8 января 2016 Просмотров: 544 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 5. Часть 1

Глава 5. В гостях у дьявола. Часть 1
(Бета - Yulka)
 
 
*** 
Кай бегло выглянул из-за пикапа, окидывая быстрым внимательным взглядом стоянку, не то, чтобы он кого-то боялся или ему нужно было разрешение, но новые сплетни были ни к чему. Курить хотелось до жути, а увидь его кто с сигаретой, раздули бы из этой мелочи целое событие, в лучшем случае сказав, что он курил травку. Кай вздохнул. 
Все было так, как до приезда Герды, он снова везде ходил один, молчал и наблюдал за окружающими. Привыкнув к здоровому общению и дружеской поддержке, сейчас Вольтури тяготился своим одиночеством. Но ему было нужно не просто общение, этого при желании у него было бы хоть отбавляй, ему нужны были эти две девчонки. Он скучал по веселым шуткам своей подружки, по звонкому голосу Элис, по тому, как эти двое ворчат и затевают всякие приключения. Школа превратилась в чистилище. 
После отъезда Брендон и Свон прошло всего два дня, ученики до сих пор гудели, обсуждая их внезапное исчезновение. Местные кумушки уже узнали причину и со вкусом жалели бедненьких-несчастненьких девочек, материала для сплетен было мало, поэтому они обсуждали расстроенные выражения лиц обеих, пока те шли к машине шерифа, дорисовывая слезы и истерики. К концу второго дня слух так видоизменился, что Каллен якобы кинулся утешать свою ревущую навзрыд идейную принцессу, а шериф едва не пристрелил его из двустволки. Кай про себя поражался буйству их фантазии и жадности до чужого горя. Он сам не мог выкинуть из головы их расстроенных лиц. 
Вольтури глубоко затянулся и выпустил дым через нос, мельком смотря на дисплей телефона – дурацкая навязчивая привычка, выработавшаяся у него за последние два дня. Ему по очереди приходили сообщения от Беллы и Элис, всего их было штук семь-восемь. Это было очень мало, поэтому он не мог ничего с собой поделать и каждую минуту смотрел на экран, ожидая очередное смс. Сам Кай старался не писать первым, чтобы не навязываться. У них там все шло неплохо, Селеста шла на поправку, но они не хотели возвращаться, стремясь оберегать свою родственницу. Перед самым выходом, Элис позвала его на кухню, якобы помочь достать что-то сверху, а сама, смотря на него огромными, темными от испуга глазами, нерешительно спросила, не хочет ли он полететь с ними? Кай отказался, не показывая, каких усилий ему это стоит, но у него тут были свои дела. 
С того самого дня, как Элис в слезах приехала к нему ночью, он разыскивал Ричарда Брендона. 
Днем Вольтури ходил с ними в школу и вел себя как обычно, а вечером и по ночам разворачивал бурную деятельность. Для начала он разыскал по старым каналам хорошего хакера и поехал к нему в Сиэтл. Тот взломал полицейскую и налоговую базу, в поисках следов пребывания отца Элис, но последние счета с карточки заканчивались три года назад. Ричард обналичил свой счет, снял все деньги и исчез в неизвестном направлении. Разочарованный Кай уехал ни с чем, понимая, что Брендон, скорее всего, живет под новым именем. 
Потом он попробовал пустить в ход деньги, зная, насколько они упрощают дело и делают людей сговорчивей. Подкупить человека, работавшего заместителем Ричарда, не получилось – старик был необычно вредным и неразговорчивым, не смотря на то, что Кай познакомился с ним в баре и, как следует, напоил его. Зато нынешний управляющий Каллена при виде предложенной суммы даже не стал выяснять его личность, просто передал ксерокопии всех документов, связанных со своим предшественником. У Вольтури появилось личное дело отца Элис, и он даже подумывал наведаться в родной городишко Ричарда в соседнем штате, если не удастся ничего накопать. 
Сейчас Кай с неохотой пошел обратно в класс на нудную математику, снова к своим шумным бестолковым одноклассникам. Пока шел по коридорам, он отчетливо чувствовал, как ему смотрят в спину. Они всегда так делали: не смотрели в лицо, делая вид, что заняты чем-то своим, а стоило им выпасть из поля его зрения, как они бросали свое притворство, пялились на него и перешептывались. Единственное, что изменилось - теперь в их шепоте мелькала не его кровавая фамилия и всякие страшные байки, а имена его подруг, романы по очереди с обеими и сплетни об отношениях с элитой. Кай усмехнулся: никто из них даже не представлял, как он мечтает об одной из этих сплетен. 
Мистер Варнер неконтролируемо дернулся к нему, как только он переступил порог. Вольтури втянул голову в плечи и прошмыгнул на свое место, соседний стул зиял пустотой, от которой невозможно было отвлечься. Там больше не вертелась нетерпеливая оживленная коротышка, размахивая недостающими до пола ногами. Он по инерции посмотрел на пустой стул Герды, а затем и на мрачного Каллена, сосредоточенно хмурившего брови. Вот кто подлинный любимец местных сплетен, они роились около него как разбуженные пчелы, не отступая ни на миг, сопровождая каждое его действие. 
«Что ж, Каллен, публичность тоже имеет свои минусы. Тот, кто живет в стеклянном доме, вынужден переодеваться в подвале». 
Однако он не мог не сочувствовать Эдварду. Каллен по-настоящему любил Герду, и сейчас ему приходилось совсем не сладко. Все эти два дня парень ходил мрачный и угрюмый, злился больше обычного, и никто не рисковал попадать ему под горячую руку. Вот и сейчас, почувствовав, что кто-то его разглядывает, Эдвард раздраженно поднял глаза, но заметив его, не стал злиться и убивать его взглядом, просто устало отвернулся обратно. 
На предыдущей перемене Кай, сидя в своем старом месте - на подоконнике за хреновыми зарослями Филча, услышал, как Джессика Стэнли, обсуждает с подружками, какой Эдвард романтичный. Так скучает по своей девушке, ходит весь «не в лице». Ее подруга глумливо сказала, что бедненькому Эдди просто необходимо утешение, и лично она сегодня попробует этим заняться. Третья девушка предостерегла ее и сказала, что так рисковать не стоит, вроде бы ее знакомая по группе поддержки пыталась клеиться к Каллену, и он обошелся с ней жестоко. Вольтури сам не заметил, как заинтересовался разговором, но одноклассницы не сказали ничего дельного, кроме того, что эта девчонка сегодня первый день вышла в школу. 
Размышления на этот счет смогли немного отвлечь его от поисков Ричарда и занять бессмысленный урок математики. Кай остался за партой после звонка, ожидая пока кто-то из учеников отвлечет Варнера, который затаился у двери, карауля его. Учитель всячески отгонял от себя желающих, сверля его взглядом. Кай со вздохом посмотрел на окно, прикидывая… 
Надо же было так облажаться и показать, что он сечет в математике. Лучше бы оставил лавры Каллену, который, как раз, прошел грозовой тучей мимо математика, даже не заметив его потуги привлечь внимание. «Конечно, Эдвард в унынии, а значит, весь мир может катиться к чертям». Жаль ему нельзя позволять себе такую роскошь. 
Вольтури встал, дальше оттягивать уже было глупо. 
- Кай? Я хотел поговорить с тобой, ты всегда так быстро уходишь после урока! 
- Да, мистер Варнер, я и сейчас спешу. – Он вздрогнул от своего голоса, слишком долго молчал. Все как раньше! 
- Не торопись, я давно хотел с тобой поговорить, после Рождества будет олимпиада… 
«Ну вот, снова-здорово». Сколько можно тянуть его туда на поводке, сказал же, что не пойдет! 
- …не зарывай свое будущее, я вижу в тебе проблеск, такой острый ум не должен оставаться без применения. Ты можешь стать ученым. 
- Извините, мистер Варнер, но я не буду участвовать в олимпиаде, от школы же есть кому пойти – Эдвард, Элис, Остин. Я думаю, что школа выиграет и без меня. 
- Но, мальчик мой, это такая преступная растрата! – воскликнул математик, трагически складывая пухлые ладони на груди. – Я бы мог стать твоим учителем. – Ему стоило больших сил оставаться вежливым и не обидеть старика. 
- Извините, но нет. 
Кай решительно повернулся спиной и вышел. В коридоре торчал Эванс, которого он только что упоминал. Но самое странное, что парень, похоже, направился к нему. Кай, делая вид, что не заметил этого, попытался ускользнуть, чтобы ни с кем не общаться. Остин окликнул его и попросил притормозить. 
- Кай, я хотел бы поговорить, - слегка нервничая, начал Остин. Вообще, этот парень вроде был ничего. 
- Говори. 
- Может не здесь? Разговор не из обычных, зайдем в класс? 
Вольтури крайне удивился, но никак этого не показал. Он зашел в пустой класс и тут же обернулся, чтобы не подставлять надолго спину незнакомому человеку. 
- И? 
- Да уж, ты немногословный, - заметил Эванс, разглядывая его. Вольтури сам тайком присматривался к нему, оценивая со всех сторон и прикидывая чего ждать. 
- Мне-то зачем, ты же хотел поговорить. О чем, кстати? 
- Это касается тебя… - парень снова как-то замялся, а Кай тут же насторожился. - …И твоей подруги. Я сейчас о Белле. 
Его немного отпустило, наверняка это очередной поклонник Герды, только совсем отчаянный, не побоявшийся зайти с его стороны. Что ему надо? Чтобы он поговорил с ней и расписал, какой Эванс замечательный? 
- Дело в том, что мне очень нравится Белла, и я не могу видеть, как Каллен ее обманывает. 
«А это что-то новенькое». Вольтури снова незаметно напрягся, хотя он сам проверял Каллена и не смог нащупать обман. Тот на самом деле потерял голову от Герды, поэтому и натворил столько идиотских поступков. 
- Как обманывает? – Глаза Остина оживились при виде его интереса. 
- Я своими глазами видел, как он запирался в мужском туалете с Лорен Мэллори, а потом у нее была истерика. Мало того, что он изменяет Белле, так он еще и жесток с девушками. Если ты с ней дружишь, и тебе она не безразлична, поговори с ней, открой ей глаза! Скажи, что он врет. К тебе она наверняка прислушается. 
- А откуда я знаю, что не врешь ты? – спросил он и начал пристально наблюдать за одноклассником, тщательно ища малейшие знаки лжи на его лице и не находя ничего. 
- Я не вру. Я не стал бы этого делать. 
Эванс ушел, оставляя его в задумчивости. Между ними Кай больше был склонен верить Эдварду, как ни странно. Каллен мог быть ублюдком, но после того, как начал встречаться с Беллой, значительно, хоть и не явно изменился. Сложно было поверить, что он перепихнулся с Мэллори в туалете - слишком боялся бы потерять Свон. Кай сам прекрасно видел, как тот смотрит на нее - Эдвард бессилен. 
Тут в голове всплыл разговор сплетниц: «одна из группы поддержки, Каллен обошелся с ней очень жестоко, пришла сегодня первый день». Лорен Мэллори совсем недавно была в группе поддержки и сегодня пришла первый день после какой-то таинственной болезни, бледная и забитая. Он видел ее перед уроками. От надменной ядовитой красотки не осталось ни следа, она боялась глаза от пола оторвать. 
Кай решил не пойти на физ-ру и найти Лорен, где-то же она должна быть в школе. Девушка обнаружилась в кафетерии. Она ела не на большой перемене, чтобы избежать общества. Рядом с ней сидела ее подружка и увещевающее что-то говорила. Когда он сел за соседний столик, Лорен замолкла, посмотрела на него и стремительно побелела, затем вскочила и побежала к выходу, подруга поспешила за ней. Кай решил быть настойчивым и незаметно пристроился за ними. Девчонки вышли на улицу и спрятались в открытой красной машине, которая, судя по всему, принадлежала Мэллори. Парень чертыхнулся и, пригнувшись, подобрался ближе, чтобы слышать разговор. Шатенка успокаивала подругу:
- Тихо, Лорен, чего ты так разнервничалась, успокойся. Ты что, снова плачешь? 
- Ты видела, это был Вольтури! А вдруг он тоже видел пленку? Я умру. 
- Да что, наконец, за пленка, ты мне можешь рассказать?! 
- Не могу, это так стыдно, - Мэллори и правда начала хлюпать носом. Подруга успокаивала ее и все же смогла разговорить. Так он узнал веселенькую историю с кассетой, хотя начал подозревать, как только услышал про пленку. Мэллори между тем добралась до того, что его интересовало: - А этот Каллен, я на коленях его умоляла не делать этого! Он обещал, а потом все равно включил по радио. Если бы не Белла, я не знаю, что бы было. Кассету я бросила в камин, но все равно не могу теперь спать по ночам. Они все видели это, это так отвратительно, я хожу к психологу, а он не помогает! Что мне делать, Мичи? 
- А вдруг Свон знала об идее Каллена, и это они так жестоко играются? Может, она знала заранее и хотела пощекотать нервы. Это была бы хорошая новость о нашей идейной принцессе. 
- Не говори так, Белла мне помогла! 
Кай осторожно выпрямился и пошел к своему пикапу, мысли скакали в голове, пытаясь упорядочиться. Факт первый: Каллен все же не изменяет Герде, на счет его чувств он не ошибся; факт второй: он своеобразно пытался защитить Свон, правда, как всегда в своем стиле. Факт третий: поступок был жестоким и естественно при участии Уитлока, около Беллы находится вполне способный на жестокость человек. А если есть зародыши, то рано или поздно, по его невеселому опыту, они могут неожиданно дать всходы. И факт четвертый: Эдвард либо утаил, либо обманул ее, Свон была не в курсе. 
Выезжая с парковки, Вольтури думал, как следует поступить: он не врал своим друзьям, и, следовательно, должен рассказать все Герде. Но тогда она, вероятно, бросит Каллена и ей будет ужасно больно. А приоритетом было избежать этого. Так что же ему делать? Возможно, чтобы решить это, он должен будет поговорить с Калленом. Но чуть позже. Сейчас Кай должен был возвращаться к осточертевшим и пока малорезультативным поискам. 
*** 
Вечером он получил плохие новости. 
Все началось с того, что ему, наконец, ответили. Не получив ничего со стороны взломов архивных баз, Кай аккуратно прощупал старые мостики, навел справки об одном старом знакомом еще по временам, когда был в банде Аро. Нужный ему парень носил кличку Крыса, однако она вопреки ожиданиям на удивление ему не подходила. Он был одним из немногих, с кем Кай сблизился, и кто не лебезил перед «младшим Вольтури». Тогда все было лишком жестоким и упрощенным, поэтому чудо, что между ними сложилось нечто вроде дружбы. Парень был лет на шесть его старше, вертлявый, внешне несерьезный и готовый ввязаться в любую драку. Однако под этой шелухой скрывались ум и наблюдательность, если корабль тонул, то он первым знал, когда бежать с него. Поэтому, возможно, и получил своё прозвище. Крысу здорово подставил Алекс - «правая рука» Аро, чьей любовницей была Джейн. 
В один прекрасный вечер они принимали «груз» - контрабандное оружие из соседнего штата, и попали в ловушку. Их поджидали. Конкуренты Аро, как мишень в тире, расстреляли всех, кто сопровождал груз. У Кая за пять минут до этого словно звонок сработал. Не обдумывая, Вольтури закатился под огромную машину, а через минуту началась пальба. Ему было страшно до жути, впервые он прочувствовал, как легко и быстро можно умереть. На землю падали люди, которые пару минут назад болтали с ним, дышали, передвигались, сокращали мышцы, хотели отдохнуть в казино после рутинной перевозки. Сейчас же они неодушевленными оболочками, истекающими кровью валялись в паре метров от него, смотря вверх пустыми глазами. Никто из них больше не двинется, не встанет и не крикнет, чтобы Лис шевелил ногами. Его ужас был почти животным, сводящим все суставы, если кто-то нагнется, то всего один выстрел, и он тоже станет оболочкой. 
Как назло кто-то из противников громко крикнул, чтобы трупы осмотрели и нашли брата Вольтури. В этот момент лежащий в тени труп пошевелился и заполз к нему под днище грузовика, Кай выругался. Это был Крыса, у него была прострелена только нога, и он притворялся мертвым. Трупы осмотрели и решили, что Аро приберег братца и не пускает его на грузы. Раненый парень молчал, они иногда переглядывались и смотрели на ноги своих противников. Кай уже не думал, что они выберутся живыми. Машина двинулась. 
Сначала было ничего, Вольтури был отлично натренирован и мышцы крепко удерживали его в подвешенном положении, асфальт проносился прямо под головой, и отросшие волосы иногда задевали кочки. Но со временем он начал уставать, а рядом хрипел Крыса, который не мог нормально держаться простреленной ногой. Через какое-то время он начал скулить. Кай сказал ему держаться, если он выпадет, заметят обоих. Необходимо было дождаться, когда они съедут с хорошо освещенной трассы, и тогда можно будет «откинуться». Некоторое время раненный терпел, а потом его нога соскочила, пришлось подхватить ее и удерживать своей ногой. От двойного веса, его мышцы взвыли и грозились лопнуть. Едва дождавшись темного участка, Вольтури приказал, отпускать руки. 
Огромное колесо едва не переехало ему ноги, стесанная спина и бок горели открытым огнем, но Кай подскочил на ноги и поволок за обочину отключившегося парня. Крыса упал неудачно, у него не было половины лица, только кровавая каша. То, как он волок его до ближайшей машины, вскрывал ее и транспортировал дальше, было отдельной историей. Но главным было то, что когда они добрались, наконец, до базы, никто не спешил их встречать как героев. Его отсадили в отдельную камеру, а Крысу избивали, выколачивая признание, что это, якобы, он продал информацию. 
За самого Кая Аро взялся лично. Однако ему почти не досталось, брат на удивление легко поверил, что он тут ни при чем. Шатаясь и теряя сознание, Кай все же затащил тело Крысы обратно в угнанную машину, сомневаясь, что тащит живого человека, а не труп. Он просто не мог оставить его валяться около базы после того, что они вместе пережили, поэтому довез до квартиры Джейн. Та при виде их состояния пришла в ужас, однако быстро успокоилась и помогла перетащить к себе «тело» и следующую неделю выхаживала обоих. Как только Крыса очнулся и начал немного ходить, он тут же исчез. А через неделю появился, как ни в чем не бывало, в казино Аро, отозвал его в отдельный кабинет и сообщил, кто их подставил. Алекс. Каю было в пору материться. 
Алекс всегда был правой рукой Аро, но после его появления его дела пошли на спад. Мало того, что Кай занял его место около брата, так еще и его девчонка влюбилась в него как кошка. Джейн, не смотря на угрозы своего покровителя и тайную цель пребывания в группировке Аро, не могла остановиться и не приходить к нему. Она терпела ругань, угрозы, иногда даже побои, а потом, когда Алекс засыпал, вставала и шла к нему. Каю было неудобно ее отталкивать, он никогда не мог грубо обращаться с женщинами. К тому же у него была своя беда - невозможность выкинуть из головы маленькую голубоглазую марсианку. Поэтому он принимал ее горячие объятия, пытался забыться в ее постели, засыпал и называл ее чужим именем. Алекс узнал об их «нежной дружбе» и тайно взъелся на него, с Крысой у него тоже были свои счеты, поэтому решил «убить двух зайцев одним выстрелом» и рискнул подставить покровителя. 
После той истории, если можно так назвать, Крыса стал его другом, снабжая его кое-какой информацией. В этом плане ему не было равных, именно поэтому Аро оставил его живым. Этот парень крутился от самых низов до верхов и всегда все про всех знал. 
Заглохнув в своих поисках, Кай решился дать ему весточку. Поэтому два дня назад пришел в бар на окраине города, порог которого зарекся переступать, и попросил одного человека передать Крысе привет из Форкса. 
Это дало стопроцентный результат, и вот уже спустя два дня он сидит в баре и смотрит в изуродованное лицо своего друга. Из памяти посыпалось множество теней, которые Кай так старательно прятал в дальние уголки. Крыса ничуть не изменился, такой же вертлявый, с параллельными шрамами на той стороне лица, которой прочертил асфальт, и внимательными бегающими карими глазами. Он нагнулся к нему через стол, на губах быстро промелькнула улыбка и тут же спряталась. 
- Ну, здорово, Лис. Я думал, уже не свидимся. Говорили, что ты выплыл на поверхность, а от прежних дружков нос воротишь. 
- Все правда, только нос не ворочу, - спокойно заметил Кай. Необходимость возвращаться в эту грязь совсем не радовала, но ее отца он найдет, даже если придется продать душу Аро. 
- Ну-ну, братец-то тебя теперь не жалует, не представляю, как ты договорился с ним. После того, как ты умыкнул блондиночку и исчез, а нас накрыли копы, хозяин был в настоящем бешенстве. Ты знаешь, что он прямо в казино застрелил Джонни? – Он мотнул головой, смутно вспоминая Джонни. – Мне все-таки интересно, как ты смог договориться с братом? Что такого отдал или пообещал, что остался невредимым? 
Кай вздрогнул от воспоминаний, шрам на спине закололо. Он усилием воли отогнал наваждение и запах жженого мяса. 
- А тебе как всегда больше всех надо, - внешне беззаботно хмыкнул Вольтури. – Я позвал тебя, не чтобы ты собирал информацию у меня, а чтобы ты достал ее для меня. – Крыса вдруг посмотрел на него печально. 
- Снова хочешь вмешаться в это дерьмо? Ты счастливый сукин сын, Лис! Тебе удалось вылезти из петли и выкарабкаться на берег. Не ходи обратно в болото. Чудо, что ты вообще выполз, учитывая, кто твой брат. Думаешь, ты сможешь постоять с краю, узнать, что тебе надо и снова уйти? Они затянут тебя, и ты больше не вернешься. 
- Ты стал философом, мой друг? – усмехнулся Кай, чувствуя, как удавка уже затягивается вокруг его шеи. 
- Нет, но это же не для тебя. Карты, кровь, шальные деньги, девицы - это же ведь не твое, это не кружит тебе голову так, как нам. Зачем ты снова лезешь в петлю? Это как спиваться. Я видел, как ты на это смотрел, тебе было противно. И хоть ты не показывал, но был чужой, не наш. Ты шлюх, и тех не унижал, вечно относился к ним по-человечески. Они на тебя вешаются, а ты с ними как с людьми, аккуратненько так. Человечный ты наш, такие долго не живут, жалко, если ты скатишься. 
- Слушай, ты определенно стареешь, у тебя прорезалась жалость и ностальгия. Но это неважно, не болтай ерунды. Мне только надо разыскать одного человека, потом я снова исчезну и мы в жизни больше не увидимся. – Крыса посмотрел на него со скрытой насмешкой, мол, «пой, пой птичка, я же вижу ты уже на крючке». Но его врожденное любопытство победило, и он спросил, кого тот ищет. Вольтури достал из кармана ксерокопии и протянул ему под столом. 
Крыса, как ни в чем не бывало, взял, продолжая болтать, бегло глянул себе на колени и не удержался от ругательства: 
- Твою мать! Снова под Каллена копаете? 
- Ты знаешь его? – жадно спросил Кай, пытаясь замаскировать свое нетерпение. 
- Конечно, Брендон – «Золотой бухгалтер». Его твой брат разыскивал три года назад, когда он от Каллена сделал ноги, видать, дядечка что-то важное с собой прихватил, раз вокруг него такая суета поднялась. Его искали все: и наши, и Каллен, и даже наши сопернички, пусть земля им будет пухом. 
После того, как Аро убил Деметрия Янга, в штате остался только один крупный криминальный авторитет. Между ними шла долгая диверсионная война, а два года назад этот Алистер пропал без вести, так же как и еще тринадцать человек из его группировки. Остальные разбежались или переметнулись к Аро, и тот стал полноправным правителем в мире криминалитета. Это все было во времена становления его брата, еще до его прихода, поэтому Кай плохо знал эту историю. 
- По мне, так Карлайл уже его нашел и разделался. Наш же известный политик светлый, как Лазарь, только на экранах и светских тусовках, а так, он не далеко ушел от твоего брата. 
- Думаешь, Брендон труп? – Кай сжал под столом кулаки, чувствуя подступающее отчаяние. На том свете он его не достанет. 
- Не знаю, но ведь Каллен на плаву, и еще на каком плаву, никакого компромата не всплыло. Но ведь и трупа нет. Так что все может быть. Аро дважды начинал его разыскивать, один раз в начале, но Алистер нас тогда прижал, и было не до этого, а второй раз сразу, как ты ушел. У нас с копами тогда проблемы были жуткие, но Аро, как питбуль, вцепился, тебе ли не знать. Нашел он его или нет, я не знаю, в той неразберихе главное было удержаться на плаву. Я крутился, как мог, и забыл даже информацию выведывать, тогда это было небезопасно. 
- Значит, есть шанс, что Брендон жив. – Крыса хмыкнул. 
- Да уж, узнаю хватку, это у вас семейное? 
- У нас нет ничего семейного, - прохладно осадил его Кай. – Я прошу тебя по тихому узнать, все, что ты можешь, любые мелочи, слухи, мне этот парень позарез нужен. – У его собеседника загорелись глаза, прикидывая цели, причины, следствия. – Деньги есть, достаточно много. Можешь пустить в ход их и себе тоже взять. 
- Обижаешь, Лис, у меня перед тобой должок, денег я с друга не возьму. – Он неосознанно пробежался пальцами по шрамам на лице и тут же снова спрятал руку под стол. – Но мне интересно, - Крыса придвинулся ближе, с блеском в глазах вглядываясь в него, – для чего он тебе так необходим? Ты же умный, высовываться бы без крайней нужды не стал. 
- Без обид, но это мое дело. – Его собеседник осклабился, отодвигаясь от него, его улыбка из-за неровно сросшихся шрамов выходила как оскал. 
- Он не правильно тебя зовет, не он волк, а ты. Ему повезло, что ты ушел, иначе с годами ты бы его скинул. Какой ты к чертовой бабушке Лис? Всегда немногословный, мутный парень, не зря тебя так все наши остерегались, даже старики. Вроде щенок, ничего особенного, а всегда все при себе, ни словечка ни-ни, а потом вдруг бах, и фортель какой-нибудь. Ты бы далеко пошел, Кай, если бы прижился среди нас. Но, увы, ты чистоплюй, слишком благородный, надеюсь, ты не влипнешь снова в это дерьмо. 
- Я тоже. 
Он ответил односложно, без эмоций, Крыса пожал его руку, встал и почти уже ушел, но вдруг не удержался и обернулся. 
- А ты все-таки нашел ту девчонку? – Интуиция как всегда работала четко, маятник внутри чутко поколебался, предупреждая о тревоге. Спросить спокойно до конца не получилось, в голосе проскользнул угрожающий страх: 
- Какую? 
- Свою, о которой болтал во сне? 
 
*** 
На следующий день в школе было немного странно ходить среди беззаботных школьников и переживать о тесте по английскому. Мрачные тени прошлого выползали укромных, старательно забытых уголков памяти, и Кай жалел, что не было никакого другого выхода разыскать отца Элис. На литературе Герда прислала смску. 
«Никто не ворует мою еду, это ненормально. Бабушка идет на поправку, мама меня убивает. Элис скучает по тебе». 
Какая мелочь нужна, чтобы заставить его сердце забиться, он медленно перечитал сообщение еще раз, а затем только последнюю фразу. «Элис скучает по тебе». Это безумно согрело что-то внутри, он живо представил себе ее лицо, которое знал в подробностях, и почувствовал острый укол в сердце. Сама коротышка не писала ему об этом, наверно не желая показывать слабость, но его жутко обрадовала эта мелочь, доказала, что он в какой-то мере ей тоже не безразличен. Элис скучает по нему. Знала бы она, как он скучает. 
Телефон вдруг повторно пикнул, Кай удивленно скосил на него глаза, замечая, что на него смотрит Каллен. 
«Я, кстати, тоже!» 
Он не мог удержать расползающуюся улыбку. Его подружка это что-то с чем-то, ему определенно не хватает ее чувства юмора. Вольтури отправил ответ Герде. 
«Выходи за меня». 
Телефон тут же разорвался двумя смсками – конечно эти двое были вместе. 
«Я согласна!!!» 
«Так не честно! Я на вас сейчас Каллену настучу». 
Тут на весь класс заиграла мелодия, Кай, как и все, повернулся к источнику звука и увидел, как Эдвард читает сообщение. Его брови поднялись вверх, затем он посмотрел на него, мягко говоря, недружелюбно. 
Герде: «Твой Отелло меня сейчас пришьет прямо в классе». 
Элис: «Сплетница». 
Подружки снова не задержались с ответом. 
Герда: «Прости, но наша любовь невозможна, скрепя сердцем, я вынуждена оставить тебя. Возвращаюсь к тирану». 
Эл: «Так-то вам, будете знать, как меня бросать». 
Кай отправил утешения Герде, крепко задумался, а потом все с той же неконтролируемой улыбкой начал набирать послание Брендон. 
«Выходи за меня». 
Это было дико, учитывая, что он чувствует по этому поводу. И хоть это была шутка, но сердце билось как сумасшедшее в ожидании ответа. Едва мобильный засветился, он тут же нажал кнопку. Элис не подвела. 
«Ни за что!:)» 
Больше смсок не было, однако он боролся со своими губами до конца урока, стягивал их, пытаясь не улыбаться. Когда на перемене он кидал тетрадку в рюкзак, пришло еще одно сообщение от Элис. 
«Жаль, что ты не полетел с нами. Я скучаю». 
*** 
После уроков, Кай пошел прямиком в спортзал, однако Каллен все равно его опередил. Полчаса назад он отправил ему смс с незамысловатым текстом: «После уроков, спортзал. Жду». Вольтури обрадовался, что ему хватило мозгов не привести с собой Уитлока. Скорее всего, он бы не сдержался. После того, как сильно ублюдок последний раз обидел Элис, у него все ныло от желания убить Джаспера. И не в переносном смысле, а в прямом. 
- Привет, - коротко поздоровался Эдвард. Он по-прежнему пребывал в своем угрюмом состоянии, люди начали открыто избегать его, боясь наткнуться на его недовольство. Сегодня в столовой он чуть не подрался с Райли Кадмором, который неудачно пошутил на счет его любовной лихорадки. 
- Поговорить надо, - Кай поддел большим пальцем лямку рюкзака, раскачиваясь, старательно усыпляя бдительность Каллена, чтобы показаться беззаботным и простым. Эдвард хмыкнул, похоже, он его не обманул. 
- Надеюсь, это не на счет того, что ты сегодня звал замуж мою девушку. 
- Она мне отказала, так что расслабься, говорит, у нее уже кто-то есть. Я по другому поводу, насчет Лорен Мэллори. – С Эдварда слетела вся дурашливость, он напряженно собрался, прикидывая что-то про себя. Кай делал по сути то же. 
- А что Лорен Мэллори? 
- Хватит, Эдвард, - вдруг устало вздохнул Кай. Ему так надоело идти, нащупывая на шаг впереди себя, хотелось выложить все в лоб, без всяких фокусов. – Я знаю о вашей с Уитлоком милой шутке. И не говорю сейчас с Гердой только потому, что не хочу, чтобы она тебя бросила и мучилась сама. Я думал, ты не безнадежен. Ты обманул ее, собираешься так делать дальше? 
- Ты не знаешь, о чем говоришь, - взвился Каллен, недвусмысленно подходя на шаг ближе, еще немного и драки не избежать. – Я не обязан тебе ничего объяснять. 
- Остынь, Каллен, - холодно осадил он его. – Я все же перед тобой, говорю по-человечески, а не звоню Герде в Финикс. Но я так же не говорю, что этого не сделаю. Все зависит от тебя, и я бы на твоем месте объяснил, если там есть, что объяснять. 
Вдруг маска слетела с парня, и Вольтури отчетливо увидел, что за агрессией прячется страх. Каллен до чертиков боялся этой ситуации, боялся потерять Свон. Его гордыня потеснилась, и он быстро заговорил: 
- Хейл хотела посчитаться с Лорен за группу поддержки, они с Джасом решили подшутить над ней - показали на мобильнике отрывок из видео, думаю, ты знаешь какого, и сказали, что завтра покажут это всей школе. Я знал об этом и не стал препятствовать. Мэллори оскорбила Беллу, заставила ее думать, что я с ней играю. Но я не думал, что они правда ее включат, Джаспер обещал… – Он прервался и тяжело на него посмотрел: - Что ты мне предлагаешь? Будь Мэллори парнем, я бы ей врезал, но это не так. А я должен защищать свою девушку. 
- Продолжай действовать такими методами, и ты ее и без моей помощи потеряешь. – Кай хотел уже уйти, но Эдвард остановил его. 
- Я знаю, ты прав, мы с ней уже поговорили об этом. Я сделал еще кое-что похуже: это я подставил Эванса с тестами. Белла ничего не знает, но она объяснила мне, что это не для нее, сказала, что ее тошнит от моих методов. Я не хочу ее расстраивать, ради нее я изменюсь. Стану белым и пушистым, брошу свои привычки, не буду участвовать в интригах. Если она дала мне шанс, то уж тебе ли меня не понять? У тебя же по сравнению со мной грехов неисчислимо, я знаю про твое пребывание в Порт-Анджелесе и как там принято развлекаться. Однако ты же все-таки приблизился к Брендон, решил измениться, так почему я не могу? 
- Причем тут Элис? - оборвал его Кай. Маятник внутри снова закачался как бешеный, почему его тайна дважды за последнее время оказывается в опасности? 
- Дай ладно тебе, я знаю, что ты по уши влюблен в нее. 
- Ты веришь курсирующим сплетням? – насмешливо спросил Вольтури, хотя внутри все замерло. 
- Нет, только своим глазам. 
Все вокруг стало очень четким, Кай почувствовал яркий прилив адреналина и приготовился. Забывшись, он так взглянул на Эдварда, что того чуть не отнесло. Вольтури не мог поверить, что кто-то еще кроме него знает его самый давний, самый тщательно оберегаемый секрет. Знает и может воспользоваться знанием. Он невольно заметил точку, где бьется пульс Эдварда, но тут же себя одернул – кто он? Может не самый хороший человек, но он никогда так не сделает. 
- Тихо-тихо, Вольтури, не надо представлять, как убиваешь меня. Я давно это знаю и сказал не для того, чтобы тебя шантажировать, я обещаю, что никто не узнает, даже Белла. Я просто хочу, чтобы ты увидел, что у меня тоже есть шанс. Я никогда не обижу Беллу по собственному желанию и не дам это сделать другим. Я знаю, что ты за нее печешься, но теперь это моя забота. Можешь не волноваться за нее. 
- Да, если у тебя получится измениться. 
- Получится. 
- Я на это надеюсь, - сказал серьезно Кай, вражда к Эдварду внезапно ушла. Они сидели на одной ветке: Каллен специально рассказал о своей лжи, зная, что только так сможет завоевать его доверие. – Ладно, Эдвард, у нас снова перемирие. Меня больше всего напрягла твоя жестокость к девчонке, я не знал, что ты ее только пугал. Хоть и это подло, какая бы она не была. Надеюсь, ты сдержишь слово, потому что, если ты обидишь Герду, боюсь, род Калленов на тебе оборвется. 
- Это ты мне будешь говорить про жестокость? – не поверил Эдвард и хмыкнул. 
- И все же меньше верь слухам, даже в Порт-Анджелесе я не варил младенцев и не убивал девственниц. 
- Конечно, Вольтури, конечно, - покивал Эдвард, но затем посерьезнел и сделал над собой усилие: - Мм… Кай… Знаю, нам не обязательно становиться приятелями, но ты лучший друг Беллы, и я не хотел бы обострять отношения. Я не зову тебя пить пиво, но могу сказать, что ты вызываешь… уважение. Думаю, этого хватит, чтобы нормально общаться, это порадует Беллу. 
- Похоже, ты немного зациклен, - не удержался от улыбки Вольтури, смотря как этот отягощенный непомерной гордыней мальчик ломает себя ради Герды. Его подружка определенно молодец. Но он оценил жест и тоже решил сделать усилие, поэтому просто протянул ему руку. 
- Кто бы говорил! – Эдвард усмехнулся в ответ и твердо пожал его руку. 
Возможно, это действительно перемирие. 
*** 
В этот раз Крыса не был вальяжно философским, не пророчествовал, не пускался в лирические отступления. Он дергался, как на иголках, и нервно оглядывался по сторонам. За эти два дня он побледнел, осунулся и, кажется, даже похудел. Неизвестно куда занесла его просьба, но, похоже, другу она обошлась недешево. 
- Лис, давай уйдем отсюда, надо бы потише местечко найти, без народа. 
Кай, который впервые за последнее время спал всю ночь, наоборот был собран и деятелен. Он оценил нервозность парня и предварительную стоимость информации. 
- Я выхожу первым и огляжусь. Давай за баром через десять минут. 
Крыса кивнул, и Вольтури, пошатываясь, словно в стельку пьяный, покинул душный прокуренный бар. На улице он нарочно упал, а сам незаметно приготовил заткнутый за пояс револьвер, однако враги не спешили воспользоваться его пьяной промашкой. Кай деловито встал и скользнул в густую тень. Двигаясь по ней, он затаился между двух ржавых контейнеров. Вокруг не было ничего подозрительного, спустя пять минут вышел его знакомый и, ссутулив плечи, быстро зашагал к черному входу бара. Вольтури на расстоянии двинулся за ним с оружием наготове. Но все предосторожности были напрасными, никого не было. 
Он уже спокойно вышел к Крысе и утянул его в темноту за ржавые баки. 
- Черт, Лис, это ты? Ты меня напугал. Ты что, и за мной следишь? 
- Нет, смотрел «хвоста», вроде чисто. Давай, рассказывай. 
- Твою мать, я такое узнал, что если Аро узнает, то лучше бы мне умереть под той чертовой машиной. 
- Ну? – нетерпеливо подстегнул его Кай, нетерпение зашкаливало. Его друг заговорил тихим шепотом: 
- Я узнал, не спрашивай откуда, просто бомбу! Твой брат нашел Брендона в прошлом году, сразу после той истории с блондиночкой и копами. Об этом почти никто не знает, Аро бережет его пуще смерти. То ли боится Каллена, то ли уже держит его за яйца компроматом, я не знаю. Но всего неделю назад у них вышла очередная стычка: двое из наших и один из ваших, из Форкса, убиты. Но, это еще что, они не раз сцеплялись, ходят сплетни, что Карлайл сам был там! Что убили одного из его приближенных. Ты веришь, чтобы наш блестящий политик бегал под пулями? Теоретически он в это время был в Нью-Йорке, а на самом деле у нас. Зачем он сунулся в Порт? Что такого жизненно важного ему надо было? Я тут подумал: может, Аро прячет в городе Брендона? Этот бухгалтер, правда, золотой, его шкура стоит дороже IBM. Поверь, Лис, я очень старался для тебя, сделал все что мог, мне чуть живот не вспороли, но кроме Аро ни единый человек не знает, где Ричард Брендон. 
У Кая застучало в ушах: может ли быть такое, что Ричард не бросал свою жену и дочь, что его на это вынудили? Каким чудом его семью ни разу не терроризировали, не использовали в качестве наживки? Возможно, он безумно скучает по Элис и хочет вернуться к ним. Что если он может вернуть ей отца? Перед его глазами встала маленькая печальная Элис, с ее хрупкими плечами, огромными бескрайними глазами. В этот момент он решился. Дороги назад уже не было, теперь Кай знал свой путь. Безнадежная уверенность внезапно приободрила и помогла выстроить план действий. В конце, как яркая звезда, горела цель. 
- Эй, Лис, ты совсем ополоумел, ты чего скалишься? Новость же по сути плохая. 
- Это ты верно подметил. 
- А чего тогда скалишься, честных людей до заикания доводишь? 
- Ничего. – Вольтури призадумался. Спрашивать было глупо, в Крысе он был уверен, однако… - Ты точно знаешь, что только Аро знает, где Брендон? 
- Обижаешь. Говорю же: кишки вывернул. 
- Ладно, извини, я знаю, - Он похлопал его по спине. – Спасибо, друг. 
- Стой, что ты удумал? – Крыса забеспокоился сильнее, видя фанатичный блеск его глаз. 
- Ничего, но, возможно, скоро свидимся. 
- Ты ведь не думаешь закатиться к брату? Скажи, что нет! Даже ты не настолько отчаянный. 
- Ну, мы ж семья как-никак, - усмехнулся Кай, который столько лет до пены у рта доказывал всем и себе обратное. 
- Охота тебе шутить, не будь идиотом! Он тебя пришьет, брата родного не пожалеет. 
В голосе парня скользила паника, он вполне искренне переживал за него, из-под вертлявости снова проступил человек, и вполне неплохой. По крайней мере, точно хороший друг. Кай догадывался, почему он так дергается, но это его решение. Вольтури благодарно улыбнулся собеседнику и вдруг спросил: 
- Слушай, а как тебя на самом деле зовут? 
Крыса сбился и неожиданно почти смутился, вопрос застал его врасплох. Он неловко выговорил: 
- Сэм. Сэм Адли. 
- Спасибо тебе за все, Сэм. 
Развернувшись, Кай машинально проверил оружие, отмечая, что снова начинает привыкать к нему, и бесшумно пошел к спрятанному пикапу, выбирая густые тени. Сэм Адли остался за спиной. 
 
*** 
Феликс был дома, Кай зашел на кухню и сел за стол, наблюдая за отцом, прикидывая, что стоит ему сказать. После некоторых метаний, он решил быть последовательным и не отклоняться от принципов, сказать правду. Отец всегда уважал его мнение, и унижать его ложью, даже ради блага, было неприятно.
- Па, я, возможно, уеду ненадолго. 
- Решил все-таки полететь в Финикс к подругам? – обрадовался Феликс, только вот в уголках глаз скользнула тревога. – Это хорошо, будешь присматривать за Элис. 
- Нет, не в Финикс. 
Мужчина тяжело вздохнул и сел перед ним за стол. Крупные натруженные работой руки покоились на деревянной поверхности. Привычное с детства зрелище. 
- Куда ты собрался, Кай? 
- Сам еще точно не знаю. – Это было правдой, он не знал, где Аро прячет Ричарда. 
- Я же вижу, что ты снова начал пропадать по ночам. У тебя снова старые проблемы? 
- Нет, пап, это не то. – Он поморщился над воспоминаниями: карты, выпивка, что похуже. Ему никогда не доставляло это удовольствия, всего лишь было попыткой забыть. Неудачной попыткой. – Я пытаюсь помочь одному очень хорошему человеку. – «Лучшему». – Но для этого мне необходимо встретиться с Аро. 
Феликс вскинул на него глаза, в них горел огонь. 
- Кай, я не смогу снова разнять вас. Он уже не тот, кого мы знали, он не исправим и опасен. Мы же договорились не иметь с ним ничего общего. Я не хочу потерять последнего сына. 
- Знаю, пап, знаю, - Кай посмотрел на стол перед ними, как бы там ни было, он уже все решил. – Я не хотел врать и придумывать отговорки. Сегодня я поеду в Порт-Анджелес и, может, завтра уже вернусь. Поверь, это стоящее дело, другого выхода нет. 
- Не езди, сынок, он снова втянет тебя в свои грязные дела. Я так обрадовался, когда у тебя появились друзья, я думал, что теперь точно все кончено. 
- Все и так кончено, я поговорю с Аро и уеду. – Он скатывался на недоговорки, уже недалеко было до лжи. 
- Ты ведь не изменишь своего мнения? – Кай твердо покачал головой. Феликс закрыл глаза и сжал переносицу. – Если через неделю ты не вернешься, я поеду в Порт-Анджелес. Если надо, пусть убьет и меня. 
- Не говори так. И не приезжай, я буду звонить или как-то иначе выходить на связь. – Он встал, чтобы пойти собрать вещи, но кое-что вспомнил. – Да, еще есть один парень, зовут Сэм Адли, он мой друг. Если появится, тому, что он скажет, можно верить. 
Пока шел до лестницы Кай специально не оглядывался, в этом не было нужды. Он и так знал, что Феликс сидит, спрятав лицо в широких ладонях, и на его склоненной голове на свету переливаются первые седые волосы. 
*** 
Когда пикап въехал на парковку около казино, охранники присвистнули, не веря глазам. Один из них тут же скрылся, чтобы доложить хозяину. Да уж, он тут личность почти мифическая, и весь миф заключается в том, что он еще жив, после того, как помог сбежать шпионке, подведшей их всех под копов. 
Около двери его уже ждали. Тупой громила охранник попытался его остановить, но Алекс похабно усмехнулся: 
- Ну, надо же, не верю собственным глазам! Наш братец Лис вернулся, поджав хвост. А сколько было громких слов и заверений, что никогда-никогда. 
- Ты все болтаешь, - Кай смотрел в широкоскулое лицо Алекса и старые кошмары возвращались. Зачем только отчаяние тогда занесло его в Порт-Анджелес? Многое могло бы быть по-другому. 
- А ты все молчишь. – Алекс смотрел на него, не двигаясь с места, и в его раскосых глазах сквозила ненависть. Он решил не заморачиваться и сообщил об этом напрямую: - Ты мне не нравишься. 
- Взаимность – сильная штука, - пожал плечами Вольтури. – Ты как, к хозяину своему меня поведешь или еще поболтаем? 
Алекс раздраженно дернул щекой, показывая ему идти за ним. Два молчаливых накачанных громилы шли за их спинами, Кай был окружен со всех сторон. «Словно я сейчас, как в фильме, начну дрыгать ногами как Ван Дамм». Вольтури издал смешок, Алекс перекосился, его рука нервно подскочила к пистолету на поясе, обнажая отсутствие двух пальцев. 
После истории с Джейн Каю пришлось очень несладко, в числе откупных пришлось сдать Аро этого ублюдка и историю с Крысой. Он рассказал, что о грузе донес Алекс, тот поплатился парочкой увечий, но был безумно счастлив, что жив. Каким образом ему удалось умаслить хозяина и не слететь с места, оставалось загадкой. 
В кабинете Аро ничего не изменилось, словно и не прошло года. Те же черные и бордовые тона, тяжелые шторы, бюро, стол с зеленым сукном и низким абажуром над ним. Затемненный свет и дорогая обстановка, пахнущая грехом и статусом. 
Аро опирался на стол, скрестив руки на груди, он не шелохнулся, когда его под конвоем ввели внутрь. 
- Смотрите, кто пожаловал, мой младший братишка. Это визит вежливости? Семья шлет привет? 
- У тебя нет семьи, - спокойно заметил Кай. Аро отлепился от стола и обошел его кругом, осматривая с ног до головы. 
- Черт, Лис, ты меня все-таки перерос, а язык остался таким же длинным и паршивым, когда-нибудь он тебя доведет до беды. – Брат остановился лицом к нему и склонил голову на бок. – Топайте ребятки, а мы поговорим по-семейному. – Алекс и громилы развернулись к двери, и Аро обреченно вздохнул: – Пушку-то прихватите, олухи! 
- Какую пушку, босс? – осмелился спросить Алекс, громилы топтались рядом. 
- Вот дебилы, ну ничему не учатся! – Аро залез под его куртку и вытащил пистолет. Конечно, «никому не доверяй, не поворачивайся спиной», даже если это твой родной брат. – Ух ты, серьезно, - оценил он его выбор оружия, Кай сухо улыбнулся. – Нож пусть останется у тебя, я знаю, какая у тебя к нему нежная любовь. – Аро вдруг обнял его, коротко, однако без насмешки. 
«Это еще что, вот лезвия в волосах ты бы определенно оценил, ублюдок!» 
Аро сел за бюро и закинул ногу на ногу, внимательно его рассматривая. Его взгляд был обманчиво постным, невыразительным и смазанным, словно ему ни до чего нет дела. Он был потрясающим, несравненным актером, с легкостью дурача даже самых проницательных людей, и образ идиота-простофили с манией кровожадности был его любимым. Многие велись на него, а затем оказывались в лучшем случае обманутыми, в худшем – в морге. 
Внешне в нем ничего не изменилось, те же темные волосы, разделенные на ровный пробор. Он тоже носил удлиненные волосы, только длиннее, до плеч, возможно, это было своеобразной «фишкой Вольтури». Не тронутое ни намеком на загар лицо, редко видящее солнечный свет. Аро вел ночной образ жизни, как хищник, которым он, по сути, и являлся. Острый прямой нос, нависающий над чувственными, но вечно перекошенными набок губами, кривящимися в усмешке, и глаза, которые могли быть какими угодно. Не менялся только их цвет – темно карие, почти черные. Аро был единственным Вольтури, у которого не было их семейного ярко синего цвета глаз. Весь его облик незримо излучал ощущение большой власти, больших денег. Руки с крупными, как у отца, пальцами выдавали жестокость хозяина, хоть он и пытался держать их расслабленно и небрежно. Рослая, но отнюдь не накачанная фигура, прямая, как стрела, осанка. Однако Аро действительно был уже ниже него. 
Пока он рассматривал брата, тот делал то же самое. Закончив, они оба усмехнулись. 
- Гены сказываются, - с угрожающей ласковостью заметил Аро. – Так зачем ты здесь? Приехал ко мне присоединиться, стать моей опорой или снова пытаешься убежать от самого себя? 
Аро так и не оставил идиотскую идею на счет клана Вольтури, он был болен этой фантазией, грезил о преемственности и прочих штучках дона Корлеоне. 
- Не то и не другое. Я приехал за твоей помощью. 
- Да? – очень удивился брат. – И я стану тебе помогать, после того, как ты упер ту блондинистую сучку, с которой спал? Которая сдала меня копам и чуть не упекла за решетку, ты ведь ее так и не выдал! Она продолжает коптить небо, хотя я уже приготовил для нее место на кладбище! – Аро как всегда слишком быстро выходил из себя, а эта тема для него и вовсе была больной. Он не ожидал «удара» с его стороны, к брату он стоял спиной и ждал, что тот его всегда прикроет. 
- Трогательно, но я все равно приехал не за этим. Ты убил ее родителей, ее действия понятны, та история уже в прошлом. Джейн наверняка сейчас уже где-то очень далеко. – «Да, очень далеко – в Форксе. У некоторых ума нет и вовсе». – Я указал тебе на предателя в твоем окружении. 
- Я же тебя отблагодарил, - издевательски улыбнулся Аро, кивая на его спину. – Надеюсь, шрамы еще видны? 
«Еще как, и вряд ли когда-нибудь зарастут. Они напугали Элис». Снова, как наяву, запахло горелым мясом. Его мясом. 
- Это ты еще легко отделался, потому что ты мой брат, потому что вмешался отец, и ты был не в курсе замысла этой мелкой сучки. Скажи, зачем ты ее спасал? Ты ведь ее даже не любил, только имел, это все знали. 
- Не твое дело. 
- Как всегда, мой маленький строптивый братик. – Пока он говорил, у Кая появилось ощущение, что на груди сворачивает блестящие черные кольца гадюка, готовясь рвануть и вцепиться в горло. – Но вернемся к твоим делам – чего ты от меня хочешь? 
- Мне нужен Ричард Брендон. Я знаю, что он у тебя, а с ним и компромат на Каллена. – Кай специально вывел на ложный след. - Ты нашел его сразу после моего ухода. 
Аро пришел в бешенство. Вскочив на ноги, он смахнул все со стола, превращая дорогие антикварные хрупкие вещи в осколки фарфора и китайского старинного стекла. Выхватил из рукава тонкий серебряный стилет и с затуманенными яростью глазами подставил к его горлу. 
- Откуда ты, мать твою, знаешь, щенок?! – Кай молчал, смотря в переполненные бешенством глаза, безумные, звериные; серебро неглубоко вошло в кожу. – Не смей молчать, я хочу знать, кто в моем окружении стучит! Ты снова якшаешься с предателями за моей спиной?! Об этом никто не знал! 
- Человек, который мне это сказал, уже умер, - Кай спокойно и серьезно посмотрел ему в глаза, убеждая его, подавляя. Но подавить зверя было невозможно, Аро оттолкнув его от себя, вышел в центр персидского ковра, пытаясь успокоиться. – Я спас Джейн, увез ее от тебя, но я никогда не врал. – Прошло долгое время, наполненное давящей тишиной, Аро пытался подавить свою ярость, это ему давалось с огромным трудом. 
«И не вру, только ты этого не достоин. Ты не человек, а зверь». 
- Это правда, - он развернулся к нему лицом, снова одевая холодную маску. Кай знал, что под ней все еще бушует бешенство, кровожадность и желание убить, теперь прощупывать почву было еще опасней. – Ты гарантируешь, что это никто не узнает? 
- От меня точно нет, а мой информатор мертв. 
- Хоть чему-то ты научился у старшего брата, - проворчал Аро. – А то все твое чистоплюйство. Но зачем тебе Брендон? 
- Он мне необходим. Срочно, без вариантов. 
- Блядь, ты что, тоже копаешь под Каллена? Может, ты пошел по моим стопам и «поднимаешься» в Форксе? Я бы тебе в этом помог, хоть город целиком и полностью под нашим светлым Лазарем. 
- Нет, мне не нужен город, мне нужен Бухгалтер, - упрямо заявил Кай. – Компромат оставь себе, он мне ни к чему. Мне нужен сам Брендон. 
- Вся ценность его в том, что он, предположим, утянул с собой компромат на Каллена, так? И тебе это не нужно, значит, тебе необходим сам Брендон. А значит, если ты не гонишься за деньгами и властью Каллена, то тут личный интерес… - Аро впился в него взглядом, готовясь нанести удар, выбирая место, куда ужалить. – А это никак не связано с тем, что ты близко познакомился с его дочуркой? 
Позвоночник облепило крошево льда, хотелось упечь Аро в самый глубокий замурованный ящик в земле, чтобы уберечь от него Элис, спрятать ее от его алчущего взгляда, чтобы мокрые от крови руки не дотянулись до нее. Перед глазами посреди этой тьмы возникло ослепительное солнце Финикса – далеко, пока точно не дотянется. А в Форкс побоится сунуться, Феликс и Карлайл. 
- Ты удивлен, что я знаю, неужели серьезно думал, что я оставлю тебя без надзора? А как же поучаствовать в жизни семьи? Периодически мои люди сообщают последние сведения о тебе, ну и всякие сплетни. Похоже, отец бескрайне рад: его младший отверженный сын, несчастный ребенок, наконец, нашел парочку друзей. Скажи, Феликс счастлив? 
- Счастлив. 
- Но Лис, ты как всегда не умеешь выбирать: что за вкус? Дочь беглого Золотого Бухгалтера, обдурившего Каллена, и дочурка шерифа. Скажи, Свон до сих пор скрипит зубами при звуке нашей фамилии? Помню, как он мечтал засадить меня за решетку, а вместо этого получил пулю. Жаль, что он выкарабкался. Он вообще как, одобряет то, что ты спишь с его дочкой? Изабелла, кажется? 
Он знал все, знал, что Элис и Белла проводят с ним много времени, знал, что они его слабое место и сейчас изо всех сил давил на него. 
- Я с ней не сплю, так же как и с дочерью Брендона. Просто общаюсь, они сами за мной увязались, ходят как привязанные, мне жалко таких мелких, вот и заступаюсь понемногу. Ничего серьезного. 
- Ну как же, - протянул, смакуя, Аро. – Не скажи. Я тебя знаю, Лис. Чего ты добиваешься, хочешь вернуть малышке отца? Это же так благородно и так в твоем стиле. 
Его карты были на столе, открытые и не самые выигрышные. Единственное, что радовало: Аро не догадывается, сколько значит для него Элис, и как легко им можно будет манипулировать с помощью этого. Кай знал, что пойдет на все ради коротышки, поэтому не мог допустить, чтобы это узнал кто-то еще.
- Ну да, и что дальше? Меня утомила эта малявка, она постоянно ноет и плачется. Если ее папочка вернется, то она перестанет меня доставать. Ты же знаешь, что я не могу грубо обращаться с девушками. 
- Идиотом был, идиотом и остался, - фыркнул Аро и продолжительно посмотрел на него. В его глазах зажглась какая-то догадка, он довольно расплылся в змеиной улыбке. – Значит, ты хочешь найти Брендона, поувещевать его, и он добровольно вернется в Форкс к жене и малявке, а моя задача сообщить его местонахождение и не препятствовать его желаниям, я правильно понял? 
- Совершенно верно. – Кая насторожила его сговорчивость, тут что-то не так, подвох. Надо быть настороже и прислушиваться. Аро – мастер играть словами. 
- Хорошо, но что мне будет за эту отнюдь не маленькую услугу? 
- Деньги, ты же так их любишь, - с горечью произнес Кай. Именно из-за них умер Марк, и он потерял сразу обоих братьев. – Феликс уже снял ограничения с моего траста, а так как я теперь единственный наследник Вольтури, то денег у меня завались. 
Аро не понравилось это упоминание, Вольтури – был старинный итальянский род, отец в молодости бунтовал и переехал в Штаты, не принимая ни гроша от своих заносчивых родителей. Те умерли на родине и все свои средства и ценности оставили троим внукам. Один погиб, другой официально был выписан из наследства, и все это несметное богатство свалилось на Кая. Еще бы знать, что с ним делать. 
- Что ж ты Феликсу не купишь автосервис побольше, жадничаешь? – ехидно спросил брат. 
- Ты сам знаешь, что он не возьмет ни цента. 
- Гордый идиот, - буркнул Аро. – Однако меня это не устраивает. Деньги мне не нужны, они у меня самого есть, больше, чем у тебя с твоим наследством. Я хочу кое-что другое. 
- Что? 
- Тебя, - просто ответил он. Кай растерялся. – Возвращайся ко мне, стань моей правой рукой, твое место всегда свободно. Мы братья, несмотря на все дрязги, и должны быть вместе! Мне нужен брат. 
- Нет. 
- Тогда забудь про Брендона, терпи сопли его малявки, и не видать тебе снежного нимба над твоей головой. 
Черт! Он поймал его в переплет. Кай не мог не согласится. «Ради Элис». Тем более он не обязан держать слово перед убийцей Марка. Чужим, посторонним ему человеком, врагом! 
- Я согласен. А теперь говори, где Брендон. 
- Ну, уж нет, Лисенок, ты как всегда пытаешься первым схватить за жабры, даже не вспоминая, кто перед тобой. Я не дурак, сначала поработай немного, расслабься пару деньков, а потом я разрешу тебе прогуляться к Брендону. 
Кай смотрел ему в глаза, пытаясь не взбунтоваться, проявить терпение и выдержку. Аро был как дьявол, такой же лощенный, льющий мед в уши, оплетающий слепыми обманами и желанными иллюзиями. Он находил заветные мечты, то, чего человек желает больше всего, и давал ему это, а взамен всего-то просил – продать душу. Неосознанно, нащупав в слепую, Аро сделал и с ним то же: предложил то, что было самым дорогим для него, дал иллюзию. Оставалось надеяться, что он сможет обмануть дьявола и остаться со своей душой. 
 

 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)