь, выхватив квадратом света его застывшую посередине комнаты, как столб, спину, коротышка пришла немного в себя, подлетела и толкнула его руками. 
Кай обернулся, его лицо было искажено болью. 
- Значит, ты думаешь, что я сейчас пойду к нему! Думаешь, что снова брошу тебя! 
Вольтури ничего не ответил, разучился говорить, только рвал на тысячу кусочков ее сердце, сгорая в муке. 
- Я люблю тебя, идиот! Не его, тебя, - кричала Элис, молотя кулачком по его груди. Кай не отбивался, он вообще был как неживой. Впервые Элис повышала на него голос, ругалась. Раньше это показалось бы ей невозможным. Но сейчас она была в отчаянии. Он не верил, и это убивало. 
- Ты можешь произнести это сто раз, но это не изменит правды, - хрипло сказал Кай, с трудом смотря на ее лицо, похоже, ему было больно даже это. 
Элис почувствовала, как выступают злые слезы. 
- Ах так? Так почему же ты не борешься за меня? Ты же непобедимый, борись за меня, не отдавай меня ему! Сражайся за свою любовь! 
В глазах Вольтури появилась настоящая тоска - звериная, отчаявшаяся. 
- Если бы я знал как… 
- А так, видишь меня? – Элис схватила его ладонь, судорожно проводя по своему мокрому лицу, по шее, прижала к груди. – Вот она я, с тобой, никуда не ухожу. Я не собиралась ехать к нему! Я докажу тебе свою любовь, даже если это будет стоить его жизни. Я остаюсь с тобой, всегда! Как ты этого не понимаешь! 
Кай оставался стоять без перемен, чувствуя огромную потерю и космический холод. Элис отбросила его руку и упала в кресло у окна, закрывая лицо ладонями. Рыдания разрывали грудную клетку, она была самым несчастным человеком на Земле. Любимый мужчина стоял всего в паре шагов от нее и не верил в ее любовь, не мог пережить ее ошибку и поверить в себя. Все из-за нее! Ничего не кончилось, не хорошо, это всего лишь было временным спасением, ее чудовищная ошибка не осталась в прошлом, вот она живая и необратимая, отравляет ей жизнь. 
Элис вскочила с кресла и обняла неподвижную статую, его глаза покраснели. Плача, она говорила в его футболку, надеясь докричаться прямо до сердца: 
- Ну почему ты такой слепой, почему думаешь, что все знаешь? Почему?.. – Всхлипы мешали говорить, голос срывался и дрожал. – Посмотри на меня, Кай. – Элис с кровью оторвала себя от него, ее всю трясло. Он тоже выглядел ужасно - застывшая скорбная маска с воспаленными больными глазами. Она добилась, чтобы они смотрели в лицо друг другу. – Смотря мне в глаза, если ты меня любишь, если я тебе нужна… Поверь мне! Я люблю не Уитлока, не вас двоих, а только тебя. ТЕБЯ! Мне без тебя ничего не нужно, в тот же момент, что ты уйдешь, я умру, вот просто лягу на землю и умру. То, что ты не хочешь верить в это, приносит мне много боли. Господи, да я так люблю тебя, Кай! Просто посмотри мне в глаза! 
Ее глаза были огромными голубыми, как разбитое стекло. Вольтури смотрел в них и вдруг потрясенно понял. Уголок его губ задергался в нервном тике, на миг его лицо стало страшным, сумасшедшим, а потом выровнялось, оплывая после титанического душевной работы. 
Кай пошатнулся, Элис тут же уперлась руками в его плечи, с трудом удерживая его, думая, что он падает. Но Вольтури качнул головой и с непонятным выражением начал опускаться вниз. Это окончательно сбило с толку и испугало ее, слезы полились сплошным потоком, Элис сглатывала их. Кай, придерживаясь за нее руками, как при головокружении, выпрямился, становясь на одно колено. Он поднял к ней абсолютно белое лицо, синие глаза ослепляли контрастом, его руки сжали ее правую ладошку: 

- Элис, ты выйдешь за меня?  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)