8 января 2016 Просмотров: 522 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 7

Глава 7. Снова целые 
(Бета - Yulka) 
(PG-15)
 
 
*** 
Будильник пискнул, и Белла тут же отключила его. Впервые в жизни она так быстро, без раскачки, проснулась. Ее переполняла пьянящая радость, девушка делала все максимально быстро – умылась, попыталась причесаться, плюнула на эту затею, чтобы не портить чудесное настроение, наскоро съела пару воздушных пончиков, запила их молоком, схватила рюкзачок, накрутила вокруг шеи шарф и со всех ног побежала к остановке. Первый автобус до города должен был вот-вот подойти. 
В аэропорту на нее нашла хандра - на месте было невозможно устоять, время тянулось как расплавленный сыр. Прошла минута, через пару веков еще три, это было просто невыносимо. Белла ходила из угла в угол и умирала от нетерпения. Ещё немного и она увидит Эдварда. 
- Не может быть, - вслух сказала она и широко улыбнулась, нехило напугав этим бездомного. Он подобрал картонку и отошел от нее подальше. 
Свон смутилась, однако ненадолго, хотелось выскочить в центр зала, громко-громко закричать, вскинуть руки высоко вверх и выплеснуть переполнявшие эмоции. Девушка тихонько захихикала, представив, как бы это смотрелось со стороны. Через три минуты ее настроение кардинально поменялось: она сердилась, что стрелки вздумали издеваться над ней и сдвинулись всего на три деления. Свон пнула стенку, вкладывая в нее свое глухое раздражение. 
Через минуту ее настроение снова изменилось, теперь ее переполняла любовь к Эдварду, за то, что он так быстро и без колебаний решился прилететь на другой конец страны, за то, что ему-то, как тяжело давалась разлука, но он терпел, за то, что он просто существует. 
А потом вдруг, ни с того, ни с сего, на нее напало отчаяние. Эдвард не приедет, этого просто не может быть. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Она не увидит его. 
Чувствуя необычное поглощающее горе, Белла перестала суетиться, смотреть на табло, надеяться, даже дышать. Сложила ладони вместе, как в молитве, и поднесла их к зажмуренным глазам. Ну, вот и все… Девушка болезненно съежилась, закрываясь от правды. 
В какой-то момент ей показалось, что ее позвали, выплыв из глубокой темноты, ни на что не надеясь, она подняла глаза и обомлела. 
Эдвард. 
Как живой, такой реальный. Ни одна ее фантазия не могла дать такого живого и детального изображения. Замер, всего в десяти шагах от нее. В одном штате, в одном городе, на самом деле. Не верится. Белла прикусила губу, просто смотря на него, в глазах поплыло. Каллен тоже как-то парализовано не двигался, на его лице было написано потрясение. 
Она сделала первый неуверенный шаг и споткнулась, замерла, потом снова пошла вперед, Каллен тоже начал двигаться, размашисто шагая к ней, его плечи были сведены. Дальше Белла уже летела, не чувствуя ног. Три секунды и она врезается в него, задыхаясь от переполняющих эмоций. Все-таки прилетел. 
 
Пассажиры ранних рейсов могли наблюдать красивую картинку. Вышедший из толпы прилетевших молодой парень, очень привлекательной внешности, начал в поисках кого-то оглядываться. Его взгляд остановился на невысокой девушке, которая то ли плакала, то ли молилась, но ее лицо выглядело застывшим и очень расстроенным. Его губы беззвучно зашевелились, он остановился, не сводя глаз с девчонки, та, видимо, почувствовала неприличные разглядывания и посмотрела на него. Как только это произошло, стало ясно, что они знакомы. Любопытные прохожие приостанавливались, ожидая развязки. 
Девушка побежала к нему со всех ног. Похоже, эти двое встретились после очень долгой разлуки, их лица светились. У наблюдателей проснулось что-то давно забытое, захотелось позвонить своей первой любви и просто спросить: «Как дела?». Парочка, не замечая никого вокруг, целовалась. Девушка гладила его лицо, словно искала изменения, недоверчиво и трепетно. Парень что-то быстро спрашивал, ему приходилось нагибаться, чтобы она могла дотянуться до него. Красавец взял в ладони ее лицо и еще раз глубоко поцеловал. 
Люди опомнившись, шли дальше, но то и дело невольно оборачивались, чтобы еще хоть глазком взглянуть на эту пару. 
 
Белла оторвалась, пытаясь вдохнуть, но Эдвард убрал одну руку с ее подбородка и вплел в волосы, настойчиво надавливая на затылок, не давая ей отстраниться. Его поцелуи были головокружительными. Забывались даже основные инстинкты, она не отрывалась, пока не почувствовала, что в глазах чернеет, что легкие вот-вот разорвутся в клочья. 
Белла пыталась так же сильно обвить его руками, но те были слабыми и безвольными. Вся кровь прилила к голове. Белла чувствовала себя ослабевшей от счастья. Возможно, именно так улетают в небо, полуослепшими, растворенными в воздухе, без привязок к земле. Они никак не могли остановиться, разомкнуть губы. 
- Ты все-таки прилетел, - через силу пролепетала она. Каллен улыбнулся, легко, с искорками смеха в зеленых глазах. 
- А куда бы я делся? – Он быстро поцеловал ее в лоб, затем, не удерживаясь в щеку, висок, веки. – Ну, куда бы я от тебя смог деться?! Невозможно. 
Свон положила расслабленную ладонь на его затылок, вытягиваясь в струнку, а затем сжала волосы в кулаке, прищуриваясь на него одним глазом: 
- Каллен, хватит уже болтать, поцелуй меня! 
Возмущенный и обрадованный, он хотел что-то ответить, но только выполнил ее требование. 
- Черт, Белла, ужасно скучал. 
*** 
Перед входной дверью они обменялись тяжелыми взглядами и сглотнули - сейчас будет жарко. Однако дом был полон тишины, Эл и Кай еще спали, а бабушка, видимо, куда-то вышла. 
- Не буди лихо, пока оно тихо, - нервно хихикнула Белла, на носочках проскальзывая в кухню. – Пусть поспят, пока можно. Свою порцию криков мы еще получить успеем. Чем позже они узнают, тем лучше. 
Свон принялась хлопотать, заваривая чай и отмечая, что лицо Каллена стало задумчивым. Она молчала, давая ему собраться и все-таки высказать то, что у него на уме, эта политика не подвела. 
- Белла, - со странной интонацией начал он. – Ты же понимаешь, что рано или поздно тебе придется познакомить меня со своими родителями? – Она невразумительно промычала, думая в глубине души, что это вовсе не обязательно, пусть Эдвард поживет еще немного. А то знакомство с Чарли и его двустволкой может закончиться печально. Парень настойчиво продолжал: – Это и так уже создало много проблем, я не хочу повторения. 
- Ну да, ты прав, но все-таки… НЕТ! – выпалила девушка, отчетливо представляя двустволку, железная, длинная. 
- Но почему? – Лицо Каллена застыло. – Дело во мне? Я не подхожу на роль твоего парня? Или ты не планируешь быть со мной долго и собираешься оставить меня? 
Так вот чего он боится? Белла недоуменно покачала головой - оставить его это что-то из области фантастики, неужели он не понимает? Они впервые хоть и окольно задели вопрос будущего. Она вдруг ухмыльнулась: подумать только – ветреный Эдвард Каллен сидит сейчас в ее кухне и серьезно говорит про их будущее, настаивает на правилах приличия и хочет познакомиться с ее родителями. С ума сойти! 
- Это кажется тебе смешным? – прохладно спросил Эдвард, видя ее ухмылку, Белла одернула себя: - Нет, извини. Так, мысль одна залетела. И не говори ерунду: я не собираюсь от тебя уходить и уж тем более не стесняюсь тебя! 
- Тогда почему так боишься и оттягиваешь наше знакомство? 
- Боже, Эдвард! Никогда не думала, что ты будешь так заморачиваться по этому поводу! Раньше же тебя это никогда не волновало! 
- Это было другое, - уперся он. – Ты не ответила на вопрос. 
- Ну, ты и зануда. 
- Я не зануда, я просто не хочу переживать такое еще раз! Черт, и да, я хочу официально быть представленным, как твой парень, хочу узнать тех, с кем ты постоянно общаешься, хочу, чтоб все знали, что ты со мной. Хоть передать эту новость по национальному телевидению. Возможно, это потому, что я до сих пор сам в это не верю или еще из-за какой-то психологической фигни, и Фрейд бы здесь разошелся, но я хочу этого! Впервые в жизни я хочу всех этих официально заведенных правил, над которыми раньше смеялся и считал их нелепыми. Рад, если тебе это кажется смешным! 
Смешно ей вовсе не было, она смотрела на взведенного парня и чувствовала, что он впервые в жизни так серьезен. Он пытается, и она должна ему в этом помочь, а не сбивать. Белла бросила полотенце и присела рядом с ним на широкую деревянную лавку. 
- Ээм… Эдвард? Дело в том, что мне немного страшно. У меня никогда не было парня, и я никогда никого не знакомила с родителями… 
- Я тоже! – недовольно перебил ее Каллен. – Поверь, Эсми и Карлайл до сих пор в шоке. Да я и сам иногда дурею от того, насколько все серьезно. 
- Но дело даже не в этом, я бы перетерпела эту неловкую пытку, настойчивые восторги мамы и ее смущающие нетактичные расспросы, все дело в том, что я боюсь, как они отреагируют именно на тебя… 
- Из-за того, что я Каллен? – хмуро спросил он. 
- Да… Мне все равно, какая у тебя фамилия и отец, но мои родители очень предубеждены на этот счет. Даже Рене как ни странно. – Свон набрала воздуха и, наконец, выпалила: - И Чарли! Я боюсь, он тебя застрелит, как только узнает! 
Эдвард засмеялся от ее перекошенной гримасы, Белла совсем не видела тут ничего смешного и стукнула его локтем. 
- Так ты не собираешься меня бросать? – с облегчением уточнил он. 
- Да нет же, деревянная твоя голова! – пораженно воскликнула Белла. 
- Ну, тогда все отлично, отныне я буду вести себя тихо, и шерифу будет не к чему придраться. Ему придется смириться, потому что от дочки его я не отстану. - Каллен хитро прищурился и вдруг уронил ее спиной себе колени. Белла попыталась выпрямиться, но Эдвард наклонился и поцеловал ее. Сопротивляться как-то сразу расхотелось, она запустила пальцы в его волосы. 
- ИЗАБЕЛЛА! 
Белла резко дернулась и ударилась коленями о крышку стояла, с ужасом выпрямилась и увидела застывшую бабушку в дверях, как она так тихо передвигается?! У нее начиналась паника. 
- ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?! КТО ЭТО ТАКОЙ? 
- Тихо, бабуль, - подскочила с места Белла, размахивая руками, как заклинатель змей. Да уж, они нашли отличный способ преподнести новость! Эдвард смущенно почесывал шею. – Я сейчас все объясню. 
- Что тут объяснять? Твой парень спит в сладком неведении в соседней комнате, а ты целуешь какого-то незнакомца! 
- ЧТО?! – тут уже не выдержал Эдвард, шокировано поворачиваясь к ней. 
Послышался топот четырех ног и к разворачивающейся трагедии присоединились Кай и Элис, Селеста тут же сменила политику и с силой зажала ее подмышкой, улыбаясь Вольтури. 
- Кай, милый, ты уже проснулся?! А моя внучка как раз объясняла, что к нам зашел ее старинный друг. Давай, Белла, объясняй! 
- ЭДВАРД?! – закричала Элис, тараща на него глаза. – Что ты тут делаешь?! 
Белла сжала гудящую голову и подумала, что это утро переполнено криками. Кай и Элис были изумлены его приездом и переводили взгляды, пытаясь понять, что происходит, и как он тут оказался. Бела решила прекратить этот спектакль. 
- Все, тихо всем, давайте все сядем за стол и я все объясню!!! 
Похоже, у всех в этой комнате имелись к ней претензии, даже у Каллена, который с нездоровым интересом смотрел на Вольтури и скрипел зубами. Все сели за круглый стол и посмотрели на нее. Белла, сглотнула и скрестила пальцы. 
«Ладно, давай, это еще самые понимающие, так что вперед!» 
- Бабуль, - решила начать она с Селесты. – Извини меня, я перед тобой очень виновата, дело в том, что я сказала тебе неправду… Эмм… Я не встречаюсь с Каем, он только мой друг… 
- Слава богу, - не удержавшись, воскликнула Селеста и даже перекрестилась. Белла, Кай и Элис недоуменно посмотрели на нее. Вольтури смущенно приподнял брови. Увидев это, бабушка поспешила его успокоить: - Кай, милый, не подумай ничего плохого, ты мне очень нравишься, и я была бы счастлива видеть тебя рядом с моей внучкой, - она отчего-то посмотрела на Элис, коротышка и ее друг смутились. – Но я не видела между вами с Беллой каких-то сильных чувств и переживала по этому поводу. А теперь ты свободный и карты тебе в руки, - женщина заговорщицки подмигнула ему. Элис раздраженно нахмурилась, показывая, что разгадала ее, но Селеста сурово развернулась к Белле, и та ойкнула. – А теперь к вам, юная леди! Это, я так понимаю, твой настоящий жених? Я требую объяснений: ты раньше никогда не врала. 
Свон покраснела до корней волос, Эдвард под столом ободряюще сжал ее руку. 
- Извините, миссис Джонс, - он решил взять огонь на себя. – Думаю, дело во мне, видите ли, Белла не хотела расстраивать вас. Дело в том, что моя фамилия… - Парень усмехнулся из-за не свойственной ему нерешительности и вдруг, протянув руку, представился: - Эдвард Каллен, как вы и сказали – жених Беллы. 
Он произнес это с удовольствием, Свон хотелось спрятаться под стол, Элис хихикала, а Селеста, выпрямилась, ошеломленно вглядываясь в его лицо. 
- А я-то думаю, откуда мне знакомо твое лицо! Ты очень похож на Карла. 
- Карла?! – не удержался Эдвард, не веря ушам, мало кто так называл его отца, единицы. 
Белла внезапно обратила внимание на Кая, у него было странное выражение лица. Он смотрел на Каллена так, словно видел его впервые или по-новому и пытался это осознать. 
- Принцесса, так ты молчала из опасений, что мы не одобрим твой выбор? 
- Нет, - заспорила Белла, боясь задеть Эдварда. – Только из-за мамы, я же знаю, как она относится к семье Эдварда. Если бы ее не было тогда в палате, я бы рассказала тебе все, как есть. 
- Ну, можешь не переживать, - вдруг усмехнулась Селеста и одобрительно посмотрела на парочку, крепко сжимающую руки под столом. – Твой молодой человек кажется мне вполне достойным и, похоже… решительным. – Бабушка приподняла брови, намекая на внезапный приезд. – А предубеждения Чарли и особенно глупую мстительность Рене я не разделяю. 
- Мстительность? – недоумевая, спросила Белла. 
- Ну конечно, неужели вы не знали, что ваши родители в молодости встречались? – Вся четверка шокировано переглянулась, и Селеста поняла, что для них это новость. – Оу, так вы действительно не знали? Неужели в Форксе больше не говорят об этом? Насколько я помню, чумой Форкса всегда были сплетни… А ну тогда, ладно, забыли! - всплеснула руками она и вспорхнула хлопотать о чае, сейчас ее сходство с внучкой поражало - Эл тоже, когда облажается, начинает порхать как колибри. 
- Вот уж нет, - нехорошо произнесла Белла. – Никаких забыли, рассказывай! Я поверить в это не могу! Мама всегда преподносила мне сюрпризы, но это уже слишком! – Девушка не смотрела на Эдварда, подумать только: они могли бы быть братом и сестрой, кошмар! Легкомысленная Рене и ее бесконечные романы. 
- Принцесса, не переживай так. Это было так давно. Карл и Рене были молоды и, как и все, совершали ошибки. 
- Подробнее, бабушка, подробнее! – Селеста поняла, что разговора не избежать, села за стол и вздохнула. 
- Ладно, в семнадцать лет ваши родители начали встречаться. - Беллу перекосило. – Карл был повесой, - Селеста усмехнулась. – Рене слегка взбалмошной... Но тут, как говорят: нашла коса на камень. Карл настолько увлекся твоей мамой, что очень изменился. Твои бабушка и дедушка к тому времени уже умерли, и он решил познакомиться со мной. У него были серьезные планы, но ты же знаешь маму, она была слишком переменчивой. Они то сходились, то расходились, потом мы переехали в Финикс, и Рене вдруг появилась на нашем пороге и сказала, что поругалась с Карлом и больше не любит его. Потом были попытки с Голливудом, но неудачно. Через полгода Рене решила вернуться в Форкс. Твой отец, Эдвард, тогда уже познакомился с Эсми и без памяти влюбился в нее. Рене злилась и пыталась что-то сделать. Но Карл заявил о помолвке и женился на твоей маме. А Рене ммм… вышла за Чарли. Через полтора года она снова появилась на нашем пороге, но уже с Беллой в руках. – У Селесты на лице проявилась нежность при этом воспоминании, однако сама Белла была очень расстроена и рассержена. 
- Так значит я плод того, что мама хотела все сделать назло Карлайлу? Что-то доказать ему? Мы с Чарли всего лишь побочные излишки ее плана?! 
- Тихо, Беллз, не говори так, - Элис через стол, потянулась к ней. Но Свон убрала руку, ее сотрясала отчаянная злость. 
- Вот почему она меня не любит. 
- Она любит тебя, принцесса, просто как умеет. Не расстраивайся из-за этого, ты никакой не план и не месть. Ты не была ошибкой, ты принесла всем счастье. По крайней мере, мне точно. И мама любит тебя. 
Белла сидела с двух сторон окруженная людьми - не выбраться, а так хотелось уйти и обдумать открывшуюся правду наедине. А она еще думала, что самое страшное, это то, что их родители встречались. Эдвард начал поглаживать ее запястье, пытаясь успокоить. 
Селеста встала, разливая чай, выход освободился, однако бежать уже не хотелось. Белла осталась на месте. 
- Я, конечно, понимаю, что это не со всем ко времени, но, Каллен, как ты тут очутился? – спросила Элис. Белла фыркнула, давая понять, что раскусила ее попытку. Коротышка пыталась ее отвлечь. 
- Хватит, Эл, я в норме! 
- Нет, - округлила голубые глаза Брендон. – Я серьезно, мне интересно. Не помню, чтобы ты мне что-то говорила. – В ее голосе послышался упрек, Свон почувствовала легкую вину. 
- Ну, извини! Мы решили это всего семь часов назад. - Селеста у плиты поперхнулась и бросила на них взгляд из-за плеча, возможно, прямолинейность не самая лучшая политика в данном случае. – Эмм… Ну мы сильно скучали и вот решили, что так будет лучше… такой сюрприз… - мямлила девушка, а потом вдруг обернулась к Селесте: - Бабуль, ты не против еще одного гостя на Рождество? 
- Конечно, нет! – воскликнула Селеста, а Эдвард облегченно вздохнул. Он очень ждал и волновался на счет этого вопроса. – Я буду только рада, я думала, что проведу Рождество в одиночестве, а теперь у меня полон дом гостей, это же здорово! Только, милый, а как же твои родители, они знают? 
- Ага, я им записку оставил, - дьявольски ухмыльнулся Эдвард, все уставились на него. – У нас Рождество проходит в походах по важным знакомым Карлайла. Ну и, естественно, званый ужин в доме Калленов - скука смертная! В этом году им придется скучать без меня. 
- И без меня, слава богу, - вытерла лоб Элис. 
Селеста посмотрела на них с сомнением и, кажется, себе на уме что-то задумала… Четверка между тем активно переговаривалась и поедала вкуснейшую воздушную выпечку. Эдвард рассказывал что-то о резиновых круассанах, и что те бывают даже с соевым кремом. За столом было шумно и весело, Белла потихоньку оттаивала и втягивалась в обсуждение. 
- Нет, вы все-таки реакционные, товарищи! – с набитым ртом пробубнила Эл. – Не дай бог, завтра тут появятся Маккартни и кукла Хейл, я вас обоих прикончу. 
- Не переживай, не появятся, - усмехнулся Эдвард, поедая пятый по счету пирожок. 
Кай продолжал с неким благоговением смотреть на их бабушку, возможно, из-за того, что ему было это чуждо: кроме отца у него не было родственников, и такое понятие, как бабушка, ему было не знакомо. Он смотрел на нее как на восьмое чудо света и, похоже, пытался ей понравиться. Или у него была искренняя потребность помогать ей и маячить рядом. Сейчас он снова встал и предложил помочь ей с посудой. Селеста ему улыбнулась и дала полотенце перетирать чашки. 
- Вот уж нет! – громко запротестовала Элис. – Так нечестно, ты готовила, мы с Каем вчера мыли посуду, сегодня очередь Беллы и Эдварда, раз уж он в нашей маленькой коммуне! 
Бабушка рассудила, что все честно, и отошла от раковины – она всегда пыталась воспитать у них справедливость. Все ушли переодеваться из пижам-халатов, а парочка неудачников осталась на кухне. Эдвард с круглыми глазами повернулся к Белле: 
- Я ни разу в жизни не мыл посуду. Как это? Я не умею. 
(через 5 минут…) 
- Да что ты творишь? Это уже третий стакан! – воскликнула Белла, и тут Эдвард выронил чашку с Микки Маусом, она, вся в пене, упала на дно раковины, и ручка откололась. – Ой, Элис тебя убьет, это ее любимая кружка. 
Успехи Каллена в мытье посуды были очень скромными, ему не нравился запах моющего средства и то, что оно такое скользкое. Эдвард морщился и постоянно ронял скользкую посуду, были жертвы среди сервиза. Свон пыталась сначала руководить устно процессом, но потом потеснила его и тоже по локоть влезла в пенную воду, ища тарелки, но вместо этого нашарила его руку. Эдвард ухмыльнулся и схватил ее ладонь. Свон попыталась выдернуть ее и выплеснула на них пенную воду. 
- Блин, следующим этапом обучения будет стирка, - философски посмотрела она на их обрызганные футболки. 
Они все же совместно домыли посуду. Каллен конечно больше мешался, не убирая руки из раковины, зато весело толкаясь и постоянно соприкасаясь плечами, они работали дружно. Когда с посудой было закончено, Белла с серьезным видом взяла его ладонь и сосредоточено начала ее мыть, это произвело на него совершенно неправильное воздействие. 
Когда она вытирала его руку полотенцем, Эдвард вырвал его и порывисто прижал ее к стене, обхватывая лицо и целуя. Белла запротестовала: 
- Ты с ума сошел, а вдруг бабушка зайдет? – Он тяжело вздохнул и оторвался. Белла не удержалась и сама коротко чмокнула его, забавляясь над его по-детски надутыми губами. 
- Ты мне совсем не помогаешь этим, - попенял ей Каллен, пытаясь вести себя прилично. 
- Окей, пошли, я покажу тебе дом. 
Повторялась история как с Каем: она провела его по всему дому, показывая комнаты, рассказывая, как пряталась под лестницей от троллей, которые по рассказам бабушки жили в лесу и по ночам воровали детей. В гостиной Белла показала, где каждый год стоит елка, и Каллен изумленно поинтересовался: «Живая?». Ее удивил его вопрос, и она естественно подтвердила, что живая. Эдвард покачал головой, но ничего не произнес. В комнату Селесты они заходить не стали, зато Белла отвела его на чердак, показывая гамак, в котором она часами лежала, разговаривая с ним по ночам. Они вернулись в прихожую, взяли сумку, пошли в гостевую и застали там Кая и Элис, перевернувших все вверх дном. Повсюду валялись вещи. Свон застыла на пороге, озираясь: 
- Что тут происходит?! 
- Великое переселение народов, - Элис с трудом выбралась из-под свалившегося матраса, ее волосы стояли дыбом. Кай с улыбкой смотрел, как она пыхтит, но помогать ему запретили. – Беллз, мы переезжаем в эту комнату, а Кай и Эдвард в нашу. 
- Вот еще, почему?! – Ей вовсе не улыбалось отдавать их царство на разграбление парней. В той комнате было секретов больше, чем в дневнике двоечника для родителей. 
- Так бабушка сказала. 
- Да и если честно, мне не улыбается спать с Эдвардом, какие бы нежные чувства нас не связывали, - усмехнулся Вольтури. Эдвард тут же предложил ему поменяться местами с Беллой, и она ткнула его в бок. Он показательно опечалился, а затем без перехода спросил: 
- А что с у тебя с лицом, ты снова подрался? – Кай машинально попробовал языком корочку раны в уголке рта и поморщился. 
- Нет, около банкомата пытались отнять деньги. 
- Ну-ну, - покивала головой Белла. - Он врет, так что не слушай его. Вечно он темнит. 
Так получилось, что Элис и Эдвард одновременно и похоже фыркнули, и Кай беспомощно уставился на них, затем нахмурился. 
- Это неважно. 
Остальные трое скептически решили оставить эту тему. Насколько узнал Эдвард этого парня, он будет молчать, и щипцами не вытянешь, если он не захочет. Блин, вот ему повезло с соседом по комнате. Он мечтательно посмотрел на Беллу и попытался скрыть свой взгляд. Коротышка тем временем громко мечтала о завтрашнем дне: 
- Ура, завтра мы наконец-то пойдем за подарками! Я так люблю Рождество за возможность получать и дарить подарки! 
- Эл, ну почему завтра? – взмолилась Белла. – Еще куча времени: до Рождества еще четыре дня. 
- Это и так поздно, - грозно произнесла коротышка. – Я знаю, что ты привыкла все делать в последний момент, но я ненавижу толчею. 
- Боишься, затопчут? – насмешливо спросил Эдвард. 
- Все, Каллен, свой подарок на Рождество ты не получишь! 
- Ох, Элис, я этого не переживу, не делай этого! 
Белла с Каем заулыбались, наблюдая за перепалкой. Тут телефон Эдварда зазвонил, парень посмотрел на имя и недовольно ответил: 
- Да, Карлайл. – Потом следовали короткие и довольно резкие ответы: - Я все написал. Да, это именно так. Неважно где я, я написал, что у друзей. Молодец, а я и не у них. Я сказал: неважно! Обойдешься на приемах и без меня, скажи, что я лечусь от алкоголизма или шизофрении. Не смешно? Ну, извини. Я все сказал. Передай маме, чтоб не волновалась. 
Он отключился и напоролся на всеобщее внимание. Белла молча погладила его по плечу, а Элис повернулась к Вольтури: - Кай, а с Феликсом ты поговорил? Он не против, что ты останешься у нас на Рождество? 
- Не против, - хмыкнул Кай. Его отец донельзя обрадовался новости – все что угодно, лишь бы он был подальше от Порт-Анджелеса. – Отец сам уезжает на праздники в Калифорнию - его друг хочет открыть там автосервис, и ему нужна помощь. – «А еще на всякий случай уехать на время из горячей точки». 
- Вот и отлично, - прощебетала Элис. – Мы можем пойти погулять или посмотреть кино, перед тем как ехать на праздничный ужин к Рене. 
Эдвард вопросительно обернулся на нее, но Белла пребывала в мрачной задумчивости и никак не отреагировала. Поэтому они решили закончить с переездом и пойти погулять. 
У Беллы и Элис с собой было мало вещей – обе приехали только с рюкзаками, однако коротышка все же нашла кучу вещей, которые непременно нужно было перенести. Кай и Эдвард устали маячить из комнаты в комнату, перетаскивая все эти вещи. Селеста хотела заправить их кровати, но Белла отправила ее отдыхать и сделала это сама. Закончив все это, четверка снова потянулась на кухню, восполнить силы. Там оказалось пусто: Селеста мирно уснула со спицами в руках в кресле, а тесто для блинов осталось на столе. Этим занялась Элис. Белла села на колени к своему парню, но Эл, когда увидела это, закрыла руками глаза и громко потребовала соблюдения приличий. Они не пересели, но обещали не целоваться и не делать прочих глупостей. Белла смотрела на Эдварда и радовалась - он казался проще и расслабленней, чем в Форксе, тут ведь не надо было соответствовать вечно завышенным требованиям. С самого утра он улыбался больше чем обычно, часто смотрел на нее и украдкой целовал при любом удобном случае. 
Они прокрались мимо гостиной, Элис тихонько положила записку на клубки с нитками, девчонки по очереди поцеловали спящую бабушку и потом удрали на улицу. Эдварду после Форкса, где уже лежал снег, было очень странно в теплом городе. Он вслух удивлялся, как может быть Рождество без снега? Настырная коротышка сообщила, что всего в двух часах отсюда, в горах, полно горнолыжный курортов. И снега там выше крыши. 
Девчонки решили дойти пешком до озера, Эдвард уточнил на всякий случай: 
- Пешком, без машины? 
- Без, - закатила глаза Белла. – Эдвард, ты жертва современного общества, поверь, вне машины существует множество красивых мест и за их просмотр даже платить не надо. Поэтому просто пошли! 
Как ни странно, ему понравилось - они действительно дошли до озера, и оно оказалось очень живописным, хоть его это не трогало, так как Беллу. Та вообще была очень счастлива пребыванием в таком солнечном месте - с ее губ не сходила улыбка, и она часто подставляла лицо лучам. Он украдкой любовался ею, но самому ему был более привычен климат Форкса, Эдвард любил дождь и насыщенные синевато-зеленые цвета той местности. Тут же все вокруг было словно выжжено солнцем - в коричневых и песочных тонах. 
Брендон тайком подговорила Вольтури и предприняла попытку свалить Эдварда в озеро. Каллен вовремя обернулся, схватил коротышку за тонкие запястья и подвесил с обрыва. Белла смеялась, слыша, как Элис ругается и угрожает ему, а Кай замер, не зная, как воспринимать эту шутку. Он почувствовал облегчение, когда Эл снова оказалась на земле. Та хотела было предпринять контратаку, но опомнилась и поторопила всех домой – надо ведь еще нарядиться для вечера у Рене! 
*** 
Как только за четверкой закрылась дверь, Селеста поправила съехавшие очки и пошла к телефону. Номер она помнила наизусть еще со старых времен, ответили ей сразу же, но пришлось подождать, пока Карлайл соизволит подойти. Он вежливо попросил представиться, его голос почти не изменился за много лет. 
- Здравствуй, Карл. 
- Селеста?! – Каллен не поверил своим ушам, однако ей приятно польстило то, что он ее узнал. 
- Да, милый, это я. Удивлена, что ты еще помнишь мой голос. 
- Еще как помню, мы столько не разговаривали. Не подумай, что я не рад твоему звонку, но что-то случилось? Это так неожиданно. 
- Наоборот, все хорошо. Я звоню, чтобы ты не беспокоился. Не знаю, сообщил ли Эдвард, но он сейчас у меня, в Финиксе. – Повисла продолжительная пауза. 
- Так значит мой сын у тебя… У меня было предположение, что он поедет за своей девушкой, но чтобы к тебе… Я думал, они у Рене. 
- Нет, оба твоих ребенка у меня. 
Теперь молчание затянулось на дольше, она гадала, как он отреагирует, и что будет дальше. 
- Так ты знаешь? – медленно спросил Каллен. – Эмили тебе все-таки рассказала. 
- Никто мне не рассказывал, - оборвала его женщина. – Мне достаточно было посмотреть в глаза своей внучки, они у нее в точности как у тебя. Твоя дочь удивительно похожа на тебя, Карл. – Каллен молчал, и Селеста вздохнула. – Нам давно уже пора было поговорить. Я устала молчать, мне кажется, Элис имеет право знать правду. Девочка очень переживает из-за побега своего мнимого отца, она винит себя в этом, у нее даже были проблемы со здоровьем. 
- Я знаю, Селеста, - голос Карлайла стал усталым. – Поверь, я всю жизнь пристально слежу за жизнью Элис. В школе есть специальный человек, она опытный специалист по неврологическим заболеваниям и ежедневно докладывает мне обо всем, я обеспечил Эмили и Элис, они ни в чем не нуждаются. 
- Кроме отцовской любви! Ты лишаешь ее отца. И брата. Если бы ты узнал ее поближе, ты бы понял, что она достойна самого лучшего, она удивительная. 
- Прекрати, Селеста, я сам прекрасно знаю, какая моя дочь. И я даже пытался заставить Эдварда сблизиться с ней, но он очень упрям и своенравен. 
- Я так не считаю, мне он очень понравился и, судя по тому, что я поняла, не сказать, что он сильно счастлив. Хорошо хоть моя Белла стала ему утешением. Карл, что ты творишь со своей семьей? Эсми знает об Элис? 
- Знает и любит ее, она всегда мечтала о дочери. Но я не считаю нужным что-то рассказывать Элис, пока пускай все останется так. Я пытаюсь наладить с ней контакт, возможно, когда-нибудь в будущем… 
- Лет через сто? Когда она уже не сможет простить вас с Эмили? Не разрушайте ее душу, ложь никогда не делает лучше. 
- Давай ты не будешь учить меня обращаться с моими детьми? – вспыхнул Каллен, отвыкнув от чьих-то указок. – Я сам прекрасно справляюсь. 
- Да? Именно поэтому твои дети сейчас у меня? Они буквально сбежали из Форкса. Карл, пойми, я желаю только добра, я глубоко люблю Элис и переживаю за нее, ты знаешь, что она не стабильна. Эмили знает далеко не все, ее тут не было, когда бедная девочка прилетела в нервном истощении. У них с матерью не близкие отношения, мне даже пришлось уговорить Рене отослать Беллу в Форкс, чтобы она присматривала за сестрой. 
- Они не сестры, - резко возразил Карлайл. 
- Да, они гораздо ближе. И честно говоря, меня это удивляет. Я не хочу вмешиваться в ваши отношения, но как так получилось? Если бы я и могла предположить… такое. То подумала бы, что Белла вероятнее могла быть твоей дочерью… Вы так долго встречались с Рене, но чтобы Эмили?.. Как такое получилось, Карл? Что у вас было с моей дочерью? 
- Ничего не было. Всего лишь одна ночь, у которой было много последствий. 
- Да уж, у вашей запутанной истории слишком много последствий, ты, Рене, Эмили… Знаешь что, думаю, нам надо многое обговорить и не по телефону. – Он на некоторое время задумался, а потом согласился: 
- Ты права, мы с Эсми можем прилететь на своем самолете к тебе прямо сегодня, хотя нет… Лучше завтра, сегодня у нас прием. 
- Давай, только думаю, все же лучше без Эсми. Я уважаю твою преданность жене, но кое-что ее может задеть. Рене улетает сегодня с мужем на рождественские каникулы, так что вы с ней не столкнетесь. 
- Нет, Селеста, я же сказал – все должно оставаться в тайне. Мы поговорим на нейтральной территории. 
Женщина поворчала, но вынуждена была согласиться, напомнив, что далеко от дома поехать не сможет. У нее еще постельный режим и двое маленьких, но очень строгих надзирателя. Карлайл опомнился и с беспокойством поинтересовался ее здоровьем, он слышал об инфаркте. Женщина поспешно отмахнулась и попрощалась до завтра. 
*** 
- Я никуда не пойду, - в третий раз упрямо заявила Белла, смотря исподлобья на переполненную людьми кухню. Только что она сказала, что не собирается ехать к Рене на рождественский ужин. Пока что она не готова была ее видеть. 
- Но Белла, так нельзя, - серьезно заявила Селеста. – Ты так редко видишь маму и скучаешь по ней, я же знаю! 
Девушка посмотрела на нее с обидой, оборонительно выставляя вперед плечи, не желая признавать. 
- Вовсе нет. Я не пойду, чтобы вы там не говорили. И про Эдварда она тогда не узнает, вряд ли она заметит мое отсутствие. 
- Не говори ерунды, - возразила Элис. – Еще как заметит, она расстроится… 
- Ага, и еще расплачется и отменит поездку, - иронично заметила Свон. – Вы поезжайте, хорошо провести время! 
Белла вышла из кухни, оставшиеся сочувственно переглянулись. Эл привстала, собираясь пойти к Свон, но Эдвард опередил ее. 
- Я сам. 
Идя в ее комнату, Эдвард размышлял – он даже не мог представить, что у Беллы могут быть такие же проблемы, как у него. Конечно, он замечал, как она реагирует на упоминание о матери, однако не думал, что все так запущено. Все-таки Карлайл с Рене составили бы убийственную парочку. 
Белла сидела на окне. Она всем своим видом показывала враждебность, словно кричала: «Не подходи! Оставьте меня в покое». Он не умел успокаивать, особенно девушек, даже никогда не пытался, поэтому застыл за ее спиной, не зная, что делать. 
- Что бы ты хотела на Рождество? – Свон повернулась на него недоуменно, будто спрашивая, не ослышалась ли она. 
- Причем здесь это? 
- Ну, я хотел бы поговорить насчет твоих отношений с матерью, но этого не хочешь ты. Поэтому: чтобы ты хотела на Рождество? – Белла хотела разозлиться на него, но вместо этого получилось расползтись в улыбке, немного нездоровой, не до конца определившейся, но все же. Эдвард не понимал ее состояния, но решил идти на ощупь, надо же ее как-то узнавать, делать понятной для себя. – Так что? 
- Звезду с неба, - с легкостью ответила Белла, отчего-то язвя. 
- Ну, с этим, возможно, будут проблемы, но я слышал, что один парень на Ebay продавал упавший с неба кусок метеорита, он может сойти за звезду? Он же из космоса! 
Белла расхохоталась, как он реалистично и практично подошел к проблеме! В этом был весь Эдвард, свято верящий, что сможет все - купить, найти, добиться. 
- Нет, лучше забудь, я пошутила. Я не люблю заказывать подарки, пусть лучше будет сюрприз. Одно скажу: мне важна не цена подарка, а значение. – Лицо Эдварда стало озабоченным. 
- И как это понимать? 
- Как хочешь, - с легкостью ускользнула Белла. 
У него получилось отвлечь ее. Она задала тот же вопрос, и Каллен начал долго и упорно отпираться, внушая, что ему не нужны никакие подарки, самый главный он уже получил – возможность быть сейчас здесь. К ним зашла Элис и сказала, что ей надо собираться. Белла от греха подальше убежала от этого процесса, она хотела пойти на чердак, где бы их не трогали. Эдвард отпустил ее, сказав, что догонит, а сам пошел в комнату, которую делил с Вольтури. 
Он заметил, что у того с собой был один рюкзак. Эдвард достал из сумки свою черную рубашку и бросил ее на соседнюю кровать. 
- Вот, тебе лучше появиться достойно, все же к будущей почти теще идешь. 
- Я вообще-то не собираюсь жениться на Герде, однако, если ты настаиваешь… - серьезно заметил Кай, однако его синие глаза были веселыми. 
- Я про Элис, вообще-то. Белла не раз говорила, что Рене ее любит больше, чем собственную дочь. Так что не подкачай там. 
Он с удовольствием заметил, как Вольтури дернулся, конечно, в чужие тайны всегда лезть легче. Каллен вышел из комнаты и через минуту был уже на чердаке. Этот дом ему нравился, не такой благоустроенный как его, но в нем чувствовался стиль. Именно таким он представлял себе дом нормальных бабушки и дедушки, которых у него уже не было. Элизабет Каллен умерла, когда его еще не было на свете, а его дед – Энтони Каллен погиб при несчастном случае, когда ему было три года. Карлайл плохо пережил это. Правда, со стороны Эсми у него все же остался один дедушка, но он был далеко – во Франции. 
Белла раскачивалась в гамаке, отталкиваясь ногой от стены, он схватил за нее. От неожиданности девушка села. 
- Фуф, предупреждать надо, что подкрадываешься? 
- Я вообще-то топал как слон, - мимоходом заметил Эдвард, подвинул ее и с трудом поместился рядом, гамак был не приспособлен под его рост. Чтобы не сломать пополам спину, ему пришлось переложить Беллу на себя и остаться при этом весьма довольным. – Хорошо лежим. 
Скулы Свон окрасились легким румянцем, и его так и подмывало спросить, о чем она думает. Вместо этого он начал расспрашивать ее о Селесте, часто ли она бывала здесь и про враждебный прием, устроенный коротышке. Самое удивительное, что ему правда интересно было это знать, любая мелочь о ней казалась интересной. 
Белла рассказала, что смутно помнит, когда впервые увидела Селесту. В четыре года она осознала, что не приходится ей родной, и это было целой трагедией, Белла закатывала истерики и требовала от Рене, чтобы это изменилось. Та развела руками и сказала, что у Селесты есть родная внучка, но очень далеко, она скучает по ней и будет рада быть ей бабушкой. Вечно занятая, Рене часто оставляла маленькую дочь на весь день у четы Джонсов, а сама моталась по очередным пробам, преследуя голливудскую мечту. И когда Элис впервые приехала из Финикса, Свон возненавидела коварную похитительницу с первого взгляда. Белла со смехом вспоминала, как высыпала пакет соли в тарелку Брендон, как спрятала ее любимую игрушку, как всячески издевалась и пыталась выжить ее из дома. Селеста расстраивалась и пыталась их подружить, а Элис всё прощала и все равно ходила за ней хвостиком. Однажды эта коротышка ей надоела, и она сдалась, о чем ни разу с тех пор не пожалела. 
Легка на помине, в комнату зашла Элис, говоря, что они уже уходят. Белла едва не опрокинула их из гамака и заслужила не самый одобрительный взгляд подруги. Свон, краснея, начала болтать что попало, скорее идя в гостиную. Такси уже ждало, поэтому прощание вышло коротким. Бабушка поцеловала ее и посоветовала им с Эдвардом не скучать, коротышка ехидно хмыкнула из-за ее плеча, за что получила массу устрашения в ответ. Кай на прощание помахал ей рукой. 
Они остались вдвоем во всем доме. Одни. Совсем одни. Белла начала немного нервничать, ее саму пугала такая реакция на Эдварда. 
- Что делать будем? – нервно спросила она. 
- Ну, честно говоря, я сегодня вообще не спал, так что сил ни на что грандиозное не хватит, может, просто посмотрим фильм? 
- Ммм, ты сама оригинальность, - заметила Белла, стараясь отогнать ассоциации с «грандиозным». 
Они некоторое время смотрели фильм по ноутбуку, в его надежных обнимающих руках Белла расслабилась и была уже на границе сна. В этот момент Каллен все испортил: 
- Я хочу поговорить о твоей матери. – Ее глаза обратно широко раскрылись, и вся сонная нега слетела в один миг. 
- Не о чем тут говорить. 
- Я думаю, есть о чем. Ты не забыла, что у меня с Карлайлом похожая ситуация? И ты не раз говорила со мной об этом. Мне это помогало, я хочу для тебя того же. – Он телом почувствовал, как девчонка расстроено выдохнула. 
- Да что тут говорить, ничего нового. Рене всегда интересовали только ее романы, а роль матери кажется ей скучной. Конечно, что тут может быть увлекательного, тем более, что я не подхожу на роль ее подружки. Поэтому мы и не можем найти общий язык, теперь еще эта история с твоим отцом! Скажи, тебя не коробит от мысли, что они были вместе? 
- Коробит, - подумав, ответил правду он. – Единственное, что я в нем уважаю, это отношение к маме. Он никогда не изменял Эсми, и мысль о нем с кем-то кроме нее… как-то непривычна что ли. Но ведь они были так молоды. 
- Как мы сейчас, - прервала его Свон. – Я знаю свою мать, скорее всего, выходя за папу, она хотела что-то доказать Карлайлу, например, что он ей безразличен, и она еще раньше него выйдет замуж. Интересно, я тоже часть ее плана? 
- Конечно, нет, у нас с тобой разница почти в год, какое тут «раньше»? 
- Как с Элис, - рассеяно произнесла Белла. – Знаешь, что хуже всего? Я с детства заботилась о себе сама, мне всегда казалось, что я не достаточно хороша. 
- Такого не может быть, - с уверенностью сказал Эдвард, сжав ее крепче. – Надо быть слепым, чтобы так думать. 
Фильм быстро надоел, и они перебрались на кухню, Эдвард на правах гостя небрежно сидел на стуле, а Белла озадачено копалась в холодильнике. 
- У нас широкий выбор: либо арахисовое масло с тостами, либо… арахисовое масло с тостами! – из-за дверцы торчала только ее пятая точка, обтянутая джинсами и это отвлекало его внимание. 
- Ничего не имею против. 
Свон достала вишневый сок, арахисовое масло, а потом недоуменно повернулась: 
- Блинчики мы смели, а тостов нет, с чем будем есть масло? 
- Ой, ну это же проще простого, иди сюда, я тебе покажу. – Она, ничего не подозревая, приблизилась. Каллен схватил ее палец, обмакнул в липкой сладости, быстро облизнул и замычал от удовольствия, хитро щурясь на остолбеневшую девушку. 
Белла вздрогнула, в животе проснулись бабочки. Ее губы закололо микроскопическими иглами, и она приоткрыла их, смотря на него. Эдвард выглядел невинно, глотнул сок и вытер губы. Белла проследила за его рукой и шумно выдохнула. Он не выдержал и засмеялся. 
Свон покраснела и рассердилась, что попалась на разглядываниях. Ну что же, она тоже может делать такие штуки. Белла зачерпнула тем же пальцем и пососала его, показывая, что он прав, это действительно безумно вкусно. С Эдварда слетела вся веселость, он внимательно наблюдал за зрелищем, потом поддел арахисовое масло. 
- Ты знаешь, что у тебя действительно сахарные губы, - невнятно пробормотал он и попробовал, чтобы убедиться, затем утвердительно кивнул. – Очень сладкие. 
Белла замерла, вслушиваясь в свои ошеломляющие ощущения и хватая ртом воздух. Она хотела облизать свои пересохшие губы, но Каллен успел сделать это первым. 
Она попыталась нашарить опору для рук, но вместо этого попала пальцами в банку, отдернув испачканные пальцы, затем ей в голову пришла нехорошая идея… 
- Ааа, черт, Белла, это совсем не смешно! – Эдвард отпрыгнул, чувствуя, что она сладкими пальцами дотронулась до его лица. Белла сдавлено захихикала. – Значит, тебе смешно?! – Каллен зачерпнул побольше и мазнул ее по щеке, задев шею. 
Свон решила не отставать, провела по его футболке широкую полосу. 
- Ну все, это была последняя капля… 
Они пытались максимально измазать друг друга, смеясь до потери пульса, выворачиваясь и уклоняясь. У нее это выходило значительно успешнее, и Эдвард решил схитрить - схватил одной рукой обе ее, но те были скользкими и девушка отчаянно выворачивалась. В процессе она прижалась к нему и, осознав это, замерла, посылая на него тяжелевший от возбуждения взгляд. Каллена тряхнуло от него. Он посмотрел на ее губы, приоткрытые, покрасневшие. 
Дальше они не поняли, кто был первым: она подпрыгнула, повиснув у него на шее, или Эдвард подхватил ее под бедра, но скоро они целовались. Белла стремилась успеть потрогать все – его волшебное лицо, скулы, левое предплечье, выделяющиеся мышцы на спине, такие напряженные сейчас. Белла стремилась прижаться к нему всем телом, как можно теснее. Когда ее ищущие губы нечаянно приземлились за ухом, парень глухо простонал и посадил ее на стол, освобождая руки. 
Она мимолетно отметила про себя такой эффект, а затем была отвлечена. Эдвард сначала торопливо нажал, а потом погладил ее покрасневшие покусанные губы, прижался к ним, поочередно втягивая их в себя, посасывая нижнюю губу. Это родило всплеск в ее теле, внутри стянулся узел, и она не знала, что делать. Тело само двинулось навстречу ему, тянясь за незнакомыми желаниями. Опаляющая страсть разъедала разум. Каллен сдернул резинку с ее собранного вверх пучка, схватил его и растрепал. Темные густые волосы падали на них легкими прядями, принося легкие порывы воздуха. Он запустил в них растопыренные пальцы и протянул их по всей длине. Это заставило ее сжать ноги вокруг его талии. Эдвард посмотрел на нее потемневшим взглядом, заметил на шее арахисовое масло и слизнул его, втягивая кожу, оставляя тени, которые грозили вылиться на следующий день синяками. 
Ее выгнуло дугой, все тело горело, отчаянно требуя своего. Его губы повторили влажную дорожку по границе выреза майки, и ее локти согнулись. Белла едва не упала на стол. Каллен обхватил ее за бедра и потянул на себя, от соприкосновения их тел по позвоночнику пробежали электрические разряды. Она громко выдохнула, и Эдвард совершенно потерял голову. 
Поддев край майки, он с легкостью стащил ее. Почувствовав на обнаженной коже порыв воздуха, Белла попыталась автоматически прикрыть грудь, впадая в настоящее шоковое состояние. Ее взгляд остекленел, рот беззвучно приоткрылся. Она впервые была обнажена перед парнем, даже любимым. Он не позволил ей прикрыться, мягко убирая руки, припечатывая их к столу. Губы Эдварда сомкнулись на ее левом соске, вырывая из глубины ее тела вздох наслаждения, горячая дрожь распространилась от груди по всему телу. Белла дернулась, пытаясь вырвать руки, неизвестно для чего – остановить его или помочь продолжить. Ощущения были настолько потрясающими и яркими, что отчаянно хотелось большего. 
Скоро она оказалась на столе, обессилевшие мышцы ломило от напряжения, его губы перебежали на другую сторону, пальцы опустились вниз по животу. Голова кружилась, дыхание громко отражалось многочисленным эхом… Его ладонь легко пробежалась по молнии джинсовых шорт, Белла села. Ее обнаженная грудь вздымалась, а его зрачки расползлись на всю радужку. 
Руки тряслись, когда она торопливо сдирала с него футболку, оставляла царапины. Когда их тела соприкоснулись без одежды, Белла сильно укусила нижнюю губу. Понимая, что сейчас не выдержит и просто сорвется, она вырвала зажатые между их тел руки и схватила его ладони, туго переплетя их пальцы. Иначе она сгорит дотла. От ощущения трения их обнаженной кожи, тело оплывало огнем. Эдвард не останавливался, он продолжал ее целовать. 
Белла не заметила, когда одна его рука высвободилась, но почувствовала ее на животе. Бегло погладив, он расстегнул пуговицу на ее шортах. Это как-то отрезвило и опьянило ее одновременно. Прикосновение было до боли желанным, однако и пугающим. Белла заворочалась, отсоединяясь от него. Эдвард почувствовал это и прервался, кладя руки на ее бедра. 
- Что такое? – хрипло выдохнул он. Воздух вокруг был раскален до предела и пах арахисовым маслом, растопленным температурой их тел. 
- Не знаю, - с дрожью выговорила Белла, чувствуя себя полностью дезориентированной. Она не знала, в чем дело, просто чувствовала, что надо остановиться, возможно, боялась. 
Каллен шумно выдохнул и прислонился к ее лбу своим, пытаясь вернуть себя под контроль. Она права, надо остановиться, пока они не зашли слишком далеко на поводу у своей сумасшедшей тяги. Он знал, что у нее это впервые, и это определенно не самое подходящее место. Однако его удивило, насколько его страсть взаимна. С Беллой происходило то же самое. 
Некоторое время они молчали, приходя в себя. Эдвард боялся, что она почувствует себя неудобно, поэтому не спеша поцеловал ее и надел на нее сброшенную футболку, затем поглаживая по волосам, разрешил прорваться переполняющей его нежности к этой девушке: 
- Все хорошо, так и должно быть. Это вполне естественно, мы любим друг друга. Но мы не будем торопиться, все будет настолько, насколько ты готова. Я люблю тебя. 
Белла выдохнула, смотря в его вновь зеленые, наполненные нежностью глаза. Напряженность покинула ее, осталась только новизна ощущений и немного смущения. Он видел ее тело, впервые, такое несовершенное, возможно, слишком худое. Наверняка она не чета его бывшим фигуристым моделям как минимум с третьим размером. 
- Все нормально? – заботливо спросил он. Белла кивнула. – Тогда думаю, душ нам обоим не помешает. – Девушка вскинула на него глаза, смущенно пытаясь понять, он, похоже, догадался и с усмешкой уточнил: – По очереди. 
- Эмм… да, точно, душ, - глубокомысленно изрекла Свон и попыталась вспомнить что это. 
- Это направо по коридору, - безобидно уточнил Каллен и удерживал улыбку до того момента, как она, пошатываясь, вышла из дверей. 
*** 
- Сиди, пожалуйста, так от греха подальше, - попросил Эдвард, когда они уже оба переодетые и чистые расположились на диване за просмотром какого-то глупого вестерна. Свон, не задумываясь, закинула ноги на его колени, и тут же их убрала, после его замечания: - Серьезно, мой самоконтроль подвергается большим испытаниям. - Белла не свойственно себе захихикала и оборвала себя. – Рад, что тебя это веселит. 
- Вовсе нет, - открестилась девушка. – Прости, это нервное. 
Каллен развернул ее за колени и приблизил их лица на один уровень, пытаясь внушить ей что-то важное: 
- Белла, послушай меня внимательно. – Зеленые глаза затягивали в себя, как под гипнозом. – Я не хочу, чтобы ты нервничала. Я знаю, что для тебя все это внове, для меня тоже. Я тебя хочу, но не только, впервые это продолжение чего-то большего. Мы не будем торопиться, даже если нас слишком сильно тянет друг к другу. Я хочу, чтобы ты осознавала каждый этап, чтобы тебе было комфортно и ничего не пугало. У меня нет такого опыта, - замялся он, думая, как не произнести слова «девственница», все его партнерши были противоположностями. – Я сам не совсем понимаю, что и как делать, но одно знаю точно: я люблю тебя и хочу сделать счастливой. Я хочу, чтобы ты мне доверяла. 
Эдвард замолчал, пытаясь обдумать то, что сказал. Он впервые говорил то, что думал, никак не разбавляя слова иронией, не боялся показаться смешным. Если раньше у него было весьма циничное отношение в этом вопросе, то с Беллой все поменялось - впервые близость для него значила нечто большее, чем физическое удовлетворение. Эдвард не знал, что по этому поводу чувствует Белла, ведь у нее все по-другому, но очень хотел бы знать. Чтобы она доверяла ему. Белла дергала его руку, перебирая пальцы, и тихо сказала «спасибо». 
Девушка попыталась вложить в это слово всю благодарность за его понимание, за то, что он так меняется ради нее, за свою появлявшуюся уверенность и опору. Поколебавшись, Эдвард все же спросил: 
- Говорят, что девушки испытывают… страх? Ну, перед тем как впервые… 
- Ты можешь сказать это слово вслух – девственница. Не зачем так мяться, оно меня не оскорбляет, это же так и есть. 
- Так это правда, ты чувствуешь какой-то страх, опасения? 
- Эмм… ну определенно что-то такое есть, в какой-то момент встает как барьер что ли? Это же то, чего я не знаю, новое, и к тому же я боюсь тебя разочаровать. Все ведь может быть не сказочно прекрасно, а неудачно. Я ужасно неловкая и совершенно не представляю, что делать. - Ей очень непросто далось это откровение, и Каллен это оценил, скрыто радуясь, что доверие между ними начинает выстаиваться. 
- Ну не знаю… - протянул он. – Лично сегодня все прошло слишком хорошо, ты заставила меня потерять голову, а такого обычно не бывает. Так что по этому поводу можешь не переживать, все указывает на «сказочно прекрасно». 
- Эдвард... Меня пугает сравнение. 
- Какое? 
- Другие девушки. – Каллен наконец все понял и чуть вслух не застонал - снова-здорово. 
- Мы же уже говорили об этом, помнишь, на холмах? Забудь ты о них! Да, у меня есть чертово прошлое, и там было много ошибок! Но я не могу его исправить. – Он остановился и успокоился. – Белла, между нами никогда не будет секса, никакой пустоты, мы займемся любовью. – От этой фразы кровь снова ударила в голову, губы девушки приоткрылись. Увидев ее лицо, Эдвард сорвался на уточнения: - Не сегодня! Блин, Белла, не смотри на меня так, а то я сейчас пошлю к черту все, что только что наговорил. 

Свон медленно сморгнула и с усилием перевела невидящие глаза на стену. Кажется, это станет проблемой. Как контролировать себя, если это физически невозможно? Но и постоянно распалять и оставлять его нельзя, надо отвлечься и остынуть. Определенно надо. Белла поджала под себя ноги и отодвинулась в другой край дивана, с улицы послышался шум машины, ну вот, остальные вернулись, наверно, это к лучшему.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)