8 января 2016 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 28. Часть 2

Глава 28. Паутина шрамов. Часть 2. Тишина
 
*** 
Белла не видела Кая долгое время. Это действительно ее беспокоило, поэтому она насильно вытолкнула себя из безжизненной апатии и пошла его искать. О том, что произошло, вспоминать не хотелось. С побега Элис прошло три дня. 
 
---flashback--- 
Поднимаясь по лестнице, она уже слышала шум. Элис нервно бегала по комнате, пихая в сумку вещи. 
- Что ты делаешь? 
На ее изумленный вопрос Брендон вздрогнула, как пойманный с поличным преступник, и втянула голову, ее плечи задрожали. 
- Ты что решила вернуться домой? 
- Нет. – Хриплый от волнения голос озадачил Свон еще больше. 
- Тогда что ты делаешь? – удивленно спросила она. 
Элис избегала смотреть ей в глаза, и вообще вела себя странно, словно безумно боялась ее осуждения. Как будто такое когда-то было… 
- Я уезжаю. 
- Куда? Результаты объявят только через три дня. А потом мы все втроем уедем. 
- Нет, - просипела Элис, ей становилось все хуже. – Я уезжаю сейчас. С Джаспером. 
- Что-о… 
Белла еще тянула это растерянное обесточенное «о», когда смысл дошел до нее. Свон беззвучно начала мотать головой, не замечая, как шепчет одно и то же. 
- Ты не можешь… не можешь… не можешь… 
Она бормотала, как помешанная. Элис съежилась под ее разбитым взглядом, они обе плакали, впервые в жизни между ними была стена непонимания. Свон просто отказывалась верить в происходящее. Этого не может быть, не может… Она так не поступит, с ней, с Каем… 
- КАЙ! Ты хоть подумала, что будет с ним?! Элис, он спас тебе жизнь, нашел тебя, когда никто не мог. Если бы не он, ты бы сейчас не дышала! Была в том ящике, мертвая! 
- Не надо, Белла, не надо – умоляла коротышка, рыдая навзрыд. – Ты не понимаешь. 
- Чего?! Что ты – чертова эгоистка? Ладно, я, меня можешь бросить, неважно. Но он! Он же любит тебя больше жизни, что будет с ним, когда он узнает, что ты его бросила? Ты собираешься его предать? 
Элис в ужасе зажала уши, не в силах слышать это, закрываясь от нее и ее жалящих правдивых слов. Белла была в настоящей ярости, ей было больно от предательства, Элис собиралась ее бросить. Элис. Если это случится, то что станет с ее миром? Все его основы рухнут, во что тогда вообще можно будет верить?! 
- Ты не можешь! 
- Белла, умоляю, пойми меня. Столько всего навалилось… Я должна оказаться подальше от всего этого… Я больше не могу… Кай такой сильный, он сумеет… А Джас… Ты бы его видела. Если я его не спасу, он точно покончит с собой. Он нашел свою мать в петле, сам вытащил ее. Представь что с ним. Он сказал, что бросит школу, какая-то рок-группа пригласила его с собой на гастроли, как гитариста. Я должна поехать с ним, иначе он умрет, скатится на наркотики или еще похуже. Белла! Он умрет, Джаспера не будет! Как я смогу с этим жить? 
- Да брось, Элис! Кай сильный? Ты же его знаешь – он все держит в себе, не показывает, это не значит, что у него нет чувств! А твой Уитлок – слабак! Не будь дурой, сколько раз ты уже его прощала и бежала спасать?! Да, с его матерью - это кошмар. Но он не изменится! - Они кричали в полный голос друг на друга. Еще ни разу в жизни у них не было такой отвратительной ссоры. Белла, холодея, вдруг поняла, что может быть и так, что они с Элис не проведут всю жизнь вместе. 
Эта незыблемая фундаментальная аксиома впервые подверглась сомнению. Было дико так думать, ведь это же Элли, знакомая с детства, самый близкий любимый человек. Что сейчас происходит? Трясясь от всхлипов, Белла чувствовала, что кто-то наживую медленно раздирает ее сердце пополам. 
- Элис, пожалуйста, не делай этого. Останься, не уезжай! 
Она упала перед Брендон на колени, вцепилась в руку, притягивая ее к себе, вытирая ей свое мокрое от слез лицо. 
- Не бросай меня! Я тоже без тебя не смогу… Это же мы: ты и я. Мы, Элис! 
Брендон присела напротив нее, тушь исказила ее гротескным пугающим клоуном, с трагично заломленными уголками бровей, с прыгающими губами. 
- Я тебя не бросаю, я вернусь, обязательно. Я люблю тебя. 
- Тогда останься! 
- Ему я сейчас нужнее. Я вернусь, я обещаю тебе. Я так люблю тебя, Белла. 
Она целовала ее, пыталась обнять, но обратно Белла не хотела отпускать, сжимала оковы рук. Но Элис все равно выбралась и ушла, оставляя ее одну. 
Потом ей выпало всласть покататься в истерике по полу, от души порыдать, ударяясь о кровать и еще что-то твердое. Когда Белла думала, что хуже быть не может, пришел Кай. 
И стало хуже, в тысячу раз хуже. 
---end--- 
 
В настоящем Свон нашла друга в гараже. Феликс направил ее сюда и был очень озабочен поведением сына. За три дня тот не произнес ни слова. 
- Привет, - она попыталась тепло улыбнуться, глотая ледяной холод поселившейся в животе после потери половины души. – Что чинишь? 
Молоток завис в сильных руках, Кай посмотрел на нее. Белла едва выдержала это, чтобы снова не удариться в слезы, и наконец открыл рот, словно вспоминая, как говорить: 
- Двигатель. 
- Отлично, а я приехала за тобой. Переодевайся, и поехали в школу, сегодня объявят результаты экзаменов. А одна я в это место не поеду. 
Белла давила на его инстинкт заботится о ней, пусть лучше так, чем эта глухая оборона, в которую он ушел, пряча все свои чувства, скрывая боль внутри себя. Она сама едва справлялась со своим горем и потерей, но все равно страстно желала забрать часть его. 
Кай, словно очнувшись ото сна, сел на стул, стирая липкую невидимую паутину с лица, пытаясь проснуться. Смотреть на это было невыносимо. Белла не выдержала, подошла и обняла его со спины, волосы скрыли опущенную голову Кая. 
- Я с тобой. Как ты всегда был со мной. Хочешь, мы поедем, найдем их, и я заставлю ее вернуться? 
Вольтури начал вставать, ей пришлось отойти. 
- Ладно, пошли в школу, последний раз, как-никак. 
- Последний? – со страхом спросила Белла. – Нам еще год учиться, не забыл? 
- Ага, точно. Подожди, я пойду, переоденусь. 
По тому, как он уклончиво ответил, Белла вдруг отчетливо поняла, что в школу возвращаться он не планирует. Оставшись одна, она села на его место и зябко сжала себя руками. Ну вот. 
В сентябре она вернется в школу совсем одна. 
Вспомнив прошлый сентябрь, Белла едва слышно протяжно застонала, а потом оборвала себя и сильно ударила себя по щеке. Держаться. Скоро Кай вернется, что он увидит? 
Кто бы мог подумать, что это вообще возможно… Скажи ей, что однажды они с Элис не будут вместе, она бы расхохоталась этому человеку в лицо. И даже нигде бы не кольнуло сомнение. Такого просто не могло быть. Такой вселенной не должно было существовать! А, может, это все же сон? 
Ногти впились в светлую тонкую кожу, стало больно, а она не проснулась. 
- Не сон. 
Белла поднялась и, пошатываясь, побрела в дом. Лучше послоняться около Феликса, только бы не думать. Только не думать… 
Всю церемонию Кай безучастно просидел, не проявляя эмоций. Они были как два чужеродных блеклых призрака среди взволнованных учеников, громко радующихся и расстраивающихся названным результатам. Каждый раз при имени Элис Каллен они вздрагивали. 
Белла завалила только литературу – тройка, остальные оценки были достаточно высокими. Вольтури получил свои все «отлично», только одну четверку по лит-ре, и даже именную стипендию за академические успехи. Его пришлось подталкивать, чтобы он опомнился и вышел за сертификатом. Там уже стоял Эдвард с такой же грамотой, но никто из счастливчиков веселым не выглядел. 
Каллен начал искать ее взглядом. Почувствовав это, Белла съехала по креслу вниз. После официальной части он все же нашел её и направился в их сторону. 
- Кай, я к шкафчику, скоро вернусь. 
Она сбежала. Не хотела сейчас видеть его лицо, так похожее на Элис… Каллены всегда оставляли самые глубокие раны на ее сердце. Белла открыла свой шкафчик и тупо уставилась в него – зачем открывала? Но надо было как-то оправдать свои действия, поэтому взяла пестрый блокнот, захлопнула дверцу, и вздрогнула – Эдвард стоял с другой стороны. 
- Ты меня избегаешь? 
- Нет. 
- А, похоже, что да. Послушай, мне жаль, что так получилось с Элис. Отец жутко зол, что она сбежала. 
Белла заморожено кивнула, эти три дня Чарли и Карлайл громко ругались по телефону. Шериф тоже был зол и грозился отыскать и упечь Уитлока в тюрьму. 
- Сегодня похороны Елены, а он даже не покажется… - Эдвард смотрел в окно, а она рассердилась – зачем он ей это говорит? Неужели думает, что она хочет это обсуждать? 
- Знаешь что? Лучше бы Алекс тогда выстрелил точнее, тогда бы твоего друга сейчас не было и всего этого тоже! 
- Ты всерьез желаешь кому-то смерти, пусть даже Джасу? ТЫ? – Эдвард не верил своим ушам, шокировано всматриваясь в нее, словно видел впервые. 
- Да, я! Уитлок забрал у меня все самое дорогое. Все, что я любил: сначала тебя, а теперь Элис. Так что да – я хотела бы, чтобы он умер! 
Белла развернулась и побежала, перед глазами все расплывалось. Мелькнула белая дверь, Белла, не разбираясь, открыла её. Эдвард больше не преследовал ее, поэтому она никак не могла объяснить, зачем спряталась в широкий деревянный шкаф, наполовину забитый картами. Стоя в тишине среди запаха старой бумаги, Белла всхлипывала, оплакивая свои потери, вспоминала «золотые страницы». Когда Эдвард любил ее, когда Элис была рядом. Она давилась слезами и не хотела выходить, хоть и понимала, что ведет себя асоциально. 
Дверь открылась, Белла выглянула в щель. Это был Кай, только она хотела выйти, как его в спину толкнули - Розали захлопнула дверь, накидываясь на парня. Сначала ей показалось, что блондинка – вампирша и пытается высосать кровь ее друга, а потом Свон с омерзением поняла, что это поцелуй. 
 
Часть 3. Без души
 
 
*** 
Кай оттолкнул Розали, не сильно церемонясь. Хейл была в черном откровенном платье и смотрела на него не менее откровенно. 
- Привет, мой несговорчивый друг. Я решила повторить тебе свое предложение. 
«Ну да, может, в десятый раз я изменю свое мнение». 
- Не интересует. 
- Не спеши отказываться, Вольтури. Твоя невеста смылась, кинула тебя с Джасом. Наверняка они сейчас отрываются на полную катушку, неужели ты не хочешь отомстить ей? 
Лучше бы она загоняла ему иглы под ногти, слышать было не выносимо. Его парализовало, при всем желании сейчас он не мог пошевелить и пальцем. Розали воспользовалась этим, нашептывая в ухо, как змей искуситель, лаская его руками, проводя носом по его шее, постепенно прижимаясь все ближе и откровеннее. 
- Ну же, ты такой умный парень, сам знаешь: есть только один способ избежать искушения – поддаться ему. Так поддайся! Скинь эти глупые запреты, поверь, ничто так не помогает, как хороший секс! Как теперь ты спишь ночами? В холодной постели, один… 
Тут Кай не выдержал, его переполнило отчаяние. Розали не мерила дозу, когда поила его самым горьким ядом слов, не подозревала, насколько метко попадает. Хейл жарко целовала его шею. Кай повернулся внезапно. От опасности, горевшей в его потемневших глазах, горяча волна ударила вниз живота, Розали едва не запрыгала от радости и предвкушения. Вольтури схватил ее за волосы, слишком сильно запрокидывая голову, но в ее хрипе слышался только сладостный восторг. Она застонала ему в рот, чувствуя грубый требовательный поцелуй. 
Это было то, чего она так долго искала. Он не церемонился с ней, не возвышал, не признавал ее главенства, он был сильнее, выше. Он доминировал. Хейл чувствовала, как готова растечься лужицей. Она так долго хотела Вольтури, что его падение было непередаваемо сладко. 
Она дернула его за рубашку на себя, подтаскивая к парте, ему не могло это понравиться. Вольтури сшиб ее руки и сам толкнул ее, она ударилась бедрами об угол стола и широко улыбнулась, с застланной дымкой в глазах смотря на него. Доминирующий во всем - это больше всего нравилось ей в Кае. Он не даст ей спуску, Розали нравилась его грубость и явная сила, которую он не стеснялся демонстрировать. У нее даже закружилась голова – так она не хотела даже Каллена. 
Радуясь, что не надела белье, Хейл широко развела ноги, поднимая подол до верха бедра, погладила себя, от повысившейся чувствительности застонала, выгибая спину. Открыв глаза, обнаружила Вольтури над собой, и от неожиданной близости его насыщенных синих глаз и дернулась. 
Она захотела, чтобы он сказал хоть что-то, его вечное молчание убивало. Чтобы вернуть уверенность, Розали легко коснулась застежки на шее, и платье упало на талию, выставляя ее полную идеально круглую грудь на обозрение. Его ладонь тут же сжалась вокруг левой, причиняя боль. 
Кай остановился. 
«Нет, не смей, продолжай! Не смей останавливаться!» - вопила по себя Хейл. 
- Повторяю еще раз: не интересует. Если тебя заводит грубость, Хейл, то поищи приключений в порту. 
Она выпрямилась, пылая от гнева и неутоленного желания. 
- Идиот! Зачем ты остановился? Я видела, ты тоже хотел меня! Просто отключи мозги. Брендон ты не нужен, она наверняка трахается с Уитлоком без всяких проблем. 
Кай быстро развернулся, и Розали поняла, что он ее сейчас ударит. Не удержавшись, она завизжала от страха. Сердце билось как сумасшедшее, глаза были плотно зажмурены, а снаружи было тихо, удары не обрушивались на нее. От неизвестности становилось еще страшней. Только через пару минут Роуз осмелилась открыть глаза. И увидела пустой класс. 
Медленно придя в себя, она встала, поправила черное траурное платье и вышла. Пора на похороны. Но сначала к Эммету… 
 
*** 
То, что Розали преследует Кая, стало настоящим шоком для Беллы, встряхнуло ее заснувшую нервную систему. Она вышла из своего укрытия сразу после Хейл и побежала на поиски друга. В голове теснились мысли, Беллу переполняло отвращение, смущение, ярость и даже чуточку чувства собственничества. Это была такая отвратительная сцена, но она позволила ей увидеть то, что никогда бы не заметила Хейл. В насколько плачевном состоянии был ее друг, как губительно действовало его скрытность. Вся скапливающаяся боль проедала его изнутри, и с каждой минутой Каю становилось хуже, как она раньше не видела его агонии? Белла твердо была намерена вытащить его наружу, не дать забиться в свой панцирь. 
В пикапе они ехали молча. Кай предложил отвезти ее домой, но она сказала, что побудет с ним. Теперь они стояли посреди гаража и не знали, что делать. 
- Честно, тебе будет скучно, может все же отвезти тебя домой? 
- Нет, не могу, - твердо заявила Белла, смотря ему в лицо. – Когда я одна, я постоянно думаю об Элис. 
Кай вздрогнул, как будто она неожиданно громко хлопнула в ладоши, его взгляд стал загнанным. Было видно, что он не хочет говорить об этом. Готов, как угодно, уйти от этой темы. 
- Конечно, оставайся. Хочешь, научу радиатор чинить? С твоим пикапом тебе это пригодится. 
- Кай? 
- Мм…? – он наклонился над раскрытым капотом, не поднимая на нее глаз. 
- Кай. 
Белла твердо намерена была заставить его посмотреть на себя. Он отложил инструменты, но головы так и не поднял. 
- Я слушаю тебя. 
- А я тебя. Ты должен поговорить об этом, должен рассказать, что чувствуешь. 
- Герда, давай не будем, все в порядке. 
- Я видела тебя сегодня с Хейл. – Он, наконец, посмотрел на нее, удивленно. – Тебе незачем оправдываться, даже если бы ты поддался… я бы поняла. В таком состоянии люди могут пойти на что угодно, поэтому я не хочу, чтобы ты молча все хранил в себе. Однажды чаша переполнится, и ты взорвешься. Неизвестно, что тогда будет. 
- Ты видела? 
- Да, я пряталась в шкафу. 
Он замолчал, снова пытаясь свернуть даже на эту тему, но Белла, не отступая, вновь вернула его к главному. 
- Правда, тебе не о чем волноваться, меня никогда не привлекал никто кроме… не привлекал такой тип девушек, - от своей невольной оговорки ему стало плохо. – Хейл шлюха, извини за выражение. Такие вызывают только отвращение, но она отчего-то поставила цель: достать меня. 
- Забудь про Хейл, я сейчас о ТЕБЕ. 
- А что обо мне? 
Белла подошла к нему. Вольтури напрягся, всем видом посылая отторжение, даже руки скрестил на груди. 
- Мне тоже больно, Кай, - она доверчиво посмотрела на него. – Я тоже ужасно тоскую без нее. Сердце болит, словно от него оторвали половину, я злюсь на нее, не верю, что она так поступила. 
- Я не злюсь на нее, - резко выдохнул Кай, его зрачки расплескались на всю радужку. – Не могу, Герда. 
Кай не мог говорить об Элис. 
- Но ты должен, это нормально, она ошиблась, поступила плохо. 
- Нет! 
- Да хватит тебе идеализировать Элис! – закричала Белла, в глубине радуясь, что он уже расшатан, плотина готова была прорваться. – Она не святая, она человек, удивительный, самый добрый однажды, но сейчас она реально слажала и пустила все в трубу! Поверила этому ублюдку, бросила нас! 
- НЕЕТ, - взревел Кай, хватая ее. Каменные пальцы с легкостью замкнулись вокруг ее худых предплечий. – Я не хочу говорить об этом, ясно?! 
- Но ты должен! ТЫ ДОЛЖЕН СКАЗАТЬ, ЧТО ЧУВСТВУЕШЬ! 
И тут плотина окончательно лопнула, все тщательно запираемые эмоции мощной лавиной хлынули наружу. Вольтури схватил молоток и изо всех сил ударил по боку своего любимого пикапа. 
- Хочешь знать?! НИЧЕГО! Я ничего не чувствую, потому что, чтобы чувствовать, нужна душа, а у меня ее нет! 
Белла стояла в центре, все вокруг рушилось с оглушительным грохотом и лязгом. Вольтури крушил все, что попадалось под руку, все бесчисленные непонятные железные детали летали по воздуху, смахиваемые с полок, разбитые молотком. Он действовал с такой яростью, вколачивая свое отчаяние и боль во все, что под руку попадется, что ей стало страшно среди этого оглушительного шума и, не выдержав, Белла села на корточки в угол между столом и поломанным двигателем, с силой зажимая уши. 
Хуже всего было смотреть, как Кай громит пикап, нанося своему любимому старому другу удары, уродуя и безвозвратно убивая его. Закусив губу до крови, Белла не закрывала глаз. Осколок стекла из-под молотка отлетел, и конечно попало в нее, рассекая голую коленку, полилась кровь. Белла зажала порез и продолжила молиться про себя, чтобы это скорее кончилось. 
Это кончилось, когда гараж превратился в груду обломков, не уцелело ничего. Кай, сгорбившись как старик, сел на стул, прямо как утром. Наступившая тишина после такого грохота звенела, хотелось сглотнуть, чтобы убрать пробки из ушей. 
Опершись о пол, Белла выползла из своего укрытия и осторожно приблизилась к нему, колеблясь, дотронулась кончиками пальцев. Он не отреагировал, тогда она положила целиком всю ладонь, подождала, начала поглаживать. Спина под ее рукой затряслась. 
Наконец… 
Кай развернулся, посмотрел на нее воспаленными покрасневшими глазами, а в следующий миг, Белла уже не помнила - сама или он это сделал - обнимала его, провисая в воздухе, колени не доставали до пола. Главное, что он обнимает ее крепко-крепко, громко дышит ей в ухо, давя всхлипы, считая их недостойными. 

Она гладила и утешала его, говорила, что скоро станет легче, что он не один. Потом они успокоятся, потом – вместе уберут весь этот бедлам, потом – найдут силы, чтобы справиться и жить дальше.  





Добавить комментарий
Комментарии (0)