8 января 2016 Просмотров: 481 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 23

Глава 23. От дружбы к любви
 
 
Элис сидела справа от него в школьной форме и его галстуке и широко улыбалась. Как и он сам. 
Кай все еще боялся проснуться. Словно какой-то безрассудный волшебник взял и одним махом осуществил все его мечты. Кай не мог отрываться надолго и каждые пять секунд поворачивался посмотреть на Элис, напоминая нервного паралитика. Ее губы были ярко-алыми от поцелуев. Они еще долго не покидали кухню, и если бы не пришла ее мать, то, возможно, не пошли бы в школу. 
Вольтури боролся с желанием попросить Элис повторять те три слова каждую минуту, чтобы он смог, наконец, поверить. День был обычным, а ему казалось, что он солнечный и совершенно особенный, что таких никогда не было. Все казалось иным, Кай был как заново рожденный, увидевший все впервые. 
Потому что Элис любит его. 
Кай всегда был уверен, что должен заслужить это, и не понимал, что происходит. Как могло это произойти просто так? Не понимал, но был непроходимо безнадежно счастлив и беспомощен. Он засмеялся. 
- Что? – тут же спросила Элис с легкой улыбкой. 
- Не могу поверить. 
- Пора уже. Я люблю тебя. 
У него екнуло сердце. Впереди показалась школа, Брендон слегка нахмурилась и прикусила губу. 
- Обещай, что им не испортить наше счастье. 
- Обещаю. 
О чем речь? Теперь он чувствовал себя всесильным. Кай упруго выскочил из пикапа, обошел его и открыл пассажирскую дверь, получив еще одну ослепительную улыбку Элис. 
Он всю жизнь все скрывал – чувства, свои превосходящий ум, чтоб не выделяться, поступки, мысли, самого себя от других. Но это – ни за что! Он не собирался скрывать, что Элис Брендон выбрала его, скорее наоборот. Сегодня Кай Вольтури будет показушничать. И думать о себе в третьем лице… 
Кай, посмеиваясь, обнял малышку за плечи, и, не пряча свою радость, позволил лицу изображать все, что заблагорассудится. 
Элис Брендон – его девушка. 
Он едва не произнес это вслух, а потом не начал болтать все подряд, расписывая, насколько ее любит. Его захлестывала эйфория и, судя по ее лицу, Элис недалеко ушла. На них смотрели и КАК, но ему было абсолютно плевать. Кай на ходу поцеловал Элис в волосы и тут увидел Герду. Его шаг машинально ускорился, душа летела вперед, спеша поделиться с его дорогой подругой своим счастьем. Элис любит его. Ему было важно рассказать об этом Герде, поделиться, она как никто другой поддерживала его. 
У Беллы округлились глаза при виде них, рот приоткрылся. 
- Твою ж двоюродную бабушку… - задушевно промямлила она. Они одновременно засмеялись. – Ущипните меня кто-нибудь… 
- Ох, Герда, как мило с твоей стороны! И тебе доброе утро. 
- О-боже-мой, о, боже… мой! Пожалуйста, сжальтесь надо мной и скажите, что я сплю! Вы что, вместе?! 
- С чего ты взяла? – задорно спросила Элис, поднимая хитрое личико на него и подмигивая. Он посмотрел на нее с любовью. 
- Вы оба светитесь как радиоактивные лампочки! Я сейчас поджарюсь. Умоляю, скажите, что вы вместе, - его Герда заскакала на месте, скрещивая пальцы от волнения. Он уступил Элис. Та выдержала паузу, а потом просто произнесла: 
- Да. 
- ДААА! 
Ух ты, а он и не знал, что для нее это так важно. Герда прыгала, как сумасшедшая, трясла кулаками и нечленораздельно вопила. Он обнял Эл, прижимая ее поближе, чтобы крейзи-Герда не покусала ее ненароком. 
- Ух, я так за вас рада! – У Беллы блестели глаза. 
Кай был благодарен Свон за то, что она такая, какая есть. Бескорыстная, щедрая, такая самоотверженная, именно она привела его к Элис. Если бы не Белла… 
Кай в шутку притянул за голову и чмокнул вертлявую обезьянку. 
- Спасибо. 
- Нет, мало! – возмутилась Свон. – Не честно, я хочу знать все-все-все! Не верится… Вы, наконец, поняли, что созданы друг для друга? Но как?! Как все это произошло? 
Над ними прозвенел звонок, и Кай жутко обрадовался: 
- Смотри, Герда - звонок! 
- Смотри, Кай – МНЕ ПО ФИГ! Тут такой повод, прогуляем!!! 
- Нет, теперь я, как крайне сознательный бойфренд, обязан отвести Элис грызть гранит науки, - он продолжил нести чушь, подталкивая обеих в нужном направлении. Элис сама расскажет ей, что захочет. 
- Я протестую, хочу сейчас… 
Хорошо, что он выше и сильнее. 
*** 
Элис, улыбаясь под нос, засовывала рассыпающийся альбом в сумку, в голове крутилась навязчивая мелодия. Настроение было чудесным. Оливия сказала, что ее знакомый из Вашингтона видел фотографии с ее «пакетного» показа мод и предложил ей стажировку. Предложение было головокружительным, этот издание было очень популярным в фэшн мире. Но они хотели, чтобы она приступила этим же летом. А как же последний год в школе? Как бы то ни было, Элис не собиралась нервничать – они обдумают это вместе с Каем. 
- И ты думаешь, что я поверю? – за ее спиной стоял Джаспер… очень злой Джаспер. 
Она автоматически сжала обеими руками сумку на животе, как доспехи. Они не обменялись ни словом после той ночи на обрыве. Даже сейчас ей было больно на него смотреть. 
- Даже сказать нечего? Правильно, потому что твое жалкое втирание очков никого не обманет. Пытаешься заставить меня ревновать? 
- Чтобы ревновать, надо любить, поэтому конечно нет. Такое и в голову не придет. – Как будто он мог ее любить. Джаспер никого не любил кроме себя, всех остальных он ненавидел. 
- Ты не любишь его! – прошипел Уитлок зло, подходя ближе. – Ты любишь меня, какого хрена ты висишь на нем, зажимаешься по всей школе?! Ты не имеешь права. 
Элис рассматривала его, с ужасом понимая, что все еще любит. Его серые глаза, волосы, губы, руки – все до мелочей. Это было как застарелая заноза, которую не извлечь, воспаленная и неизлечимая. Но у нее был отличный пример перед глазами, и она больше не собиралась быть слабой, жалеть себя и копаться в этом. 
- Знаешь, Джаспер, это было слишком. То, что ты сделал… Это отвратительно и слишком жестоко, даже для тебя. Я больше не хочу страдать из-за своей любви к тебе. Хватит, для тебя это только способ поразвлечься. 
- Ты ничего не понимаешь! – Джаспер сжал ее за запястье, и Элис пришлось наклонить голову и сглотнуть, чтобы унять звон в ушах. 
- Убрал. Руку. Если я не ору и не поливаю тебя ненавистью, это не значит, что я ее не чувствую. 
- Брось, Брендон, мы оба знаем, что ты любишь меня. Не зря так примчалась, когда думала, что я съеду. И даже рассталась с кое-чем ценным, не так ли? Признайся, ты так долго хранила свое целомудрие, потому что хотела, чтобы это был я. 
- Ты ублюдок, Джас. 
- Возможно, но ты меня любишь. Ты уже один раз пробовала забыть меня и встречаться с этим мафиози, но сорвалась с крючка. И так будет всегда. Просто мы созданы друг для друга. Смирись и прекрати тянуть к нам в игры кого-то третьего. 
- Ты от себя не задыхаешься? – задала риторический вопрос Элис. – Ты остаешься играть в свои игры один, я, как ты выразился, «слезаю с крючка». Я могла бы соврать, но не буду – да, у меня еще что-то есть к тебе, как ни жаль. Первая любовь забывается с трудом. Но вот тебе еще одна правда: я люблю Кая. По-настоящему, не чтобы тебя забыть, не как друга, не из благодарности, а просто самого по себе. 
- Ты врешь! – Джаспер был в ярости, но она выдержала его взгляд, не спасовала, полностью открываясь, чтобы он мог увидеть в ее глазах правду. Он и увидел, его подбородок затрясся. – Нет, Элис, не делай этого, ты нужна мне… Я не справлюсь один… Что мне без тебя делать? 
Ей до ужаса хотелось ответить как Ред Баттлер - «Честно говоря, мой дорогой, мне наплевать…». Но Брендон не была этим одиозным харизматическим героем, она была очень сильно обиженной девушкой, которую растоптали. Элис легко улыбнулась, смотря под ноги. 
- Как что? Пустись в запой и во все тяжкие, ненавидь всех вокруг. Разрушай себя. 
Она прошла мимо него, ступая невесомыми шагами. Впервые балетки. Сегодня ее ступни свободны от порции боли. А еще впервые с легким сердцем от Джаспера. Она совершенно не чувствовала тяжести на душе или чего-то плохого. Возможно, она в невидимом защитном коконе. Повернув через пять метров за угол, коротышка остановилась - Кай стоял, прижимаясь к стене, откинув голову назад и смотрел на нее из-под полуприкрытых век. 
Она ослепительно улыбнулась ему. 
*** 
- Мистер Вольтури!!! Мисс Брендон?! – Амелия Коуп едва не потеряла с носа очки, застукав их в свободном классе. Они отскочили друг от друга. – В школе?! Ваше поведение аморально! 
Они отводили глаза, Элис, похоже, была в ужасе. Он не мог отрицать, что значительно смущен, но еще едва сдерживался. Ну, надо же, стоит как провинившийся первоклассник перед завучем и сгорает от стыда, пойманный на поцелуях со своей девушкой. Он, Кай Вольтури. В пору было смеяться. Вот такой он супер-пупер продвинутый шпион, которого обосновано опасаются опаснейшие люди полусвета. Его отчитали как мальчишку! 
- Мистер Вольтури, вы находите это смешным?! – Элис тоже посмотрела на него и, увидев улыбку, вопросительно приподняла брови. Кай понял, что выглядит глупо и исправил лицо. Вот так - вдумчивость и ответственность. 
«Ха-ха, как мальчишку!» 
Их повели в кабинет директора. По пути он шел так близко к Эл, что незаметно поддел пальцем ее ладошку и сжал ее. Она посмотрела тревожно - смущенно и с любовью. У него снова возникли перебои с сердцем. 
Сегодня после математики Варнер снова пытался понудеть про олимпиаду и подавить на него учительским авторитетом. Отделавшись от него, Вольтури полетел искать Элис. Стоя там за углом, Кай готов был молиться - от этого разговора сейчас зависела едва ли не его жизнь. 
Элис снова сумела поразить его, он привалился спиной к стене, чтобы не упасть. Элис отвергла Джаспера, ее слова перевернули все внутри. Конечно, он понимал, что Уитлока просто так не вытравить из ее сердца, это не стало открытием. Но в глубине души Кай не верил, что она сможет, что устоит, если Джаспер начнет ее обманывать или шантажировать своим очередным мнимым суицидом. Он не знал, что уже занимает в ее сердце столько места. Еще захотелось свернуть Джасперу шею. Каю стало физически больно, когда этот ублюдок задел тему потери девственности. Так он и думал… 
Этот взрывоопасный клубок крутился в нем, когда Элис его заметила. Она так улыбнулась, это было очень странно. А через минуту они уже были вдвоем в этом классе, имея малую словесную практику, Вольтури решил выразить чувства иначе и поцеловал ее. Он ощущал столько всего сразу. Его пугали отголоски чего-то очень темного, снова зашевелившиеся в нем. И вуаля, Коуп! 
В кабинете их продержали долго, вызвали родителей, но почему-то примчались мисс Грин и… Карлайл. Кай знал почему и смотрел на Каллена со скрытой враждебностью. Светлый Лазарь скрыть свою не удосужился. Кай все понимал – не хочет, чтобы его дочь связывалась с опасным, плохим Вольтури. 
«А сам-то лучше? Чем ты заслужил хоть малейшее право на нее?» Кай, не скрываясь, посмотрел на Карлайла с презрением, враждебно, ясно давая ему тоже кое-что понять. Он будет драться за Элис и даже не подумает оставить ее в покое. Калленам лучше держаться от нее подальше, так будет безопаснее.
Карлайл пораженно посмотрел на него, тряхнул головой и предложил обсудить это взрослым. 
- Вот еще! – Элис была в шоке - чужой человек зачем-то лезет в ее дела. – Вам-то какое дело, вы что, мой отец?! 
Кай с удовольствием смотрел, как этот трус подавился. А затем их выставили. Эл обрадовалась и предложила сбежать из школы. Но побег в стиле «Бони и Клайда» не удался: их нашла Герда и утащила его прекрасную девушку на небольшой женский саммит. Кай тоскливо посмотрел им вслед и понял, что не знает, куда себя деть. 
 
*** 
В тот момент, когда Джаспер посмотрел на Элис и Кая, Белла поняла, что все кончено. Ей больше не надо изощряться и искать пути уничтожить его. Элис сама нашла, как сразить его наповал. Было плохо, что Белле понравилось наблюдать за его лицом в тот момент. Что ей вообще было хорошо от того, что кому-то так плохо. Но Свон радовалась. Она видела это отчаяние в его глазах - чьи-то ночные кошмары сбываются. Да, пожалуй, счет Джаспера оплачен, а это значило что? 
Что пришла очередь Эдварда. 
Белла зажала уши. Ньютон, идущий сбоку, покосился на нее. Еле оторвав руки, Свон негнущимися пальцами торопливо вытащила плеер из рюкзака и спасительно заткнула уши. Вот так, уже лучше. Сейчас ей нужна хорошая доза RHCP. Знакомые родные звуки согрели уши и перекричали мысли в ее голове. Просто ей не нравилось ненавидеть Эдварда. Фальшь и боль сдавили ее горло, Свон попыталась переключиться. 
Элис и Кай. Белла снова шокировано покачала головой. Ей до сих пор не верилось. Когда она увидела их утром, то едва не сошла с ума от радости. Не надо быть ясновидящим, чтобы понять, что у них был секс. Жесты, мимика, энергетика между ними изменились, и оба просто светились от счастья. Помимо этого у Кая на лице был написан шок, вероятно, он сам еще не верил. Эти слепцы прозрели. Белла срочно хотела знать, каким чудом, а эти двое засранцев прячутся от нее! 
Она сердито пнула дверь кабинета, голоса за ней смолкли. «Ох ты черт, это же философия! Старуха Гофф!». «Везение» работало как всегда – на сто процентов. Свон быстро забежала в женский туалет и закрылась в кабинке. Но нарвалась и тут. 
Внутрь зашли трое девчонок и начали вовсю обсуждать горячую новость. Они негодовали, что Элис удалось заполучить Вольтури. Досталось и ей: 
- Наверно, нам надо стать фриками, как Свон и Брендон, чтобы заполучить самых популярных парней в школе. 
«Как же они не понимают, что в популярности нет счастья. Я не просила об этом, мне это не нужно!» 
- Хватит, Джули, не наговаривай на Беллу. Мне она нравится. 
«Мило», - пожала плечами Белла. 
- Ну, мне в принципе тоже. Бедняжка, она так страдала по Эдварду. Вы знаете, что у нее анорексия? 
- Да, но хватит уже сплетничать об этом… 
«Ух ты, правда мило. Интересно кто это?». Белле смертельно устала от этой темы. 
- …оставим ее в покое, а вот против коротышки не возражаю, можем её обсудить. Вот дрянь, увела Кая, он такой сексуальный, как ему могла приглянуться эта грубиянка? 
 
*** 
Ждать тихо в кабинке Белла не стала, а теперь пыталась остыть, лицо до сих пор пылало. Она с сожалением поморщилась – зачем вмешалась? Пора научиться сдерживаться, их не изменить. Тут Свон заметила вдали Эдварда, автоматически повернулась и зашагала в противоположную сторону. Найдя безлюдный коридор, Белла скинула рюкзак и вжалась горячим лбом в стекло. Чертова школьная форма, Свон расстегнула горло, чтобы было чем дышать. Сосущая пустота внутри не проходила. Она появилась сразу, как только Белла, проснувшись, отодвинулась от него на кровати, как позволила холодной простыне занять место его горячей кожи. 
Горько, не горько, но это правда: наступило утро и их перемирие закончилось. Они были слишком смелыми или слишком безрассудными, не соблюдали меру, сближаясь в своих отношениях. И невольно создали нечто самое прекрасное или самое ужасное. Такую крепкую связь, что говорить можно без слов, а попытки разорвать ее приносит такую боль и отупение, что начинаешь терять себя. Они до сих пор расплачивались за это. Истощив все силы, Эдвард мог пойти только к ней, потому что никто другой помочь не мог бы. И он знал, что с ней та же история. 
В машине они не разговаривали, только раз его губы дернулись. Когда они были на том самом - «их» повороте. 
Услышав сзади шаги, Белла могла поклясться, что это Эдвард. И конечно угадала, он оперся рукой о выступ окна около нее. 
- Привет, решил спросить: ты как? 
- С какой стати? – Свон смотрела хмуро, всеми силами напоминая поставленное условие. Как же она боялась довериться ему еще раз. – Ты ничего не забыл? 
- Нет, я помню твое условие. 
- А свое соглашение на него? 
- Да, да, Белла, - нетерпеливо закатил он глаза. – Мы враги, я помню. 
- Тогда ты знаешь, куда тебе идти, - мягко намекнула ему девчонка. Эдвард не уходил, перекатывался с носки на пятку и вроде как забыл вовсе, что она здесь. – В чем твоя проблема, Каллен? 
- В тебе. Ты знаешь, что во сне по-прежнему называешь мое имя? 
Не ожидая и не подготовившись, Белла подняла плечи, зажмуриваясь, хотелось обратно воткнуть наушники, или зашить свои губы. Эдвард погладил ее по волосам. 
- Не надо так. 
- Слушай, почему бы тебе не отвалить от меня? – Эдвард усмехнулся, да, он помнил - Белла всегда посылала, когда ее чувства задевались, что может быть проще? Оттолкнуть грубостью. Рука опала сама собой. Ночью, когда Эдвард проснулся от ее голоса и услышал, как она зовет его, он долго смотрел в потолок. 
- Сколько тебе еще доказательств нужно? Сегодняшняя ночь для тебя ничего не значит? 
Его самого поразило, сколько доверия было между ними возможно после всего. Они рассказывали друг другу такие вещи, которыми даже самым близким не делятся. Ненадолго они не были врагами, не были прежними любовниками, может друзьями? Или терапией? Все растаяло с лучами солнца. 
- Нет, хватит, Эдвард. Все кончено. - Белла сказала это так устало, а он мог только думать о том тепле, что они дали друг другу сегодня ночью. Надо было уходить, все было ясно, вместо этого, он просто стоял, зная, что сам не уйдет. Придется ей. 
- Элис и Кай… Они все-таки вместе, после всего. У него получилось, - Эдвард сам удивился, эти мысли действительно его заботили. Свон посмотрела на него изумленно, он торопливо попытался объяснить: – В смысле, не знаю… Вернее, мне действительно нравится этот парень, я рад за него, он так мечтал и вот… 
- Могу заверить, что он к тебе не чувствует того же, - Белла жестко посмотрела на него, напоминая. – Ты вроде спорил на его девушку? Ну, помимо всего прочего… - Каллен виновато опустил голову. – И кстати… Это подводит нас к следующему. Джаспер в ауте, я видела его. А значит, твоя очередь. 
- И что, уничтожишь меня? – он спрашивал насмешливо, уничижительно, но вот в глазах было совсем другое, и усмешка была кривой. – Все еще считаешь, что сможешь тягаться со мной? 
Ну да, звучало фантастически глупо, Каллены были непотопляемы. Он был здесь царь и бог и ее потуги и угрозы казались жалкими. У него была единственная слабость – она. 
- Смогу, - Белла смотрела в глаза, не мигая. 
*** 
Местом действия снова был туалет, какое-то сакральное место. Белла скрестила руки на груди, недовольно смотря на коротышку. 
- Вот как? Значит, оставила вас на пять минут, и вы сразу загремели к директору за аморальное поведение? Дома тебя ждут неприятности. Вам не кажется, что вы слишком резво начали? 
Элис очень смутилась, Белла бросила выговоры и перешла к главному – как?! 
- Мне самой до сих пор не верится, - Эл улыбалась влюблено и широко. – Но это чудо, Белла. Он тоже любит меня. 
- Да ты что! – ахнула Свон. – А я тебе этого сто раз не говорила?! 
- Я думала, ты выдумываешь, чтобы я забыла Уитлока. – Белла стала серьезной, она подошла к подруге, сидящей на высоком подоконнике. 
- Элис, а ты любишь Кая? – Ответ последовал незамедлительно. 
- Да. 
- То есть ты не влюблена, у тебя не симпатия, мы ведь говорим о любви, ты понимаешь? 
- Да, Белла, понимаю, - терпеливо произнесла Элис. – Но я его люблю! Та-дам! – Ее изящные ладони взлетели вверх, распахивая кончики пальцев. – Меня уже это давно мучило. Я поняла, что люблю его, еще когда встречала с Джаспером. Помнишь, когда Кай прикрыл меня перед Чарли. Я должна была поблагодарить его, а я разозлилась и накричала на него, сказала, чтобы он не смел меня больше спасать. А ночью разревелась, поняв, что люблю сразу двоих. Оказывается, и так бывает. 
- Но, Элис, - ужаснулась Белла. – Как же теперь… Это как-то не так по отношению к Каю. 
- Я знаю! Но ты забываешь, что произошло. Какой бы идиоткой я ни была, я не могу простить Джасперу то, что он сделал. Он переспал со мной на спор, зная, что это мой первый раз. Меня от этого тошнит и больно. Что-то внутри будто сломалось. Я больше не могу смотреть ему в глаза. Сегодня он застал меня одну, как всегда угрожал, насмехался, приказывал бросить Кая, даже умолял. Но знаешь что? Я просто ушла, потому что где-то там был Кай, и я хотела только к нему. Он такой замечательный, что я не могу описать это словами, я просто люблю его. 
Белла внезапно почувствовала, что у нее выступили слезы, снова. Ее все еще радовало возвращение этого явления. Когда они обнимались, Элис заметила. 
- Беллз, ты плачешь! Вот круто!!! 
- Спасибо, Эл, ты милая. 
- Нет, серьезно, это ведь хорошо! Это нормально. Меня пугало то, как ты тряслась раньше без звуков и слез. – Свон ускользающее отвернулась, скрываясь этим жестом, слушать такое про себя не было здорово. – Ох, Белла, неужели это из-за того, что я сказала, из-за нас с Каем? – Свон запаниковала, сегодняшняя ночь… Все было так сложно, что было проще улыбнуться сквозь слезы и кивнуть. Элис была настолько тронута, что тоже готова была плакать. – Знаешь, о таком друге как ты можно только мечтать! Я так люблю тебя, Беллз! 
- А я - тебя. 
Больше она не произнесет проклятую фразу, никогда. 
*** 
Вскоре Элис шокировала ее еще больше. В четверг вечером они сидели у нее в комнате, слушали Cardigans, Элис рисовала, а она смотрела за процессом. И тут коротышка скинула на нее бомбу: 
- Я думаю, тебе надо снова встречаться. 
Свон чуть не свалилась с кровати – у нее как с головой, порядок? Каллен мало горя ей принес? 
- Правда? Отлично, пойду, найду еще один тотализатор, надеюсь, в этот раз ставки будут выше. 
- Белла… Что ты несешь? Я не говорю тебе вернуться к Каллену. 
- А что?! – Она истерически повысила голос, с силой сжимая запястье. 
- Тихо, пожалуйста, просто выслушай меня. Я думаю, что тебе стоит попробовать начать встречаться с каким-нибудь хорошим парнем, благо желающих много… Мне кажется, это поможет тебе. 
- Я в норме, - жестко прервала ее Белла, Элис замолчала, а потом легонько потянулась и подняла в воздух ее длинные волосы, отпуская пряди по одной. 
- И кого ты обманываешь? Меня? – коротышка смотрела на нее грустно. Это стало редким явлением. За эти два дня чудо, что Элис не свернула челюсть, постоянно улыбаясь. – Я же знаю тебя… И все вижу. 
- Ага, отлично, - Белла встала в полный рост на кровати, выставляя большие пальцы вперед, потом спрыгнула: - Супер, колы хочешь? 
Но побег на кухню ее не спас, Элис нашла ее и там. У Свон не было сильного прогресса - внешне она казалась несгибаемой, но внутри продолжала медленно умирать в стабильном режиме. И Брендон была уверена, что Белла должна была начать встречаться с кем-нибудь. Вначале это будет против сил, зато потом втянется и сумеет залечить свои раны. 
В школе на следующий день уговоры продолжились, постепенно перерастая в давление. Кай, узнав эту мысль, характерно прикусил губу в том месте, где была болячка, но оставил свое мнение при себе. 
- Ну же, Белла, а может Остин? Он давно влюблен в тебя и вроде неплохой парень… 
- Не согласен, - встрял Кай. – Листовки. 
- Ну, это была не его идея, и он хотел спасти Беллу от Каллена. Он раскусил его раньше всех нас! – настаивала Элис. Белла шла рядом с ними, не участвуя в обсуждении. – Ой! Я придумала! Райли Кадмор - он прикольный. - Свон сбилась с шага и едва не упала. 
- Элис, он может меня поднять двумя пальцами. – «Ага, а Каллен с легкостью удерживал тебя в душе, пока вы занимались любовью, он был неутомим…». Белла шокировано остановилась. Откуда берутся такие мысли? И необязательно все сводить к Каленну, будто он продолжает оставаться смыслом ее жизни. 
- Ау, Белла, где ты витаешь?! Говорю: парень должен быть сильным, и поверь: рост совсем не важен, - Элис выразительно смерила взглядом себя и Вольтури, а Свон внезапно захотелось расхохотаться. Они увидели Джеймса, стоящего около химии и пошли к нему. Коротышка вывернулась из обнимки жирафа и шепнула ей на ухо: - Вот, кстати, тоже отличный вариант… Привет, Джеймс, как я рада тебя видеть! 
- Э-э… ну здорово.. Я тебе тоже рад. Привет, Белла. Кай. Ух ты, я чего-то не знаю? – Сатклифф смотрел на новоиспеченную парочку. 
- Да, тебя же вчера не было! - вспомнила Свон. – А у нас тут такая новость. Тили-тилли тесто… 
- О, надо же. Вы, ребята, вместе? 
- Да, - ответила Элис. Кай кивнул с глубоко скрытой сильной радостью. 
- Здорово, поздравляю, вы - отличная пара! – Джеймс выглядел искренне, и Белла машинально потянулась к нему. Её всегда притягивала искренность в людях. Жаль, что ее так мало вокруг. 
- Слушай, а почему ты вчера отсутствовал? Может, у тебя проблемы, из-за тех денег, что ты дал Сету? 
- Нет, все в порядке. Просто много дел накопилось: надо было съездить в Сиэтл, разобраться кое с чем, встретиться с сестрой, машину в сервис показать, в общем, дел куча. Я подумал, что один прогул меня не убьет. – Джеймс усмехнулся после последней фразы. 
- Тебе точно не надо вернуть деньги? Девятьсот баксов - большие деньги. У тебя есть чем платить за квартиру? 
- Да, Белла, не беспокойся. 
Он отвлек ее, спросив, когда они повезут деньги миссис Денали? Белла радостно ответила, что сегодня, она была вся в предвкушении. А Элис напротив – хмурилась, Кай заметил это и заглянул ей в лицо. Брендон поняла без слов (прим.авт: это умение ей, похоже, пригодится:). 
- Этого мало. 
- Да ты шутишь! Мы собрали столько денег! 
- Да, Белла, этого хватит, чтобы заткнуть временные дыры. Но этим ребятам нужно постоянное финансирование, - Эл нахмурила лоб. 
- Может, тогда устраивать такое ежемесячно? 
- Ну да, не каждый раз Каллен будет выкидывать по десять штук. Я кстати так и не поняла, откуда такая щедрость? - Элис сбилась с мысли, ее лицо стало сосредоточенным. Свон испугалась ее озарения и спешно увела тему. 
На физ-ре Элис пропала, и Белла с плохим предчувствием обнаружила, что и Эдварда не видно. Дойдя до мужской раздевалки, она разъяренно пнула дверь. Конечно же, Каллен был там! 
- Какого хрена?! 
Эдвард снимал рубашку, но тут повернулся, приподнимая брови: 
- Вот именно – какого хрена? 
- Где этот маленький монстр? – Она огляделась и вдруг поняла, что он совсем один. – А где Элис? 
- Элис? А она должна быть тут? 
- Да, она пошла искать тебя, чтобы выяснить, где я была вчера и почему ты заплатил десять тысяч, а не пять. 
Каллен посмотрел насмешливо: 
- Она подозревает тебя в нем-то неблаговидном? 
- Пошел ты знаешь куд… 
Эдвард пошел, только не куда подальше, а куда поближе – к ней, подавляя превосходством роста. Чувствуя тепло, идущее от его полуобнаженного тела, Белла сбилась и забыла про все, только лишь глубоко дышала. 
- Знаешь, я бы еще заплатил и гораздо больше, только бы ты придумала еще одно условие, еще один вечер. Возможно, ты бы смогла пустить меня по миру. 
- Я не беру денег за свои ночи. – Она говорила сквозь зубы, хотела звучать иронично, но было так трудно терпеть его такую знакомую волнующую близость. – Ты меня с кем-то путаешь. Прости, но все ты не купишь. 
- Хватит выворачивать мои слова, я не называл тебя шлюхой, - он злился. 
- Конечно, ты называл меня еще меньше. Вещью. 
Она развернулась и быстро вышла. 
 
*** 
Если бы Свон узнала, куда она едет, рассердилась бы. Элис нервничала, но когда блондин вошел в кабинет, наоборот задиристо нахохлилась. 
- Элис? Я очень рад тебя видеть в своем доме, хоть и сбит с толку. 
- Не надо политесов, Карлайл, я приехала потребовать у вас денег… 
 
*** 
Аро сидел в своем полутемном кабинете и, положив подбородок на соединенных пальцах, думал. Его не устраивала нынешняя обстановка, мелкие неприятности сыпались как из рога изобилия, а их источник был не известен. Это злило его. 
Обычно, когда он злился, кто-то умирал. Аро расхохотался - отличный афоризм, как раз для него. Он позвонил Алексу, однако тот, вопреки инструкциям, появился в его кабинете. 
- Я что, неясно сказал? Ты уже должен быть у жида. 
- Подожди, Аро, не злись, у меня важные новости. К жиду поехал Эмбри. Мне только сообщили: бухгалтер пропал… 
- ЧТО?! – Аро в ярости схватил его за грудки, перегнувшись через стол. Сколько бы Алекс ни привыкал, его каждый раз охватывал животный страх от этих глаз. Кроме него никто не осмелился сообщить хозяину такую новость. Но Алекс надеялся, что уже достаточно близко к Аро, чтобы тот его не убил из-за вспышки гнева, хотя… С Вольтури лучше загадывать. 
- КАК ЭТО СЛУЧИЛОСЬ, МАТЬ ВАШУ! КТО ЭТО СДЕЛАЛ?! 
- Я не знаю, Аро, - его голос противно сорвался. Морански видел головку стилета, выглядывающую из манжета Вольтури. – Камеры в его доме повреждены – короткое замыкание, охранник убит, следы крови по всему дому, а самого Брендона нет! 
- ИДИОТЫ! Недоумки! – Аро отшвырнул его на пол и разбил антикварную статуэтку африканского идола. Он пребывал в бешенстве и кружил из угла в угол, как загнанный волк. Потом сел в кресло и задумался. Все это время Алекс был ни жив, ни мертв - в любой момент Аро мог не выходя из положения кинуть в него свой знаменитый стилет, переделанный из скальпеля. Он бы и моргнуть не успел. 
- И что ты молчишь? Думаешь, я тебя убью? 
Аро смотрел на него с извращенным интересом. Алекс никогда не осмелился бы сказать, что считает его психованным жестоким мясником, никто никогда не осмелился бы. Все подчиненные боялись Аро, не говоря уже о врагах и тем более должниках. А тот упивался этим страхом. 
Алекс был как ревнивая баба - глупым и надеющимся однажды заслужить право называться его другом, а не просто правой рукой. Вольтури усмехнулся, вспомнив, как тот скрипел зубами, когда Лисенок ненадолго вернулся. Аро специально всячески занижал Алекса и смотрел, как тот бесится, ему нравилось причинять людям боль. 
Единственное, что ему не нравилось - это упорное нежелание Кая занять полагающееся ему место. Однажды он уже потерял брата и хотел, чтобы его младший брат стал его правой рукой. Вот кому бы он тогда доверял, они бы могли верить только друг другу и прикрывать спину. Тем более Лис в их семье получился просто выдающимся. Аро с восторгом наблюдал, как этот мальчишка растет, и его таланты были под стать самому Аро Вольтури. Кай был умным, скрытным, даже самые отмороженные бандиты из его банды предпочитали обходить младшего Вольтури стороной, интуитивно чувствуя сильного соперника.
У Кая был один единственный недостаток: чистоплюйство. Как Аро не пытался его заманить в свои сети: соблазнял женщинами, азартом, огромными деньгами, жаждой крови – ничего не помогало, не впитывалось в его кровь. Лис оставался холодным и отстраненным, хоть и не уезжал. Аро чувствовал, что он с ним не навсегда. Так и вышло: братик вернулся под крылышко к Феликсу. А потом у него появились эти две подружки: дочка шерифа и его «обожаемого» светлого Лазаря. Ну и Лис… Ну и компания… 
Очнувшись, он вернулся в настоящее и состроил самый проникновенный голос: 
- Брось, Алекс, ты же моя правая рука, мы так долго вместе, конечно я не убью тебя так просто. – «Однажды информации в твоей голове станет слишком много, и я убью тебя сложно». Аро уже ждал этого часа. – Лучше давай подумаем, кто это мог сделать. Брендона либо убили, либо похитили, зная, что он под моим колпаком. 
- Я думаю, это работа Каллена. Он давно злится, что компромат и Бухгалтер у тебя, вот и решил забрать свое. Возможно, это объявление войны. 
- Мой дорогой Алекс, я открою тебе большой секрет: у Золотого Бухгалтера нет никакого компромата, вся его ценность в другом - в тайне его бывшего хозяина. Я намекну: идиот Брендон всю жизнь воспитывал чужого ребенка. Красавчик Каллен и тут поспел. 
- Элис Брендон - дочь Каллена?! – У парня отвисла челюсть. – Блядь, и этим ты держишь его за яйца? 
- Нашего Лазаря не особо подержишь, этот хитрый сукин сын нашел выход… Неважно! Не твоего ума дело. Важно то, что наши с ним многолетние отношения необычайно напряжены в последнее время. Мне шепнули, что он, как советский союз, наращивает втихаря мощь. Возможно, он снова хочет открыть охоту на меня. Но, если честно, я пока не хочу в это верить. Есть еще кое-кто у меня на подозрении. – Алекс сглотнул. – Мой шустрый братик… Эта тема для него остра, он едва не шлепнул Брендона в прошлый раз. В его голове тьма и, возможно, у него есть причины… Других камикадзе кроме этих двоих я не знаю. 
- А Лоран? Тот киллер, что наделал столько шуму в последнее время? 
- Брось, это показушник? Скоро его мизинчик украсит мою коллекцию. 
Алекс вздрогнул и машинально потер свой отрубленный палец. Аро широко улыбнулся, наблюдая за ним. Сработал телефон. 
«Джеймс? Какого черта, он был с отчетом только вчера». Но прочитав сообщение, Вольтури разразился диким неконтролируемым хохотом. Алекс смотрел на него с замешательством. 
- Ой, не могу! Ну, просто умора! Эй, Алекс, поздравь меня, в нашей семье отличная новость: у моего братика появилась невеста. Ох, мой скромный Лисенок, ты как всегда в своем неожиданном стиле. Угадай кто? 
- Не знаю, - занервничал Алекс, не зная как вести себя с таким Аро. – Может, та шикарная блондинка, Хейл? 
- Фуу, какой ты предсказуемый. Нет, мой братик не такой примитив. Каллен! Из всех девчонок он выбрал коротышку Каллен! Подумай только: Каллен и Вольтури, Монтеки и Капулетти отдыхают. Кай всегда умел меня развеселить! – Аро продолжил хохотать, а потом резко прервался, словно и не было: - Забавное совпадение в свете последних событий. – Он глубоко задумался. Алекс не шевелился. – Ладно, иди отсюда, а мне пусть приведут худую брюнетку, чтоб волосы были длинными и не шалаву какую. 
Морански с облегчением покинул кабинет, спеша исполнить прихоть хозяина. 
Брюнетка не пришлась по вкусу Аро – совершенно не похожа на девочку-лунатика, которая занимала его мозг как сложная головоломка. Потратив на утехи пару часов, он выгнал девицу. К нему зашел Эмбри: 
- Привет, шеф, я привез труп дочки жида. Деньги у нас, больше в доме не было. 
- А зачем труп притащил? 
- Так жид же захочет его выкупить и принесет еще денег. – Аро засмеялся. 
- Слушай, мне нравится ход твоих мыслей. Неси девчонку в подвал, чтоб не воняла. 
Оставшись наедине, Аро крутанулся в кресле, пытаясь занять свои мысли Калленом. Что этот сукин сын задумал? А потом его рука сама схватила телефон. 
- Джеймс? Где сейчас Изабелла? 
- Ее со мной нет, уроки закончились. 
- Хватит мне трахать мозг! Я знаю, что ты обвесил их жучками. 
Через пару минут он уже покидал свое логово, щурясь от непривычного дневного света. Кому-то стоит начинать бояться – хищник на свободе. 
*** 
Ради девчонки ему пришлось пересечь границу Форкса, это нервировало Аро. Он не любил этот город и связанные с ним воспоминания. К тому же здесь жили Феликс и Кай, это была чужая территория. Но ему нравилось играть Майка. 
Выманить Изабеллу было до смешного просто. Она бродила по большому магазину, словно не могла понять, как попала сюда, ему оставалось лишь «нечаянно» столкнуться с ней. Сначала Свон восприняла его в штыки – еще помнила его оплошность, но немного лицедейства, и вот уже ее снова тянет его спасать. Как просто. Главное не упоминать Элис и показаться ранимым, отчаянно нуждающимся в помощи.
Через час они сидели на берегу залива – никакого ненавистного Форкса, ноздри заполнял пьянящий соленый запах Порт-Анджелеса – его города. Изабелла действовала на него странно – Аро хотел пощекотать нервы, а вместо этого его накрывало умиротворение. Это было раздражающе и интересно. Мысли были очень ясными и четкими. Вольтури решил еще раз обдумать сложившуюся ситуацию. Каллен, возможно, вот-вот переступит черту. В прошлый раз они с трудом удержались от войны, погибло трое людей. Может, стоит нанести упреждающий удар? Какое самое слабое место у Лазаря? Безупречная фальшивая репутация, деньги, власть, семья. Особенно семья. Дети. Аро вдруг забрела в голову интересная мысль. Оба его ребенка с ума сходили от этой девчонки, что сейчас так грустно смотрела перед собой. И он понимал Эдварда. 
Если убить ее, мальчишка точно пустится под откос. Аро много видел таких историй, как люди не умели справиться с горем. И многие потом оседали у него, закладывая свои души в поисках забвения. 
Отличный ход. Раззадорить Карлайла, нанести удар с отводом. У них и так натянутые отношения с сыном, Эдвард бунтует. Аро будет рад получить его в свои руки. 
И это отличный повод убить Изабеллу. Аро давно искал этот повод. Свон тревожила его. Вольтури был суеверным, и когда впервые увидел ее, почувствовал, что она несет смертельную угрозу для него. Это не поддавалась логике, но у Аро было звериное чутье. 
Они сидели и любовались океаном. Свон молчала и, не щурясь, смотрела на солнце, а он - на нее, на ее шею – тонкую и слабую. Пальцы сладостно вытянулись. Ему всегда нравилось убивать, и сейчас Аро уже чувствовал легкую эйфорию – верный знак предстоящего убийства. 
То, что девчонка вызывала какие-то чувства, мешало ему. И одновременно заводило: он давно перестал чувствовать, со смерти Марка. Аро посмотрел на эту прекрасную странную девочку в последний раз, и тут она повернула к нему голову: 
- Майк, ты никогда не замечал, что в небо можно упасть? Если смотреть долго-долго, оно поменяется местами с землей, и ты провалишься. 
Вольтури ошеломленно отшатнулся от нее, руки опали, а она продолжила: 
- Я люблю солнце. А ты? 
Как можно любить солнце, что за чушь? Он понимал, что можно любить деньги, секс, предметы, что-то материальное, даже людей, хоть и глупо. Но солнце? Это то же самое, что любить воздух, что за глупость? Она никогда не потрогает его, всю жизнь только будет смотреть издали. Может, она не понимает? Может, она сумасшедшая? 
- Нет! – он злился. 
Потому что понял, что не сможет ее убить. Пока не разгадает. 
*** 
В ожидании Кая Элис жутко нервничала. Сегодня будет их первое настоящее свидание. Ради этого она вытащила Беллу на пятичасовой шопинг и купила три новых платья. После длительной нервотрепки выбрала из них лимонное шифоновое платье, по-настоящему весеннее, высокие насыщено зеленые шпильки и сумочку в цвет. Произошла также еще одна замечательная вещь: чтобы увидеть наряд со стороны, она заставила Беллу надеть его, какова же была радость, когда узкое платье едва сошлось на ее спине. Это значило, что у них снова разные размеры, Свон выздоравливала. 
Белла не понимала ее волнения. А Элис не могла объяснить эту огромную разницу. Да Кай уже сто лет был ее другом, и пока они только дружили, не было ничего легче, чем общаться с ним. Они могли говорить о чем угодно, Элис даже могла посетовать, что она плоская, как доска. Но теперь все изменилось. Элис чувствовала себя более сковано, волновалась, начали закрадываться мысли, как ему понравиться, она переставала быть собой. Невероятно, Кай видел ее голой, больше того, не только видел!
- Да что с тобой?! На твоих щеках можно яичницу жарить! 
Элис прижала ладони к пылающему лицу: - Белла, я не совсем все тебе рассказала… Помнишь, я сказала, что Кай пришел ко мне после аукциона, мы поговорили и все выяснили? 
- Ну… 
- Все было не так, - Элис старалась не смотреть на Свон. – Он дежурил под моими окнами, я вылезла через окно. Меня колотило, и Кай занес меня внутрь и уложил под одеяло. Я была не совсем в адеквате, не могу передать свое состояние, но… Я начала к нему приставать! Сама! А потом… Я была настойчива, он не смог мне отказать, ну и... – Брендон не смогла договорить. 
- Ха-ха, так я и знала! – Белла увидела шок на лице коротышки. – Ой, брось, Эл, я же не с луны. К тому же по вам было заметно, что ночь вы провели вместе. 
- Что, правда?! О, боже мой! И ты думаешь, что все знают? 
- Спокойнее, сядь, Элис. Ты знаешь, что у меня кроме Эдварда никого не было, но все же. Мы с тобой воспитывались слишком идеалистически. Ты помнишь – мы вообще хотели до свадьбы сексом не заниматься? Тебе нечего переживать, меня тоже очень смущала тема секса. Я многого стеснялась, этот момент казался мне очень деликатным. В наших с тобой головах куча условностей. Что такого в том, что вы занимались этим? Конечно, вы как-то уж слишком быстро, но это был случай ч/п. – Она помедлила. – Элис, может, ты хочешь что-то спросить или обсудить? Ты волнуешься? 
- Да. – Брендон была рада, что Белла сама начала эту тему. Ей очень хотелось поговорить, но она стеснялась, не зная как назвать слова своими именами. – Белла, как думаешь, что теперь будет? Я... в смысле… Ну в тот раз я просто накинулась на него, плохо соображала, а что теперь, когда мы встречаемся? Меня иногда сильно тянет к нему, а я не знаю, может должно пройти какое-то время или уже глупо ждать? Может, есть какие-то правила? 
- Да, всего одно: доверять. Ты должна делать что-то только, когда чувствуешь, что полностью готова и сомнений нет. И не бойся говорить с ним, ты же любишь его, Кай – тебя. Он тебя не осудит, не высмеет, не причинит вреда. Особенно Кай, он же у нас супер чуткий, улавливает даже мыслеимпульсы. Знаешь, какой бы Эдвард ни был, он сумел сделать так, что мне было комфортно. Я доверяла ему все свои сомнения и страхи, а он их развеивал, - на губы Беллы легла грустная улыбка. – Поэтому совет один: вы вместе, а об это разобьется любая проблема. 
Элис, вдохновенная, повторяла про себя эти слова, стоя перед зеркалом. В дверь позвонили и она, сбивая каблуки, полетела, но мама успела открыть раньше и с долей недовольства пригласила Вольтури «на ковер». 
- Мам, мы спешим, у нас сеанс через полчаса! 
- Ничего, успеете, - грозно произнесла Эмили и расположилась напротив Кая. Элис села к нему вплотную и взяла за руку. – Я хотела обсудить сегодняшний инцидент. Вы не хотите мне ничего сказать? 
Элис открыла рот, чтобы попросить не вмешиваться, но Вольтури опередил ее: 
- Простите, миссис Брендон, я сам хотел с вами поговорить. Я извиняюсь за сегодняшнее. Такого не повторится. – Эмили явно понравился его серьезный, внушающий доверие голос, она немного расслабилась. Ее дочь слишком импульсивна, резка и непримирима, вся в отца. Парень продолжил: - Дело в том, что Элис моя… Я люблю вашу дочь и по счастливому стечению она меня тоже. Я обещаю позаботиться о ней, и, надеюсь, вы одобряете это. 
- Ой, брось, Кай, ты прям как предложение делаешь! – возмутилась Эл и дернула его, чтобы идти. 
- А тебе стоило бы поучиться у него манерам, юная леди! – Эмили смотрела, как у Элис выдвигается подбородок и, вздохнув, повернулась к Вольтури. – После сегодняшнего я догадалась, что ваша дружба… видоизменилась. Но я рада, Кай, что это ты. И, пожалуйста, называй меня Эмили. 
 
- …ага, а чего не мамочка? – ворчала Брендон, таща его за руку по кинотеатру. – А ты что с ней так любезничал? Она же через месяц потребует у тебя жениться. 
Кай позволял тащить себя на буксире и улыбался над ее возмущенным лепетанием, пожалуй, стоит побольше любезничать с Эмили. 
- Я не против этой идеи как концепции, - умно выразился он, чтобы не говорить напрямую. 
Это происшествие замяло неловкость, и их встреча прошла гладко. Элис забыла о нервозности, что наблюдалась в ней последнее время. Он сам был абсолютно потерян, не зная, как вести себя с ней правильно. Не скрывать свою любовь было даже дико с непривычки, но Кай не отказывал себе в этом удовольствии. Поэтому целовал ее, часто обнимал и ненормально много улыбался. Впервые ему было плевать, что говорят о нем в школе. А говорили много. 
У них с Элис получалось неровно, но хорошо. Периодически они напарывались на подводные камни, но преодолевали их. Наверно, они оба пытались привыкнуть и найти дорогу от друзей к возлюбленным. 
Они последними залетели в темный зал, фильм уже начался, и тут Элис вновь сбилась из-за темноты и повисшей вдруг неопределенности. Он покачал головой и положил руки на ее плечи, несильно сжал, показывая, что не даст ей упасть. Плечи под его руками расслабились, и они пошли на последний ряд. 
Фильм они выбирали вместе. Кай пытался уступить, но Элис не хотела, чтобы у них сложилась такая тенденция. Поэтому сейчас они смотрели «Полночь в Париже». Весь фильм он чувствовал, что Элис не смотрит, а напряженно думает. Ее лицо было устремлено на экран, но непривычно не эмоционально. Скоро ему это надоело, и Кай погладил пальцами морщинку между ее бровей. Элис повернулась к нему, и он просто поцеловал ее. И мгновенно почувствовал, что именно это ее волновало. Да, им предстоит многому научиться заново. Вуди Аллен отправился за очередным Оскаром, а они не обращали на его творение ни малейшего внимания. Ее руки приятно перебирали его волосы на затылке, Кай обнимал ее, и ручка между ними очень мешала. Постепенно поцелуи в темноте переросли в нечто большее. 
Время исчезло, и они оба слепо заморгали от внезапно включившегося света. Элис оглянулась на соседей и, поймав подмигивание какого-то орка, смутилась. 
- Пойдем, - он положил ладонь на ее спину, отворачивая ее. – Где бы ты хотела поужинать? 
Вскоре они сидели в одном очень модном ресторане и сами не понимали, что тут делают. Зато горели свечи, стояла красная роза, как и должно быть на первом свидании. Элис ковырялась в тарелке, играя в хоккей долькой черри. Кай подумал, что она не выглядит счастливой и тут же захотел это исправить. Только как? 
- Хм… Элис, все в порядке? 
- Да, все замечательно, - она вежливо улыбнулась. 
Они просидели так еще несколько минут, и он набрался мужества на повторную попытку: 
- Ты не выглядишь сильно довольной. 
- Да нет же, Кай, все просто замечательно. 
«Тааак, два раза замечательно? Приехали…» 
- Если тебе здесь не нравится, мы можем уйти. - Брендон снова попыталась отнекиваться, но он прервал: - Я же вижу, что это не так. 
Элис вдруг вспомнила слова Беллы так ясно, как если б услышала их вслух, и решилась: 
- Ладно, я просто думала… Это наше первое свидание, его не повторить, оно останется таким навсегда, даже через тридцать лет. Наверное, я слишком мечтательна, потому что ждала чего-то сверхъестественного. А у меня раскалываются ноги от новых туфлей, замерзла спина, и люди в этом ресторане какие-то искусственные. И еще… ты даже не прикасаешься ко мне… - Элис посмотрела на него исподлобья, а он обрадовался и расстроился одновременно. 
Она была искренна с ним, решилась, но в то же время ему казалось, что он завалил экзамен. Может, стоило придумать что-то особое для первого свидания? Элис абсолютно права: его уже не повторить. Его голова быстро работала, казниться сейчас нельзя, потом будет время, надо исправить, что еще возможно. Кай молча поднялся и взял ее маленькую ладошку в свою руку, встречая ее непонимающий взгляд. 
После Порт-Анджелеса у него не осталось ни малейшей надежды на романтизм или наивность, это выбили из него, выжгли вместе с его кожей на спине, но это должно остаться у Элис. 
- Кай, ты куда? Наши вещи остались там. 
- Чш-ш… - Он оставил ее одну в центре зеркально отполированного паркета у панорамного окна, а сам подошел к музыкантам. Элис выглядела потерянной среди этого пространства, Кай ускорился и через мгновение уже был около нее. Заиграла скрипка, не касаясь струн, а непосредственно их душ. Кай вдруг ощутил давно забытые чувства, медленно взял в рамку рук овал ее лица. Глаза Элис были огромными, губы взволновано приоткрытыми. Он едва касаясь, прижался к ним, потом еще раз, только в этот задержался. Они не разжимали губ, но Элис пахла ванилью, и его голова шла кругом. 
Кай осторожно приподнял ее и переставил на свои ноги, взял ее руку, начиная медленно кружить их на месте. Элис потеряла дар речи. Они смотрели друг другу в глаза. Это было похоже на сон. 
Кай тоже не мог вымолвить ни слова, не отрываясь, смотрел в глаза маленькой марсианке и думал, что это лучший момент в его жизни. Здесь и сейчас - он счастлив. 
 
*** 
Из ресторана они попросту сбежали. Кай сказал, что не хочет оставаться там, где ей не нравится. Элис еще была немного не в себе после случившегося. Ему удалось это волшебство. Что бы их ни ждало в будущем, она никогда не забудет их танец. Это было так душераздирающе нежно, что у нее при одном воспоминании сдавливало горло. Это было прекрасно. 
Ресторан занимал весь верхний этаж торгового центра, а сейчас они стояли на первом, и Кай очень выразительно смотрел на круглосуточный магазин Adidas. 
- Что? – забеспокоилась Элис и посмотрела на него. – Даже не думай… 
Через десять минут они вышли в одинаковых черных кедах. Вольтури только так удалось уговорить ее пойти на этот отчаянный шаг. Ее изящные босоножки по одной торчали из карманов его пиджака. Элис подумала, что раз он не постеснялся в кроссовках и костюме, то и ей можно. Однако все равно пряталась за ним до самой машины, чтобы никто не увидел ее оригинального вида. Кеды и платье – она превращается в Беллу… 
Вечер заканчивать не хотелось, Элис предложила покататься по городу. И они катались, слушали радио, смотрели на проносящиеся мимо огни города и разговаривали. Оказалось, что у них все же был маршрут, Кай остановился около забора и помог ей выйти. Элис спросила, где они. Он усмехнулся: 
- Увидишь. 
Ей стало еще любопытней, и вскоре ее озарило – это же ее детский сад! Вернее их. 
- Вот здорово! Только жаль, что он на охране, а то бы зашли! 
Кай снисходительно улыбнулся, снял щиток и начал там ковыряться, потом повернулся и с жутко серьезным лицом сообщил: 
- Ужас-то какой, кто-то сломал сигнализацию. Ну и времена. 
Она хохотала над его ужимками как сумасшедшая. Они перелезли через высокий забор и оказались на территории. Прячась от сторожа, они обошли все, вспоминая прошлое. Увидев широкие качели, коротышка тут же побежала к ним. 
- Ух ты, это были мои любимые качели! Сколько лет прошло… Кай, подтолкни меня. - Он выполнил ее просьбу. 
- Я помню. Ты могла часами на них раскачиваться, Уитлок отгонял других детей, а я пристально наблюдал за тобой со стороны. 
- Останови! 
- Что? Зачем? –не понял Кай. Элис остановилась и настойчиво похлопала рядом с собой. 
- Садись, больше ты никогда не будешь смотреть со стороны, ты всегда будешь в центре. Рядом со мной. 
Кай застыл, смотря на ее решительное бледное личико, а потом сел. Элис пыталась их раскачать, но бросила это занятие и повернулась к нему. 
- Я люблю тебя. 
В темноте он хорошо мог разглядеть ее, и его сердце заныло. 
- А я тебя. Всегда. 
Он потянулся, Элис с наслаждением прикрыла ресницы, тесно прижимаясь к нему. Странно, что один человек может так любить другого. Здорово было просто помолчать, чувствуя, как ее тепло и легкий аромат окутывают его с головой. 
- Кай… 
- Мм?.. 
- А почему ты смотрел со стороны, почему никогда не подходил? Ты правда любил меня уже тогда, когда был маленьким? 
- Конечно, - он не раздумывал. Это была его основная жизненная догма, все остальное было переменчиво и вторично, кроме, пожалуй, одной темной вещи. Но рассказывая про одно, невозможно обойти второе, поэтому он молчал. Элис отстранилась. 
- Знаешь, мне сложно доверять людям после того, как меня бросил папа, - она смотрела прямо, показательно открывая ему душу. – Абсолютно все я доверяю только одному человеку – Белле. Но я хочу, чтобы их стало двое. И еще я хочу, чтобы ты тоже мне доверял. Между нами не нужны границы. 
Кай глубоко вздохнул, он тоже этого хотел, очень. Но что делать с тьмой, скрывавшейся в его истории? И еще одну правду он не сможет рассказать ей никогда, чтобы не причинить боль. 
- Ладно, - медленно выговорил Вольтури, и Элис просияла. Он силой выпихнет себя из своей ракушки, расскажет Элис все, что она захочет узнать. – Я помню себя только с детского сада, мне было года четыре. Моя мать умерла, ее я не помню. Зато помню тебя, было это в первый раз или нет, но ты стояла прямо здесь, около этих качелей и не отдавала рыжего котенка Уитлоку и остальным детям. Я никого не знал, и, кажется, мне было страшно. А ты была меньше их всех, но так и не отдала им этого кота. 
- Точно, - ее глаза удивленно расширились. – Он был больным, и они хотели его обидеть. 
- Да, я тогда поразился, что ты никого не боишься, и запомнил тебя. А потом вы с Уитлоком помирились и всегда были вместе, а я не знал, как к тебе подойти. Поэтому смотрел издалека. Но уже тогда я про себя называл тебя марсианкой. 
- Почему? - засмеялась Элис. 
- Ты была как с другой планеты, не похожа на всех. Я был старше вас на год, но не пошел в школу, выждал год и пошел с вами. Вернее с тобой. А ты по-прежнему была с этим вредным парнем. Я все надеялся, что однажды тебе надоест его выпендреж, и ты бросишь его. А потом ты сама знаешь – Аро, Марк, перестрелка, и вот уже наша фамилия - ругательное слово. Все говорили мне в лицо, что я убийца, мафия. Я чувствовал себя ужасно, Марк погиб, отец замкнулся, а со мной никто не разговаривал. Меня все так ненавидели, что вскоре я поверил, что тоже виноват. Я на тебя даже смотреть боялся, чтобы не замарать, мне казалось, что кровь повсюду. А ты вдруг… - он замолчал, до сих пор чувствуя это. Именно она, из всех, не побоялась, встала перед ним против своего лучшего друга, не дала его травить, – …вступилась за меня. Я не дрался, чтобы не быть похожим на Аро, но все ненавидели меня, и я начал отвечать тем же. Я был обозленным и одиноким. А ты встала передо мной, и мне захотелось быть похожим на тебя, а не на них. Я поклялся, что стану полной противоположностью Аро, стану лучше, чтобы однажды просто подойти к тебе и сказать: привет, я Кай. 
Твой друг тебя не простил, ты выглядела такой подавленной, и все из-за меня. Едва приблизившись, я принес тебе несчастье. Поэтому я решил держаться на расстоянии. Ты ни с кем не дружила и тосковала по своему Уитлоку. Куда бы ты ни шла, я тенью следовал за тобой. Я всегда осознавал, какие именно у меня к тебе чувства, и когда понял, что ты любишь Уитлока… - Кай замолчал. 
- Понял? 
- Элис, я столько смотрел на тебя, что знаю твое лицо лучше, чем свое. Ублюдок зажимался с Мэллори, а ты на него так посмотрела… Убежала в туалет, а в классе твои глаза были красными. 
Ей вдруг стало плохо от того, что Кай такой наблюдательный. Он страдал из-за нее, а она слепая ничего не видела кроме Джаспера! Теперь Элис вспомнила, что тогда Кай исчез, забив на летние экзамены, а появился только спустя три месяца - в середине сентября. 
- Ты поехал в Порт-Анджелес? – дрожа, спросила она его. 
- Да. Это открытие привело меня в отчаяние, наверно это был псих или переходный возраст, но плохой энергии было слишком много, и переезд в Порт-Анжелес показался мне единственным выходом. Я просто хотел сбежать от себя, забыть. Уитлок мучил тебя и издевался, а ты любила его. Я не мог смотреть и уехал, о чем очень пожалел. Направляясь к Аро, я не представлял, куда еду… За те три месяца я видел такое, что мне до сих пор иногда снятся кошмары. 
Сначала даже было весело, там все воспринимали меня за своего, я много пил, чтобы забыться. Но все равно, их развлечения мне не нравились: помимо карт, травки и женщин это еще наркота и жестокость, особенно жестокость. Половина людей там природные садисты, получают кайф, причиняя боль - Аро подбирал под себя. Прийти ты можешь сам. А отпустить может только Аро. Меня он отпускать не хотел. Но я тяготился этим, потом еще и эта история с Джейн. Когда встал выбор, я спас ее, зная, что Аро убьет меня. Я помню, как лежал в подвале, и он долго избивал меня. 
- Твои шрамы, - резко выдохнула Элис, сильно стискивая его руку. – Это он сделал? - Кай поколебался, ее голос был тонким и сиплым, похоже, Элис была в ужасе. Он осторожно кивнул. – Как?.. 
Кай вспомнил, как Аро бил его раскаленной кочергой, ему казалось, что это никогда не кончится. 
- Кочерга, - быстро пробормотал он, желая перескочить эту часть рассказа. – Аро любит оставлять автографы. Хочет, чтобы его помнили. Я отрубился, а когда очнулся, приехал Феликс. Аро понял, что я не расскажу, где Джейн, а Феликс – что я не вернусь домой. Оба отстали от меня. 
Я все же вернулся, сам, через неделю - соскучился по тебе до безумия. Думал, просто раз посмотрю, узнаю, что ты в порядке, и уеду. Но Уитлок отобрал у тебя блокнот… А я украл его из его дома и подсунул тебе. И остался. 
Что было дальше – ты знаешь, на Форкс свалилась Герда, наверно, прямо с неба. И перевернула тут все. Когда я увидел её впервые, у меня что-то перемкнуло, вот здесь, - Элис с неожиданной ревностью смотрела, как Вольтури стучит себе в центр груди. – Она была тоже как не от мира сего, и я неожиданно с ней заговорил и потом продолжил болтать, как заведенный. А затем выяснилось, что она твоя подруга. Я был поражен и по-прежнему боялся приблизиться и накрыть тебя тенью Вольтури. Тем более то, что я вынужден был делать в Порт-Анджелесе… Это было отвратительно. – Кай вдруг испугался и посмотрел на нее. – Но я не убивал! Я не убил ни одного человека! 
- Тихо-тихо, я верю тебе, - Элис, дрожа от его рассказа, прижалась к нему, представляя, что ему пришлось пережить. 
- Я был счастлив быть твоим другом, находиться так близко. Я даже не мечтал, что ты сможешь полюбить меня. – Брендон опустила голову, вспоминая, как все это время Кай любил ее и молча наблюдал за ее идиотизмом. 
- Прости меня… 
- Мне не за что тебя прощать, Элис. 
- Есть, за Джаспера. 
Брендон прижималась к его плечу виском, качели раскачивались, его лица не было видно. Она вдруг подумала, что Кай не смог стать ее первым мужчиной, и почувствовала, что это ужасно неправильно. Сколько она совершила ошибок, сколько ран, не ведая, нанесла любимому? Сейчас Уитлока для нее совсем не существовало, все заполнил собой Кай. Его благородство, мужество - он был немного старомодным, но привлекательным, его великодушия уже не встретишь в современном мире. 
- Это уже неважно. Со временем он исчезнет из твоего сердца навсегда, а я залечу твои шрамы. – Он вдруг просунул руку под ее замшевую куртку и положил ладонь под ее левую грудь. Сердце тут же старательно отозвалось, часто стучась в его ладонь. Элис взволнованно посмотрела на него: 
- А я – твои. – Он улыбнулся. - Значит, у нас все получится? 
- Конечно. А как иначе? Я слишком долго ждал тебя. 
В животе защекотало, Элис накрыла его руку своей и засмеялась. Вся ее неуверенность ушла, больше внутренних вопросов не осталось. Кай был так откровенен с ней. Все снова стало просто, легко и свободно. Брендон грациозно приподнялась и пересела боком к нему на колени. Вольтури поддержал за спину и оттолкнулся ногами. Качели снова начали поскрипывать. 
- Давай поклянемся? 
- Всегда быть вместе? 
- Нет, рассказывать друг другу все и всегда. – Вольтури задумался над этим. – Ну что, ты не хочешь рассказывать мне всё? 
- Не совсем так. Я думаю о твоей безопасности, я сделаю все, чтобы ты была счастлива. – «И буду рассказывать тебе все, кроме того, что касается твоего отца, клянусь». 
- Это не ответ, но я зачту и сама буду говорить тебе все-все. Тогда, может, и ты начнешь. 
- Я доверяю тебе, Элис, полностью. – Она была так близко и смотрела в одну точку. На его губы. Он скупо улыбнулся и потянулся к ней. 
Они медленно целовались в темноте под скрип старых качелей. Кай подумал о замкнутости времени, это было символично – именно здесь все началось и вот они сейчас здесь. И все снова начинается, только уже навсегда, он был уверен. 
- Кай… - Элис прижалась горячими губами к его замерзшему уху и теперь выдыхала в него пар при каждом слове. Он зажмурился, по коже прошла дрожь. – А мы будем заниматься… любовью? – Последнее слово прозвучало совсем уж робко, он хотел посмотреть на нее, но Элис остановила его. – Не надо, а то я вконец засмущаюсь. 
- А ты хочешь? – вопрос был быстрым, едва она договорила. 
- А ты? 
- Да. 
- Я тоже. – Он не услышал уверенности в ее голосе. 
- Элис, я не говорю о ближайшем времени, пусть все идет своим чередом. В тот раз… Я не считаю это ошибкой, ведь это привело нас к тому, что есть. Это произойдет, когда должно. – Он замолчал, раздумывая. – А почему ты просила? 
- Потому что Белла сказала мне обсуждать это с тобой, что это не стыдно. 
- Герда умная, однажды я поставлю ей памятник. 
- Да, это точно, а я совсем профан в этих делах, - Элис старалась говорить обычным голосом. – Это ничего? 
- Нет, «чего» - это хорошо. Ты не профан, ты – чиста. Меня никогда не привлекали, так сказать, «опытные» девушки, хотя о чем я? Меня вообще никто не привлекал, я как сталкер думал всегда об одной. 
- Мне до сих пор не верится! – Элис была поражена. 
- Значит, не веришь? – прищурил он один глаз, а затем, крепко держа ее, опрокинул назад головой. 
Элис завизжала и с хохотом попыталась выкарабкаться. Они услышали грубый окрик. Сторож! Элис и Кай схватились за руки и побежали изо всех сил. Статью за взлом и проникновение им не предъявили, но они едва не задохнулись от бега и хохота, от поцелуев около пикапа. 

Элис поняла, что никогда не забудет их первое свидание.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)