8 января 2016 Просмотров: 486 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 4. Часть 2

Глава 4. Свободные и счастливые. Часть 2 
(Бета - Yulka)
 
 
Мы одно целое, но мы не одинаковые
 
*** 
На следующий день Элис сразу заметила в них перемены. После математики, когда Кай как всегда удрал от Варнера, она отвела ее в сторону и спросила, что происходит. Белла счастливо улыбалась и совершенно не собиралась облегчать ей задачу, хихикая над ее озадаченным видом. 
- Что ты имеешь в виду? Не понимаю… 
- Хватит, Свон, я знаю тебя как свои пять пальцев и вижу, что ты притворяешься пряником. Сейчас же говори, что произошло. 
- Что конкретно тебя интересует? – Белла округлила глаза, но улыбка рвалась сквозь все кордоны. 
- В вас что-то изменилось, - нахмурила брови коротышка. – Еще вчера вы с Калленом были оба мрачными и какими-то измученными, отводили взгляды, а сегодня оба светитесь и вообще… Вы стали другими. 
- Как проницательно, Элли. Просто мы провели ночь вместе, - с легкостью произнесла Белла, развернулась и пошла по коридору, корчась от смеха. Застывшая подруга осталась за спиной, но это состояние не продлилось долго. 
- ЧТО?! – Брендон рявкнула так, что все в коридоре повернулись в их сторону, переводя заинтересованные взгляды с одной на другую. Неужели нерушимый тандем ссорится? Выглянул даже Каллен, который разговаривал в классе с Варнером. Белла заговорщицки улыбнулась ему и, как ни в чем не бывало, пошла дальше. Коротышка нагнала её кометой: – Что ты сказала?! 
- Ха-ха, Эл, у тебя электричество волосах блестит! Пошли в наше место, я сама хотела с тобой поговорить.
Едва они оказались на месте, Элис снова атаковала: 
- Не может быть, Белла! Ты решилась, так быстро? Вы же всего неделю встречаетесь! Как это было? Ты обязана мне рассказать. 
- А теперь притормози. Мы, правда, провели ночь в моей комнате, но ничего такого не было. Просто спали рядом. 
- Фуф, - с глубоким облегчением выдохнула Брендон. – А как он туда попал, где был Чарли? Почему вы тогда оба так светитесь? 
- Не части, Элис! Давай по порядку. Чарли спал. Вчера я спокойно сидела, рисовала, окно скрипнуло, я подняла глаза и увидела Эдварда! – Элис затаила дыхание. 
- Ох, Белла, это так романтично, как в «Ромео и Джульетте». Он пробрался в твое окно. 
- Ну не знаю, я, когда сама спускалась по дереву, совсем ничего романтичного не нашла, - Свон показала глубокую царапину под локтем. – Мы с Эдвардом вчера поссорились и вроде тут же помирились, но осадок остался. Мне казалось, что все плохо и лучше уже не будет. И когда я довела себя до ручки, пришел он. Мы ездили на окраину города, помнишь, там, где магазин Ньютонов? Там ночью столько огней! Мы поговорили, и это было здорово, Эл. Он впервые был так откровенен со мной. Да я и сама – я тоже была слишком сдержанной, боялась всякой ерунды, но после вчерашнего, уже нет. Все хорошо, - Белла улыбнулась. - Он сказал, чтобы я всегда говорила, что думаю. 
В глазах Элис читалось скептическое недоверие, она переспросила, об одном ли человеке они говорят? Белла начала горячиться, доказывая, что на самом деле Эдвард удивительный, стоит только его узнать поближе. Брендон пожала плечами: 
- Надеюсь. Нет, ну надо же, моя лучшая подруга провела целую ночь с Эдвардом Калленом в одной постели, и тот вел себя как приличный человек! Скажи мне такое кто-нибудь три месяца назад, я бы покрутила пальцем у виска! 
- Элис, не напоминай мне про его прошлое, - резко оборвала Белла. – Мне неприятно думать об этом, главное, что он изменился. И кстати, он сказал, что готов ждать, пока я не буду готова. А пока я точно чувствую, что это не так. 
Про себя Брендон подумала, что люди очень редко и сложно меняются, но не хотелось омрачать счастье Беллы. Эдвард прислал смску, спрашивая, где она. Белла жутко обрадовалась сообщению и, прикусив язык, написала ответ. Потом она спросила у подруги, что та делала вечером. 
- Мы с Каем и Феликсом играли в монополию. 
- Снова с Каем? Вы проводите вместе так много времени… 
- Заткнись, Белла!!! 
- А-а, малышка Элли влюбилась, влюбилась! – повысила голос Белла, закатываясь смехом. 
- Я тебе сейчас рот заклею, если ты не замолчишь! 
- Ладно, все, я молчу. Но серьезно, как не спрошу, вы все время вместе. 
- Не преувеличивай, - отмахнулась коротышка. – Просто ты вечно зависаешь со своим женишком, с которым то ссоришься, то миришься, а я сама, непонятно как, оказываюсь у Кая. Наверно мне немного одиноко. 
- Правда? – тут же расстроилась Белла. – Извини, это просто свинство с моей стороны, я обещаю, мы будем проводить больше времени вместе. Я уверена, что после разговора с Эдвардом все образуется, вернется в спокойное русло. 
- Не надо, это нормально, ты ведь влюбилась, ты впервые встречаешься с парнем. И я за тебя очень рада, ты же знаешь: когда ты счастлива, я тоже! Был бы это еще не засранец Каллен… 
- Элис! 
- …прости, это шутка. В общем, не вини себя, а то я знаю, как ты это любишь. Тем более Кай такой хороший, не знаю, как он меня терпит, но он всегда рядом. Мне с ним весело. 
Белла снова расслабилась и улыбнулась, хорошо, что Элис в надежных руках. Это облегчало ее груз вины. 
- Да я сама, если честно, соскучилась по нашим безумным вечерам, помнишь, как мы Кая к стулу приклеили?! – Они обе весело засмеялись, вспоминая старые добрые времена. – Эх, кажется, я и по Каю соскучилась, в школе всё равно не так. Давайте сегодня соберемся вчетвером? Только ты, я, Кай и Эдвард, будет весело! 
- Отлично, - обрадовалась коротышка, смотря на нее сияющими глазами, потом хитро добавила: - Я бы еще осталась у тебя с ночевкой, но боюсь, место уже будет занято… 
- А ЭЛИС ВЛЮБИЛАСЬ, ВЛЮБИЛАСЬ! – закричала Белла, мстя за ее ёрничество. Брендон кинулась зажимать ей рот и между ними завязалась шуточная борьба. Не смотря на разницу в росте, Элис удалось зажать ей рот. Обе хохотали и уже раскраснелись от своего сражения. Вдруг Брендон взлетела в воздухе. Оказалось, к ним присоединился Кай и, не раздумывая, поднял маленькую забияку. 
- Серьезно? И в кого влюбилась Элис? – весело спросил он. 
Белла, пытаясь отдышаться, лежала на лавочке, и из такого положения взглянула на них вверх. «Черт, они такая обалденная пара! Слепые, что ли?» 
- Как всегда – в своего Бетховена, - выкрутилась Белла и прищурилась на коротышку. – И его скучную монотонную музыку. 
- Если у тебя нет никакого музыкального вкуса, это еще не значит… 
- Ладно, Эл, я тебя поняла, не надо переходить на оскорбление моих малышей. 
- Малышами она называет этих наркоманских «перцев», - скептически пояснила Брендон недоумевающему Каю, тот ухмыльнулся. 
- Вы друг друга стоите! 
Они посмотрели на него с одинаковыми довольными лицами, и парень рассмеялся, торопя их на урок. 
Эдвард дежурил около кабинета истории, прислонившись к стенду с информацией и глубокомысленно рассматривая пространство. Он оживился при виде них и нетерпеливо наблюдал, как Белла приближалась к нему. Как только она подошла, его рука, как бы между прочим, скользнула по ее поясу, оказываясь на пояснице. Он поздоровался с остальными. Элис послала ему ехидный комментарий по поводу президентства, Каллен блестяще парировал, пройдясь по ее не в меру любопытному носу. Белла засмеялась и прижалась к Эдварду, обхватывая его за пояс. 
Сегодняшнее утро было наполнено солнечным светом, улыбками, переглядываниями и теплым смехом. Казалось, что весь мир вокруг преобразился, мрачные тени трусливо отползли к дальним углам, и всюду царил покой и хорошее настроение. Элис и Кай, заразившись от парочки, тоже шутили и смеялись, причем коротышка не оставляла попыток подколоть Эдварда. Но его отношение к ней неосязаемо изменилось. Это озадачивало Элис и не могло не сказаться на ее собственном отношении. Она не могла наскрести неприязнь к этому парню, который так влюблено и восхищенно смотрел на ее подругу. 
На уроке происходили странные вещи: Элис и Эдвард продолжили обмениваться подколками, только уже письменно. Удивленная и отчасти возмущенная Белла, оставшаяся не у дел, наблюдала, как эти двое обкидываются записками прямо через ее голову! Джаспер тоже смотрел на это, открыв рот. Похоже, Эдварду все же удалось поддеть коротышку, потому что вместо очередной записки, та возмущенно повернулась к нему и немногословно показала средний палец. Кай и Белла, наблюдавшие за разворачивающейся эпистолярной войной, покатились со смеху и решили тоже переписываться. Мистеру Томсону оставалось запастись терпением… 
В столовую они шли веселым хором, Эммет с удовольствием присоединился к их компании, щедро делясь своим позитивом и перекрикивая всех. Уитлок с Хейл шли на приличном расстоянии, что позволило Каю улыбаться искренне, а не натянуто. Ученики разглядывали их, удивляясь их оживлению, некоторые даже нерешительно улыбались в ответ. В кафетерии они сели за столик элиты. Вольтури первым делом сунул руку, чтобы свистнуть по привычке шоколад Беллы, пока та отвернулась, но нащупал пустоту и не удержался: 
- Где?! 
Свон обернулась на этот возглас, застукала его и с готовностью схватила вилку. Каллен торжествующе помахал ему упаковкой: 
- Ты недостаточно быстр, Вольтури. 
Эдвард вмешался в их традицию и стал еще на шажок ближе к их маленькому закрытому кругу. Кай усмехнулся и промолчал, а через десять минут Эдвард полез за своим телефоном и не обнаружил его. Выражение лица Эдварда было просто бесценным: недоумение со смесью шока и недоверия. И, правда: кто-то осмелился украсть телефон у мистера Президента?! 
- Ты недостаточно внимателен, Каллен, - небрежно произнес Кай и выложил на стол его супер крутой навороченный телефон. 
- Как у тебя это вышло? – изумился Эдвард, затем опомнился и хмыкнул: - Карманник. 
- Еще пара слов и бумажник я тебе не верну. 
Эдвард судорожно бросился хлопать по карманам и удовлетворенно нащупал свой бумажник. Белла смеялась, наблюдая за их выкрутасами и взбрыкиваниями - сошлись на поле брутальные парни! Элис переглядывалась с ней и тоже от души веселилась, игнорируя то, что напротив нее сидит безразличный ко всему Уитлок. 
Тем временем Каллен со скрипом подтащил стул Беллы ближе к себе, выдумывая отговорку: 
- Лучше я поближе пододвину к себе свою девушку, пока этот вор не умыкнул и ее. 
У Джаспера дернулось лицо. Это заметила только Белла, все остальные веселились над предусмотрительностью Эдварда и тем, что Кай сообщил, что ее в карман не засунуть. Белла сбилась, всматриваясь в Уитлока, на миг ей показалось, что тот терпит боль. Но потом она поняла, что его лицо как всегда равнодушное и отчасти глумливое, поэтому скорее отвернулась, погружаясь обратно в наполненный теплом и весельем мир. 
После большой перемены у них была биология. Каллен твердо решил проводить ее до класса, игнорируя, насколько это типично глупый поступок влюбленных парочек. Именно так они себя и вели целый день. Белла наслаждалась его постоянным вниманием, прикосновениями. Каллен по десять раз поправлял ее волосы, в шутку щекотал, мягко дергал за мочку уха или целовал в губы, щеку, волосы. Его руки постоянно касались ее, словно он не мог иначе - не мог не дотрагиваться до нее. Она сама делала так же, получая импульс удовольствия от малейшего контакта. Окружающие наблюдали перемены, подмечая, насколько сократилось расстояние между ними. Но после того, что вчера сказал Эдвард, Белла точно запомнила одно: «Все чего я хочу, это быть с тобой, всё остальное неважно». Повторяя про себя эти слова, она смело обнимала его за пояс и улыбалась, игнорируя навязчивое разглядывание. «Плевать я на вас хотела, ребята!» 
Последний урок снова был у них общим, и даже старая карга Гофф не могла испортить ей настроение. Белла переписывалась с Элис в тетради, постоянно оглядывалась на Эдварда, каждый раз расплываясь в глупой сумасшедшей улыбке. Радовало только то, что Каллен не далеко от нее ушел. Он даже не заметил, как Эммет упер его телефон и послал с него любовное признание Джасперу. 
Когда до звонка оставалось всего двадцать минут, в класс вошла сотрудница администрации. Женщина что-то прошептала Гофф, и та вдруг посмотрела прямо на их парту. У Беллы вдруг сжалось что-то в животе, появилось нехорошее предчувствие. Сотрудница выпрямилась и обратилась к классу: 
- Элис Брендон и Изабелла Свон, пожалуйста, пройдите за мной. 
Она растеряно посмотрела на Элис - в голубых глазах, как в зеркале, отражалась такая же растерянность. Зачем их вызывают? Белла ощутила себя очень неуютно, все теплые краски внезапно пропали, повеяло осенним холодом. Не задавая вопросов, она поплелась за Эл, с трудом переставляя ноги. 
Их привели к кабинету директора. Белла с облегчением выдохнула: вот страху-то навели, наверняка очередное наказание за какой-то проступок! Войдя внутрь, Свон чуть не подпрыгнула – напротив директора сидел Чарли. Плохое предчувствие вдруг забилось в подреберье, как бешенный часовой механизм, трезвоня о тревоге. 
- Пап, что ты тут делаешь?! 
- Девочки, у меня для вас плохая новость. Мне звонила Рене - у Селесты инфаркт. 
 
*** 
Все вокруг потемнело, сузилось до размера крошечной точки, а потом вдруг разлетелось на миллиарды частиц, угрожающе накидываясь на нее множеством бессмысленных деталей. Обстановка кабинета стала вновь различима и наполнена страхом. 
- Что? – слабо лепетала Элис. – Бабушка, что с ней? 
Чарли приблизился к ним и чуть наклонился, такой высокий, всегда надежный, прямо как в детстве, ее папочка. Пусть он уберет и эту пугающую преграду, пусть скажет, что все хорошо. 
- Тихо, Элис, тебе нельзя волноваться. 
- А мне все равно, - пронзительно закричала Элис, выплескивая все свое негодование и отчаяние. – Я хочу знать, что с моей бабушкой! Она жива? 
- Жива. 
Белла почувствовала, что лед внутри треснул, глотнула воздух, не осознавая, что все это время не дышала. 
- Что с ней, пап, все будет хорошо? 
- Я надеюсь, - устало вздохнул Чарли, морщины на его лице прорисовались четче. – Я сам плохо понял, Рене была в истерике и ничего толком не объяснила. Эмили уже летит в Финикс, она попросила присмотреть за тобой, Элис, и сообщила все потолковей. У Селесты весь день кололо сердце, но она не вызвала врача, а потом ей внезапно стало плохо и ее увезли в больницу. Сейчас она в реанимации. 
- В реанимации? – пропищал тонкий ломкий голос, и спустя какое-то время Белла осознала, что он принадлежит ей. 
- Да, но большего я не знаю, как только что-то выяснится, Рене сообщит. Она сейчас говорит с врачом. 
- Не может быть, - Элис с трудом сдерживала подступающие слезы, Белла машинально схватила ее за руку и сжала. 
Чарли, как в детстве, потрепал Эл по щеке. Его карие усталые глаза всегда смягчались, обращаясь к ним.
- Не переживайте, все обязательно обойдется. Селеста крепкая, она выкарабкается. Сейчас нам остается только ждать звонка Рене. 
- Ничего я не буду ждать, я полечу в Финикс! – отрезала Элис. 
- Мы полетим, - поправила ее Белла столь же решительно. 
- Нет, девочки, Эмили сказала, что вам лучше остаться здесь. И я согласен с ней, там вы изведетесь. 
- Я солидарен с мистером Своном, - вдруг очнулся директор Коуп, про которого все забыли. – Нельзя пропускать учебу. 
- Да плевала я на вашу учебу, - взорвалась Элис, Белла снова невольно подкорректировала ее: - С большой башни! Мы летим и точка. 
Они долго ссорились и, в конце концов, сошлись на том, что сначала все же дождутся звонка Рене, а потом продолжат. 
Белла сидела в старом кресле с высокой готической спинкой, так подходящем для кабинета директора, и считала толчки секундной стрелки и удары своего сердца. Сердце сильно опережало часы, она мысленно просила маму звонить скорей. Элис сидела в таком же кресле в метре от нее. Был виден только ее профиль, подсвеченный светом из окна - спинка с загибающимися боковинами мешала обзору. Брендон прислонила к груди левый кулак, от которого к шее тянулась цепочка. Белла знала, что в ее руке - всегда, когда коротышка нервничала или боялась, она хваталась за свой медальон. 
Когда им было восемь-девять лет, они обменялись кулонами со своими инициалами, поклявшись дружить всю жизнь и никогда не ссориться. Второй пункт они нарушили в тот же вечер, однако, дружили и по сей день, уверенные, что так будет всегда. Кулоны с буквами «Б» и «Э» они ценили пуще всех своих ценностей и считали талисманами дружбы, не сильно распространяясь про этот детский секрет. С годами цепочка стала маловата, Белла постоянно дергала ее и расшатала замочек. Однажды она заметила, что на шее пусто. Свон перевернула весь дом, но ничего не нашла, для нее это была целая трагедия. Рене фыркала и говорила, что эта побрякушка все равно была не золотая, и что глупо так расстраиваться. А Белла продолжала день за днем практически с лупой обыскивать комнаты. Элис должна была прилететь через неделю, и она не знала, как сказать ей об этом. Совсем отчаявшись, Белла вдруг получила спасение: придя к бабушке в гости, подала ей кофту, и что-то с тихим звоном упало на пол. Наклонившись, она чуть не разрыдалась – на ладони сверкала маленькая, до боли родная «Э», матово поблескивая серебром. Оказалось, что обняв Селесту на прощание, Белла оставила на ее вязаной кофте свой кулончик. В тот же день она сходила в ювелирный и приобрела новую прочную цепочку с креплением. 
Белле казалось, что цепочки душат ее, поэтому она носила свой талисман дружбы непостоянно. Элис, наоборот, без него она чувствовала себя неуютно. Когда волновалась, Брендон теребила цепочку, крепко сжимала кулон в руке, чтобы вспомнить, что есть человек, которому она дорога. Это придавало ей сил, и с годами незаметно превратилось в привычку. 
Сейчас Элис с закрытыми глазами прижимала кулак к губам. Белла ловила ее взгляд, надеясь приободрить ее. Несмотря на то, что она была не родной внучкой Селесте, она любила ее не меньше, ей было легче думать о том, как переживает Эл, чем чувствовать свой страх. «Когда тебе плохо, найди того, кому хуже, и помоги ему» - так однажды ей сказала бабушка, и это был золотой совет. Когда есть ради кого быть сильной, силы просыпаются сами. 
Телефон зазвенел, и все одновременно подскочили с мест. Чарли схватил его и тревожно закричал в трубку: «Алло, я слушаю!!!». Элис потянула за его полицейскую куртку, чтобы слышать, Белла прилепилась с другого бока. Как только Чарли отключился, они загомонили. 
- Тихо-тихо, успокойтесь. Вот чертенята, - он попытался освободиться. – Выдохните, положение Селесты стабильное. Фил через час заберет Эмили из аэропорта, и она присоединится к Рене. Врач сказал, что Селеста относительно в порядке, но опасения, к сожалению, еще есть, - Чарли нахмурился. 
- Белла, собирай вещи, мы летим! – скомандовала Элис и пошла к двери. Шериф удержал ее за щуплую ручонку. 
- Элис, подожди, твоя мама сказала… 
- Мне все равно, Чарли, ты серьезно думаешь, что мы останемся? – Чарли вздрогнул. Именно так однажды сказала его жена, а потом исчезла с маленькой годовалой дочкой. Он так надеялся… Но, похоже, вскоре его дом снова опустеет, его рука разжалась. 
- Но ведь скоро Рождество… 
- Пап, мы должны сейчас быть рядом с бабушкой, а вдруг ей снова станет хуже или вообще… - Белла не закончила фразу, проглотив окончание. После продолжительного раздумья, отец тяжело вздохнул. 
- Ладно, поедем домой, надо собрать вещи, документы и дать вам деньги на билет. 
- Только не забудьте написать заявление на отсутствие девочек по семейным обстоятельствам, - напомнил Коуп, робко выглядывая из-за их спин. Белла попыталась оспорить такую ненужную трату времени, но Чарли твердо отказал. 
Когда они вышли из кабинета, Эдвард, как бы невзначай опиравшийся на подоконник в компании своих друзей, дернулся и едва не свалился с него. Дальше по коридору, на приличном расстоянии расположился Кай. При виде Каллена, Чарли недовольно поджал губы и, стремясь оберечь своих девочек, положил руки им на плечи. Под таким конвоем они пошли к администрации. Белла нашарила взглядом Каллена и попыталась передать насколько ей плохо, страшно, тяжело. Эдвард выпрямился, но не мог приблизиться. Чарли повернул, и они пропали из виду. 
 
*** 
После того, как Брендон и Свон вызвали непонятно кто и куда, Эдвард сидел как на иголках. Куда они увели Беллу, почему ее так долго нет? Почему он не имеет возможности контролировать? Никто не спешил к нему, сломя голову, с объяснениями, и это возмущало его. Эдвард привык, что Коуп всегда держит его в курсе, и все вокруг угождают ему. Неужели они подумали, что начав встречаться со Свон, он настолько размяк, что правила отменены? 
Каллен пнул стул Джаса, и тот поинтересовался, что ему надо. Махнув головой, он посмотрел на медлительные стрелки, выругался и вцепился в волосы. 
Где Белла? 
Вольтури наискосок от него тоже маялся, но не так заметно, Эдвард опомнился и сел прямо, поправил волосы. Совсем разболтался. Кай бегло обернулся на опустевшую парту позади себя, и на миг его лицо стало тоскливым. Эдвард вдруг преисполнился дружескими чувствами к этому парню, разделяющему его переживания. Странно, Кай Вольтури, кто бы мог такое подумать? Только Белла могла перевернуть все так с ног на голову. Как бы Кай не цеплялся за свое отчуждение, Белла на пару с коротышкой не давали ему устраняться от окружающего мира. 
Поняв, что больше сидеть не в силах, Эдвард шепнул Джасу, чтобы нашел его на перемене, послал секундный предупреждающий взгляд училке и покинул класс. Зайдя к Коуп, он недовольно спросил, зачем вызвали подружек. Амелия начала привычно лебезить и рассказала, что Чарли Свон пришел внезапно, она сама не знала, что происходит в кабинете ее мужа. Каллен вышел и чертыхнулся, он мог зайти к директору, но не когда там шериф, который абсолютно не в курсе, что он встречается с его дочерью. Эдвард занял наблюдательный пост неподалеку от двери Коупа. 
Прозвенел звонок, напротив него нарисовался Кай, молчаливо взглянул на него и отошел в сторону. Потом пришли Эм и Джас с недовольной Розали на буксире, девушка скорее хотела домой и задержка ее раздражала. Он перебрасывался с ними незначительными фразами, когда дверь, наконец, открылась. 
Белла выглядела подавленно. Она увидела Джаса, ищуще заскользила дальше, нашла его и так посмотрела, что Эдвард не заметил, как встал. 
Коротышка тоже выглядела неважно, мелкая, бледная, ссутулившаяся, она смотрела только под ноги. Чарли, увидев его, как всегда перекосился, и словно почувствовав направление его интереса, накрыл руками обеих девчонок, посылая ему грозный взгляд. 
«Поздно, Свон, уже слишком поздно». 
Они направились к администрации, а Эдвард сосредоточился, придумывая, как все выяснить. Одному ему будет удобнее. Он повернулся к друзьям: 
- Эм, Джас, сегодня тренировки не будет, можете передать это остальным? 
- Без проблем, - согласился Маккартни и с энтузиазмом предложил: - Может, сегодня закатимся в клуб в Порт-Анжелесе? 
- Эм, ты ку-ку? – закатил глаза Джаспер. – Ты забыл, что нам теперь в Порт-Анжелес вход заказан? 
Это было правдой, у Карлайла снова обострилась конфронтация с Аро Вольтури, и пока их война вела активные действия, Эдварду показываться там не следовало, его близким друзьям тоже. 
- Ой, да ладно, думаешь, все мафиози сидят по кустам и только и ждут Эда? Никто не узнает. – Розали согласно кивнула, опасность всегда заводила ее. 
- Нет, Эммет, не в этот раз. Давайте лучше через два часа встретимся в теннисном клубе, повторим воскресенье. 
Они согласились и пошли к выходу, Хейл ненавязчиво отсоединилась от своего парня и упорхнула в неизвестном направлении. Каллен подозревал, что она идет к очередному «поклоннику», его охватила застаревшая злость. Сколько можно обманывать Эммета? Когда-нибудь он займется этим всерьез. Но не сейчас. Эдвард пошел на парковку, надеясь, что там среди шума и множества машин, у него получится незаметно поговорить с Беллой. 
Он стоял недалеко от машины шерифа, когда его неожиданно хлопнули по спине. Застигнутый врасплох, Эдвард рассержено обернулся и изумился, увидев Кая. Как у него получилось оказаться тут раньше? 
- Каллен, они обе не отвечают на мобильные, к Чарли ты не подойдешь, а значит и к ним тоже. 
«Ну, блядь, спасибо, капитан очевидность!» Вольтури что, подошел поизмываться над ним? Вскоре выяснилось, что так и есть: 
- А я смогу. Отец Герды вполне терпит меня. 
- И что? Ты пришел мне это сообщить?! 
- Не ори, - поморщился Кай. – Давай свой номер. Я, возможно, поеду с ними и сообщу, что там и как. 
Эдвард не поверил своим ушам. Уронив челюсть, он переспросил: 
- Сообщишь? 
- Да, если ты перестанешь тормозить и пялиться, - сквозь непроницаемость парня проступила капля раздражения. 
Эдвард решил не упускать шанс и написал номер. Вольтури начал разворачиваться, чтобы вот так просто уйти, но он был не согласен. 
- Зачем ты это делаешь? 
- Не твое дело. 
Эдвард схватил его за плечо, то тут же напряглось. Вольтури смахнул его руку, в его глазах промелькнуло предупреждение. 
- Ответь, - потребовал Каллен, потом, опомнился – этот парень помогает ему, Белла любит его. Эдвард, весь скривившись, все же выдавил: - Ответь, пожалуйста. 
Кай усмехнулся, видя, как его всего перекосило от этой уступки, его лицо на миг стало таким же простым, как тогда в кафе. 
- Ты не притворяешься, ты любишь Герду. А случилось что-то серьезное, ты имеешь право знать. 
Вау, это первая длинная фраза Вольтури, которую он услышал не в присутствии Элис и Беллы, хотя знал этого парня практически с детского сада. Его так раздражал его настойчивый сверлящий спину взгляд, а оказывается, Вольтури всего лишь пытался позаботиться о его девушке. 
Эдвард не мог наскрести в себе привычное недовольство к этому парню. Поступок Кая был удивительным и неожиданным, однако, немного благородным. Еще раз поразившись этому закрытому Вольтури, Эдвард вернулся к беспокойству. Кай думает, что произошло что-то серьезное. 
Тут дверь открылась и на ступеньки вышли шериф и двое его подопечных. Наблюдая, как они идут к миникуперу Брендон, у Эдварда вдруг сжалось сердце. Две одинаковые фигурки, какие-то поникшие и напряженные. Между ними было не менее десяти сантиметров разницы, однако сейчас они казались одинаковыми, возможно из-за накрывавшего их отчаяния. Случилось что-то плохое. 
Элис забрала что-то из своей машины и в этот момент к ним подошел Кай. Эдвард оценил осторожную дистанцию, на которой он держался от шерифа. Белла, увидев его, порывисто обняла, ее лица было не видно, но она что-то говорила. Парень сочувственно похлопал ее по спине и приподнял руку, словно предлагая Элис. Та не думала дважды и присоединилась к ним, шериф терпеливо мялся в сторонке. 
Наблюдая за ними, Каллен завидовал черной завистью. Это его место, он сейчас должен утешать Беллу, узнавать, что с ней, и решать ее проблемы. Пусть бы Кай обнимал коротышку, а он Беллу, так было бы правильно, закономерно! Если бы только не шериф… 
Эдвард на миг задумался над идеей плюнуть на все и занять свое место, но только вздохнул. Она точно не одобрит это, да и отец ее «съест», за общение с Калленами. Ну почему так не справедливо? Если шериф смог принять даже Кая Вольтури, то почему его нет? Эдвард знал ответ на этот вопрос: у них обоих злокозненные для Свона фамилии, однако, к Вольтури претензии этим ограничиваются. А у него помимо предрассудков был тяжелый довесок из многочисленных задержаний. Раньше он постоянно имел проблемы с законом, а главным представителем закона в этом городе был - барабанная дробь - Чарли Свон! Собственной персоной. Повезло же ему. 
Троица и шериф между тем загрузились в полицейскую машину и отъехали, его телефон пикнул. 
«Езжай за нами». 
Дважды он не думал и спустя три минуты следовал с большим разрывом, не привлекая внимания шерифа к своей скромной персоне и отнюдь не скромной машине. Телефон снова пикнул. 
«Бабушка Элис в больнице. Инфаркт. Обе переживают». 
Каллен отбросил телефон на соседнее сидение, теперь все ясно. Лицо Беллы, такое потерянное и испуганное, непривычно ранимое. Она рассказывала ему множество историй, в которых фигурировала эта женщина - Селеста Джонс. Белла была очень привязана к ней. Свон ничего не умела делать наполовину, если уж она любила кого-то, то всей душой. Страшно подумать, как сейчас она переживает. Эдвард надеялся, что она поднимется в свою комнату, и он сможет пролезть туда по дереву. Руки начало ломить от желания обнять ее. Надо терпеть. Телефон снова звякнул. 
«Они обе летят в Финикс». 
- Блядство! - Он швырнул телефон и с силой сжал руль. – Не может быть. 
На сколько? Когда? Как скоро она вернется обратно? Внутри начала жечь бессильная ярость, Эдвард злился на судьбу, которая подарив небольшой просвет, снова ехидно подставляла подножки, сбивала его и швыряла в самый низ. Белла улетает, в другой штат, за сотни километров от него. Эта была ужасная новость. 
Он хотел бы полететь с ней. Но шериф от этой идеи наверняка пристрелил бы его из своей знаменитой двустволки. Интересно, а Каю он разрешит? Вольтури же наверняка захочет увязаться с подружками. Его накрыло черным отчаянием, избежать расставания с Беллой, пусть ненадолго, не удастся. 
Ему вдруг пришло в голову, что Чарли не даст им даже проститься. У его семьи есть личный самолет, может, если он предложит помощь, шериф не пристрелит его, а сначала выслушает? 
Доехав до знакомого поворота, Каллен хотел уже выйти из машины, как телефон пикнул. 
«Не светись, через десять минут в саду за домом. Жду». 
Зачем ему Вольтури? Зачем ждать целых десять минут, надо идти прямо сейчас! Эдвард открыл дверцу, а потом неожиданно захлопнул. Внутренний голос подсказывал послушать Кая. 
Десять минут тянулись бесконечно, и через восемь из них он пружинисто вышел из машины и, стараясь не привлекать внимания, дошел до места. Из-за угла дома вывернул Кай, а за ним – о, слава богу – Белла. Эдвард быстро приблизился и порывисто обнял девушку. 
- Белла. - Он облегченно выдохнул, оторвался от ее волос и посмотрел на Вольтури: - Спасибо. – Парень кивнул и тактично заметил: - Я побуду около крыльца, у вас не больше пяти минут, Чарли скоро заметит наше отсутствие. 
Когда он исчез, Эдвард не знал с чего начать: он смотрел на Беллу, пытаясь впрок насмотреться за все часы ее отсутствия, а может даже дни… 
- Эдвард, моя бабушка, - у нее заслезились глаза. Она подавила этот порыв, беря себя в руки. – У нее инфаркт, я так боюсь, ужасно боюсь за нее. 
- Не надо, тише, - он суетливо погладил ее по волосам. – Все образуется, тысячи людей выживают после инфаркта и потом полноценно живут дальше. Хочешь, мы найдем для нее лучших врачей в стране? Ее обязательно вылечат! 
- Я не знаю, чего я хочу. Я хочу видеть ее прямо сейчас. Вдруг это из-за моего переезда? 
- Не говори ерунды, ты здесь не причем. - Его даже рассердила ее вечная привычка брать вину на себя. 
- Мы все тут, Рене и Фил постоянно путешествуют, бабушка осталась совсем одна и вот результат. А вдруг она умрет? - Белла сжала зубы изо всех сил, высказав, наконец, свой самый большой страх. Эдвард встряхнул ее: - Даже не думай об этом, я тебе обещаю, что этого не произойдет. Ты мне веришь? 
- Ты не бог, Эдвард! 
- Нет, не бог, но я обещаю, ты мне веришь? – Девушка долго смотрела в его глаза. Он надеялся, что она прочтет там убежденность. Она кивнула, и Эдвард уже нежно прижал ее к себе: – Ты только не бойся, ты же ничего не боишься. Все образуется, я с тобой. 
- Я люблю тебя, Эдвард, - всхлипнула она. Он сдавил ее крепче. 
- И я тебя. 
Он упивался последними мгновениями с ней, понимая, что шанс вот так обнять ее представится еще не скоро. Они ничего не говорили, Эдвард думал, что она плачет, но когда она посмотрела на него, ее глаза были сухими и очень грустными. 
- Я не представляю, как буду там без тебя. Ты мне так нужен. 
Он чуть не сорвался, чтобы начать умолять, упрашивать взять его с собой. Собственный эгоизм отступил на второй план, и он просто хотел быть с ней рядом, когда ей так трудно. 
- Наш с Элис самолет через три часа. Я должна собрать вещи и мы поедем в Порт-Анжелес, - бесцветно выговорила Белла. 
Так скоро. Вот как… Белла начала бестелесно таять в его руках, отдаляться, исчезая, пока только в его воображении. 
- Как мне тебя отпустить? – спросил Эдвард у самого себя. – Ты должна будешь писать каждую минуту. 
Свон кивнула, за ее спиной вдруг появился Кай, сочувственно поджав губы, он показал на часы. Каллен не должен был сердиться на него, этот парень и так сделал ему очень щедрый подарок. 
- Пора, - шепнул Эдвард, а сам обнял Беллу крепче. – Иди и помни, что я люблю тебя. 
«Слишком сильно», - кричало сердце. «Это даже нездорово, ненормально. Что ты будешь делать теперь, когда ее не будет рядом? Нельзя настолько любить другого человека, независимого, отдельного от тебя, могущего исчезнуть в любой миг». 
Эдвард, урывая последние секунды, склонился над Свон, приникая жадным поцелуем, сводя сам себя с ума. 
- Пойдем, Герда. Чарли уже ищет тебя, пойдем, пока нас не застукали. 
Вольтури оторвал и повел ее, придерживая за плечи. Перед поворотом она оглянулась посмотреть на него и исчезла. 
Подул холодный ветер, продувший его до костей, забравшийся под куртку. Посыпались последние осенние листья с голого дерева, он остался совсем один. 
 
Заставить уехать себя Эдвард не смог, поэтому остался наблюдать, как они выходят из дома и загружаются в машину. Вольтури не поехал с ними, он сначала обнял Беллу, потом отпустил ее, и девушка отчаянно огляделась вокруг, наверняка мечтая увидеть его. Но не заметила и села в машину. Кай потом еще долго держал в объятиях коротышку, его лицо исказилось, похоже, он тоже нешуточно любил Элис. Машина отъехала, а он все стоял и смотрел им вслед, ветер трепал его волосы. 
Эдвард вышел из своего укрытия и подошел к нему, встал рядом, тоже смотря вслед исчезнувшей машине.
- Значит, ты все-таки не поехал с ними? 
Вольтури вздрогнул от неожиданности, хотя он приближался далеко не бесшумно. «Так-то тебе, мутный мальчик». 
- Нет. У меня дела здесь. 
Он чуть не спросил: «важнее Элис?», но во время прикусил язык. Ему вовсе не хотелось вызывать его враждебность, просто Эдвард не мог представить, что могло бы удержать его на месте Кая. Он полетел бы за Беллой на край света. 
- Ладно, пошли, я подвезу тебя до твоего пикапа. Дождь начинается. 
В воздухе, правда, пахло дождем, совсем скоро прозрачные капли будут падать на землю, смывая следы. 
- Сам доберусь. 
Вольтури пошел вдоль дороги. Он что собирается идти под дождем пять миль? Вместо того чтобы принять хоть немного его помощи в ответ и сесть в машину? Этот парень откровенно чокнутый. Эдвард, разбито перебирая ногами, дошел до своей машины, открыл все окна, чтобы в салоне гулял ветер и завел двигатель. Проезжая мимо Вольтури, он притормозил, без слов предлагая еще раз, но Кай повернулся, посмотрел и пошел дальше. 
Чертов упрямец. 
 
*** 
Снова самолет, прошло всего три месяца. В этот раз Белла не слушала Chili Peppers. Она смотрела, как самолет набирает высоту, отрывая её от земли и части сердца, которая оказалась прикованной там. Основной ее эмоцией сейчас был страх за бабушку, но второй нотой шла грусть от расставания с Эдвардом. Эти мысли не давали покоя, Белла нерешительно дернулась в сторону своего рюкзака, в переднем кармане которого лежал плеер. 
Это не выход, сейчас есть нечто поважней. Белла повернулась к Элис, та бездумно смотрела в окно стеклянным взглядом. Свон снова нашла ее руку и сжала, незачем сдавливать в ладонях серебро, если она есть рядом живая. Брендон никак не отреагировала, а ей так хотелось поговорить! 
Белла бессильно положила тяжелую голову на тонкое острое плечо коротышки. Элис всхлипнула. Нашаривая на ощупь, Белла попробовала ее щеки, как она и думала – мокрые. 
- Не плачь, Элли, а то и я заплачу. 
Свон обняла ее одной рукой, утешая. Самолет зарылся в хмурые облака, и освещение изменилось. Элис, наконец, тоже обняла ее, и некоторое время они провели в тишине. Сложно было представить, что пять часов назад, был светлый теплый день, наполненный смехом и хорошим настроением. Через время они начали тихо говорить, в основном убеждая друг друга, что все будет хорошо, подыскивали факты. Помешкав, Белла все же решилась поделиться своими опасениями: 
- А вдруг это я виновата? Я уехала из Финикса и разбила бабушке сердце? 
- С таким успехом можно сказать, что это сделала я, не переехав к вам, - возразила Элис. – Ты сама знаешь, что это чушь. 
- А Эдвард сказал ерунда, - слабо улыбнулась Свон. 
- Так вот куда ты пропадала, так я и знала. Но и Эдвард, и я правы, - Беллу вдруг что-то остро и быстро кольнуло, в следующий миг, она уже не могла нащупать проскользнувшую мысль. – Ты знаешь, что бабушка уговаривала Рене отправить тебя в Форкс еще с четырнадцати лет? Она видела, как тебе живется с мамой, и изо всех сил стремилась сделать лучше для тебя. Так что ты ее не бросала, она сама давно этого хотела. 
Ее очень удивил этот факт. Элис, в свою очередь не знала, что Селеста предпринимала и обратную попытку: уговорить Эмили переехать к ним. Как раз в то время ушел Ричард, у Элис начались проблемы со здоровьем, и они очень беспокоились за нее. Селеста видела, что Эл отдалилась от матери, и хотела, чтобы с ней был человек, которому бы она доверяла. А то время их было всего двое. 
- Бабушка всегда делала так, как было лучше для других, - подумала вслух она. 
- Не говори в прошедшем времени, - сердито одернула ее коротышка. Она, извиняясь, прижалась к ней лбом: - Я не имела это в виду, прости. 
Долетели они быстро, а потом долго стояли в огромном зале, переполненном снующими людьми. Белла снова почувствовала, что ей снова шесть, и она стоит одна, забытая собственной матерью, посреди аэропорта. Чтобы доказать, что она больше не потерянная маленькая девочка, Свон гордо расправила плечи и посильнее натянула лямки рюкзака. Никогда больше она не будет такой беспомощной, те времена прошли. Элис стояла рядом, ее старый рюкзак болтался на правом плече коротышки. 
- Наверно Фил в пробке, пошли ловить такси, сами доберемся. 
Свон направилась через толчею к выходу, оглядываясь и удостоверяясь, что Эл не отстает. Такси получилось поймать только через полчаса и то, оттолкнув какого-то дистрофичного, но очень противного мужчину. Таксист посмотрел на своих пассажирок скептично, их вид и малое количество багажа не внушили ему доверия. 
- В первую клиническую больницу, - небрежно сунула ему пятьдесят баксов Брендон. Водитель приободрился и домчал их как на самолете. 
Тощая дежурная медсестра с крикливым смехом опять же не хотела обращать на них внимание и болтала по телефону с подругой по имени Минди. Элис терпела ровно две минуты, потом, подпрыгнув, повисла на локтях на стойке и нажала сброс, обрывая этот бесконечный разговор. 
- Я повторяю: в какой палате миссис Селеста Джонс, ее привезли утром с инфарктом. 
- Да что ты себе позволяешь, соплячка! 
- Если вы сейчас же не скажете, то соплячка гарантирует вам проблемы, - в ее голосе звякнул металл, медсестра вдруг оборвалась и пристально взглянула на коротышку. Белла сделала тоже и изумилась: на миг в Брендон проскользнуло столько прирожденного высокомерия, осознания своего превосходства, словно та родилась, как минимум, в десятом поколении голубых кровей. Даже ей, знавшей ее как облупленную, стало не по себе. Сварливая женщина громко зашелестела страницами, швыряя их, как мусор. 
- Палата «307». Что за невоспитанные дети пошли? 
Они не стали выслушивать ее брюзжание, а торопливо пошли по указателям. Коридоры петляли и после третьего поворота Элис и Белла уже бежали. Белая дверь с табличкой «307» отлетела в сторону, они буквально ворвались в маленькую светлую комнатку. На свободной кровати сидели Эмили и Рене, но Белла их даже не заметила. Нашарив взглядом бабушку, обвешанную проводами и трубочками, она побежала к ней и порывисто обняла. 
- Девочки! – Селеста обрадовалась, ложа руки на их головы. – Как вы тут оказались? Вот ведь сорванцы, вы ни капли не изменились, я же сказала Эмили, не вызывать вас. 
Белла, наконец, смогла свободно заплакать, от того, как жутко соскучилась по ней, от того, что видит ее живой и почти не изменившейся. Страх таял, уступая место радости. Она взяла жилистую руку бабушки с узловатыми пальцами, заглянула на знакомое лицо, испещренное морщинками, и почувствовала себя, будто вернулась домой. 
«Твоим домом будет мое сердце. И как бы далеко не заносила тебя судьба, ты всегда можешь вернуться домой». Так начиналась сказка, которую Селеста написала специально, чтобы читать им с Элис свои собственные, правильные сказки. 
- Белла, как у тебя отросли волосы, а всего три месяца прошло. А ты, Элис, стала еще красивей? Ох, маленькая моя, как я по тебе соскучилась, по вам обеим. 
- И я, - произнесла Брендон в одеяло. - Как ты себя чувствуешь, почему ты сразу не обратилась в скорую? Что теперь – все ведь будет хорошо? – Элис не могла остановиться. 
- Конечно, будет, птичка, - Женщина начала поглаживать ее по голове. – Ты же знаешь, врачей я недолюбливаю, но теперь буду следить за этим, раз был звоночек. Вы-то как здесь оказались? Вы должны быть сейчас в Форксе. 
- Ты что серьезно думала, что мы узнаем и останемся сидеть там? – возмутилась Брендон. 
- Ну… Я надеялась, не хотелось вас тревожить. Бедный Чарли, представляю, что пришлось ему пережить. А ты что молчишь, принцесса? 
Не смотря на то, что Белла, в отличие от подруги, никогда не хотела быть принцессой, это имя все равно приклеилось к ней, в то время как Эл звали птичкой. Раньше Свон злилась – она хотела быть долбанной птицей, не принцессой! Однако слишком любила Селесту и поэтому смирилась. Сейчас она вдруг была рада быть «принцессой», а молчала, потому что чувства переполняли ее, а в такие моменты, язык не был ей товарищем. 
- Ничего. 
Тут мамы тоже дали о себе знать, Рене оживленно застрекотала и начала их обнимать, причем Элис, похоже, радовалась больше, чем ей. Селеста посмотрела на нее расстроено. Белла успокаивающе улыбнулась ей, она не обижалась, привыкла уже, подумаешь три месяца. 
- Привет, мам. 
- Ох, Белла, ты ни капли не изменилась, как всегда одета как мальчишка. А я так надеялась, что, живя рядом с Элис, ты переймешь немного ее хорошего вкуса. Элис, платье просто чудо! 
«Отлично, мам, пять баллов». Белла пожала плечами и отвернулась. 
Брендон перевела тему, спрашивая, что говорят врачи. Эмили была недовольна, что дочь нарушила ее указания. Она сообщила, что доктора дают оптимистичные прогнозы. Несмотря на слабость и внешний вид, Селеста уже вне опасности. Некоторое время она пробудет тут, а потом ее выпишут при условии соблюдения строгого постельного режима. 
Бела так сидела на краю кровати бабушки, пытаясь осознать тот факт, что все обошлось. Телефон в кармане слабо пикнул, оповещая о сообщении. Она чувствовала от кого оно, могла заложить свою левую руку, что это Эдвард. Так и оказалось. В сообщении чувствовалась тревога, забота и нежелание не вовремя навязываться. Белла почувствовала вину, за то, что не написала сразу по прилету, поэтому ее ответ растянулся на три смс. Рене, заметив это, вдруг проявила несвойственную ей проницательность: 
- Белла, а с кем это ты там переписываешься? Уж, не с поклонником ли? 
Элис заговорщицки ей улыбнулась, с ногами сидя на просторной кровати Селесты. 
- Еще как! Последняя новость в нашей семье: у Беллы появился парень. 
Рене громко и очень эмоционально удивлялась, пока Белла, как василиск, убивала свою мелкую подругу – ну удружила! 
- Не могу поверить, неужели это все-таки случилось! Я думала, ты Элис будешь первой, ведь Белла такая зажатая. 
- Вовсе она не зажатая, - возразила коротышка, начиная чувствовать всю величину своей ошибки. – У нее было море поклонников, когда она пришла в школу. 
- Быть того не может! 
Очень приятно, когда мама не сомневается в тебе и всегда подбадривает… 
- И кто же это? Я его знаю, это не тот ваш друг с резервации, который прилетал на летних каникулах? – Белла чуть не подавилась при упоминании Джейка. 
- Нет, это Эд… э-э… - тут Эл замялась, понимая, что имен лучше не называть. Имя «жениха» Беллы было слишком громким, над ними нависла двустволка Чарли. – Ээ.. Как там его зовут, Белла?! 
- Кай! – отчаянно выкрикнула Белла, не понимая, зовет ли она по привычке друга на помощь или отвечает на вопрос, это показалось ей спасением. – Его зовут Кай! 
- А как фамилия? – внезапно спросила Эмили, но Рене ее одернула: 
- Да какая разница, Эми? Главное другое, - у ее матери загорелись глаза: - Он симпатичный? Высокий, цвет глаз, волос, а какая у него машина? – Белла начала нервничать активнее. 
- Ну, он обычный. Высокий, глаза синие, волосы светлые, золотистые, скорее темный блондин. Машина у него тоже синяя. 
- Ох, Белла, я так взбудоражена, теперь мы сможем поболтать как мама с дочкой, и перемыть все косточки твоему Каю… 

«Вот здорово», - перекосилась Белла.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)