8 января 2016 Просмотров: 557 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 21

Глава 21. Битва за солнце
 
 
 
В жизни все повторяется дважды. 
Но в виде драмы только однажды. 
Второй раз, только в виде пародии.
 
 
Интересно, как это? Вот просто взять и поспорить на человека. Отбросить тот факт, что он живой, умеет чувствовать, пренебречь и найти в этом какой-то жестокий азарт. В чем смысл? И как это можно сделать с тем, кого любишь? Каково это – по своей воле пожелать причинить зло любимому человеку? Что должно быть, может какая-то отличная от обычного набора хромосома, неправильность, искаженность мозга? 
Размышления на этот счет делали Беллу беспомощной. Ей никак не удавалось понять, как Эдвард и Джаспер могли так поступить. 
Они добрались до ее маленькой подружки, видимо, ее одной было мало. Она бы заплакала, если смогла, но с некоторых пор у нее это не получалось, поэтому Белла отчаянно прикусила губу и начала сквозь зубы материться. Грязно, зато с чувством. 
В ненавистную школу Белла отправилась, скрепя сердцем. Эта ночь осталась в памяти сущим кошмаром, Брендон появилась у нее среди ночи. Белла не сомкнула глаз, крепко прижимая к себе задыхающуюся в рыданиях Элис. Казалось, что слезам больше неоткуда взяться, но каждый раз, стоило Белле понадеяться, что этот ужас кончится, как на Элис накрывала новая волна. Она металась, как в лихорадке. У Беллы ужасно болели мышцы рук от приложенных усилий удержать подругу. Она крепко обнимала ее, пытаясь плакать вместе с ней, и мечтала, чтобы это кончилось. 
Ей удалось вытянуть причину ее слез, и Белла возненавидела Уитлока еще больше. Только под утро Эл затихла. Белла с облегчением переложила ее голову на свои колени и начала утешающее гладить темные шелковистые волосы, вытирать ее заплаканное лицо. Элис во сне была похожа на несчастного ребенка - необыкновенная миниатюрность, сжатые кулачки с большим пальцем, заправленным внутрь, но вот лицо больше не выглядело детским. Оно было потерянным и горестным, губы искривлены, брови сведены над переносицей. Белла осторожно попытались разгладить складку, но добились обратного эффекта – лоб напрягся еще больше, из-под век скатились новые слезы. Брендон плакала во сне. 
Белла просидела так до самого утра, думая и перебирая волосы Элис. Уитлок заплатит, теперь это станет ее целью. 
*** 
Эдвард издали наблюдал, как Свон выходит из своего пикапа и, не смотря по сторонам, идет в школу. Руки были в карманах, на голове капюшон, словно она пряталась от солнца, которое так любила. Он почувствовал острое желание закурить, но не сделал этого, двинулся за ней на расстоянии. Ему просто надо было знать, почему она в капюшоне. 
Белла, как в трансе, села на лавку в холле, не замечая, что если поднимет голову, то увидит яркую иллюстрацию их счастливого и больше не существующего прошлого. Подойдя, Эдвард заслонил собой их двойной снимок. Носки ботинок уперлись в ее кеды, не заметить она этого не могла, так же как вся школа - ее отступления от школьной формы. 
«Просто посмотри на меня». 
Посмотрела, карие глаза были воспаленными. Эдвард поразился их выражению. Впервые ненависть. 
- Доволен? 
Каллен не понял, что Свон имеет в виду, доволен ли он тем, что она так выглядит? Белла, как всегда, не давала однозначных ответов, перед ним сидел незнакомый человек. 
- Я спрашиваю: теперь ты доволен? 
- О чем ты? Что случилось? 
- Зачем, Эдвард? Ты же знаешь, для нее я бы сделала все, что ты бы хотел, любое твое желание. Так что это было, так ты мне мстишь? 
- Я не понимаю, о чем речь? – он говорил, но заговаривался, мозг проедала фраза, что она исполнила бы любое его желание. 
- Боже, вы что, еще не наигрались? – она вздохнула, пытаясь не смотреть на него, с усилием перевела взгляд в сторону. А ему показалось, что под маской Свон еле сдерживается, чтобы не раскричаться и не накинуться на него. Он заметил направляющегося к ним Джаспера. 
- Привет, Эдвард, клеишь очередную красотку? 
Тут он наткнулся глазами на Беллу и побледнел, а потом судорожно метнулся взглядом на соседнее место. Оно пустовало. Его лицо приобрело странное выражение. Эдвард посмотрел на Беллу и, мягко говоря, удивился – ее лицо пылало ненавистью, настоящей, обжигающей смертельной ненавистью, стало даже страшновато. Что здесь происходит и где Брендон? Уитлок попытался стряхнуть то самое выражение и ухмыльнуться, но не достиг успеха. 
- Ой, я ошибся, про красоток здесь говорить лишне. 
Это стало последней каплей, Свон отчаянно накинулась на Джаспера. Эдвард услышал глухой удар, сила которого поразила его. Белла, возможно, сломала руку, не говоря уже о скуле Джаспера. Но на этом она не остановилась, изо всех сил замахнулась и ударила парня в солнечное сплетение, мечтая, чтобы ее кулак проломал его внутренности и вылетел с обратной стороны. Когда тот согнулся, хватая открытым ртом воздух, Белла хотела продолжить, но испуганный Эдвард схватил ее руки, заведя их за спину, чувствуя истинную степень ее худобы. 
Девушка отчаянно вырывалась, поливая Джаса потоком брани, ему тоже досталось. Поняв, что ее не выпустят, наклонилась к Уитлоку: 
- Как ты сможешь смотреть в зеркало? Ты ведь почти убил человека, знаешь, сегодня ночью - я бы хотела, чтобы ты это видел! Может, после этого ты бы хоть что-то понял! Ты отвратителен, испорчен от рождения. Меня тошнит от тебя. 
В этот момент Эдвард, наконец, всё понял. Джаспер выполнил свою часть пари. 
Только вот адресаты перепутались, должен был платить Джаспер, а платила снова Белла. И снова по его счетам. Его самого затошнило. Полностью осознав, что натворил, Эдвард почувствовал ужас и как Беллу вырывают из его рук. Ему не дадут шанса ничего исправить. Ослепленный своей агонией, он перестал соображать и совершил огромную ошибку. 
Где-то на заднем плане Беллу уводил Вольтури. Люди ошарашено наблюдали за этой короткой, но яростной сценой, позабыв про все свои дела. Каллен очнулся, наклонился к Уитлоку. 
- Ты как, идти сможешь? 
Тот находился в каком-то шоке. Каллен подумал, что это от силы полученных ударов, и что Свон тоже надо срочно посетить травматолога, но в больничном крыле ничего не изменилось. Джас смотрел в одну точку, не реагируя на внешние раздражители. Эдвард смотрел на его побелевшие губы и понимал, что они совершили что-то ужасное и непоправимое. 
*** 
Через какое-то время Уитлок взял себя в руки и теперь сидел и смотрел в пол, сжимая в замок руки. Эдвард стоял над ним. 
- Ты все-таки это сделал… 
- Да, ты же сам говорил. Теперь верни кольцо и все будет как прежде, до всего этого. Мы просто… мы. 
Эдвард сглотнул, но комок все равно остался в горле. 
- Знаешь, я мечтал, чтобы ты отказался это делать, послал меня. Зачем, Джаспер? Зачем ты это сделал? 
- Как же? – Джас поднял на него пустые глаза. – Ты сказал, что я должен выполнить свою часть пари, чтобы ты простил, и все было как раньше. 
- Если бы у меня был выбор, я выбрал бы не дружбу. – Эдвард замолчал ненадолго. - Я бы выбрал ее. Но меня никто не спрашивал. 
Уитлок уткнулся в ладони, пряча лицо. 
- Это невозможно. Мы такие, какие есть, нам не измениться. Элис… Фак. 
Каллен пытался запретить себе думать. Когда все это затевал, он не подумал об одной важной детали, забыл про Элис. Про то, что она почувствует и насколько ее любит Белла. Получается, он снова нанес ей удар в спину. Эдвард сглотнул. Но он обязан спросить, это будет первым пунктом наказания, которое он придумал в расплату Джасперу, а получил сам. 
- Как она? – Отчего-то получилось очень сдавлено. Эдвард вдруг понял, что чувствует по этому поводу и захотелось разбить голову о стену. Похоже, коротышка была ему не безразлична. 
Джаспер не ответил – не мог. Эдвард больше не сомневался: любит. 
Маленькая, едкая, вредная, командующая. А еще честная, великодушная, добрая и отчаянно храбрая, вызывающая невольное уважение. Была. До того, как он это исправил. 
 
*** 
Эдвард все же нашел Свон. Сел на корточки перед ней, попытался заглянуть в глаза. 
- Прости… Я не хотел этого, я только хотел заставить Джаспера заплатить. За нас. За то, что он сделал с нами. 
Комок уже мешал говорить. Белла, не поднимая головы, тихо помотала ею. 
- Нет, ты не понимаешь. Уитлок всегда был моим самым лучшим другом, всю жизнь. До тебя у меня и ближе никого не было. Он знал, что это значит для меня, и все равно сделал, понимаешь, специально… Я не понимал – за что? Я хотел, чтобы он чувствовал то же. Он ведь любит Элис, пусть почувствует то же, что чувствую я. 
- Какие же вы больные. Когда, наконец, поймете? Вы играете друг с другом, а страдают другие, вы просто так, шутя, калечите судьбы. Вы аморальны. Как ты мог? После того, что было со мной. Как ты мог сделать это с Элис? 
Она наконец подняла голову, и Эдвард, пожалев, отвел взгляд. Он переворачивал все внутри. 
- Это была месть мне? Ты думаешь, ты один страдаешь, только тебе больно? Или моя доля была недостаточной? 
- Не говори так. 
- А как, Эдвард? Ты сделал это. 
- Да, но я просто не подумал. 
- Нет не просто, ничего простого в этом нет. Уж поверь. Знаешь, я устала быть собой, больше я не позволю причинять боль моим любимым людям. Только попробуй приблизиться и пожалеешь. 
Жесткий взгляд. Дающий понять, что он враг. 
- Это касается и меня? Меня же ты тоже любишь… - Он не знал, почему усмехается, может потому что чувствовал себя настоящим ублюдком. 
- Я исправлю это. 
- Нет, не исправишь. Ты не сумеешь разлюбить, поверь, я пробовал. – В голове пронесся калейдоскоп из цветных картинок, чего он только не пробовал. 
- Не недооценивай меня. 
Эдвард смотрел на нее в упор, снизу вверх, их соперничество было жестким, она никогда не уступала, даже в лучшие их времена. Каллен пытался вырвать чувство чего-то безумно родного из груди, ее лицо, он так любил его. Ее тело, вся она - от пальцев до кончиков роскошных волос. 
- Я люблю тебя. 
- Ну да, только странно это проявляешь. Неважно. Важно, что если до сегодняшнего дня мы могли притворяться нейтральными, то теперь нет. Знаешь, сегодня ночью, удерживая Элис, я думала об одном: ну вот, теперь мы враги. Оно так и есть, Эдвард, видимо, это судьба. И знаешь что? Я уничтожу твоего жалкого дружка. Одна, без Элис, Кая или еще кого-то, он – мой. – Ее зубы сжались, она даже говорить от ненависти не могла. – А потом будет твоя очередь. 
Эдвард похолодел, все нитки спутались, а он-то думал, что судьба – это им быть вместе. С ума сойти, как его догадки были ошибочны. Вот значит как. 
- Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня? 
- Нет, только не Элис. 
 
*** 
- Я запуталась, я не могу так больше! – Белла кричала на Кая, хотя не имела права. Вольтури точно ни в чем виноват, кроме разве того, что был слишком терпелив по отношению к ней. 
- Как? – он смотрел на нее с неизменным спокойствием. Белла завидовала его внутренней силе, равновесию, не подозревая, что Кай не всегда такой. Он просто человек и свою агонию уже пережил. 
- ТАК! В этом поганом мире! Сколько же подлости, жестокости, не хочу, не хочу, - Белла судорожно вертела головой, отрицая весь мир сразу. С нее хватит. Вольтури осторожно шагнул к ней, Белла насторожилась и хотела отступить, готовая отрицать даже его. Но Кай был гораздо мудрее. Он обнял Беллу, давая ей время. 
Свон не посвятила его в детали произошедшего с Элис, трепетно боясь ранить его чувства, однако Кай порадовался, что в следующие несколько часов находился один. Потому что даже его храбрую Герду могло напугать его поведение. Он был в бешенстве, отчаянии, не мог поверить, что это произошло с Элис.
Свон сказала, что Эдвард и Джаспер спорили не только на нее, и Уитлок выполнил свою часть: влюбил и бросил малышку. Но ему было не тринадцать - Кай прекрасно понял, о чем промолчала Белла, и это сводило его с ума. То, что Уитлок сделал с ней, что она чувствовала, что он сам чувствовал по этому поводу… Неожиданно это отбросило его назад, вернуло в худшие времена у Аро. Однажды он едва не убил друга – старого японца, и ему нравилось. Он улыбался, когда сдавливал его шею, близко смотрел в глаза. Почувствовав снова в себе такую темноту, Кай испугался. Он думал, что справился с этим, вытравил из себя. Его преследовал страх убить человека, совершить безвозвратную ошибку. Вольтури с помощью жесткого контроля поспешно взял себя в руки. Вернуть ничего нельзя, но можно исправить 
И начал он со своей Герды, которая стояла перед ним. Она не могла воспринимать жестокость, в ней ее не было, поэтому даже сама природа этого чувства ею отвергалась. Возникал внутренний конфликт, из которого Белла не находила выхода, только пыталась закрыть глаза, взять Элис и сбежать. Чтобы их больше не нашли, не причинили боли. Вольтури не раз поражало, насколько эти двое близки. Уитлок нанес удар по Элис, а попал по обеим. 
Кай смотрел на находящуюся в беспомощном отчаянии девчонку и пытался понять, что лучше сказать. 
- Да, Герда, мир жестокая вещь, но не всегда. Но ты ведь не об этом. А о чем-то более конкретном, вернее о ком-то. 
Свон попыталась вырваться, Кай не выпускал – конечно, она не хочет говорить о том, что ее ранит. Но это необходимо. Он не даст ей превратится в беглеца. 
- Тихо, Герда, ты злишься, тебя обидели. Ты так в него верила, а он не оправдал доверия, струсил. Но ты любишь его и винишь себя за это, злишься, пытаешься забыть. Но ты не виновата. Поверь, так бывает, часто мы любим тех, кто этого не заслуживает. 
- Я его ненавижу!!! – сорвалась Белла, переставая отталкивать Кая и наоборот хватая его куртку обеими руками, держась за него. Что-то внутри перегорело, ярость ушла, осталось только негодование на свое глупое сердце. Белле казалось, что она виновата во всем, что произошло с Эл. – Как он мог? Что они наделали… ненавижу обоих. Я отомщу, я должна. 
- Чш-ш, тихо, Герда. – Он зарылся носом в ее волосы с закрытыми глазами. Кай хотел сохранить хоть немного света, что в ней осталось, чтобы ненависть выжгла Беллу до конца. Он пытался найти нужные слова. - Знаешь, когда Марк погиб, я до слепоты ненавидел Аро. Даже мечтал убить его некоторое время. А потом понял, что эта ненависть в первую очередь вредит не ему, а мне: она разрушала меня, делала таким же, как он. Мне было проще понять это: я любил Элис, и это спасло меня. Я всегда оглядывался на нее, сравнивал, чтобы понять как я еще далеко. Если бы я однажды кого-то убил, то потерял шанс быть с ней. И я понял, что ненависть делает тебя слабым, озлобленным и несчастным. 
- И что ты мне предлагаешь? Простить Уитлока, позволить ему дальше ее мучить? 
- Нет, - резко прервал ее Кай. – Этого я ему больше не позволю. Я только не хочу, чтобы ненависть уничтожила тебя. Вспомни, ты ведь была такая смелая, сильная. Я в жизни не видел никого ярче и великодушней тебя. Не дай им победить и сломать тебя, сделать такой же, как они. 
- Поздно, Кай. Они уже победили. Он сломал меня, я больше ни во что не верю! 
- Нет, просто пока ты не соперник. Ты лежишь на лопатках, совсем ослаблена, сражена ударами. Но я знаю, что ты встанешь. Как прежде не будет, но не дай им победить. Они живут ненавистью, страхами, извращенными ценностями. Самое сложное сейчас - не пойти простым путем: отвечать ударом на удар и захлебнуться во взаимной ненависти. Ты выше всего этого, у тебя есть я, а еще кое-кто, из-за кого можно бороться. 
Белла внимательно посмотрела на него, она вдруг поняла, что Кай хотел до нее донести. И пока у нее нет сил бороться, но завтра будет новый день. И в нем будет смысл. 
*** 
- Нет, эта Белла ничего не сможет, - она смотрела на свое отражение в зеркале и видела только слабую, истощенную девушку с болью в глазах, а хотела видеть другое. 
Все изменилось после разговора с Каем. Теперь она будет сильной, есть ради кого – Элис сейчас намного хуже. А значит, пора прекращать носиться со своими душевными ранами и брать себя в руки. Белла почувствовала прилив сил. 
Когда тебе плохо, найди кому хуже и помоги ему. 
У нее есть ради кого быть сильной. Больше никаких послаблений, ее собственные раны зарастут в процессе, главное сейчас Эл. 
Несчастная девица в зеркале неожиданно усмехнулась, в глазах зажглась решимость. Пусть внешне малохольная, это неважно. С сегодняшнего дня никакого контроля друзей! Теперь она сама будет есть каждый день, силы ей понадобятся. Никаких больше страданий по Каллену, не задерживать больше дыхание при одном его виде, не лелеять свои раны, хватит. Джасперу конец. 
Руки взлетели вверх, туго скручивая волосы в высокий хвост. Белла долго умывалась холодной водой, пока бледная кожа не начала краснеть, потом растерла лицо жестким махровым полотенцем и пошла одеваться. 
*** 
Брендон не вставала с кровати. Пришлось поступать немилосердно – сдернуть с нее теплое одеяло. 
- Вставай, Эл. – Ноль реакции, коротышка только поджала ноги к животу. – Я серьезно, вставай. Мы едем в Порт-Анджелес, надо развеяться. 
От неожиданности Элис даже среагировала - посмотрела на нее, как на сумасшедшую. 
– Да! Я чокнутая, но мне по фиг! Давай, вставай, хватит киснуть. Мне реально жаль, что все это с нами произошло, но с нас достаточно драм! Мы обе здорово сглупили - влюбились в подонков. Но я не собираюсь всю жизнь плакать из-за этого и тебе не дам. 
Брендон смотрела на нее с непониманием, ее веки припухшими от слез. Белла села рядом с ней, ее разрывало от желания защитить этого несчастного ребенка. Она хотела приложить холодную руку к ее векам, но вместо этого в шутку взъерошила волосы. 
- Эй, хватит игнорировать меня. Прекращай разводить сырость, одевай меня в свое лучшее платье и едем!
- Я не хочу в Порт-Анджелес, - грустно произнесла коротышка. Белле было очень трудно не кинуться к ней, но иначе это снова закончится слезами. – Я хочу в Финикс, к бабушке. 
- Нет, Элис, хватит прятаться. Меня тоже предал Каллен, но я решила жить дальше. А без тебя у меня не получится, ты нужна мне, - она дала слабину, голос сорвался. Пришлось перевести дух, чтобы снова говорить бодро: - Ты спасла меня тогда – на лодочной станции, позволь и мне сделать то же. 
Элис недоверчиво нахмурилась, пытаясь не уплыть обратно в свое болото. 
- Ну же, вдвоем у нас получится. Помнишь, какими мы были раньше? 
На губах коротышки проскользнула быстрая кривая улыбка. 
- Чарли называл нас чертятами, бабушка говорила, что клейма негде ставить, а Кай… - Элис замолчала, в ее глазах заблестели слезы. – Кай… Как я могла с ним так? Он, наверно, теперь меня презирает. 
- Прекращай говорить глупости, он очень за тебя переживает. Ничего не изменилось, Кай всегда за нас. Забыла? Он же наш третий мушкетер. 
*** 
В клубе было дымно, шумно и многолюдно. Яркие вспышки светомузыки били по телам почти физически, они танцевали в этом угаре среди всех остальных. Зал был переполнен под завязку. Белла забыла обо всем на свете, двигалась под музыку и смотрела только в глаза коротышке. В ее глазах снова искоркой зажегся огонек, который давал надежду, что все не зря. 
Короткое платье создавало непривычнее ощущения: словно она напялила тесную ей майку, а про штаны забыла. Белла чувствовала посторонние прикосновения открытой спиной, но не задумывалась, просто веселилась, отчасти отчаянно, отчасти зажигательно - словно последний день жила. 
Элис не отставала, они держали друг друга как сообщающиеся сосуды, подзаряжаясь энергией и упрямством друг друга. Они в Порт-Анджелесе, в клубе, это было неправильно, а оттого так притягательно. Кажется, ее жизненные принципы стремительно меняются. Белла мельком подумала, что Кай бы не одобрил ее метод реабилитации. 
Они игнорировали отдельных людей, воспринимая только толпу. Но внезапно к Белле приблизился какой-то настойчивый парень, от этого она не смогла отмахнуться как от предыдущих желающих привлечь их внимание. От него вообще невозможно было небрежно отмахнуться, это казалось кощунством - от него исходила невидимая, но сильно ощутимая аура всемогущества. Было ли дело во властности, повадках хищника или темной, но невольно привлекающей красоте. Этот человек прекрасно сознавал свою значимость, словно весь мир вокруг принадлежал ему, и наоборот, как бы стремился скрыть это, натянуть маску милого простого паренька «я здесь ни при чем». 
Белла, озадаченная, забыла показать в каком направлении и как быстро ему идти, просто растерялась, а когда собралась, неожиданно рассердилась на его насмешливое снисхождение: 
- Что надо? – перекричала она музыку, пришлось повторять три раза и на третий близко склониться к нему, что раздражило еще больше. 
- А ты неприветливая. Я хотел познакомиться, вы с подругой самые красивые в этом затхлом клубе. 
- Спасибо, но мы не знакомимся! 
Белла заметила, что массивный парень с раскосыми глазами пристает к Эл и тут же вмешалась: 
– Эй, парень, ты не по адресу. 
Полукитаец развернулся и широко улыбнулся ей, дыша перегаром. 
- Привет, красавица. 
- Пока, красавец! – Она взяла Элис за руку и пошла к отдаленным столикам, все были заняты, кроме одного в стороне, отделенного занавесом. Свон в наглую оккупировала его, догадываясь, что это, скорее всего, для vip-гостей. Элис тоже без особого такта схватила бокал с коктейлем и морщась, выпила его, затем вынесла вердикт: 
- Кошмар. – Белла невольно усмехнулась, и коротышка протянула ей: - Будешь? 
- Не думаю, что это хорошая идея, меня и от молока-то тошнит. 
- Тогда тебе лучше не пить, потому что это водка с лаймом, - произнес голос за их спиной. Белла быстро обернулась и увидела, что они в ложе не одни - перед ней снова стоял «темный ангел», как она про себя его окрестила. Свон машинально нахмурилась, он, несомненно, был красивым, но отчего-то его красота казалась порочной, слишком лощеной. Не смотря на попытки парня казаться безобидным, интуиция подсказывала, что он умышленно пытается занизить свой возраст и степень опасности. 
- Мы же ясно выразились: знакомиться не намерены! – не очень вежливо сказала Эл, парень за спиной ангела ухмыльнулся и подмигнул ей. 
- Мне нравится эта крошка! – сообщил он то ли другу, то ли стенам. 
- А ты мне нет, шли бы вы отсюда! 
- Очень мило с вашей стороны прогонять нас из нашей же ложи, - брюнет снисходительно улыбнулся, ненавязчиво пряча руки за спиной. Белле захотелось их увидеть. Вникнув в его слова, она смутилась: 
- Вашей? 
- Да, но это ничего, – добродушно отмахнулся брюнет. – Слушайте, я понимаю ваши опасения: какие-то придурки пытаются клеиться в ночном клубе, но серьезно, мы не хотели ничего плохого. Только пообщаться. 
Он говорил так искренне, что обеим стало неудобно за свою грубость. Вскоре они вчетвером сидели за одним столиком. Больше всего говорил Алекс, все представились, кроме загадочного «темного ангела», которого Белла все это время разглядывала с любопытством. Он отвечал тем же, а когда пару раз поймал ее заинтересованные взгляды, усмехнулся. Его руки по-прежнему были под столом. На очередном зажигательном треке Алекс уговорил Элис «показать всем класс». Белла проводила их взглядом и намеревалась присматривать всю песню, но услышала скрип стула - ее спутник протягивал ей раскрытую ладонь. 
- Нет, у меня нет настроения танцевать, голова болит от этого шума, - она активно потерла уши. Брюнет снисходительно улыбнулся над ее ужимками, заставляя ее чувствовать себя маленькой и глупой. Рука осталась протянутой. Белла начала нервничать: – Чего ты хочешь? 
- Пойдем, я провожу тебя на балкон. Там тихо. 
Белла не знала, как отказаться и занервничала еще больше. Ей не нравилось, как этот парень на нее смотрел: снисходительно и с каким-то любопытством. Её смущало его внимание, а еще то невидимое, что витало вокруг него. Может музыка и вспышки света сводили ее с ума, но он казался похожим на дьявола. Заранее хотелось бежать и спасать свою душу. 
- Пойдем. 
Она нерешительно дала ему руку. Ладонь с крупными пальцами тут же сомкнулась, замыкая ее кисть в ловушке. Помимо настороженности бы еще какой-то извращенный интерес, Белла инстинктивно чувствовала опасность и шла за ней, как глупый самонадеянный мотылек. 
На продуваемом балконе было прохладно. Она встала так, чтобы видеть Элис, а не потрясающую лавину огоньков – весь город был как на ладони. 
- Следишь за подружкой? – насмешливо поинтересовался незнакомец. 
- Нет, скорее за твоим шустрым другом. – Он засмеялся, будто она сказала что-то забавное. 
- Согласись, они неплохо смотрятся. И, похоже, имеют успех. 
Белла смотрела, не отрываясь, и не заметила, как незнакомец с хищной улыбкой следит за ее лицом. Эл и Алекс точно имели успех - от их зажигательных танцев люди спасались бегством. 
- Так что вы тут делаете? Вы же не отсюда. 
Свон бросила острый взгляд на парня – откуда ему знать, что они не местные? Доверие стремительно таяло. Белла поборола желание схватить Эл и скорее сбежать. Теперь она сильная и никого не боится. 
- Ты так и не сказал свое имя. 
Он улыбнулся - ей снова удалось его развлечь - и пока Белла тихонько закипала, просто произнес: 
- Майк. 
Белла недоверчиво вскинула брови – имя не вязалось с ним, Как криво приклеенная этикетка. 
- Никому не доверяешь? 
- А должна? 
- Правильно делаешь. Никому нельзя доверять, даже самым близким. 
- Слушай, а твое имя точно Майк? – задушевно переспросила Белла. Был уже один человек, который говорил так же. – Не Джеймс? – Майк вдруг от души рассмеялся. 
- Знаешь, а ты мне нравишься. Серьезно. 
- А ты мне – пока не очень. 
- Меня восхищает твоя прямота. Не часто я такое слышу. Видишь ли, обычно люди боятся меня. 
Белла мысленно согласилась с людьми. Её новый знакомый на генетическом уровне вызывал тревогу, особенно выражение его глаз. Глаза жестокого убийцы. 
- Так зачем ты в Порт-Анджелесе, малышка? Ты же наверно слышала, что это опасный город. 
- Как и все – пришла повеселиться, отдохнуть. 
- Ага, а еще ты не похожа на любителей такого отдыха. 
- Правда? – Белла рассердилась на то, что так прозрачна. Эдвард всегда видел ее насквозь. – А на кого я похожа? 
- На того, кто бежит. А еще кто из азарта прыгнет с обрыва, говоря, что хочет узнать чувство полета, а на самом деле просто боится жить. 
- Что? – Белла забыла про наблюдение и шокировано повернулась, напарываясь на черные вороньи глаза. – Что ты сказал? 
- Знаешь, тут, в моем городе есть очень красивый причал, когда совсем тухло, я хожу туда, смотрю на корабли, чувствую ветер и если поднять руки повыше и закрыть глаза, может показаться, что ты летишь. 
У нее перехватило дыхание. Откуда он знает?! Она так делала. Нельзя же так лезть в душу. Неужели этот загадочный, сбивающий с толку человек настолько похож на нее, чувствует так же? Белла чувствовала, как кровь отливает от лица, все чувства смешались. Майк шагнул, надвигаясь на нее, низко склоняясь к лицу. Белла испугалась, но он не поцеловал, только рассматривал ее лицо, как близорукий. 
- Знаешь, ты сразу заинтересовала меня, просто поразила. Меня мучает любопытство. Расскажи мне, кто ты. Что ты чувствуешь? 
- Нет, - Белла отодвинулась, протестуя против вторжения в свое пространство. Больше никого она не впустит. 
- Я тебя напугал? Прости, - покаянно произнес Майк. – Никогда не умел обращаться с женщинами. - Он отвернулся, пряча от девушки жесткую саркастическую усмешку, а когда повернулся, снова был раскаивающимся и честным. – Прости, Белла, просто я совсем сломлен… 
Все внутри нее откликнулось на его слова, поникшую голову и тщательно скрываемую боль. Это была невольная искренность. Такое уже бывало – отчего-то люди сами открывались ей, беспричинно доверяли. Белла всей душой захотела ему помочь. 
- Я знаю, каково это. - Он не сопротивлялся ее прикосновению, и Белла сжала его ладонь, снова отмечая крупные, как у мясника, пальцы. – Не знаю, что у тебя случилось, но могу точно сказать: все образуется. Быть сильным всегда невозможно, я не умею советовать, но может тебе пойти к друзьям? – Майк снова усмехнулся. 
- А если их нет? 
- Семья? 
Впервые наносная усмешка растаяла. Его лицо на миг застыло, глаза стали пустыми, но он быстро взял себя в руки и как-то рублено ответил: 
- Нет. 
- Ну, тогда можешь дать слабину сейчас, если хочешь. Я – отличная жилетка. 
- Ага, значит, спасать будешь? А на всех хватит? – Майк улыбнулся и перевел взгляд на стеклянную стену, прямо на Элис. Белла внезапно снова почувствовала враждебность. Это была болезненная тема. Она всегда остро реагировала при малейшей угрозе. Элис была ее главой слабостью. 
- Не понимаю, о чем ты, - прохладно отозвалась Белла. 
- Конечно же, нет. – Майк вдруг резко сменил тему: - Скажи, у такой красивой девушки должен быть парень. 
- Притормози, Майк. Эту тему не обсуждаем. 
- Хорошо. О чем ты мечтаешь? 
- Что? – Она совсем потерялась от его внезапных переходов, словно это был психологический тест. 
- Расскажи мне о своих друзьях. 
- Ты немного странный… О друзьях? Ну, с этим мне точно повезло: у меня есть два настоящих друга. С Элис мы росли вместе, еще есть один друг, - она невольно улыбнулась, представляя Вольтури. – Он классный. Сильный и добрый 
- Вы спали? 
- ЧТО?! 
- О, извини, - Майк, сам ужаснулся от своей нетактичности. – Белла, серьезно, извини, само как-то вырвалось. Это из-за того, что ты мне нравишься, и я нервничаю. Конечно, я верю в дружбу между мужчиной и женщиной. Лучше расскажи еще про своего друга. Кай, ты, кажется, говорила… 
- Я не говорила, - Белла с ужасом смотрела на парня и отступала назад, прижимая сжатые кулаки к себе. – Кто ты? 
- Я Майк, - он улыбнулся, получилось как-то безумно и развязно. Белла поняла, что готова вопить от ужаса - этот парень пугал ее до чертиков. Пристально смотря на него, она попятилась к двери. Зверь не кинулся, и она поспешила скорее забрать Элис. Тут им больше делать нечего. 
Пытаясь не напугать подругу, Белла пожаловалась на плохое самочувствие. Брендон раскраснелась и впервые улыбалась. Свон отметила это мимолетно и продолжила настаивать, беспрестанно оглядываясь на балкон. Коротышке пришлось уступить. 
Скорее, скорее, спасаться. 
 
*** 
Белла осталась ночевать у Брендонов, и Чарли трижды звонил, задавая наводящие вопросы. Он беспокоился за свою проблемную дочь, боясь, что это очередной кризис. В третий раз Белла забрала трубку у коротышки и уверила папу, что все нормально, она даже поела своей водянистой каши. 
Утром, когда Свон спустилась в кухню, Элис скосила в бок губы при виде ее наряда: 
- Это что, бунт ушастых? 
Белла тоже посмотрела на себя, отчасти Эл была права. На футболке была яркая надпись через всю грудь: «Свобода во мне!», синие джинсы с потертыми коленками и пестрый веревочный браслет, болтающийся на запястье - она смахивала на хиппи. Брендон, как всегда, была с иголочки: школьная форма отглажена и идеально сидит, тщательная укладка в стиле «какая укладка?! Это я так, с постели встала», легкий макияж и неизменные каблучки. Белла ухмыльнулась: 
- Я еще хочу Че наколоть на запястье, что думаешь? 
- Что он там не поместится. 
- Окей, тогда «Chili Peppers». 
- Только посмей! Нет, Беллз, даже ты не можешь сделать такую глупость, татуировки - для психов! 
- Серьезно? - удивилась она и широко ухмыльнулась. – У Кая есть одна, он тоже псих? 
Элис не ответила, до машины они шли молча. Белла попросилась за руль, а коротышка пришла в ужас и сообщила, что такого больше никогда не будет. В прошлый раз, Свон стерла колодки тормозов, хорошо хоть жива осталась. В пути молчание продолжилось, пока Элис, наконец, не произнесла: 
- Нет, Кай не псих, мне нравятся его татуировки, и их у него две. Вторая на шее, под волосами не видно. 
Белла не ответила, но подумала, что было бы интересно ее увидеть. Ее волновало, готова ли Элис? Эта чертова школа поражена вирусом сплетен, и хоть, в отличие от нее, эта отвратительная история не стала всеобщим достоянием, оставался Джаспер. Как пройдет их встреча с Элис? Что если Уитлок вдруг решит объявить горячую новость при всей школе, что бы еще ниже втоптать Элис? Ее руки сжались в кулаки, Брендон мельком на них взглянула. 
Белла хмыкнула – какие они чувствительные, замечают каждую мелочь. Иногда она размышляла на тему, до чего они зависимы друг от друга и близки. Было ли это нездоровым? Не являлось ли следствием пережитых в детстве травм: то, что ее никогда не любила мать, то, что Ричард бросил семью? Белла знала, что вообще склонна слишком далеко впускать в сердце близких, однажды она уже обожглась на этом. Но это не значило, что так будет всегда. Наверно. 
- Волнуешься? 
Элис сосредоточилась на дороге перед собой, не желая начинать эту тему. 
- Да. Но давай не будем об этом. Сегодня я решила, что не заплачу. А то я превращаюсь в плаксу. Хочу быть как ты. 
- Как я? 
- Брось, ты всегда недооцениваешь себя, - Элис взмахом руки отмела ее возражения. – И превозносишь других! Ты, в отличие от меня, не плачешь. Я тоже хочу так. 
«Ух, Элли, ты не подозреваешь, о чем говоришь». Белла покивала и отвернулась, ей бы очень этого хотелось, но не получалось: в горле вставал ком, в глазах повышенная сухость. Может ее тело отказывалось тратить и так малые ресурсы на такую ерунду? И конечно Элис была не права – она во всем была лучше нее, красивее, грациознее, умнее, ярче. Все ее достоинство заключалось в некогда придурашном восторженном восприятии мира, ну может еще своем мнении по любому поводу. 
Около машины их встретил Кай, открыл дверь со стороны Элис. Белла отошла немного в сторону, рассматривая светло-серое небо – им необходимо поговорить. Но расстояние было мало, и она невольно все слышала. 
- Ты не отвечала, - голос Вольтури был напряженным, оставалось только догадываться, как он переживал. Белла немного злилась на Элис, за то, что та отталкивала Кая. Она просто не могла понять, что Элис чувствует вину. С того самого момента, как окончательно поняла, что влюблена в него. Ну как тут рассказать что произошло, это же даже неприлично! 
«Ах да, Кай. Я тут на днях переспала с Джаспером. Но оказывается, он просто поспорил, а я закоренелая наркоманка-мазохистка, абсолютно бессильна перед ним, и ненавижу себя за это. И кстати, это был мой первый раз. Черт, чуть не забыла: я люблю тебя». Отличный вышел бы разговор! Поэтому Элис только опустила голову и пробормотала: 
- Прости. 
С того самого поцелуя, Элис чувствовала, что все изменилось, пыталась игнорировать это, но не могла. 
- Конечно. Как ты? 
- Нормально. 
- Ну да, конечно… 
- Нет, зря ты не веришь, - Элис подняла глаза на него, не желая врать. – Я совершила ужасную ошибку. Все было плохо, но скорая помощь уже спасла меня от депрессии и вправила мозги, - она кивнула на Беллу, увлеченно рассматривающую облачка. – Мы даже вчера ездили в клуб в Порт-Анджелес, и Белла подцепила там красавчика. 
- Что?! – У бедного парня глаза на лоб полезли. Оно и понятно - Кай отлично знал, что они не любители подобного развлечения. Элис отчего-то промолчала про Алекса, ей было неудобно, но Вольтури волновало другое: – В Порт-Анджелес? О чем вы думали? 
Свон решила, что уже можно подойти. 
- Не нервничай, это обычный город, там живет не одна мафия. 
- Да, но ее процент необычно высок, и с твоим «везением», Герда, я удивлен, что вижу вас. 
Белла вспомнила про себя Майка и вздрогнула, отчасти Кай прав. 
- Пойдемте лучше на урок, хватит с нас опозданий. 
- Нет, с места не сдвинусь, пока вы не пообещаете никогда без меня не ездить в Порт-Анжелес. 
Пришлось выполнить его ультиматум. Уроки были на редкость скучными, на втором появилась в полном составе элита. Было очень трудно не кинуть в Уитлока книгой, но Белла чудом сдержалась. Весь урок Элис смотрела в парту, а она оглядывалась на Джаспера, пытаясь мысленно пробить его ауру, и как следует сглазить. Он часто смотрел в спину Брендон и выглядел пришибленным и жалким. 
Короткий переход до класса французского прошел без инцидентов. Элис шла посередине, Белла задумалась и налетела на кого-то. Отбив себе пятую точку, девушка поняла, почему было ощущение, будто она вписалась в стену – сверху широко улыбался Райли Кадмор. 
- Здоров, Белла! Интересно ты приветствуешь друзей. Может, и мне так надо? А еще можно с разбегу, так круче будет! 
- Тогда кто-то точно не выживет, - предрекла Свон, рассматривая его внушающую фигуру. Сейчас в нем могли бы поместиться четыре таких Беллы, как она. 
- Как дела у всех троих? – Райли поднял ее за руку, чуть не вырвав ее. - Мы стали редко видеться. Ты больше не приходишь на наши тренировки, Белла! 
Он упрекал, не понимая, что ей там делать больше нечего, раньше она ждала Эдварда. Она постоянно его ждала, верила, но так и не дождалась. Эдвард выбрал свой мир, а не ее. 
- Кай, ты, кстати, тоже часто пропускаешь тренировки, Джаспер и капитан вернулись, но для тебя осталось место. 
- Нет, что-то не хочется. И ты извини – нам пора. 
Вольтури рефлекторно обнял Элис, чтобы подтолкнуть вперед, а затем опомнился и убрал руку. Коротышка грустно улыбнулась. 
На третьем уроке объявили, что после занятий состоится собрание совета: прошла половина семестра, и пора было подводить промежуточные итоги успеваемости. Белла глубоко задумалась, а по радио объявили, что ее ожидает миссис Коуп. 
- Ну, в чем я снова виновата? – пнула она под партой свой рюкзак. Элис посмотрела на ее «форму» и сказала, что это очевидно. Наверно, Амелия Коуп не любит хиппи. 
Белла была настроена решительно – хватит уже гестапо: одинаковые формы, одинаковые эмблемы на груди, скоро им поставят на запястье группу крови. 
- Присаживайтесь, Изабелла, - зауч пила чай. Ее приторные манеры раздражали Беллу. Все вокруг было таким зализанным и аккуратным, что у нее, как у сторонника художественного беспорядка, начиналась паника. 
- Нет, спасибо, я постою! Если вы из-за формы, то я, как вице-президент, намерена поднять этот вопрос на сегодняшнем собрании. 
- Ваша форма просто возмутительна, но я вызвала вас не за этим. Идти сегодня на собрание вам не нужно. Вы освобождены от должности вице-президента. 
Ее как мешком по голове ударили, Белла стояла и вглядывалась в злорадствующее лицо Коуп. 
- Кто меня освободил? Сам президент? 
- Нет, мисс Хейл утверждает, что вы вчера набросились на своего одноклассника с кулаками. Юной леди не пристало завязывать вульгарные драки. К тому же у вас проблемы со здоровьем, думаю, всем будет лучше, если вы покинете совет. 
- Ну конечно, и перестану баламутить воду! Чтобы вы могли продолжить подпевать Хейл и остальным. Никуда я не уйду! Меня же вроде выбрали ученики, где же ваша демократия? 
- Изабелла, покиньте мой кабинет. Если Джаспер сам предъявит претензии, то так легко вы не отделаетесь! 
Дверь открылась, вошел Эдвард. Свон яростно оглянулась на него, готовая сорвать всю злость на нем. 
- Что, доволен? Ты этого и добивался, но я никуда не уйду! Иначе вы совсем заклюете простых учеников. 
Каллен оценил обстановку и повернулся к Коуп, спрашивая, что происходит. Амелия с досадой объяснила, что ученица Свон наказана за драку и лишается своего поста. Белла тем временем снова обвинила его в притворстве. 
- Конечно же, я виноват во всем, как иначе? – процедил он. – А теперь выйди, мне надо поговорить с заучем. 
- Слушаюсь, Ваше величество! Обойдешься, хочешь обсудить, как меня получше выгнать? Я остаюсь. 
Эдвард спокойно схватил ее за руку и повел к двери. Её до глубины души оскорбило такое обращение. Белла громко ругалась, но все равно оказалась в коридоре. Дверь закрыли, пришлось идти в класс. 
Каллен вернулся через пять минут, дождался звонка, пока все выйдут, и подошел к ней. 
- Хочешь позлорадствовать? 
Он устало вздохнул, конечно, теперь она всегда будет ждать от него только плохого. 
- Нет, только сказать, что ты в совете. 
Белла тоже встала, не желая быть настолько ниже него. Кай и Элис ждали в дверях. Вся ее злость куда-то ушла, Белла бездумно смотрела на Эдварда, во всем было виновато малое расстояние. Ее обещание быть сильной уплыло куда-то в сторону, как тут быть, когда он на нее так смотрит. Всего шаг - и можно будет обнять его, крепко-крепко, зарыться носом, вдохнуть запах. 
- Зачем ты это сделал? Это все равно ничего не меняет. 
Она напомнила скорее самой себе, чем ему. Эдвард покачнулся, становясь еще ближе, заставляя ее запрокидывать голову. Черные расширенные зрачки затягивали в себя. 
- А кто тебе сказал, что я это делаю ради тебя? 
*** 
На совете Белла тщательно готовилась и, как только Коуп закончила читать сводки по успеваемости, решительно поднялась. 
- Я, как заместитель президента, хочу вынести на обсуждение вопрос об отчислении Джаспера Уитлока. За неуспеваемость и плохую посещаемость. 
- Свон, что ты несешь? – разозлился Уитлок. – Ты сама постоянно прогуливаешь: то к бабке в Финикс сбегала, то вообще непонятно куда. 
В просторном зале, заполненном учителями и учениками, поднялся шум. Коуп готовилась умереть от возмущения и закатывала глаза, кто-то выкрикивал с места. Посреди этого бедлама Эдвард смотрел на Беллу, откинувшись на спинку кресла – она не бросала слов на ветер. 
«Я уничтожу твоего друга. А потом будет твоя очередь». 
Каллен бы очень хотел посмотреть на это. Как Белла это будет делать и сможет ли? Лично он вряд ли бы смог. Какого это – осознавать, что тот, кого ты любишь больше всего в жизни, ненавидит тебя? 
Эдвард усмехнулся, хотя на самом деле чувствовал другое, ему по-прежнему было сложно существовать. Он пытался справиться. Но никак не мог заставить себя поверить, что все кончилось, что его ошибке не будет прощения. Большее никогда нельзя будет просто подойти и обнять ее, сказать, что она для него весь мир. 
Джаспер обвинял ее во всех смертных грехах, Розали ему вторила. Белла стояла среди всего этого бедлама одна. Стойкая и упрямая. Она точно не сдастся. 
- Белла не виновата, она болела, ясно тебе, идиот! – вдруг закричала Ирина. Все на миг замолкли, с изумлением смотря на тихую примерную отличницу. Каллен тоже поразился: разве она не ревновала Беллу к нему? – Я хотела сказать: Белла пропускала занятия по уважительным причинам, и она хорошо учится, в отличие от Джаспера. 
- Заткнись, ботаничка! 
- Сам заткнись, - возмутилась Белла. Дверь тихонько приоткрылась, она не знала, что ее друзья подслушивают, готовые, если надо, войти. – Видите, он не уважает никого кроме себя, как он может защищать права учеников?! А ведь совет вроде для этого создан! 
- Я объявляю собрание закрытым, - Коуп стучала председательским молотком. – Это серьезное мероприятие, а ученические разборки. Мисс Свон, мистер Уитлок решайте свои проблемы сами. 
- Какие свои?! Уитлок пропускает школу, не учится, обижает младшеклассников! 
Но Амелия уже сбегала из зала, едва не выбив глаз подслушивавшей Элис. Остальные учителя выглядели смущенными и сбитыми с толку, историк хмурился. Остин подошел к ней, выражая одобрение. Ирина странно дернулась в ее сторону, но предпочла выйти со всем потоком, Эммет загораживал Джасперу дорогу к ней, а Эдвард обошел с другого конца стола. 
- Что же ты и меня не предложила отчислить? Я тоже прогуливал больше месяца. Или моя очередь еще не подошла? 
- Отвали, Каллен. 
- А может, потому что ты меня все еще любишь? 
Белла запаниковала, бежать было некуда: пришлось бы протиснуться мимо него, а она боялась прикосновений. 
- Уйди с дороги. 
Эдвард остался стоять, желая сначала получить ответ. Он знал его, но хотел заставить ее признать это еще раз. Вся ее раздутая игра в ненависть ничего не стоила. Он облажался по-полной, задел коротышку, снова причинил ей боль. Конечно же, она злилась. Но что это меняло? У него не получалось забыть Беллу, и Эдвард был намерен не дать этого и ей. 
Девушка вдруг перестала нервничать, вертеться и посмотрела на него. 
- И что дальше? Что ты будешь делать, Эдвард? 
Он успел подумать, что это риторический вопрос, наклоняясь к ее губам. Свон отвернулась в бок, затем с силой оттолкнула его. 
- Никогда так больше не делай. 
Она произносила слова по слогам. Эванс тут же прибежал ей на помощь, уводя Беллу от него. 
Как символично.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)