8 января 2016 Просмотров: 503 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 28. Часть 3

Глава 28. Паутина шрамов. Часть 3. Вера в сказки
 
 
В бурю кораблю подойдет любой порт.
 
 
*** 
Надо было подниматься, вставать, куда-то идти, продолжать бороться, как Кай всегда делал. Не сдаваться, сделать над собой усилие и продолжать изо всех сил стараться стать лучше. Один вопрос. 
На хера? 
Кай перевернулся на спину и посмотрел на потолок – не изменился, как и предыдущие пять часов. После ухода Герды снова все вернулось в прежнее русло. Единственное изменение: к апатии присоединилась жующая изнуряющая боль. Лучше бы его мечта никогда не сбывалась, лучше бы всего этого не было. Это жестоко: узнать, попробовать, ощутить во всем вкусе, поверить и… потерять. 
 
Невыносимо. 
 
Упрямо зацепившись за слова Свон, Кай попытался вытащить себя. Если позвонить ей сейчас – в четыре часа ночи, Белла приедет? Она так ему нужна… 
Огромный океан, Кай больше не верил в свои силы, не верил, что переплывет его. Элис ушла, он потерял ее. 
Вольтури начал жадно вспоминать каждую мелочь: ее смех, лицо, манеру двигаться, словно выписывая танец на ходу, заразительный искренний характер. Зря вспоминал, перевернувшись на живот, парень зарылся лицом в подушку. Чтобы унять боль он готов был на что угодно. Именно об этом говорила Герда. 
Герда… Он внезапно вспомнил ту ночь, что провел у нее, когда похитили Брендон. Тогда Кай не спал. 
Вернее не совсем, забираясь под его руку, она разбудила его. Он был на грани сна и реальности, но вполне соображал, что делает. Кай перестал дышать, вспоминая, как поддался необъяснимому порыву и поцеловал её. Может это выход? Единственно правильный выход для него, для нее? 
Он – всю жизнь идущий за своей слишком высокой недостижимой мечтой. Ключевое слово – недостижимой. Может пора опомниться и признать это? 
Она – совершенно особенная, тоже со своими ранами. Разве он не любит Герду? Уже? Разве эта девочка не уникальна? Она же просто настоящее чудо. Столько наблюдая за ней, Кай не уставал удивляться. Свон всегда старалась его спасти. 
А что если и он может ее спасти? Что если это единственный правильный выход? 
 
*** 
Этой ночью Кай принес ей красные и белые розы. Как в той сказке. 
Белла долго рассматривала в темноте багровые цветы, смотревшиеся среди своих белоснежных собратьев, как капли крови на снегу. Это было неправильно. Но в происходящем было нечто отчаянное, словно последний шанс, словно они вытянули билеты на единственную оставшуюся возможность уцелеть. 
- Это неправильно, Кай. 
Белла села на скамейку, затянутую зарослями и подтянули ноги к подбородку, чувствуя усталость. Кто сказал, что у них получится соединить два одиночества в одно? Слишком безнадежно они любили, а их любимые оказались каждый по-своему недостижимы. Все любовные, родственные, дружественные связи умудрились переплестись всего среди четверых человек, удивительно. 
- А что может быть правильней? Я думаю, это мой последний шанс. 
- Нет, - замотала головой Белла. 
На той, другой чаше весов ее ответа была Элис, и хоть она выбрала Уитлока, но все же чувствовала что-то и к Каю. И было невозможным сделать хоть что-то, причиняющее ей боль, даже сейчас. Каю придется сгореть. 
От этого слезы покатились по её лицу, стараясь облегчить душу и смыть вину перед ним. Просто Белла всегда выбирала Элис. 
- Не плачь, - Кай сел рядом и обнял ее. – Я позабочусь о тебе, защищу тебя от всех. Ты будешь как в крепости, моя храбрая Белла. Не сразу, но мы будем счастливы. 
- Ты запутался, Кай, - всхлипнула она. 
Вольтури молча гладил ее по спине, не спорил, ничего не требовал. Только давал. Он всегда так делал: отдавал все и не требовал ничего взамен. Это тот, кто ей сейчас нужен, ее надежная тихая гавань. В бурю кораблю подойдет любой порт. 
- Знаешь, может, это судьба – я сразу увидел в тебе Герду, просто не понял? Но больше никаких шуток. Я обещаю, что никогда не причиню тебе боль, - Вольтури пристально посмотрел ей в глаза. Белла поняла, что сейчас будет самое важное. - Ты готова стать моей настоящей Гердой? 
Так она и знала, не зря были эти цветы из сказки и их запутанная с самого начала история, все постоянно крутилось вокруг детской, но такой жестокой истории. Только вот почему она чувствовала себя как тот, книжный Кай, с осколком в груди, у которого сердце вырастет нескоро, или не вырастет совсем. Сможет ли она? 
А потом вверх полез эгоизм, затаптывая собой остальное. Вся боль, причиненная Эдвардом, Элис, вылезла наружу, сдавливая грудь, выворачивая края раны наружу. Белле казалось, что она находится глубоко под толщей воды и не может дышать. Кто-то должен, просто обязан ее спасти, самой-то никак… Почему бы этим кем-то не стать Каю? Тем более он сам этого хочет. Он не причинит боли… Он отогреет ее и вернет к жизни… Вдруг ей стало казаться, что внутри неё живет любовь к нему не только как к другу, но и иного рода… Что она по-своему влюблена в него… 
Не разобравшись со всем этим, Белла, очертя голову, кинулась в омут. 
- Готова. Кай и Герда. Всегда любила сказки. 
Вольтури взволнованно посмотрел ней в глаза, а затем убрал мокрые прилипшие к щекам волосы, вытер высыхающие слезы и осторожно поцеловал ее в губы. Это не было фейерверком чувств, как было с Эдвардом, но это было согревающее и нежно, именно то, что сейчас требовалось. Похоже, она, наконец, приняла правильное решение. 
 
Часть 5. Ангелы 
 
Elliott Smith - Angeles
 
*** 
Белла закинула свой рюкзак сама, проигнорировав протянутые руки Кая, он стукнулся об дно грузовика. Парень возвел глаза к небу и с улыбкой покачал головой, поражаясь ее упрямству. Свон поспешила улыбнуться в ответ. Все вещи были собраны, а они готовы к большой дороге. Чарли не вышел проводить, но уже смирился. После поступка Элис он усвоил горький урок и понял, что ему придется отпустить своих девочек в большую жизнь. Потому что они больше не готовы подчинялись, они выросли. 
Грузовик отъехал от дома шерифа и Белла обернулась. Она вжималась лбом в стекло, пока он не исчез. Уезжать всегда немного грустно. 
Ехать им очень долго, но для начала Белле предстояло одно завершающее дело. Через полчаса грузовик Феликса притормозил около поместья Калленов, Вольтури сел боком: 
- Ты уверена? 
- Да, - Белла быстро приблизилась для короткого поцелуя в щеку, потом выпрыгнула на улицу. - Я скоро.
Прошло больше недели после объявления результатов, все ученики разъехались на лето, на улицах стало непривычно пусто и тихо, словно город вымер. Белла знала, что Эдвард упирается и не уезжает с родителями на остров, и причиной этого была она. После разговора между ними повисла неопределенность, и это держало его здесь. Белла все решила, и этот выбор был окончательным и слишком важным. Каллен заслуживал его знать. 
Он был в своей комнате, откинув голову назад, с закрытыми глазами слушал музыку. Свон улыбнулась уголками губ, узнав «Warm tape» RHCP. Прощаться под них было даже приятно. 
- Эдвард. 
Он резко повернулся на голос. Его глаза удивлено и радостно расширились, словно Эдвард, наконец, дождался ее прихода. 
- Привет. Ты пришла… 
- Да. – Белла со вздохом подошла к его креслу. Эдвард смотрел на нее, запрокинув голову, похоже он всерьез верил. Это было странно, учитывая последние события. – Я пришла, чтобы сообщить… 
- Какие у тебя планы на лето? – перебил ее Каллен, зеленые глаза светились скрытой нежностью, и это давило на нее. 
- Я как раз почти за этим пришла. 
- Хочешь, поедем в Хэмптон? Тебе там понравится, только ты и я. Белла, я считаю, что пришло время попробовать еще раз, я больше не повторю старых ошибок. 
- Я пришла, кое-что сказать. Чтобы ты услышал от меня, а не от кого-то постороннего. Эдвард, я уезжаю с Каем на озеро Онтарио. На все лето. 
- В смысле? – он пока не понимал, его брови сошлись на переносице. – Я понимаю, он расстроен, но… 
- Нет, Эдвард, ты не понял. – Странно, но она чувствовала странный покой на душе. – Я еду с ним не по-дружески. Мы вместе. 
Определение «встречаемся» не подходило под их случай, поэтому Белла понадеялась, что он поймет суть. Каллен уже не был так расслаблен, выпрямился в кресле и повернулся к ней всем корпусом. 
- Это же чушь. Ты и Вольтури? Не смеши меня! 
- Но это правда. Я хотела сказать тебе сама, - зачем-то повторила она. – Это слишком важно, ты имеешь право знать, это мой выбор. 
- Да что ты говоришь, спасибо! Огромная честь. И надолго в этот раз? День, два, неделя? Я перетерпел Остина, Кадмора, даже Блэка! Ничего, перетерплю и этого. Все равно это несерьезно. Когда ты уже поймешь, что кроме меня у тебя ни с кем ничего не получится?! Ты любишь меня. Ладно, ты дурочка, но я не понимаю, что с ним? Он же на редкость умный парень, что он делает? Кай же без ума от моей сестрички, пусть ждет, когда она снова вернется в слезах и идет ее утешать. 
Белла слушала его громкую раздраженную проповедь и собиралась через минуту навсегда покинуть эту комнату, дом и человека. 
- Эдвард, - не громко прервала она его. – Я люблю его. 
Он сбился, замолчал, с неверием смотря на нее. 
- Не любишь. 
- Думай, как хочешь. В этот раз все серьезно, я не пытаюсь забыть тебя. Я всегда буду помнить, ты моя самая красивая первая любовь, но пришло время двигаться дальше. И я хочу двигаться с ним. Я на самом деле люблю его, пока больше по-дружески, но полюблю по-настоящему, всем сердцем, и больше не буду колебаться, оглядываться на тебя. Надеюсь, у тебя тоже все будет хорошо. Прости меня за все, ладно? 
Эдвард видел, что она прощается, одна нога приподнялась, уже заходя назад. Белла пыталась покинуть его. Он подскочил с кресла, сразу становясь намного выше нее. 
- Значит, прощаемся… Отлично, тогда я хочу только одно. 
- Что? 
- Поцелуй меня. Последний раз. 
- Зачем тебе это? – Белла посмотрела на него утомленно и с долей снисходительного осуждения. 
- Чтобы доказать! Все это чушь собачья. Стоит тебе поцеловать меня и все твои слова превратятся в шелуху. Мы оба знаем, что ты любишь только меня, и так будет всегда. 
Белла скупо улыбнулась, отступила на шаг, потом молча пошла к двери, но у самого выхода не удержалась и, держась за ручку, повернулась: 
- Все же у тебя огромное самомнение. 
И подмигнула. В самом деле, даже после всего, что у них было, хорошего, плохого, она не желала ему зла. Она надеялась, что и Эдвард со временем сумеет найти свой покой. 
Белла торопливо залезла, пикап и захлопнула дверь , повернулась к Каю. И улыбнулась – тепло, искренне, чувствуя радость от того, что может видеть сейчас его синие глаза. Вольтури отразил ее улыбку. 
- Ну что, готова? 
- Как никогда. 
Серый пикап медленно пополз по длинной подъездной дорожке резиденции Калленов, из окна второго этажа за ним наблюдал парень. Машина пропала, а он все смотрел, словно ожидая, что та вернется. 
Через пять часов пикап с номерами Вашингтона пересек границу штата, а личный самолет Карлайла Каллена запросил разрешение на взлет в аэропорту св.Антонио. 
Когда что-то кончается всегда немного грустно, но за старой главой идет новая. Главные действующие герои разъехались кто куда, спеша оказаться как можно дальше от дождливого пасмурного городка. 
Форкс опустел. 
 
Конец второй части. 
 

 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)