8 января 2016 Просмотров: 575 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 26. Часть 2

Глава 26. Третья сила. Часть 2
 
*** 
- Ты будешь слушаться меня, тебе ясно! – Эдвард сердито дернул Свон на себя. Эммет склонился над телом. Незнакомый парень не был мертв, только ранен в плечо, но его пушка пришлась очень кстати. Каллен не сводил со Свон настойчивого взгляда, а она даже не ловила его в фокус, пытаясь всмотреться во все вокруг, надеясь, что Элис, раз, и выскочит из-за угла. – Смотри мне в глаза, алле! 
- Что тебе? 
- Нас чуть только что не убили из-за тебя! – взвизгнула Розали, Эдвард зашипел на нее: - Тише, Хейл, а то точно убьют, и уже из-за тебя. Белла, ты должна слушаться меня и вести себя тихо. – Она снова рассеяно оглянулась по сторонам. Эдвард схватил ее подбородок и повернул к себе, нагнулся, пытаясь заставить ее. А Белла не заметила даже его ненавистную привычку доминировать, только с надеждой спросила: 
- Он ведь ее нашел? Элис жива, да? – А потом сама же ответила: - Конечно, жива! Иначе я бы что-то почувствовала! – Как будто он спорил, тут она внезапно набрала воздуха и громко крикнула: - ЭЛИС! 
С разрывом в пару секунд послышались выстрелы, Эдвард оглянулся на звук, а потом зажал Белле рот. 
- Белла, нам, правда, надо вести себя тихо, - взмолился Эммет. – Пошлите, надо двигаться, найти Джаса и остальных. 
Эдвард сердито обхватил Беллу за пояс, чтобы в любой момент удобно было схватить ее и побежать или спрятаться. Эммет с Роуз отошли немного вперед, и он прижал Свон к кирпичной стене: 
- Ты! Хватит вести себя как ненормальная, мы не играемся, это опасно. Я уже страшно жалею, что разрешил тебе поехать. Поэтому хоть раз сделай так, как я говорю. И просто, пожалуйста, останься живой! – он хотел звучать грозно, раздраженно, но получилось умоляюще. Белла внезапно посмотрела прямо на него: 
- Ты тоже. Извини, просто мне… я боюсь, - закончила она невпопад, и Эдвард знал, как сложно ей далось это признание. Лицо Беллы было прямо напротив него, он глотал пламя ее учащенного дыхания, прогоняя его до самого низа живота и скупо выдавая обратно. 
- Белла, откинув все то, что у нас было – взаимные обиды, нападки, ты можешь вспомнить, чтобы я когда-нибудь позволил чему-нибудь плохому случиться с тобой? - Она помотала головой, даже не думая. – Вот именно, и не позволю. 
- Элис… 
- Кай! У нее есть Кай, и ты сама знаешь, как он любит ее. Я, лично, ему верю, а ты? – Свон без колебаний кивнула. - Отлично, тогда не усложняй ему задачу. 
После этого Белла стала вести себя гораздо лучше, прижималась к нему, как он того требовал, молчала. Они вчетвером блуждали среди темных складских помещений, ходили по кругу. Послышался одиночный выстрел и смолк, они решили подобраться к источнику звука. Увиденное потрясло их: посреди круглой площадки лежал Кай. И, судя по всему, мертвый… 
Эдвард заранее зажал Белле рот и крепко сковал второй рукой. Рассмотрев, она начала выворачиваться из его оков, да так, что он еле сдерживал ее. Руку жгли обжигающие слезы, она рыдала, колотясь об его грудь. Ему самому было плохо, он поцеловал Беллу в волосы, пытаясь утешить ее скорбь, потом заметил Джаспера, съежившегося у дальней стены с Элис. Слава богу, он жив! 
Эммет протянул ладонь к Белле, пытаясь ее поддержать, а Хейл всматривалась в мертвое тело. Они прятались в тени и хорошо, потому что в центр, прихрамывая, вышел Алекс в окружении своих бандитов, его голова кровоточила. Он грубо приказал двоим осмотреть конюшню в поисках «малявки Каллен», а сам, как следует, пнул тело умершего парня. Эдвард сжал зубы от этого зрелища. Алекс не мог успокоиться и еще пару раз ударил Кая ботинком – по голове, корпусу. Боясь, что зрелище надругательства Белла не выдержит, Эдвард попытался ее отвернуть, судорожно гладя по волосам, прижимая к себе. Алекс в очередной раз занес ногу, и неожиданно рука Кая поднялась и схватила за вторую! Морански упал на землю. 
- Он жив! – горячо выдохнул ей в самое ухо Эдвард. – Жив! - Белла обмякла в его руках, со слезами смотря на то, как Кай и Алекс покатились в яростной схватке по земле. Эдварду жутко хотелось кинуться Каю на помощь, но надо было держать одну сумасшедшую. Из конюшни вывалились два увальня, и Эммет бросился на них. Розали попыталась его удержать, но потерпела фиаско, злобно обозвав его идиотом. 
- Хейл, ты же сильная, подержи покрепче Беллу, я помогу Эммету! – отчаянно выкрикнул Эдвард, но Розали отвлеклась. Он проследил за ее взглядом… 
Из-за Джаспера выскочила та самая блондинка, что появилась сегодня в их доме – Джейн и, не снижая темпа, кинулась на помощь Вольтури, повисла на спине поднявшегося Алекса, рвя его лицо ногтями. Стряхнув ее и поняв кто это, он взревел как раненный зверь и пошел на нее. Кай с разворота врезал ему ногой. Алекс упал и достал пистолет, направил его на Джейн. Кай заслонил ее. Увидев это, очнувшаяся Элис безрассудно кинулась вперед. Белла громко завопила ему в руку и ударила острым локтем в ребра. Эдвард согнулся пополам, но отбросил боль и попытался ее поймать. 
Теперь они все были вовлечены в драку в полутьме на небольшой круглой площадке. Алекс палил из пистолета, острые короткие вспышки указывали его местонахождение, царила полная неразбериха. У него была единственная цель – Белла, Эдвард свирепо оттолкнул темную фигуру незнакомца, замахивавшегося на нее, и Свон устремилась дальше – прямо в самый центр, где палил Алекс. Зная ее «везучесть», Каллен похолодел и яростно прорвался между Джасом и Эмметом, успев схватить ее за капюшон. 
- Назад!!! 
В какой-то момент между ним и Свон застыла Розали и с ужасом вытянула палец: 
- Аро Вольтури, - взвизгнула она со страхом, и все ненадолго замерли, поворачиваясь в ту сторону. 
Это действительно был Аро, но не один. Рядом с ним шел Карлайл и еще несколько фигур с направленным на них оружием. Алекс понял, что это конец, и рывком потянулся к Элис. Кай понял его маневр и успел подменить ее собой. 
- Всем стоять, иначе я продырявлю ему мозги, - Алекс упирал дуло револьвера в висок Вольтури. Хейл побежала за спину Карлайла. – Стоять, я сказал! 
- Хейл, стой! - закричал Эдвард, не выпуская Свон ни на секунду. Это была главная задача за вечер. 
- Я не собираюсь за него умирать! 
- Отпусти его, возьми лучше меня! 
- Элис, стой, где стоишь, - сердито крикнул Карлайл. – Алекс, я обещаю сохранить тебе жизнь, если ты сейчас сложишь оружие и не тронешь моих детей. 
- Конечно, верю я тебе. Вы, оказывается, друзья с Аро, да? - выплюнул тот и потащил Кая за шею назад, подальше от толпы, двое уцелевших бандитов отползли за ним. – Я не попаду живым в руки этому психу! 
- Предусмотрительно, - оскалился в ухмылке Аро, смотря на предателя. Тому стало плохо. – Как низко ты пал, мой друг, дерешься с кучкой детишек, предаешь руку, кормящую тебя… 
- Я убью его! – взвизгнул Алекс. – Я убью твоего брата! 
Карлайл подал знак отойти всем от Алекса. Эдвард решил, что это самое правильное, и первым потащил сопротивляющуюся Беллу. Осталась только Элис, не отрывающая взгляда от Кая, и Джаспер около нее. Карлайл не выдержал и, отойдя от Аро, подошел к ней, положил им с Джасом руки на плечи, тяня с собой. 
Они стояли друг напротив друга, две враждующие стороны, только там был Кай с пистолетом у виска, и смотрел он только на Элис, легко улыбаясь. Алекс понимает, что это конец, и один он не уйдет. Но это не главное, главное, что на этом месте стоит он, а не Элис. Кай бегло вспомнил все: перед глазами, как и говорят, пролетела вся жизнь – ее, ведь всю свою он потратил, наблюдая за ней. Маленькая девочка с рыжим котом на руках, взрослее – в классе музыки, прекрасная девушка, ставшая ему другом, первый поцелуй, круглый зал с панорамным окном, обнаженная тонкая спина и его «летающие» руки-тени, ослепительная женщина… В этой жизни он был счастлив… Курок взвели с металлическим тихим шорохом – вот он какой, звук смерти… 
 
*** 
Джаспер повернулся к Элис, ее огромные разрывающие душу глаза не отрывались от Вольтури. Все понимали, что он не жилец, Алекса загнали в угол. И ни какой надежды, малейший рывок - и свинец в голову. 
Сколько она могла страдать из-за него? Элис любила Кая, не его, это было очевидно. Джаспер опустил голову. Сбоку стояла Джейн, он посмотрел на нее. Она была точной копией Элис – взведенная, как струна, с любовью пялящаяся на Вольтури, висящего на мушке, на его дурацкую предсмертную улыбку. Ее колени немного согнулись – она собирается… снова попробовать? 
И тут Джас кое-что понял. Он только говорил, что любил Элис, это были всего лишь слова. Джейн любила Кая, знала, что это не взаимно, но все равно готова была повторно рискнуть жизнью ради него. Любовь измеряется не словами, а делами. 
Он тронул Джейн за ладонь и покачал головой, незаметно показал пальцем на себя. Она прищурилась, затем плавно отступила в сторону. Они стояли с краю, в самой удобной позиции. Потная рука сжала холодный ствол пистолета, надо же, словно знал, когда поднимал его с земли… Кай блаженно прикрыл глаза… 
- Алекс, стой! - Джаспер потихоньку начал заходить с боку, пряча руку с пистолетом. – Поменяй меня на Вольтури. Аро за него гроша ломанного не даст, а Карлайл за меня даст. Ты знаешь, что он мой крестный? – Каллен, словно в подтверждение его словам, приказал ему вернуться. Кай распахнул глаза, игнорируя опасно трясущееся дуло у виска, посмотрел на него с вежливым интересом. – Они с моим отцом всю жизнь лучшие друзья. Если ты возьмешь в заложники меня, то сможешь уехать отсюда живым. Потом оторвешься и отпустишь меня где угодно… 
- Он тебя не выпустит, сейчас же вернись, - рявкнул Каллен-старший. 
- Да, Джас, не будь идиотом, - Эдвард думал так же, и не желал его терять. Они просто не понимали, что он делает. Он слишком много горя принес своей малышке, пора искупления. Джаспер собирался выкупить жизнь Вольтури. Потому что Элис любила его. 
- Так что, Алекс, хочешь жить? Поменяй нас! 
- Слушайте, а парень-то идиот, - жестоко обрадовался Аро. Он будто спектакль увлекательный наблюдал. Не смотря на то, что именно его брат был на мушке. – Но я «за», мне нужен Лис. Так что не дури, Алекс, я дам тебе фору - меняй их! 
- Или возьми меня, - выкрикнула Белла, пытаясь вырваться. 
- Ну, уж нет, я, позвольте, против, - растекся в улыбке Вольтури. Эдвард злобно пронзил его взглядом. – Изабелла, у нас с тобой еще остался незаконченный разговор. 
- Заткнитесь все! – заорал Алекс, трясясь, как лист на ветру. С его лба градом катил пот, он ужасно боялся Аро. – Если я их поменяю, вы стоите тут ровно час! Увижу в зеркале «хвост» - вышибу Уитлоку мозги! 
Его слова встретило гробовое молчание. Джаспер продвинулся еще на два шага и стоял уже сбоку Алекса, тот нервничал: 
- Стой, Лис, я тебя знаю, не двигайся! Парни, завяжите ему глаза, иначе он выкинет что-нибудь! 
Они просто не знали, что Кай не в состоянии что-то выкидывать. От усталости и слабости парень еле дышал, руки противно тряслись. 
Ему завязали глаза, Алекс насторожено переводил глаза с Джаспера на Кая, не опуская ни на миг пистолет. Джас выжидал момента гарантирующего, что Кай останется жить для Элис, и в ту самую секунду, когда Алекс толкнул заложника вперед, и только начал переводить пистолет на него, вскинул спрятанную руку. У Алекса, как в замедленной съемке, расширились глаза при виде дула, потом моргнули. Он попытался еще спасти ситуацию, но Джаспер уже нажал курок, продолжая смотреть в его глаза, убивая человека своими руками, впервые с осознанным выбором. Это если повезет, и он успеет раньше. 
Пуля попала в горло, фонтан крови был нереальным, каким-то киношным, доставшим до него. Джаспер чувствовал, как горячая мутная жижа жирными брызгами ложится на его лицо, его замутило. Это все продолжалось и продолжалось, Алекс не хотел умирать. Его глаза стали тоскливыми, когда он поднес руку, зажать хлещущую рану. В последний миг он осознанно посмотрел прямо на него, Джас вздрогнул, а потом услышал взрыв, живот обожгло огнем. 
Алекс тоже сделал свой последний выстрел. 
 
*** 
В больнице пришлось закрыть целый этаж – никто не должен был видеть Карлайла Каллена в таком виде. История должна остаться за закрытыми дверями. Рана Джаспера оказалась не серьезной, но кровопотеря была велика, и он выглядел белым, как его простыня, и по виду умирал. Элис долго стояла около стеклянного окна и смотрела на него. 
Остальная обессилевшая грязная компания расположилась поблизости на сидениях. Карлайл поднялся – пора. Эдвард не хотел уезжать от Джаспера, но разговор был серьезным, поэтому «дежурить» остался Эммет, а он решил вернуться сразу после разговора. 
Их всех осмотрел врач, Элис перебинтовали колени и кисти, сбитые о крышку гроба. Кай не согласился на осмотр, остальных врач отпустил так, посоветовав отдых. Они смотрели на стерильный залитый белым светом зал, а сами все еще находились там… В темноте, криках ужаса, крови и приторном запахе смерти. Никто не говорил вслух, но волосы шевелились от воспоминаний. У каждого. 
- Едем, Элис, нам пора, - настаивал Карлайл. – Завтра можно будет увидеть Джаспера. 
Белла встала, выворачивая руку у Каллена, который все это время продолжал ее хранить в своей, и подошла к коротышке. И обняла. Крепко-крепко, так, чтобы почувствовать, что весь этот кошмар позади, и они снова вместе. Она и Элис, как было всю жизнь, и должно быть всегда. Ее душа и сердце, Белла любила Элис, и сейчас чувствовала колоссальное облегчение. 
- Слава богу, - просто прошептала она, видя только темные клочковатые волосы перед собой. 
На улице их ждали два безликих черных мерседеса. Элис села следом за Каем, а потом вдруг выпрыгнула, выпалив, что ей срочно надо в туалет. Белла стояла в стороне с Эдвардом, они смотрели в стороны, но держались за руки, Розали ныла и хотела домой, а Кай смотрел на нее грустно и понимающе.
Через минуту Элис тихо прикрыла дверь палаты и повернулась – Джаспер дышал надсадно, из вены торчала игла капельницы. Сложно было поверить, что выстрел задел только мягкие ткани бока. Элис нерешительно остановилась, рассматривая его лицо, внутри бушевала целая буря эмоций. Она все смотрела, понимая, что от правды не убежишь, и тут серые глаза открылись и остановились на ней. 
- Ты пришла. 
- Конечно, а как иначе? – она горько улыбнулась. 
- Да, и правда, это же ты. – Смысл, подтекст знали только они вдвоем, всю его безнадежность и истинность. – Но так не надо, - Джасперу было тяжело это делать. Элис понимала, что он отказывается от нее и как сложно ему это сделать. Вдруг остро захотелось кинуться по привычке умолять его. Пока она не вспомнила другое лицо, Вольтури… - Элис, пока еще могу – я должен извиниться. 
- За что? 
- За все, я принес тебе столько всего плохого, горя, а хорошего… крупицы. Я должен был каждый день говорить, как люблю тебя, должен был в лепешку разбиться, но сделать тебя счастливой. А вместо этого… Прости меня, если сможешь. Просто я всегда был слишком большим трусом, чтобы любить тебя… - он сглотнул и отвел блестящий взгляд, ему было так сложно говорить. – Вольтури… Я рад, что все так вышло, так и должно быть. Ты с ним, а я ни с чем, я ведь за это так долго боролся. - Жалкая улыбка, резиновая. – Я тебя отпускаю, будь счастлива. 
Впервые Джаспер говорил правду, впервые не закрывался от нее, принимал боль, а не пытался изничтожить ее ненавистью. Он готов был умереть за Кая, выкупить его жизнь своей, хоть и ненавидел его. Потому что она его любит. Это был его первый благородный поступок. 
- Значит трус? – Элис наклонилась над ним низко-низко, кусая губы, смотря в его удивленные глаза: - Трус бы так не поступил. 
Выпалив это, Брендон попросту сбежала, оставив его в разобранных чувствах. 
- Едем, - она запрыгнула на заднее сидение рядом с Каем, схватила его руку и отвернулась к окну. 
 
То, что рвет тебе сердце, 
Что не дает мне дышать… 
Поверь, со временем это померкнет. 
Свыше нам дан дар - забывать
 
 
*** 
- Зачем мне быть здесь? – Элис сердилась, ходила из угла в угол огромной гостиной Калленов. Тут была даже Эсми. Ей не хотелось быть грубой, но их похоронное настроение ее напрягало. – Мама волнуется, я хочу домой. Кай! 
Он отвел глаза, ухудшая ее предчувствия. 
- Позже, Элис, сначала другое… 
- Да что? Что вы все на меня так смотрите, я жива! Это главное - все живы, а теперь поехали по домам, я умираю от усталости. 
- Элли, это еще не все, ты должна кое-что узнать. 
Ну, замечательно, и Белла с ними! Элис чувствовала, что все плохо. Пытаясь найти безопасное место, она села на диван рядом со Свон, желая в испытаниях чувствовать ее плечо. 
- Хватит тянуть, говорите. Что-то произошло пока меня… не было? 
Карлайл подошел к их дивану и застыл перед ними, его лицо было искривлено мукой. Эсми гладила его по спине, коротышка не понимала, что происходит. 
- Элис, не знаю, смогу ли я искупить свою вину перед тобой… - начал он, а Брендон подумала, что сегодня день искуплений. Но этот-то чего? – Поверь, я заботился о твоем благе, ты наверно заметила мою настойчивую склонность к тебе… 
- Бросьте, какая склонность? – буркнула она. – Я знаю, что Ричард был вашим другом. 
- Нет, Элис, я люблю тебя, всегда любил, - У нее глаза на лоб полезли. Элис оглянулась, думая, что ее друзья будут реагировать также – Каллен свихнулся. Но Кай, скрестив руки, смотрел в пол, а Белла ободряюще в глаза. Карлайл решился: – Элис, ты моя дочь. 
ЧТО? 
Что за чушь он несет, может это стресс и у политика едет крыша? Элис усмехнулась, ожидая, когда они все крикнут: розыгрыш! Но они не кричали, и выражения их лиц ей совсем не понравились. 
- Ну да, конечно! Карлайл, Вы переутомились, давайте все же по домам? 
- Нет, я не шучу, Элис! Элис… Даже это имя тебе дал я. Это случилось давно, мы с твоей мамой… - Он покосился на жену, она ободряюще погладила его по спине. – Мы были близки, и все вышло очень запутано. Она оставила тебя, и я никогда не жалел и не считал это ошибкой. Эмили была замужем за Ричардом, и мы решили оставить все как есть. Все эти годы я проявлял участие в твоей жизни. Я обеспечил тебя и присматривал со стороны, пытался сблизиться. А потом Ричард узнал и решил уйти от вас. Мне, правда, очень жаль, Элис, скрывать все было моей самой большой ошибкой. Отныне все изменится, я обещаю. 
Он смотрел так трогательно, Эсми вся светилась, а Элис не могла поверить. Отклонилась, вытянула руку и зачем-то ткнула в них, словно спрашивая Беллу: «вот чудаки-то?», потом опустила кисть. Белла тут же схватила ее, и уставилась на их переплетенные пальцы. Чего? 
Карлайл ее отец. Карлайл Каллен? Нет, не может быть. Нечестно! Разве с нее не хватит испытаний? Чем она так провинилась? Элис замотала головой, быстро-быстро. Тысяча мыслей атаковала ее голову. Карлайл пытался дотронуться до нее, но она отшатнулась от него, как от гадюки. 
- Не смей трогать меня! – срывающимся голосом выкрикнула она. Элис чувствовала себя в ловушке, капкане. – Значит так, да? Ты, значит, мой отец? Да? А куда деть Ричарда, что воспитывал меня много лет? А потом сбежал. Куда деть всю мою жизнь? – Ее мечущийся взгляд уперся в соседний диван. – А Эдвард, значит, мой брат, да? Ну, просто супер. Замечательно. Великолепно! - она отчаянно, болезненно жестикулировала, голос дрожал и переливался, как радуга на мыльном пузыре. 
Белла пыталась снова взять ее за руку, показывая, что она с ней – за нее, но Элис было не до этого. Истерика уже подкрадывалась на носочках легкой походкой, раскрывая радушные объятия. Карлайл попытался ее тронуть. 
- Не смей! Что ж вы не сказали раньше эту замечательную новость… НАПРИМЕР ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД! 
- Элис, я сожалею… 
- Не нужны мне твои сожаления, понял?! Ты мне никто и никогда не станешь никем! Все это время я была не нужна тебе, а теперь ты не нужен мне. Я ненавижу тебя! 
Элис вскочила, озираясь, ища выход, болтаясь на ниточке. Кай легко раскрыл руки, предлагая убежище, все с нее хватит. Она спряталась, укрылась в своем убежище, шепча ему, что хочет домой, чувствуя, как все смотрят ей в спину. 
*** 
Элис не захотела домой, и они поехали к Белле. Кай хотел остаться спать на коротком неудобном диване в доме шерифа, но Белла не согласилась. Из-за своего ослиного упрямства он не дал доктору обследовать себя, а травмы могли быть серьезными. Ему необходим был полноценный отдых, да и Феликс, наверно, сходил с ума. Вольтури все же упрямо проводил их до самого дома, сдавая с рук на руки. 
Когда они вошли, Чарли выскочил из кухни, замер, а потом кинулся к ним, порывисто обнимая сразу обеих. 
- Элис, о господи, ты в порядке?! Где ты была? Что произошло, как ты? 
- Тихо, па, не тряси ее, - Белла осторожно похлопала отца по спине, он выпустил их. 
Свон взяла краткий пересказ событий на себя, умолчав только о близкой дружбе Карлайла и Аро, так как сама не знала, как к этому относиться. Выслушав ее, Чарли взволнованно повернулся к пошатывающемуся от слабости Вольтури. 
- У меня нет слов, чтобы тебя отблагодарить, Кай. Спасибо за моих девочек, ты настоящий мужчина, и я горжусь выбором Элис. 
Вольтури разлепил пудовые веки, придерживаясь другой за косяк. Во избежание продолжения своего чествования, он повернулся к Брендон. 
- Я могу остаться. Серьезно, я в норме. 
- Я тоже, - хрипло произнесла она. – Тебя Феликс ждет. 
- Я приеду утром. – Он ушел, оставляя их втроем. 
Чарли пытался выспросить, где все происходило, но потом плюнул – Карлайл наверняка уже замел следы. Сейчас его больше беспокоило состояние коротышки, он наклонился к ней: 
- Элис, что я могу для тебя сделать? 
Она бессмысленно хмыкнула, дернув острыми плечами. 
- Каллен мой отец. 
Сначала Чарли даже не мог уловить смысл этой нелепицы, моргал, пытаясь прийти в себя. 
- Что ты такое говоришь? Твой отец Ричард. 
- Нет, - Элис отвела взгляд верх, смаргивая слезы. – Он поэтому и сбежал – узнал, что я подкидыш. Мама изменила ему с Калленом, и все эти года они скрывали свою постыдную тайну – меня. 
- Эл, не говори так, - Белла сама готова была разрыдаться от жалости. 
- Но это же правда. Я – ошибка. Но он мне тоже не нужен, ни он, ни Ричард, ни мать, мне лучше одной. 
- С нами! У тебя есть я, Чарли и Кай. 
Элис сжала зубы, ей надоело плакать, хотелось быть стойкой и равнодушной, чтобы они не могли больше причинить ей боли. Чарли, пошатываясь, встал с колен. Белла смотрела на него сердито, но он был глубоко погружен в себя. 
- Каллен твой отец… Поверить не могу. 
- Пап, мы пойдем спать, с ног валимся. Все остальное завтра, хорошо? 
Белла оставила его осмыслять, а сама повела подругу наверх и уложила, душ, еда – все завтра. Она сама устала до безумия. 
Спустившись в кухню за водой, Белла впервые в жизни увидела, как Чарли напивается. Сидит ночью один за столом и залпом пьет из стакана, бессмысленно смотря в одну точку перед собой. Ее это так поразило, что, не желая знать его скелетов в шкафу, Белла вернулась наверх и налила воды из-под крана. 
 
*** 
Таблетки помогли, сильное болеутоляющее и еще какая-то химия, которая подняла бы и мертвого. Мощный транквилизатор, зарядивший его энергией - спать было нельзя. По дороге Кай думал и надумал много чего интересного. В этой истории было много несостыковок. 
Скинув в ванной всю одежду, он посмотрел в зеркало и присвистнул. Давно ему так не доставалось. Включив горячую воду, он залез в душ и вздрогнул, когда вода попала на раны. Руки не сгибались и не разгибались от запекшейся крови, ребро слева, возможно, сломано от удара Алекса, хорошо, что его пуля не попала в цель. Вольтури бегло посмотрел на вмятый медальон, до сих пор не веря. Нахмурившись, он немного подумал о поступке Уитлока, но потом снова закрыл глаза, пытаясь вспомнить все до мелочей. Струи разбивались об голову, стекали фонтаном с волос, а он все стоял и думал, собирая логическую цепочку. Прошло много времени. 
Выбираясь из душа, Кай едва не поскользнулся, но схватился за раковину, ссадины на костяшках снова начали кровоточить. Химия как-то странно покрыла нервную систему: слабость все еще чувствовалась, но как сквозь вату. Он растерся полотенцем, обернул его вокруг бедер и протер запотевшее зеркало. 
Отражение смотрело насторожено, оценивающе. Вздрогнув, Кай отвернулся и достал эластичный бинт. Сначала ребра, потом руки. Телефон лежал на горке грязной одежды и постоянно притягивал взгляд. Кай не выдержал и поддался. Хотел набрать номер Элис, но отчего-то набрал Герду. 
- Привет, - Белла шептала. 
- Как она? 
- Нормально, притворяется, что спит. Я в ванной. 
- Она говорила что-нибудь? 
- Ни про Каллена, ни про похищение, - расстроилась Свон. – Сказала, что устала. Может завтра? 
- Может. Ладно, спокойной ночи. Я приеду утром. 
Герда тоже попрощалась и отключилась. Кай оперся о раковину и свесил голову, капли с волос разбивались о белый кафель. Он вспоминал о том, как Элис вернулась в больницу. Нет, этого не будет… тут телефон заиграл, и он быстро схватил его. Наверно Элис решила перезвонить… Но нет, номер был скрыт. 
- Это я. 
Голос Джейн он мог узнать, как бы тот не дрожал. 
- Что случилось, почему ты дрожишь? Ты успела? 
Как только Джаспер прикончил Алекса, Джейн бросилась к нему. Позже, во всеобщей суматохе он задержал Аро, чтобы Янг смогла сбежать. Снова. 
- Да, он не нашел меня. 
- А что тогда с тобой? 
- Кай… Я не могу. Не смогу уехать. – Он медленно вдохнул, задержал дыхание и медленно выдохнул. 
- Где ты? 
 
*** 
Усилием воли Вольтури мобилизовал все ресурсы, пообещав, что потом будет спать очень долго. Он стоял на продуваемой опушке, опираясь спиной на грузовик Феликса. И ждал. 
Долго ждать не пришлось, подъехала темная машина, Джейн выскочила и, сломя голову бросилась к нему, повисла не шее, хватаясь за мокрые оледеневшие от ветра волосы, ища его губы. 
- Я не верила, что ты приедешь. Ты передумал, мне можно остаться? 
Кай попытался отстраниться, Янг вцепилась в него еще крепче. 
- Я так люблю тебя, Кай! Я думала, что умру, когда Алекс хотел тебя убить, - она судорожно хваталась то за его волосы, то за спину, пытаясь охватить все сразу. – Пожалуйста, не прогоняй меня, я готова на что угодно. 
- Это я знаю. 
Джейн непонимающе замерла, потом сглотнула и скосилась в бок, прямо туда, где холодный металлический корпус прижимался к ее виску. Она посмотрела на Кая широко открытыми смирившимися глазами. Ее руки разомкнулись и опали как осенние листья. 
- Значит, она рассказала. 
- Нет, я сам догадался, - Кай смотрел на нее с холодной яростью. – Конюшня Уитлоков, серьезно? Какое неожиданное прозрение, ты так своевременно появилась у Калленов. Скажи, что это было? Неужели проснулась совесть? 
Там в душе, стоя под обжигающими струями, он все же сложил головоломку и ужасно разозлился на себя. Можно было догадаться гораздо раньше! А сейчас Кай хотел знать – есть ли у нее хоть малейшее оправдание, чтобы он мог оставить ей жизнь. Джейн заморожено смотрела в сторону, наверно чувствуя его намерения. 
- Я хотела бросить её там… - Она говорила куда-то в бок, как под гипнозом. – Аро узнал, что Алекс предатель, все сразу побежали, как крысы с корабля. Об Элис бы никто и не вспомнил, она бы осталась навсегда в том подвале. Я так надеялась, что с годами ты ее забудешь, а я бы помогла тебе. Но я слишком сильно тебя люблю, я не смогла. 
- Кто был третьим? – твердо спросил ее Вольтури. Наткнувшись на синюю сталь его глаз, Джейн наклонила голову и покачала ею. – Я знаю, что он есть. Алекс удивился при виде тебя, а значит, был третий, посредник. Кто это, твой новый любовник? 
- Кай, - она с улыбкой покачала головой. – Какой любовник, о чем ты? Ты на ложном пути, это все придумала не я. Я не ненавижу Элис, завидую – да, но ненависти нет. Это было все ради Каллена. Все это время я думала, что это Аро сжег моих родителей, и пыталась ему отомстить, но на самом деле это был Лазарь. А твоего брата он подставил, пустив ложные слухи. Нам… то есть мне! Нужна была смерть Карлайла, Алексу – Аро, мы пытались их стравить. Украли дочь Каллена, чтобы тот начал охоту на Вольтури. Твой брат должен был сыграть на опережение – убить Каллена. А мы бы пристрелили Алекса, принесли Аро труп предателя и реабилитировались бы перед ним. Видишь, я бы не убила даже Аро, потому что он твой брат. 
- Многоходовка? Неудачная, прежде чем играть с такими сильными противниками, получше бы все узнали. Аро и Карлайл никогда не пойдут друг против друга, они повязаны – деньги, тайны, шантаж. На Аро мне наплевать. Но ты сделала это - ты украла Элис, из-за тебя она чуть не погибла, - он дышал с трудом. – Кто был третьим? 
- Я не скажу. 
- Значит, ты умрешь. Ты знаешь, что я не шучу. – Он снял оружие с предохранителя. 
- Ты убьешь меня за нее? 
- Кто был третьим? 
- Я все равно не скажу тебе… 
- КТО БЫЛ ТРЕТЬИМ?! 
Джейн сжалась под его криком, под свирепым взглядом, ясно ощущая, что он готов выстрелить, по-настоящему. Ей вдруг до жути захотелось еще пожить, Джейн жадно посмотрела в небо. 
Синее. 
Она вдруг поняла, что ей не за что больше цепляться. У нее нет ни мести, ни Кая – две составляющие ее жизни 
- Да кто был третьим?! Я все равно найду его и пристрелю, ясно тебе?! Кто только что говорил о великой любви, а сама готова умереть за него! Говори, кто он! - Вольтури тряс ее. Даже сейчас весь на пределе ярости, ненавидя всей душой, он не мог, как следует, ее ударить, хоть она больше чем заслуживала. Чертов джентльмен! С его дурацкой неспособностью полюбить ее! С его идиотской слепой зацикленностью на этой девчонке! 
- Да убивай меня! Слышишь?! Это будет лучшее, что ты можешь сделать для меня, Вольтури! Ты все это время меня медленно убивал, я никогда не была тебе нужна. Просто убей меня и дело с концом. 
Кай подавил свою злость, потом насмешливо посмотрел на Янг: 
- А кто тебе сказал, что это будет быстро? 
- Брось, Кай, не наговаривай на себя. Мы оба знаем, что ты никогда не сможешь ударить женщину. 
- Да? Это было до того, как вы закопали Брендон заживо! – Он снова терял контроль, повышал голос. - Представь себя там, под землей, в темноте, без кислорода. Ты хочешь поговорить о моей морали? Если надо, то я тебя на кусочки разрежу, пока ты не скажешь мне имя. 
Джейн смотрела на него прямо, без страха. Она поверила, но все равно была спокойна и согласна. 
- Ты не понимаешь – я просто не могу сдать этого человека. Не могу…. – Джейн покачала головой. 
- Не можешь? – Кай отошел от нее на шаг и вытянул руку, выстрел будет в упор. – Отлично, тогда я сам его найду, будь уверена, но ты этого уже не увидишь. 
Джейн крепко-крепко сжала кулаки и выпрямилась, подставляя грудь. 
- Я люблю тебя, Кай. 
Сильных эмоций не было, он решил ее убить почти спокойно, без метаний и сомнений. Она была виновата, принесла зло Элис, едва не убила ее, и решение следовало автоматически. Элис так не хотела, чтобы он убивал, брал грех на душу. Но он ведь должен обезопасить ее в будущем… 
Палец плавно лег на курок, не надо было даже прищуриваться. 
«Не будь жестоким, подумай и о ней. Равнодушие порождает худшее зло…» 
Глаза Вольтури широко раскрылись, голос Герды был такой явственный, словно она выдыхала слова ему в затылок. Равнодушие порождает худшее зло… На миг Кай задумался. Он ведь сам был на месте Джейн, видел, как Элис любит другого, ненавидел Уитлока, желал его смерти. «Нет, все не так! Я был на ее месте и сделал свой выбор – я бы ни за что не навредил ему, пока Элис его любила, пока ей это принесло бы боль. А Джейн сделала свой – и за это надо платить». Он упрямо дернул головой, отгоняя бестелесный призрак. 
«Она любит тебя. Но твоя холодность - наверняка ей очень больно». 
«Уходи, Герда, я все решил». 
Кай твердо отогнал свою совесть. «Наверняка ей очень больно…» Эта фраза раздражающе сверлила голову. Он сдался - зажмурился и попробовал представить это. Он никогда всерьез не задумывался над любовью Джейн, не желал ее, чувствовал себя виноватым. А она любила его, готова была бежать, спасать его, рисковать жизнью и, в конце концов, отдать ее. Кай вдруг страшно удивился, впервые очнувшись и увидев всю картину целиком. Он не обижал ее, но Герда права. Он был жестоким, просто не задумывался. К чему привела его жестокость? 
И к чему приведет дальнейшая? Разве нет у него перед глазами наглядного примера? Это чувство не может принести ничего кроме разрушения, это замкнутый круг. Зло порождает зло – его причинили Элис, сейчас он послушно продолжит, и перенесет его дальше. К нему вдруг пришло прозрение, именно об этом говорила Элис. Кай опустил пистолет. 
- Я не буду тебя убивать, открой глаза, - она открыла, тут же цепляясь зрачками за него, он сглотнул от ее отчаянной любви. – Джейн, уезжай отсюда, начни новую жизнь. 
Янг, как подкошенная, упала на колени, закрывая ладонями лицо. Кай осторожно присел около всхлипывающей девушки. Их лица были слишком близко, поколебавшись, он поцеловал ее в лоб. 
- Прости меня, если сможешь.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)