16 февраля 2016 Просмотров: 562 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 12

Глава 12. Неожиданный подарок
 
 
 
*** 
После вчерашних слов Каллен не захотел ничего слушать и ушел. Кай решил дать ему время, надеясь, что он согласится помочь. Конечно, Эдвард давно разочаровался в Карлайле и его «методах», но все же услышать, что твой отец причастен к убийству - это слишком. 
Когда Вольтури встречался последний раз с Крысой, тот сообщил, что Лазарь последнее время всплыл наверх и занимается только законными делами, старательно избегая криминала. Возможно, с появлением дочери Карлайл тоже пытался исправиться. Все уроки Кай присматривался к Эдварду и много думал. Даже Элис это заметила, спрашивая, что его тревожит. Каллен же весь день неприязненно косился на Джеймса, а после уроков подошел сам: 
- У нас матч с квиллетами через неделю, в команде не хватает двух игроков. Может тебе и Сатклиффу попытаться пройти? Отбор через час в спортзале. 
- Не-е, - весело протянул Джеймс, залихватски ему улыбаясь, - я человек не спортивный. Так что прости, президент. 
- Я думаю, что все же стоит попробовать, Джеймс. Попытка не пытка, - сдержано произнес Кай. 
Парню пришлось согласиться, а Белла все это время бросала на них троих подозрительные взгляды, а потом громко спросила, с каких это пор Кай рвется в команду? 
- Я думала, ты одиночный игрок. 
Вольтури понял, что Герда его подозревает, шутливо обнял ее, шепнув на ухо, чтобы не волновалась, и поспешил убраться подальше. Он знал, что через пару минут Элис уже будет в курсе всех подозрений, а еще, может, и своих добавит. 
Не успела закрыться дверь раздевалки, как Янг повернулся к нему: 
- Какого черта, Лис?! Зачем ты впутал Каллена? Это только наше дело! 
- Кстати о деле, - Эдвард неожиданно ударил Джеймса в подбородок. Тот шагнул назад, и Каю пришлось быстренько вставать между ними. – Это тебе за похищение моей сестры. 
- Так, давайте все успокоимся. Эдвард может быть нам очень полезен. И, в конце концов, всем присутствующим небезразлична безопасность Беллы. 
Каллен молча кивнул и угрюмо отошел в сторону, но даже оттуда смотрел на Янга враждебно. 
- А что, этот тоже влюблен в Свон? 
Джеймс издевательски улыбнулся ему в тридцать два, браво расправляя плечи, и с удовольствием кивнул, зная, как взбесит Каллена. 
- Ага, виноват. Мне нравится Белла. Но, увы… Лис запрещает - говорит, я для нее плохая компания. Как думаешь, Каллен, может, избавимся от этого сварливого опекуна, а потом уже решим с тобой, кому достанется прекрасная Изабелла? 
- Да пошел ты. Кай, а ты правда слишком много на себя берешь, учитывая, что ты с моей сестрой. 
- Хватит, Эдвард, мы уже говорили об этом, - устало вздохнул Вольтури. - Ясно одно: Аро помешался на ней, давайте не будем собачиться, а объединим усилия. 
- Ты знаешь, что я люблю Свон, и используешь это, чтобы выкрать у отца доказательства убийства. Хочешь, чтобы я своими руками посадил Карлайла, разрушил свою семью? 
- Ты знал это и все же пришел, - равнодушно сказал Джеймс. – А значит, ты уже сделал выбор. 
- Нет, стой! Эдвард, во-первых, мы не знаем, верна ли моя догадка. Во-вторых, даже если да, то Карлайла мы не тронем, используем только против Аро. Я не знаю, что там, видео или фотографии, или какие еще свидетельства, но мы не собираемся вредить вашему отцу. – Кай обернулся к Янгу: - Так ведь, Джеймс? 
Тот с неохотой согласился: 
- Я удовлетворюсь Аро, мне просто нужно, чтобы мои родители не умерли просто так. Он должен быть наказан. 
Эдварду вдруг стало ужасно стыдно. Он не мог смотреть Джеймсу в глаза. Возможно, Карлайл причастен к тому, что этот парень потерял родителей, остался совсем один, одержимый лишь отчаянным желанием отомстить, рискующий за эту идею каждую минуту своей жизнью. Кай приблизился к нему: 
- Мы не знаем точно, как все было. Мне кажется, что Карлайл тогда сказал правду: он не знал о планах Аро. Тот подставил его, сделал соучастником убийства. Не спеши думать о нем плохо, говорят, он в последнее время пытается дружить с законом. И еще: кроме нас троих никто ничего не должен знать. 
- Снова врать? – Эдварду не понравилась эта идея. 
- Да, так нужно. 
- Зачем? Думаешь, Элис ничего не подозревает? 
- Я уверен, что Белла догадывается и, конечно, поделится с Элис, но они ни в коем случае не должны ничего знать. Мы будем очень осторожны. Джеймс недавно чуть не попался, и он понимает, чем рискует. Однажды он может попасть в руки Аро, а тот умеет спрашивать. Даже если не захочешь, ты расскажешь ему всё, каким бы крутым ни был. И имени Элис не должно прозвучать, я хочу, чтобы нечего было рассказывать. Девчонки должны остаться в стороне. 
- Кай прав, - просто произнес Джеймс. – Я едва не потерял сестру и тоже хочу, чтобы она была подальше от всего этого. Мне надоело отдавать этому всю жизнь. Давайте просто сделаем это. 
Эдвард посмотрел сначала на Кая, потом на Джеймса и кивнул. Другого выхода действительно не было. 
 
*** 
- Куда они могли запропаститься? Я соскучилась по Каю, - мечтательно произнесла Брендон. 
Элис и Белла сидели в своем излюбленном месте - на лавочках за зарослями акации, греясь в скупом осеннем солнце, проникающем через окно. Парней не было уже часа два, и никто из них даже не звонил.
- Я говорю тебе: они пошли не спортом заниматься. Кай о чем-то секретничает с Джеймсом и Эдвардом. У меня есть подозрение, что это насчет меня. 
- Если так и есть, он молодец! Белла, с Аро шутки плохи, лишние защитники тебе не помешают. Но я все же думаю, что Эдвард приглядел себе выгодное пополнение в команду. Ты же знаешь, как он не любит проигрывать. 
- Может, ты и права… Особенно Джейку. - Они обе почувствовали грусть, оттого, что так отдалились от своего друга детства. Белла решила сменить тему: - Не могу поверить, что Эммета на выходных выписывают. 
- Я тоже! Видела, как он смотрит на Анжелу? Я так рада за них. Эм, может, не самый жесткий интеллектуал, зато он славный. Хорошо, что он избавился от этой змеи. Я хотела бы собрать нас всех, чтобы отпраздновать выписку – тебя, меня, Кая, Эдварда, Джеймса, Эма и Анж. Можно еще Ирину позвать, она же соседка Анжелы. 
- Эл, это первые выходные, когда меня отпускают домой, - взмолилась Белла. – Папа скоро меня перестанет узнавать. Да и ты сама едешь к Калленам. 
- Ну, я вообще-то как раз там и хотела все устроить, - хитро ухмыльнулась коротышка. – Их поместье слишком идеальное, туда надо внести жизни. В общем, разнесем там все. Идея супер, правда?! 
- Ага, Карлайл обрадуется. 
Элис показательно достала телефон и набрала номер. 
- Привет, пап, да это я. Я тоже рада тебя слышать, - Элис закатила глаза, но не обманула Беллу. – Мне очень жаль, но я не приеду на уикенд. Нет, почему сразу натворила?! Я, между прочим, почти отличница! Просто Эммета выписывают из больницы, и мы хотим собраться с друзьями и поздравить его. – Элис вдруг широко ей ухмыльнулась, а потом наоборот скорчила постное личико: - Да нет, зачем мы будем вас так обременять? Наверняка Эсми будет против толпы подростков в своем доме. Как в дом не пустите?! – На ее лице появился шок. – Ааа, ты умеешь шутить… Странно. Ну, тогда ладно, договорились. Все, я еще позвоню, пока! – Она захлопнула телефон и победно повернулась к подруге: - Вуаля! В воскресенье нас ждут с распростертыми объятиями. Папа даже рад. 
- Элис, это нехорошо, ты пользуешься его чувством вины и вьешь из него веревки. 
- Ну так и здорово же! – воскликнула Элис, широко улыбаясь. 
- Вы, Каллены, такие манипуляторы… 
- Белла, хорошо, что ты сама эту тему затронула, - аккуратно начала Элис. – Ты заметила, как исправился Эдвард? Он часто грустит в последнее время. Он так любит тебя, может пора дать ему второй шанс? 
- Третий! 
- Ну третий! – Элис сменила ненавязчивость, на откровенное давление. – Белла, умение прощать - дар божий. Эдвард по-настоящему изменился и делает он это только ради тебя. 
- Некоторые не меняются. 
- Правда? Тогда и я не заслуживаю второго шанса! Наверно, ты считаешь, что Кай не должен был меня прощать, чтобы я осталась одна и полностью прочувствовала свою вину. 
- Элис, что ты говоришь? – пораженно пролепетала Свон. – Конечно, я так не думаю, ты просто запуталась, я очень рада, что вы вместе. Вы заслуживаете счастье. 
- Эдвард тоже его заслуживает. 
- Ладно, давай не будем об этом. Я понимаю, что он твой брат и это… а, неважно, - оборвала себя Белла, а тем временем школьное радио ожило и снова начали зачитывать список учеников, наказанных и остающихся в кампусе. – Э-эх, так здорово не слышать своего имени в этом долбанном списке! 
«…Изабелла Свон, Кэт Шредингер, Том Бом…», - радостно продолжало радио голосом Коуп. Белла, хватая ртом воздух, начала тыкать пальцем в динамик, задыхаясь от возмущения: 
- Что… Что? ЧТО?! Снова?! Да что я сделала!!! - тут ее лицо нехорошо покраснело: – Каллен! 
- Что? – пискнула Элис. 
- Да не ты, твой братец! Вот куда он пропал, снова пошел мне жизнь портить! Изменился, говоришь?! Ну, готовься, Эдвард! 
Белла закинула рюкзак на плечо и поспешила вперед, Элис догнала ее, но далеко они не ушли – за первым же поворотом обнаружилась потерянная троица. 
- Ты! – Свон налетела на Каллена. – Ты снова подкупил Коуп, чтобы она меня заперла?! Папа скоро забудет, как я выгляжу. Почему ты не оставишь меня в покое?! 
Когда она выдохлась, Эдвард спросил: 
- Закончила? Это правда сделал я. 
- Я тебе говорила, Элис! 
- Но это только для того, кто шпионит для Аро. Мы все знаем, что у него тут есть доносчик, и он обязан будет донести, что ты проведешь выходные в кампусе. А ты сможешь спокойно поехать домой. Пропуск у тебя в комнате. 
Договорив, Эдвард смерил ее взглядом и ушел. Элис смотрела на нее очень укоризненно. Белла опустила глаза в пол, сгорая стыда. Кажется, она ошиблась. Снова. 
 
*** 
В пятницу они все были взбудоражены ожиданием выходных и выпиской Эммета. Элис немного понесло – она увлеклась, обсуждая за столом приготовление к их «скромной» вечеринке. 
- Я уже выбрала торт по интернету, он просто огромный, но ведь все знают, что Эм - обжора. А еще фейерверк, как думаете? Папа сказал, что это плохая идея, но серьезно – он что, думает, что я принесу взрыв-пакет? 
- А помнишь, как мы с Джейком взорвали туалет мистера Эмбри? – вспомнила Белла, и они обе засмеялись. 
- Вы взорвали чей-то туалет? – приподнял брови Кай. 
- Ага, это надо было видеть! – обрадовалась Элис, ностальгически вспоминая их бесконечные проделки. – Причем этот вредный старикашка был там! 
Парни переглянулись, пытаясь сохранить невозмутимость. Эдвард пробормотал: 
- Отлично, но честно – мы любим свой дом, хотелось бы, чтобы он выжил. 
Белла мельком взглянула на Каллена. Она все еще чувствовала себя виноватой после вчерашнего, поэтому предприняла неловкую попытку извиниться: 
- Я хочу знать, кто стучит Аро. Так бы и убила этого человека! – Джеймс откусил слишком много и поперхнулся, Белла постучала ему по спине: – Не жадничай, Джеймс, можешь взять мой салат, все равно я не голодна. Я думаю, что стучит Уитлок. 
- Джаспер? – вырвалось у Элис, она тут же автоматически оглянулась на Кая и ухудшила положение. – Эээ… и почему ты так думаешь? 
- А кто еще? И уже один раз путался с бандитами, когда тебя похитили. 
За столом повисла тишина, для каждого из сидящих эта тема по своему была болезненна. Белла почувствовала это и поспешила улизнуть за шоколадом, но как назло столкнулась около кассы с самим Уитлоком и не удержалась: 
- Что, уже бежишь докладывать своему боссу? Передай, что я его не боюсь! 
- Свон, ты бредишь. 
Белла с достоинством удалилась. За столом уже вновь возобновилась беседа, только Эдвард пристально наблюдал за Уитлоком. Она проследила его взгляд и заметила, как младшеклассница, говорившая по телефону, не заметила и налетела на Джаспера, тот толкнул ее. Девушка упала, выронив и поднос, и телефон. 
Эдвард отодвинул стул и поднялся, тяжело сверля глазами бывшего лучшего друга. Белла не знала, зачем поднялась за ним следом. При виде него Джас точно испугался, но попытался это скрыть. Он ждал, что будет дальше. Каллен, не торопясь, подал руку девушке. Она не растерялась и тут же схватила его ладонь. 
- Ты в порядке? – Эдвард смотрел только ей в глаза. Девочка, похоже, уже радовалась, что все так вышло. 
- Да, Эдвард, я в порядке, спасибо за помощь. - Каллен убрал руку и повернулся к Уитлоку: 
- Извинись. 
- С чего это, Эд? Она сама не смотрела, куда идет, трепалась по телефону. 
- Тебе лучше извиниться. 
Белла заворожено наблюдала за его лицом. Эдвард смотрел на Джаспера с ненавистью. Раньше она мечтала об этом, а сейчас чувствовала лишь пустоту и то, как Каллен несчастен в данный момент. Это была тяжелая для него ситуация. 
- А то что, Эдвард? Подерешься с лучшим другом из-за какой-то незнакомой идиотки? Или чтобы порисоваться перед Свон, стоящей за твоей спиной? 
Белла испугалась, но Эдвард даже не повернулся, не сводя расширенных черных зрачков с Уитлока. 
- Ты толкнул и оскорбил девушку, если не извинишься, то я как президент назначу наказание. 
- Ну конечно, невъебенный всевышний президент! Знаешь что, Эд? Пошел бы ты. Мне надоело бегать и извиняться перед тобой, как перед обиженной принцессой. Если наша дружба для тебя что-то значит, сам придешь. - Джаспер отвернулся, чтобы уйти. 
- Не приду. 
Уитлок обернулся, они обменялись продолжительными взглядами. Джаспер ушел, а Эдвард очнулся и уверил девчонку, что Уитлок понесет наказание. Девушка слегка мечтательно отошла в сторону, а Эдвард повернулся к Белле и с горечью спросил: 
- Проверка пройдена? 
 
*** 
До общежития Белла шла расстроенная. Не хотелось признавать, что она до сих пор настолько зависима от Эдварда: ему больно и ей тут же больно. Белла не хотела замечать, как ему плохо, его слабости, так было сложней держаться от него подальше, не доверять. Словно у нее отбирали право на это. 
Рядом ехала Элис на спине Кая, который поддерживал ее ноги и нес в руках узкие туфли. 
- Скажи, Герда, а что ты думаешь об этих орудиях пытки? – Вольтури махнул дизайнерской обувью Элис. 
- А когда будешь говорить, помни, что я могу дотянуться до тебя. 
- Отстаньте оба, а? 
- Элис, она нас игнорирует. 
Вольтури попытался схватить ее за лямку рюкзака, Белла шарахнулась в сторону. Каю снова удалось поднять ее настроение. В лифте они разошлись. На свой этаж девчонки уже вышли вдвоем, обсуждая, что раз уж и Кай теперь в совете, то его вполне могли бы переселить на их этаж, например к Эдварду. Перед дверью вышла заминка. 
- Элис, ну ты же закрывала дверь! - простонала Белла, скатываясь по стене на пол, замечая, что дверь Каллена приоткрыта. – Ты и должна была взять ключи. Это уже пятый раз, плотники нас ненавидят! 
Белла и Элис опять забыли ключи внутри и захлопнули дверь. Делать нечего, они снова позвонили в службу, и раздраженный голос сообщил, что номер комнаты можно не уточнять. Элис хотела сесть рядом с подругой, но дверь под ее спиной неожиданно открылась, и коротышка упала в комнату. 
- Вау, открыто? – изумилась Свон, а потом опомнилась: - Эл, ты как?! 
- Жить буду. 
Белла хотела помочь ей подняться, но встала как вкопанная, ее кровать была завалена свертками в разноцветных упаковках. Брендон справилась сама и тоже удивлено посмотрела на гору подарков. 
- Это в честь чего, Беллз? У тебя праздник? 
Свон пожала плечами, а сама неожиданно вспомнила приоткрытую комнату Каллена. Они с Элис не удержались и начали раскрывать подарки. Брендон с восторженным возгласом распаковала резную шкатулку и достала оттуда очень красивое ожерелье. Длинная золотая цепочка заканчивалась массивным красным камнем, похожим на кровавую слезу. Элис восторженно убрала ей волосы набок и застегнула на шее, ожерелье оказалось неожиданно тяжелым. Белла поежилась, когда холодный камень лег точно между грудей. 
- Вау, кто мог подарить тебе такую дорогую вещь? Это явно рубин, наверняка стоит кучу денег. Ух ты, а тут и карточка есть! 
Элис нетерпеливо схватила карточку, Свон пришлось заглядывать через плечо. Записка была краткой: «моей несравненной Изабелле». Они непонимающе переглянулись. У Беллы испарилось желание распаковывать подарки. Но любопытство Брендон победило, она развернула еще две коробки, в одном оказались молочные розы на длинных ножках, а над другой коробкой Элис нахмурилась, зовя ее: 
- Белла, не уверена что мне это нравится, смотри. - Свон, только что справилась с плотной блестящей коробкой и повернулась к ней. Элис держала в руках черный шелк, она не сразу поняла, что это очень откровенная комбинация. 
- Кто мог… - тут Белла почувствовала, что коробка под ее пальцами шевелится. Она не успела сообразить, как створка распахнулась и на нее кинулась черная блестящая змея. 
Белла не поняла, кто кричал громче – она или Элис. Гадюка стукнулась об пол. Белла, парализованная ужасом и неожиданностью, быстро попятилась назад и упала. Змея, свернувшись кольцами, шипела. Розовая слизистая в открытой пасти была похожа на сырое мясо. Элис, не прекращая пронзительно кричать, схватила ее подмышки и с непонятно откуда взявшейся силой дернула на себя, оттаскивая по полу в другую сторону комнаты. Змея двигалась молниеносно - скользнула в темный угол между стеной и тумбочкой и свилась там кольцами, негромко шипя. 
Все это заняло считанные доли секунды. По коридору послышались торопливые шаги. Первым в комнату ворвался Эдвард, за ним виделся Остин, Джессика и еще пара человек. 
- Нет, Эдвард, уйдите оттуда, там змея! - закричала Элис 
- Что? – Каллен недоверчиво смотрел на сестру, а Белла заметила, что темное пятно начало двигаться. 
Дальше начался сумбур: змея двигалась слишком рвано и быстро. Свон бездумно вскочила, побежала и встала перед Эдвардом, боясь, что она укусит его, сильно топнула ногой, отгоняя черную хищницу подальше. У парня изумленно расширились глаза. Потом он опомнился, приподнял Беллу одной рукой и быстро переместился к Элис, та судорожно кричала в трубку Каю, в панике тут же зовя его на помощь. Джессика тоже завопила, все пришедшие начали оглядываться, ища под ногами змею. 
Вольтури крикнул, чтобы они с Беллой сейчас же забирались на стол с ногами и не двигались, а через десять секунд он уже, запыхавшись, вбегал в комнату с перекошенным напряжением лицом. Элис была на столе, Эдвард и Белла - на кровати, пола не касалось ни одна пара ног, все забрались, кто куда смог. 
- Где? – тяжело дыша, спросил Вольтури. Брендон со страхом указала под себя, последний раз змея мелькнула там. 
- Кай, я боюсь. – Голос Элис дрожал, как и ее руки. Парень размашисто шагнул вперед, взял ее на руки и перенес на кровать, где в нее тут же вцепилась Белла, а сам схватил карандаш, который не подходил для оружия. Он осторожно выдвинул стул и заглянул под стол. – Кай, не лезь туда, иди ко мне, она ядовитая!!! – крикнула Элис, Эдвард взял ее за плечо, чтобы она не спрыгнула. 
- Все в порядке, - бездумно пробормотал Кай, напряженный как струна. Он шаркнул стулом и темное пятно двинулось. – Черт и, правда, змея. 
Остин, стоящий на одной тумбочке с Ириной, тоже поддержал Элис: 
- Кай, лучше не рискуй, некоторые из них умеют прыгать. Давайте все осторожно выйдем и вызовем службу. Это будет правильно, незачем геройствовать. 
В этот момент змея волнистой стрелой выскользнула из-под стола, пытаясь перебраться под кровать. Кай изо всех сил топнул, пытаясь попасть по голове и раздавить ее, но попал ниже. Змея изогнулась и с бешеным шипением накинулась на его кроссовок, пытаясь прокусить его клыками. Все девчонки и сосед Эванса закричали, Эдвард спрыгнул с кровати, желая как-то помочь. Вольтури наверно был единственным, кто не поддался панике. Он примерился и, пока рептилия не двигалась, воткнул карандаш чуть пониже клиновидной головы. Чешуйчатое тело, агонизируя, начало сокращаться, складываясь кольцами, а затем затихло с растопыренной пастью. 
Когда все кончилось, Элис спрыгнула и, всхлипывая, кинулась к Вольтури, крепко сжимая его руками. Эдвард сильно побледнел, он рассматривал мертвое ядовитое животное. Кровь на карандаше была не красной, а грязно-бурой. Некоторое время все смотрели на это зрелище, а потом очнулись и посыпались вопросы. 
Элис отвечать была не в состоянии, поэтому пришлось Белле. Она успела сообщить, что подарки прислал аноним, а после Эдвард попросил всех выйти. Они остались вчетвером. Вольтури все еще успокаивал Элис, у которой была нервная истерика, а Белла с Эдвардом без слов переглядывались. Свон никак не могла заставить себя слезть с кровати, стояла, подобрав под себя пальцы, и терла то место, куда стукнулась змея, когда кинулась на нее из коробки. Ее пальцы – так близко, сейчас она уже могла быть мертва, ее спасло только чудо. Каллен подошел к ней и протянул руку, чтобы помочь спуститься. 
- Спасибо. 
- З-за что? – заикаясь, Белла все же смогла спуститься, хоть пальцы на ногах не разворачивались. 
- Ты пыталась меня спасти. 
Из-за стресса все маски упали, и ей страшно хотелось обнять в эту секунду Эдварда, ведь они все спаслись. Кай попросил Эдварда убрать мертвую змею, прижимая голову Элис к себе, чтобы она не видела. 
Когда они все более-менее пришли в себя. Брендон сняла кроссовок Кая и удостоверилась, что зубы не прокусили его. 
- Так, дверь была открыта, а эти коробки уже лежали тут? 
Белла опомнилась и сорвала со своей шеи кровавый камень, с отвращением отбрасывая его на кровать к остальным «подаркам». Даритель был явно не в себе. 
- Да, я не знаю, кто это прислал. Мы нашли только одну карточку, но без подписи. 
Эдвард осторожно поднял плотный белый квадратик с кровати и прочел надпись, а затем наткнулся глазами на скомканный черный шелк, поддел его пальцем и поднял в воздух, поворачиваясь к ним. Свон тут же густо покраснела, спеша оправдаться: 
- Понятия не имею, что это за псих! Это отвратительно. 
- Ну конечно, - Кай перевернул коробку, где была змея, и прочитал выпавшую оттуда карточку. – «Любимая, я подумал, что пропустил много твоих дней рождения. На каждый из них я прислал тебе подарок, надеюсь, этот тебе особенно понравится. Я скучаю». 
Он мрачно развернул карточку, внизу была манерная «А.» с завитушками. Они переглянулись, думая об одном и том же. 
- Аро! – Элис оттянула брата и любимого подальше от кровати. – Мало ли что там еще в коробках! Выходит, ты был прав, Кай, он не собирается успокаиваться. Но что же нам делать, мы не можем жить каждую минуту в страхе? 
Эдвард и Кай выразительно переглянулись. 
 
*** 
Утро субботы стерло мрачные тени предыдущего дня. Оставалось надеяться, что выходные притупят сочность сплетни и слухи расползутся не слишком широко. Белла не хотела никаких напоминаний о вчерашнем. Все коробки они отвезли в участок Чарли, но в них оказались только предметы роскоши. Её тошнило от одной мысли об этих предметах. Элис предлагала отослать Аро все обратно, но Белла возразила. Этот псих не удостоится такой чести, лучше превратить эти вещи в деньги и отдать их садику миссис Денали. Практичнее будет! Джеймс отвез весь скарб оценщику, а вскоре позвонила ошарашенная миссис Денали и поблагодарила их за щедрые пожертвования. 
Белла яростно чистила зубы, смотря на себя в зеркало и мысленно обещая не поддаваться панике. Аро пытается ее запугать, заставить вздрагивать даже от собственной тени, может он ломал и более сильных соперников, но она не поддастся. Он воображает себя богом, а по сути всего лишь псих, одинокий и помешавшийся на жестокости. 
- Беллз, если хочешь, мы отменим праздник, - появилась в зеркале Элис. 
- Ты что? Я так ждала, когда Эммета выпишут, с чего нам отменять? 
- Но после вчерашнего… Мне немного страшно, если честно. 
- Брендон, - Белла сурово прищурилась в зеркало, только из-за глупости вида не удержалась, и уголки рта поползли вверх. – Твой парень убил простым карандашом страшную змею, а ты все еще чего-то боишься? Расслабься, нас окружают Бетмены, глупо бояться. 
- Да и не за себя! – уперла руки в боки коротышка. 
- А я что? – изумилась Белла. – Я вообще пряник. Собирайся быстрей, торт заказан, шарики куплены и неужели тебе не хочется посмотреть, как Эм будет гонять на коляске? 
- После того, как он проехал по моей ноге, нет! 
Кай уже ждал их в гостиной, у него тоже было приподнятое настроение. Он ничего не объяснил, сказал только: «увидите». Пока они ждали Эдварда, Элис подняла вчерашнюю тему и предложила Каю переехать к ее брату. Вольтури возразил, сообщив, что ему и так неплохо живется, к тому же Эммет наверняка переедет к Эдварду. 
Вскоре его президентское величество собралось. Они вчетвером вышли на улицу, и тут стала ясна причина радости Кая. 
- Глазам не верю! – ахнула Белла. Перед входом стоял синий пикап с массивными колесами, сияя как новенький. – Ты вернул его к жизни! 
Она побежала восторженно его ощупывать. Железный друг Кая снова был с ним. Пока Свон громко восхищалась, Кай расплывался в улыбке, а Элис виновато опустила голову. 
- Эй, малышка, ты чего? – шепнул Вольтури, шагая ближе. – Ты не рада? 
- Прости, это моя вина. Никогда себе не прощу, что бросила тогда тебя. 
Кай выдавил жалкую улыбку, заверяя, что все в порядке. Про себя он добавил, что ей не за что извиняться, пока она рядом. Больше всего на свете он боялся снова ее потерять. 
Когда они подъехали, Эммет уже нетерпеливо ждал их на улице. Его мама забирала выписку, а Анжела с сестрой стояли рядом. Белла и Элис, путаясь в шарах, норовивших взлететь в небо, выбрались из пикапа, радостно поздравляя громилу. Тот бездарно упустил половину шаров, а оставшиеся привязал к подлокотникам своего кресла, делая себя чудаковатым. Кай дружески пожал его руку и тоже поздравил его с выпиской. Эммет погладил ладонь Анжелы, лежащую у него на плече: 
- Это все она, Анж – настоящая волшебница, она вылечила меня! 
- Эдвард! – вдруг закричала стеснительная младшая сестренка Эммета и со всех ног понеслась к Каллену, припарковавшемуся рядом с пикапом. Ее брат засмеялся, странно, но шрам не уродовал его лицо. 
- Эмили с пеленок влюблена в Эда. А он боится детей, только, чур, молчок. 
Каллен подошел к ним, а за ним хвостиком тащилась малышка, держась за его куртку. Она тут же спряталась за него, выглядывая исподлобья. Элис присела перед ней на корточки: 
- Привет, малышка, я – Элис, сестра Эдварда. Сколько тебе лет? 
- Уже пять, - гордо ответила Эмили, выглядывая чуть больше. Она смотрела на Беллу: – У тебя волосы длинные. 
Свон тоже с улыбкой наклонилась к девочке. Ей нравились дети, их искренность и непосредственность. Хотя ярый образчик непосредственности жил с ней в комнате. 
- Хочешь потрогать? - Свон протянула длинную прядь, и Эмили окончательно вышла из-за Каллена. – Меня зовут Белла. 
- Белла? – вдруг переспросила малышка, а потом сразила всех наповал: - Ты любишь Эдварда? 
В голосе девчушки сочетался восторг и ревность. Свон резко выпрямилась, увидела Эдварда и сильно занервничала. Похоже, он хотел услышать ответ больше малышки, и что она должна сказать?! 
- Почему ты так думаешь, Эмили? – поразилась Элис, а Эдвард понял, что маленькая МакКарти сейчас сдаст его с потрохами. Ничего себе, детская память! 
- Эдвард говорил, что у него есть невеста Белла, что она красивая и он ее любит. А вот Розали больше не невеста Эммета, и мама очень радуется, я тоже! Розали была злой. 
Они рассматривали траву и плитки под ногами, небо – ох уж эта детская непосредственность. 
 
*** 
- Эд, ты убить меня хочешь?! – вопил Эммет на все поместье Калленов. 
Кай и Эдвард пытались аккуратно пересадить его из машины в кресло, но задели ногу. Анжела переживала и зажимала губы. Элис побежала к отцу, и Карлайл с легкостью подхватил ее, Эсми радостно приветствовала приемную дочь. Белла тоже приблизилась к ним и сдержанно поздоровалась. 
- Белла, мы очень рады тебя снова видеть у нас, - Эсми легко обняла ее, обдавая легким ароматом лилии. – Я скучала по тебе. 
Белла обняла ее в ответ, как робот, сейчас они говорили о тех временах, когда Эсми была матерью ее парня, и она проводила в поместье довольно много времени. Подошли остальные, Карлайл и Эсми поздравили Эммета с выпиской, выражая надежду на скорейшее окончательное выздоровление. 
- Да мне и так нравится, честно! – заявил Эм, его широкий рот снова был растянут до ушей. У Беллы потеплело на сердце, их неунывающий жизнерадостный друг перенес все и вернулся. – Знаете, как я гонять могу на этой штуке?! 
- Знаем, Эм, но лучше не надо, - предостерег его Эдвард, вызывая благодарный взгляд Анж. Он бегло обнял Эсми, затем холодно повернулся к отцу: - Карлайл. 
- Очень приятно, Эдвард, что ты вспомнил, где дом. Твоя сестра приезжала каждые выходные. 
- Па, ну чего ты? Не будь занудой, у нас сегодня праздник, никто не ссорится, - возмутилась Элис, Карлайл невольно смягчился, обращая лицо к дочери. – Есть хочу, - сочла долгом сообщить Эл, а затем как ни в чем не бывало: - Мой жених, наверно, тоже. Кай, пойдем, поищем чего-нибудь съестного. 
Эдвард готов был аплодировать стоя за перекосившееся лицо отца. Карлайлу пришлось проглотить свое недовольство и пригласить всех гостей в дом. Затем он почти побежал присматривать за «мерзким» Вольтури. Слово «жених» ох как не понравилось ему. 
В гостиной они подарили Эммету огромный торт, который выкатил на столике повар, Маккартни пришел в буйный восторг. Стол накрыли на открытой террасе у заднего двора. За едой Эм громко вспоминал, сколько раз «надирал тут задницу» президенту в бейсбол и футбол. Эдвард протестовал, отказываясь, что такое было хоть раз, и предлагал сию же минуту это выяснить. 
Все это вылилось в решение на самом деле сыграть в бейсбол. Эммет был судьей, а все остальные - игроками. Белла с ужасом смотрела, как они переполненные энтузиазмом надевают удобные куртки, а Карлайл приносит биты. Её поддержала только Анжела, которая тоже нерешительно мялась в сторонке. Все Каллены, даже Эсми, имели соревновательный дух в крови. Эдвард с вызовом смотрел на отца, а Элис непререкаемо заявила, что они с Каем в одной команде. 
Белла попала в команду Эдварда и очень надеялась, что он сообразит поставить ее в такую позицию, где надо просто удержаться на ногах. 
Эдвард и Карлайл увлеклись: каждый хотел только победы. Вскоре они уже были испачканы в земле, зато жутко веселили судью Эма. В команде Карлайла, Элис и Кая было меньше человек, но они все были отличными спортсменами, а в их команде, если Анжела еще хоть как-то тянула, то Белла была точно якорем. 
Решившись не запороть хотя бы решающий мяч, Белла побежала изо всех сил. Кай скользил за спиной тенью. Боковым зрением она поймала его улыбку и тут же споткнулась, перелетая через спину. 
- Ты как? – Вольтури помог подняться. Белла сквозь боль выставила два больших пальца вперед: - Супер, иди к своим, вы победили. 
Кай пошел. Элис радостно кричала, тряся руками, Карлайл, казавшийся сейчас очень молодым, высоко поднял её. Белла плюхнулась обратно на траву, ощупывая лодыжку, наблюдая как Кай подбирается к торжествующим отцу и дочери. Элис потянулась к нему. Кай ухмыльнулся, видя, как тесть с «энтузиазмом» протягивает ему руку для рукопожатия. 
- Ты как, в порядке? – Белла оглянулась и увидела Эдварда, упиравшего руки в колени. 
- Да, - ответ был автоматическим. – Прости, что споткнулась, и мы проиграли. – Он отмахнулся: 
- Ерунда. 
Эдвард посмотрел на отца и Элис. Было очевидно, что Карлайл обожает дочь. Белле больно было наблюдать за Эдвардом, уж она знала, как Карлайл несправедлив и холоден с сыном, одни завышенные требования. Эдвард наизнанку выворачивался, лишь бы заслужить хоть каплю поощрения. Белла знала, что внутри он сомневается, что отец вообще любит его. Наверно ему сложно смотреть на нынешнюю идиллию Карлайла. 
- Кому-то - всё, кому-то – ничего, - пробормотал Эдвард. 
Белла хотела окликнуть его, сказать, что ей очень жаль, но не сделала этого, осталась сидеть на траве - лодыжку жгло огнем. 
Элис захотела сыграть еще раз, и Белла по-тихому побежала прятаться в дом, пока не замели. Она поднялась на второй этаж и, затаив дыхание, подобралась к комнате Эдварда, приоткрыла ее, но там было пусто. В зале с роялем – тоже. Свон начала искать его, путаясь в затейливых поворотах этого дома, дверь библиотеки она уже пинала сердито. Эдвард на корточках застыл, поднимая взгляд на нее. 
- Ой! Ты тут? 
- Да, а ты пинаешь наши двери, чем они тебе не угодили? 
- Они все одинаковые. Что ты тут делаешь? – Белла удивленно смотрела, как он поднимается. – Такое ощущение, что ты тайно обыскиваешь свою же библиотеку. Что, спрятал от родителей Камасутру, а теперь её ищешь? 
У Эдварда от неожиданности вытянулось лицо, но это еще что, она сама была в шоке от себя! «Алле, крыша? Возвращайся, родимая, мозги мерзнут». 
- Думаешь, мне нужна Камасутра? – Эдвард выразительно посмотрел на нее. Белла смутилась еще больше, а потом с ужасом и нарастающим возбуждением вспомнила, что происходило в этой самой библиотеке. Камасутра ему явно не нужна! У него и так все очень здорово получилось. 
 
---flashback--- 
…Рука, знакомая до дрожи в ногах, рассеяно пропутешествовала по спине Беллы, прямо по линии позвонков, плавно выступающих под ровной кожей. Это произвело неизгладимое впечатление, интерес к разговору тут же пропал. Белла, извинившись, вышла из просторного зала, заполненного гостями. 
Это был один из званых вечеров Карлайла. Белла их терпеть не могла, но присутствовала, чтобы поддержать Эдварда. Все присутствующие люди казались ей искусственными. 
Белла стояла в темном коридоре второго этажа, куда практически не долетали звуки торжества, и смотрела в высокое окно. На ней было черное шелковое платье, оно струилось до пола, полностью открывало спину и завязывалось на шее. На улице давно стемнело, небо готово было разразиться дождем. Ветер трепал листья. Белла снова и снова чувствовала это повторяющееся движение по позвонкам, пока не почувствовала его вживую. Каллен обнял её со спины, закидывая ее голову в бок, томно перебирая ее волосы, от которых никак не мог отстать. Они производили на него какое-то дурманящее воздействие. 
Белла чувствовала его твердую грудь обнаженной спиной, сильные руки, скользящие по ней в расслабленной ласке. Она знала, что расслабленности предстоит жить недолго, она быстро сменится их напряженной тягой, тянущей жилы, ломающей кости и нервные окончания. Ей снова будет недостаточно близко, как бы он не прижимал ее к себе. Голову заполонили разрозненные образы скользящих движений, касаний, обнаженной кожи. Дыхание обоих утяжелилось. Белла развернулась, чтобы видеть его лицо. В его полуприкрытых зеленых глазах скользила удовлетворенность, он прекрасно видел, как действует на нее, знал, что будет совсем скоро и предвкушал это. Ответное предвкушение послало волну дрожи по всему телу Беллы, яркое возбуждение бегало по венам, расширяя их, нагревая покровы кожи, заставляя румяниться скулы. 
Эдвард любил наблюдать за ней, изучать и даже в этом был сексуален. Его природную сексуальность было сложно замаскировать, она как размытое тепловое пятно, окружала его, притягивая женщин, как пчел на мед. Белла сходила с ума от злости и хотела его ещё отчаяннее. Сейчас ей было плевать на то, что они на официальном приеме, на то, что в зале их ждут, она где-то удивляясь себе, чувствовала неожиданную проснувшуюся собственную сексуальность, немного жесткую, не сглаженную и шероховатую. И темную. 
Не было бесконечной нежности, сбившегося дыхания от переполняющей любви, не было прекрасных звезд. Вместо этого было абсолютное черное небо. Ей хотелось сейчас же утащить его в какую-нибудь комнату и заняться сексом. Именно сексом, а не любовью. Эти дикие проявления пугали Беллу и, возможно, возмущали, но где-то очень глубоко внутри, снаружи тело пылало под черным шелком, кожа горела, требуя, чтобы к ней скорее прикоснулись. 
Нарочито растягивая агонию своего тела, Белла положила ладонь на искусно выточенный подбородок Каллена и замерла так, смотря на него снизу вверх, с разницы их роста. Ее взгляд горел вызовом. Гордая, жесткая, требовательная. Свон сама себя не узнавала, но вместо того, чтобы испугаться, вдруг улыбнулась, наслаждаясь новыми чувствами, гормональным сбоем. 
Зрачки Эдварда расширились прямо на ее глазах, ноздри раздулись и прорисовались четче, как у хищника, почувствовавшего влекущий запах жертвы. Горло пересохло, и девушка приоткрыла губы. 
В следующий момент Каллен впился в них жадным поцелуем. Он, не глядя, нашарил одной рукой дверь и втолкнул их в библиотеку. Белла бегло оглянулась: богатый антиквариат, каждая мелочь кричит о старинном дворянском шике и классической строгости, она усмехнулась – отлично. Ей всегда нравились диссонансы. 
Эдвард копался с замком, она нетерпеливо дернула его за плечо, поворачивая к себе. Суставы пальцев чуть не переломались. Он застыл на мгновение, изумленный ее почти что грубостью, однако потом ее взгляд, вздымающаяся грудь и безумный блеск в глазах выиграли, и, забыв про замешательство, Каллен шагнул и вновь поцеловал её. Белла отступала назад, пока они не уперлись в стол. 
Началось какое-то безумие, она жадно водила по его широкой груди, пытаясь нащупать пуговицы, но те убегали. Нащупав, Белла чуть не вырвала их с мясом. Эдвард подхватил ее и подбросил, перехватывая удобнее. Прижимаясь к нему бедрами, Белла чувствовала горячую потребность, чтобы он скорее оказался в ней. Длинное платье мешало и раздражало, причем обоих. Каллен, ни на миг не отрывался от ее губ, все их движения были как на излете – стремительными, резкими, торопливыми и требовательными. Белла схватила его волосы, погружая пальцы в шелковую пряжу, задыхаясь от наслаждения. 
Видимо, его руки ослабели и чтобы не выронить, Эдвард посадил ее на высокое бюро, за которым его отец подписывал важные банковские счета. Он наклонился, Белла обхватила его руками, чтобы не упасть, прижимаясь к нему грудью и остро чувствуя отсутствие лифчика, дававшее лишнюю чувствительность. Каллен попытался расстегнуть две мелких жемчужных пуговицы на её шее, но не нашел, тогда припал к ткани горячими судорожными губами, а затем изо всех сил рванул лоскуток ткани. Белла зашипела – Элис убьет ее за испорченное платье! Черный шелк съехал, создавая острый контраст с белизной ее молочной кожи. Когда ткань заскользила по ее животу, щекоча его, девушка вздрогнула. Вокруг стояла тишина, но их обоюдное хриплое дыхание казалось оглушающим. Он обхватил губами ее сосок, и Белла не удержалась от стона. Это было опасно. Она отвлекла его, притягивая его лицо к себе, торопливо целуя. За это Эдвард наклонился над ней сильнее, ее руки подкосились, Белла распласталась на столе. Повернув голову, она увидела белое поле дорогой лощеной бумаге и черный росчерк росписи Каллена-старшего, даже его подпись несла в себе высокомерие. Гордая закорючка, опоясывающая размашисто написанное имя, словно это высшая честь быть Калленом. Потом глаза Свон зацепились за фотографию четы Каллен и еще одну - Эдварда лет десяти. Надо же, даже тогда он уже знал, что мир принадлежит ему и смотрел снисходительно. Белла, усмехнувшись, посмотрела в глаза мальчишки, который уже давно вырос и даже не знал тогда, что будет сейчас прижимать к столу ее горящее тело. 
Свон с удовольствие махнула рукой фотографию Карлайла, его родителям сейчас нечего тут делать. Что-то жесткое и квадратное впилось в ее спину, причиняя боль, когда Эдвард нетерпеливо надавил на нее, тянясь к ее губам. Белла застонала и убрала помеху, затем попыталась подняться к нему, чтобы между ними не было расстояния. 
- Белла, я так с ума сойду. 
- Так я этого и хочу, - задыхаясь, прошептала она. 
Эдвард вдруг отодвинулся и посмотрел на нее, а потом резко провел двумя руками по столу, сваливая с него все. Дорогие, а возможно и бесценные, документы полетели к их ногами, мятые, испорченные. Каллен ухмыльнулся и провокационно поднял бровь. Белла засмеялась. 
Во время наивысшего момента наслаждения она жадно наблюдала за его лицом. Закрытые глаза, приоткрытый рот, обострившиеся черты, Эдвард в эти моменты становился настолько ослепительно прекрасным, еще красивее, чем в обычной жизни, что Белла скорее убила бы, чем разрешила кому-то еще увидеть это зрелище… 
--- 
 
Каллен как бы между прочим шагнул к ней, словно идя мимо, Белла начала паниковать. 
– Ты так покраснела. Вспомнила? 
Это уже был шепот, хоть Эдвард не умел краснеть так, как она, но тоже был далеко от спокойствия. Белла почувствовала опасность от его близости, его затягивающих насыщенных зеленых глаз и закрыла веки, чтобы не поддаться, сохранить рассудок. Но так стало только хуже, она не видела его, но чувствовала его запах. 
- Белла, я… - он сбился. 
Белла открыла глаза. Эдвард неотрывно смотрел на ее губы и, похоже, больше собой не владел. Смотря на него, она едва заметно покачала головой, вызывая его отчаяние. А в следующий момент Эдвард ее поцеловал. Страстно, отчаянно, без слов рассказывая, как скучал. Ее предательские руки притянули его за шею, губы таяли под его, предательское сердце полнокровно хлынуло, разгоняя кровь по всем органам, наконец, согревая ее тело. 
Когда Эдвард оторвался, выглядел слегка шокировано. Боясь поверить, Каллен изумленно заглянул в ее глаза, и Белла поняла, что прокололась. 
Он все понял. 
- Так я и знала, что ты не изменился! – она судорожно подбирала слова, пытаясь разозлиться. – Ты снова пытаешься заставить меня страдать. Не отпускаешь! 
- Зачем ты это говоришь? Это же не то, что ты чувствуешь, - Эдвард даже встряхнул ее, не веря, что она делает это. 
- Не трогай меня! Ты не изменился, иначе не поцеловал бы меня. 
- Это нечестно, Белла. 
- Не хочу ничего слышать. – Она зажала уши, пробираясь мимо него, почти уверенная, что он остановит и заставит сказать правду, но Эдвард не прикоснулся и пальцем. Отпустил. 
 
*** 
Вся в расстроенных смешанных чувствах Белла кинулась к Элис, торопливо высказывая ей все. Брендон сидела с ней рядом на диване в гостиной и смотрела с доброй снисходительностью. 
- Ты все еще любишь его. Я рада. 
- Не люблю! Вернее немного… Ладно, люблю, но он не должен знать. 
- Но почему, Беллз? Я уверена, что вы можете сделать друг друга очень счастливыми. Знаешь, когда вы были вместе, я не говорила… но смотреть на вас было невыносимо. Вы так смотрели друг на друга, что это реально причиняло боль. Я тогда страдала по Джасперу, а ваша любовь… - Элис непонятно пошевелила пальцами в воздухе. – Думаешь, они просто так следили за каждой мелочью? Такое редко бывает, не смейся, но я считаю, что у вас действительно великая любовь, и нельзя ее отпускать просто так. Ты должна бороться за нее. 
- Я боюсь, - Карие глаза стали огромными и тоскливыми. – Я люблю его, хочу принять обратно и боюсь. 
- Не знаю, Белла, я впервые не понимаю тебя, - Элис грустно покачала головой. – Ты прощаешь всех подряд, даже смогла простить меня, а его нет. – Белла разглядывала узор покрывала, а Брендон вдруг обняла ее, стало сразу легче. Белла закрыла глаза. – Но как бы там ни было, не бойся, он мой брат, но ты всегда останешься моим самым близким человеком на свете. 
Свон улыбнулась сквозь закрытые глаза, чувствуя, как спирает горло, а когда открыла веки, увидела Кая, стоящего на пороге, и почувствовала еще больше вины. Это место должно принадлежать ему. Вольтури слабо улыбнулся и оттолкнулся от стены: 
- Там все вас потеряли, а Карлайл смотрит на меня с нездоровым интересом. 
- Кай! – обрадовалась Элис, ее открытая суетящаяся доброта тут же начала разливаться широким потоком.
Она скакала вокруг него, обещая самой проучить Карлайла, если он будет его обижать, поправляла его воротник и торопила Свон к остальным. Белле совсем не хотелось идти, там снова будет Эдвард, а сил так мало, но взглянув на Кая, она вдруг поднялась и пошла. 
Вольтури был нормальным, разве что немного задумчивым. Белла нашла выход и переключилась на проблемы друга. Она считала, что Кай ошибается. Он все еще был уверен, что Элис любит Уитлока. Он скрывал сомнения в душе, не позволяя никаким признакам душевной муки вылезти наружу. Иногда Белла видела, как он представляет, что прощается с Элис. Это делало ее сердитой. Ей хотелось вправить ему мозги, чтобы он прекратил себя недооценивать и быть таким упрямым. Все кроме него видели его уникальность, Элис любила его больше жизни, а он мучил себя ложными иллюзиями и пытался насладиться своим счастьем, пока мог. 
- Дурак ты, Кай. 
- Что-что? – сидящая рядом Анжела поперхнулась, услышав сорвавшееся бормотание. 
- Ничего, тебе показалось, - Белла ангельски улыбнулась, смотря как Эсми учит Элис бросать крученный.
Вскоре начался дождь, загнавший их всех в дом. Они сидели в гостиной и играли в монополию. Карлайл играл профессионально и дочиста обобрал всех участников, даже жену! Уже начало темнеть, когда Эммет опомнился и сказал, что пора закачивать, ведь его еще ждут, не дождутся родственники дома. 
Они начали собираться, Карлайл настаивал, чтобы его дети остались дома. Эдвард все же согласился, а Элис напомнила, что ее тоже ждет мама. Каллен решил эту проблему всего одним звонком, очень обрадовав Эсми, та по щедроте душевной пригласила и Кая. Тот сначала развлекся, нервируя Карлайла, а затем вежливо отказался. Он должен был везти Беллу домой, а затем ехать к Феликсу. 
Элис отвела Свон в сторону попрощаться, словно они расставались на три года, а не на одну ночь. Белла закатила глаза над ее чувствительностью, а подумала, что у неё галлюцинации, увидев, как входит Джаспер с цветной коробкой в руках. Оживленные голоса в гостиной тут же смолкли, сменяясь похоронной тишиной. Белла смотрела только на Эдварда, а тот не верил наглости Уитлока, переступившего его порог. 
Эммет больше не улыбался, они с Джаспером не виделись с того момента, как он застукал его голым со своей девушкой. Уитлок расширенными глазами смотрел на шрам друга. 
- Привет, Эм. 
- Что ты тут делаешь, Джаспер? – процедил Эдвард, беря все на себя и огораживая МакКарти. 
- Я узнал, что Эммета выписали... 
- И ты решил прийти в мой дом?! 
- Ну, Карлайл все еще остается моим крестным, - Уитлок заметил Кая, и его глаза сверкнули. – Если ваш порог переступили Вольтури… 
- Я сам выбираю друзей. 
- Ладно, я просто хотел поговорить с Эмметом, - Джас провел по волосам, убирая их с лица. Белле в глаза вдруг кинулась его татуировка на сгибе локтя. 
- А ты считаешь, что у тебя есть право? 
- А ты что разговариваешь за него? 
Эммет тяжело пошевелился в инвалидном кресле, невольно подчеркивая груз вины Уитлока, тот едва заметно вздрогнул. Он не мог смотреть на шрам. 
- Говори, что хотел. 
- Эм, я… Прости. – Джас впервые отбросил высокомерие, ему было стыдно и неуютно говорить публично: - Я очень виноват, не знаю, что на меня нашло. Я был в отчаянии, - он повернулся к Элис, пригвождая ее горящим взглядом. 
- Не смей все валить на нее, - прервал его Эммет. – Это сделал ты и не старайся, я скажу тебе то же, что и Розали: надеюсь, мы не будем часто видеться. Не хочу видеть ни тебя, ни ее. 
Карлайл шагнул вперед, ложа руки на плечи Элис, та снова выглядела подавленной. 
- От себя добавлю, Джаспер, что можешь забыть дорогу в наш дом, - он говорил холодно, при том, что Джас всегда был его любимчиком. – Эдвард поделился со мной некоторой информацией. Мы с Уильямом планировали, что вы с Элис поженитесь, объедините три могущественных рода: Калленов, Уитлоков и Гойя. Но ты причинил моей дочери столько вреда, что если ты еще хоть раз расстроишь ее, то я обещаю, что разорю твою семью. Ты знаешь, что это в моих силах. А теперь тебе лучше уйти. 
Джаспер оглядел их всех, натыкаясь на всеобщую враждебность, только Элис и Эсми выделялись среди них. 
- Отлично, - отрывисто произнес он и бросил под ноги коробку с бантом. – С выпиской, Эммет! 
Когда его шаги удалились, стало совсем тихо, никто больше не собирался домой. Уитлок словно высосал дружественную атмосферу из комнаты. Эдвард пошел к лестнице, не прощаясь ни с кем. На сегодня у него сгорели предохранители. 
- Элис, ты как? – Карлайл наклонился, заглядывая в лицо дочери. 
- Нормально, а что тебе рассказал Эдвард? – Отец отвел глаза, и она тут же пожалела о вопросе, мысленно обещая прикончить брата, потом перешла к Каю, крепко хватая его за руку, сжимая зубы. Пусть думает, что угодно, главное стоять с ним. 
Белла смотрела на высокого друга и мелкую девчонку, жмурящую глаза, и не знала плакать или смеяться, поэтому выбрала третий вариант и поторопила Вольтури на выход. Эл еще успела ее обнять, шепнув, что утром приедет навестить Чарли. 
 
*** 
Воскресенье утром Элис выполнила обещание к великой радости шерифа. Кажется, он слегка одичал без них. Миссис Брендон, понимая, что теряет дочь, приехала к ним сама, и день получился чудесным. Они наготовили гору еды, забивая холодильник Чарли, чтобы он питался здоровой пищей, прекрасно зная, что половина пропадет. Зато им было весело вчетвером, они чувствовали себя, как настоящая семья. Кай не показывался, только позвонил пару раз, удостоверяясь, что они в доме и безопасности. 
Первая неделя ноября принесла холодный ветер. В школе срочно включили отопление. Однако Белле это не помогло согреться, кутаясь в школьный пиджак, она отворачивалась от глаз Эдварда, которые были повсюду, убивая ее сквозившей ищущей надеждой. Ее ошибка стоила дорого. Теперь, после выписки Эммета, они ходили большой компанией, и Каллен стал ее неотъемлемой частью. 
История со змеей к радости Свон затмилась громким появлением Эммета. Неизвестно, что больше шокировало школу – широкий неровный шрам на его лице или его новая подружка. Эм лишь лихо ухмылялся и вертел колеса быстрее, чтобы Анжеле не доставалось нагрузки. Под конец она призналась, что больше устает от беготни, и он сбавил темпы. Этот парень был удивительным, его не пугали ни прогнозы хромоты, ни изуродованное лицо и даже ни двойное предательство, он искренне считал, что все к лучшему – ведь у него теперь есть Анжела. Белла смотрела на него, но не понимала. Она хотела бы быть такой храброй. 
Они всей компанией дошли до светлого коридора химии и остановились около окна. Эммет жалел, что пропустит игру в пятницу, и спросил, кем его заменили. Элис дернула их сжатые с Каем руки: 
- Точно! Вы же с Джеймсом тоже пробовались, прошли? 
- Они передумали, - спокойно заметил Эдвард, отрываясь от разглядывания Свон. – Уитлок оставил свое место, а на второе свободное попал Эванс. 
- Эванс?! – захохотал МакКарти. – Ну, просто супер, ты же его на дух не переносишь, не представляю, как ты его взял. 
- Остин, как и любой другой ученик, имеет право попасть в команду. 
- Ага, скажи это еще раз, только не скрипи зубами, Эд! 
- Ты ошибаешься, Эммет, - Каллен старался быть очень сдержанным, но все понимали, что вот так просто перейти от прежнего образа жизни к новому нельзя. – Ко мне подошла Кэти Маршал и попросила, чтобы капитанов команд выбирали члены команды, а не назначала Коуп. Похоже, группа поддержки недовольна своим капитаном. Я посчитал это справедливым, теперь так будет во всех кружках и командах. Думаю, Хейл недолго осталось командовать. 
Они все смотрели на него удивленно, так было заведено слишком давно. Неужели Эдварду не страшно так легко менять устоявшуюся систему? Ведь он сам капитан команды. 
- Но Розали, как и ты, была сильным лидером, - задумчиво протянул Эммет. Анжела не согласилась с ним: - Она не лидер, а диктатор! – Эдвард перекосился от этой фразы. - Ты и половины не знаешь, чего она делает с девочками. Особенно с новенькими. Это даже не издевательства, это насилие! 
Элис смотрела в окно, словно была не с ними. Белла обратилась к ней: 
- Эл, а может тебе попробовать стать капитаном болельщиц? – Коротышка рассеяно отмела эту мысль, и Белле даже интересно стало, что так заинтересовало Элис. Зазвонил телефон, номер был скрыт, и Белла рассеяно ответила. 
- Здравствуй, любимая. – Этот голос она узнала сразу, тут же захотелось снова забраться с ногами на кровать, лишь бы этот ядовитый холодный голос не свился кольцами у нее в груди. – Как тебе мой подарок? 
- Отвратительно, у тебя нет вкуса. – Аро весело засмеялся. 
- А ты храбрая. Может, из-за этого я схожу по тебе с ума. – Все шестеро ее друзей смотрели на нее с разной степенью напряженной тревогой. Белла сжала телефон у уха вспотевшей ладонью. – Но я надеялся, что ты выживешь, я ведь так хочу тебя увидеть. Почему бы тебе не приехать ко мне в гости? 
- Ага, уже бегу и спотыкаюсь. 
- Ты боишься меня? 
- Нет, - не раздумывая, ответила Белла. – Ты жалок, свихнулся от своего одиночества и жестокости. Ты сам всех боишься, потому что тебя никто не любит. 
- Белла, это Аро? – испуганно потребовала Элис, забывая про окно. 
- Однажды ты все же попадешь в мои руки, Изабелла, - уже без налета едкой ласковости заговорил Вольтури. – И когда я с тобой закончу, ты будешь смотреть на меня как на икону. Ты уже любишь меня. 
- Ты что, псих? – Белла не верила ушам. – Я тебя ненавижу. 
- Отлично, - он обрадовался. – Ненависти без любви не существует! 
Белла хотела сказать, что в его голове все извращено, но почувствовала, как кто-то выворачивает у нее телефон из скрюченных пальцев. Она оглянулась и увидела, как Кай отходит от них с ее мобильным. 
 
*** 
- Слушай ты, оставь ее в покое. 
- Привет, братец, слышал про твой героический поступок. 
- Аро, отстань от нее, тебе нужны проблемы с Калленами? Белла связана с этой семьей. 
- Белла? Я слышал, ты называешь ее Гердой. Вот мы и сошлись на одной девушке, Лис. Как думаешь, кому она достанется? 
- Спрошу еще раз: что ты хочешь взамен нее? – Кай напружинил все мышцы, пытаясь правильно повести разговор. 
- Мне слишком любопытно, так что ничего. Почему ты не отпускаешь ее погулять? Она больше не приезжает смотреть на кораблики, я скучаю. – Аро издевался, говорил с ним как с пятилетним. Боковым зрением Кай заметил, как друзья перешли к нему, даже Эммет с коляской, они ловили каждое его слово. – Хотя нет, единственный обмен это ты. Ты возвращаешься в Порт, становишься моей правой рукой, и я с сожалением забываю Изабеллу. 
Аро слишком хорошо знал своего брата, его страстное желание жертвовать собой за любимых. Кай заколебался, искушение было велико, он посмотрел на Элис, затем заметил выразительный взгляд Джеймса и опомнился: 
- Нет, я не вернусь к тебе, и ее ты не тронешь. Я не спущу с нее глаз круглыми сутками. 
- Ты бросаешь мне вызов? Замечательно. Мне снова становится интересно жить. Отлично, поиграем, Лисенок. 
«Главное, чтобы ты отвлекся и не заметил другую игру», - Кай сердито отключился и на него тут же набросились с вопросами. Эммет с Анжелой были не в курсе, пришлось им объяснять. Когда Элис услышала о предложении Аро, она вцепилась в Вольтури, будто он уже собирал вещи. 
- Кай, обещай, что не сделаешь этого! 
- Конечно, не сделает! – Белла впилась взглядом в друга. Это все было из-за нее, словно она магнит смерти. 
- Да хватит вам, - закатил глаза Вольтури. – Если бы это помогло, я бы это сделал… 
- Не смей, - завопила Элис. 
- Подожди, Элис, я не собираюсь этого делать. Это обман. Аро никогда не держит обещания. 
Они взволнованно обсуждали ситуацию и тревожно косились на Беллу. Она отводила глаза, и тут к ней обратился Эдвард: 
- Прости, Белла, ты можешь злиться, но я буду настойчив и тоже теперь с тебя глаз не спущу. 
- Ага, мы все будем присматривать за тобой, - Джеймс снял с себя пиджак и заботливо укутал ее сжатую фигуру, посмотрев на Каллена. 
Эдвард не шелохнулся, а остальные тоже выразили желание не оставлять ее одну. Свон была безумно благодарна им, но предчувствовала трудности. 
 

 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)