8 января 2016 Просмотров: 548 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 20. Часть 4

Глава 20. Часть 4. Лестница в небо
 
 
*** 
 
Черные линии летели в лицо, Джаспер раскрыл все окна, спеша к свободе. В колонках разрывались Led Zeppelin, он выпил последний глоток джина и швырнул бутылку в окно. Весенний ветер задувал в салон, его свист был ласковым, как убийца в шелковых перчатках. Скорость была большая, но не предельная, пока еще нет, это будет завершающим аккордом. 
Джас высунул голову в окно и повел так, оглушительно крича в лицо ветру. Он был веселым, злым и отчаянным, и этот потрясающий микс нашпиговал его кровь адреналином так плотно, что даже не мог пробиться алкоголь. Джаспер постоянно приносил неприятности всем, кто был рядом. Черта с два он пытался спасти Каллена, все было наоборот. Он переспал бы Розали, если бы Эммет не был так наивен и глуп, он – причина того, что его родители не могли освободиться друг от друга. 
Но хуже всего Элис. Вот кто страдал осознано и добровольно. Раньше. 
А теперь она отказалась, поэтому Джаспер добавит финальный аккорд, и это все кончится. Он и сам уже чертовски устал. 
Вот и точка икс – окраина города, возвышение с которого видно весь Форкс. Он улетит как птица. Уитлок достал телефон. 
«Будь счастлива. Прощай». 
Хотел написать, что любит, но зачем, если она и так знает? Не успело сообщение отправиться, а он завести машину, как его телефон начал разрываться. 
- Нет, Элис, так не честно, - пригрозил он пальцем, прикрывая один глаз. Телефон не смолкал, парень сидел, смотрел на него и представлял, что происходит сейчас с того конца провода. Наверно она сходит с ума. 
Вот и все, ее слова, ничего не стоят. Мелькнуло сообщение. Уитлок долго посмотрел на заходящее солнце, прикидывая, но потом сдался и открыл его. 
«Умоляю, поговори со мной. Ты мне должен!» 
- Пф, Элли, ну к кому ты обращаешься? Как будто я когда-то был честным или возвращал долги. Единственная, к кому я всегда возвращался, была ты! – Джаспер уже орал на разрывавшийся телефон. – Слышишь, малявка?! Ты так ни хера и не поняла! Это было испытанием! 
Уитлок чувствовал, что готов расплакаться, как малолетка, узнавшая, что мир вообще-то весьма не справедлив и, в общем-то, поганое местечко. Но ничего, сегодня он улетит в закат, найдет свою Лестницу в небо. Джас подмигнул магнитоле, а на самом деле Роберту Планту*. Сегодня он переиграет даже этого парня, его финальный аккорд будет лучше, чем у этой старой легенды. 
Джаспер посмотрел на раскачивающийся ключ в зажигании, брелок поблескивал на максимальной амплитуде. Они купили эту серебреную вещичку с его малышкой. 
«Малышка. Любимая, девочка моя…» 
Теперь можно уже сказать все, что так хочется. «Мой храбрый отважный котенок, прости, что я был и остаюсь таким ублюдком». Внезапно так безумно захотелось еще раз услышать ее голос, что Уитлок просто поднял трубку. 
- ДЖАСПЕР! 
Ее голос был испуганным, срывающимся, как неудачная кардиограмма. Пришлось сделать потише старых рокеров, чтобы в целости ловить звуки. 
- Где ты?! Скажи… Я уже в машине, я еду, только скажи, где ты… 
- Элис, знаешь, я должен был каждый день говорить, как люблю тебя. 
- НЕТ! Заткнись, Уитлок, не смей! Ты не сделаешь этого со мной… - она сорвалась, громко всхлипывая ему в трубку. – Чертов сукин сын, ты не имеешь права! Нет, не так, я не переживу… пожалуйста… 
- Не плачь, малышка. Моя маленькая, моя любимая, все будет хорошо. У тебя все будет хорошо. 
- Джас, - позвала она. – Я люблю тебя, я все наврала, никакого Кая. Я люблю только тебя, пожалуйста, просто скажи мне, где ты, ладно? Я сейчас же приеду… Если с тобой что-то произойдет, я просто не переживу, я люблю… Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! 
Джаспер сильно сдавил ладонью глаза, провел по лицу, и зажал рот, давясь готовыми вырваться рыданиями. 
- Не молчи, умоляю, мне страшно… Мне так страшно, Джас. Прошу не надо, я умру без тебя. Пожалуйста, я всю жизнь тебя ждала, любила… я просто не знаю, что мне делать без тебя. Лучше уж так, издевайся надо мной, но живи! Ты обязан… 
Она не выдержала и расплакалась сплошным потоком, не выговаривая слова. Он чувствовал, как сам плачет, горячие едкие слезы разъедали глаза. 
- Не молчи, - просипела малышка. – Я боюсь. Где ты? – Элис все ждала ответа, а он завел машину. – НЕ СМЕЙ МОЛЧАТЬ, ЧЕРТ ТЕБЯ ПОБЕРИ! 
- Южная трасса на выезде, я около обрыва… 
*** 
Элис летела с сумасшедшей скоростью, выжимая из своей спортивной машинки все, что могла. Потом, приехав на место, бежала к его машине еще быстрее, благодаря бога, что успела, а затем заметила, что его мустанг работает. Из трубы шел дым. 
«Если он посмеет сделать это на моих глазах, то клянусь, что последую за ним. Пусть это будет его грех».
Сердце билось в горле, ноги раскалывались от бега. Элис так дернула на себя ручку машины, что едва не выломала себе пальцы. Не веря, увидела его лицо, выпуская сизые клубы из салона. От переполняющей злобы и облегчения кружилась голова. 
Живой. 
Она размахнулась и изо всех сил ударила его по щеке - ладонь занемела от удара - а потом накинулась с поцелуями. Целуя, как сумасшедшая, его лицо, покрасневшую скулу, глаза, дергающимися руками приглаживая его золотые волосы и от нервов половину из них вырывая. Её челюсть так прыгала, что слова не вымолвить, дрожь сотрясала все тело. От мысли, что она могла его потерять, Элис снова заплакала, монотонно и тоскливо. 
- Д-д-джас… 
Он втянул ее к себе в машину, усадил на колени и начал успокаивать, как ребенка. 
- Тихо, Элли, я тут, прости меня. 
- Как т-ты мог… - язык еле двигался. – Я ненавижу тебя! 
Он закрыл ей рот поцелуем, чтобы не болтала. Они уже успели сказать друг другу больше чем нужно. Элис снова плакала, долго, никак не могла отойти от шока и стресса и успокоиться. Ее телефон завибрировал между ними, Джаспер посмотрел на дисплей – «Кай» - и отключил его. 
- Как ты мог? – повторно спросила Элис, а у него не было нужного ответа. 
- Я не знал, что еще мне делать. Мне охуенно это все надоело, я знаю только одно: я люблю тебя. 
- Как так можно любить? – грустно спросила она, всхлипывая все меньше. 
- Я не знаю, малыш. 
Он прижал ее голову к себе, чувствуя телом каждый ее всхлип. Элис изредка с силой целовала его, наверно каждый раз думая о том, чуть не потеряла его. Брендон сжалась маленьким комком на его коленях. Джас пошевелился и задел коленом магнитолу, та включилась. Уитлок усмехнулся, если бы мог – «Дьявол и его обличья». 
Но усмехаться он больше не мог, не мог быть злым, притворяться и даже быть самим собой. Только что Элис решила его судьбу: если бы она не пришла, он бы сделал это. А раз его смелая малышка здесь, то все будет по-другому. 
Джаспер слепо потянулся, заставляя ее распасться из клубка, вдыхая в себя запах ее губ, медленно целуя их. Элис… Это всегда так сладко. 
Из-за нервной встряски, она была не совсем адекватной, отвечала слишком страстно, порывисто. Приподнялась на его коленях, садясь устойчивей, Уитлок поддержал ее, вдевая руки в задние карманы джинсовой юбки. Почувствовав под ладонями ее упругую попку, он тут же возбудился. Это было невыносимым. 
Джаспер быстро вытащил руки из ее карманов, расстегнул молнию на курточке, оттянул свободный материал очередной замысловатой шифоновой блузки и провел по ее телу, наслаждаясь контактом с открытой кожей. Когда его пальцы сдвинули чашечки лифчика и с наслаждением сжали мягкую грудь, Элис попыталась оторваться. Верх ее скул покраснел. Он такое видел впервые, похоже, это крайняя степень смущения. 
- Джас… что ты делаешь? – хрипло спросила девчонка, пытаясь убрать его руки. 
- Чш-ш, я знаю, что ты еще ни разу это не делала, но не бойся. Я все сделаю аккуратно, - он приподнялся, целуя шею, дразня горячим дыханием. Элис, выпрямившись, застыла. Он водил руками по спине, переходя на поясницу, ниже, гладил ее бедра, каждый раз немного больше сдвигая ненужную джинсовую ткань. 
- Я так люблю тебя, малышка… 
Брендон вдруг как-то вся сдулась, потеряла свою несгибаемость и обняла его за плечи. Джаспер понял, что она сдавалась. Снова начинала ему верить. Элис остановилась, нежно заправила его волосы за уши, и обеими ладошками обхватила его лицо, так доверчиво, так трогательно вглядываясь в глаза, почти прислоняясь к нему лбом. 
- Я тоже тебя люблю, Джас. 
Веки сами закрылись, как же ему нравилось слышать это короткое обращение из ее губ. Не открывая глаз, он нащупал рычаг, и соседнее сидение откинулось, давая возможность пробраться на заднее. Там было просторней, и Джаспер сразу этим воспользовался. Ее ноги были по обеим сторонам от него, он гладил их, линию позвоночника, сбившиеся волосы, плечи, пытаясь охватить все и сразу. Элис скинула куртку, Уитлок выдернул тонкую кожаную полоску пояса из петелек юбки, потом потянул и ту вверх, пытаясь избавиться от преград между ними. Сначала ее ноги инстинктивно сжались, перекрывая ему доступ, но потом Элис расслабилась. 
Когда он дотронулся до нее, его пробила сладостная дрожь. Рассудок помутился, готовясь отдать контроль в другой орган. Пальцы осторожно попробовали, она еще не была готова. Джаспер трепетно целовал каждый сантиметр открывающейся кожи, снимая ее блузку. Элис стеснялась своего тела, и эта мысль показалась ему нелепой. 
- Элис, ты просто богиня, не закрывайся. У тебя потрясающее тело, я мечтал увидеть тебя обнаженной. Ты просто ослепительна, я люблю тебя всю, ты единственное, что держит меня на этой земле. Мой основной смысл для существования. Я люблю тебя так, что это постоянно причиняет мне боль… 
Она задыхалась от его слов, от его поцелуев, прикосновений. Пыталась что-то выговорить в ответ, но не могла, только прижималась крепче. Джаспер чувствовал потребность быть осторожным, он очень хотел сделать все правильно, хотя бы раз в жизни. 
Возбуждение мешало думать, но он пытался контролировать себя, чтобы не спешить, не причинить ей больше ни грамма боли. Его палец медленно вошел в нее, пытаясь подготовить, это было мучительно и горячо. Джас готов был кончить от одного этого ощущения. Элис с такой силой закусила губы, что он испугался, что она прокусит их, нежно дотянулся и поцеловал ее рот, заставляя выпустить нижнюю губу, затем втянул ее в себя, посасывая. Элис вжалась в него. 
- Ох, я не могу. 
«Можешь, малышка, мы даже не начали». 
Он немного выдвинул палец и потом двинулся глубже, девушка сдвинула ноги, напрягая мышцы. Джаспер зашипел - она задела его джинсы. Почувствовав, Элис затуманено посмотрела на свою руку, а потом расстегнула его молнию, расстегнула пуговицу. Он не шевелился, ожидая, что будет дальше. Её пальцы нерешительно легли поверх выпирающего черного материала. Такое ему было не по силам, Джаспер прекратил ее научные опыты, убирая ее руку, обхватывая ее лицо, целуя до потери пульса. Элис отвечала ему с не меньшей горячностью, пытаясь прижаться к нему крепче, ища в нем защиту. Ее юбка съехала на пояс, и теперь она, не замечая, ерзала на его коленях, и то, что между ними всего один слой гребанной ткани, совсем лишало его разума. Чтобы продолжить себя контролировать, Джаспер вынужден был сдавленно попросить ее не двигаться. Охнув, она застыла. 
- Я не знаю, что мне делать, ты же знаешь, что я ни разу… - Элис взволнованно прикрыла пылающие щеки. 
- Все хорошо, просто расслабься. Все будет хорошо. 
Она сделала, как он просил, только не могла унять дрожи. Джаспер снял мешавшийся лифчик и начал целовать ее грудь, шепча о том, насколько она совершенна и красива, что никому никогда не удастся с ней сравниться. Элис чувствовала, что теряет способность мыслить связано, она состояла из разобщенных кусочков импульсов, чувств и ощущений. Это было так прекрасно, что девушка даже не мечтала. Внизу живота скопилось тепло и мучительное ожидание. Пытаясь компенсировать недостаток желаемого, она неосознанно надавила на него. Джас оторвался от ее груди, заставив ее застонать от недовольства, и сдернул боксеры. Элис не видела его член, но почувствовала, как он упирается во внутреннюю часть бедра, а затем, расставив ноги шире, сместилась. Ощутив его около прямо около входа, девушка остановилась. Джаспер машинально двинулся, входя в нее, но стиснув зубы, притормозил, понимая, что ни в коем случае нельзя спешить. Уитлок нереальным усилием заставил себя сосредоточиться и думать об Элис, переплел их пальцы и попросил: 
- Сожми изо всех сил, когда будет больно. Это должно быстро пройти. 
- Да… 
Прежде чем двинуться дальше, он нашел ее глаза, те снова были темными и синими, рот слегка приоткрыт. Джаспер дождался, пока она посмотрит на него и выдохнул: 
- Я люблю тебя, Элис. 
И двинулся вперед, она сжала его руки, их пальцы вывернулись узлами. Уитлок почувствовал, что преграды больше нет, а еще огромное острое удовольствие. Это было неповторимое ощущение, находиться внутри нее. От одного сознания он готов был взорваться. Но вместо этого, Джас поймал ее губы и медленно начал выходить, потом еще один толчок. Элис не удержалась от всхлипа, ей было больно. Найдя пару соленых капель на ее щеке, он слизнул их. Скоро боль сменилась другими ощущениями. Она начала двигаться, их движения стали синхронно нарастать. Джаспер очень пытался не торопиться, отдать ей полагающуюся нежность. Они оба просто задыхались от переполняющей нежности и страсти. Это определенно было самое лучшее, что с ним происходило за всю жизнь. 
Вскоре он потерял голову и отдался сплошным инстинктам. Нежность окончательно уступила пожирающей страсти и до финиша они доходили, как спринтеры, сжигая всю нервную систему. У него ни разу не получалось переступить черту одновременно с девушкой, может, потому что Джаспер никогда не заботился ни о ком. Но это был не тот случай. И это было не описать словами. Еще ни разу ощущения не были такими сильными. Чувствуя, как ее тело тоже содрогается, Уитлок знал, что нашел теперь свою лестницу в небо. Это был его полет, гораздо лучше того, что он запланировал. 
Джаспер чувствовал, что тело еще дрожит, когда они уже просто лежали, пытаясь отдышаться и отойти. Вся кожа была повышенной температуры и чувствительности. Некоторое время они не разговаривали, только приходили в себя, редко касались друг друга и целовались. Потом Элис начала говорить быстро и сбивчиво, перескакивая с одной темы на другую, он смотрел в потолок своей машины и счастливо смеялся. Ноги затекли от неудобного положения, но Джаспер не шевелился, чтобы она так и продолжала лежать на его груди, щекоча короткими волосами кожу. Он лениво гладил ее грудь и пытался иногда отвечать. 
Следующие четыре часа принадлежали только им, и стали совершенно особенными. Были и слезы, и признания, и клятвы, и прощение. Они израсходовали тонны эмоций, словно отрабатывая все те года, которые упустили. Потом, когда за окном уже было абсолютно черно, а Элис практически заснула, Джаспер скосил на нее взгляд и в последний раз погладил по голове, мысленно повторив, как любит ее. 
- Элис… 
- Мм?.. – она уже почти спала. 
- Элис… 
- Что? 
- Ты не спросила про наше с Эдвардом пари. 
- Неважно, Джас, оставим это в прошлом. – Она пожертвовала ради него всем, чем могла, даже самым важным, что имела - своей драгоценной подругой, хоть сама так не считала. И не хотела об этом говорить, хотела продолжить быть счастливой. Не думая о том, что оставила ради него и кого. 
- Нет, важно. Дело в том, что мы оба в нем участвовали. Эдвард спорил на Беллу, а я на тебя, любимая. 
 
Когда я умру, заберу с собой 
часть белого порошка. 
В головоломке над головой 
не дрогнула их рука.
 
 
Роберт Плант* – вокалист группы Led Zeppelin  

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)