8 января 2016 Просмотров: 606 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 17

Глава 17. Смелость
 
Когда эти границы падут, 
Ты станешь той, кто наденет корону 
Muse - I Belong to You
 
 
*** 
Эдвард почувствовал, как адреналин шприцом впрыскивается в его кровь. Он вскочил и непонятно зачем встал перед диваном. Так Беллу не закрыть, не от ее разгневанного отца-шерифа. 
Чарли шарил рукой в поисках кобуры. 
- КАЛЛЕН! Да я тебя посажу! Моя дочь!!! 
- Пап, это не то, что ты подумал… - пискнула Белла из-за его спины. 
Сколько раз он говорил с ней на эту тему? Прекрасно – вот чего они добились таким образом. Жаль будет умирать в таком молодом возрасте. 
- Лучше молчи, Изабелла! 
- Мистер Свон, я могу все объяснить. 
То, что он секунду назад прилюдно совращал его дочь, невинную девочку, а теперь говорил так спокойно, вызывало у Чарли желание придушить его. Но толпа пьяных подростков была не лучшей компанией – слишком много свидетелей! Развернувшись на пятках, Чарли вылетел из комнаты. Белла и Эдвард переглянулись и пошли за ним. Похоже, до утра доживут не все. 
Ехать в машине было ужасно некомфортно. Белла сидела на переднем сидении рядом с отцом, Эдвард, как и полагается преступнику – на заднем, за решеткой. Машина остановилась около участка, и это очень встревожило девушку. Она еще ни разу не видела Чарли в таком гневе. Он провел их в свой кабинет, заметил, как близко они стоят, и рявкнул: 
- Отойди от моей дочери! - Эдвард благоразумно шагнул в сторону. 
- Чарли, давайте попробуем успокоиться и поговорить нормально. 
- Не смей фамильярничать, щенок. Изабелла, - он повернулся к ней. – Я запретил тебе приближаться к нему! Ты сказала, что не общаешься с ним. Ты никогда не врала, это он уже на тебя влияет! 
Конечно, не врала, за нее это делала Элис! Белла не знала, что говорить, руки тряслись мелкой дрожью и то, что она выпила бокал спиртного, не облегчало ситуацию. 
- Прости, пап… 
- Этого мало! Не могу поверить, что ты так вела себя прилюдно, и с кем? Он же не вылезает из моего участка! – Чарли раздраконил сам себя и снова дышал пламенем, жалея, что не взял двустволку. 
- Не вылезал, - твердо поправил его Эдвард, загораживая Беллу, мешая ей говорить. – Последнее время, вы обо мне не слышали, разве нет? 
- Это ни о чем не говорит. Теперь я буду следовать за тобой тенью, малейшая ошибка - и я посажу тебя, никакой отец не поможет! 
- Только попробуй, - сердито выкрикнула Белла, пытаясь оббежать Каллена, тот мешал. – Я не позволю тебе этого сделать. Ты не будешь его преследовать! 
- Еще как буду, и ты наказана. Ты под домашним арестом! 
- Нет, папа, это несправедливо! 
- А врать и водиться с малолетними преступниками - справедливо? Я не ожидал от тебя такого, Белла. 
- Я люблю его, - заорала она, упрямо отпихивая мешающую руку Каллена. 
- О господи, только этого не хватало. Он так запудрил тебе мозги? 
- Ничего он мне не пудрил… 
- Белла, не кричи, я сам поговорю с твоим отцом. 
- Сколько сознательности! Ты поплатишься, Каллен. 
- Я понимаю, почему Вы испытываете недоверие ко мне, и оно заслуженно. Но я люблю Беллу и, при всем уважении, «не оставлю ее в покое». У меня было много проблем с законом, и Карлайл, правда, вытаскивал меня, но я изменился, и это ее заслуга. За эти три месяца все стало по-другому. Дайте шанс, и я докажу это. 
Белла слушала его со стороны и его рассуждения показались ей очень зрелыми и основательными, однако Чарли услышал только одно: 
- Три месяца?!?! – Его лицо снова побагровело. Он начал что-то подсчитывать, и у Беллы появилось плохое предчувствие. – С нового года?! Прямо тогда, когда ты внезапно исчезла? А потом вы с Элис якобы ездили кататься на ЛЫЖАХ?! Изабелла, ты наказана до конца своих дней! 
*** 
Чарли не шутил. Самое ужасное, что он запер Эдварда в камере, а ее повез домой и приказал не выходить из своей комнаты. Она нарушила этот приказ и прокралась на лестницу, а там, сжавшись в комок, подслушивала, как Чарли разыскивает Элис. Она дала очень плохие рекомендации подруге. Кажется, Чарли подозревал её в отношении Уитлока. Эмили уже спала и сообщила, что комната дочери пуста. Тогда шериф собрался обратно в дом Хейлов, но решил на всякий случай позвонить Вольтури. Кай ничему не удивился, сказал, что с Элис с ним, и они скоро будут. Это слегка успокоило Чарли, он громко позвал ее, наверно, что бы еще немного поорать. 
- Как ты могла?! Я замечал признаки, но Рене сказала мне, что твой ухажер – Кай, и я был спокоен. Но Каллен?! Из всех возможных кандидатур ты выбрала худшую. 
- Вовсе нет, Эдвард – замечательный, - отрезала Белла, сама поражаясь своей смелости. 
- Вождение в нетрезвом виде, запрещенные ставки, разбой и вред частной собственности, мне продолжать? – ехидно спросил Чарли. 
Он продолжил расписывать грехи Каллена еще десять минут, а потом дверь открылась, и, как ни в чем не бывало, вошел Кай, за ним, опасливо оглядываясь, семенила Элис. 
- Привет всем, что за третья мировая? 
- Не притворяйся, ты была с ней заодно. Вы друг друга стоите! 
- Чарли, о чем ты? 
- Ну-ка, Элис, расскажи мне еще раз сказку как вы ездили кататься на лыжах! Ты прекрасно знала, что Белла спуталась с Калленом, и я боюсь предположить что-то о тебе. Я видел, как ты стояла с Уитлоком около автобуса, может, ты тоже решила преподнести мне сюрприз?! 
Элис смешалась, вот так врать прямо в глаза ей было неуютно, а если он потом узнает? Чарли был ей как отец, и стыдно было предавать его доверие. Она виновато повесила голову и уже хотела покаяться, но Вольтури заговорил раньше: 
- Элис встречается со мной. 
Чарли не заметил, как отпали у них с Брендон челюсти. Он сверлил взглядом парня, тот старался выглядеть внушающим доверие, хоть на самом деле до сих пор побаивался шерифа. Эта дуэль продолжалась не меньше минуты, затем Чарли сдался и устало произнес: 
- Ну, хоть что-то! У Рене ветер свищет в голове, она сказала, что ты - жених Беллы. Спасибо, хоть Элис под надежным присмотром. – Тут Свон опомнился и наставил на парня указательный палец: - Но я все равно за тобой приглядываю, учти! 
- Спасибо за оказанное доверие, - с серьезной миной произнес Кай, шериф подозрительно уставился на него, но не заметил подвоха. Его и не было. 
- Ладно, уж. Проводи Элис домой. И учтите вы оба – Белла наказана, теперь школа и сразу домой, никаких гулянок! 
- Но, папа… 
- Хватит, я наслушался лжи. 
Элис колебалась, но Кай твердо отконвоировал ее к выходу. Белла повернулась к отцу. 
- Пап, ты ничего не сможешь сделать, я люблю Эдварда и не откажусь от него. Тебе придется смириться, мы – вместе. 
- Нет, это тебе придется смириться! Вы – не вместе. И не будете. Белла, его отец – политик, погрязший в нечестных сделках и криминалитете. И сын пошел в него: нарушает закон и кичится этим. Так что даже не думай… 
- Буду! Я не откажусь от него. Я скрывала наши отношения, так как боялась именно такой реакции. Мне стыдно за вранье, и я извиняюсь за это. Но нас ты не разлучишь. Все, поговорим завтра! 
Она развернулась и убежала в свою комнату. Это был полный провал. 
 
*** 
Элис шла, не оборачиваясь, в голове роилось множество мыслей. Зачем Кай так сказал? Конечно, чтобы заступиться за нее. Но значило ли это, что ему хоть чуть-чуть хотелось, чтобы это было правдой? Элис вдруг поразилась, как ей самой бы этого хотелось. Это чувство на миг заслонило собой всё. А потом прошло. Потому что она вспомнила о разозленном Джаспере, оставленном в доме, переполненном мечтающими о нем девицами. Только бы он не натворил глупостей! 
Когда Элис увидела отвратительную сцену на балконе, ей показалось, что ее ударили изо всех. Она была уверена, что никогда его не простит. Но без него стало так больно и пусто, что когда Джаспер начал молить о прощении, Элис поверила. Он обещал, что это никогда больше не повторится, а она сидела и слушала с тяжелым сердцем. А потом из ниоткуда появился Вольтури. Пришел за ней. 
Конечно, Джаспер рассердился. И то, что она поехала с ним оправдываться перед Чарли, разозлило его еще больше. Завтра ей снова не избежать сцен. 
Брендон глубоко вздохнула. Они остановились около пикапа. 
- Извини, что так сказал, я думал, так будет лучше. 
- Не надо извиняться, я, наоборот, должна тебя поблагодарить. Если бы Чарли узнал правду… 
- Ну да, что ты встречаешься с Уитлоком. 
Кай смотрел себе под ноги. А ей вдруг так надоели эти полутона, недоговорки и необходимость додумывать. 
- Тебе это не нравится? 
- А должно? 
- Я хочу знать почему! 
- Элис, он ублюдок, я никогда не скрывал, что так думаю о нем. Он снова и снова мучает тебя, а ты почему-то веришь и каждый раз прощаешь. Хотя почему «почему-то»? – его усмешка была горькой и колючей. – Я не идиот, все прекрасно понимаю. 
- Это отлично, потому что я уже ничего не понимаю! – Все мысли и желания стянулись в один комок, норовя ее задушить. Надежды, разочарования, усталость, ее непонятный минутный всплеск при мысли о друге - всё сплелось и пульсировало в горле. – Знаешь что? Не смей меня больше спасать, понял?! Мне это ненужно! 
Элис побежала к своему жучку. Нельзя, нельзя так с Каем, это подло, несправедливо, он не заслуживает такого! Ее желание глупое и неосуществимое. Если бы она действительно могла, то отдала бы ему всю себя целиком. Не половинками или четвертинками - нельзя так с ним. Он слишком хороший, чтобы им играть. А еще ее мучило то, что она, похоже, любит сразу двоих. 
 
*** 
Утро принесло относительный покой. Мама наказала ее за поздний приезд. Теперь ей тоже грозил домашний арест. Значит, Джаспер не потащит ее сегодня в очередной прокуренный клуб, где он сможет поиграть на сцене. Элис не нравились все эти места. Но Джас говорил, что там есть атмосфера. 
Ее волосы воняли сигаретами, голова болела от шумной музыки неумелых рокеров, но Элис молчала. Джаспер был рядом, прижимал ее к себе, дарил восхитительный дурман своим присутствием. Она могла в любой момент почувствовать его, поцеловать, и это делало ее безумно счастливой, готовой стерпеть все. Странно, как ее золотоволосый принц из детства нашел путь в такие места, и как ему это могло понравиться. Элис молчала и наслаждалась своим мазохистским счастьем. 
Он не встретил ее перед школой. 
Брендон молча опустила лицо - плечи рефлекторно ссутулились - и пошла внутрь. И сама не заметила, как налетела на человека. Ух ты, вот это сюрприз, она превращается в Беллу. Секундная улыбка растаяла при виде Розали. 
- Хейл, я задумалась, но ты-то видела куда идешь, или у тебя как у трамвая – рельсы? 
- Что? – Блондинка презрительно сморщилась, ничего не понимая. Эл стукнула себя по лбу – правда, что она несет? Роуз в жизни не ездила в трамвае, хорошо хоть если слышала про такой. 
- Ничего, проехали. Ты Беллу и остальных не видела? 
- Остальных – это Джаса? Я слышала вчера о нем и Никки Бергман. Скажи, какого это - застукать своего парня с членом во рту другой? 
- Другой? Я в отличие от тебя не фанат таких видов спорта, - Элис несла какую-то чушь и понимала это, ей было больно, а говорить что-то надо. Тем более так можно потеряться, раствориться в словах. – Ты сама-то постоянно попадаешь в такие ситуации, правда, в роли Бергман, так? Жаль Эма, он на самом деле хороший парень. 
- А Джаспер с тобой только, чтобы позабавиться, да и кому ты вообще нужна? Даже Белла сказала мне, что ты снова его простила и скоро прибежишь к ней со своими слезами. Она дружит с тобой из жалости и общего прошлого. 
Розали ждала, что Элис расплачется, считала, что убила ее наповал. Вместо этого коротышка широко улыбнулась, почти хищно, показывая все «тридцать два». 
- Так и сказала? О-хо-хо. Слушай, Розали, а ты это всю ночь придумывала? – Хейл перекосило. – Ты что думала, я поверю? Из нас двоих жалка ты. Я знаю, что Белла так не говорила и не скажет. Так что знаешь что, «милая»? Иди в жопу. 
Элис с чувством развернулась и, не глядя, пошла вперед. Ну, конечно, Розали все никак не уймется, уж больно хочет занять ее место, вот и врет и выдумывает всякую чушь. Возможно, Белла действительно злится на нее и переживает, но никогда бы не сказала такого, особенно этой кукле. Она скажет ей в лицо, а после покричит и потопает ногами. Элис внезапно быстро болезненно улыбнулась, и тут едва опять не врубилась в человека. Новичок успел увернуться. 
- Извини, я тебя не заметил. Ты быстро шла. 
- Неважно, - буркнула она и хотела пройти дальше. 
- Стой, ты вроде Элис, подруга Беллы, верно? 
- Да! А ты новичок, который пытался примазаться к элите и «прошелся» по ботаникам. 
Джеймс растеряно потер шею, смущенно смотря на нее. 
- Ну, все было не совсем так. Я повел себя глупо. Но знаешь, быть новичком не сильно весело. – Элис хотела пойти дальше, но парень затормозил ее: - Стой, не спеши, может, выпьем чашечку чая? 
- Я чай не люблю. 
- А кофе? – быстро вставил он, Элис поразилась ему. 
- Слушай, ты ко мне клеишься? Ты в курсе, что у меня есть парень? 
- Если ты про Уитлока, то тебе лучше не ходить в холл второго этажа и все же согласиться на кофе. 
Сердце екнуло – ну что еще? Неужели Джаспер уже начал мстить ей за вчерашний уход? Она не хотела знать этого, зачем только заговорила с этим новичком? Весь ее гнев сконцентрировался на нем. 
- Знаешь что? – легко спросила Элис. Парень с надеждой улыбнулся. – Иди на х*й! И не подходи ко мне больше. 
Сегодня определенно день посылов, Розали в жопу, Сатклиффа еще дальше, у нее стремительно портится характер, хоть и до этого был не сахар. Печально. Брендон взлетела по ступенькам и вскоре увидела то, чего опасалась: фигуристая брюнетка сидела на коленях Джаспера, ее форменная юбка очень высоко задралась. Чеканя шаги, она приблизилась и с силой толкнула эту идиотку в спину, сталкивая ее на пол.
- Ты сумасшедшая?! – взвизгнула ее бывшая соседка по биологии, кажется, Моника Рестлер. 
- Да, а ты еще про это не слышала? Пошла в… - «Тихо, Эл. В этот раз надо куда-нибудь поближе», - …консерваторию! И поскорее! 
Моника поднялась с пола, обижено взглянула на Уитлока, который даже не пытался ее удержать от падения, затем уничижительно - на нее, и ушла. 
- Чего улыбаешься, думаешь, я стану это терпеть? 
- Брось, это было забавно. Обожаю, когда цыпочки дерутся. Вам бы только грязь и бикини. 
Элис захотелось его ударить. Конечно, он сделал это специально. Он вообще часто так делал, словно получал кайф от садизма. 
- Окей, может, мне тогда тоже пойти с кем-нибудь позажиматься? 
- А тебе вчера с Вольтури не хватило? 
- О боже, снова ты об этом?! Кай – мой друг! Ты понимаешь, что такое друг?! Хватит уже ревновать к нему, он спас меня, прикрыл перед Чарли. Не будь смешным. 
- А мне вчера было не очень смешно! Я хочу, чтобы ты не приближалась к нему. 
- Джаспер, не честно такое просить, он мой лучший друг, я не могу его обидеть. 
- Скажи уж лучше себя – ты сама без него не можешь, вечно тянешься к нему. Он что - гребанный магнит? Меня бесят ваши улыбки, бесит, когда он трогает тебя! Ты же вроде как любишь меня? Так брось его на хрен! 
- Бросить можно парня, а не друга. А он не мой парень. 
Джасперу почудилась угроза в этих словах, он замолчал. Элис даже не представляла, что происходило у него внутри, какие мысли гуляли, насколько разрушительные чувства. Уитлок никак их не показал, вместо этого дернул ее за руку, выворачивая ее запястье. Секунда - и она уже занимает место исчезнувшей Моники. 
- Да, но пока ты со мной, а не с ним. И я скорее убью его, чем дам снова тебя отобрать. 
 
*** 
В пустом классе, подальше от чужих глаз находилось двое. Они очень старались, чтобы их не увидели вместе. 
- Ничего не получается, это тупик. 
- Я знаю. Ты слышал: Брендон даже не расстроилась, не поверила ни на секунду! Меня бесит, что она не сомневается в свое подружке. Я хочу, чтобы они поссорились, ненавидели друг друга. Чтобы она осталась совсем одна! 
- Мне тоже не нравится Свон, но ее все любят. Просто культ святой Беллы какой-то. Чтобы мы не пробовали, ничего не получается. Они не поссорились ни с Калленом, ни с Брендон. 
- Ничего, это не конец, я что-нибудь придумаю. Эти твои идиоты по-прежнему согласны играть в заговорщиков? 
- Да, еще как. Особенно рвется в бой Остин. Идея позвонить шерифу и пожаловаться на шумную вечеринку принадлежала ему. 
- Но осуществлена мной! 
- Конечно-конечно, никто не оспаривает твою роль. 
- Ладно, я предлагаю зайти со стороны Свон. Я точно знаю, что она с ума сходит из-за Элис, тревожится бедняжка… А еще злится! Надо подставить Элис, чтобы она злилась на нее еще больше, чтобы они рассорились в пух и прах. 
- Отлично, можно сделать как осенью: распространим листовки и напишем, что это Брендон вызвала копов, которые разогнали вечеринку года! 
- А ты, оказывается, совсем не глуп. А никто даже не догадывается об этом. 
- Спасибо, так проще жить. 
 
*** 
Эдвард смял листовку в руках и посмотрел на Эммета, Джаспера и Розали. 
- Как думаете, это может быть правдой? 
Сейчас такие листы, наверное, были у каждого в школе. Белла была на уроке искусства, а он прогуливал урок, решив собрать «старый» круг и обсудить это. В листовке была фотография Элис с Чарли, и автор утверждал, что полицейских на вечеринку вызвала Брендон. Многие видели ее расстроено выбегающей из дома в тот вечер. Эдвард смутно верил в это, но ночь в участке давала о себе знать. Он был зол и полон решимости найти виновника, создавшего ему такие проблемы. Чарли посадил дочь под домашний арест, а это очень не устраивало его! 
- Я думаю, может, - тут же встряла Хейл. 
- Розали, мне нужно БЕСПРИСТРАСТНОЕ мнение, - подчеркнул Каллен и покосился на Джаспера. – И, похоже, ответить мне сможет только Эм. 
- Я не знаю, мне кажется, нет. Элис бывает вредной, но она честная. Она бы не стала стучать. 
- Мы в тот вечер очень поссорились, - пробормотал Джаспер, чувствуя часть вины. Он избегал смотреть на Каллена. – Стойте! Я знаю, кто это мог сделать – Вольтури! Мы же его не пригласили на вечеринку, вот он и отомстил. 
- Джас, я приглашал его, - отмахнулся Эдвард. – Он просто не пошел, охота ему смотреть, как ты зажимаешься с Брендон. Но я думаю, что это все же не она. Давайте так: Розали, ты уводишь Беллу сразу после урока, чтобы она не увидела, а я поговорю с Элис. 
- Ну, конечно! То есть мы все будем сломя голову носиться, чтобы твоя принцесса не расстроилась? А ты поговоришь с Элис? Она как бы тоже не умрет от радости при виде этого! - Джас ударил по листу в его руке. – Это я поговорю с Элис! И даже если это она, бывало и хуже. Никто из вас не будет на нее орать, это ясно?! 
Эдвард хотел спорить с планом, но понимал, что в таком состоянии Уитлок и слушать его не станет. Они вышли из машины, чтобы успеть до звонка. Розали зачем-то отвела в сторону Джаспера, их не было всего пару минут, но обратно они вернулись оба подавленные, а Джас еще злей прежнего. Эдвард осторожно спросил, в чем дело, но друг, не заморачиваясь, послал его. 
Оказалось, что «добрая» Оливия отпустила учеников раньше. Они в ускоренном темпе пошли в столовую. Элис, Белла и Кай сидели за своим старым столом - все трое были напряжены. Они не могли не заметить окружающую обстановку, на них смотрели враждебно. Эдвард не один провел ночь в камере - пару учеников застукали с запрещенными препаратами. Чарли зверствовал. 
Они подошли к столу одновременно с делегацией недовольных учеников с Тайлером Кроули во главе, тот отдал лист Элис. 
- О, черт, снова?! – застонала Белла. – Почему мы всегда все узнаем последними? Что на этот раз: снова вы с Каем предали меня? Или в этот раз Эммет вышел тайно за Эдварда в Лас-Вегасе, а я, бедная-несчастная, не знаю? 
Свон выхватила у коротышки лист, и они с Каем быстро его прочли. Девушка растеряно посмотрела на Элис круглыми глазами. Каллен спросил: 
- Я хочу спросить: это ты создала нам столько проблем? Ты прекрасно знаешь, что шериф теперь не хило усложнит мне жизнь. 
- Эдвард! 
- Подожди, Белла, пусть просто ответит, и все будет хорошо. 
Элис вдруг растерялась и обвела всех взглядом. Кроули напомнил, что провел сегодняшнюю ночь в участке, и родители готовы его убить. 
- Но я не стучала ни на кого, - удивилась Элис, не понимая, почему именно ее обвиняют в этом. Она встала со стула, чтобы быть выше, и посмотрела на Джаспера. Так хотелось, чтобы он подошел и защитил ее. Уитлок отодвинул Эммета и приблизился к ней, по ходу отмечая, как дернулось лицо Кая. 
- Милая, почему ты не хочешь сказать им всем правду? Ты застукала меня с Моникой, расстроилась и позвонила отцу Свон. 
- Но, Джаспер, такого же не было, ты знаешь, - она с непониманием смотрела на него. – Зачем ты так говоришь? 
- Хватит врать, Элис! Это ты всех сдала, из-за тебя все проблемы, и знаешь что? Я не намерен встречаться с девчонкой, подставившей полшколы! – под конец он уже кричал, а белая как простыня Элис просто окаменела от шока. 
Послышался звук упавшего стула – Кай стоял, сжимая кулаки и с ненавистью смотря на Уитлока. 
- Закрой рот. 
По толпе пронесся недовольный рокот, все смотрели на Элис с неодобрением. А она казалась еще меньше. 
- Подставила даже лучшую подругу… 
- Я своими ушами слышала, как она звонила шерифу, - подлила масла в огонь Джессика Стэнли. 
Элис уже еле сдерживалась. Она со слезами на глазах повернулась к Белле, которую, утешая, обнимал Эдвард. Ее загнали в угол, накинулись, даже любимый человек предал. Осталась одна надежда, что Белла им не поверит. 
- Ой, хватит врать, Стэнли! Все знают, что ты врушка и сплетница. Конечно, Элис ни на кого не ябедничала. Свон повернулась к Уитлоку, прожигая его взглядом. – А кто говорит иначе, полный урод! 
- Что, будешь защищать эту маленькую лгунью даже сейчас? 
Белла вдруг улыбнулась – она готова получить любое наказание от Коуп - сжала кулак и шагнула к Джасперу. Но Кай ее опередил. Началась сумятица, в которой Белла оторвала от себя руки Каллена и сквозь всех пробивалась к единственной цели: желтой кофте Брендон. Ухватив ее за воротник, она потянула на себя. 
Прилетела, как пожарный расчет, Коуп, увела Кая и Джаспера к себе в кабинет, хотела и Элис, но та была не в состоянии – стояла, как статуя, и не слышала, что ей говорят. Белла повела ее в медпункт. Когда они проходили мимо одноклассников, кто-то назвал Эл стукачкой. Это было жутко обидно и несправедливо. 
В медпункт неожиданно пришла Оливия и кинулась обследовать Элис, словно профессиональный врач. Белла реагировала враждебно, поэтому та попросила ее выйти. 
- Ага, держите карман шире! 
- Изабелла, я все же учитель, не забывай это. Пойди к миссис Коуп и попроси у нее наказание, - отчеканила всегда милая Оливия. 
- Я скоро вернусь, Эл. 
Она пнула дверь ногой и пошла к Коуп. 
 
*** 
- Надо поговорить! 
Эдвард ждал, пока Джаспер и Белла выйдут от Коуп, и вздрогнул, не заметив приближения Вольтури. Тот был очень не в настроении, показалось даже, что он планирует побить и его. 
- Слушай, я ни при чем в истории с Элис, для меня самого стало шоком выходка Джаса. Я вообще не понимаю, что происходит. Вы так хотели, чтобы элита пропала, но при элите такого не было! Я замучался уже думать и не понимаю, кто все это творит… 
- Я как раз об этом. 
- Ты догадываешься, кто строит мне козни? 
- Очнись, Эдвард, земля крутится не только вокруг тебя. Это все задумано против Беллы. 
- ЧТО? Против Беллы?! Да ты шутишь, ее же все обожают! 
- Видимо, не все. Сначала пытались поссорить вас, потом ее с Элис. Вот, смотри, что я вытащил сегодня утром у Эл из рюкзака. – Каллен поднял брови, не беря свернутый лист. – Что ты так смотришь? У нее рюкзак был расстегнут, я подумал, что у нее вытащили кошелек, начал закрывать и заметил это. 
Эдвард развернул лист. В записке было сказано, что Изабелла весело проводит время, поливая грязью свою подружку, а дружит с ней только из жалости. 
- Фу, писал кто-то не очень умный, и кто плохо знает Беллу. 
- И Элис. Но факт остается фактом: кто-то очень старается перессорить Герду со всеми, оставить одну. Может, какая-нибудь твоя бывшая подружка? 
- Нет, я пробовал встречаться только с Денали. А она монашка, неспособная на это. Но, кажется, ты прав, кто-то пытается навредить Белле. 
Эта мысли разозлила его. В то время как нужна была, наоборот, холодная голова, чтобы найти ублюдка. 
- Что думаешь на счет своего друга? Все началось с его приездом. Он не любит Герду, ревнует тебя к ней, считает, что тебе лучше без нее, ведь так? И эта его выходка – публично бросить Элис, может, все ради этого? 
Эдвард закусил губу – если это Джас, он его придушит за такие шутки. Но ведь трусы появились как раз за минуту до того, как появился Уитлок. 
- Нет, вряд ли это он, - уверенности в голосе не было. – Ты не объективен, ты не перевариваешь Джаса. 
- Ладно, я вполне объективен, следующий у меня по списку Эванс. Ты знаешь, что теперь он редактор школьной газеты? И типография под его контролем. 
- Точно - листовки! - Эдвард с облегчением ухватился за этот вариант. – Пойдем в пресс-центр, поговорим с ним! 
- Ну да, все что угодно, лишь бы не думать на Уитлока. 
Они шли молча. Кай был напряжен и мрачен, и все же не удержался: спросил, знает ли он, как там Элис? Но Эдварду нечего было ответить, его самого тревожила эта мысль. 
В пресс-центре было темно и пусто, после коротких поисков они нашли любопытную вещь: на магнитной доске маркером было написано «Анти-элита». А ниже: «Председатель: Тайлер Кроули. Члены: Джессика Стэнли, Ирина Денали, Остин Эванс, Лорен Мэллори(?), новичок(?). Цель: новый король». 
Они переглянулись, и Эдвард едва не захохотал – и это все? Вот и вся разгадка непонятной чертовщины, которая попортила ему столько крови – тупица Кроули и кучка неудачников-завистников?! Это было просто смешно, как он не догадался раньше? Забитые лузеры создали ему столько проблем! 
- Ну, просто супер! – Кай был в аналогичном состоянии. – А я еще подумал: что это Кроули так смело сегодня выпрыгнул вперед? 
- Теперь им крышка. У меня просьба: не говори Белле. Сначала я их всех прибью, а потом скажу. 
- Ну не знаю, если она спросит, я не хочу врать. 
- И правильно, - звонко произнесла Белла за их спинами. – А тебе должно быть стыдно, Эдвард! Нечего от меня скрывать – я сама их всех по одному прибью! 
Белла напоминала чертовски злого хомяка. 
 
Прежде чем идти «прибивать», они устроили мини-собрание, не было только Элис и Джаспера. 
Они старательно обходили эту тему, сосредоточившись на появлении анти-элиты. Розали была в шоке от самого факта, ей элита казалась непогрешимым явлением. Эммет просто рвался в бой, стремясь поскорее наказать виноватых. Белла в этот раз полностью поддерживала его. 
- Таким образом, эта кучка неудачников пытались занять наше место. Но сосредоточились почему-то на Белле, - Эдвард остановился. – Сначала пытались поссорить нас, потом их с Элис. 
- Неважно, что они пытались навредить мне… 
- Важно, Белла! И помолчи лучше, прошу тебя! – Каллена всегда злило ее наплевательское отношение к себе. 
- Слушайте, - нервно начала Хейл. – Раз такое дело, я лучше признаюсь: сегодня утром я наговорила Элис гадостей. Это просто совпадение, но я хочу, чтоб вы знали. И я сейчас очень жалею, Джаспер поступил плохо, даже мне это показалось слишком. Я поговорю с Элис, если только она захочет меня слушать… 
Белла потянулась через стол и взяла Розали за руку, наконец, та очнулась и начала вести себя по-человечески. Доброе утро! А потом лицо Беллы вытянулось - прямо к ним шел Остин Эванс. Эммет схватил его за грудки. 
- Ага, сам пришел? Ты-то нам и нужен. 
- Стойте, я хочу рассказать вам кое-что. Я от них ушел, листовки – это уже перебор, Элис не заслужила такого. Это сделала Стэнли и Кроули. А еще они организовали кружок «анти-элиты». 
- Вот это мы как раз хорошо знаем, - обрадовал его Эдвард. – А теперь пойдем, поговорим. Белла, останься, пожалуйста, здесь. 
 
*** 
«Ага, сейчас прям», - думала про себя Свон, следуя за своими высокими друзьями. Она старалась максимально выпрямиться, чтобы не выглядеть ребенком среди взрослых. Легко Розали! 
Белла понимала, что идет не д/з по математике обсуждать. Ей всегда претили старые методы Каллена, но не в этот раз! Когда-нибудь она обязательно доберется и до Уитлока. Её сердце испепеляла отчаянная жажда расплаты, никто не останется безнаказанным за ту ужасную сцену в столовой. 
Однако Белла явно переценила себя, после первого же удара ей стало плохо. Избиение человека вызывало огромный внутренний протест, жестокость отвращала и казалась противоестественной. Хуже всего то, что Остин смотрел только на нее. 
- Не смотри на нее, отвернулся! – Эдвард тоже это заметил и разозлился еще больше. – Она тебе не поможет, революционер хренов. 
- А помнишь, ты тоже хотела свергнуть элиту, Белла? 
- Но не для того, чтобы занять их место! Мне не нравилось то, что они обижали других. 
- Ага, а теперь ты одна из них, ты – элита. 
- Заткнись! – Эдвард еще раз ударил Остина. 
- Стой, не надо, он же сам пришел к нам! 
- Блин, так я и знал. Белла, я повторяю: тебе лучше уйти. 
- Нет! 
- Да, собственно говоря! Как будто ты могла послушаться. 
- Подожди, Эдвард, пусть он сначала все расскажет. 
- А если не расскажет, ему же хуже… - Эм потер кулаки. 
Остин не стал запираться: идея создания «анти-элиты» принадлежала Кроули. Он затаил злобу с осеннего бала и не распрощался со своими тщеславными мечтами, а Свон, так просто ненавидел. Сам Остин согласился, но только для того, чтобы «спасти Беллу от Каллена». Он храбро подтвердил, что помогал Джессике со всей ерундой типа записок и подарков от поклонниц. Они собирались в пресс-центре и часами придумывали планы. Ирина пришла по приглашению Тайлера и вроде была с ними, но ничего не делала, просто сидела - не желала строить подлости, но и не уходила. Так же Тайлер обещал «завербовать» Джеймса Сатклиффа и Лорен Мэллори, обоих он уже активно обрабатывал. 
Белле вдруг стало очень грустно, она без слов подошла к Эдварду и беззащитно взяла его руку. За что они ее ненавидят? Что плохого она им сделала? Они ведь хотели ей навредить, лишить любимых людей, слава богу, что все обошлось. 
Каллен посмотрел на нее бегло, потом задержался повторно. Выражение его лица смягчилось. 
- Ладно, Остин, сегодня тебе повезло. Но завтра точно не твой день. Ты можешь забрать документы и перевестись в другую школу, это было бы благоразумно. – Он не мог бить его при Белле. 
Каллен развернул девушку и подтолкнул вперед, остальные тоже повернулись. Эванс успел даже вздохнуть от облегчения, но тут Кай, шедший последним, развернулся и выбросил руку вперед. Эванс получил сокрушительный удар в скулу, отлетел, стукнулся об стену и, похоже, отключился. Белла невольно вскрикнула, но насильно зажала себе рот. 
- Завтра определенно слишком не скоро для меня. 
Кай не мог успокоиться. Он ждал, пока Остин встанет, чтобы продолжить. Но тот или притворялся, или, правда, был без сознания. Кай с разочарованием понял, что надежды нет, и пошел вперед. 
- Но он же без сознания! Мы не можем его бросить тут. 
- Правда? – удивился Вольтури. – А вот он смог подставить мелкую девчонку так, что ее теперь будет гнобить вся школа. Поверь моему опыту, это поганое чувство, особенно для таких маленьких и… неважно. 
Белла медленно пошла за ним. Кем она становится? Правильно ли поступает? 
*** 
Следующая неделя тянулась бесконечность. Чарли не хотел снимать с Беллы домашний арест, они постоянно спорили из-за этого. Но были люди, кому эта неделя далась еще тяжелей. Все входившие в состав «анти-элиты» превратились в кучку отверженных, притесняемую всей школой. На волне всеобщего обожания Эдварда осложнить жизнь провинившимся было легче легкого. Тем более Беллу любили не меньше, за ее готовность всем помочь, доброту и забавную манеру оговариваться с некоторыми учителями.
В то время как их пара и изнутри и снаружи была на гребне волны, Элис и Джаспер были их противоположностью. Теперь Уитлок ходил в школу только для того, чтобы портить коротышке жизнь. Границ не было, и Элис не понимала, откуда столько ненависти, чем она заслужила? Потом Розали подошла к ней извиниться и покаялась полностью: это она рассказала Джасперу, что для Чарли они с Каем якобы встречаются. Хейл не извращала факты и не врала, сообщив, что это уловка, но Уитлок сделал свои выводы. Розали просила прощения, она и представить себе не могла, во что это выльется. Но Элис не простила. Что ей от слов, они ничего не изменят. Не вернут Джаспера, не заставят кошмар прекратиться. Ненависть Джаспера испепеляла ее. 
Он настолько боялся предательства Элис, что как только появился малейший намек, сразу поверил в него. А теперь ничего не желал слышать, снова проигрывая своим страхам. Они погребали его с головой и искажали действительность. Эдвард пытался с ним говорить, но бросил эту безнадежную идею – Джаспер опять слетел с катушек, а это было зрелищем не для слабонервных. 
Кай всегда был неподалеку, чтобы успеть защитить коротышку. Элис не жаловалась, но постоянно была подавленной и расстроенной, скрывая это наносной бравадой. Они оба делали вид, что им плевать на разрыв и в глубине души страдали. К среде дошло до того, что Кай и Элис были вынуждены пересесть за отдельный стол в столовой. 
Белла никогда не сказала вслух, но ей казалось, что всё к лучшему. Это действительно было кошмаром, и у нее сердце болело каждую ночь, когда она просыпалась и слышала, как плачет Элис. Но рано или поздно оно бы так и закончилось. Со временем Эл оправится и у них с Каем появится второй шанс. Ведь до приезда Джаспера, у них почти все получилось, еще бы чуть-чуть… 
С ним вообще пришло слишком много неприятностей и проблем: возобновились интриги, она поссорилась с отцом, ее пытались поссорить с любимыми людьми. У нее до сих пор не прошел неприятный осадок от разговора с Денали … 
 
(flashback) 
- Ты меня ненавидишь? – Белла не хотела ходить вокруг да около, правда, даже если горькая, всегда лучше. 
- Нет, с чего ты взяла? 
- Ты в анти-элите, они пытались сделать так, чтобы я поссорилась со всеми. 
Ирина замялась, отводя глаза, конспекты выскользнули из ее рук. Белла машинально наклонилась за ними, они столкнулись головами и тут же отодвинулись друг от друга. 
- Ты хочешь, чтобы я осталась одна? Чем я этого заслужила, тем, что люблю Эдварда? 
Денали вздрогнула. 
- Нет, я сама не знаю, зачем согласилась туда пойти. Я не собиралась тебе вредить. 
- Ты ненавидишь меня? 
- Нет. 
- А почему тогда избегаешь? 
- Ах, Белла, Белла, - Ирина показала головой, смотря на нее с понимающей полуулыбкой, как на несмышленого упрямого ребенка. – Зачем тебе это? У тебя есть все: лучший друг, подруга, парень, который по уши в тебя влюблен, популярность. Ты – заместитель президента, все мечтают хотя бы сказать тебе «привет», проходя мимо по коридору. Не думаю, что ты сильно нуждаешься в моей дружбе. 
- Хороших друзей много не бывает. 
- Белла, - девушка весело усмехнулась. – Ты не сможешь иметь все, просто радуйся. Пока можешь. 
end 
 
После разговора Белла в растрепанных чувствах столкнулась с Сатклиффом. Он заметил это и задержал ее, они впервые поговорили по-человечески. Джеймс даже помог ей. 
Белла с нетерпением ждала выходных, не понимая, что для нее это означает просто проторчать дома все два дня. Чарли не сжалился, и уикенд получился унылым. Его даже не скрасили Элис с Каем, приехавшие разгонять ее меланхолию. 
Ей требовался Эдвард. 
Физически, морально, метафизически. Просто невыносимо! Они не рисковали ночевать – Чарли держал ухо востро. Помимо того, что ей не хватало его присутствия, Белла с ужасом поняла насколько она озабоченная – сидя рядом с Калленом на математике, она рисовала в голове такие картинки, что сама от них краснела. Ей постоянно хотелось касаться его - хотя бы убрать волосы, дернуть за собачку на куртке, оправить рубашку - все что угодно, лишь бы чувствовать контакт с его телом. Она сама готова была снести все наложенные правила и заняться с ним любовью где угодно: на их парте в классе математики, в картохранилище, да хоть в кабинете Коупа. Неделя оказывается такой большой срок! Чтобы не выдать своего помешательства, Свон начала напротив – избегать прикосновений. Эдвард смотрел на нее удивленно, но проглатывал вопросы. Он думал, что это все из-за переживаний за Элис. Даже ему их воздержание давалось легче! В воскресенье Белла поняла, что хотела бы и уже готова жить с Эдвардом, отдельно от родителей. Черт, да она бы даже готовить научилась. 
В понедельник на последней перемене ей позвонил Чарли и сообщил, что вернется только завтра – в соседнем округе на заводе «Гришэм» какое-то крупное происшествие. Он чутко напомнил про домашний арест. Эдварда новость обрадовала, но Белла не спешила присоединяться – Чарли всегда так рискует собой. 
Позже ее настроение улучшилось. После школы они с Калленом забрали снимки из фотосалона. Белла поразилась тому, что из них сделал мастер. Там были фотографии с Вашингтона и парочка из коллекции «ученического совета». Мастер была женщиной и чисто своим чутьем подобрала и обработала изображения. Одно из них, где они в школьной форме, она увеличила и отдала им в подарок. Белла долго не могла оторваться: на картинке она насторожено смотрела в объектив, а Эдвард на нее. И от того, как он смотрел, ей становилось и больно, и радостно. Свон без обсуждений забрала ее себе, собираясь повесить над кроватью. Эдвард вздохнул, но уступил. А потом тайком заказал еще себе копию. 
Они здорово повеселились, выбирая подходящую рамку, и из мастерской выходили в отличном настроении. Затем заглянули в магазин, чувствуя себя очень взросло и разумно, играли в супружескую пару, выбирая, что купить на ужин. Правда, в конце концов, сошлись на полуфабрикатах, но решили не заострять внимание на мелочах. 
Весь вечер и вся ночь были в их распоряжении, и это было главным. 
 
- Просто дай этот чертов молоток сюда! – Каллен злился и не желал признавать, что у него не получается такая простая вещь, как забить гвоздь в стену. 
- Не дам, у меня трещина в стене! А если она ночью обрушится на меня? Я так не согласна. Честно, Эдвард, пусть картина просто постоит на тумбочке. Отсюда ее тоже хорошо видно. 
- Нет, я все равно забью его. Я всегда добиваюсь того, чего хочу. 
- Самодовольный засранец… 
- Что-что?! 
- Ничего, милый, вот молоток. 
Свон со вздохом отдала инструмент, вспоминая про его острый слух и прощаясь со своей стеной. А ей всего-то хотелось немного позлить Чарли! Эдвард просто не мог понять, что принцип не в силе, а в направлении ее приложения. Печально. 
Все это закончило отбитым, перебинтованным пальцем и кучей волнений с ее стороны. А потом они с удобством устроились в гостиной, смотря комедию. Рамка с фотографией валялась рядом на стуле. 
- Не думал, что ты выберешь этот фильм. Наверно я никогда не смогу в тебе разобраться до конца. 
- И, слава богу! Иначе было бы не интересно. А фильм мне посоветовала Элис. 
Они смотрели «Ромео+Джульетта». Ей просто было любопытно - после курса Шекспира по литературе, особенно мечтательные особы томно вздыхали и сравнивали их с Эдвардом с этими персонажами. Белла не понимала их вздохов, но хотела. 
К тому же это было упрямство. Больше всего на свете ей хотелось отбросить фильм и наброситься на Каллена с поцелуями, поэтому она вредничала и доказывала что-то самой себе. Они лежали, обнявшись, под одним пледом, их ноги были переплетены. Было очень уютно и комфортно. 
Непонятно почему, Белла начала вспоминать их историю с самого начала. Ее вдруг удивило: было столько всего плохого, как только у них получилось? Как все переросло в то, что они имели сейчас? Она была любима, защищена, уверена, все страхи ушли, и это было просто чудо. Эдвард смог всё, у него получилось! Он изменился ради нее. Белле захотелось рассказать прямо сейчас, сколько это для нее значит. Но что не скажи, это будет слишком сухо и невыразительно. Она сжала в кулаке его футболку на груди. Эдвард с улыбкой повернулся к ней, и его брови взлетели вверх при виде ее отчаянного выражения лица. Белла настойчиво смотрела ему прямо в зрачки, стараясь передать потоки той эмоции, что сейчас захлестывала ее. Возможно, он что-то почувствовал, так как его глаза изумленно приоткрылись. 
- Все хорошо? 
- Да, - она рьяно закивала, мучаясь от слишком сильных эмоций. – Тебя никогда не пугало то, что любить можно слишком сильно? 
- Ну да,- он смущенно улыбнулся. – Такое часто было в начале. Особенно из-за того, что это развивается, как геометрическая прогрессия, и нет предела. Но теперь это уже не пугает меня, - спокойно произнес Каллен, а потом оживился: - А у тебя так? Ты боишься любить меня слишком сильно? 
- Ну, типа того… - Белла никогда не умела играть со словами, их игры всегда были ей понятны и сложны. – Иногда я смотрю на тебя и понимаю, что люблю тебя так, что мне становится больно. Ведь это же неправильно? 
- А кто определяет норму? 
- Не знаю. Но так зависеть от другого человека плохо… и опасно. Если вдруг ты уйдешь, я не знаю, что со мной будет, - говорить об этом было сложно. – И вообще, иногда я боюсь, что растворюсь в любви к тебе. Я хочу быть с тобой больше всего на свете, но при этом остаться собой. 
- Я знаю, - Эдвард перебил ее торопливые сбивчатые откровения, крепче прижимая к себе. – Все нормально, ты говоришь мне об этом и это здорово. Я не смог, у меня было что-то похожее, только гораздо раньше. 
- Но как ты справился? Почему теперь тебя это не пугает? 
- Потому что я больше не боюсь тебя потерять. Раньше это было хуже всего - мы слишком разные, и каждый раз, когда мы начинали ссориться, я боялся, что ты тут же бросишь меня, и тогда все эти чувства раздавят меня. Из-за этого я делал тупые вещи. И когда я, наконец, понял, что ты никуда не собираешься, что будешь со мной всегда, все остальные страхи ушли сами собой. Я не боюсь того, насколько люблю тебя, какая разница, если ты со мной? Увеличивается с каждым днем, нет границ? Ну и что, они и не нужны. И ты не ничего не бойся. Раствориться ты, даже если захочешь, не сможешь. Знаешь, что я первое подумал, когда увидел тебя? 
- Что? – жадно спросила Белла. 
- Ничего, абсолютно. В голове как вакуум был. Я начал наблюдать, пытался понять, что в тебе такого особенного. Люди тянулись за тобой, твоей яркостью, непривычной искренностью, а ты хоть и шугалась от них, вцепившись в Брендон, все равно не могла их отпугнуть. Чтобы не произошло, ты всегда остаешься собой. За это я и люблю тебя, ты – настоящая. 
- Да уж, это точно! Ваша школа показалась мне сумасшедшим домом! Просто на редкость неадекватные ребята. Особенно один из них, - она хитро прищурилась. – Зеленоглазый. 
Эдвард тоже улыбнулся, теперь его поступки не казались ужасными, потому что Белла смотрела на него с нежностью, вспоминая то время. Ей показалось важным сказать еще кое-что. 
- Я вижу, как тебя расстраивает некоторые мои неправильности. 
- В смысле? 
- Ты познакомил меня с Карлайлом и Эсми почти сразу, и они даже не ненавидят меня… 
- Брось, мама любит тебя больше, чем меня! 
- Не больше! И хватит перебивать, я пытаюсь сказать что-то важное! – Белла сердито стукнула его по руке. Каллен зажал ладонью рот, честно смотря ей в глаза. – Я не представляла тебя папе не потому, что неуверенна в наших отношениях, а потому что знала, что тебе придется терпеть его выходки и незаслуженную неприязнь. 
- А я хотел именно этого, - Эдвард забыл о молчании. – Оказалось, что это для меня важно. Я не хочу скрывать, что мы вместе. Желательно, наоборот, побольше это афишировать! – он ухмыльнулся, но вскоре снова стал серьезным. – Я хочу, чтобы нас воспринимались как одно целое. Было бы круто, если бы ты согласилась обвязать это целое одной фамилией. 
- Эдвард, замолчи, наконец! Я серьезно пытаюсь сказать что-то важное! - Он открыл рот, но одумался и молча предоставил ей слово. – Я про это и хотела сказать. Ты знаешь, что я против брака и прочей ерунды. А я знаю, что ты уже думал об этом. Так вот, я против из-за Чарли и Рене, их пример отталкивает меня, так же как и три последующих попытки мамы. Но я только что поняла, что они это одно, мы – другое. У нас все будет не так! Я хочу сказать, что я больше не отрицаю этот путь для нас как возможный.
- Черт, ты серьезно?!?! – ошалел Эдвард. – Белла, ты согласна?! 
- Эээй, стой, - запаниковала она. – Ты куда разогнался? Я про будущее, Эдвард, про будущее! Лет этак через пять или даже семь. 
- Пять, почему так много?! Я готов торговаться! Два? 
- Нет! 
- Год? 
- Господи, кто учил тебя торговаться? Ты не в ту сторону идешь! – Она возмущалась, а в животе почему-то подводило от радости. 
- А кольцо можно сейчас подарить? – с надеждой спросил Каллен. 
- Нет, ты уже подарил! – Белла мельком погладила золотой ободок, который носила, не снимая. 
- Это не то. 
- Нет, Эдвард! 
Он замолчал, а Свон подозрительно на него уставилась, подозревая в обдумывании каверз. Но вместо этого Эдвард вдруг так сумасшедшее счастливо улыбнулся, что она почувствовала остановку сердца. 
- Спасибо. Ты сделала меня самым счастливым человеком на свете. 
Он нашел ее губы, с чувством целуя ее. Белла плюнула и решила скорей проигрывать сама себе, поэтому с горячностью ответила Каллена. 
Каллен. Фамилия, которая однажды будет принадлежать и ей. 
Это была последняя преграда. Теперь между ними не осталось никаких границ.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)