16 февраля 2016 Просмотров: 545 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 10

Глава 10. Первые шаги
 
 
 
*** 
На следующий день Каллен появился в школе, да еще как. Белла подумала, что у нее галлюцинации. Во-первых, Эдвард припарковался на свободном месте, а не на площадке элиты, во-вторых, он обошел машину и подал кому-то руку. На миг у нее сжалось сердце, как и все на стоянке она ждала – кто же выйдет из его машины? 
Лорен Мэллори затравленно оглянулась и тут же опустила лицо. Эдвард, не прикасаясь к ней, показал на вход и пошел провожать ее. 
- Вы что-нибудь понимаете? – спросила Элис. 
Кай пожал плечами, но Белла внезапно прищурилась: 
- Ты что-то знаешь! Я тебя насквозь вижу. – Кай неуловимо дернул губой, и у Свон аж дыхание перехватило. – Вот! Ты так всегда губой делаешь, когда скрываешь что-то. 
- Брось, Герда, что я могу скрывать? Кроме налогов от государства. 
Когда они заходили в здание, включились плазмы. И даже ни одной традиционной улыбки «очаровашки» президента – Эдвард был собран и серьезен, хоть и выглядел плохо. Даже через экран Белла видела следы под глазами - он снова мучился бессонницей. 
- Я хочу сделать заявление: Лорен Мэллори была отчислена по грубейшей ошибке. Моей ошибке. Разошедшаяся запись была всего лишь хорошим монтажом, и я приношу свои личные извинения Лорен. С этого дня она восстановлена в школе, и я надеюсь, что она встретит поддержку после всего, что ей пришлось пережить из-за чьей-то глупой жестокой шутки. 
Экран мигнул, сначала в холле повисла тишина. Ученики переглянулись, а затем одновременно заговорили. 
- Э-нет, пойдемте отсюда скорее, пока они не потребовали у Беллы интервью как у вице-президента. – Кай увлек их в боковой коридор, ведущий в крыло искусств. – Как-то он слишком перестарался, никакого чувства меры. 
- Стой, что ты там бормочешь? – Белла встала, как упрямый баран. 
- Ничего, пойдем, а то опоздаем на урок. 
- Я тоже хочу знать, Кай, - Элис поддержала подругу, они встали рядом. 
-Да ничего особенного, просто подумал, что отец оторвет ему голову. 
- Почему папа должен оторвать ему голову? – выпалила Элис, потом увидела их удивленные лица и тут же смутилась. Это был первый случай, когда она назвала Карлайла папой. 
Они с отцом постепенно налаживали связи, Элис слишком быстро привязывалась. А Каллен исполнял малейшее ее желание. Он готов был пылинки сдувать с наконец обретенной дочери. 
Белла и Кай, видя как пыхтит Эл, попытались сделать вид, что ничего не произошло. Вольтури спешно заговорил: 
- Потому что Эдвард специально выступил по радио, теперь Карлайл может злиться сколько угодно, но дискредитировать его не станет. Лорен останется в школе. Интересно только: он и с ее родителями поговорил? Они же вроде ее в Швейцарию хотели сослать. 
- Тут должен быть подвох, - заявила Белла, Элис расстроено повернулась к ней: - Почему ты так думаешь? Может, Эдвард изменился. 
- Именно так он и хочет, чтобы мы думали! 
- Ты несправедлива. На него столько свалилось, что я беспокоюсь за него. Это могло изменить кого угодно. 
- Ну да, то-то он бедненький просиживает сутки у постели Эммета! И давно ты стала сторонницей Каллена? – уязвлено спросила Белла. 
- Я и сама Каллен, забыла? 
- О-о, так ты решила принять это? Я рада, что ты примирилась с отцом, но не Эдвард! Ты забыла, что он первый травил тебя. 
- Каждый заслуживает второй шанс, ты сама меня этому учила! 
Кай беспокойно наблюдал за разгорающейся ссорой, обе были легко ранимы друг с другом. Непривычно было видеть, что они не сходятся во мнении. Элис вдруг пошла на уступки первой: шагнула к Белле и обняла её. Кай сделал вид, что не слышит их шепот. 
- Прости, я знаю, как тебе сложно. Тебя я люблю больше, но и его я уже люблю, он мой брат. Сейчас ему одиноко, у него совсем никого не осталось: ни тебя, ни Эма, ни Джаспера. Я обязана помочь ему. Но это ничего не меняет: ты всегда останешься у меня на первом месте, хорошо? 
- Хорошо. 
 
*** 
Среди урока в класс, как ни в чем не бывало, заявился Уитлок, сел на свое старое место с Калленом. У того застыло лицо. Весь урок Элис оглядывалась на них, и это не давало Белле сделать то же. 
После звонка Эдвард стремительно вышел, опередив даже учителя. Джаспер посмотрел ему вслед, затем - с ненавистью на Брендон. Элис поспешно отвернулась. На лестнице было много народу, Элис шла последней. Кай и Белла не увидели, как она упала, только услышали вскрик и заметили удаляющегося Уитлока с перекошенным от злобы лицом. 
Белла подала Элис руку, а Кай неподвижно сверлил удаляющуюся спину Уитлока. 
- Кай, - беспомощно позвала Элис. Это сработало, и он отвлекся и помог ей встать. 
Брендон настаивала, что во всем виноваты каблуки, никто ни ей не поверил. Вольтури, мягко кивая на ее протесты, все же повел ее в медпункт, удостовериться, что все ограничится только синяком. 
Белла пошла на математику одна, думая о Джеймсе. Он часто пропадал непонятно где, не смотря на то, что ему тоже был запрещен выход из кампуса. Иногда они с Каем таинственно перешептывались, когда думали, что их никто не видит. Углубившись в размышления, Белла столкнулась с кем-то и быстро извинилась: 
- Ой, простите… - тут Свон сбилась, увидев кто перед ней. Её губы тут же поджались. – А, это ты. 
- Да, - безнадежно кивнул Эдвард, соглашаясь. Она попыталась обойти его. – Подожди, Белла, я искал тебя. 
Белла остановилась, прислушиваясь. Что-то новенькое: голосовая попытка остановить? А где же привычные властные попытки схватить ее, потащить куда-то, не интересуясь её мнением? 
- Что тебе надо? 
- Я хотел сообщить, что ты можешь выходить в город, когда хочешь, запрет снят. Коуп в курсе, что с Эмметом - ты можешь ездить к нему в больницу. 
Белла развернулась, сжимая сумку перед собой. 
- С чего это ты такой щедрый? – Эдвард не мог смотреть ей в глаза. Видимо, пол показался ему интересней. 
- Ты наверно не поверишь, но даже тогда я делал это для тебя. Я знаю, что за тобой охотится Аро, мне казалось, безопаснее будет, если ты будешь оставаться в кампусе, за закрытыми воротами, куда ему будет сложнее проникнуть. 
- В клетке, - безжалостно уточнила Свон. 
- Ну да, так и есть. Но ты должна сама выбирать, что делать. 
Белла открыла рот что-то сказать, но только усмехнулась и покачала головой. Эдвард смотрел, как она уходит, и это было частью искупления. 
 
*** 
Кай и Элис опоздали на философию, Вольтури получил наказание, а «мисс Каллен» ненавязчиво обошли вниманием. Это так возмутило коротышку, что она остановилась на пол пути к парте. 
- Что?! А меня, значит, не накажут? О, мисс Гофф, это так мило с вашей стороны, то есть теперь я могу делать что хочу, потому что у меня волшебная фамилия? Отлично, я, пожалуй, тогда порисую на доске, а вы не обращайте на меня внимания, продолжайте урок! 
Брендон сердито начала размалевывать маркером магнитную доску, рисуя неприличные слова. Пруденс Гофф яростно пыхтела и убивала наглую девчонку взглядом, но держала язык за зубами. Элис всплеснула руками: 
- Правда?! Даже сейчас не накажете?! Я требую, чтобы ко мне относились так же как к остальным ученикам! 
- Сумасшедшая, - восхищенно прошептал с первой парты Майки Ньютон. 
- Мисс Каллен, сядьте, пожалуйста, на место. 
- Нет! Накажите меня. 
- Эл, хватит, иди сюда, - замахала Белла, Гофф вдруг обрадовалась: - Мисс Свон, вы нарушаете тишину на уроке. Зайдите к миссис Коуп за наказанием. 
- Ах ты, старая карга! 
Коротышка пришла в ярость. Кай готовился перехватывать возлюбленную от нападения. Обстановка накалилась. В этот момент в класс вошел Эдвард. 
- Извините за опоздание, меня задержал директор… - Тут он заметил, что что-то не так, и притормозил. – Что тут происходит? 
- Мистер Каллен, будьте добры, усмирите свою сестру, - ядовито нажаловалась Гофф. – Она срывает мне урок. 
- Ну, так накажите меня!!! 
- Элис, что происходит? – спросил Эдвард. 
- Я ломаю стереотипы, - заявила коротышка. – Она не хочет меня наказывать, потому что я Каллен, а я не хочу нечестных привилегий. Кая наказали за опоздание, а меня - нет! – Эдвард вздохнул над ее принципиальным упрямством. 
Повисла тишина, все присутствующие смотрели на него. Чувствуя весь этот груз давления, Каллен задумался, потом повернулся к учительнице: - Мисс Гофф, приношу прощения за себя и свою сестру. Я тоже опоздал, после урока мы подойдем за наказанием, а сейчас давайте продолжим лекцию. 
Элис просияла и пошла к своей парте. Каллен осмотрелся, Джаспер сидел за его партой. Эдвард подошел к Ирине, которая сидела одна, из-за того, что ее соседка пропадала у Эммета в больнице, и попросил сесть. Ирина изумленно подвинула учебники, освобождая ему место. Одноклассники продолжили глазеть на Эдварда, интуитивно чувствуя в нем изменения. 
Белла исподлобья посмотрела на Эдварда и Ирину и расстроено закусила губу. 
 
*** 
- Давайте сядем с ним? – Кай, Элис и Белла стояли на пороге столовой, и Элис смотрела на Каллена, сидящего в одиночестве за новым столом. 
- Нет, - сказала Белла и первой пошла за подносом. 
Кай и Элис переглянулись за ее спиной и пошли следом. Главное правильно расставить приоритеты, как бы печально это ни было. Вольтури про себя вообще не видел печального, лишь закономерности, Эдвард получает то, за что боролся. Однако это не мешало тому странному ощущению, которое поселилось недавно. Как Эдвард может быть его другом? 
- Стоять, - Кай очнулся и схватил за шкирку свою подругу, с недовольством рассматривая ее пустой поднос с соком и горой салфеток. Едва не проглядел ее уловку. – Салфеточная диета? – Элис очнулась и прекратила рассматривать брата. 
- Белла, ты снова начинаешь? – завелась с пол оборота коротышка. – Что снова не так? Ты опять хочешь падать в обмороки? 
- Да что вы на меня накинулись? Просто я не голодна. 
- Прости, милая, но это твое «не голодна» настораживает. Вот, - Элис переставила со своего подноса на ее фруктовый салат, а Вольтури взял с раздачи овсяную кашу. 
- Только не овсянка, - простонала Свон. 
Расписывая полезные свойства каши, Вольтури незаметно увлек ее за столик, Элис с другого бока активно поддакивала ему. Обложили! 
Элис сама ела без охоты и постоянно оглядывалась на брата. 
- Все его так рассматривают! – возмутилась она. Кай не стал тыкать ее носом в очевидные вещи, например, что она тоже. Элис поднялась: - Нет, я все же пойду на минутку к нему. - Она быстренько вспорхнула и вскоре уже приземлялась около брата. 
Белла смотрела, как они разговаривают. Как же они были похожи, такие безупречно красивые, отличающиеся от обычных учеников. В процессе их головы сблизились, словно эти полубоги плели заговоры, и тут оба посмотрели на нее. Свон поспешно отвернулась, пораженная до глубины души, попыталась заговорить с Каем. Друг лишь ухмылялся, чем здорово ее раздражал. Чтобы стереть его самодовольство, она спросила: 
- Что ты утром пытался утаить? Какие-то секреты с Калленом? И еще больше мне хотелось бы знать о твоих секретах с Джеймсом 
- С Джеймсом? – изумился Вольтури. – Герда, а у тебя не паранойя? С кем еще у меня секреты? 
- Ты меня не обманешь? Я чувствую… 
- Солнышко, ты устала, - Кай полушутливо, полусерьезно заправил ее волосы за ухо, выражая заботу. – Я тоже чувствую: ты вся измоталась, ожидая каждую секунду подвоха от Эдварда. Не берусь утверждать, но, возможно, в этот раз он сможет исправиться. 
- Это неважно, - задохнулась Белла, тут же срываясь, утопая в своих сильных противоречивых чувствах. – Я больше ему не верю, не после всего. 
- Знаешь, мне кажется, что ты сейчас закрываешься от всего, связанного с ним. И заранее на все громко кричишь «нет», отпихиваешься обеими руками, даже не пытаясь задуматься. Знаешь, кто так делает? 
- Кто? 
- Подумай. 
- Нет! Не хочу, не буду, тебе сложно сказать самому?! 
- Не сложно: обиженный ребенок. – Белла тут же угрюмо отодвинулась от него по столу. – Ну вот, видишь. Я не хотел тебя задеть. Просто сейчас ты не готова кого-то слышать, твои чувства обидели, и ты ничего не хочешь слушать. Но, солнце, это же ты. Со временем ты найдешь силы, чтобы простить его. 
- Не найду, - Белла отвернулась в сторону, удивленно чувствуя, что готова расплакаться. Что с ней? Почему такой разброд в эмоциях? Она же никогда не была слезлива. 
- Какого… 
Кай резко толкнул стол, Белла едва не слетела с него локтями, озадачено посмотрела вслед другу. Оказалось, что Элис шла обратно, но совершенно «нечаянно» столкнулась с Уитлоком, тот в данный момент что-то ядовито ей втирал. 
Белла тоже решила поспешить, может на счастье завяжется драка, и ей удастся, как следует, стукнуть этого отвратительного типа. Перед глазами встал Эммет, искалеченный, неузнаваемый, постоянно спящий от бесконечных лекарств, которые не давали ему чувствовать боль. 
- …это ты во всем виновата. – Уитлок смотрел на Элис, а та удерживала Кая. – Лучше бы ты осталась в том гробу под землей, всем бы было легче! 
Вольтури снова дернулся, не в силах слушать, как легко Джаспер говорит про худший момент в его жизни. Коротышка повисла на его шее: 
- Не важно, Кай, не обращай внимание. – Она повернулась к Уитлоку. – Ты не можешь винить меня за то, что предал лучшего друга. Мне тебя жалко, Джаспер, теперь у тебя нет никого. 
- Брось заливать, Брендон, ты прибежишь ко мне, даже он это знает, - Джас кивнул на Вольтури. – Ты чокнутая мазохистка, и тебе все это нравится. 
- Не прибегу. – Элис твердо посмотрела ему в глаза. 
Джаспер вдруг неконтролируемо шагнул к ней, ни о чем не думая, только смотря на неё. Неожиданно произошло сразу несколько действий - Кай потянул Элис от него, не давая им сблизиться, и непонятно откуда взявшийся Эдвард оттолкнул Джаспера. Их разорвали насколько возможно. 
- Эдвард? – Было видно, как нервничал Уитлок. Это был первый раз, когда Каллен снял ледяную блокаду и заметил его. – Я хотел поговорить… 
- Нам с тобой больше не о чем разговаривать. Оставь в покое мою сестру. 
Эдвард посмотрел на Кая, кивая, чтобы они ушли. Тот сдавлено согласился, твердо обнимая свою девушку. 
- Ты не можешь разрушить многолетнюю дружбу из-за нее! Кому она вообще нужна?! 
Эдвард агрессивно повернулся, готовый сорваться и накинуться на бывшего лучшего друга. 
- Ты сам ее разрушил. Удачи, Джас, справиться со своими демонами в одиночку! Может Хейл тебе поможет?! 
Каллен невидяще пошел вперед, не понимая, куда идет. Элис поймала его за руку и привела к их столику и настойчиво усадила за него. 
- Я как старшая, должна заботиться о своих нерадивых родичах, - болтала она, пока Эдвард пытался отдышаться, а Свон не шевелилась. 
- Хватит болтать, я старше тебя и я в порядке. 
- Ага, я неуязвимый терминатор и ничего не чувствую, - поддакнул Кай, пытаясь вернуться в прежнюю колею. Из-за отсутствия шоколада, он схватил сок Беллы, пытаясь добиться от неё хоть какой-то реакции.
- О, нет, снова ты об этом… Элис, ты можешь остановить его? Меня до смерти достал твой жених, займи его чем-нибудь, чтобы он не читал мне нотаций. 
- Кай? – Элис удивленно смотрела на него 
- Он врет, - серьезно сообщил Вольтури и украл тарелку с салатом Беллы. 
Эдвард это заметил и про себя подумал, что глупо у нее еще и красть еду. 
- Просто держись от меня подальше. 
Элис попыталась укорить Эдварда, внушая, что нехорошо так говорить, если Кай хочет ему помочь. Самому Каю не нравилось обсуждать это, поэтому он взялся за подругу: 
- Мне надо украсть у тебя поднос, чтобы ты заметила? Проснись, спящая красавица. 
И вот этот момент, они все прекратили говорить, притворяться, валять дурака и посмотрели на Беллу. 
- Я не голодна, наверно это из-за философии. Пойду лучше сразу узнаю наказание. Встретимся позже. 
Неловко зацепив ножку стола, девушка едва не уронила поднос, поэтому с особой тщательностью высвободила ноги и вышла из столовой. Эксперимент провалился, и Кай, Элис и Эдвард это понимали. 
 
*** 
День тянулся бесконечно. Белла хотела только, чтобы уроки кончились, и можно было поехать в больницу. Она не могла сбежать - Коуп пригрозила отчислить ее из выпускного класса, если Свон прогуляет еще хоть один урок. 
После литературы обстановка стала настолько невыносимой, что Белла тихо ускользнула от друзей, желая побыть одной. 
В саду уже было прохладно, октябрь подходил к концу. Свон села под любимый кряжистый дуб, чувствуя, как волосы цепляются за кору, и прикрыла глаза. Почти год назад был осенний бал… 
Словно в другой жизни, когда она умела чувствовать, было столько всего волнительного. Головокружительные открытия, признания, их первые неровные попытки с Эдвардом встречаться, первый поцелуй. Остров. 
Как же все изменилось. Белла решила, что ни за что не попадется на его очередную уловку. Сколько уже раз Белла думала, что он меняется? Эдвард мастер уловок. Он так искусно лжет, что ей никогда не подловить его. А значит, лучше держаться подальше, чтобы потом не чувствовать себя вечно одураченной. Белла только не понимала, зачем он это делает. Не для неё – Эдвард ясно сказал, что больше не любит её. От этой мысли стало тоскливо, плохо, Белла крепче обхватила себя руками. Сейчас ей было очень одиноко. Несмотря на здравый смысл, душа отчаянно признавала его родным, продолжала безнадежно любить, игнорируя все поступки Эдварда. 
«Нет, нет, он выбрал! Свой блестящий искусственный мир, вот пусть там и остается!». Никто не спорил с ней, но Белла горячилась и доказывала кому-то свою правоту. Устав от тяжелых мыслей, девушка подняла голову, бездумно посмотрела в небо. То было хмурым и неприветливо взирало в ответ. 
- Черте что, - буркнула она, поднялась и пошла в школу. 
 
*** 
- Изабелла Свон, просьба пройти в кабинет заместителя директора!!! - надрывалось радио. 
- Что?! Нечестно, я только вошла, - Белла негодующе схватилась за ручку огромной двустворчатой двери, желая от всей души удрать отсюда. – Ну что такое?! 
Ей пришлось идти. По пути позвонила Эл, спрашивая, что она натворила. Свон угрюмо сообщила, что понятия не имеет и уже подходит к дверям рыжей крысы. 
- Изабелла? – уничижительно приподняла брови миссис Коуп, которая, видимо, стояла под дверью и все слышала. 
Белла смутилась, убрала телефон и ослепительно улыбнулась завучу, все же ей было немного стыдно. 
- Да, миссис Коуп? 
Для начала Амелия усадила ее в кресло и даже к её бескрайнему изумлению насильно угостила ее чаем. Пока Белла подозрительно косилась на мутную жижу бордового цвета в фарфоровой чашечке, Коуп огорошила ее: 
- Изабелла, я пригласила Вас, чтобы сообщить: с сегодняшнего дня Вы – президент колледжа. Эдвард Каллен отказался от должности в вашу пользу. 
*** 
«Что он себе позволяет?! Нельзя просто так сгрузить свое подчиненное царство на нее… Это же даже нелепо: он не президент?». Это было чертовски странной и непривычной мыслью. 
Белла злилась, очень злилась на Эдварда и его выходку. Заметив его издалека, уже переодетым в спортивную форму, плюнула на заплетающиеся ноги и ускорилась. В результате свалилась ему в руки разрозненным сердитым комком, едва не поздоровавшись с газоном спортивного поля. 
- Что ты делаешь?! 
- В смысле? Ты чуть не упала, я должен был позволить тебе это? 
- Нет! – закричала она, отталкивая от себя его руки. – Зачем ты отказался от своего поста? Кто тебе сказал, что я хочу быть президентом?! 
- Не хочешь? – Каллен изумленно взъерошил бронзовые волосы, делая ее еще более сердитой. 
- Зачем ты все это делаешь – Лорен, выход в город, заступился за Элис, парковочное место для простых смертных? Чего ты добиваешься?! 
- Белла… - начал Эдвард, серьезно смотря ей в глаза, но потом обернулся на парней из своей команды, слышавших каждое слово. Их лица были непередаваемы – Каллен отдал ей президентство?! – Прошу, давай отойдем немного в сторону. 
Девушка сначала пошла за ним, но зайдя за трибуны, упрямо, как баран, остановилась. 
- Никуда я с тобой не пойду! 
- Ладно, давай поговорим здесь. 
Эдвард надвинулся на независимо скрестившую руки девчонку, чтобы загородить ее от ветра, но она не так поняла и, обороняясь, забилась в угол. Он грустно улыбнулся и решил скорее перейти к делу. 
- Прости меня. Я только начал говорить и уже чувствую, словно не имею права просить твоего прощения. Я столько горя причинил тебе, что меня самого тошнит от себя. Но как кое-кто сказал, я не могу изменить прошлого, как бы ни желал этого. – Голос Эдварда звучал страстно, он действительно хотел этого. – В моих силах только начать все заново. – Белла быстро отшагнула от него, вызывая вымученную усмешку Эдварда. – Нет, я не про нас с тобой, я уже понял, что потерял тебя. 
Белла осмелилась - подняла голову, всматриваясь в его грустные храбрящиеся глаза, и сердце вдруг заныло, ясно откликаясь на его чувства. 
- Я стараюсь больше не врать ни себе, ни кому-то, поэтому я должен сказать, что солгал тебе. – Эдвард сильно заволновался, мучая свои несчастные волосы, потом решился: - Я люблю тебя, Белла. Никогда бы не смог разлюбить. Все, что я говорил, было ложью. От ревности я просто помешался, увидел вас с Каем тогда и больше ни о чем думать не мог, только прокручивал раз за разом эту картинку и сходил с ума. Я ничего не жду от тебя, просто хочу, чтобы ты знала правду. Я люблю тебя и сделаю все, что ты попросишь. 
Белла стояла как громом пораженная. Голова совсем не работала, только снова подбирались слезы, делая ее очень ранимой. Да что такое с ней творится, почему у нее эмоциональность зашкаливает как у беременной женщины? 
- Я больше не причиню тебе вреда, попытаюсь держаться подальше, я же вижу, как тебе неприятно, когда я рядом. – Она едва не открыла рот, чтобы опровергнуть это, но опомнилась, сильнее сжала зубы. – Ты будешь лучшим президентом, чем я, чем кто-либо, ты справедливая и честна, ты любишь помогать людям. Поэтому мне показалось это очевидным. 
Каллен пожал плечами, как ни в чем не бывало, словно говорил очевидные вещи. Белла настороженно посмотрела на него: 
- И как же ты без своего игрушечного царства с подданными? Ты же обожаешь власть. 
- Белла, ты не поняла? Мне это больше не нужно. 
Она едко хотела спросить, а что ему нужно. Посмотрела вверх, наткнулась на его изумрудные выразительные глаза и проглотила свой вопрос. 
 
*** 
- И что ты? – Кай швырнул волейбольный мячик в стену, притворяясь, что они в паре с Беллой отрабатывают подающий удар. 
Элис отказалась быть с ним в паре, отвержено становясь к Эдварду, они играли на другом конце спортивного зала. 
- Я пошла к Коуп и тоже отказалась и от должности президента и вице-президента, уволилась, в общем, - невозмутимо лупанула по мячу Свон и тут же прижала отшибленный палец к губам. – Ууу, блядь! 
У Кая высоко взлетели брови, толи от ее выражения, толи от поступка, он с долей тревоги попробовал ее лоб, а затем по-хорошему посоветовал: 
- Тебе реально нужно отдохнуть, я вижу, что ты на пределе. У тебя весь день глаза слезятся. 
- Неправда! 
- Герда, отрицая очевидное, ты не изменишь это. Похоже, у тебя окончательно сдали нервы, хватит притворяться стойким оловянным солдатиком, в твоем ослабленном состоянии нежелательно так перегружаться. 
- Я не слабая. 
- Кому ты это рассказываешь? – удивился Вольтури. – Я знаю. 
Он протянул ей снизу руку, Белла поколебалась, а затем сильно схватила ее, чувствуя, что еще немного и разревется на потеху всем. Просто столько всего навалилось… И зачем он только это сказал? 
- Эй, солнце, хочешь, я отвлеку их внимание, а ты улизнешь к себе в комнату? – Она, шмыгнув носом, кивнула. 
Кай задорно подмигнул ей и энергично пошел через весь зал. Что-то в его походке показалось ей радостным. Не успела она удивиться, как Вольтури, как ни в чем не бывало, засветил Уитлоку в ухо. Тут же образовалось столпотворение. 
Белла сначала ахнула, а потом вдруг через подступающие слезы широко улыбнулась. Помогла и себе и другу, кажется, тот долго терпел. За Кая она даже не беспокоилась, не сомневаясь в его преобладающей силе. Ее друг просто «кун-фу панда». 
А ей необходимо бежать. 
 
*** 
Иногда Эммет выныривал из темноты, приходил ненадолго в себя и различал расплывающиеся тени вокруг себя, но тут же следовала такая боль, что он предпочитал скатываться за аморфной волной обратно в небытие. 
Когда в очередной раз он открыл веки, мир был странно четким. В голове зрело ожидание приступов боли. Эммет попытался оглядеться и вспомнил, что находится в больнице. У него была vip-палата: никаких соседей и все так стерильно и серьезно. Раньше бы он обязательно пошутил над этим, но теперь просто перевел глаза вверх, ничего не видя. 
Последнее, что Эммет помнил, это быстро надвигающаяся опора моста. Значит, он выжил. 
Тут же пришли воспоминания, почему он больше не хотел жить. Розали. Его теперь уже бывшая девушка, оказавшаяся вовсе не принцессой в беде, а обычной шлюхой. Разочаровываться было горько, ведь он ни на миг не усомнился в ней. Конечно, он не идиот, слышал всякие там шепоты, грязные слухи, но никогда им не верил. Ведь только он знает, какая на самом деле неуверенная в себе и ранимая Роуз. Она всегда бьет первая, потому что однажды ее сильно обидели, и она замкнулась в себе. Перестала доверять кому-либо. Только ему Розали изредка открывалась, становясь нежной и любящей. 
Одно огромное заблуждение. Все оказалось наоборот, Розали была такой, какая есть, только лишь изредка притворялась другим человеком. А он верил. И любил все эти годы, прощал ей ее жестокие поступки, во всем уступал и потакал. 
Она права – он большой наивный идиот, наверняка они с Джаспером от души посмеялись над его глупостью. От мысли о Джасе стало еще хуже. Надо учиться ненавидеть того, кого раньше любил. Эммет сосредоточился, пытаясь снова провалиться в небытие, но ничего не вышло. От досады он дернулся и тут же почувствовал чужое шевеление около своей руки, только осознав, что на нее что-то давит. 
Скосив глаза, непонимающе замер – к его руке прижималась чья-то темноволосая голова. «Кнопка?». На миг в истерзанном сердце потеплело, через боль Эммет приподнял руку и погладил неожиданно жидкие волосы. Маккартни испугался, а девушка пошевелилась и перевернулась во сне к нему лицом. 
Эммет изумился – это была Анжела Вебер. Они часто вместе гуляли в Ла-Пуш с младшими братьями и сестрами, но в школе почти не общались. Розали не одобряла общения с «ботаниками»… 
- Анжела? – его самого удивил сиплый скрежет, вырвавшийся из его горла. 
Девушка сонно заморгала и тут увидела его и засуетилась. 
- Ты очнулся?! Наверно снова обезболивающее прекратило действовать, надо срочно позвать медсестру! Сейчас! Подожди, секунду! – Она говорила быстро и невнятно, вертя головой как беспокойная птица, очки скосились на одну сторону. 
Эммет без слов наблюдал за ней, пытаясь понять, что она тут делает. А у нее радостно светились глаза, она остановилась около его кровати, схватила за ладонь, словно по привычке, затем отдернула руку. 
- Все хорошо, Эм, ты обязательно поправишься. Все будет хорошо. 
Пришла молчаливая медсестра и что-то вколола в трубку, которая тянулась к его вене. Анж снова что-то лепетала про Эдварда и Беллу, которые скоро будут, а он смотрел, как шевелятся ее губы, и проваливался в спасительное небытие. Вот бы они побольше вкалывали ему этого лекарства, чтобы он больше не просыпался. 
 
*** 
Поздним вечером Белла сидела в больнице, думая над своим поступком. Успокоить нервозность не получилось, и она стянула таблетки с тележки медсестры. Она знала, что это успокоительное выписывается только по рецепту врача, но Элис раньше их принимала и не умерла. Теперь Свон сидела спокойная, как удав, и размышляла над источником своей нервозности. 
Анжелу она насильно выпроводила из палаты, Эл и Кай должны сменить ее только через два часа, поэтому времени для размышлений было достаточно. То, что Эдвард еще любит ее стало для неё потрясением, Белла не была готова к этому. Все ее существо тянулось прийти к нему на помощь, но другая часть яростно отказывалась, напоминая, сколько боли приносит любовь к нему. 
- Эй… 
Белла не подпрыгнула от неожиданности, заторможено реагируя на то, что Эммет очнулся. Анж говорила, что он приходил в себя утром. Белла наклонилась, уже привыкнув к «новому» Эммету: 
- Привет, здоровяк, ты как? 
- Отвратительно, все болит. – Его голос был тоже новым - хрипло-сипящим. 
- Позвать сестру? Она вколет тебе новую дозу наркотиков, а потом Чарли увезет тебя в участок. Только оклемаешься немного. – Эммет слегка улыбнулся, оценивая ее попытки, и покачал головой: 
- Не надо, расскажи, сколько дней прошло. Как Эдвард? 
- Четыре дня. Каллен? – Она задумалась. – Нормально, он часто тебя навещает, ну и… волнуется, в общем. Мы все волнуемся. Смотри. 
Белла показала ему рисунок Эмили, где был нарисован здоровый медведь, подписанный «Эммет». Маккартни безразлично рассматривал картинку. Свон пугал его настрой. Про себя они все боялись повторной попытки суицида, необходимо было вернуть Эму хоть пару грамм прежней страстной жажды жизни. 
- Что еще тебе рассказать? 
- Как Розали? 
Белла ушам своим не поверила. 
- Розали?! После всего… Эммет, как ты можешь думать о ней? 
- Так как? 
- Она не показывает нос в школу! Боится, наверно, что Эдвард ее придушит. Или, может, есть хоть капля совести и ей стыдно показываться на глаза! А твой якобы друг наоборот - ходит по школе как король и обвиняет во всем Элис. Еще что-то хочешь знать? 
- Эдвард один? – Эммет так же невыразительно смотрел на нее, ей почувствовалось обвинение. 
- С ним носится Элис. 
- А что тут делала Анжела? 
Белла сбилась, это было не ее право, только сама Анж могла рассказать о своих чувствах. Поэтому она сказала только, что та безвылазно сидела у его постели, безумно переживая за него. Весь разговор Белла боялась, что Эммет дотронется до лица и обнаружит, как оно изменилось. Она хотела бы, чтобы кто-то ещё был рядом в такую минуту. И вот он потянулся к щеке. 
- Стой! – Белла схватила обе его руки, мягко сжимая их. – Я так рада, что ты очнулся! Может, тебе что-то надо? 
- Приведи Розали. Я хочу с ней поговорить. 
Белла выпустила его руки, хотела рассердиться, но из-за таблеток не смогла. Отошла к окну и тут услышала сдавленный возглас, а когда обернулась, Эммет ощупывал лицо. 
- Что с моим лицом? - Его перебинтованные пальцы ощупывали широкий вывернутый шрам. – Я изуродован? 
Даже сквозь таблетки ее охватила беспомощная паника. Белла попыталась успокоить Эммета, но он вдруг так разволновался, что начал вырывать капельницы и трубки. Не зная, как за него взяться, Свон умоляла его не двигаться, чувствуя катастрофу. Когда щелкнула раздвижная дверь, Белла безумно обрадовалась, кто бы это ни пришел! 
- Что тут происходит? – Эдвард не отличался оригинальностью, однако в отличие от нее не впал в беспомощную панику. – Эммет, ляг сейчас же! На тебе живого места нет. 
Маккартни, тяжело дыша, опрокинулся обратно. Каллен тут же нажал кнопку вызова медсестры, а сам придерживал за плечи больного. 
Через минуту Эммет уже обмяк, а медсестра ругала их и вставляла обратно все трубочки. 
- Я не знала… Он понял, что у него с лицом… Я растерялась… - мямлила Белла, чувствуя себя абсолютно никчемной. 
Эдвард не смог удержаться - подошел и обнял её. 
- Не волнуйся. Все хорошо, любой бы растерялся. 
- Но ты же нет, - пискнула она, упиваясь его близостью. 
- Это от страха. 
Они простояли так не меньше минуты, затем смущенно отстранились. Эдвард сказал, что заменит её, а ей следует поехать и отдохнуть. Белла вышла без слов. Невозможно было отрицать, что Эдвард действительно менялся. 
 
*** 
Эдвард проснулся в холодном поту, сел в кровати и оглянулся в пустой комнате. Снова. Это повторялось почти каждую ночь. Другому человеку этот сон не показался бы кошмаром, но не ему. 
Просыпаясь, он давился виной, задыхался от нее, все еще ясно видя яркие, словно на яву, картинки. Сегодня ему снились ангелы, они дали ему шанс, но он был ослеплен гордыней и упустил его. Руки все еще чувствовали потяжелевшие от влаги перья, он сглотнул, вспоминая и пытаясь забыть. 
Откинувшись на спину, Эдвард уже знал, что больше не уснет. Непривычно узкая кровать раздражала, но порог своей бывшей комнаты он не переступит. Когда старая вера умирает, дороги к храмам зарастают и те медленно уходят под землю. Эдвард смотрел в потолок и вспоминал, как по-дурацки они с Уитлоком радовались в первое время. Жить вдвоем казалось так весело, никаких предков. Они с Джасом так хорошо уживались… 
В новой жизни у Эдварда не было друзей. Джаспера он вычеркнул из своей жизни, а Эммет был все еще не в себе – непривычно хмурый, депрессивный и неразговорчивый. 
«Отлично, заеду перед уроками к нему». 
Каллен встал, в тайне радуясь поводу убраться из этой чужой пустой комнаты. Ему отдали последнюю свободную комнату на их этаже. Он бы согласился на любую, даже на обычном этаже, лишь бы никогда больше не возвращаться и не видеть Джаспера. Все его вещи до сих пор нетронуто лежат в старой комнате, не подозревая, что хозяин за ними не придет. Была только лишь одна вещь, слишком дорогая ему, за которой однажды придется вернуться – портрет. Оба рисунка Беллы он хранил пуще всех тайных секретов, домик на дереве был дома, а с портретом просто не смог расстаться, жалко ища в нем подтверждения, что однажды она чувствовала это. 
Неожиданно дверь приоткрылась, Эдвард затаил дыхание, по-детски надеясь, что каким-то чудом… 
- Ты не спишь? – прошептала Элис, засовывая в небольшую щель свой маленький любопытный нос. 
- Нет, встаю. Хочу к Эму съездить. 
- Можно зайти? - Она спросила, но ответа не дождалась, впорхнула в его комнату, любопытно оглядываясь. Эдвард поморщился, он избегал посетителей, и, конечно ее удивление было неминуемо. – О боже, ты тут живешь?! А почему тут так… пусто? 
«Убого ты хотела сказать…». Комната, правда, была очень пустой, стандартный набор явно не дешевой мебели не скрадывал вынужденный аскетизм хозяина. Прошлое его жилье кроме как апартаментами назвать было нельзя: вся обстановка, каждая деталь была сделана на заказ, источала печать роскоши, но теперь все было иначе. Кроме висящей на стуле школьной формы и вещей на столе почти ничего не было.
- Ну, я сейчас не в ладах с Карлайлом. После «моей выходки» с возвращением Лорен, мы с отцом в плохих отношениях. Я больше не подчиняюсь ему, поэтому он заблокировал мой счет. 
- Что? – Элис явно была в шоке. Её голые пятки замерзли, и она села к нему в ноги, накрываясь его одеялом. – Как же ты живешь без денег? Ну… даже еду покупаешь, и все остальное… Не думала, что папа может так сделать. – Ее слова вызвали кривую усмешку брата. 
- Элис, подожди, папочка успеет тебя еще очень удивить. Ты лучше заранее приготовься, чтобы потом не разочаровываться. Просто пока он еще заглаживает вину и боится, что ты передумаешь. Даю время до Нового года. – Эдвард вдруг сбился, вспоминая, какое сегодня число… 
Ровно год назад был осенний бал. 
- Алле, Эдвард ты слушаешь меня? – Он моргнул, возвращаясь в реальность. – Ты совсем как Белла! Вечно вы витаете в своих мыслях. – Ему пришлось побороть порыв развить тему. – Ты согласен? Я могу дать тебе денег, сколько скажешь, все равно это Карлайла, а я знаю, что ты не привык себе ни в чем отказывать. 
- Элис, мне это не нужно. 
Коротышка посмотрела на него обиженно. Эдвард отверг ее помощь, но не её саму. Они так быстро сблизились, почувствовали себя братом и сестрой, при том, что всю жизнь недолюбливали друг друга. Вероятно, сработал какой-то закон крови. Эдвард видел, что Элис уже любит его, ее привязанность была глубокой и искренней, на нее невозможно было не ответить. Он тоже полюбил эту невыносимую великодушную коротышку. Но все же ее деньги не собирался брать. Не из-за гордыни, а по той же причине, что живет в этой комнате, не идет на сделку с отцом, не ищет денег и привилегий. Все это часть одного целого - искупления. 
Кай сказал ему не страдать чувством вины, оставить ошибки прошлому, пока он так не умел. Да и лишние соблазны ему не нужны, слишком тяжело дается новая жизнь, ни минуты без борьбы. 
- Эл, не дуйся, я благодарен, но мне и так неплохо. У меня есть наличка, я не голодаю, так что не волнуйся, хорошо? 
- Нет, не хорошо! – четко произнесла Элис. - Ты мой брат, я обязана о тебе заботиться, и ты не должен так жить! Тут хуже, чем в казарме. 
Как же они похожи – он тоже все думал, что обязан позаботиться о Белле, правда, не замечал, насколько удушливой была его забота и как его любовь перешла в давление. Похоже, это гены: все Каллены – тираны. Этот мелкий представитель их рода тоже не исключение… Эдвард перегнулся и взлохматил волосы сестры, они уже отросли до плеч, впервые такие длинные, возможно это было как-то связанно с Каем. 
- Что, я совсем жалок? – Элис фыркнула и отбила его руку. 
- Даже если захочешь, ты не сможешь выглядеть жалким, просто не умеешь. – Внезапно в ее взгляде проскользнула гордость, смутившая Эдварда. Он поспешил сменить тему: 
- А ты почему так рано встала? Еще шести нет. 
- Белла опять плохо спит, она разбудила меня…- Элис опомнилась и прикусила язык. 
В его голове тут же возникли миллионы вопросов. Зная, что не имеет права, Эдвард все равно отрывисто спросил: 
- Она снова говорит во сне? Что? Кошмары? 
- Ну… Типа того, неважно. – Элис уклонялась, не смотрела ему в глаза, а значит, это касалось его. 
- Мне пора, - чужим голосом произнес Каллен, отстраняясь от сестры. – Поеду в больницу, а ты возвращайся в свою комнату. – «И не важно, насколько я хочу оказаться на твоем месте…». 
За окном начинало светлеть. 
 
*** 
Поездка в больницу вышла удручающей. Эдвард долго стоял потом на улице, смотря на свою машину. Эммета было не узнать, вся его шумная веселость, страстное жизнелюбие испарились. Словно он безвозвратно потерял своего большого искреннего друга, как Джаспера. Они ушли вдвоем, одновременно. Курить хотелось жутко, губы даже подрагивали, но Эдвард не позволил себе этого. Это был бы отрицательный поступок, а он обещал. 
Вся злость на Кая ушла. Вольтури взломал его голову, и Эдвард злился на него за это, но после того разговора Каллен уже не мог оставаться прежним. Слишком много всего накопилось, невозможно было больше жить в мире иллюзий. 
Правда оказалась горькой, но это неожиданно встряхнуло Эдварда, заставило пересмотреть многие взгляды на жизнь. Больше Эдвард не закрывался удобными красивыми картинками. Он, наконец, более-менее точно мог сказать, где черное, а где белое. А Эммет видимо шагнул из полностью белого мира в абсолютно черный. 
Вспомнив про время, Каллен поспешил на уроки, опаздывать нельзя. По пути, он ломал голову над тем, как вытащить Эммета из депрессии. Ботаничка сидела у его кровати сутками напролет и не отрывала влюбленного взгляда, но даже ее любовь не помогала. Эдвард дернулся, жестко обрывая себя – не ботаничка, а Анжела. Нельзя пренебрежительно относиться к людям! Тем более эта девушка заслуживала уважения. 
На урок он все же опоздал, извинился перед Варнером и спешно сел рядом с Элис, тупо смотря на парту перед ней. Это место Беллы. На полированной поверхности против света все еще можно было прочесть «Б.С+Э.К». Никто из них так и не уничтожил эту надпись. 
 
…Белла посмотрела искоса и улыбнулась. Он хитро прикрывал рукой, пока продавливал буквы, знал о ее любопытстве и ухмылялся. Нервное движение головой в нетерпении - и каштановые волосы посыпались, соприкасаясь с партой. Эдвард моргнул, забывая о своем занятии, ожидая перемену… 
 
В настоящем Эдвард увидел непонимающее лицо Элис и стряхнул слишком живое воспоминание, наверно сегодня такое еще будет не раз. Он посмотрел вперед, находя спину около Вольтури. Такие худые плечи, никак не привыкнет… Ему вообще сложно даются перемены. 
Математик тщательно старался, но сегодня Каллен не в силах был сосредоточиться, возможно, поэтому Варнер задержал его после урока. 
- Эдвард, олимпиада в марте, но мы должны готовиться уже сейчас. 
Хотелось закатить глаза, но желание было пресечено на корню. Вместо этого он удвоено вежливо начал вслушиваться в слова учителя, а затем безропотно взял дополнительные задания. Ничего, успеет, меньше поспит, меньше увидит кошмаров. 
 
*** 
- Нет, миссис Коуп, извините, но я не изменю своего решения. Я больше не буду президентом, у вас же есть заместитель. 
- Но она тоже отказалась! – Амелия Коуп готова была рвать на себе волосы. – Мисс Свон вообще ушла из совета! А Розали Хейл не появляется в школе, на кого мне возложить ответственность за пост президента?! 
- Не на Розали Хейл уж точно! 
Завуч выловила его прямо перед уроком. Эдвард держался за ручку двери, так и хотелось забыть про хороший тон и прервать этот бессмысленный разговор. Неожиданно из-за спины Коуп вышла Белла, ее лицо было очень напряженным. 
- Просто сделай уже это! Вернись. Все знают, что ты президент. 
Он оскорбился, почувствовал, как все внутри кипит от несправедливости – это не было шуткой или уловкой. Все по-настоящему. Даже если ей легче обвинять его. 
- Я не президент, я считаю, что ты справишься лучше. 
- Нет. – Белла снова выглядела так, как перед боем – кулаки сжаты, плечи приподняты, словно заранее, чтобы не сказал, она готовилась кричать «нет». Однако потом она его удивила, заговорила быстро и сбивчиво: - Не знаю, что ты пытаешься доказать… я все равно не поверю. Поэтому лучше возвращайся, - Это уже выслушивали ее кеды. – Так надо. Все знают, что у этой школы может быть только один президент… 
- Да! – воскликнула Коуп, совершенно не вовремя, и начала давить на его незаменимость. А он просто хотел, чтобы сбивчивый невнятный голос Беллы звучал, хотел узнать продолжение, - …только вы сможете справиться… столько работы… все на меня… 
Амелия что-то говорила, а Эдвард смотрел на опущенную голову Беллы. Она не уходила, стояла как в трансе, разглядывая шнурки. Не было никакой воинственности. 
- Ты хочешь, чтобы я вернулся? – Она яростно вскинула голову, тут же выбрасывая иголки. – Нет, стой! Я про президентство! 
- Если ни Вы, ни мисс Свон не возьмете на себя этот почетный пост, то тогда его займет Джаспер Уитлок. Его отец делает щедрые вкла… 
- Нет! – кровь бросилась ему в голову, Эдвард забыл обо всем на свете. Что угодно, но этого он не допустит. Только не этот… 
- Тогда Вы, мистер Каллен должны вернуться! 
Эдвард смотрел только на Беллу, ее приоткрытые губы сомкнулись, она мучительно разрывалась некоторое время, а потом коротко кивнула, пытаясь тут же ускользнуть в класс. Коуп готова была на нее молиться, а он поспешил: 
- Я вернусь, только если ты вернешься. 
- Вот значит как? Снова ультиматумы? Я им говорила! Я тебя лучше знаю, чем они. Ты ни капли не изменился! 
Белла разгневанно метнулась в класс, а на Коуп было жалко смотреть. 
- Так что? У нас накопилось действительно множество дел, Эдвард. Вы должны вернуться. 
- Как я сказал, только вместе с прежним заместителем. – Он вежливо улыбнулся и вошел в класс. 
Это не было шантажом, скорее страховкой, себе он не доверял, а Белла не даст ему поступить нечестно. 
Через два часа на его старом кабинете вновь появилась золотая табличка с его именем. 
 
*** 
С походом в столовую Каллен затягивал, как мог. Но если не пойдет, Эл еще чего доброго подумает, что это от безденежной смерти, поэтому ему пришлось идти. По пути Эдвард гнал мысли о том, что это уловка, чтобы увидеть Беллу. Было очень сложно оставить её в покое, приходилось изнурительно бороться с собой и загружать себя кучей дел. 
Вот и в этот раз, чтобы не думать, Каллен начал снова искать выход из ситуации с Эмметом, но тут заметил Лорен. Она стояла в стороне с темноволосой смуглой одноклассницей. Её имя он не помнил, поэтому поздоровался с Мэллори и улыбнулся этой девочке, таким образом извиняясь за свое более раннее пренебрежение. 
- Доброе утро, Лорен. Как ты? Я надеюсь, никто не досаждает тебе с… той историей, - скомкано закончил Эдвард, помня, как болезненно реагирует Лорен на малейшее упоминание о пленке. – Мне жаль, но я пока не нашел того, кто распространил ее по школе. 
Он хотел только помочь, выразить участие, но девушка неожиданно напустилась на него: 
- Каллен, да что тебе надо?! Я уже сказала Белле, как ты мне помог! Я не виновата, что это не помогло, я старалась, как могла! Оставьте меня в покое! 
- Лорен, ты не поняла, - Каллен взволнованно выпрямился. Раньше бы он жестко пресек ее истерику, чтобы никто не заметил, увел бы в сторону и развлекся, пригрозив ей обнародованием пленку, но теперь его реально волновало, что девчонка стала ненормально психологически возбудима. Их идиотские жестокие игры сломали ее психику. – Я не просил тебя что-то говорить Белле. Я действительно хочу помочь тебе, только не знаю чем. Если я найду того, кто распространил эту грязь по школе… 
- Кто?! Да это же твоя лучшая подружка! Она мне сама позвонила - злорадствовала, говорила, что все считают меня шлюхой! – Лорен кричала, не контролируя себя, ее подруга попыталась ее успокоить. 
- Моя подружка? - Каллен не понимал, о ком Лорен. Не Элис же это сделала, а больше у него друзей сейчас не было, вообще. 
- Хейл! Ненавижу ее… - Народ уже собирался, слыша повышенные голоса. Эдвард шагнул вперед и взял руку Мэллори, крепко, но не сильно сжал ее. 
- Ло, тише, прошу тебя. Ты их только порадуешь, тебе этого не забудут, поверь. – Она недоверчиво посмотрела на него своими бесцветными серыми глазами. – Я знаю, что причинил тебе много вреда, но я клянусь, что не знал, то это сделала Хейл. И она мне не подружка, ни она, ни Уитлок. Если ты готова, мы обнародуем запись на совете, и я вынесу предложение их отчислить. Их обоих. 
Эдвард убеждал себя, что это объективное решение президента, что его задача быть справедливым и защищать интересы школьников. Джаспер практически против воли заставил ее, а Хейл распространила видео по школе. Но в этом было слишком много личного… И так в его старом стиле… Эдвард практически обрадовался, когда она отказалась от его предложения. Непонятно, как бы он стал добиваться отчисления Джаспера. 
Неизвестно поверила ли ему Лорен, она была не обязана, но идя в столовую, Каллен подловил себя на том, что продолжает ей обещать что-то мысленно. Покачав головой, он толкнул дверь, входя внутрь. 
Стол элиты теперь пустовал, чудовищным зияющей дырой торчал посреди зала. Словно могила друга, от которой отворачиваешься. 
- Эдвард! 
«Нет, Элис, не надо». Мысленные заклинания не помогли, ему не дали сесть за отдельный столик. Спустя пару минут он сидел напротив Беллы, как идиот смотрел на нее, даже не в силах скрыть. Просто ровно год назад… 
Я с тобой. 
И весь его мир вдребезги. Проговорив мысленно эту фразу, от которой его язык уже стерся об небо, Эдвард забыл, где он и что он, проваливаясь снова в воспоминания. Как можно так мечтать об этой девушке? Иногда его привязанность казалась не совсем здоровой. 
- Белла, почему ты так мало взяла? - Элис требовала отчета. Свон ответила, не поднимая головы: - Я не голодна 
Элис и Кай весь завтрак пытались сгладить обстановку, разговаривали с ними по очереди, вытягивая односложные ответы. В другой день это бы сработало. Но не сегодня, не в годовщину того дня. Забив на попытки, парочка увлеклась друг другом, оставляя их тонуть в своем молчании. Коротышка пересела на колени Вольтури, у того сразу изменилось лицо, засветилось внутренним светом. 
Неизвестно сколько Эдвард в упор пялился на Свон, и сколько она чувствовала это, но в один момент Кай и Элис просто ушли, оставив их вдвоем. Опомнившись и заметив это, Эдвард заволновался, посмотрел на часы и встал: 
- Опаздываем на химию. – Белла неаккуратно встала и запнулась о ножку соседнего стула, он дернулся, но во время убрал руки. Она справилась сама. 
Идти молча было неуютно, даже при том, что он, не глядя, мог в точности до сантиметра сказать, где она находится. Проходя мимо затемненного участка, он все же не выдержал: 
- Ты помнишь, сегодня… 
- Помню!- Белла оборвала его, не давая закончить. Конечно, она помнила. 
Перед кабинетом Эдвард остановился, загораживая ей дорогу, всего на секунду, поймал ее настороженный замученный бессонницей взгляд. 
- Знаешь, чтобы я отдал, чтобы услышать всего одну фразу? 

Потом он резко распахнул дверь, пропуская девушку перед собой.  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)