8 января 2016 Просмотров: 442 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть III. Глава 1. Часть 3

Глава 1. Лето. Часть 3. Сердце Беллы
 
 
*** 
Солнце слепило глаза, был жаркий полдень. Элис стояла перед летним домой на озере, и ее сердце билось очень быстро. Волнуясь до головокружения, она вошла в тихий дом. Тот словно вымер – ни звука. Сжав зубы, Элис толкнула дверь их детской и застыла. Пусто. 
Странно… Наморщив лоб, коротышка пошла дальше к комнате Чарли, приоткрыла дверь и застыла. 
Белла. 
Боже, прошло два месяца, а казалось, пятьдесят лет. Свон лежала на животе, и её лица не было видно, но обнаженная спина развеяла страхи Элис. Она очень боялась увидеть Беллу, ее тело. В каком состоянии сейчас ее здоровье, вдруг по ее вине Свон стала еще более истощенной? 
Но Белла выглядела даже более здоровой, чем в мае. 
- Хватит пялиться, я же чувствую. Иди уже сюда. 
Пульс забился как бешенный – она волнуется перед встречей с Беллой, не маразм ли? Как та узнала об ее присутствии? Белла говорит спокойно, даже с теплой окраской, она готова ее простить? Элис на ватных ногах сделала первый шаг, горячо молясь, чтобы Белла смогла найти прощение для неё. 
Тут дверь ванной открылась, и вышел Кай, мокрый, в полотенце, с потемневшими от воды волосами. Сердце Элис тоскливо сжалось. 
Лежа тогда в темноте, она поняла, что не любит Джаспера, но даже это не стало самым сильным болезненным открытием. Элис поняла, что всё это время по-настоящему она любила Кая. И сама оттолкнула его, потеряла. Смотреть сейчас на него было невыносимо. 
Он с улыбкой пошел к кровати, а потом что-то почувствовал, быстро повернулся и окаменел. 
- Элис? 
Белла дернула простынь, вскочила, садясь в кровати, впиваясь в нее черными матовыми зрачками. 
- Элис! 
Элис не могла сдвинуться с места, Белла зажимала рот ладонью, не веря своим глазам. Они все трое молчали. А Элис вдруг заметила кое-что, поняла… 
Белла подумала, что это был Вольтури, он вышел из душа, они оба были мало одеты, между ними в воздухе витало что-то неуловимое. 
- О боже, - теперь она зажимала рот, почувствовала себя лишней на этом празднике жизни. Израненные ею, они нашли свое утешение друг в друге, имела ли она право их винить? Нет. Никакого права. 
- Элли… - Свон протянула к ней руку. Элис машинально отметила, что у Беллы дрожат пальцы. 
Но внезапно Свон оборвала себя, встала, надела халат и сжала руки на груди. Не простила… 
- Что ты тут делаешь? 
Вольтури стоял застывшей статуей, Элис виском чувствовала его взгляд, но повернуться не смогла, сыграло малодушие. 
- У тебя сегодня день рождения… - жалко промямлила она, чувствуя себя никчемной. 
- А ты - подарок? – резко спросила Белла, потом без перехода продолжила: - Уитлок ждет снаружи? 
Кай вздрогнул, заметив это боковым зрением, Элис съежилась. Её голос звучал тонко: 
- Нет. Я одна. – «Во всех смыслах». 
- Так зачем ты тут? 
Элис подумала про свой чемодан, лежащий в багажнике – какая же она глупая, прилетела сюда, надеялась, что Кай и Белла так просто простят ее, и остаток лета они проведут вместе. Снова втроем. Как раньше. Только вот они теперь вдвоем, а она им не нужна. 
Набравшись мужества, Элис все же сказала то, зачем приехала: 
- Я хотела попросить прощения. Я поступила ужасно, бросила вас, сделала больно. 
- Предала! Ради Уитлока. 
У Элис лопнули нервы, глаза заволокло слезами. Дрожа, она сорвалась на оправдания: 
- Нет, Белла, я не хотела, правда… Я не понимала, что делаю, как тебе будет больно. Я бы все равно вернулась! 
- Элис, тебе не пять лет, ты должна понимать, что делаешь, и как это отразится на других. И ты сделала больно не только мне. 
- Герда, - голос Кая был таким тусклым. – Не надо. 
- Конечно! Знаешь, Эл, этот отверженный дурачок не винит тебя ни в чем, правда, здорово? – Брендон похолодела. – Он готов молиться на тебя и отпустить тебе все грехи. Так что можешь еще его помучить, он будет терпеть. 
Свон сердилась – непонятно на нее или Кая, но Элис чувствовала себя ничтожеством. 
- Ладно, если когда-нибудь сможете, простите меня. Надеюсь, у вас все получится. Я искренне желаю этого, честно. С-днем-рождения-Белла, пока! 
Элис вылетела из дома, как можно быстрее открыла жучок и завела мотор. Потом поплачет – главное, как можно скорее убраться отсюда. 
*** 
В десять они с Элис впервые праздновали день рождения вместе, в одиннадцать – Чарли отвез их в Диснейленд, в двенадцать – Рене пригласила весь ее класс домой, а Белла сидела на улице до темноты, пока Брендон с папой не появились на подъездной дорожке. В тринадцать - они почти не праздновали – только что ушел Ричард, и день рождение был ей не в радость, ее маленькая подруга была несчастна. В пятнадцать - был самый лучший: втроем с Джейком они закатили такой пир у Блэков, что вся резервация до сих пор помнит их салют, который оказался на самом деле взрыв-пакетом. Их наказали, но вид мистера Эмбри, убегающего со спущенными штанами от взорвавшегося унитаза, был неподражаем. Шестнадцатилетие Беллы они отмечали у Селесты, в семнадцать - Элис вырвалась всего на один день, прилетела даже без ночевки, только бы увидеть ее. А через месяц Белла сама переехала в Форкс. 
Свое восемнадцатилетие Белла встречала в домике у озера, и Элис снова показалась. 
- Зачем ты так с ней? – Кай ходил из угла в угол, подавленный, смятенный. – Ты же видела, как она расстроена. 
Белла сидела на табуретке с ногами, кусала кончик пряди и смотрела на него исподлобья. 
- Ага, а еще я видела, как ты разбиваешь свой любимый пикап и задыхаешься от отчаяния. 
- Со мной все нормально. Ты не должна была так с ней, она приехала к тебе, на твой день рождения. А ты ее оттолкнула. 
У Беллы свело живот, впервые за месяц ее затошнило, а она думала, что это не вернется… 
- А что мне надо было сделать? – закричала Белла. – Кинуться ей на шею, сказать, как люблю, скучала, что не могу без нее и все простить? 
- По крайней мере, это была бы правда. 
- Я не могу, Кай. Пока не могу. 
Вольтури остановился, рассеяно посмотрел на нее и присел рядом на корточки. 
- Эй, ты чего, маленькая? Не плачь, у тебя же сегодня День рождения… - Как подтверждение разнесся громкий звонок, Белла встала, растирая глаза. 
- Я не плачу. Пойду, отвечу, наверно папа 
Кай остался один, сел на ее место, задумался. А что чувствует он сам? Потерянность, смятение, сердце до сих пор колотилось, как сумасшедшее. Стоило ему только увидеть её, все мечты разом ожили вновь, в груди растрескалась старая рана. Его любовь к Элис не стала меньше ни на грамм, оставшись безусловной единицей, измеряющей его существование. Может быть, его чувства не так важны, но его Герда - ей было так больно, когда Брендон уехала. А он решил защищать Герду от всего. Получался конфликт интересов – его и Свон. Стоит ли ему засунуть свои чувства подальше и сосредоточиться исключительно на Белле? 
Только он знал, насколько Белла любит Элис. Она сама не выживет без своей подружки. Самым лучшим было бы их помирить, но Кай боялся, что Элис может снова ошибиться. Свон вернулась и села на соседний стул. 
- Это Чарли, он передает тебе привет, - она была рассеянной. 
- Что ты собираешься делать? С Элис? 
- Я же сказала: не знаю! Мы можем не говорить об этом?! – Белла резко встала, собираясь уйти от него. Кай ловко схватил её за руку, развернул и поцеловал. 
Это всегда успокаивало. Их дружба была странной, возможно, для кого-то противоестественной, но они купались в ней. На его коленях Белла быстро успокаивалась. 
- Это сложно объяснить, представь – я всю жизнь жила с мыслью, что она мне как родная, что так всегда и будет и что наше доверие и дружба абсолютны. Я просто поверить не могла, осмыслить, когда она бросила меня там и пошла к Уитлоку. Я вообще тогда не знала, во что верить, поэтому вцепилась клещами, пытаясь вытащить тебя, а на самом деле и себя. 
Вольтури не перебивал, он мог слушать ее часами. 
- Я знала, что это ошибка, и рано или поздно она поймет это. Вот, похоже, это произошло, и она вернулась. Наверняка ей тяжело, плохо, нужна моя помощь. А что я? Ты меня спрашиваешь и собираешься, кажется, поступить так же. А я не знаю! После Эдварда мне иногда кажется, что я разучилась прощать. Что мне делать, Кай? 
- Слушай себя, свое сердце, и ты легко это поймешь, - он говорил тихо, но уверено. 
- А ты, значит, уже знаешь, да? 
- Да. 
- Что оно мне скажет? – с вызовом спросила Белла. 
- Не злись. Ты любишь ее и простишь, вы нужны друг другу. Ошибается каждый, и вовсе ты не разучилась прощать. Боишься новой боли – да, но ты уже простила ее и продолжаешь прощать всех подряд, такова твоя суть. 
- Я идиотка? 
- Нет, у тебя золотое сердце. Это даже удивительно. 
- Ага, так же как и твое умение заливать уши. Пошли есть торт, мозгоправ! 
День рождения хоть и был омрачен, прошел вполне сносно. Вольтури подарил ей супер новый телефон, с кучей функций, который Белла откровенно побаивалась. Она спрятала блестящую полированную вещичку на дно чемодана, и дни снова потекли не спеша. Солнце палило и плавило их срок. Они еще не раз обсуждали эту тему, Вольтури настаивал, чтобы она не мучилась и позвонила Брендон. Белла доверилась ему и сделала это. 
Они поговорили недолго, Белла сказала, что прощает ее и неуверенно предположила, что все будет как прежде. Элис надолго замолчала, а потом скомкано поблагодарила. Они обе не находили слов, воцарилась неловкая пауза. Потом Свон попрощалась. 
Весь день Белла промаялась из-за этого искусственного разговора. А ночью она уползла из-под руки Кая и снова позвонила Элис, сама. Расплакалась, всхлипывая в трубку, слыша то же в ответ. Они взахлеб проговорили до утра. Элис согласилась на недельную стажировку, которую предлагала Оливия, и сейчас была в Вашингтоне. Они говорили обо всем на свете, сбиваясь, вслушиваясь в голоса, восстанавливая старые связи. Обходили невольно только две темы: Кай и Джаспер. 
До возвращения в Форкс оставалось четыре дня, но теперь Белла мысленно приближала их с космической скоростью. 
Двадцать пятого августа они с Каем загрузили сумки, последний раз посмотрели на дом у озера – свой маленький летний приют и сели в машину. 
Лето кончалось, впереди их ждал новый учебный год, старые проблемы, люди, встречи, неизвестные события, школа со своими интригами, радостями и горестями. Впереди их ждал Форкс!  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)