16 февраля 2016 Просмотров: 539 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 13. Часть 2

Глава 13. Истинная любовь. Часть 2

 
 
 
Он поднял к ней абсолютно белое лицо, синие глаза ослепляли контрастом, его руки сжали ее правую ладошку: 
- Элис, ты выйдешь за меня? 
 
*** 
Элис показалось, что ее ударили под дых. Не веря ушам, она посмотрела на Кая, тихо произнесла: 
- Я мечтала об этом. Но не так… Хорошо, если тебе надо такое доказательство, то пускай. Может, хоть это убедит тебя, что я хочу остаться с тобой навсегда. 
Вольтури поднялся с колен, легко приподнял её и боком посадил себе на колени, поддерживая спину. 
- Нет, Элис, ты не поняла! Неужели ты думаешь, что, имей я хоть малейшее сомнение, я бы поймал тебя в такую ловушку? Я верю тебе, - просто сказал он, переворачивая весь ее мир. 
- Веришь? – глухо переспросила Элис. 
- Да. Прости, что так долго. Я верю тебе, ты любишь меня. А я тебя. Мои чувства не изменятся, поэтому это самое закономерное, на мой взгляд, что я могу сделать. 
И тут до нее дошло… Кай сделал ей предложение. 
Сердце захлебнулось взволнованным биением. Голова пошла кругом от серьезности данного шага. Ей восемнадцать… А еще ей в жизни кроме него ничего не надо, и она уверена. Сердцем чувствует, каждой клеточкой себя. Вдруг глобальность и волнение ушли, оставляя только чистую радость, недоверчивое хрупкое счастье. 
- Спросишь еще раз? 
- Подожди, - тут уже заволновался Вольтури, даже едва не споткнулся, поднимаясь с ней на руках, пробормотал ругательство и поставил ее в центр комнаты. – Для меня это самый важный поступок в жизни, потерпи. 
Ему хотелось сделать все как следует, он вдруг вспомнил, как едва не запорол их первое свидание и почувствовал ужасную ответственность и волнение. Продолжительно выдохнул, хотел снова опустится на колено, но Элис его удержала, вкладывая свои руки в его, трепетно заглядывая в глаза. 
- Я влюбился в тебя, когда еще едва осознавал себя, прошло пятнадцать лет и это чувство только усилилось. Я знаю, чего хочу, ты – мое счастье. Я шел за тобой всю жизнь. Поэтому я хочу спросить: Мэри Элис Каллен, окажешь ли ты мне честь стать моей женой? 
Элис немного затянула, чтобы почувствовать этот самый счастливый момент в своей жизни, не в силах вместить в себя шквал эмоций, зажмурилась, а когда открыла ресницы, вниз побежали слезы счастья, попадая в старые соленые дорожки и стирая их. 
- Я согласна! – после этого она не выдержала и от переизбытка чувств закричала: - Да-да-да-дадада! Я хочу быть твоей женой, я очень этого хочу!!! 
Кай оторвал ее от пола, прижимая к себе, зарываясь лицом в ее волосы, целуя их. Всего пару минут назад он попрощался с ней и чувствовал себя мертвым, а теперь крепко сжимал ее в руках и слушал, как заливисто смеется и плачет его будущая жена. 
 
Истинная любовь живет в сердцах, ее невозможно спрятать, обмануть, победить, отвергнуть. От нее не убежать. Она преодолеет все, потому что нет ничего сильнее истинной любви. 
 
Страдание может стать путем к великой любви и великому милосердию. Мать Тереза 
 
Эдвард 
*** 
Распахнув дверь старого шикарного мустанга, Эдвард пригнул голову и молча сел рядом с Уитлоком. Это его решение. Джаспер повернулся к нему всем корпусом, изумленный, конечно, он не ожидал его увидеть. Выглядел он жалко - трясущийся, судорожно зажимающий в кулаке шприцы и дозу, так типично… 
- Эдвард?! Ты? Я ждал… 
- Элис, - со сдерживаемой враждебностью закончил за него Каллен. – Но ее можешь больше не ждать, оставь ее в покое. Она не придет. 
- Ну конечно. Именно поэтому ты в страхе примчался сюда, – неприятно усмехнулся Джас, виной от него и не пахло, даже после всего. Эдвард мимолетно удивился, что тут делает, что делал всю жизнь? И что продолжает делать сейчас. Зачем? Ответ был очень простым. 
- Она правда не придет, она любит Кая, тебе пора это понять и смириться. Я хочу, чтобы она была с Каем, потому что счастлива Элис будет только с ним. 
Удивительно, что у него еще получалось делать Джасперу больно. Уитлок был на самой грани, как никогда близко к концу. Никому ненужный, всех ненавидящий, несчастный. Он был совершенно один. 
- Ты приехал мне это сказать? – Джаспер был на грани нервного срыва, в его голосе проскакивали истеричные ноты. – Думаешь, я сам не знаю? Ты думаешь, я дебил и сам не понимаю, что я ее потерял? Поэтому я и тут, Каллен! Потому что я уже заебался! Заебался ее мучить, любить, терять, заебался от самого себя! Ты стоишь на коленях и молишься, а я, блядь, так не умею, я никогда не встану на колени. Не умею! Поэтому это мой выход, если я сдохну, всем только легче станет, мне в первую очередь! 
У Эдварда в ушах звенело от срывающихся воплей Джаспера, шея болела от напряжения, он низко нагнул ее, смотря в упор на сомкнутые замком пальцы. Уитлок хочет умереть, успел нанести всем максимальное количество ударов, боли и теперь просто хочет шагнуть в небытие, высмеивает его «стояние на коленях». Да он готов не вставать всю жизнь, вымаливая у Беллы прощение за то, что превратил ее в другого человека! Этот ублюдок, предал все, что у них было. Да это единственное святое, что у него было до появления Беллы в его жизни! Он так любил своего друга, больше, чем что либо. А как же их дружба? Как?! 
Эдвард смотрел в перекошенное лицо Джаспера, он должен ненавидеть его до зеленых чертиков. 
- Я приехал, чтобы помочь тебе. 
Эдвард смотрел сбоку на Уитлока, тот застыл, вздрогнул и неверяще посмотрел на него. 
- Что? 
- Что слышал, Джас. Больше всего на свете я хочу тебя ненавидеть, хочу, чтобы того бейсбольного матча не было – никогда не знать тебя. Но не могу. Шрам на лице Эммета не пройдет, про душу я не говорю, мою сестру ты просто развалил на части, ее ты любил больше всех, а значит и досталось ей соответственно. А я, Джас? – внезапно его голос задрожал, до сих пор пораженный несправедливой жестокостью. – Мне-то за что? За то, что всегда был за тебя? Вопреки всем. Я же ее любил, так любил… - Захотелось по-идиотски расплакаться от того, сколько он пережил и как все могло быть иначе. Сейчас особенно сложно было вспоминать, какие отношения были у них с Беллой. – Но ты отнял ее у меня, рассказал про пари, а я как последний слабак проглотил это и вернулся к тебе. 
- Вы, Каллены, всегда возвращаетесь, - побледнел Джас. 
- Да, наверно, это так. Я ведь все равно здесь, - Эдвард отвернулся от него к окну, он больше не ненавидел его. Вдруг захотелось, чтобы Джас все же завел машину, только вдвоем. 
- Я не понимаю, почему… 
Они смотрели по сторонам, ярче всего в пространстве ощущался зажатый во вспотевшем кулаке шприц. Говорят, наркоманы не меняются, у них нет надежды. 
- Потому что, несмотря на все, что ты сделал, натворил, ты продолжаешь быть моим лучшим другом. Чтобы ты ни делал, как бы ни предавал, я продолжаю любить тебя. И не дам тебе убить себя. 
У Джаспера покраснели веки, он пытался держаться, но был настолько разбит, несчастен, тронут, что слезы из глаз текли сами собой. Ему так захотелось извиниться за все горе, что он принес своему лучшему другу. Каллен с трудом повернулся к нему: 
- Молчишь? Ничего не хочешь сказать? 
Что сказать? Может, что теперь он среди них? Всю жизнь его окружали самые лучшие люди - хорошие, светлые, благородные – святые. Он единственный среди них неправильный, темный. Даже Каллен… Хватит себя обманывать, их не двое, Эдвард еще лучше, чем все они. Его друг, которого он так хотел сделать собой, прошел искупление и сейчас был чище всех, пройдя через муки. А что он? Он ничего… 
- Джас, это твой последний шанс, без всякой лжи, масок. Я помогу тебе, в чем угодно, только пожалуйста… Я готов умолять… Пожалуйста, ты должен выбраться. 
Эдвард умолял его принять его руку, помощь. После всего… 
- Как ты можешь меня прощать? – выдавил Джаспер сквозь зубы, голова грозила лопнуть от спазма сосудов. – После всего, что я сделал. 
- Прощение должен получить каждый, - с трудом произнес Эдвард. – Это необходимо. 
Сколько ночей он сам мечтал его получить? Пусть хоть кто-то его получит, перестанет гореть и обретет шанс, начнет с чистого листа, оставит все в прошлом. Зная как это необходимо, Эдвард понял все огромное значение прощения и решил простить Джаспера. 
- Сейчас у тебя есть выбор: ты можешь использовать то, что держишь в руке, я выйду из машины и разрешу закончить. Или ты останешься со мной, навсегда завяжешь с наркотиками, ненавистью и саморазрушением. 
Эдвард ждал затаив дыхание, это уже было второй раз. В прошлый раз все было слишком завуалировано. Джас не оправдал его надежды, пошел и выполнил свою часть пари. Но в этот раз все открыто, последний шанс. Эдвард все ждал, а Уитлок вдруг потерял всю свою крутость, превратился в обычного подростка, натворившего огромное количество ошибок, запутавшегося и несчастного. Загнавшего самого себя в угол. Эдвард все понял, вывернул у него из кулака шприц с ампулой, открыл окно и выкинул. Захлебываясь, Джас хватался за лицо, плакал и отворачивался. Даже после всего Эдвард чувствовал себя сильным, сейчас он был значительно старше и сильней друга, поэтому попытался обнять этого засранца, которому столько простил. Уитлок оттолкнул его, продолжая содрогаться. Но это ничего, он не плакал слишком долго, когда умерла его мать, когда его обворовал отец, когда он потерял любовь всей своей жизни, друзей, самого себя. Так что пусть, Эдвард завтра сделает вид, что не видел, а пока пусть… 
Джаспер долго не мог успокоиться, потом судорожно всхлипывая, растер покрасневшее лицо. 
- Прости, Эдвард. 
- Уже. 
- Правда, прости, не понимаю, что со мной не так. Я всегда все делаю неправильно, я не надеялся, что ты простишь. Это было хуже всего, даже хуже, чем потерять Элис. Понимаешь, это ведь ты. Ты и я. Ты всегда был впереди, а я - в твоей тени. И соглашался на это, потому что дружба была важнее. Я никогда тебе не завидовал, позволял верховодить подчинялся, потому что это у тебя в крови, потому что мне пришлось смириться, если я хотел сохранить… Но когда пришла она… Я сразу понял, что ты влюбился. Ты изменился, я боялся потерять нашу дружбу, а, в конце концов, остался один. Вы все такие добренькие, самоотверженные, как твоя Белла, а я не такой. Пытался… Но слишком страшно. 
Эдвард выслушал все, терпеливо, отвечал, когда было необходимо. Джас не знал, что дальше. Эдвард не врал ему, говорил, как есть, не кормил его сладкими миражами и обещаниями, пусть сейчас накрывает громадное облегчение, но это только начало. Когда начало светлеть, они поменялись, Каллен сел за руль и отвез их в кампус. Перед своей старой комнатой они остановились, Уитлок нервничал. Эдвард пока не мог. Хлопнув его по плечу, он попрощался и вернулся в холл. 
У него резало глаза от долгого просмотра. Белла спала, как ангел, бледно лиловые тени под веками, темные ресницы, вишневые мягкие губы – она сжимала себя руками, склонив голову на плечо. Едва дыша, Эдвард приподнял ее и втиснулся между ней и спинкой дивана, перекладывая ее на себя. Только ненадолго почувствовать, как было. Обняв ее, он вдохнул запах волос и почувствовал умиротворение. Потом Эдвард долго не мог уснуть, лежал с закрытыми глазами, глубоко и размерено дышал, Белла обняла его за пояс и прижалась щекой к груди. 
Кто-то должен получать прощение. 
 
*** 
Кай попытался пригладить растопыренными пальцами волосы. По утрам они стояли особенно дико, словно каждую ночь у них было свое отдельное шоу. Элис хихикнула, наблюдая его бесполезные попытки. 
Он хитро выгнул бровь, а затем опасно прищурился – отличный повод наказать насмешницу. В следующий момент мелькнул светлый изгиб ее шеи, они упали на кровать, Элис захохотала, хотя должна бы остерегаться. Кай чувствовал себя совершенно иным человеком, конечно безумно счастливым, но его личность подверглась фундаментальным изменениям. 
- Если мы хотим выйти, то лучше остановиться. 
- Мм… А мы хотим? – невнятно пробормотал Вольтури, оббегая пальцами ямку у основания шеи. 
- Да! – засмеялась Элис, приподнимаясь и целуя его ускользающее лицо. 
Джеймс очень кстати вчера не возвратился в комнату. Они не знали, как обстоят дела снаружи, вчера они оставили весь мир за дверьми, запершись в своем счастье, но пора было выходить на разведку. И… у них есть важные новости. 
Элис, стоя на кровати, попробовала пригладить его непослушные волосы. Светлые, они блестели против солнца золотыми бликами и топорщились под немыслимыми углами. Пришлось прикусывать губы, чтобы удержаться от новой необъяснимой волны смеха. Вольтури высматривал ее синим прицельным глазом и конечно уже раскусил. 
- Мои волосы кажутся тебе смешными? 
- Да. Но я люблю их, так же как и все в тебе. 
Порядок тот час был забыт, его ладони поползли по бокам вверх до ребер, потом сомкнулись замком на талии, притягивая ее к себе. Какого же было его изумление, когда между их губами оказалась ее ладонь. 
- Пошли, Кай, мне не терпится рассказать Белле! 
Кай изумленно покачал головой, недоверчиво и радостно смотря на нее: 
- Мне до сих пор не верится, что все это по-настоящему. 
- Мне тоже! Поэтому я хочу раструбить это по всему свету, - выпалила Элис и со всех ног побежала к двери: - И ты мне не помешаешь!!! 
Помешает? Да он скорее поможет – Кай широко ухмыльнулся опустевшей комнате, а затем ускорился, догоняя мелкую хитрую девчонку. Его будущая жена… Он готов был говорить об этом без перерыва, рискуя показаться идиотом. 
Элис замерла в общей гостиной, рассматривая живописный натюрморт из спящих тел. Интересно, что произошло, они просидели здесь всю ночь? У Анжелы съехали очки, Джеймс спал в кресле, скрестив руки, но они смотрели только на оставшуюся парочку. Белла сладко дремала на груди Каллена, прикрытая его курткой, эта картина была очень милой, но невероятной. Элис круглыми глазами посмотрела на Кая, тот только с легкой улыбкой пожал плечами. Коротышка подкралась к ничего не подозревающим друзьям и… 
- Подъем!!! 
От ее вопля спящие подпрыгнули и начали оглядываться. Джеймс сонно спросил, где пожар. Белла всегда сложно просыпалась, она попыталась натянуть куртку на голову и спрятаться, но почувствовала, как подушка задвигалась. Шокировано приподнявшись, Свон, моргая, уставилась на Эдварда. Они смутились, когда осознали свое положение, надо же, проспали, мило обнявшись, всю ночь. Когда Белла поднялась, она почувствовала, что все внутри протестует. Тело, ежась от зябкости, требовало вернуться к нему, прижаться покрепче и остаться в тепле и комфорте. 
- Что случилось, Элис? – Эдвард сделал вид, что не замечает своей протянутой куртки. – Зачем так кричать с утра? 
- А почему вы все ночевали тут? – Кай не мог не улыбаться, вызывая опасение у них. 
- Потому что Эдвард вчера все же кинулся спасать своего дружка, - не успев проснуться, Белла уже язвила. 
Внутри она удивлялась своим словам – немыслимо, всего минуту назад прижималась к нему как к родному, а сейчас зачем-то режет словами. Все сосредоточились на Эдварде, тот очень остро это почувствовал, понимая, что сейчас придется сообщить им свое решение. 
- С Джаспером все в порядке? – Элис задала вопрос, а потом все же не удержалась, взглянула на Кая. Тот на изумление всем был полностью умиротворен, словно не слышал. 
- Да, я привез его, он в комнате, - Эдвард набрался духу, зная, что вызовет несогласие. – Я решил с ним снова общаться. 
- Что? – Белле показалось, что она ослышалась. – После всего? Ты шутишь! 
- Нет. Даже он не должен быть один – никто не должен, – Каллен спокойно посмотрел на закипающую девчонку, которая уже начала бояться, что он возвращается к прежним привычкам. 
- Что же, Эдвард, я была права: надолго тебя не хватило. 
- Я тоже думаю, что это ошибка, - сообщил Джеймс, хотя его никто не просил. Эдвард почувствовал враждебность к нему. – Уитлок сам боролся за то, что сейчас имеет, и он не изменится. Глупо его прощать и надеяться. 
- Иногда необходимо немного веры, - Эдвард старательно не смотрел на Беллу, на что угодно, только не на нее. – Я всегда оглядывался на других, но не в этот раз. Это мое решение. 
- Ты шутишь? – возмутилась Свон. – Оглядывался? Да ты в жизни ни на кого не оглядывался! Ты всегда все решал сам, навязывал всем свою волю. 
- Это по-другому. – Раньше он просто пытался удержать власть и сохранить лицо, это ничего общего не имело с тем, чего он на самом деле хотел. – Я не навязываю вам свое решение, и мне было непросто простить Джаса. Но я сделал это, потому что знаю… - Эдвард оборвал себя и махнул рукой. – Неважно. 
Они понимали, что уже слишком связаны в своем кружке, было необходимо решение большинства. Пока все напряженно обсуждали эту скользкую тему, самые острые углы молчали – Кай и Элис, словно были не с ними, не понимали, о чем идет речь. Белла с опасением смотрела на друга, ожидая найти следы мучений от этого обсуждения, но тот был очень странным. Подобрать описания Свон не могла, но была основательно озадачена. Когда дошла очередь до Кая, все напряглись, ожидая коллапса. 
- Мне все равно, если Элис не против, то я тоже. Хоть видеть его каждый день, особого желания нет. 
Во-первых, их удивила длина фразы, необычная для Кая, во-вторых, они были шокированы – куда делать практически на генетическом уровне ненависть, которую эти двое питали друг к другу? Элис ничего не разъяснила: 
- Эдвард, ты молодец, я считаю, что ты поступил правильно. Он твой друг. Я тоже не собираюсь отравлять себя ненавистью. Мне все равно. – Она счастливо улыбнулась Каю. 
Белла все равно настояла не впускать Уитлока в их круг. Мир перевернулся вверх тормашками: в какой вселенной Эдвард стремится прощать людей, а Белла отказывается? Они поменялись местами. Но окончательное решение помог принять Эммет. Вряд ли тот обрадуется при виде Джаспера. Пока они все еще обсуждали это, Элис позвала подругу в сторону, у Кая при этом было такое лицо! 
Две невысоких девчонки отошли подальше, но остались на виду. Элис что-то взволновано сказала, Белла схватила ее за руки и с воплями начала подпрыгивать на месте, затем кинулась и изо всех сил сжала коротышку в объятиях. Со стороны Изабелла казалась непередаваемо счастливой. 
- Что могло ее так обрадовать? – не выдержал Эдвард, обращаясь к Каю. Беллу давно не видел никто такой счастливой. 
- Немного терпения, думаю, скоро Элис расскажет и вам. 
- А сам не можешь? – Ему реально необходимо было знать ответ. 
- Не-а. 
Кай неотрывно смотрел на Элис, как всегда видя радугу, Анжела, наблюдая за ним, нежно улыбалась, остальные сгорали в нетерпении. Наконец эта парочка, держась за руки, вернулась, и Свон изо всех сил обняла своего друга, она была готова расплакаться. 
- Я безумно рада! У меня слов нет… Кай, я тебя обожаю! 
Он, смеясь, потрепал ее по волосам и обнял в ответ, затем что-то шепнул на ухо, что сделало Беллу еще более близкой к слезам. Они уже изнывали от нетерпения. Элис, видя это, важно села на кресло и сложила руки на коленках. 
- Итак? – нетерпеливо произнес Эдвард. Вольтури присел на ручку ее кресла и сжал ее ладонь. 
- Знаешь, Эдвард, я тут подумала… - Элис манерно сморщила носик. – Не нравится все же мне ваша фамилия, я не хочу быть Каллен… 
Это определенно уязвило президента, Каллены и вся их каленновская гордость… Это было врожденным, в крови Эдварда, поэтому он не мог не чувствовать хоть каплю оскорбленного высокомерия. Ну, или океан… 
- Что? Как тебе может не нравится наша фамилия? Я думал, мы прошли это, ты - моя сестра! 
- Ага, и очень люблю тебя! Но Кая тоже! – вне себя от радости заявила несносная коротышка. – Поэтому скоро я стану Вольтури!!! 
- Мы решили пожениться, - безобидно улыбнулся Кай, смотря, как падают их челюсти. 
- Ты беременна?! – воскликнула Анжела. 
Эдвард сначала почувствовал шок и радость, но после этих слов неожиданно по-отцовски глянул на Вольтури, у них с Элис были вытянуты лица. 
- Нет! 
- О боже, а зачем тогда? 
- Ну, может, потому что любим друг друга? – сдержано приподнял брови Кай. Анж смутилась своей бестактности и пояснила, что просто удивлена – в таком раннем возрасте никто не женится. Спокойствию Вольтури можно было только позавидовать. – Возраст не важен, я люблю Элис, это не изменится, она по счастливому стечению обстоятельств тоже любит меня, поэтому мне кажется это очевидным. 
Эл, довольная, как самовар, сияла, ослепляя их своей улыбкой, она сжимала руку Вольтури и хихикала над их реакцией. Очнувшись, они все начали поздравлять их, все еще потрясенные этой невероятной новостью. Эдвард, обнимая сестру, тихо сказал, что полностью одобряет ее выбор, хотя человек с таким сердцем не мог ошибиться. Потом он развернулся к Каю, пытаясь выглядеть сурово тот, ухмыляясь, ждал: 
- Эй, ты не светись так, мне необходимо быть серьезным – я же ее старший брат! 
«Жених» даже не постарался выполнить его просьбу. 
- Я слышал, что ты ей сказал. 
- Эх, ладно, - Эдвард махнул рукой. – Я бы мог тебе пригрозить и сказать, что прикончу тебя, если ты будешь плохо заботиться о ней. Но дело в том, что я знаю: лучше тебя никто не сможет заботиться о ней, я знаю, как ты ее любишь, уверен, вы будете счастливы. Я рад за вас, - Каллен обнял их одновременно. – Но если все же она беременна, то тебе крышка! 
- Эдвард! – возмутилась Элис, звонко смеясь. 
Неожиданно вокруг повсюду разлилось счастье, щедро рассеивая тени по углам, помолвленные сияли и не размыкали рук. Белла не удержалась и еще раз крепко-крепко обняла подругу, зажмуриваясь. У них все получилось! Они все вынесли и остались вместе, такие счастливые… 
Голова кружилась от радости за них, Белла распахнула глаза и увидела Эдварда, он смотрел на нее. Она легко расшифровала его взгляд и зажмурилась обратно, чувствуя только Элис, свою маленькую сестренку, сильную и мужественную, заслужившую это счастье. 
 
*** 
Самый опасный маньяк штата, а, вероятно, и страны угрожает ей. Но это было ничто по сравнению с угрозой быть подружкой невесты Элис Каллен! 
Белла, дурея, спряталась за учебник. Они сидели на литературе. Кай прогуливал пары, и все адское энергичное внимание коротышки сосредоточилось на ней! Всего за три урока Эл ее так достала с предсвадебными разговорами, журналами и планами, что Свон всерьез думала сбежать из страны. 
- Пс-с! А это тебе как? Смотри, тут юбка поуже, - Брендон совала ей журнал прямо за учебник, игнорируя загнанный дикий вид подруги. 
- Ыыыы, отстань, Элис! 
- Белла, будь серьезней! – одернула ее крейзи Элис. – Ты все-таки подружка невесты, это очень важная должность. Мы еще только твое платье обсуждаем, а ты уже вредничаешь! 
- Вы что, завтра женитесь?! – просвистела Белла, дергая себя за волосы. 
- Нет, конечно! Мы еще не определились с датой, но, думаешь, Рим за один день строился? 
Если Цезарь так же доставал римлян, то она им реально сочувствовала! «Нет, я конечно безумно рада за своих друзей, но… пожалуйста, убейте меня кто-нибудь!». Даже вина испарилась под массированной мозговой атакой Брендон. Точной даты не было из-за нее – Кай сказал, что пока Аро ей угрожает, о свадьбе не стоит думать. Сейчас Белла подумывала, что встретиться один на один с Аро не так страшно, как с Элис и ее журналами. Они уже успели обсудить, какая цветовая гамма должна преобладать на торжестве, помечтать, где именно это произойдет, прикинуть примерный список гостей, выбор цветов, салфеток, музыки и еще всего-всего-всего… 
На следующей перемене Белла взмолилась о пощаде. Эммет хихикал над ее отчаянием, Элис перестала шипеть ей в ухо про ленты в волосах и потребовала «прекратить ныть». 
- Хватит, кнопка, - громогласно начал Эм, расшатывая ручку коляски. – Однажды тебе это тоже предстоит, а пока тренируйся на Элис. Черррт, - пророкотал он. – До сих пор не верю, что вы с Каем же… 
Брендон олимпийским броском набросилась на него, зажимая рот. Это было самое слабое звено их цепи. Они с Каем не скрывали, но все же это было их личное дело и не хотелось отдавать на разграбление сплетникам этот светлый, радостный момент. Поверить бы еще самим… 
- Ааа, на помощь, нападение на инвалида! – сквозь руку завопил Эммет и начал ее слюнявить. Элис затрясла ею и отпрыгнула, обтирая ее о юбку. 
- Фу, Эммет, тебе что пять лет?! Беллз… - тут Элис заметила, что той и след простыл. – Где?! 
Они начали оглядываться, затылок Свон скрылся в начале коридора между Ньютоном и его соседом по комнате. Элис громко возмущалась, заявляя, что Кая на нее нет, а потом ненавязчиво переползла к Анжеле: 
- Анжи, а ведь Эм прав: и тебе это предстоит, хочешь потренироваться? – Маккартни нервно сглотнул, смотря на свою девушку, вот и ему уже не смешно. Вебер согласилась, и Элис, размахивая руками, пообещала, что сделает ее подружкой невесты, а не «некоторых неблагодарных личностей». 
- Эл, а куда Кай уехал? – Эдвард не отрывался от места, где растворилась Свон, ему придется быть навязчивым. Она будет в ярости… 
- Не знаю! Слинял таинственный тип, - легкомысленно засмеялась коротышка, мимо в толпе прошел Джас с учебниками. Когда они встретились глазами, Элис легонько улыбнулась, только кончиками губ, остальные не спешили к ней присоединяться, все быстро кончилось. – Я спрашивала, но вы же его знаете, вывернулся ужом и утек. Может, он передумал жениться и сбежал в Мексику? 
Пока их перекошенные лица вспоминали, как закрываются рты. Эдвард и Джеймс быстро и остро переглянулись. Они оба знали, что Кай очень хочет побыстрее разделаться с Аро и их планом, утром они втайне собрались и обсуждали это. Но спешка была опасна, на кону стояло слишком многое, любой из них мог погибнуть по глупости из-за малейшей ошибки. 
- Не бойся, отец дружит с мексиканским послом, вернут, - похлопал Эдвард сестру по плечу и, не глядя, поспешил вперед. 
- Ты куда?! 
- Пойду, присмотрю за Беллой… 
 
*** 
Она кралась между кустами, даже не сразу заметно. Эдвард с облегчением выдохнул, что-то тугое в горле развязалось. Ему было очень неспокойно, когда Свон была далеко, в голове тут же начинали рождаться кошмары, опасности вырисовывались из каждого угла, тянулись тенями к ней. Наконец его нездоровая мания нашла предлог, теперь он вроде как не преследовал ее, а присматривал. 
«Что она делает?» - Эдвард удивленно наблюдал, как Свон опасливо оглядывается и залезает в приоткрытое окно на первом этаже. Через минуту он тоже залез и застукал ее около клетки с канарейкой. Белла подскочила и схватилась за сердце. 
- Нельзя так подкрадываться! – прошипела она. – Ты что, следил?! 
- Да, я же тебя предупреждал, - он тоже говорил шепотом, заразившись ее опасениями. – В чем дело, мы что, грабим Гофф? 
- Нет! Я совершаю благое дело… 
В этот момент послышался поворот ключа, Белла с паникой посмотрела на него. Эдвард тоже был растерян и готовился объясняться. Но Свон отчаянно боялась философичку, поэтому схватила его за рукав и потянула в шкаф. Эдвард поддался. Дверь закрыла с трудом. Было очень тесно, длинное пальто учительницы пахло нафталином, Белла сморщилась, чтобы не чихнуть. Пытаясь оставить между ними хоть полсантиметра, она встала на носочки и избегала смотреть на него. От того, как Белла близко у Эдварда слегка кружилась голова, ее пошатывания скоро ему надоели, и он аккуратно взял за пояс, поддерживая девушку. Та тут же кинула разгневанный взгляд, мисс Гофф закашлялась и гнев сменился на опасливые прислушивания. 
- Моя маленькая птичка, пора тебя покормить… - философичка продолжила сюсюкаться с канарейкой, а у Беллы начали неметь ступни. Не выдержав, она стала на полную стопу и оказалась на его ногах. 
Извиняясь, посмотрела на Каллена, да так и застыла. Время растянулось, а они стояли в старом тесном шкафу и не могли пошевелиться. Эдвард не замечал, как по миллиметру сгибает шею, приближаясь к ее лицу, в какой-то момент пришлось остановиться, чтобы их губы не сомкнулись. Белла запрокинула голову, слегка отодвигая, чтобы посмотреть ему в глаза. В замкнутом пространстве дыхание казалось таким громким, заметным, тело мелко подрагивало, чувствовался малейший порыв воздуха, каждый выдох. Так близко… 
В новой жизни Эдвард не врал – ни себе, ни кому-то, поэтому признал, что безумно счастлив, что все так сложилось. Что эта колючая девчонка попала в такое положение, застряла с ним в ловушке. Очень сложно было не поцеловать ее, так близко… 
Белла навзничь выпала из шкафа, стоило только Гофф захлопнуть дверь. Он вышел гораздо медленней. Она взволнованная и разобранная метнулась к клетке, просунула руку и бережно схватила мелкую желтую птичку, выпустила ее в окно. 
- Зачем ты это сделала? 
- Чтобы она получила свободу. Я думала об этом всю неделю с тех пор, как отрабатывала тут наказание. – Свон была счастлива. Эдвард пристально смотрел на нее, пытаясь проникнуть в ее голову. 
- А ты не думаешь, что уже ноябрь и птица может погибнуть? – Конечно, она вскинулась: - Как не приукрашивай, клетка останется клеткой. Даже заботой можно задушить. 
- Ладно, Белла… Я понял, - Эдвард едва удержался, чтобы не закатить глаза. - Пойдем, пока нас Гофф не застукала. 
- А ты теперь всегда будешь за мной следить? 
 
*** 
Каллен выполнил свое обещание. Он не приставал к ней, не давил, но следовал неотступно. Не оглядываясь, Белла чувствовала его дыхание на затылке и немного сходила с ума. После поражения в футбольном матче школа не была настроена к Каллену благожелательно. Его манию заметили и с радостью припечатали его ярлыком: снова бегает за Свон. Эта история никак не кончится, Каллен просто не в силах оставить ее в покое. Белла вслух сердилась за его опеку, а про себя видела, как над ним сгущаются тучи, и переживала. 
Они снова делали это. Поползли неуловимые липкие слухи, стелясь по коридорам: Каллен размяк, стал слабее. Эти глупые стадные люди понимали только тоталитарный кулак, они радовались, когда он ими помыкал и ни во что не ставил, тиранил. Стоило ему стать человечней, наконец, открыть глаза, как они называют его слабаком. Белле было сложно это понять, ведь она в тайне так гордилась им, жадно ловила каждый маленький штрих, подтверждающий его изменение. Он не проиграл, а отдал победу, не бегал за ней, а оберегал, не пресмыкался ни перед кем, а теперь, наконец, начал жить только своей головой. Белла ненавидела Уитлока, но Эдвард ему помогал, подтягивал по математике, общался, чтобы этот псих снова не слетел с катушек, обременял себя его душевной темнотой, пытался вытащить. 
Ноябрь принес холода, в общежитии было прохладно. Эммет вернулся и теперь жил с Калленом в одной комнате. Элис дни напролет грезила подготовкой. В очередной уикенд они сидели в своей комнате: Белла разбирала старые рисунки, а Элис сосредоточенно читала учебник физики. Через некоторое время Свон начали одолевать сомнения, резко встав, она выхватила учебник и из него высыпались два тонких журнала. 
- Ага! Так я и знала, физику она два часа читает! 
- Отдай… - Брендон загребуще выцарапывала брошюрки со свадебными платьями. 
- Эл, ты похожа на Горлума! Это уже болезнь, брось это. 
- Нет, ты не понимаешь! Я определилась с юбкой, как на второй странице… 
- И слушать не желаю. Как на счет фильма? Мы сто лет не устраивали кино-марафонов. 
- Ох, Белла, я бы с удовольствием, но мы с Каем едем в «Черный рейд». Если хочешь, можем вечером все всемером собраться и устроить кино-марафон! 
Всю неделю они говорили про «черный рейд», Каю и Элис предстояло очень непростое дело: известить родителей об этом радостном и замечательном событии в их семьях. Они не без оснований опасались, особенно реакции Карлайла. Поэтому для разгона решили начать с Чарли. Элис в последний раз попыталась упросить подругу поехать с ними и «прикрыть» их. 
- Неа, удачи вам ребята! Но я пожить хочу. 
- Ты милая! А вдруг они обрадуются? 
- Ага, потом догонят и еще раз обрадуются, - скептично хмыкнула Белла. 
В комнату зашел Кай, непривычно аккуратный, даже в пиджаке. Сначала девчонкам показалось, что он завязал волосы, но потом поняли, что он подстригся. 
- Кай! – ахнула коротышка, недоверчиво прикрывая рот. – Твои волосы… Ты подстригся? 
Его золотистые волосы все равно были длиннее нормы, острыми пиками спадали на скулы, но такими короткими его волосы не были с седьмого класса! Элис чувствовала потерю, смотря на них. 
- Зачем?.. 
Вольтури с улыбкой прошел к ней, наклонился и поцеловал рассеяно сидящую на кровати девчонку. А Белла вдруг заметила, что татуировка на шее теперь видна и многое поняла. Просто он перестал скрываться. Вольтури поцеловал и ее, она тепло улыбнулась ему в ответ. 
- Не честно, я тут вспомнила, что в Финиксе ты обещал жениться мне первой! 
- Моя любовь к тебе не завянет никогда, - пафосно пообещал Вольтури, а Элис поразилась их наглости. 
- Эй, я вообще-то еще здесь! 
- А, может, сбежим ночью в Лас-Вегас. Все равно до свадьбы ни ты, ни я не выживем после таких приготовлений, - Белла смотрела с надеждой. 
- Эй, да здесь я еще! И все слышу! Белла, отстань от моего жениха. 
Они втроем засмеялись. Вольтури сел за Элис, обнимая ее одной рукой, и любопытно заглянул, что она читала. Его брови поползли вверх. Это был его учебник по усложненному курсу физики, неужели ей интересно? 
- Журналы с белыми дамочками лежит под ее коленкой, - безбожно сдала ее Белла, мило улыбаясь. 
- Все, теперь я точно вычеркиваю одного гостя со стороны невесты! 
- Не бойся, Элли, я тогда приду со стороны жениха. Давно мечтала побыть шафером. 
- Кай, пошли скорее, у меня нет сил ее терпеть. Скорей бы только съехать. 
Он ни на секунду не верил в их препирательства, только с улыбкой наблюдал за безнадежными попытками Герды отвоевать свою свободу. Но его Элис не зря родилась генералом… Спустя минуту эта парочка уже помирилась и задушевно перешептывалась, советуясь, как лучше обойтись с родителями. Договорив, Элис начала искать подходящие туфли и суетиться. Они с Беллой прожили всю жизнь вместе, но только Каю удавалось с легкостью снять ее нервозность, угомонить и успокоить впечатлительную девушку. Белла думала о том, каким покоем веет теперь от Кая. Ее друг изменился. Впервые добровольно (даже без угрозы жизни) пошел на дополнительные по физике, страшно обидев Варнера и обрадовав физика. Тот теперь ему едва ли не любовные смски слал, бесконечно восхищаясь его способностями. Вольтури остался довольно сдержанным, но, наконец, вышел из сумрака, окончательно вылез из своей раковины. 
- Кроссовки, - авторитетно произнес он в третий раз. 
Элис всплеснула руками и все равно надела изящные полусапожки на тонком каблуке. Кай пожал плечами и незаметно прихватил пакет с собой, у нее снова будут болеть ноги, она сможет переобуться и не терпеть боль. Белла почувствовала счастье, наблюдая эту мелочь. Она легко могла представить их лет через десять. И через тридцать. 
- Ну ладно, пожелай нам удачи. 
- К черту! 
- Нет, ты посмотри, Кай, она нас послала! 
- Да нет же, - Свон замахала руками. – Так говорят, когда желают удачи, мол, ни пуха не пера… - Элис не выдержала и захихикала и тут Белла все поняла, кинула в нее подушкой и опрокинула рамку с их тройной фотографией в метре слева. – Ээх… ну что ж такое! – Кай поднял фотографию, и они с Элис за руки пошли к выходу. – Стоять!!! А кто сегодня надсмотрщик? 
«Надсмотрщиками» она мило называла людей, которые из любви и заботы присматривали за ней. То, что парочка ускорилась, очень не понравилось ей. Белла, как тигр, прыгнула, загораживая им дверь. 
- И? 
- И… Эдвард! – торжественно объявил Кай, и они оба резко начали щемиться к выходу. 
- Снова?! Он круглые сутки со мной, почему нельзя поставить Джеймса? 
- Джеймс, к сожалению снова, уехал к бабушке. Прости, Герда, но нам реально пора. 
- Вы хитропопые жулики! 
- Ну вот, - опечалился Кай. – Возможно, мы сегодня не выживем, а последнее, что ты сказала будет хитропопые жулики… 
 
*** 
Торопливо вскинув рюкзак на плечо, Белла сбегала. Еще одного вечера наедине с Эдвардом она не выдержит. Они сближались, неумолимо, помимо ее воли, и это было очень страшно. Он не настаивал, терпел ее нелепую враждебность, и от его обреченности становилось плохо. 
Конечной точкой был кров шерифа, но неожиданно Белла положила в рюкзак паспорт и, боясь думать, пошла к двери. Открыла и столкнулась с Эдвардом нос к носу – только не это! 
- Куда ты собралась? – вопрос был резким, словно он все понял, даже раньше нее. 
- Никуда! Дай пройти. 
Но Каллен не дал, заслонил собой проход, смотря твердо. Печаль таилась по черным ободкам зрачков, в легком искривлении губ, очень жалко, что они не могут обманывать друг друга. 
- Белла, прости, но я не могу тебя отпустить. Я должен присматривать за тобой. Уже дважды на тебя нападали в кампусе. 
Внезапно в ее кармане заиграл телефон, пока она доставала его. Эдвард заметил, что номер скрыт и неожиданно выхватил его. 
- Слушаю! 
- Каллен? – голос Джейкоба резанул его по ушам, так неприятно. – Почему у тебя телефон Беллы? 
Он молча протянул Свон телефон, а затем смотрел, как она уходит с ним в ванную. Внутри поднялись далеко не самые хорошие чувства, Эдвард, сжав спинку стула, попытался подавить приступ удушливой ревности. Она вольна выбирать кого угодно, даже Блэка, если захочет. 
- Ладно, домой я не поеду! – Свон вышла из ванной уже без куртки, скинула рюкзак на кровать и потянулась к книге. 
Кажется, его тверды намерены игнорировать, вспомнив про конверты в руке, Каллен положил их около нее. Белла забылась и посмотрела недоуменно. 
- Я забрал твою почту. 
- А вы уже и ее проверяете? Знаешь, это все больше и больше похоже на тюрьму. 
- Дума, это из колледжей. 
Оставалось чуть больше полугода, все старшеклассники начали тревожиться за свое будущее, разговоры о выборе профессии, колледжа входил в топ. Многие уже послали резюме, куда только могли, и приходили первые ответы. Их небольшой круг единственные, кто остался за бортом этого сумасшествия – слишком много других волнений. Поэтому то, что Белла послала резюме, изумило Каллена. Понимая важность писем, они оба волновались. Конверт порвался криво, руки Свон тряслись. Эдвард ненавязчиво заглянул через плечо и изумился: 
- Аляска? Ты ненавидишь холод, и это в тысяче миль отсюда! 
- Зато они меня приняли, – тут же, защищаясь, спрятала конверт она. 
Эдвард нервно провел по волосам. Немыслимо, так мало времени. В будущее заглядывать было страшно. Он напомнил про Кая и Элис, сомневаясь, что они захотят туда ехать, и Белла снова смогла его ввести в ступор. 
- Я буду пробовать и другие. Но у меня не так много средств, чтобы перебирать. 
Свон была в своем репертуаре – у нее были друзья, готовые оплатить ее обучение, но она ни за что бы не приняла денег. У нее был настоящий талант, но она не верила и в это. Эдвард мог бы часами убеждать ее, но знал, что не будет услышан. Ее упрямством можно ломать стены. 
- У меня просьба: можем мы пойти в школу? У меня тренировка. 
- Ну, так иди. 
- Кай и Элис в «черном рейде», Анж и Эммет поехали в больницу, Джеймс не вернулся. Одну я тебя не оставлю. 
- Я не хочу смотреть три часа, как двадцать парней бегают за одним мячиком! 
- Ладно, - нехотя, сказал Эдвард. - Я отменю тренировку. 
Он отвернулся к окну, позвонить кому-то из команды, а Белла прикусила губу – его снова обвинят в слабости. Никто не знал истинной причины, но все заметили, что Эдвард следует за ней повсюду. От их непонимания, готовности раздувать сплетни, ей становилось больно за него. Он старается стать лучше, а они тут же говорят «сдает». 
- Стой. Ладно, пошли на тренировку, - увидев его удивление, Белла тут же быстро произнесла: - Жить не могу без школы! 
До поля они шли молча. Они шли не к залу, а к стадиону. Плохая новость! Придется мерзнуть. Белла поежилась, но промолчала. Свон покорно направилась к трибунам и тут почувствовала рывок за капюшон и начала заваливаться назад. 
- Куда?! – неожиданно, как в старые времена, спросил Эдвард. Ей почудилась властность, но он тут же извинился и объяснил, что в раздевалку они идут вместе. 
- Каллен, ты видишь Аро под креслами? Я вот, например, нет. Я не пойду в раздевалку к парням. 
- Там еще никого нет. 
Эдвард увлекал ее за спину и при этом очень старался не выглядеть тираном. Неожиданно Белле захотелось рассмеяться от его усилий. Это было необъяснимо, но она чувствовала непонятный комизм. Тот развеялся, когда в раздевалке оказалось двое парней, один из них в одних штанах, Белла остановилась на пороге и отвернулась. 
- Дин, Генри? Почему вы так рано? 
- Прости, Эдвард, мы нарушили твои планы? – загоготал полураздетый парень. Белла подумала, что все спортсмены без мозгов. 
- Оставь свои домыслы при себе, - Эдвард сдержано забрал форму и, забывшись, взял ее за руку, уводя ее к душевым. 
Белла была рада, что не придется торчать с этими идиотами, но все равно чувствовала себя неловко. В душевой было сухо, все дверцы кабинок открыты. Каллен зашел в одну из них, но не закрыл за собой дверь. Когда он стянул свитер, Белла опомнилась и повернулась к нему спиной. Кровь бросилась в голову, в горле пересохло, в голову полезли непрошенные мысли. 
Она стояла, как статуя, пока Каллен уже в форме снова не взял ее за руку. В этот раз это не могла быть забывчивость. Свон подозрительно посмотрела на него, но они уже шли через раздевалку, привлекая всеобщее внимание. Там уже было человек семь, все они смотрели на них, но не осмелились ничего сказать. 
Тренировка шла из рук вон плохо, тот парень, Генри, словно провоцировал Эдварда: оспаривал его решения, лез с указаниями. Капитан пытался сдерживаться, команда переглядывалась круглыми глазами, и, в конце концов, раздражающий тип был отправлен на скамью запасных. Счастливчик из запасного состава заменил его, не веря удаче. Белла горела от желания хорошенько дать по лбу невыносимому парню, так достававшего Эдварда. Но не успела она порадоваться, что сейчас Каллен получит покой, как идиот Генри перемахнул через скамью запасных и подсел к ней, вырывая из ее рук альбом с рисунками. 
- Привет, детка, что рисуешь? 
- Отдай и уходи сейчас же! – Белла попыталась скорее забрать альбом, чтобы Эдвард не увидел, что происходит. Парень довольно хмыкнул, когда, тянясь за своей вещью, они столкнулись. 
- Ты мне нравишься, крошка. 
Вернуть альбом удалось, но было поздно, Эдвард с потемневшим лицом шел к ним, его ноздри раздувались, очевидно, что он был на пределе. Предчувствуя, что будет, Свон ужасно сердилась на Генри. 
- Миллер, не похоже, что Белла желает общаться с тобой! Отсядь, пожалуйста. 
- Пожалуйста? – загоготал парень и повысил голос: – Наш капитан стал таким вежливым, ребят, скоро мы будем извиняться перед Оборотнями, прежде чем забить гол. 
Оба состава команды слушали, что у них происходит, возможно, кто-то втайне думал так же. Белла сжалась. Так непривычно видеть это. Раньше они превозносили Эдварда. 
- Вижу, у тебя много энергии. Пока я еще капитан, давай три круга для разогрева. 
Эдвард стоял неподвижно, показывая, что без него не уйдет. Миллер неприязненно взглянул на нее и встал, перешагивая через кресла, проходя мимо Каллена, заметил: 
- Вот именно: пока. 
Белла посмотрела на Эдварда. Он не уходил, стоял как приклеенный. Она знала, что он расстроен, хоть не показывает виду, чувствовала это и хотела как-то его поддержать. Но нельзя после каждого удара тут же давать сладкое, чтобы только он не свернул. Однако, не смотря на эти мысли, Белла встала, а Эдвард всего на секунду раньше отвернулся и не увидел ее порыва. Он вернулся на поле и тренировка продолжилась. Команда разленилась, сначала капитан собрал их и попытался вдохновить, но это не помогло и тогда пришлось еще отправлять особо ленивых «на круги». В последний раз они проигрывали в классе седьмом, и недавнее поражение совсем выбило их из колеи. 
Устав бороться с ними, Эдвард объявил всеобщую пробежку – пять кругов. Первые два он честно бегал с ними, а потом свернул и забрал Свон в раздевалку, чтобы успеть до прихода остальных. 
- Сейчас-то я не одна, я на виду, - пробормотала она. 
- С ними я тебя тоже не оставлю. Не понимаю, что на них нашло, словно кто-то им промыл мозги. Мы всегда были хорошей командой. 
Белла сбивалась с шага, чтобы успеть за ним. Подумав, что этот чистюля не успеет принять из-за нее душ, она ухмыльнулась. Эдвард открыл перед ней дверь в раздевалку, поэтому ей посчастливилось увидеть первой. 
Под огромным зеленым флагом Львов на сдвоенных лавках расположилась переплетенная, как осьминог, горячая парочка. Розали постанывала, оседлав Генри Миллера. Белла тут же с отвращением отвернулась, не желая видеть порно. 
Каллен держался очень долго, но это переполнило чашу терпения. Эдвард яростно схватил за футболку и швырнул Хейл на пол, затем ударил Миллера. 
- Ты, шлюха, оставишь меня когда-нибудь в покое?! Сначала Джас, Эммет, когда же ты успокоишься, чокнутая нимфоманка! 
- Эдвард, не надо, - Белла попыталась его остановить, но он даже не заметил ее слабых попыток. 
Генри неудачно ударился головой и отключился. Розали попыталась натянуть юбку, Каллен снова толкнул ее на пол. 
- Что тебе еще надо?! – он кричал, а сердце Беллы разрывалось от того, что ненависть возвращалась нему. – Когда ты оставишь меня в покое?! 
- Когда отберу у тебя все, - ядовито прошипела с пола Хейл. 
Каллен побелел, Белла испугалась, что он ее сейчас убьет, и кинулась к нему. 
- Эдвард, послушай меня! Она все это делает специально, пожалуйста, давай уйдем! 
Он закрыл глаза, пытаясь побороть гнев. Хейл видела это и пыталась помешать ему. 
- Я пересплю со всей командой, если надо. Тебя вышвырнут, никто в школе уже тебя не боится, ты стал слабаком. Я отобрала у тебя лучшего друга, эту идиотку и это только начало. Ты ничто без своего папочки, а он от тебя отказался… 
Хейл впечаталась в шкаф от сильной пощечины. У Свон затряслись поджилки. В двери замерли парни, попавшие в самый разгар «веселья», в комнате повисла тишина. От Каллена волнами исходила скрученная холодная ярость. Белла видела неодобрение на лицах команды, они осуждали капитана, не зная, сколько сил Хейл приложила ради этой пощечины, сколько мучила его. Заметив зрителей, Розали сползла по шкафчикам на пол, зажимая щеку и хныча. 
- Каллен, отойди от нее, - чернокожий парень выступил вперед, а тут еще как назло зашевелился Генри, и все поняли, что он был без сознания. 
Дин кинулся к другу, недоверчиво смотря на всеми осуждаемого капитана: 
- Да что с тобой, Эдвард?! Давно ты бьешь женщин? 
- Она сама виновата, - дрожа, выдавила Белла, пододвигаясь к Каллену, стремясь показать, что он не один, не все против него. «Я с тобой…». – Ваш друг по команде чуть не погиб из-за нее, Эммет может остаться калекой! Так что будьте умнее, не дайте ей облапошить и вас! 
Хейл на время перестала лить слезы и сверкнула на нее глазами. Белла теперь уже сама схватила парализованного Эдварда за руку и повела как можно дальше отсюда. 
Остановились они только около общежития. Каллен отводил взгляд, не хотел смотреть после этого ей в глаза, но Свон была упряма. 
- Это не твоя вина! 
- Я идиот… - простонал Эдвард, все пытаясь отвернуться в сторону. – Сорвался из-за этой твари… 
- Слушай, хватит отворачиваться! – Каллен изумленно повернулся к ней. Волнуясь, Белла не верила, что собирается сказать ему это. – Ты не железный, ты человек. Хейл заслужила, и я сама мечтала ее огреть. Я знаю, что говорю всегда иначе, но ты правда изменился, я верю тебе. Одна ошибка не доказывает обратное, нельзя быть идеальным. 
- Ты веришь мне? – Эдвард, похоже, думал, что у него галлюцинации. На его лице было изумление. 
- Да, - нервничая, кивнула Белла. – Но завтра я буду это отрицать, так и знай. 
Каллен недоверчиво улыбнулся, его агония испарилась, гнев растаял. Это была первая крохотная победа. Теперь можно дальше бороться с волнами в ревущем океане. 
 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)