8 января 2016 Просмотров: 603 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 25

Глава 25. Похищение Элис
 
*** 
Однажды в теннисном клубе между обычными воскресными партиями со своим дорогим другом Карлайлом Уильям Уитлок подслушал очень занимательный разговор. 
- Ты сам знаешь, это не моя работа. Но я из-под земли вытащу того, кто это сделал. Наш договор в силе, никто не должен знать, что Элис моя дочь. И тебе лучше найти Брендона, иначе… 
Потом Каллен вдруг оборвал разговор. Уильям едва успел отскочить от двери, прежде чем она распахнулась. Карлайл так на него посмотрел, что Уитлок вспомнил, почему его друга считают очень опасным человеком. Они дружили с юности, но Каллен никого не подпускал близко, к нему в душу было невозможно пробраться. Только двоим женщинам это удалось – Рене Двайер и Эсми. 
Уитлок не мог перестать думать об этом разговоре, неужели у Карлайла есть постыдный секрет – Элис Брендон его дочь? Эта мысль разъедала его мозг, вызывала воспаленные фантазии. Тысячи мыслей заполняли его голову. Его положение было ужасно – он разорил свой древнейший род. Уитлоки и Гойя – он размотал оба состояния, и даже наследство Джаспера по материнской линии. Его собственная мать, Сульпиция Уитлок, старая хитрая лиса была предусмотрительней и оставила внуку завещание так, чтобы он не мог его промотать. Теперь ему придется продать дом или дождаться, пока Джасу исполнится двадцать один и отобрать его деньги. Но ведь есть и другой выход… У Каллены так богаты, что это даже неприлично. 
Когда-то Уильям горько сетовал, что у них с Карлайлом сыновья. Он хотел породниться и заодно прибрать их денежки к рукам так сильно, что не имел ничего против гомосексуализма. А теперь появилась реальная возможность… Уитлок думал об этом день и ночь. Это бы решило все его проблемы. 
- Джаспер, мы должны поговорить как отец и сын, - Уильям пригласил его в библиотеку, решившись на разговор. 
Джас не был настроен открыто и с сыновней любовью. Они редко общались и, в основном, это были взаимные претензии, скандалы. Уильям часто срывал злость на сыне и пару раз поднимал на него руку. «Да… Надо придумать, как его подмазать». Но нетерпение сыграло с ним плохую шутку. 
- Джаспер, ты должен жениться. 
- ЧТО?! Ты заболел?! На ком? 
- На Элис Брендон. – Уильям продолжил воспаленно нести чушь, суетливо дергать руками. Он хотел принять экстази из заначки и совершенно не замечал состояния сына, - …захомутать, склеить, соблазнить, все равно. Запудри ей мозги, ты же легко дуришь девиц. А с этой ты даже дружил в детстве. Я помню, она постоянно торчала в нашем доме. Мне нужно, чтобы ты законно женился на Брендон. 
- Я ничего не понимаю. Зачем тебе это? 
- Не твое дело, выполняй, что говорит отец! 
Но Джас необычно разозлился и наотрез отказался. Разговор привычно скатился на скандал, и в конце Уильям проорал ему правду: 
- Мы разорены! Скоро Уитлоки пойдут по миру, ясно?! 
- Этого не может быть, у нас огромные счета и тут и в Швейцарии, есть еще мое наследство. И как бы Элис смогла озолотить тебя? У нее вообще только мать. 
- Нет, Джаспер, у нее не одна мать. И эта мелкая девчонка обязательно озолотит нас. С твоей помощью. 
*** 
Джас не соглашался ни в какую, больше того – посмел накричать на отца, узнав, что они почти разорены. С того дня смотреть на Элис стало еще сложнее. Он вернул дружбу Эдварда, навсегда потерял для себя любовь и потихоньку загибался, смотря, как его девочка оживает в объятиях другого. Того, кого он ненавидел до ломоты в зубах. Кай быстро подхватил ситуацию и теперь был самым счастливым идиотом на свете. Они были так влюблены, что надо было быть слепым, чтобы этого не заметить. 
В этот раз в столовой у Каллена на коленях сидела Алисия Йорк, рядом с ним тоже кто-то сидел, но Джаспер совершенно забыл кто. Он подсматривал, как Элис со звонким смехом пытается накормить Вольтури с рук. Всего на миг, она встретилась с ним глазами, но не вздрогнула, не задержалась. Просто равнодушно скользнула дальше. Он пробовал нарисовать лицом презрение, но даже привычная маска не могла скрыть правду - то, что он очень несчастен и совсем потерян. 
После уроков Джаспер шел к машине и подумал, что вскоре ее пустят с молотка, а он будет ходить пешком. Может быть, до двадцати одного он поживет у Эдварда? Вчера отец снова орал на него, заставляя его жениться на Элис. Джаспер закрыл глаза – это была заветная мечта, которую он ненавидел, вся такая сопливая и розовая, но она была. И вырвать ее не получалось. Теперь она стала невозможной, он сам сделал все для этого - отталкивал от себя Элис как мог. Доотталкивался… Без нее ему было так хреново, что Джас иногда думал застрелиться к чертовой бабушке. 
- Уитлок. 
Джас высокомерно повернулся на зов. Его догонял новичок, который примазался к адской троице. Не найдя ничего достойного своего внимания, Джаспер продолжил шагать. 
- Хочешь навредить Вольтури? – Вопрос ударил в спину Уитлока. Он остановился, застыл, не оборачиваясь. Хотеть, он хотел - до ломоты в зубах, но с чего Сатклиффу ему помогать? – Я могу помочь. 
- Ну да, конечно. Ты же из их шайки. Думаешь, я поверю? 
- Может, ты поверишь, если я расскажу тебе одну тайну? – Джеймс догнал его и теперь стоял лицом к лицу, смотрел прямо в глаза. Серьезно и пристально. - Твоя обожаемая Элис на самом деле вовсе не Брендон. 
«Что ты несешь?» - должен был насмешливо спросить он и потом послать этого безумца так далеко, чтобы он запутался в карте. Но Джаспер смотрел в его странные серые глаза и чувствовал, как по коже идет мороз. У него было ощущение, что сейчас прояснятся все непонятные вещи, что происходили в последнее время. Вместо насмешки он спросил севшим голосом: 
- А кто? 
- Каллен, - просто ответил Джеймс, играючи переворачивая весь его мир с ног на голову. 
Потом Джаспер все никак не мог поверить, эта мысль не укладывалась в голове. Элис – дочь Карлайла? А после первого шока, в голове щелкнуло, и он громко выругался – надо было быть слепым, чтобы не увидеть сходства! Столько лет в упор не замечать очевидного. Черт, да он просто влюбился в женскую версию Эдварда. Ну и ирония – его лучший друг и любимая девушка, брат и сестра. Джеймс прервал его торопливые размышления… 
Сатклифф оказался не тем, кем притворялся. Он предложил ему план, тот был грязным, ужасным и отлично подходил Джасперу. Всё было просто: Джеймс с неизвестными сообщниками похищает Элис, держит ее пару дней взаперти, в тайном месте. А здесь тем временем разгорается война. Каллен естественно, подумает на Аро. Он убьет Вольтури, и тогда Элис и Кай не смогут быть вместе - между ними всегда будет стоять кровь. 
Задача Джаспера была проста: ему надо было выманить Элис из-под надзора Кая, которого Джеймс, почему-то, боялся до колик. С этой задачей он справится. 
Когда взбудораженный Джаспер покинул машину, Джеймс набрал номер, который уже выучил наизусть: 
- Алло, босс? Да! Уитлок согласился, завтра… 
 
Sweet Dreams
 
*** 
Сегодня она должна была идти к Элис. 
С громким стоном Белла резко откинулась назад, зная, что Каллен удержит ее. Не было ни малейшего сомнения. Он сжал ее бедра, сминая мягкую кожу, одна рука ловко перехватила ее под спину. Белла развела согнутые ноги, подаваясь ему навстречу, и их поза стала совсем экстремальной. Но финиш был уже близко, и они были спринтерами в погоне за своим наркотиком, допингом, победой. 
Они, как долбанные кролики, занимались сексом где попало всю прошедшую неделю. После того случая в кабинете директора все точки на «i» были расставлены: вся их метафизическая связь была разорвана в двухстороннем порядке, по крайней мере, оба были в этом уверены. При определенной извращенности ума их можно было назвать врагами «с привилегиями». Они активно уничтожали друг друга на публике, не церемонясь, не давая поблажек. Но чем ожесточенней становились схватки, тем, казалось, больше росла их потребность друг в друге. Оба уверяли себя, что эта потребность удерживается в физических рамках, и та от этого становилась только отчаяннее. Белла могла унизить его на уроке среди всего класса, а потом оказаться в темной проекторной перед ним на коленях. Или видеть, как Каллен с удовольствием дискредитирует ее на совете, а потом его руки бы касались ее повсюду. Они не играли ни секунды, Эдвард на самом деле ненавидел эту девчонку, принесшую ему столько боли, что гестапо удавилось бы в экстазе, удайся им законсервировать этот метод для пытки военнопленных. 
Их любовь все больше превращалась в соперничество: кто кому сделает больнее. И секс был один из этих способов. После каждого раза, Белла уползала с поля битвы все сложнее. Внешне оставалась спокойной, а внутри вся израненная, но отказаться она не могла. Это удовольствие было таким острым, настолько захватывающим и необходимым, что смело бы потянуло на настоящий наркотик, только тот, что посильней. Не те, с которыми человек живет в наркотическом шике годами, а тот, что сжигает своего хозяина за месяц, отматывая часы его жизни как бешенный счетчик Гейгера. 
Джейкоб уже считал ее своей официальной девушкой и мчался на помощь каждый раз, когда ей становилось плохо, тоскливо, грустно. Он робко целовал ее снежные губы, ободряюще улыбался и уверял, что все пройдет. Бедный, обманутый Джейк, который сейчас сидел у телефона в надежде, что она позвонит. 
Белла рывком поднялась спиной с парты, хватаясь за широкие плечи, впиваясь алчущими губами в его шею. Они как вампиры, только люди… 
*** 
Элис была приятно взволнованной, на ней было новое белое платье, такое нежное, с тонкими бретельками. Она чувствовала себя красивой, и впервые эти чувства шли от души, а не были самовнушением. Кай должен был уже прийти, задерживается… Маленькие ручки взлетели вверх - поправить волнистые локоны, рассыпающиеся вокруг задорного лица. Наверно снова готовит сюрприз. Элис глупо улыбнулась отражению, то ответило поразительным счастьем. Она даже зажмурилась. Кай… Скоро придет Кай! 
Раздался звонок. Элис, не касаясь земли, полетела к двери, распахнула его настежь и застыла в проеме. Холодная темнота поднялась ветром, задувая в ноги, проникая в теплый дом, обдавая миниатюрную застывшую фигурку. 
На пороге никого не было. 
Элис стояла и смотрела в пустоту, где же Кай? Она не решалась сделать шаг во тьму, словно там прячется кто-то злой. 
*** 
Кай поставил витую свечу в центр стола, а ту, что поменьше, ближе к цветам, нахмурился, потом поставил их рядом, так тоже не пошло. Все должно быть идеально, сегодня он готовил для Элис сюрприз. Витая свеча отправилась к вазе с цветами, затем снова вернулась в центр. Кай отошел и посмотрел, свечи смотрелись несимметрично, даже на правых углах салфеток. Он подошел и вообще убрал витую свечку, вот, так-то лучше. 
Немного волнуясь, он посмотрел в зеркало, мимоходом попытался пригладить свои непослушные волосы, потом бережно взял желтый цветок на длинной ножке и пошел с ним к двери. 
Вольтури поймал себя на том, что на его лице светится сумасшедшая широкая улыбка, он попытался ее подавить, но не получилось. Стоит пройтись по вечерней прохладе, чтобы остудиться, привести мысли в порядок. Ему жутко хотелось к Элис, скорее увидеть ее, вдохнуть легкий запах ванили. Но идти недалеко, а отстрочив, он только усилит желанность встречи. Не удержавшись от небольшого ребячества, Вольтури ловко перевернулся в воздухе, перемахивая через забор. «Чертов ямакаси», - Кай ухмыльнулся еще шире, а потом посмотрел в огромное бархатно-синее небо. Звезды были такими близкими, он мог дотянуться до них рукой. 
*** 
Эдвард упоенно поцеловал соединение тонких, проступающих ребер, мышцы под его губами дрогнули. Белла выгнулась дугой быстро, не думая ни о чем, и правильно, рука Каллена тут же легла на ее позвоночник, чтобы она его не переломала. Распаленные желанием, они неоправданно спешили и злились друг на друга за малейшее промедление. Вскоре пришел первый оргазм, накрывая с головой, унося куда-то очень высоко. Эдвард дрожал от слабости и твердо был намерен продолжить. Только что получив разрядку, он стал еще более жадным, не давая ей даже подумать о том, чтобы отдалиться. 
Каллен запустил пальцы по знакомым маршрутам, приступая ко второму раунду. Завтра его тело снова будет не в состоянии носить его непомерно тяжелое эго, а потом снова забудет это, как только окажется в доступной близости от Беллы и отсутствии свидетелей. Теряя голову, он жестко схватил ее руки и завел за голову, припечатывая их к столу… 
*** 
Элис решилась, шагнула в темноту и чуть не закричала – вместе с порывом сильного ветра на нее зверем накинулось предчувствие, что сейчас произойдет что-то плохое. Интуиция орала быстро бежать в дом, закрыть дверь на все замки, пока она еще может, пока не поздно. Элис поежилась и обхватила себя руками, ветер раздул куполом ее легкое белое платье. «Не будь дурочкой! Это все сказки, в темноте нет чудовищ, иди дальше, может Кай уже близко». Ступая на носочках, Элис шагнула вперед, чтобы посмотреть за угол дома. 
Сбоку послышался шорох, она обернулась и застыла, не веря своим глазам. 
- Ты?.. 
*** 
Джаспер наблюдал за ней из темноты, словно охотился. Элис, действительно, походила на жертву – вся такая беззащитная, воздушная, хрупкая, впечатление усилилось, когда ветер раздул ее платье, как белый саванн. Он даже приоткрыл губы, не отрываясь от этого зрелища. Платье было таким тонким, что свет из дома подсвечивал ее фигурку сквозь него - тонкая талия, стройные голые ноги, Элис была самой невинностью и искушением одновременно. 
Она долго стояла, не решаясь шагнуть наружу. «Давай, малышка, иди ко мне, мой ангел…», - Джаспер мысленно притягивал ее. Он вдруг загадал: «Выйдет ко мне, шанс еще есть…». Элис покачала головой, а потом шагнула к нему, вдруг жутко испугалась, ветер подул изо всех сил, и Джаспер вышел из своего укрытия. 
Слепо щурясь, Элис всмотрелась в него и, узнав, попыталась шагнуть обратно. Но прятаться было поздно. Ладошка взлетела в воздух между ними, он ринулся вперед, ловя ее, как в танго, и спустя секунду уже прижимал ее к себе, нежно ища беззвучные ноты, затерявшиеся на ее шее, трепетно собирая их губами. Элис дернулась, пытаясь разрушить все, но Джас не дал ей этого, он прижал к открытым губам платок с эфиром. Девушка куклой повалилась ему на руки. 
Свет из дома осветил запрокинутое безжизненное лицо. 
*** 
Кай оторвался от неба, поправил рюкзак и пошел вперед. На его лице сияла улыбка. 
*** 
Он просто уничтожил ее разум, снова. Белла не в силах чувствовать болезненное удовольствие прижалась тесно-тесно к Эдварду, обнимая его. Того, кого любила больше жизни. Сердце не справлялось со слишком сильными чувствами; под ребрами закололо, и Белла сжала зубы. Едва касаясь подушечками пальцев, она бережно разгладила его лицо, вызывая острый изумленный взгляд Каллена. Ошибка. Напуганные, они разлетелись взглядами. Белла могла бы умолять простить ее, но не простит сама. В постели с врагом, неправильность, желание – все так запуталось. Они оба скрывали нежность, выдирали ее с корнем. Боялись и больше не верили. 
Белла уходила без слов, понимая, что в этот раз все было иначе. И виновата она – ошиблась, дала искре прорваться сквозь все кордоны. Вина, всегда ее вина, похоже, у нее определенная особенность – жить только виной. А лучше бы вином. 
*** 
Джаспер нежно поцеловал безвольные губы. Они были такими мягкими, он попытался проникнуть глубже, но понял, что это неправильно, поэтому сдул выбившуюся прядку с лица и легко подхватил невесомую Элли на руки, неся ее человеку, сидящему в темной машине с темными стеклами, с темной душой. 
*** 
Белла еле смогла поднять с пола рюкзак. Она была в полнейшем бессилии, слишком долго гуляла по облакам, а это чревато. Не обернулась, ссутулилась и вышла из класса биологии, прикрыла дверь и прислонилась к ней лбом. Выдох. Черт, сегодня особенно невыносимо. 
Эдвард смотрел на захлопнувшуюся дверь. Ушла. Снова. Даже не обернулась, замкнувшись в себе, отгораживаясь от него плечами, как от досадной помехи. Ладно, как будто ему привыкать... Пока горечь не начала привычно разъедать изнутри, он вытащил сигареты. Эдвард щелкнул до дну пачки и прижал губами вылетевшую сигарету, открыл зажигалку. Так лучше, сейчас никотин забьет ее запах и вкус на губах, иначе он просто свихнется. 
Эдвард вспомнил, как она опадала ему в руки, теряя сознание. Ему надо удерживать ее хоть как-то, пусть даже так. 
*** 
Цветок в его руке замерз, Кай прикрыл его рукой и даже подышал на него. «Эй, друг, не смей умирать, пока она тебя не увидит хоть раз…» 
*** 
Белла глотала слезы. Ей казалось, что она даже слышит запах его сигарет. Оторвавшись от двери, Свон не заметила мокрого следа на неровной поверхности. 
Она уже не понимала, кто она, что делает? Ей нужна помощь, ей нужно увидеть Элис. 
*** 
Задняя дверь машины была заранее открыта. На миг Джасперу захотелось бежать вместе с Элис, спрятать ее от этого человека, но было поздно. 
- Слушай, я все же спрошу: ты ведь любишь ее, как ты можешь такое делать? – голос человека за рулем сквозил нездоровым любопытством. 
- Элис не будет с ним. 
Габаритные огни мигнули красным, растворяясь в темноте, увозя Элис Брендон с собой. 
В этот момент, на другом конце города Белла вдруг перестала всхлипывать, остановилась и посмотрела в небо. Сколько звезд и так низко. Внезапно она почувствовала толчок. Что? Откуда? Лоб прорезали морщины. Списывая на Эдварда, Белла поспешила залезть в пикап, наверно он близко. А она в слезах, которых быть не должно. 
*** 
Черная шикарная машина сливалась с темнотой ночи, зеркальная поверхность отражая малейший отблеск. У него получилось! Коллапс, апофеоз, его цель почти достигнута, еще немного. Он посмотрел на пассажирское сидение, казалось, что она спит, действительно похожая на ангела. Лицо Брендон было слишком простым, глаза непропорционально велики, его никогда не привлекали такие бэмби, не его стиль. И чего они на ней все так помешались? Она – точка, в которой сходились все линии. Что до него - ему больше нравилась Изабелла, хрупкая но стойкая, она была гораздо интересней. 
Человек за рулем посмотрел вбок и чуть не захохотал – наивный романтик Лис топал с цветочком в руках. Когда фары ударили ему в лицо, оно было озаренным светом не этого мира. Потом, конечно, тот за собой подчистил, нахмурился, а парень за рулем готов был кататься по салону – он везет его девчонку! Секунда, он даже пошалил - вильнул влево, прижимаясь к обочине, чтобы Элис на миг оказалась всего в полуметре от него. Кай остановился и обернулся ему вслед, напряжено всматриваясь. 
*** 
Машина исчезла, а Вольтури все не мог оторваться, не понимая, почему так хочется рассмотреть водителя. Пожав плечами, Кай пошел дальше. Ну, машина, и машина, подумаешь… 
Через пять минут он входил в открытый тихий дом, не замечая за спиной Джаспера. 
*** 
Уитлок вышел из кустов, вдохнул запах новых листьев и победы и пошел как можно дальше от дома Брендонов. Картинки отчаяния Вольтури, когда он все поймет, можно было рисовать в голове бесконечно. 
*** 
Кай даже сначала не понял – подумал, что Элис просто ненадолго вышла. Свет же горит, и дверь открыта. Значит, сейчас она войдет, остановится на пороге и улыбнется. Но она все не шла. Кай положил цветок ровно посередине ее подушки и усмехнулся. Сегодня он помешан на симметрии. Минутная стрелка обернулась трижды, он непонимающе сдвинул брови, смотря на порог ее комнаты, почему так долго! А со следующим ударом сердца все понял. Элис не придет. 
- Открытая дверь, идиот! – заорал он сам на себя. – Открытая дверь, чтоб тебя!!! 
Он заметался по дому, глотая накатывающую панику. Кай мог поклясться, что она у Аро. Эта мысль рождало дурноту, в ноздри снова полез запах горелого мяса. 
- НЕТ! – взревел он в пустой комнате, как сумасшедший. 
Всю жизнь он боялся этого. Что Аро узнает об Элис, и отнимет ее. Он следил, чтобы у него не оставалось ничего дорого. Из-за этого Кай столько времени не решался приблизиться к Элис. И теперь он наказывал себя, убиваясь виной, ужасом. Он был поставлен на колени, за все это время это не удалось никому, но вот у него появилась слабость, и его тут же сшибли. Упираясь лицом в ковер, Вольтури рычал от ярости и отчаяния. 
Кто-то тронул его за плечо. Кай бешено вскочил, готовясь за один удар унести жизнь этого человека, и увидел бледную, испуганную зрелищем Беллу. 
- Кай, что случилось? Почему ты в таком состоянии? 
Кай не хотел видеть даже ее, он был так виноват, не усмотрел. У него украли самое дорогое, прямо из-под носа. Герда была настойчива, твердо решив, что ее очередь быть спасателем. Он задыхался от бессильной злобы и пытался прийти в себя. 
- Аро забрал Элис. Она у него, я знаю, - выдохнул он сквозь зубы. 
- Тихо-тихо, - Белла что-то приговаривала, утешала его, не понимая сказанного, а когда поняла, отодвинулась, и они посмотрели в глаза друг другу. 
И тут, увидев в ее глазах страх, он смог прийти в себя, благодаря ответственности, которую чувствовал за нее. 
- Нет, Герда, ничего не рисуй в своей голове, посмотри на меня, - он поймал поплывший взгляд Свон. 
- Кай, - безразлично позвала она. – Если с Элис что-то случится, я умру. 
Белла так чувствовала. В тот момент, когда скажут, что Элис нет, она просто ляжет, закроет глаза и ее тоже не станет. И не надо будет больше бороться и мучиться. Только зачем ее друг так больно сжимает ее голову… 
- Нет, Герда, не смей даже думать об этом, тебе ясно? Я не дам ничему плохому случится с Элис. Я верну ее. Хорошо? 
- Да. – Белла уткнулась ему в грудь. 
*** 
Кай был собран, зол и смертельно опасен. И очень напуган внутри. Но смелый не тот, кто не боится, а тот, кто преодолевает свой страх. Он стоял перед дверью Калленов, за поясом был спрятан пистолет, и Вольтури не гарантировал, что все выживут после его ухода. Открыл Эдвард, увидел его и устало схватился за переносицу: 
- Вольтури? Если ты пришел побить меня за честь своей подружки, то давай не сегодня. 
А Кай едва не задохнулся от этого маленького жеста – Элис делала это так же, как брат, хваталась за переносицу, когда концентрировалась. Руки начали ходить ходуном, он на миг горестно скривился, вызывая изумление Эдварда. 
- Кай? – неуверенно позвал он. – Что-то произошло? Белла… 
- Отойди. – Он сумел оттолкнуть его одним голосом. Каллен отшатнулся, пропуская его внутрь. 
Кай искал этого труса, который подвергал Элис опасности из-за того, что трясся над своей репутацией и карьерой. Элис ужасно не повезло с обоими отцами. Клинок сорвался, прошел через его руки и нашел свою жертву. 
Он пнул ногой дверь кабинета, Эдвард шел за ним следом. Карлайл встал, опираясь руками на антикварный стол. 
- Что происходит?! Эдвард, почему Вольтури в нашем доме? 
- Сядь, - жестко приказал Кай. Эдвард взглянул на него насторожено и удивленно. Еще бы, он ни разу не видел его в таком обличье. Но это тоже была его суть, одна из многих, Вольтури всегда были умелыми актерами. 
- Ты, сопляк, не смеешь мне приказывать в моем доме! – Каллен быстро вышел из себя 
Нырок и вот его рука уже обвисает вниз с зажатым пистолетом, оба Каллена меняются в лице, напряжение в воздухе можно пощупать. 
- Сейчас ты сядешь на место и ответишь на все мои вопросы. 
- Кай, ты тронулся умом? – Эдвард смотрел на него требовательно и не боялся. – Что ты творишь? Это мой отец! 
- Не только твой, - Кай усмехнулся, видя, как этот хамелеон меняется в лице, а его сын вслушивается в каждое слово. – Не так ли, Лазарь? 
- Эдвард, сейчас же иди в свою комнату! 
- А что не в угол? Нет, я хочу знать, мне надоели твои секреты! Я постоянно вижу, как ты шепчешься со своими «партнерами», я хочу знать, что происходит, и сейчас Вольтури на моей стороне. 
- На твоей? - холодно поднял брови Кай. – Это уж вряд ли. - Им было, за что посчитаться, Белла была его лучшим другом. Каллен сразу сообразил, о чем речь, и кивнул. 
- Понял, но это наше с ней дело. 
Кай проигнорировал его - он приехал не за этим - и подошел к столу. Карлайл смотрел на пистолет в его руке. 
– Дернешься – пристрелю, давно мечтаю об этом. Бухгалтера ты увез? 
- Нет, я сам его ищу. 
- Лазарь, я не шучу, - Кай, не глядя, щелкнул предохранителем. 
- Стой, я не вру. Пусть мой сын уйдет, и мы поговорим. – Эдвард сообщил, что не уйдет. – Эдвард, сейчас же! 
- Чего ты так боишься? – Кай насмешливо посмотрел на этого изворотливого змея, как же он сейчас его ненавидел, так бы и убил. – Что он узнает о том, что Элис твоя дочь? 
В кабинете повисла мертвая тишина. Кай чувствовал, что Эдвард остолбенело пялится на него, но не поворачивался, не сводил глаз с Лазаря, прекрасно зная, что этот парень не промах. 
- Щенок. Ты заплатишь. 
- Это же полный бред, Вольтури, тебе лоботомию не делали? Она не может быть его дочерью. – Эдвард злился. 
- Мне надо знать, что у вас с Аро, - Кай по-прежнему смотрел только на Карлайла. 
- Твой брат относится к криминалитету, я всегда боролся за безопасную обстан… - Его перебил выстрел, Каллен дернулся, пуля прошла в паре сантиметров от его головы и засела в обивке кресла. 
- Черт! 
- Я не шучу, в следующий раз я пробью Эдварду ногу, о футболе он забудет. 
- Ага, шантажируешь близкими? Узнаю стиль Вольтури, - прошипел Каллен, потом презрительно бросил: - Спрашивай. 
- Уже – что у вас с Аро? Ходят слухи о войне. Я знаю, что вы одинаковы, ни о каких ты правах не борешься, просто очередную кормушку не поделили, бизнесмены хреновы. Когда же вам денег хватит? 
- Аро начал первым, из-за него я потерял выход на очень влиятельного человека и много денег, потом пошли мелкие помехи. Было ясно, что он нарывается на войну. Но я не хотел этого, я уклонялся до последнего. 
- Ага, а сам покупал оружие канадцев. – Карлайл прищурился, удивляясь его осведомленности, ища правильную линию поведения. – Что еще происходило в последнее время? 
- Не знаю, Вольтури словно помешался, он набивается на войну, как ненормальный. Это даже неразумно. Но я пока держусь в стороне. У меня семья, мне нельзя воевать с психопатом, склонным к жестокости и шантажу. 
- Поздно, Каллен, - он не выдержал, горечь снова прорвалась через контроль. – Час назад пропала Элис, прямо из дома. Я знаю, что это Аро. 
Карлайл порывисто встал и пошатнулся, как единый монолит, его глаза стали такими тоскливыми, потом он гаркнул: 
- Этого не может быть! 
- Может, она у него, и мне надо знать, на чем ты его так сильно задел. Ради одного меня он бы на такие масштабные меры не пошел. 
Эдвард все еще молчал, впав в ступор. 
- Этого просто не может… Моя Элис? Нет, это ошибка… - Карлайл был как в бреду. Игнорируя оружие, он как слепой двинулся на Кая, пытаясь схватить его за грудки. 
- Чертовы Вольтури, от вас все беды! Если с ее головы упадет хоть волос, если это правда, я вас убью! – фальцетом выкрикнул Каллен. Он был в состоянии аффекта, но впечатления не произвел. Кай досадливо оттолкнул его. Ему были нужны ответы, а эмоции могли Карлайл мог оставить себе. Он свои с трудом контролировал. 
- Соберись, Лазарь! Я верну Элис, мне нужна вся информация, что у тебя есть. 
Каллен сморгнул помешательство, глубоко вдохнул и сел. Пару минут царила тишина, а потом он попробовал детально восстановить события, больше для себя. Ни одного Каллена не пугало его оружие, поэтому Кай убрал пистолет. Пока Лазарь рассказывал все неприятности, что пришли со стороны Порта, Эдвард доходил до кипения. 
- И когда ты собирался рассказать, что у меня есть сестра?! Вот что ты скрывал? Да меня тошнит от тебя, у нас же разница в две недели! Как ты мог изменять Эсми? У меня даже слов не подберется, ты… - он с силой поджал губы, покачал головой. – Я больше ни разу не назову тебя отцом. 
Потом еще было много сказано. Каллен, побелев, смотрел на сына. 
- Эдвард, сейчас не до твоих детских обид. Твоя сестра пропала, и, возможно, она у этого потрошителя! 
- Она мне не сестра, - Эдвард в психе покинул кабинет, и хорошо, потому что останься он, и Кай бы его убил. 
 
*** 
А дальше началось какое-то сумасшествие. Аро узнал, что Лазарь открыл на него охоту, и исчез. Кай пропадал сутками напролет, пытаясь выведать, все, что только можно и нельзя. Белла в прострации сидела дома, у нее снова начались приступы депрессии. Она перестала есть. Чарли тоже был вовлечен в поиски, но Белла ждала Кая, веря только в него. Он появлялся, каждый раз все более уставший и измученный, его лицо перестало быть на что-либо похоже. Белла боялась, что скоро от недосыпа его черты лица сотрутся, и однажды она его не узнает. 
У него не получалось. Как бы ни старался, он не мог нащупать след Аро. Никто из живых не мог дать сведений, а дорога трупов вела в никуда. 
Прошло два дня. Снова была ночь, Белла сидела в своей кровати и сжимала мишку Элис, с которым она спала. Окно распахнулось, и влез Кай, вернее «впал», потому что он был на грани истощения. Белла кинулась к нему, убрала волосы, ища очертания лица, чтобы считать его. Внутри екнуло. 
- Есть зацепка, я нашел след Крысы, он все еще в Форксе. Если я его найду, то реально появится шанс. Он знает все… Крыса… - Кай раздирал глаза, выдавливал слова, как загустевшую пасту. Белла помогла ему дойти до кровати, он был слишком тяжелым для нее, и без его помощи, она бы не справилась. 
- Ну же, Кай, миленький, приподнимись… 
Белла, пыхтя, еле-еле втащила его на кровать, стащила обувь и легла рядом, пытаясь отдышаться. 
- Через полчаса мне надо в Порт, - похоже, он начал бредить. 
- Не надо. Ты должен поспать, иначе ты умрешь от истощения. 
- Мне нельзя спать, - пробормотал Вольтури, уже не соображая. – Во сне я вижу Элис. 
Потом он еще что-то бормотал, что лучше быть на пределе, тогда чувства притупляются. Кай вроде заснул, а Белла лежала рядом, касаясь его плеча, и смотрела в потолок, успевший надоесть за это время. Когда Вольтури ровно засопел, она позволила себе упасть духом. Из-за пребывания в состоянии страха 25 часов в сутки нервная система съезжала, и Белла начала тихонько всхлипывать. Кай открыл глаза, будто и не спал. 
- Ты боишься? 
- Да. Постоянно думаю о ней - где она сейчас, что с ней… что она делает. – Белла сглотнула. – А ты? 
Кай не ответил, а вскоре снова отключился. Даже сильный человек имеет предел. А вот ей уснуть так и не удалось. Белла проворочалась до утра, ей было одиноко. 
«Я совсем одна». «А Джейк?» - тихо шепнуло подсознание. «Это не то», - отмахнулась Свон. «Я не виновата, мне нужна именно Элис. Только она сможет мне помочь». А потом Белла до крови закусила губу за вранье. Ложь, она знала еще одного человека, который мог ей помочь. 
Белла ни в ком так не нуждалась в трудную минуту, как в Каллене. Они могли воевать, ненавидеть друг друга, но их связь оставалась такой же прочной, как раньше. Ей хотелось, чтобы Эдвард согрел ее, сказал, что все наладится. Ей хотелось именно его, как бы Белла не презирала себя за эти мысли. 
Во сне Кай начал ворочаться и беспокойно отрывисто говорить. В основном, он говорил про Элис - как скучает, как любит; но еще Кай просил, чтобы его не сжигали, и все время хватался за спину. Белла тихонько подняла рубашку и увидела ужасные широкие шрамы. Кая преследовали не фантазии, а прошлое! Чтобы не закричать, она зажала себе рот и легла обратно. Спасаясь от холода, приподняла его руку и залезла под нее. Пусть лучше уж так – иллюзия тепла. Но он спал слишком беспокойно. Кай в очередной раз резко повернулся и вдруг обнял ее, а нащупав, обрадовался и потянулся к лицу. Свон от неожиданности растерялась, а потом почувствовала его губы, горячие и сухие, его глаза были закрыты. Белла поняла, что он спит. 
- Элис… 
Она не стала его отталкивать, пусть побудет счастливым хотя бы во сне. 
*** 
Кай, сидя у стойки бара, незаметно подменил бутылку водки на такую же, только с водой. Тут все знают о произошедшем, он надирается до бесчувствия и совсем сломлен, не знает где искать свою пропавшую невесту. Вольтури глотал стакан за стаканом, покачиваясь, смотрел в одну точку и даже начал говорить сам с собой, он – отчаявшийся человек. Через час Кай встал и, споткнувшись, направился к туалетам, но так как он по уши пьяный, ничего страшного, если он пойдет туда по круговой. 
В туалете Вольтури зашел в кабинку и забрался на унитаз с ногами. Отлично, наживка проглочена – во время блужданий он засек «топтуна» за своей спиной. Кай уже третий раз приезжал в казино Аро. Хозяин пропал, никто не знал куда, но он не мог не оставить тут своих соглядатаев. Дверь скрипнула, внутрь бесшумно кто-то зашел и наклонился проверить – ног ни в одной кабинке не было видно. Мужчина, как нельзя лучше, встал спиной к его двери и прижал к уху телефон. 
- Алло, шеф? Это я… - Кай жестко улыбнулся, повезло, сам Алекс - правая рука Аро, а тот на проводе. – Он надрался около бара, выглядел как слизняк. Да. Я пошел за ним в туалет, а он исчез… 
Кай решил, что пора действовать – спрыгнув на пол, изо всей силы ударил ногой по дверце, та с грохотом отлетела, а потом отлетел Алекс, в стену. Кай выхватил одной рукой мобильный, другой вмазал его лицо в белый кафель, растирая по нему кровавые разводы. Все произошло всего за секунду, когда он поднес телефон к уху, Аро еще орал: 
- …недооценивать! Оглянись сейчас же, идиот!!! 
- Поздно, - выплюнул Кай. – Твой дружок не был так предусмотрителен. 
-Оо, какие люди, наш пострел везде поспел? Не наговаривай на Алекса. Он не тупица, просто недооценивает тебя. 
- Где Элис?! – Кай не мог удержаться, контроль трещал по швам. Сейчас, слыша голос Аро, за которым так усиленно и отчаянно охотился эти дни, он немного сходил с ума. А необходимо было держать голову холодной. 
- Ох, Лис, ты так ничего и не понял? Знаешь, давай карты на стол – мы ведь всю жизнь с тобой соперничали, соревновались – кто лучше? И теперь я точно могу сказать, что победил! Ты просто идиот, позволил себе влюбиться, сделался слабым и уязвимым. Смотри: твоя девчонка исчезла, и ты потерял хладнокровие. Носишься по городу, как обезумевший, ищешь меня, оставляешь следы. Захоти я, и убить тебя было бы проще простого, так что ты меня разочаровал. Ты должен был избавиться от девчонки сразу, как она стала твоей слабостью. Но у тебя для такого кишка тонка. 
- Да, ты меня знаешь. Я когда-нибудь бросал слова на ветер? – повисло молчание, Кай угрожающе ждал ответа. 
- Нет, принцесса, ты хоть и распустился, но всегда делаешь, что говоришь. 
- Отлично, тогда слушай внимательно: я убью тебя. 
- Как? Собственного брата, свою кровь, ради какой-то мелкой девки? – голос Аро стал глумливым и злым. – Лис, ты так и не научился: главное семья, чистоплюйство, твои глупые мечты, все это идет после! 
- Я не шучу, Аро. Если с головы Элис упадет хоть волосок, ты будешь умирать так медленно и изобретательно, что даже твой извращенный мозг загнется в фантазии. 
- Ух ты, сколько злобы, ненависти, я столько бился ради этого, а всего-то надо было украсть твою невесту? – последнее слово Аро выделил особенно насмешливо, а потом потекла приторная ласковость: - Кай, я хочу знать, что ты сейчас чувствуешь? Когда знаешь, что Элис у меня и, и как я люблю пытки, увечить людей. Скажи, а ты будешь продолжать ее любить без пальца? А без носа или ушей? Может, стоит сделать с ней тоже, что я сделал с тобой в том подвале? 
Кай тяжело дышал в трубку, заживо горя в аду, по сравнению с тем, когда Аро бил его раскаленной кочергой это было ничто, просто пустяк. Не замечая, он все сильнее душил Алекса, тот захрипел. 
- Нет, я так не играю, братец, - захихикал Аро. – Ты обязан отвечать – прямо и правдиво. Если хочешь, чтобы у Элис остался хоть один пальчик. Она сейчас сидит передо мной и так боится. Отвечай, что ты чувствуешь? И помни, я узнаю, если ты соврешь. 
Это было слишком жестоко, просто невыносимая жестокость. Ничего хуже Кай не мог представить. Если бы только можно было рассыпаться молекулами, всосаться в трубку и оказаться рядом с Аро! 
- Ненависть, страх. 
- Не-е-т, Лисенок, я так не играю. Ты же понимаешь, что я наслаждаюсь, это мой триумф, я хочу подробностей. 
«Чертов извращенец». 
- Я боюсь за нее так, что в глазах мутно, меня тошнит от мысли, что ты даже стоишь рядом с ней. Если бы ты был тут, я бы разорвал твою кожу, добрался до сердца и раздавил его. Достаточно или еще расписать? 
Аро вдруг прекратил свои ужимки и сказал серьезно: 
- Достаточно, ты это заслужил. Я учил тебя. Лучше гореть мысленно, чем на самом деле. – «Совершенно не согласен». – А теперь начистоту, Кай. У меня две новости: плохая и плохая. 
У Кая екнуло и остановилось сердце. «Ее уже нет». Он начал заваливаться, в глазах стало темно, будто кто-то выключил свет. 
«В тот момент, когда ее не станет, я просто закрою глаза. И меня тоже не станет…». Как точно Герда это описала. 
- Первая: Элис не у меня, хоть для тебя это скорее хорошая новость. Ты почему-то мне не доверяешь, - Аро все издевался. – А вторая: я не знаю где она и у кого. 
- ТЫ ЛЖЕШЬ! Она у тебя! Тебя все равно уже ничего не спасет, я пристрелю тебя, как только увижу, понял?! Если ты что-то сделал с ней и теперь трусливо врешь… 
Кай вдруг вспомнил приступы Брендон, она не была здорова. Элис сама для себя была опасна… 
- Хватит истерить! Говорю тебе: она не у меня, я сам из города смылся, чтобы Лазарь меня не прикончил. Прячусь по подвалам, как крыса. Ты, кстати, Алекса не убивай, он мне нужен. Я бы не стал тебе врать, да и в чем смысл? Кроме того, чтобы помучить тебя? Думаешь, мне нужны были такие проблемы? Меня устраивало положение с Калленом, нас обоих… – Аро не договорил, словно его отвлекли. – Так, мне надо срочно идти. Кому надо было шантажировать Каллена – я не знаю, сам ищу этого больного смельчака. Съезди к Лазарю, кинь ему белый флаг от меня - пусть уберет своих ищеек. Все, мне некогда. 
Он отключился, а Кай стоял как парализованный. Если это не Аро, то кто тогда мог похитить Элис и зачем? 
*** 
Чтобы ни говорил Аро, Кай мотался по городу, не просто обезумив от отчаяния, это был такой же трюк как с водкой. Лучше выставить себя потерявшим здравый смысл, тогда враг расслабится и оступится, а уж он вцепится, как питбуль, и не отпустит. Лишь бы хоть маленькую ниточку к Элис. 
Ее не было уже четыре дня. 
Герда сходила с ума, но ему было не до нее – он носился как загнанный зверь, собирая информацию по крупицам. И то, что Кай уже узнал, ему совсем не нравилось. Пришлось вовлекать человека, которого он не уважал - Эдварда. Кай встретился с ним еще раз, это был вынужденный шаг. Теперь Эдвард следил за Карлайлом у них дома, был его глазами, ненадежными, неспособными подметить то, что мог бы сам Кай. Но выхода не было. 
Сегодня ночью он снова валился с ног и снова оказался у Герды, помня, что в прошлый раз впервые смог поспать пару часов без кошмаров. Напротив, ему снилась Элис. Но ее не мучили, она стояла в центре круглого зала с панорамным окном и ждала его. 
Помешавшись, Кай спал, сжимая в руке телефон. Стоило тому дернуться среди ночи, и он мгновенно проснулся. Глубоко дыша, Вольтури попытался успокоить пульс. Герда лежала рядом, доверчиво прижимаясь к нему, под ее глазами залегли темные густые круги. Сейчас их окутывала беспросветная тьма, без своей третьей части они были потерянными и несчастными, и, сплотившись вдвоем, им было легче справиться с этим. Кай осторожно разжал тонкие пальцы, сжимающие его футболку, и прочел сообщение от Каллена. «Есть новости. Надо в Порт, едешь?». Не успел он ответить, как Эдвард нетерпеливо позвонил. Кай ответил шепотом: 
- Еду. Где ты? 
- Почему ты шепчешь? – непонятливо спросил Каллен, Белла заворочалась. 
- Неважно, где ты? 
- Кай, что случилось? – сонно пробормотала Белла, пытаясь сесть. Грустно, что в ее глазах уже был страх. 
- Это Свон? – резко спросил Эдвард. – Что она делает ночью у тебя? 
- Ничего. Какие новости, где ты? Я уже выезжаю. 
- Какие новости, кто это? – Кай прижал палец к губам подруги: - Тсс… 
- Через полчаса у пиццерии Маккартни, - Эдвард бросил трубку. 
Герда не была бы собой, если бы послушалась его и осталась дома. Вместо этого она вылезла с ним через окно и через полчаса уже садилась в машину Каллена. В салоне тут же повисла неуютная тишина. Кай признавал свою вину, Свой, правда, здесь делать было нечего. Но не мог отказать Герде, оставить ее там с этими перепуганными глазами. 
- Что она тут делает?! Мы едем не на каруселях кататься! 
- Я знаю, Каллен, - прошипела Белла. – Я тоже имею право знать. В отличие от тебя! Тебе-то какое дело до Элис?! - Кай и Эдвард напряженно замолкли на первых сидениях. – Я еду, если так тяжело терпеть мое присутствие, отвернись и представь, что меня тут нет. 
«Если бы я мог» - с горечью подумал Эдвард и завел машину. 
Все было по-прежнему, он почти ненавидел Беллу и всю причиненную ею боль, но произошло столько всего. Карлайл оказался ничтожеством, изменял Эсми, преподнес ему такой сюрприз, что Эдвард до сих пор не мог прийти в себя. Все так завертелось… Элис – его сестра. Ну, разве это не странно? Он долго смотрел школьные альбомы и с недоверием заметил очевидное сходство, после этого отрицать было глупо. Эдвард смирился, и пришла следующая фаза – коротышка его сестра, и она… у Аро. Эдвард не знал, что думать, делать, поэтому даже с радостью согласился делать то, что говорил ему Кай, впервые в жизни позволив кому-то управлять собой. 
Помимо этого, был еще один лейтмотив, извечный и неизменный – Свон. Белла исчезла. Они больше не уязвляли друг друга в школе, не воевали, не занимались умопомрачительным сексом. Даже сейчас она ему была необходима, чтобы распутаться, всего один раз близости с ней, даже если это будет только секс, помог бы ему привести мысли в порядок. Он нуждался в ней, физиологически, духовно, как угодно, даже просто мимоходом задеть ее, напомнить о том, как он ее ненавидит и что больше не ждет. 
А еще Эдвард пытался представить, что она чувствует. Все эти пять дней он не знал, с ее фронта веяло молчанием. Белла не появлялась в школе, Кай не говорил о ней, и Эдварду оставалось только представлять. Белла так любила свою коротышку, а теперь неизвестно было, что его сестра даже жива. Представляя изнутри клетку мыслей, где сейчас была Белла, Каллен содрогался и спешил думать о чем-то другом. Но незаметно съезжал обратно. 
Сейчас Эдвард украдкой рассматривал Беллу в зеркало дальнего вида – отстраненная, печальная и истощенная, наверняка снова ничего не ест. 
- Эдвард, я жду твои новости, - напомнил Кай. 
- Это не совсем новости, - поморщился он. – Я подслушал разговор Карлайла, он тайком встречается с кем-то в Порт-Анжелесе. Я знаю это место и удивлен, что он тоже, это… - Эдвард немного сбился, бросая беглый взгляд на отстраненную Беллу, - …бордель. Я подумал, это подозрительно: ищем вроде все вместе, а он едет ночью, чтобы остаться незамеченным. Карлайл всегда врет, у него тайн больше, чем избирателей. Я хочу знать. – Он сжал зубы, обрывая себя на полуслове, не желая открываться этим двум людям. Его все еще интересовал вопрос, что они делали вместе ночью. 
Кай согласился, что это важно, он сам не доверял Карлайлу. Эдвард немного отклонился от прямого пути, понимая, что это настоящая глупость. Когда они подъехали к забегаловке, Свон не поверила глазам: 
- Ты издеваешься, Каллен? Нельзя терять ни секунды! У нас впервые нормальная зацепка, Элис ждет, а ты решил поесть! 
Губы Каллена превратились в нитку, он промолчал – не говорить же ей, что это для нее. В глубине души Эдварда очень волновало ее состояние. Он изучил об анорексии все, что только можно. Эдвард не желал признаваться, но и не отказался от своей настойчивой мысли. Он купил еду и кинул пакет на заднее сидение. Прошло пять минут, Свон не прикоснулась к нему, только смотрела в окно, не шевелясь, даже не моргая. 
- Ешь. 
Кай повернулся к нему, что-то увидел для себя и отвернулся. Свон продолжала смотреть в окно. Каллен ударил по тормозам, машина дернулась вперед, взвизгнула и встала. 
- Ешь. – Белла посмотрела на него с раздражением и отвернулась. – Мы не поедем, пока ты не поешь. 
- Не хочу. Не будь дураком, едем. 
- Нет. 
- О боже, да на! – Белла перевернула на сидение пакет, там была дурацкая «здоровая еда». Она схватила банан, сердито сдирая с него кожуру. Эдвард с досадой отвернулся и поехал, но через минуту заметил, что она снова пялится в окно. 
- Свон, ты не ела, я видел. – Тут Белла сорвалась. Она покраснела и закричала: - Да как ты не понимаешь?! Я не буду есть, пока не найдется Элис! 
Кай напряженно выпрямился, Эдвард стал свирепым из-за глупостей, которые она вбила себе в голову. 
- Что за чушь? Это такой метод самобичевания? Типа наказываешь себя за то, что она пропала? Ты-то здесь причем?! 
- При всем! Просто веди машину, это неважно! 
- Ну да, а если она совсем не вернется, ты заморишь себя голодом насмерть?! Тогда точно искупишь свой грех? 
Эдвард почувствовал, как Кай и Белла одинаково застыли, как у них волосы шевелятся на затылке. Он сам пожалел, что открыл рот. Белла с воплями начала дергать ручку двери, желая выпрыгнуть на полном ходу, они летели больше сотни. Ее пальцы соскакивали с пластика с неприятным щелкающим звуком. 
- ВЫПУСТИ! – она кричала даже не ему, а всему вокруг, пространству. Эдвард, громко ругаясь, вильнул к обочине: - Кай, да держи ты ее, пока она не выбросилась! 
Вольтури очнулся и перегнулся назад. Каллен с тяжестью понял, что остановиться придется. 
Свон выскочила, как только смогла и, вцепившись в корни волос, согнулась, будто ее тошнило. Кай стоял над ней, Эдвард тоже приблизился - медленно, неохотно. 
- Герда, что с тобой? Ты же знаешь – ты ни в чем не виновата. 
- Нет?! – Белла вскинула голову, ее глаза горели лихорадкой. – Как ты не понимаешь, это я во всем виновата! Знаешь, где я находилась в тот вечер, когда должна была быть с Элис? Знаешь где?! – Было видно, как это мучило ее. – С ним! – Свон вытянула руку, ее выставленный палец ходил ходуном. – Я трахалась с ним, когда похищали Элис. Кто я после этого?! Кто? 
Ночь была такой тихой, пустое шоссе с тремя застывшими фигурами, одна из которых истерично трясется.
- Так что не смей мне говорить, что я не виновата. Это только моя вина, это все произошло из-за меня. Если Элис умрет, то поделом мне, я не должна вообще жить, я ужасна, я порочна, это все из-за меня, - с закушенной нижней губы пошла кровь. Эдвард ошарашено наблюдал эту сцену, от силы ее ненависти к себе его нервы звенели, как натянутые струны. Как можно так казнить себя без причины, что бы она сделала – вырубила десяток бандитов? Только бы лишилась жизни или получила увечья. 
- Все эти дни… Я видела, как ты страдаешь, и не могла признаться тебе, - Белла прижала кулаки к щекам, надавливая. – Прости меня, Кай, это все из-за меня. 
Вольтури поднял руку в бок, словно Эдвард кидался ее утешать, сам он тоже не приближался. Его интонация была как у заядлого мозгоправа: 
- Ты ни в чем не виновата. Чтобы ты могла сделать? Если ты была с Калленом в тот день, то я еще хуже – решил пройтись пешком, а не на пикапе. Всего пара минут и этого бы не случилось. Ты не считаешь, что тогда я должен винить себя? 
- Нет! Виновата я, я должна была быть с Элис, а сама… была с ним. Я навлекла на нас Аро. А он отомстил. 
- Ой, да брось! – не в силах молчать повысил голос Эдвард. – Даже ты не можешь это взять на себя! Аро не нужна ты, это способ насолить Карлайлу. 
- Причем тут Карлайл?! И вообще, почему вы, Каллены, вмешиваетесь?! Нигде без вас? Это наше горе, не смей вмешиваться. 
Эдвард не мог поверить своим ушам, он повернулся к Каю: 
- Она не знает что ли? 
- Не знаю чего?! 
Кай коротко мотнул головой. Эдвард покачал головой, а потом просто продолжительно посмотрел на нее, Белла замотала головой. Она уже подсознательно догадалась, только не хотела признавать этого. 
- Посмотри внимательно на мое лицо… 
- Думаешь мне это надо? Я итак не могу его стереть… - И тут Белла дернулась, как от пощечины. Эдвард усмехнулся: - Странно, да? Так очевидно. И как мы все эти годы не замечали? 
Белла не раз ловила мимолетное сходство, одинаковые мелочи, отмечала их и выкидывала из аналитического центра. А сейчас пораженно смотрела в лицо Эдварда и видела Элис. Она, не осознавая, протянула ладонь, желая коснуться миража. Каллен вздрогнул и навет растаял. 
- Элис твоя сестра? Как… Кто… Не может быть. Карлайл? Элис что, удочеренная? – у Свон сильно заболела голова, пришлось сесть на корточки. Кай присел рядом и положил руку на ее плечо. 
- Тихо, солнце, все нормально. Элис не удочеренная, просто Ричард не ее отец. Эмили и Карлайл - это было всего один раз. 
- Что? – Ее карие глаза были просто огромными. – Ты знал? – Вольтури с раскаянием кивнул. – Как давно? 
- С нового года, я ездил к Аро, чтобы вернуть Элис отца, и там узнал, кто он на самом деле. 
- Кай, отпусти меня сейчас, - Белла говорила спокойно, но это как раз было ненормально. 
Вольтури выпрямился, и они с Калленом переглянулись – чего еще ждать от Беллы? Та без слов села в машину, отвернулась, они поехали. Эдвард не решился предложить ей еду. 
*** 
Кай тоже знал этот публичный дом. Они обошли его с черного хода и уже зашли, как неожиданно Белла развернулась, и не объясняя, вылетела на улицу. Эдвард устало вздохнул и остановил Вольтури: 
- Я сам. 
Если кто-то и знал, как успокоить ее, то это он. Пусть у них не было совместного детства, и сейчас их отношениям даже название подобрать сложно, но с другой стороны - ее не знал никто так, как он. 
Белле было плохо. Её тошнило, но желудок был пуст, поэтому она только мучительно боролась со спазмами. Сейчас они все были в опасности, поэтому ему придется это сделать – успокоить ее. 
- Белла… 
Свон выпрямилась, скрывая свою слабость. Эдвард, не обращая внимания на ее враждебность, преодолел сопротивление и просто прижал ее к себе, баюкая, нервозно гладя ее волосы. Как бы самому не забыться. 
У него получилось – Белла затихла. Он все гладил и гладил ее по голове, пока ее губы, касающиеся его шеи, не прекратили трястись. Потом девушка набрала воздуха и оторвалась от него, сдержанно сказала «спасибо» и первой пошла внутрь. Кай оставил им валяющиеся тела в подсказку – это можно было рассматривать как черный юмор, отсыл к сказке про Герду. 
Эдвард потряс головой, вытряхивая эти глупые мысли, его мучили догадки - кого они увидят с Карлайлом? Что еще скрывает его отец? Но действительность превзошла все ожидания. 
Они с Беллой вошли в уединенный кабинет, оббитый бордовой тканью, а за столом друг напротив друга сидели Карлайл и Аро, два заклятых врага. 
*** 
- Не верю своим глазам, это с ним ты хотел тайно встретиться?! – Эдвард смотрел на отца и ничего не понимал. 
- Ну, теперь все ясно, - насмешливо протянул Аро, косясь на брата, замершего с нацеленным на его затылок пистолетом. У Свон потемнело в глазах, она метнулась к Вольтури, но Эдвард перехватил ее поперек пояса. 
- Где Элис?! 
- О, вы привезли даже прекрасную Изабеллу? Очень рад, - Аро алчно впился в нее глазами. 
- Аро! – одернул его Карлайл. Прибывшие смотрели на них с замешательством. Старший Каллен вздохнул. – Эдвард, я не хотел, чтобы ты вмешивался в это. 
- Ох, брось, Лазарь, сынок у тебя вышел не промах. А уж с моим братцем, вообще несокрушимый тандем, вон как нас к стенке приперли. Нам растет отличная смена. Еще бы они отдали мне эту сладкую девочку…
Кай ткнул стволом ему в затылок, напоминая о своем присутствии. Наконец они подобрались к самой правде. Они слышали слишком много лжи и смертельно устали от неё. 
История оказалась совсем не веселой. Заклятые враги Аро и Карлайл на самом деле были партнерами, это же намного выгодней, чем враждовать. Очень давно Каллен был подающим надежды политиком, но не мог развернуться в городе, пока им официально «правил» Деметрий Янг – мэр и по совместительству крупнейший мафиози в штате. В это же время Аро набирал обороты, становясь действительно опасным бандитом. Изначально Каллен пытался избавиться от него, чтобы быть героем, но у него не получалось. А время шло. 
Тогда однажды они встретились и заключили договор – кратковременная взаимопомощь, поодиночке они сильны, но недостаточно, чтобы свергнуть Янга. Карлайл не знал методов Аро, он настаивал на похищении, а не на убийстве. Но Вольтури был твердо уверен: хороший враг – мертвый враг, поэтому Янги сгорели. После этого каждый получил вожделенный пост и благополучно забыл о знакомстве. Карлайл быстро пошел в гору и достиг неизмеримых высот, переплюнув даже Янга, но из города не уезжал. Стало ясно, что им с Аро не ужиться на одной территории, и тогда началась их первая война. Эсми и Эдвард срочно отправились на остров, а он взялся за противника. Гибли люди из окружения, но оба главаря были живы, тогда они отступили, перейдя к холодной войне, на расстоянии. Для обоих соревнование было делом чести. А потом Карлайл договорился с еще одним мафиози, конкурирующим с Аро – Алистером, да к тому же Джейн помогла своей небольшой диверсией. Вольтури был почти разгромлен, копы наступали ему на пятки. Вместо того чтобы сдаться, Аро собрал все силы и обхитрил его – выследил сбежавшего бухгалтера, надеясь получить компромат, и нашел то, о чем и мечтать не смел. Секрет Каллена. Карлайлу пришлось идти на мировую, он помог прикончить Алистера и согласился сотрудничать с Аро. Обсудив все, они пришли к мнению, что это будет гораздо выгодней и благоразумнее – Карлайл действовал легально, расчищая им путь законными и полузаконными способами, а Аро зеркально шел снизу, убирая с дороги невыгодных людей. Можно сказать, они шли плечом к плечу и наживали свое богатство, не собираясь нарушать свое выгодное сотрудничество. Да и не могли, даже если б захотели, в одной связке: власть против тайны. 
Но недавно начались мелкие и крупные неприятности, кто-то усиленно пытался стравить их. После пропажи дочери, Каллен вышел из себя и подумал на «партнера», тому пришлось скрываться и долго доказывать свою непричастность. Сейчас они впервые встретились, после этого кошмара, чтобы разобраться что к чему. 
Пятеро человек сидели за одним столом, Белла сидела между Каем и молчаливым Эдвардом, который ни разу не взглянул на отца, его губы были горько поджаты. Она чувствовала упадок Эдварда и нервозность Кая, а сама всматривалась в Каллена. 
- А вы не задумывались, что чувствовала Элис, когда ушел Ричард? Она до сих пор винит в этом себя. 
- Изабелла, сейчас не время для этого разговора. Лучше бы вам вообще не вмешиваться, что скажет шериф? Эдвард, уведи свою девушку. 
- Она не моя девушка, - Каллен не оторвался от стола, а Аро вдруг взглянул на них с интересом. Свон поежилась. 
- Здорово, я ведь тоже могла быть вашей дочерью – у вас же и с Рене был роман. Наверно, у Калленов это в крови. 
- Изабелла, он тебя обидел? – ласково спросил Аро. – Разбил твое бедное сердечко? 
- Нет! 
- Хватит, давайте вернемся к Элис, - прервал их Кай, но его брат никак не мог успокоиться: - Карлайл, а ты в курсе, что мы могли породниться? Видишь ли, мой братец безнадежно влюбился в твою очаровательную дочь… 
- Очевидно, что появилась какая-то третья сила, - поперек него продолжил Кай. – Напрягитесь: у вас есть враги, соперники, которые желали бы стравить вас? 
- Все мои враги мертвы! Кроме той блондинистой сучки, что ты спас. 
- Я тоже был осмотрителен. Враги есть, но ни одного, кто бы всерьез осмелился копать под меня. 
- Копать? Ты даже выражаешься уже как мафиозная шпана, - бросил Эдвард. 
- Принцесса расстроилась? – загундосил Аро, Эдвард огрызнулся. – Видишь ли, Эдвард, я коллекционирую чужие страхи. Я хотел бы знать твой. Какой твой самый сильный страх? – Каллен оторвался от стола, он был колеблющимся и взволнованным. Аро, питаясь его смятением, пошел на ощупь: - Нелюбимый сын, растущий в тени величия отца? Нет, не то… Неуверенность, скрытая под маской успеха? Мнение окружающих? Нет, я вижу презрение в твоих глазах. А может… - Аро медленно повел подбородком на Свон и растекся ухмылкой, отчетливо видя душу жертвы. – Все же Изабелла… Знаешь, она мне тоже приглянулась, такая необычная. Я увидел ее в Порт-Анжелесе, она стояла под дождем, высоко подняв руки. 
- Аро, хватит, оставь их в покое. Это же всего лишь дети, причем твои и мои, почти… - Карлайл оборвал этот опасный сеанс «чтения». - Давай подумаем, кто мог быть этой «третьей силой»? Мне нужна моя дочь!
*** 
В ту ночь, они ни к чему не пришли. Решено было расходиться и искать, обмениваясь информацией. Эдвард вышел первым. Белла нашла его курящим за железными баками. Он методично лупил стену, не замечая, что та стала розовой. Она подбежала к нему сзади, пытаясь его остановить. Он оттолкнул ее и потом осознал, что происходит. Руку расцвечивала ярко-красная паутина, только теперь парень почувствовал, как это больно. Свон поднялась сама. 
- Как ты себя чувствуешь? 
- Честно? 
- Нет, соври мне, очень тебя прошу, - сказала она иронично. 
Эдвард вытянул разбитыми руками сигарету - она сломалась, и он достал следующую. Ей вдруг очень захотелось тоже обжечься горьким дымом. Белла выхватила у него сигарету, царапнув его ногтем по губе, и попыталась неумело затянуться. Кашель разорвал легкие. Каллен молча отобрал сигарету, оставляя ее кашлять. Так они и стояли в ночной тишине. Белла чувствовала себя ненужной ему, Эдвард был замкнутым и отстраненным. Это неожиданно сделало ее саму равнодушной, только мучило любопытство: 
- Эдвард? – тихо позвала она, он неопределенно перекинул сигарету из уголка рта в другой. 
- Что? 
- А какой на самом деле твой самый большой страх? Мне надо. 
- Тебе стоит поменьше общаться с Аро. – Избегание – сколько можно? Они вечно ходят друг за другом по кругу, она подавлено молчала, а он чувствовал это. – Какая разница? Он все равно уже сбылся. 
- И все же. Тебе что трудно? – Ну да, она же всего-то просит его подсказать, который час. Такая мелочь… Белла никогда не замечала границ, искренне недоумевала, что не так – влезая в самую запретную глубину. 
- Нет, не трудно. Всю жизнь с того момента, как я встретил тебя, боялся потерять. И это случилось. 
Белла почувствовала, что готова плакать, но не заплакала, только подошла к нему, близко-близко, подставила лицо под горький дым, слетающий с его губ. 
- Сегодня я с тобой. 
- Возможно. А завтра я снова тебя потеряю. А я не хочу, так не хочу, - он судорожно обнял ее. 
 
*** 
Аро вышел с разбитой губой, облизывая свою же кровь, все так же алчно сверкнул на Свон глазами. Эдвард едва не поддался порыву толи спрятать ее от черных вороньих глаз, толи продолжить дело Кая и разукрасить этого маньяка. Кай подошел к ним, Белла не замечала его. Он бесконечно виновато поддел одним пальцем ее ладонь. 
- Если сможешь понять – прости. Между вами нет секретов. Я защищал Элис. Пытался. 
Свон только кивнула, а затем увернулась от его поцелуя в лоб. Эдвард видел, как исказилось лицо Вольтури, и внезапно осознал, что счастлив. Пусть так – за то, что она была, там, с той стороны трубки, сонная, когда он звонил. За то, что Кай спал около нее, за то, что мог это делать. Он был чертовски далеко от ее идеалов, и ему доставило мрачное удовольствие видеть, как Кай тоже впервые оказывается от них далеко. Вольтури не стал настаивать, только негромко сказал, что едет с Карлайлом - им еще многое надо обсудить. 
Тот невольный момент прорвавшейся нежности, их брошенные фразы висели в воздухе между ними. Да какого черта? Эдвард сказал, что отвезет Свон домой, она безмолвствовала. Даже когда они остались одни, даже когда ехали в машине, на заднем сидении которой валялась разбросанная еда. Как с ней говорить, как вести себя? Эдвард мучительно выдохнул – он так устал. Все что касалось Беллы, было таким запутанным и болезненным. Он же клялся, что даже думать о ней не будет. А вместо этого готов пожертвовать собой, чтобы ей помочь. 
- Теперь ты понимаешь, что выдумала свою вину? Дело не в тебе, блин, да я даже не знаю в ком. Ты будешь есть? – Белла взглянула коротко и безразлично, потом кивнула. Эдвард понял, что не сможет молчать всю дорогу. – А ты не сильно удивилась новости. Я до сих пор не могу поверить, это так странно… 
- Я знала. 
- ЧТО?! 
- Где-то в глубине души. В вас столько сходства, завися от вас, слишком сильно любя, я замечала его, но отворачивалась от правды. Вы же одинаковы – оба тираны, не терпите чужой воли, уверены, сильны, только Элис ничего не боится, а ты – всего. Так что наверно я это знала всегда… 
Она оскорбила его, а Каллен просто потянулся и сжал ее ладонь. Белла покосилась на их скрепленные руки. 
- Что это? Не притворяйся другом. 
- Я не притворяюсь. Я должен нести ответственность. В том, что с тобой произошло, не последнюю очередь виноват я. Тебе сейчас очень больно. 
- Неважно! 
Конечно, оттолкнула Кая, его - всех, весь мир. После него Белла стала очень ранима и начала бояться это показывать. Толи от того, что больно ей было постоянно, толи от того, что рядом с ним ей становилось еще хуже. Он решил не трогать все не перепаханное поле потаенных эмоций – своих и ее. 
Но благоразумие быстро забылось недалеко от дома шерифа, на «их» повороте. Лишь раз искоса взглянув на нее, увидев ее грустное лицо, капающую печаль с век, заглубленную горечь в изгибе губ, Эдвард уже не думал и не анализировал – только сгреб рукой ее плечи, притягивая ее к себе, ловя подбородком ее воспаленный лоб. 
«Что я могу для тебя сделать?!» - хотелось спросить ему, а потом реально сделать для нее что угодно, лишь бы вытащить Беллу из клетки. Он мог бы ей объяснить, что жить виной нельзя, что так она строит темницу своими руками, но Свон была так слепа в своем самопожертвовании. 
Они молчали, соединившись в такой неудобной позе, соприкасались только лбом и еще парой точек, но между ними сейчас было натянуто столько чувств, что это было уму непостижимо. Эдвард чувствовал огромную ответственность, малейшее движение и весь энергопоток собьется. Вспомнив кое-что, он вдруг вытянул свободную руку и включил магнитолу, по салону потекли звуки «Police Station». Это была песня с альбома, который он подарил ей на Рождество. Белла вздрогнула от своей любимой группы. Да, малышка, «I'm With You» - Я с тобой… 
На самом деле оно так и было: тебе больно, плохо, тяжело и поэтому – я с тобой. 
- Я вижу в этой песне особенную жестокость, - хрипло прошептала Белла. 
- Может поэтому она тебе так нравится. 
В последнее время Эдвард часто эту песню, и она поменяла для него свой смысл. Музыка была успокаивающей, немного обреченной, немного ностальгичной, в общем, в самый раз. 
Иногда Эдварду казалось, что он что-то в ней повредил той своей огромной ошибкой. Могла ли Белла полюбить боль? Ведь есть же такие люди, которые после тяжелых испытаний теряются и начинают зависеть от боли, это не мазохизм, скорее тяжелая психологическая травма. Белла запрещала себе есть, пока не найдется Элис. 
«I know you from another picture, Of someone with the most convictions». Да, именно, он знал ее другую, как человека с большими принципами и убеждениями. Раньше. До него. 
Они продолжили молча слушать бесконечную песню. Эдвард успел пожалеть, что включил ее, но Свон слушала так внимательно, что у него рука не поднялась выключить. Когда он съехал колючим подбородком по шелковистым растрепанным волосам, чтобы увидеть лицо Беллы, у него перехватило дыхание. 
Просто маленький ребенок, не знающий как суметь защитить себя от огромного внешнего мира. Белла была такая расстроенная и хрупкая. Он вдруг плюнул на свой метод защищаться и из неудобной позы перетянул ее себе на колени, без всякого сексуального подтекста, просто вытаскивая ее и физически и морально. Хватит, будь он проклят, если даст страху сожрать и ее душу. Может, завтра малодушие снова одержит верх или неосторожные слова опять заставят их ненавидеть друг друга, но не сегодня. Сегодня и сейчас он решился. «Держись, Белла, я больше не позволю тебе закрываться, я разрушу все твои стены». Он будет преследовать ее, идти по ее следам – шаг в шаг, чтобы найти и привести за руку обратно. Этого маленького потерявшегося ребенка. 
Эдвард разглаживал ее волосы, пока она тоскливо всматривалась в него печальными глазами, шептал утешающие обещания, истерев в порошок уже привычную язвительность между ними, на которую Белла ввела моду. 
Сейчас пришло время пойти и отыскать тебя. Ты не можешь спрятаться от меня, девочка, так что не заботься о том, что я делаю. 
Он прижался к ней лбом, выдохнул тепло на бархатные замерзшие губы, пытаясь их растопить, согреть, чтобы они снова стали ярко вишневыми, как раньше. 
- Знаешь, малышка, я обещаю, что все будет хорошо. Ты только не бойся, ладно? А то и я начну. А мне в этом мире итак страшно без тебя. 
Белла всхлипнула, потянулась ледяными пальцами, касаясь острыми токами его кожи. 
- И мне страшно. 
- Ничего, это можно. Элис найдется, я же должен успеть ее узнать – мою сестру... Мы обязательно ее отыщем, где бы она ни была. Ты больше не будешь одна. 
Белла колеблясь, посмотрела на него, потом как в замедленной съемке начала наклоняться. Он все не верил, а потом почувствовал, как Белла обнимает его за шею. Это было не больше чем утешение, до остального они пока эмоционально не доросли. 
- Я не хочу тебя снова любить… 
- Думаешь, я хочу? – сглотнул Эдвард, гладя ее по спине. Умиротворение уже шло где-то рядом. 
 
«Скажи своему внутреннему миру, что я приклоню свою голову на твоей кровати, 
Поставлю на кон свой игрушечный мирок. Я возложил это все на тебя. 
Я направляюсь к тебе, и я буду преследовать тебя, вплоть до твоей смерти».*
 
 
------------------------------------------------------------------------------------------ 

* «Police Station» - Red Hot Chili Peppers  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)