8 января 2016 Просмотров: 573 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 3. Часть 1

Глава 3. Запертый изнутри. Часть 1
 
 
*** 
- Привет, Беллз! Ты Кая не видела? 
К ним, как бешенная блоха, подскочила Элис и начала трясти Беллу. Эдвард подавил приступ недовольства, мимо прошла Лорен Мэллори, и он оглянулся. Пора. 
- Вы идите, мне надо в радиорубку заглянуть. 
Некоторое время Эдвард шел за Лорен, поджидая удобного момента, а затем втолкнул ее в мужской туалет. Там как назло оказался Остин Эванс, который любопытно взглянул на них. 
- Выйди, пожалуйста, Эванс, нам надо поговорить. 
Парень смерил его презрительным взглядом, но вышел. Эдвард прислонился к раковине и скрестил руки, Лорен приготовилась рыдать. 
- Эдвард, я же уже вчера извинилась перед Розали, что вам еще нужно? Пожалуйста, не делайте этого. 
- Ты думаешь, что это все из-за вшивой группы поддержки? 
- А что тогда, что я вам сделала?! Зачем Джаспер снял это? - в ее голосе сквозила истерика. – Я думала, он любит меня. – Эдвард усмехнулся, заподозрить в таком Джаса могла только круглая дура. Он не любил никого, кроме себя. 
- Знаешь, Лорен, у тебя очень грязный язык, - он наслаждался тем, как покраснела Мэллори, теперь ей вовсе не хотелось оскорблять кого-то! Ему хотелось, чтобы она почувствовала то же, что чувствовала Белла! 
- Он заставил меня… 
- Не прибедняйся, на пленке ты выглядишь очень убедительно. 
- Что тебе надо? – вдруг как в бреду залепетала Мэллори и начала опускаться, дергая его пояс. – Я сделаю что угодно, только, пожалуйста, отдайте мне кассету. Мои родители убьют меня… - Она уже начала давиться слезами. 
Ему были неприятны ее манипуляции, но он не отодвигался. Только когда она нерешительно расстегнула молнию, захлебываясь слезами и соплями, наконец, отступил в сторону. 
- Прекрати, мне это не нужно. Но я хочу, чтоб ты в следующий раз думала, прежде чем использовать свой длинный язык. Особенно, когда лезешь к моей девушке. 
- Так это все из-за Беллы? Из-за того, что я сказала ей вчера? – Его глаза сузились. 
- А ты успела раскрыть свой рот и вчера? 
- НЕТ! Я не оскорбляла ее, я предложила ей подружиться, честно! – в ужасе закричала Лорен. 
- Надеюсь так и есть, иначе я все-таки помогу Джасу осуществить его план. 
- Так ты не будешь включать это по радио? 
- Нет, я и не собирался, наслаждайтесь с Джаспером вдвоем своим порно, меня это не касается. Если ты, конечно, поняла мое предупреждение, - он приподнял бровь, а Лорен начала горячо заверять его, что больше слова не скажет о Белле. У нее снова начиналась истерика, и Эдвард поспешил покинуть помещение. Снаружи его поджидал Джас. 
- Ну как, развлекся? – Он сдержанно кивнул, и Уитлок хохотнул: - Застегни ширинку, Ромео, и смотри, чтобы об этом не узнала твоя идейная принцесса. 
- Иди ты! Не думаешь же ты, что я успел? И не в обиду тебе будет сказано, но Мэллори меня отталкивает.
- Ну, зато у нее третий размер, - философски пожал плечами Джаспер. 
Перед кабинетом английского Эдвард заметил съежившуюся, но задиристую Беллу и рядом на недопустимо близком расстоянии Эванса. У него потемнело в глазах - неужели Остин стучит, что видел их с Мэллори? 
Он немного перегнул палку, Белле не понравилось его ревность, и обозвав его параноиком, она прошла в класс. На большой перемене случилось нечто, что ему очень не понравилось. 
Заработали экраны, и Каллен понял, что Джас и Роуз все-таки решили выполнить свой план. Неожиданно Белла вскочила и, ничего не объясняя, выбежала из столовой. Элис и Кай подшучивали над тем, что на экране он выглядит размыто, а Эдвард концентрировался на том, чтобы сохранять непонимающее лицо. Видео не продлилось и трех минут, кто-то выключил кассету. А вскоре вернулась запыхавшаяся Белла. Каллен тревожно осмотрел ее руки, они были пусты, но сдавалось ему, он знал, кто спас Мэллори… 
 
- Что это было, Джаспер? – сдерживая злость, спросил он, едва только машина Брендон скрылась за поворотом, увозя с собой Беллу. 
- Ты про что? – Уитлок расчехлил гитару и даже не повернулся к нему, копаясь в своей машине. Эммет и Роуз сидели на заднем сидении. Эдвард, стараясь не терять голову, встал рядом с Уитлоком. 
- Ты знаешь. Ты поставил запись с Мэллори. 
- Значит, догадался? Там же всего минуты три было, ты глазастый. Нет, а чего ты так злишься? Было бы весело, если бы Свон не вмешалась. 
- Так это была Белла. Скажи, ты это специально делаешь? Ты же мне мешаешь, - надавил он, смотря на Уитлока исподлобья. 
- Нет, Эд, это не должно было помешать нашему… ну неважно. Я не знаю, как она узнала. Главное - она тебя не приплела, я по-прежнему ее цель №1. Так что расслабься. 
- Я-то расслаблюсь, но ты лучше больше не выкидывай таких сюрпризов. 
Короткий разговор, вроде бы мирный, но оставивший в душе первый осадок сомнений. 
*** 
Видимо, стоит Белле отдалиться от него, как защитная оболочка спадает, и его со всех сторон настигают неприятности. Въезжая на территорию поместья, Эдвард хмуро посмотрел на Мерседес Карлайла, блестящий и обезличенный, прямо как его отец. Некоторое время он раздумывал, но потом все же вышел и, покручивая ключи на пальце, поднялся по ступенькам – слишком интересно было, соизволит ли Карлайл извиниться. 
Эдвард вошел в холл и вальяжно облокотился на антикварный помпезный стол. Глазам предстала идеалистическая картинка: блестящий политик Карлайл Каллен со своей женой, чаепитие. Его родители всегда были красивой парой, но сейчас он смотрел на них, на деловой костюм отца, безупречный элегантный облик матери, на то, как аккуратно она одними пальчиками держит фарфоровую кружку, и его не покидало ощущение постановочности. Они ведь у себя дома – почему нельзя было вынуть жердь из горла, плюнуть на все, надеть удобный халат и сесть ближе? Он точно знал, что они до сих пор любят друг друга, неужели нельзя расслабиться даже дома? 
- Мы ждем журналистов? – Эсми и Карлайл заметили его. Мать обрадовалась и попросила присоединиться к чаепитию. 
Эдвард вопреки желанию выполнил ее просьбу и с усмешкой уставился на Карлайла, тот как всегда был невозмутим. 
- Как прошел день, Эдвард, что в школе? Ты так редко стал показываться дома, - печально заметила Эсми.
- В школе ничего нового, в четверг мое первое собрание в роли президента. Учительский совет сообщит страшную тайну: формируется школьный комитет из учеников, которые будут мне помогать. Думаю, Джас станет моим заместителем. 
- Да? – вежливо удивился Карлайл. – А я думал, им станет девушка, занявшая второе по количеству голосов место. 
- Да, кстати о голосах, - начал вполне спокойно Эдвард, хотя внутри кипела желчь и обида. – Ты, помнится, всю сознательную жизнь учил меня вежливости. Тебе не кажется, что хотя бы из банальной вежливости ты должен был передо мной извиниться? Как-никак ты прилюдно обвинил меня в том, что я порочу твое честное имя, подкладывая себе голоса. 
Карлайл бегло взглянул на него, похоже, ему совсем не понравилось, что он завел этот разговор при Эсми. Та побледнела, отчего ее зеленые глаза остались единственным ярким пятном на лице, и перевела взгляд с мужа на сына. 
- Что у вас снова произошло? Карлайл? 
- Да, Эдвард прав, - сквозь зубы признал он. – Я ошибся. Не переживай, Эсми, это всего лишь недоразумение. 
Эдвард не удержался, фыркнул и откинулся на спинку витого стула. Как же наивно было думать, что Карлайл будет чувствовать вину или неудобство из-за такой мелочи, это всего лишь он, его сын. 
- Что за недоразумение? 
- На выборах произошла нехорошая история, вскрылись лишние голоса. Соперники Эдварда обвинили его в нечестной победе, но, к счастью, все разрешилось: голоса подложила себе девчонка Свон. Я уже выразил свое недовольство ее отцу, ничего себе шериф – хорошую дочку воспитал. Хотя, скорее всего, это влияние Рене - она всегда была взбалмошной. 
- Карлайл! Я же говорила, чтоб ты не тянул Эдварда в свою политику, смотри: он еще в школе, а эта грязь уже началась. К тому же у него не лежит к этому душа! - воскликнула мама, но ему было не до этого. Мало того, что Карлайл сначала с легкостью обвинил его, так теперь с такой же легкостью очернил Беллу, позвонил ее отцу! Эдварда затрясло. 
- Девчонка Свон ничего себе не подкладывала! Она набрала свои заслуженные голоса, а лишние подложил человек, не имеющий к ней никакого отношения! Мне плевать, меня можешь поливать грязью и не извиняться сколько угодно, но ее не смей трогать. Белла – моя девушка и я требую уважения! 
Карлайл вдруг впервые посмотрел на него со скрытым одобрением. Эдвард не знал, чем его заслужил, но чувствовал, как от ярости раздуваются ноздри. Отец все же соизволил принести извинения. Родители крайне удивились наличию у него официальной девушки, Эсми воодушевленно начала расспрашивать его, а Карлайл впал в глубокую задумчивость. Эдвард не знал, как объяснить, но по каким-то невидимым признакам чувствовал, что отец чем-то доволен. 
- Эдвард, думаю, ты обязан пригласить Беллу к нам на ужин, мы с Эсми хотим познакомиться с твоей первой официальной девушкой. Мне надоело узнавать имена, когда девицы стыдливо покидают твою комнату по утрам. 
- Ты с ума сошел. Мы встречаемся всего три дня, какое знакомство?! 
- Обычное. Так вообще-то принято, если ты не знал. Думаю, стоит пригласить Джаспера, Эммета, Элис и Розали, чтобы твоей девушке было комфортней. 
«О да! Белле будет жутко комфортно… Да она прибьет меня, как только услышит об этой потрясающей идее». 
Однако Эсми и Карлайл были на удивление настойчивы и единодушны, и после долгих дебатов ему пришлось сдаться. Лежа на кровати в своей комнате, Эдвард думал, как лучше поступить: сообщить Белле сейчас или без предупреждения отвезти ее к себе домой после уроков? В обоих вариантах были свои плюсы: второй вариант был хорош тем, что Свон не успеет отказаться, ну а первый тем, что он выживет. Если он просто привезет ее к себе и радостно сообщит: «вот, знакомься, это мои папа и мама», Свон просто оторвет ему голову! Ему вдруг остро захотелось обсудить это с Беллой, но советоваться с Беллой о Белле было невозможно, поэтому Эдвард отчаянно обхватил голову и перевернулся на спину. Он становится чересчур зависим от нее. 
Надо попробовать подумать о чем-то другом. Эдвард набрал номер Джаспера и рассказал, что завтра его ждет увлекательный аттракцион при участии его обожаемой Брендон и всей семейки Калленов. Джас пришел в буйный восторг, который немного поутих после напоминания о том, чтобы он не сильно доставал коротышку и не осложнял ему жизнь. Они проговорили еще немного, и утренняя стычка была забыта, потом родители Джаспера снова начали скандалить, и он быстро и напряженно попрощался. 
Эдвард некоторое время подумал о проблемах своего друга, но затем снова скатился на Беллу, это было неизбежно. Он позвонил Эммету, и теперь о завтрашнем ужине не знали только двое. Но реакция этой парочки была самой опасной и непредсказуемой, Эдвард вздохнул. Какова вероятность, что Белла откажется и сорвет все планы? Зная ее характер, он понимал, что достаточно большая, особенно если с ней в паре сумасбродная коротышка. 
В этот момент в голову пришла отличная мысль: он может извлечь что-то хорошее из этой ситуации! Это достаточно уважительная причина, чтобы нарушить «девичник». Такие новости надо сообщать не по телефону, а лично! Каллен вскочил на ноги и, довольно ухмыляясь, спустился по лестнице. 
Всего двадцать минут, и он увидит Беллу. 
 
*** 
Белла открыла глаза и посмотрела на перевернутый вверх тормашками мир. В таком положении он был одновременно тем же и другим, это смогло отвлечь ее от мыслей. Белла убрала руки с живота и перекинула их за голову, воображая крыльями, легкими и длинными. Кровь приливала в запрокинутую голову, волосы черным морем раскинулись по дивану, спадая до пола. Промелькнули стройные ноги Элис, и через секунду ее лицо оказалось напротив нее: 
- Ты что, медитируешь? Тебе нельзя - сотрясение еще не прошло, не перенапрягай сосуды. 
Белла прикрыла веки, надеясь, что ей разрешат еще недолго полежать в таком положении и понаблюдать перевернутый мир – ее мир. Но коротышка не исчезала: 
- Я тебя докричаться не могу, какой попкорн будем: сладкий или соленый? 
- Соленый, - ответила Белла, не открывая глаз, по порыву воздуха стало ясно, что Элис ушла. 
Белоснежный потолок нависал над ней как неправдоподобно ровный сугроб, только не блестел. Люди редко замечают потолок, живут и не поднимают взгляда выше уровня глаз. Белле нравилось смотреть в небо. Правда в Форксе оно почти всегда было серым, раньше она и не подозревала, что у этого цвета столько разных оттенков. Белла, зажмурившись, думала об ослепительном аризонском солнце, когда почувствовала, что диван рядом прогнулся. Свон повернула голову набок и увидела Элис в том же положении, что и она: ноги закинуты на спинку дивана, а волосы свешивается вниз. 
- Салют, космонавтам. 
- Салют. 
- Ты сегодня немногословна. Поболтаем или кино? 
- Кино. 
Элис включила «Суини Тод» и запрыгнула обратно на диван. Белла уже вернулась в нормальное положение и теперь расплачивалась потемнением в глаза. Они с удовольствием спрятались под толстый тигриный плед и выключили свет. Белла краем уха слушала разглагольствования Элис на счет актеров и рассматривала ее, чувствуя внутри приятное тепло. Её знакомое до мелочей лицо, звонкий голос и вся эта обстановка навевали спокойствие с легким привкусом ностальгии. Последнее время ее жизнь походила на барахтанье в штормовом море, а сейчас она как домой вернулась. Элис, пледы и их традиционные киномарафоны, это было так привычно и умиротворяющее. Здорово вот так просто греться под одеялом, прижимаясь к ней, необязательно даже было вникать в суть фильма. 
На экране появился молодой актер, и Элис восхищенно уставилась на него. Прежде она не грешила влюбленность в кинозвезд, поэтому Белла сосредоточилась на экране, пытаясь понять, что ее привлекло. 
- Ух ты, как он на Кая похож! 
- Точно, - удивленно произнесла Элис и неосознанно вслух добавила: - Только волосы темней, надо же… 
Белла снова отвернулась от экрана к Эл и положила голову ей на колени. 
- Помнишь, ты говорила, что он тебе немного нравится, ничего не изменилось? – Ей хотелось надеяться, что ее чувства углубились и стали значительней. Коротышка вспыхнула. 
- Не то чтобы. Как он может не нравиться? Скажи, а тебе он не нравится? Хоть самую малость. – Элис требовательно уставилась на нее, и Белла попыталась серьезно обдумать это, но ей кое-что серьезно мешало: - Я не могу точно ответить из-за того, что чувствую к Эдварду. Он застилает все внутри и не дает увидеть никого другого, - честно выговорила она. 
- А раньше, еще до Эдварда? 
Белла, склонив голову, глубоко задумалась. Эдвард нравился ей слишком давно, с их первой встречи, но она все же попыталась вспомнить времена, когда ее мания не была столь запущенной и безнадежной. Кай. Как только он появился, то сразу ей понравился, за честность, за свою скрытую силу и готовность помогать слабым, за юмор. Но чтобы как парень? Белла напряглась, пытаясь нащупать зачатки симпатии, но ничего не нашла. Она, конечно, замечала его привлекательность, но это было очевидным. И все же ни намека на такую тягу как к Эдварду. 
- Не думаю. Он конечно замечательный, но я всегда воспринимала его только как друга. 
- Да? Как ты можешь с ним общаться и не чувствовать ничего такого… 
- Ты не влюбилась? – с надеждой спросила Белла. 
- Нет, что ты! – оборвала ее подруга. – Это другое, мне сложно объяснить словами… - Эл наморщила лоб. – Это что-то неосязаемое, но сильное. Меня это часто заставляет ломать голову. Словно он слишком бережлив что ли… 
- В смысле, жадный? Кай же сама щедрость! 
- Да нет, - раздраженно отмахнулась коротышка. – Бережлив - в смысле осторожен, в общем, проехали, я не знаю, как объяснить. Но знаешь, пару раз Кай был очень откровенен. Он немного рассказал мне про Аро. Белла, ты не представляешь какой это кошмар! У него на спине такие ужасные шрамы, он прямо не сказал, но, кажется, Аро к этому причастен. А его другому брату - Марку отрезали руку… 
Голос Элис перешел на шепот, и лицо Беллы исказилось от ужаса. Изнутри поднялась тошнота, не хотелось думать о том, что это реальность, представлять… 
- Зачем?! – Собственный голос показался ей сиплым и не звучным. 
- Я не знаю, но это так ужасно. Боюсь представить, сколько всего пришлось пережить Каю. Я хочу защитить его! 
Конечно, хочет, у Элис было поразительно большое сердце. Удивительно, как оно помещалось в такой маленькой грудной клетке. Оставалось только гадать, как туда мог проникнуть кто-то такой плохой как Джаспер. А Кай, сколько бы тьмы не было в его недолгой жизни, будто в противовес Уитлоку, сумел стать таким как есть. Они были словно две стороны монеты. 
- Эх, если бы их можно было поменять: Кая и Джаспера, - вздохнула Белла. – И что бы не показывал Кай, он не в порядке. Никто не может быть в порядке после такого. А ты бы смогла его исцелить. Кай заслуживает любви, в отличие от Уитлока. 
- Белла, это не вопрос выбора. И вообще – о чем мы говорим? Кто сказал, что сам Кай хотел бы этого? 
- Ну не знаю. Иногда, я смотрю, как он с тобой обращается, и мне кажется, что он к тебе не равнодушен. 
- Ну, совсем-то уж не завирайся! Он и с тобой так же обращается. Просто он заботливый. 
- Элис, я хотела спросить… - Белла нерешительно замялась, и Брендон нетерпеливо поторопила ее. - Из-за нас с Эдвардом тебе приходится чаще видеться с Уитлоком. Меня волнует то, что тебе из-за этого больно … 
- Из-за этого? Перестань, причем здесь ты? Мне всегда больно его видеть. Так было еще задолго до твоего переезда. – Элис сказала это так, что Белла сжала кулаки. 
- Ничего, осталось полтора года, а затем мы уедем в колледж, и ты перестанешь его видеть! 
- Не дай бог, - тихо произнесла Элис, отводя глаза. 
- Что? 
- Не знаю, что буду делать тогда. Я не могу не видеть его, неужели ты этого не понимаешь? Ты ведь тоже любишь. Ты же любишь Каллена? 
Она рассеяно заморгала, Элис снова сравнивала. Белла не понимала, как можно любить Джаспера и главное – за что?! И тут, словно по волшебству в ушах зазвучали ее собственные слова, брошенные в ярости Джейкобу: «Я просто его люблю не за что-то, а за то, что он есть, за то, какой он на самом деле. Кроме него мне никто не нужен!» Внутри что-то щелкнуло, и грусть на лице Элис стала ее собственной, она поняла. 
- Люблю. Жаль только, что Джаспер такой. 
- Жаль, - односложно ответила Элис. После непродолжительного молчания она решила перевести тему: - Кстати, я хочу поговорить о тебе и Каллене, знаешь, у меня до сих пор в голове не укладывается! 
- У меня самой так же, - облегченно вздохнула Белла, радуясь смене темы. 
- Как такое могло произойти, объясни! Я, конечно, замечала твои отклонения, но и подумать не могла, что все так серьезно! Ты любишь его? – Белла смущенно кивнула. – Нет, ты же понимаешь, что входит в это понятие, это очень серьезно. 
- Я знаю. 
- Так ты его любишь? 
- Да, Элис! Хватит мне уже растолковывать, мне не пять лет, и я прекрасно сознаю, что чувствую. 
- Но как это произошло? И, кстати, где вы ночевали, когда уехали, и что делали? 
- Не думаешь же ты… - с ужасом начала Белла, пунцовея всем лицом. 
- Да знаешь, после твоей шокирующей новости, я уже не знаю, что думать. 
- Конечно, мы ничего не делали! Мы уехали за город, ему надо было проветрить голову подальше от этого места, а потом мы уснули в машине. 
- Ты не на все вопросы ответила, ты расскажешь, как это произошло, партизанка? 
- Я не хотела ничего от тебя скрывать, просто я запуталась в себе. Если бы ты знала, что творилось в моей голове! Меня разрывало в разные стороны, я думала, Эдвард плохой, но меня все равно тянуло меня к нему. Я стыдилась этого и пыталась отрицать, злилась. Но однажды мы остались наедине, и он был совершенно другой - искренний, настоящий. После этого все изменилось, я начала смотреть на него другими глазами. Я до последнего сопротивлялась, но в ту ночь просто не смогла больше себя обманывать. Он отдал мне кассету и стоял такой безучастный, люди окружали его, а Эдвард был словно не живой. Тогда я поняла, что готова сделать ради него, что угодно. Я люблю его и знаю, насколько он не совершенен. У него множество недостатков, и в половине он не виноват, но я верю в него, он сможет исправиться. А я буду рядом, чтобы его поддержать. 
Белла выдохлась и, тяжело дыша, замолчала. Элис смотрела на нее восхищенно и ошарашено. 
- Надо же, я не знала, что все так серьезно. Если честно, надо признать, что он изменился сразу, как ты пришла в школу. Ведь за все это долгое время у него не было никого кроме Ирины, а такая монашеская жизнь ему не свойственна. Выходит, он тоже влюбился с первого взгляда? 
- Я не говорила, что влюбилась с первого взгляда, - резко заметила Белла. 
- Ну да, но это похоже именно так. Мы с Каем обсуждали вас… 
- Как мило! 
- Не язви, Свон! Кай уверен, что Эдвард любит тебя. Я, правда, надеюсь, что у вас все получится, и… так и быть, даю «добро»! – фыркнула Элис. Белла порывисто ее обняла. До этого момента она и не понимала, какой камень висел на душе. Слишком велика была привычка доверять мнению Элис. 
Брендон повернулась к экрану, там как раз Джонни Депп вскрыл кому-то горло скальпелем, Белла не удержалась: - Ох, черт! Сколько кровищи, надеюсь, твой красавчик выживет, Эл. 
- «Команда Энтони», - помахала та невидимым флажком болельщика. 
Энтони выжил и даже получил себе красавицу блондинку, это показалось подружкам знаковым, и они обе скривились. Мужчины предпочитают блондинок. На эту правду жизни даже фильм есть. 
Пока они перебирали диски, выбирая следующий фильм, вернулся с работы Чарли. Бросив диски, подружки просочились за ним на кухню, чтобы покрутиться вокруг него. Шериф выглядел очень уставшим, в Порт-Анжелесе снова были какие-то бандитские разборки, погибло три человека, и один из них был жителем Форкса. Чарли опомнился и сообразил, кому он это рассказывает. Элис решила задобрить его чем-нибудь вкусным и полезла в холодильник, а Белла услышала звонок своего телефона. При виде имени звонившего, сердце радостно затрепетало. Она вышла в гостиную. 
- Алле. 
- Привет, почему шепотом? – удивился Эдвард. 
- Чарли близко. 
- Блин, я думал, он еще на работе. Мм… Белла? А ты сможешь улизнуть на улицу? 
- Ты здесь?! – забывшись, закричала она. На кухне стихли голоса. 
- Да, нам надо срочно поговорить. 
- Я постараюсь, Чарли идет, пока! – она успела бросить трубку до того, как папа выглянул в комнату. 
Уверив его, что все в норме, Свон глубоко задумалась, а после громко невпопад заявила, что ей необходимо проверить электронную почту у себя в комнате. Элис посмотрела на нее недоверчиво, но промолчала, Чарли был увлечен едой. 
Эдвард вынырнул в сгущающихся сумерках как призрак, Белла вздрогнула. Едва она подошла, Каллен, повинуясь порыву, двинулся к ней, но потом неловко остановил себя и взял ее за руки. 
- Ты выбралась. 
- Да, но ненадолго, Чарли подозрителен, сказывается профессия. Ты в порядке? – Она пристально посмотрела на негоо, ища признаки расстройства. 
- Карлайл вернулся из Нью-Йорка. 
- О.. – Она не знала что сказать, как выразить поддержку. Иногда ей хотелось забрать Эдварда как можно дальше от Карлайла, оградить от его влияния. – Он извинился? 
- Нет, - Каллен презрительно хмыкнул, ладонь Беллы рефлекторно дернулась, стремясь стереть следы презрительности с его лица, но она поборола этот порыв. – Но я и не надеялся, дело в другом. – Эдвард нервничал и не хотел продолжать. – Я рассказал ему и Эсми, что ты – моя девушка, и они устраивают завтра ужин, чтобы с тобой познакомиться. 
- ЧТО?! – Эдвард выглядел так, словно ждал именно такой реакции. Но ведь это было настоящей чушью, зачем он сказал родителям? Зачем им знакомиться? Это же просто немыслимо. – Ты шутишь! 
- Увы, но нет. 
- Карлайл уже знает меня! 
- Но не как мою официальную девушку, наша семья поклоняется традициям и условностям. 
- А я их терпеть не могу! Эдвард, я никуда не пойду, даже не проси. 
- Почему? – отрывисто спросил он, расстройство в его голосе сильно повлияло на нее. 
- Это глупо. 
- Нет, не глупо. – Разочарованный такой резкой реакцией, он уже сам забыл, что был против этой идеи. – Я хочу, чтобы все знали, что ты моя девушка, и сознавали значение этого, я не думаю, что мое желание глупое. Между прочим, я еще никого не приводил в свой дом. 
- Тебе ничего не надо доказывать, я верю тебе. 
- Я не доказываю, - Эдвард отпустил ее руки и вцепился в волосы. – Сначала я сам был протии - не хотел, чтобы ты общалась с моим отцом. Но теперь я хочу этого, у меня еще ни разу не было отношений, мне это было не надо, но сейчас все иначе! Я хочу, чтобы у нас все было нормально, как это принято. 
- Тогда ты выбрал не ту девушку! Со мной нормально точно не будет. У меня все вверх тормашками! - отчаянно сказала Белла. Всего полчаса назад она лежала на спине и смотрела мир вверх дном. Неужели он еще не понял, какая она? Вдруг ему такая не нужна? 
- Не бросай меня с ними, - вдруг просто попросил Эдвард. – Я не хочу быть один. 
Эти слова все изменили. Ее страхи, что она не понравится Эсми и Карлайлу, что они сразу увидят, насколько она отличается от Эдварда, не достойна его, улетучились, даже серьезность шага ее не пугала. Она представила Эдварда, совсем одного, в холодной обстановке безразличия и преступного равнодушия своего отца и у нее появились силы бороться за него. 
- Скажи правду: почему ты не хочешь? – Ее заинтересовала напряженность заданного вопроса, сразу захотелось спросить в ответ. 
- Я боюсь. - Признаваться в этом было само по себе преодоление страхов. 
- Не бойся, я ни на шаг не отойду, постоянно буду рядом с тобой… - он хотел продолжить ее уверять, но она оборвала его: - А я с тобой. Я пойду. 
Каллен ошарашено уставился на нее, не понимая резкости перемены. Кажется, она для него была как инопланетянка. Эдвард некоторое время он подбирал вопросы, но вслух сказал только «спасибо». Белла кивнула, она по глазам поняла, как много для него это значит. 
При таком освещении ее лицо было совсем белым и контрастировало с кажущимися сейчас черными волосами, зрачки были сдвинуты вверх, на него. Эдвард на миг подумал, что не знает ее, ему стало страшно коснуться этой девушки. 
- Еще тебе надо прихватить с собой Элис. Я надеялся, что тебе так будет комфортнее, только предупреждаю: там будут Эммет с Розали и Джас. 
- Мне, конечно, будет комфортнее, но уговорить ее будет непросто! И твоего отца она недолюбливает. 
Они углубились в подробности, и Бела видела, какое облегчение это ему принесло. Через пять минут, она вспомнила про Чарли и начала прощаться. Они снова замялись, между ними до сих пор не исчезала напряженность. Белла уже хотела уйти, но Эдвард вдруг положил руку на ее плечо, останавливая. Его ладонь полностью покрывала плечевой сустав, девушка посмотрела сначала на нее, а затем ему в глаза. Чего он ждет? Каллен шагнул вперед, и она до последнего не догадывалась, что именно он сделает, сам Эдвард, похоже, тоже. Он, колеблясь, шагнул к ней, немного склоняясь, и ее сердце застучало. Широкая ладонь двинулась выше и убрала волосы с ее лица. 
- До завтра, Белла, я заберу тебя утром, - он погладил ее по щеке, но так и не двинулся, не ушел. Белла ждала. 
- Что-то не так? - догадалась она. – Это не все? 
- Нет, это все, просто я не хочу уходить. – Каллен замолчал, а потом с трудом выдавил из себя: - Мне очень не спокойно, когда ты далеко от меня. 
Ее глаза расширились, Эдвард был серьезен, никаких легкомысленных слов, только концентрированная правда. Белла слышала, как дышит - слишком громко, слишком часто. Она накрыла его руку на своем лице и осторожно погладила ее. Эдвард вздохнул и поцеловал ее. В этот миг ей стало неважно, что ее так долго нет, что их может застукать Чарли, что ее ноги замерзли от холодной земли. Она хотела, чтобы это мгновение длилось вечность. Белла встала на цыпочки, чтобы прижаться крепче, но Каллен отстранился. 
- Тебе надо бежать, чтобы шериф не хватился тебя. 
Бежать она определенно не была готова. 
 
*** 
В четверг Белла впервые сидела за столиком элиты. Была большая перемена, Эдварда пошел за едой, а ее оставил с Джаспером. Розали и Эммет пока еще пришли. Белла старательно игнорировала Уитлока, но он все равно к ней обратился: 
- Что, Свон, радуешься, что сорвала мое небольшое шоу? 
- Ты называешь это так? – с неприязнью приподняла брови Белла. 
- Неважно, меня больше интересует, зачем ты это сделала? Тебе же не нравится Мэллори. 
- Ты мне не нравишься гораздо больше! Мало того, что ты переспал с ней и бросил, так еще и придумал такое. Я просто не понимаю: как можно быть таким? – Джаспер резко придвинулся к ней, заставляя вздрогнуть. 
- А ты как твоя подружка: вся такая беленькая и чистенькая и наставляешь людей на путь истинный. Такие хуже всего, они стойко притворяются самоотверженными и верными, а в тот миг, когда ты поворачиваешься спиной, наносят удар. Предают. 
- Я не беленькая и чистенькая, - отшатнулась от него Белла, желая оказаться подальше. – Но я, по крайней мере, верю людям и никогда не предам друзей. – Джаспер насмешливо хмыкнул, словно они оба знали, что это ложь. 
К ним подошли две девушки в форме болельщиц и сели за столик, одна из них удивленно посмотрела на Беллу: 
- Ты теперь сидишь здесь? 
- Да, а ты – нет! - Над ними стоял Эдвард. Поставив поднос, он придвинул стул к ней, сел на него и небрежно закинул руку на спинку за ее плечами. Девушка, которой он это сказал, растерялась: - В смысле, Эдвард? Ты меня прогоняешь? 
- Не надо, она ничего такого не сказала, - пробормотала Белла, обращаясь к Каллену. Иногда его острая реакция относительно нее, выводила ее из себя, почему он так пренебрежительно относится к другим? – Не начинай! 
- Я тоже против, Эд. Кэти никуда не пойдет, если только ко мне на колени, - Джаспер улыбнулся и в шутку потащил девушку на себя. Белла вдруг поняла, что многим в нем нравится. Когда хотел, Уитлок мог быть очень привлекательным, природа щедро одарила его внешними данными, а внутренние он умело дорисовывал. – Знаешь, красавица, я давно к тебе присматриваюсь. 
Ей захотелось вскочить и подальше оттащить ничего не подозревающую девушку, которая радостно хихикала над заигрываниями Джаспера и не догадывалась, что перед ней опасный и безжалостный хищник. Эдвард отвлек ее, дергая за прядь волос. Белла рассеяно повернулась к нему, и он улыбнулся. 
- Ты сегодня очень задумчива, волнуешься? 
- Еще бы! Хорошо, что Эл согласилась. 
- Она сильно была против? 
- Умерено, - коротко сообщила Белла, вспоминая вопли коротышки и последующую баталию. Это короткое слово было очень далеко от смысла, Эдвард понял это и хмыкнул. Свон начала оправдываться: - Просто Элис не понимает, что ей там делать. 
- С ней тебе будет спокойнее, - пожал плечами Каллен, зная, как они ведут себя, когда вместе. Обед заранее обещал быть нелегким, Карлайл об этом позаботится. 
- Может, тогда и Кая позовешь? Тогда все три мушкетера будут в сборе – как-нибудь отобьемся. 
- Вольтури никогда не переступят наш порог, - автоматически выпалил Каллен, вскормленный этой традицией и многолетней враждой, а затем подумал. Белла вспыхнула мгновенно. 
- Ты не смеешь поддерживать эти глупые стереотипы о Вольтури! Кай не виноват, что ему досталась такая фамилия, он уже вдоволь настрадался из-за этого, поэтому не смей говорить о нем так пренебрежительно! Только не про него. 
За их столиком воцарилась тишина, две незнакомые девушки таращились на Беллу, как на душевнобольную, осмелившуюся повысить голос на Каллена. Но Белла не была намерена молчать, она любила его, но изменять себе не собиралась. Эдвард молчал. 
- А я считаю, что Аро не мог провернуть все в одиночку, - с наслаждением выговорил Джаспер. Он терпеть не мог Кая. – Все знают, на какие деньги его папаша построил автосервис. 
- Не говори, о чем не знаешь! – перебила его Белла, Эдвард сбоку глубоко вздохнул, а подружки изумленно переглянулись, удивляясь, сколько позволяет Каллен своей новой девушке. До этого лишь Хейл могла свободно изъявляться в их обществе, но делала это благоразумно. Мало этого, так еще Эдвард начал ее и успокаивать: - Белла, не горячись, я не считаю Кая плохим, но пригласить его на ужин не могу, наши семьи слишком долго находятся в конфронтации. – Свон, и правда, немного остыла, но аппетит уже пропал. Она взяла только яблоко. Эдвард проявил недовольство: - Что с тобой, почему ты всегда так мало ешь? Так ты никогда не поправишься. 
- Я уже поправилась! - Белла машинально отвергла подозрения в слабости. К ним присоединились Роуз и Эммет. Хейл так зыркнула на вторую болельщицу, что ее сдуло на соседний стул. 
- Всем привет, представьте, Рози снова поставили три по математике! Варнер заметил, что она сдала мое домашнее задание, и чуть не наказал ее. 
- Как будто я бы ходила на его отработки, - фыркнула красавица, и заметила: - Тебе не стоит есть булки, Кайла. Девочкам и так непросто поднимать тебя, не усугубляй ситуацию. 
Пышногрудая шатенка положила булочку обратно на поднос и испугано посмотрела на Хейл. 
- Серьезно? Ты запрещаешь ей есть? - удивилась Белла. Эдвард опять вздохнул, а она назидательно повернулась к нему: «терпи, сам захотел, чтобы я села за этот стол». 
- Занятия в группе поддержки требует много жертв, Белла. У Кайлы нарушен обмен веществ, ей нельзя есть мучное. 
Она не могла понять: заботится Роуз о своей подопечной или издевается. Девушка молчала, никак не реагируя на их разговор. 
- Ну как знаете… Кайла, хочешь мое яблоко? – У шатенки глаза на лоб полезли, она пробормотала вежливый отказ. Белла прижалась к уху Эдварда и прошептала: - Она очень странная. – Каллен в ответ прижался к её: - Она думает про тебя то же. 
Белла удивленно покачала головой и тоскливо посмотрела на свой родной столик: на ее законном месте между Каем и Элис сидела Анжела. 
*** 
Уроки пролетели быстро, и Белла с Элис поспешили домой, чтобы выбирать одежду. Как одеваться на знакомство с родителями парня ни одна из них не знала, и Эл ей всерьез предлагала облачиться в латексные штаны и каску. Коротышка была уверена, что ее это развеселит и успокоит, но Белла возмутилась: 
- Это совсем-совсем не смешно, ты бы должна понять это. Я, между прочим, сильно-сильно волнуюсь. 
- А я как будто не догадалась-не догадалась 
В конце концов, они выбрали для нее простые голубые джинсы и тонкую батистовую кофточку, на груди которой были вышитые узоры. Чтобы она непрерывно не дергала волосы, Элис забрала их ободком назад, открывая ее лицо – это была плохая идея, так как ей наверняка захочется спрятаться. Сама Брендон как всегда надела платье - с высокой талией, нежно-персиковое, ей не хотелось слишком наряжаться для Калленов, но это было второй натурой. Элис была страшной модницей. 
Ровно в четыре они сели в машину и отправились якобы на ужин к Вольтури, Чарли помахал им с крыльца и с чувством выполненного долга пошел отсыпаться. 
Около дома Калленов Белла почувствовала, как парализовало ноги. Она тревожно посмотрела на подругу, замечая, что Эдвард уже спешит к ним по мраморным ступеням. 
- Эл, я не могу, заводи жучка. Линяем отсюда!!! 
- Спокойно, дыши, уже поздно. Нас заметили. 
Белла видела только Эдварда, но открылись обе двери, и она с гневом заметила Уитлока, галантно подающего руку Элис. За ними пристально наблюдала Эсми Каллен, радушно улыбаясь напуганным, но отчаянным девчонкам. Белла оперлась на ладонь Эдварда и более неуклюже, чем без наблюдения, выбралась из машины. Коротышка проигнорировала Джаспера и независимо выпорхнула на улицу сама, расправила плечи и улыбнулась. Беллу охватила гордость - ни грамма лишних эмоций, ровная и слаженная игра. 
Эдвард ободряюще посмотрел на нее и повел к матери. Белла по пути зацепила за руку Элис. 
- Мама, это Изабелла Свон, моя Белла. Элис ты уже знаешь. – Эдвард как всегда не сумел удержаться и подчеркнул «моя». У этого парня были серьезные проблемы с собственичеством. - А это миссис Каллен, но она предпочитает просто «Эсми». 
- Очень приятно, Эсми, - ее голос дрогнул, Белла готова была начинать краснеть, но тут Эсми наклонилась и аккуратно обняла ее. От нее очень тонко и приятно пахло сладкими духами. Мать Эдварда была очень элегантной. Она так же обняла Элис, смотря на нее с непонятной нежностью. Вероятно, все дело было в миниатюрности Брендон, больше похожей на ребенка, чем на девушку. 
- Я очень рада познакомиться с тобой, Белла, уверена - ты особенная. - Уитлок за спиной Эсми ухмыльнулся и волшебное очарование, созданное матерью Эдварда, разбилось. – Пойдемте внутрь, Джаспер, помоги Элис. 
Оба – и Джас, и Элис с открытым ртом уставились вслед Эсми, которая вела за плечи Эдварда и Беллу. Брендон обожгла парня взглядом, предупреждая, чтобы не смел приближаться. Но тот издевательски улыбнулся, схватил ее за руку и положил ее на свой согнутый локоть. Коротышка начала дергаться, стараясь вырвать ладонь обратно. 
- Хватит трепыхаться, Брендон, в приличном обществе так себя не ведут. Хоть ты не знаешь таких слов. Помалкивай и поддакивай мне, тогда все обойдется. 
- Пошел на хрен, - решила не распыляться Элис. 
- Именно так и не надо говорить, - поучительно тряхнул ее Джаспер и потащил внутрь. 
- Уитлок, отпусти! 
- Блядь, не дергайся, потом дома оба помоемся, Карлайл уже видит нас. 
Элис едва не выцарапала ему глаза, Каллен-старший действительно стоял перед ними, беседуя с Эмметом, но заметив вошедших, радушно улыбнулся. 
- О, вижу, к нам присоединились две очаровательные леди! 
- Интересно о ком это он? – задумчиво прошептал Джаспер, удерживая ее руку. Элис поджала губы. 
- Изабелла, я не ошибаюсь? 
- Нет, не ошибаешься, - прохладно посмотрел на отца Эдвард и едва заметно завел руку с Беллой за спину, отгораживая ее от Карлайла. 
- Просто Белла, - поправила его Свон, украдкой хватаясь за кончик пиджака Эдварда. 
- Просто – Карлайл, - очаровательно улыбнулся ей Каллен, а Белле захотелось съездить ему по лицу за Эдварда. Но вместо этого она ему так же очаровательно улыбнулась. Этот человек - ее враг, подло поступающий по отношению к сыну, к ее Эдварду, и если надо, она будет бороться с ним, любыми формами. 
- Привет, кнопка! – Эммет как всегда был сама непосредственность и уже потянул к ней руки, но Эдвард одернул его: - Эммет, сотрясение, помни. 
- Я не собирался ее тормошить, Эд, честное слово! – невинно посмотрел на них Маккартни, никого не обманув. Его девушка возвышалась рядом прекрасной застывшей статуей в ярко алом шелковом платье. 
Всех пригласили к столу, и тут Эммет заметил положение Джаспера и Элис. Не удержавшись, он присвистнул: - Рози, я ослеп или это правда наш Джас и Брендон идут вместе? 
- Нечего орать, бревно, лучше бы помог освободиться, - обернулась к нему Элис, Уитлок без усилий удерживал ее одной рукой. – Да отпустишь же ты меня, идиот?! 
- Какие-то проблемы, Элис? – обернулся идущий впереди Карлайл под руку с Эсми. 
Белла тоже тревожно обернулась, готовая, если надо побить Уитлока, и вдруг поняла, что у них получилось четыре пары, и ее подруге по умолчанию достался в компаньоны Джаспер. 
«Ну, вот и конец славному поместью Калленов…» 
- Эдвард, - шепнула Белла, он наклонился. – Нельзя, чтобы твой друг приближался к Элис, надо развести их как можно дальше. 
- Успокойся, мне самому еще дорог мой дом, я его предупредил и слежу за ним. 
Однако это не изменило того факта, что Джаспера и Элис посадили рядом. Белла так усиленно наблюдала за своей подругой, что не обращала внимание ни на что другое. Во главе вытянутого стола сел Карлайл, справа от него на одной стороне сидели Элис, Джаспер и Роуз, а слева – Эммет, Эдвард и она. Эсми села на другой край стола, напротив мужа и вплотную к ней. 
- Все в порядке, Изабелла? – В то время, пока она смотрела на Элис, Эсми смотрела на нее. 
- Да, конечно, миссис Каллен, - Белла, покраснев, опустила взгляд в тарелку, и тут заметила сервировку стола. 
Интересно они находятся на приеме у английской королевы? «Зачем столько вилок?!» - с паникой подумала Белла. Даже льняные салфетки были замысловато сложены, будто этим занимался отдельно обученный человек. Похоже, Каллены обожают все усложнять. Белла украдкой взглянула на Эдварда, жалея, что в свое время не училась, пока была возможность. 
Бабушка Селеста пыталась привить им светские манеры и сделать из них маленьких принцесс, поэтому решила преподать им пару уроков этикета. Белла посидела первые пять минут с Элис, а потом ей надоело слушать оду про сто и одну вилку, и она сбежала гулять. Ей совсем не хотелось быть принцессой, в то время она хотела стать крутым байкером, как ее друг из Форкса, грезивший мотоциклами. Теперь Свон осознала свой промах. Все за столом вели себя так, будто это было привычное дело. 
- Белла, ты ничего не ешь – тебе не нравится? – Эсми всячески пыталась ее разговорить. 
- Нет, что вы, миссис Каллен, все очень вкусно. 
- Не переживай, мам, Белла вообще мало ест, - укоризненно ответил Эдвард, а потом прошептал ей: - Хватит пялиться на Брендон, никто ее не съест. 
- Ну конечно, посадил ее между Карлайлом и Джаспером и говоришь так! 
- Почему бы тебе не называть меня Эсми, - предложила миссис Каллен, прерывая их перешептывания. – Может, расскажешь немного о себе? Если конечно хочешь. 
Она совершенно не хотела. 
- Конечно, - Белла рассеяно выдавила улыбку. – Что вас интересует? 
- У тебя есть хобби, какие-то увлечения? – Эсми старательно пыталась расположить ее к себе, не подозревая, в чем причина ее нервозности. 
- Да ничего особенного, я немного рисую, люблю читать. 
- Ничего себе, «немного», - едва не подавился Эдвард. – Не прибедняйся, у тебя талант! Мама, она потрясающе рисует! 
- Не преувеличивай, Эдвард! – покраснела Свон до корней волос. 
- Я ничего не преувеличиваю, - раздраженно дернул плечом Каллен, не замечая, как смещается в ее сторону. Эсми между тем наблюдала за ними, на ее лице вдруг расплылась широкая победная улыбка, и они оба удивленно посмотрели на нее. – В чем дело, мам? 
- Ничего, милый, совершенно ничего, - женщина отпила глоточек вина, смотря на них с понимающей улыбкой. Впервые ее сын так явно заботился о ком-то, проявлял уязвимость, он готов был закрыть Беллу собой ото всех. Она уже и не надеялась, видя, что он ведет себя как Карлайл в худшие годы молодости. 
Эдвард и Белла отпрянули друг от друга, и их тела снова отодвинулись на нормальное расстояние, скрывая безусловное притяжение. В этот момент послышался приглушенный вскрик Элис, все повернулись в ее сторону. Красное вино, как кровавое пятно, расползалось по белоснежной скатерти, разливаясь дальше – на ее платье. 
- Элис, нельзя же быть такой неуклюжей! – Уитлок отодвинулся от нее, стряхивая брызги со своих брюк. 
По скрытому злорадству в его взгляде и возмущенном Брендон, Белла поняла, что, скорее всего, Джаспер подставил ее. Эл была гибкой и ловкой как акробат, даже нервничая, она не смогла бы сделать этого сама. 
- Ничего страшного, Элис, это мелочи, - успокоил ее галантный Карлайл. Он отодвинул ее стул и предложил помочь найти уборную, чтобы поправить ее платье. 
- Нет, Карлайл, позвольте мне, я был слишком резок. Элис не виновата в том, что она такая неловкая. - И пока никто не успел вмешаться, он внешне бережно схватил руку Брендон и повел ее в ванную. 
 
Placebo - Every Me Every You 
 
*** 
- Убери лапы, чертов идиот! – Как только они вышли из области видимости, Элис принялась выворачивать свою руку из его хватки, но Уитлок сжал ее еще сильнее и поднял выше, ей стало больно. Она прикусила губу, чтобы не простонать. 
Уитлок втолкнул сопротивляющуюся девчонку в ванную, замок щелкнул, и он повернулся к ней. Элис, отлетев к мраморному столику с раковиной, с отчаянием растерла запястье, на котором красовался четкий отпечаток его пальцев. След не желал сходить. Джаспер тоже некоторое время разглядывал его, а потом шагнул к ней. 
- Не подходи! – Элис отпрыгнула к широкой, королевских размеров ванной, стискивая кулаки в боевой готовности, как маленький звереныш, загнанный в угол и намеревающийся бесстрашно защищаться до самого конца. 
- Ну что ты, Брендон, я же всего лишь хотел помочь тебе замыть платье, - Джаспер схватил ее за плечо и подтолкнул обратно к раковине, хватая конец ее платья. Тот не дотягивался до крана, и Уитлок с легкостью подсадил ее на столик. – Нельзя же быть такой неловкой! 
- Мы оба знаем, что это сделал ты! – Элис размахнулась, и, используя всю силу корпуса, толкнула его в грудь. – Не трогай меня, я сама все сделаю. – Джаспер, игнорируя ее, включил воду, бесцеремонно дергая ее подол. Розовые струи полились на белый фаянс раковины. Элис показалось, что это течет ее разбавленная кровь. От его прикосновений, она закричала, сама слыша в своем голосе нотки паники: - Убери руки, не прикасайся ко мне, не смей! 
Джаспер бросил портить ее платье, наклонился, расставляя руки на столешнице по обеим сторонам от нее. Элис заелозила как можно дальше и уперлась спиной в зеркало. 
- Ты боишься? – протянул Уитлок, пробуя на вкус эти два слова, перекатывая их на языке, в его глазах зажглось непонятное безумие. – Ты боишься меня. 
- Не боюсь, ты смешон, - презрительно бросила Элис, надавливая спиной на зеркало, поразительно холодное по сравнению с ее телом. 
- Это ты смешна, любой может сделать с тобой, что желает. Смешно быть такой маленькой, беспомощной, слабой… - Уитлок медленно приближался, и ей так захотелось закрыть глаза. 
Дети всегда прячутся под одеяло от своих страхов, выползающих по ночам из-под кровати и темных закоулков комнаты, тогда, когда рядом нет надежных рук родителей, способных защитить их от всего на свете. Но она не ребенок, не ребенок! Она сумеет противостоять своему страху, посмотреть ему в глаза. Элис распахнула ресницы, вглядываясь прямо в расширенные зрачки Джаспера, такого ненавистного и любимого сейчас. 
- Я. Не слабая. 
Сердце вдруг скакнуло вверх, теряясь и обрывая бешенные ритм. Так близко. Он никогда не был так близко. Сейчас можно было рассмотреть каждую черточку его лица: невидимые с привычного отдаленного расстояния веснушки, едва проступающие из-под ровного загара, линии под глазами, свидетельствующие о малом сне, вертикальные микроскопические черточки на губах… 
Элис почувствовала такой яростный призыв поцеловать его, что чуть не задохнулась. 
- Не слабая? Да что ты стоишь без своего мафиозного дружка? Грязного кровавого ублюдка… Скажи, как он в постели? – выплевывал Джаспер с выражением отчаяния и отвращения на лице. 
Элис залепила ему хлесткую пощечину. Ее очень сильно задели его слова. Сколько можно поливать грязью Кая, и как он мог подумать, что они спят вместе?! Джаспер за один раз сумел покрыть грязью все – ее любовь к нему, их дружбу с Каем, ее саму. 
Звон от удара еще висел в воздухе, Джаспер окаменел. Потом резко дернул ее за коленку, подтаскивая ближе к краю столешницы, к себе, на его лице с красным следом на щеке проступила злость. Элис хотела дернуться обратно, но Уитлок схватил ее за заднюю поверхность шеи и сильно потянул на себя. 
«Нет!» - в последний момент она все поняла, но было уже поздно, его губы прижались к ней, испепеляя, наказывая. Его тело было слишком близко, вырываясь, она чувствовала внутренней стороной бедра шероховатый материал его джинс. Руки, сначала яростно сопротивлявшиеся, постепенно стали безвольными и ломкими, разбиваясь о каменную грудь. Ее накрывала беспросветная темнота – и это ее первый поцелуй? Который она так ждала и берегла, о котором столько мечтала, рисуя себе светлые прекрасные картинки. Он не должен был быть не таким. 
Джаспер почувствовал скатившиеся по ее щекам слезы и открыл глаза, не веря, что Брендон плачет во время поцелуя. От этого его агрессия разбилась рассредоточенным шаром, он вдруг остро прочувствовал всю колючую хрупкость этой девушки. Не прерывая поцелуй, Джаспер нежно прошелся ладонями по открытой шее, стер слезы, на него снова находило то же, что было в классе мисс Гофф. Все, что он так долго прятал, выходило наружу, с хрустом ломая придуманные барьеры. Вот она, Элис, в его руках, такая желанная, маленькая, любимая, плачущая от его жестокости. Он всю жизнь мечтал об этом. 
Джаспер дрожал от мягкости и сладости ее губ, его трясло как в лихорадке. С ней просто необходимо быть нежным, казалось, он мог одним дыханием переломить ее тонкие, словно веточки, запястья. Хотелось сжать ее в объятиях так сильно, как только можно, и забыть про все на свете, замереть в этом положении и остаться. Его сердце разрывалось от непрошенной любви. 
Джас отодвинулся, смотря в искаженное мукой личико, заглянул в ее прекрасные голубые глаза, наполненные хрустальными слезами. Его Элис, его маленькая Элис. Все было как в детстве, ее доверчивая привязанность, и снова казалось, что она будет рядом всегда, а слезы – это обидел ее кто-то другой. Джаспер трепетно привлек ее к себе, гладя по голове, целуя в волосы, тихо приговаривая что-то утешающее. Он не мог надышаться своей нежностью, задыхался от нее. 
- Тихо, малышка… Только не плачь, чш-ш… я с тобой…. Все прошло… Все будет хорошо, моя маленькая… Я убью любого, кто тебя обидит… 
Элис заплакала еще горше, в конце концов, он исправился, вся его грубость слетела, их поцелуй был прекрасным. И сейчас ее разрывало от этого. Она так любила Джаспера, так мечтала о нем. Как и хотела, ее первый поцелуй был с ним. Элис молилась, чтобы он не выпускал ее из объятий, не отталкивал. Ну почему он ее ненавидит, почему не может простить? Джас тихо покачивал ее. Он снова стал ее Джаспером, добрым и щедрым, настоящим, а не этим едким насмешливым незнакомцем, на которого она то и дело наталкивалась в школе. От мысли, что он снова вернется, Элис вцепилась в его рубашку, желая удержать своего Джаспера. Она должна успеть ему кое-что сказать. Чтобы не говорил тот жестокий незнакомец, Элис никогда не была трусливой или слабой. Моменты слабости бывают у каждого, и у нее бывали, но сейчас, окрыленная своей любовью, она была слишком высоко и не боялась. 
- Я люблю тебя, Джаспер, - борясь со всхлипами, неровно заикаясь, выдавила Элис, дыша им, прячась лицом в открытом участке шеи, покрытом ее слезами. 
Уитлок перестал ее поглаживать, просто застыл. Чувствуя страх от неопределенности, Элис еще крепче обхватила его руками, мечтая удержать. Но для этого она и правда была слишком слабой… 
Джаспер с легкость разодрал ее руки и отшвырнул их назад: - Решила посмеяться? Как ты смеешь врать! Я одним желанием могу стереть в порошок твою маленькую голову с твоими подлыми мыслями и лживым языком. Слышишь, никогда в жизни не смей так больше говорить, иначе могу не сдержаться и нечаянно убить тебя! 
Элис, чувствуя, как рушится ее мир, все еще не сдаваясь, протянула к нему руки: 
- Я не вру, Джаспер, я люблю тебя. Почему ты не веришь? 
- Почему?! – казалось, что у него сейчас полопаются сосуды в глазах. – Я видел тебя на балу!!! Своими глазами видел, как ты сосалась с этим уродом, как вы бесстыдно обнимались на глазах у всех, как пялились друг на друга. И потом, когда вечно ходили по школе вместе, как неразрывные прилипалы. И после того, как он лапал тебя, ты смеешь врать, что любишь МЕНЯ? Да меня тошнит от одной мысли о тебе в его руках, - Джаспер простонал, его голову снова поломала ненавистная картинка, от которой он просто умирал. Чтобы не задушить ту, которую минуту назад боготворил, он отшатнулся. – Да я тебя ненавижу! 
Ну, вот и все, все закончилось… Элис подняла на него разбитые глаза, которые напрямую отражали ее душу. 
- Во что ты превратился Джаспер? 
 

 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)