8 января 2016 Просмотров: 610 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 28. Часть 1

Глава 28. Паутина шрамов. Часть 1. Смерть Елены
 
*** 
Элис с Беллой переглянулись и расхохотались – скоро Чарли начнет подозревать. Три минуты назад коротышка влетела на кухню, едва успев до того, как шериф спустится. Элис, как и прежде, жила в доме Свон, только Чарли не догадывался, что всю последнюю неделю она ночевала у Кая. Уже начнутся летние каникулы, тогда они улетят к бабушке, и можно будет не притворяться. 
Вчера к Элис приезжала Эсми. Увидев на пороге эту элегантную женщину, Белла не смогла закрыть дверь перед ее носом. Эсми тоже предприняла свою попытку примирить Элис с отцом, но та не хотела даже слышать про Карлайла. 
На парковке впервые не было журналюг, а Кай встретил ее сумасшедшей улыбкой и убедительными заверениями, что не видел ее сто лет и жутко соскучился. Белла возмутилась их бесстыдности – пора и честь знать, и поделиться не плохо бы. Вольтури весело дернул ее за хвостик и одобрил внешний вид. В этот раз Свон переплюнула себя. Всё было идеально: школьная юбка в складку, пиджак с эмблемой, волосы убраны назад, а еще ярко красная футболка вместо полагающейся блузки. Че Гевара с вдохновением смотрел в небо. «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях» - гласила бьющая в глаза надпись под его вдохновленной физией. 
Они втроем привычно вошли в школу через черный вход и остановились. Перед кабинетом Коупа сидел Джаспер Уитлок. 
Убийца. 
Белла одернула себя, но все равно в животе неприятно скрутило. Обычно возвращение Джаспера было плохой приметой. В прошлый раз они с Эдвардом. Кто теперь? Элис и Кая она ему тронуть не даст. 
«Боже, они просто заслуживают счастья как никто другой! Это нечестно, исчезни». Уитлок не спешил исчезать, но и говорить тоже - опустил голову, делая вид, что не замечает их. Они молча прошли мимо, Белла тайком посмотрела на Элис. Коротышка выглядела уже не веселой, а скорее задумчивой, и вертела маленький серебряный кулон в руках. Свон едва не ударила по ним, заметив, как Кай разглядывает это. От его глаз ничему не скрыться. 
Первые две пары прошли спокойно. Зеваки ненадолго отвлеклись от надоевшей сенсации «Элис Каллен» и сосредоточились на повязке Джаспера, заметной под рубашкой. Версий было много, но сошлись на том, что Джасу пересадили печень, так как свою он уже пропил. Этот слух громко распускал сам Эммет, Карлайл дал им четкую установку: ни слова. 
Радуясь небольшому отливу внимания, троица шустро пробиралась в столовую, но их планы были нарушены. В холле их поджидали – Розали выскочила как черт из табакерки, с ней была та самая наглая журналистка, что особенно допекала Элис, и оператор с камерой. 
- О, а вот и сама Элис, - обрадовалась репортерша. – Мисс Каллен, я знаю, что Вы отказываетесь от общения с прессой, но ответьте всего на пару вопросов… 
- Ни на один! – яростно отказалась Элис. – И я Брендон! - Бесполезно отстаивать свою старую фамилию. 
- Но ваша подруга, Розали Хейл, поведала, что вы в восторге от новой фамилии. 
Хейл смотрела на них с довольной улыбкой, все никак не уймется. 
- Мисс Брендон, - подчеркнул Кай. – Не дает комментариев, а эту девушку мы видим впервые. – Он решительно настроился уходить. 
- Конечно, Элис счастлива, что вытянула счастливый билет, - ядовито произнесла Розали, камера повернулась на нее. – Каждому хочется напустить на себя таинственности, но вскоре она будет раздавать интервью направо и налево, вы же понимаете. 
- Хейл, а не пойти ли тебе на… - начала любимое действие Белла, журналистка хищно повернулась к ней: 
- Ух ты, мисс, как грубо. Скажите, вы постоянно мелькаете рядом с мисс Каллен. Вы ищете дешевой славы или вы действительно дружите? 
- Что?! Вот она правда моя подруга, не то, что это белобрысое пугало, которое что-то там набрехало, - вскипела Элис, а мадам торжествующе оскалилась. Ей удалось, наконец, разговорить Элис. 
Белла представила завтрашние заголовки: «Дочь Карлайла Каллена матерится, как сапожник - тайна молчания раскрыта!». 
- А вызнаете, что приемный отец Элис сбежал, узнав, что она подкидыш, - с притворной жалостью сказала Хейл. – Бедная Элис, она так убивалась! Теперь она думает, что ее будут бросать все. 
- Серьезно?! – неприлично обрадовалась женщина, ее пальцы подергивались, готовые писать. – Ох, расскажите поподробней, милая! Читатели любят такие истории. 
- Розали, хватит! – никто не понял, откуда взялся Джаспер и как долго присутствовал. Он подошел к своей подружке. – Прекрати, твоя зависть уже просто смешна. Просто дай интервью, и они напечатают твою фотку на разворот. 
То, что ее самый постоянный союзник повернул против нее, необычайно разозлило Хейл. Она решила не довольствоваться только Элис. 
- Джас, а что ты-то беспокоишься? Её парень вроде Вольтури, а не ты, насколько я помню. 
Уитлок глянул на нее как-то затравленно. Кай привычно прикрыл собой Эл, Белла готовилась к военным действиям, но их всех оглушил припадочный визг: 
- ВОЛЬТУРИ?! – в нем одновременно был страх перед этой фамилией и восторг нарытой сенсации. – Тот самый Вольтури?! Элис, скажите: кем ваш жених приходится знаменитому Аро Вольтури?! Вы знаете, кто это такой, а про его зверские жестокие убийства?! 
Еще бы им не знать… Они все вздрогнули, даже непрошибаемая Хейл. Джас вообще окаменел. Недавно вышла газета, что изуродованный до неузнаваемости труп Алекса Морански нашли на главной площади Порт-Анджелеса. Аро продолжал мстить даже мертвым. Но Джаспер знал, кто его убил на самом деле. 
Кай холодно посмотрел на репортершу, та подавилась, забыв, что спрашивала. Белла поморщилась от того, как непривычно угрожающе выглядел ее друг, зато Розали смотрела с нескрываемым вожделением, ее привлекало любое его темное проявление. 
- Нет, не подумайте ничего плохого. Это ведь только слухи… вина вашего брата не доказана, - журналистка отступала, тревожась за свою безопасность. – Просто Каллен и Вольтури вместе, это звучит… Все знают, как ваш отец, Элис, непримиримо борется с криминалом. 
В пору было усмехаться. 
- Ну-ну, а его дочь путается с его представителями! 
- Пошли, Роуз, - Джаспер совсем неделикатно схватил ее за локоть. Хейл пыталась огрызаться, но Уитлок слишком хорошо знал ее и не церемонился. 
Журналистка тоже благоразумно поторопилась смыться. Девчонки повернулись к Каю, он выглядел мрачным. 
- Моя фамилия когда-нибудь оставит меня в покое? 
- Отличная у тебя фамилия, даже Аро не может испортить ее, - твердо заявила Элис. – Я лучше бы стала Вольтури, чем Каллен. 
Белла напомнила, что по документам она уже Каллен, Эл ввязалась в препирательства, и ни одна из них не заметила ступора, нахлынувшего на Кая. 
*** 
На следующий день, как и следовало ожидать, вышла газета. «Каллен и Вольтури, что у них может быть общего?». После того, как порядочных граждан хватит инфаркт, им предстояло мельче прочитать: «Выбор Элис Каллен. Отвергнув потомка одного из родов основателей города, мятежная дочь известного политика выбрала младшего брата печально известного Аро Вольтури – Кая. Молодой человек учится с ней, источники утверждают, что это настоящая любовь, и Элис не смущает ни плохая репутация избранника, ни явное неодобрение отца. Читайте продолжение на стр. 5». 
Каю это не понравилось, а Элис неожиданно развеселилась – она представила лицо Карлайла, когда тот прочтет кричащий заголовок. Глядишь, она осиротеет ненароком… 
Белла ответственно поругала ее за черный юмор, а потом рассмеялась сама. На последнем уроке Элис вызвали к директору. Там её ждал Карлайл, который желал обсудить ее якобы подробное интервью на два разворота. На самом деле это была очередная попытка сблизиться. Элис посоветовала ему пообщаться с источником интервью – Хейл и независимо покинула кабинет, а в коридоре столкнулась с Джаспером – он снова выходил от завуча. Они оба остановились. Ненужные мысли, которые так гнала Элис, как пауки полезли из темных уголков. 
- Мне жаль, что так вышло с газетой. Я в этом не участвовал, скорее всего, это надиктовала Роуз, стиль похож. 
Возможно, ей все же стоит прочесть интервью. Элис не знала, что ему сказать. Джаспер по-прежнему выглядел подавленным. 
- Как ты? 
- Пойдет. 
- А если честно? – Она вспомнила, как Эммет умолял поговорить с ним. 
- А у тебя есть три часа времени и желание выслушать бред сумасшедшего? – грустно усмехнулся Джас. 
Если бы он получил ее прощение, стало бы ему легче?.. Элис вдруг решилась: 
- Три часа нет, но минут десять до звонка вполне есть. Пошли отсюда? 
Джаспер неверяще посмотрел на ее вытянутую руку. Элис опомнилась и убрала ее, но все равно оглянулась на него и пошла вперед. Уитлок пошел следом. 
 
*** 
Кай торжествовал: Уитлок вышел из больницы – наконец-то! Все это время, делая вид, что ничего не подозревает, Кай был напряжен, как струна, и не отходил от Элис ни на секунду. Как только Элис вызвали к директору, а Джеймс отпросился следом, он понял: пора. 
И как всегда не ошибся – пульс скакнул вверх при виде темной фигуры, крадущейся за Элис и Джаспером. Кай мельком посмотрел, как близко они идут, под ложечкой засосало. Он оборвал эти мысли и сосредоточился. Уитлок выбрал самое уединенное место – раздевалку за футбольным полем. 
Их было видно из-за шкафчиков, а слышно еще лучше, темная фигура прижалась к щели приоткрытой двери, медленно извлекла что-то из-за пазухи. Кай бесшумно оказался за его спиной. Смотреть, как блекло светящееся металлическое дуло направлено на Элис, было страшно. Он приставил собственный пистолет к затылку парня и едва слышно посоветовал: 
- Не дергайся и опусти ствол, Янг. 
Парень начал поворачивать голову, Кай ударил его в висок, а потом ловил бессознательное тело. Сжимая его поперек пояса, Кай поднял голову и тоскливо посмотрел на Элис. После… Он все расскажет, объяснит, почему так, а пока придется оставить ее тут… наедине с Уитлоком. 
*** 
Ледяная вода вернула парня в сознание. Джеймс встряхнул мокрыми волосами и поднял голову. 
- Вольтури. 
- Янг, - в тон ответил ему Кай. 
Он сидел напротив примотанной к стулу жертве и ждал. Они были в заброшенном гараже, где он встречался с Крысой. 
- Так ты все же вычислил меня? Актер… Ты же не дергался и даже не прятал свою коротышку. Видимо, это у вас в генах. 
- Ты намекаешь на моего брата, на которого работаешь? Или якобы работаешь. – Кай пытался не допустить мысль, как адски нервничал, каждый день сидя с Джеймсом за одним столом и делая вид, что ничего не подозревает. 
- Так это он меня, что ли, сдал? – не поверил Янг. 
- Нет. Но вопросы здесь задаю я. Ты хотел убить Элис? – его лицо даже не дернулось при этом вопросе, Кай подумал, что достиг определенного мастерства в лицедействе. 
Джеймс молчал, пришлось стимулировать его к общению. Парень оказался упрямым. Вольтури вздохнул – не хотелось, но видимо придется. Он достал узкую серебряную коробочку. 
- Пробыв столько в притоне Аро, ты не мог не слышать байки про мою любовь к лезвиям. Конечно, они наверняка приврали и значительно сгустили сказки, но я действительно неплохо управляюсь с ними. 
Тонкие стальные пластинки причудливой формы сами легли в пальцы. Они словно скучали по его рукам и обижались за долгое пренебрежение. Каю действительно была дорога эта вещь, это было единственное напоминание о Такеши, его друге и учителе, которого убила Джейн. Джеймс сплюнул кровь под ноги и усмехнулся: 
- Слушай, у вас в роду какая-то склонность к психическим расстройствам. Ваш отец не хирург? Может, он издевался над вами в детстве? Аро и его скальпель, переделанный в стилет, твоя нездоровая склонность к лезвиям… 
Он прервался, шипя от боли, его ладонь рассекла тонкая линия, однако порез был нанесен так, что кровь пошла сразу сильно. 
- Что бы ты ни думал, убивать и мучить людей я не люблю. Но для тебя готов сделать исключение. Если будешь молчать, ты умрешь от кровопотери. 
Джеймс заговорил через полчаса. Кай не хотел признавать, но тянул специально, ему претило насилие, а его необходимость убивала. С каждой минутой он отодвигался от Элис и опускался в кровавый душный смрад, чьим хозяином был Аро. 
Он услышал всю историю. Все несостыковки сошлись. Кого еще могла так защищать Джейн? Только родственника. Когда она сказала, что просто не может назвать имя, Кай подумал о неком тайном Янге, который одержим местью не меньше Джейн. А дальше все шло по ступенькам: внезапное появление среди учебного года новенького, его активное желание дружить и пастись рядом с ними. Сначала ему казалось, что Сатклифф влюблен в Герду, но мотив оказался другой. Ищейка. 
- И какой же у тебя был план, Джеймс? Убить Элис, заставить Карлайла страдать? Ты просто идиот. Видимо, сестру свою ты не видел с той ночи, иначе бы знал, что тебя водят за нос. – Янг смотрел хмуро и недоверчиво. – Деметрия, его жену и твою мать – их убил Аро, а не Карлайл. 
- Нет! – Джеймс смотрел с презрительной насмешкой. – Ты не обманешь меня, Лис. Пытаешься выторговать жизнь своей подружки в обмен на брата? Я знаю, что их сжег Лазарь, чтобы освободить себе пост мэра, а на твоего братца спихнул слухи. И я обязательно его убью. 
- Много экспрессии из ничего, Джеймс. 
Кай вдруг почувствовал жуткую усталость, все эти интриги и смертельные игры, одержимость местью. Он легко разрезал плотный слой скотча, освобождая руки Янга. Джеймс не медлил, спустя секунду он уже был свободен и оценивающе присматривался к противнику. 
- Сядь и выслушай меня. Пожалуйста, - весомо добавил Кай, и парень послушался, упал обратно на стул, зажимая самые сильные порезы. 
- Когда я искал Элис, которую, кстати, ты похитил! Мне пришлось работать даже с Эдвардом. Он тоже подозревал, что его отец не безупречен, поэтому согласился следить за ним дома. Я очень хотел знать тайны Лазаря. За три дня до того, как нашли Элис, мы с ним застукали Карлайла и Аро на тайных переговорах. Эти два стратега водят всех за нос: вся их ненависть имеет место быть, но только на людях и глубоко внутри. А так – они лучшие друзья и партнеры по заколачиванию денег. Они доят этот штат, как корову: Каллен сверху, мой брат снизу. Сюрприз, да? Ты надеялся на их взаимную ненависть, но ошибся. Как бы они терпеть друг друга не могли, они идут рука об руку и наживают свои миллионы дальше. 
- Нет! Я подслушал, как Аро рассказывал, что Деметрия убил не он, а Каллен! 
- Серьезно? И давно Аро стал мерилом честности? Он врет еще чаще, чем дышит, ложь – его постоянное состояние Ему либо было выгодно так сказать, либо он раскусил тебя, и это было представление. Чтобы ты не думал, ты не знаешь Аро. Единственный шанс не остаться одураченным им – это оказаться как можно дальше от него. Я держал его под прицелом, и он спокойно рассказывал эту историю. Каллен, правда, хотел кресло мэра, но он наивно полагал, что дело обойдется шантажом или запугиванием. Однако Аро слишком нравится убивать… 
- Этого не может быть, – Джеймс, как подкошенный, упал на колени, сжал кровоточащие кулаки. – Не может… Я был рядом с этой гадюкой, он охотится на мою сестру. Я мог пристрелить его собственными руками… ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! 
Смотря на его отчаяние, Кай все больше склонялся к мысли, что Аро в курсе. Ему нравилось так играть с людьми. Он подпустил Янга так близко, мандражировал от адреналина и опасности, но держал руку на пульсе. 
- Мне жаль, честно. Можешь поверить, уж я знаю, какого это. Я – любимая игрушка Аро. Играть с моим разумом, причинять мне боль – его любимое развлечение. 
Кай горько усмехнулся. После смерти Марка их отношения настолько запутались, что этот сложный узел было невозможно распутать, только разрубить. Одним ударом. 
Янг на удивление быстро совладал с собой. Он еще трясся, но смотрел уже осознано: 
- Я не планировал убивать Элис. 
- Ага, просто решил посмотреть на нее из рамки прицела, - Кай пытался не злиться. Не получалось. 
Ему снова нужна была Герда, ее шепчущий голос в затылок. Жестокость порождает жестокость. Сейчас он разрушил этот порочный круг, не убил Джеймса и, похоже, и так сумел отвести опасность от Элис. 
- Я говорю правду. Я не планировал убивать Элис. Я целился в Уитлока. – Вольтури изумленно и заинтересовано прислушался. - Как ты оживился, жалеешь, что помешал мне? Мог бы избавиться от соперника чужими руками. 
- Мысль об убийстве не прельщает меня. Даже Уитлока. Но зачем? 
- Джаспер знал, что я был в деле. Это я его уговорил выманить Брендон. Однако нас ждал провал – твоя подружка не откликнулась на его сигнал sos, тогда он просто забрал ее из дома и передал мне. Мы чудом не напоролись на тебя. Я даже перекрестился, когда проехал мимо. 
Кай в ступоре молчал, Джаспер похитил Элис, это сделал он. А она молчала, не сказала. Боялась, что он убьет Уитлока? Так оно бы и было, наверняка… А потом Кай вспомнил фары и черную блестящую машину в ту ночь, резко захотелось вогнать лезвие в шею Янга по самую середину, чтобы кровь брызнула фонтаном. 
- Эй, спокойнее! - Джеймс предусмотрительно отошел на шаг. - Говорю, что никогда бы не убил Элис. Она тоже по-своему жертва Каллена, к тому же ее подружка без нее не сможет. Так что… 
- Все-таки Герда, - жестко усмехнулся Кай. 
- Если ты на предмет, что я без памяти влюбился в Беллу, то нет. Я никогда не позволю себе такой слабости. Так зависеть от того, кого любишь. – Он выразительно вернул Каю его же усмешку. – Я бы убил Уитлока, ты по плану не узнал бы, что я причастен, и не убил меня. А Каллен лишился бы крестника и огреб кучу проблем. 
- Глупый план, Джеймс, как и все твои предыдущие. Хочешь совет: уезжай! Найди Джейн, и бегите, как можно дальше, чтобы Аро вас не нашел. Ваша месть никого уже не вернет, пока еще вы оба живы, так лучше и оставить. 
- Нет, Аро должен умереть. Ты должен жаждать этого не меньше! Он убил твоего брата, и еще кучу людей, разрушил семьи, издевался над тобой, избивал. А скоро может добраться до твоей драгоценной Элис! Ты обязан быть за меня, помочь прикончить эту бешеную собаку. 
Кай застыл на целую минуту. 
- Нет, я не убийца, но у меня новый план. Не уезжай, оставайся и притворяйся, что ничего не произошло. Ты – человек Аро и всецело предан ему. Мы не убьем его, хуже: мы упечем его за решетку. 
 
*** 
- Как ты на самом деле? 
- На самом деле я плохо. 
- Думаешь об… Алексе? – Элис запнулась, не выговорив вслух слово «убийство». 
Джаспер поднял подбородок вверх, он не мог говорить об этом. Элис чутко несмело положила руку на его плечо. 
- Джас, ты не виноват. Он бы убил тебя, не отпустил живым. Ты спас Кая… 
Вблизи Элис увидела, насколько изможденным он выглядел. 
- Я ведь его ненавижу. 
- Но все же спас! – горячо заявила она. 
- Для тебя. Я слишком тебе задолжал. А ты любишь его. – В его голосе прорезалась такая горечь, что Элис захотелось изо всех сил прижать его голову к своей груди, утешить этого разбитого, такого неоднозначного для нее человека. 
- Джаспер, я позвала тебя… я хотела сказать… - Она путалась в словах и не находила нужных. – Я прощаю тебя! Не мучай себя хотя бы этим. Я прощаю тебя. 
Она беспомощно выламывала пальцы, пытаясь выразить и запретить себе одновременно, это было подлинное мучение. 
- А что это уже изменит, Элис? Уже слишком поздно. Я проебал свой шанс. Я потерял тебя, какая теперь разница? – Джаспер посмотрел на нее из глубины собственного ада, потом скомкано попытался его спрятать, улыбнулся над своими жалкими попытками и пошел к выходу. 
Элис осталась стоять в звенящей тишине. Верхняя губа дернулась вверх в попытке усмехнуться, бедная маленькая я. 
 
*** 
- Почему Джеймс не сидит больше с нами в столовой? – Герда недоумевала, Кай улыбнулся и крепче обнял коротышку. 
- А ты подыскиваешь новую жертву, разбивательница сердец? Остановись, этот парень влюблен, но предпочитает остаться при сердце. 
- Кай!!! 
Оставался последний экзамен - литература, все уже были никакие и могли только мечтать о долгожданных каникулах и расписывать, где их проведут. Стэнли громко кричала, что едет в Хэмптон с родителями, Розали усмехалась – ее семья летела на юг Франции, все по высшему разряду. Эммет оставался на лето помогать отцу в пиццерии. Одноклассники делились планами, тайно надеясь поразить соседа. 
Кай, Элис и Белла стояли в переполненном коридоре среди других старшеклассников и ждали, когда их запустят в аудиторию. Белла повернулась к друзьям: 
- А мы что будем делать летом? Полетим в Финикс? 
- Я «за»! – раздраженно фыркнула Эл. – Знаете, что придумал Каллен? Он вчера сообщил, что я полечу со всей их семейкой на их остров на Гавайях. А мама его поддерживает – я должна попытаться поладить с ними, вот здорово? Нет уж, я сказала, что у меня свои планы. 
- У нас, - с улыбкой поправил Кай, она виновато ткнулась носом в его грудь. 
- Прости. Конечно, у нас, куда я без тебя? - Белла кашлем напомнила про себя. - И без тебя, сестренка! 
- Ну, спасибо, что вспомнила. 
- А, кстати, Белла… - Элис выбралась из-под руки своего парня. Она нервничала и колебалась. – Мы с Каем кое-что обсуждали, но если ты против, то сразу так и скажи. Только честно! Мы думали… может, мы смогли бы в августе съездить с ним на побережье? Естественно после твоего дня рождения! Но если ты будешь чувствовать себя одиноко, то ты только заикнись, мы можем никуда не ехать. 
- Нет, что ты! – Белла старательно рассмеялась, толкнула Вольтури в плечо. – Конечно, устройте себе медовый месяц, сладкая парочка. Только не делайте меня тетей раньше времени, нам еще год учиться. Вы просто обязаны уехать подальше отсюда и отдохнуть вдвоем. 
Она веселилась вовсю, а внутри образовалась гулкая пустота. Дверь открылась, и мистер Берти начал вызывать по фамилиям. 
Элис сморщила нос и обреченно пошла за спину Эдварда, дурацкая фамилия Каллен теперь прочно шла напротив ее имени. Все меньше людей называли ее Брендон. Кай и Белла остались около окна, поэтому хорошо увидели все, что произошло дальше. У Эдварда зазвонил телефон, он ответил, а дальше смертельно побледнел, что-то кричал в трубку, пообещал, что будет через пять минут. Он повернулся к Эммету и белыми губами произнес: 
- Елена покончила с собой. Джас нашел ее. Едем. 
МакКарти широко открыл перекосившийся рот. Они не замечали никого вокруг, смотря только в глаза друг другу. И тут Элис покачнулась и упала в обморок. 
 
*** 
Они почти сорвали экзамен, но все же когда Элис привели в чувство, их усадили за парты. Все вылетело из головы, даже у Беллы. Она чувствовала, как к горлу подкатывает ужас. Эдвард и Эммет уехали. Мать Джаспера покончила с собой… Такого она не желала даже ему. Это было поистине мрачно и ужасно. Белла не представляла, что Джаспер сейчас чувствует. 
Элис неподвижно смотрела перед собой, выглядела она до сих пор нездорово. Кай сидел прямо за ней и смотрел ей в затылок, его лицо застыло в мучительной маске. Белла с силой закрыла ладонями глаза – когда это все кончится? Когда их оставят в покое, что еще может произойти? На их долю выпало слишком много испытаний. 
С экзаменом все трое наверняка не справились, они вышли в коридор и незаметно собрались вокруг Эл. Белле хотелось разгладить лицо друга, убрать все признаки мучения. Какого это? Смотреть сейчас на Элис и все прекрасно понимать… Он собирался с духом, чтобы что-то сказать. Свон отступила в сторону, притворяясь пустым местом, чтобы не мешать их личному. 
- Элис… 
- Я наверно поеду, ммм… съезжу в центр… - Элис смотрела сквозь него. 
Вольтури не был дураком и понял, куда она на самом деле собирается. Он умоляюще обхватил ее лицо руками, ловя ее блуждающий взгляд. 
- Прошу. Не делай этого. 
Элис, наконец, сфокусировалась на нем, увидела, как он горит. Она почувствовала вину и горячо поклялась: 
- Тебе не о чем беспокоиться, Кай. Всего час. И я вернусь, обещаю. Я люблю тебя, встретимся вечером. 
Кай заставил руки разжаться, и Элис ушла. 
И не вернулась через час, и через два, и даже через четыре… 
Вечером Кай нашел записку с одним единственным словом. 
«Прости». 

В ту же ночь Элис Брендон и Джаспер Уитлок покинули Форкс.  

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)