8 января 2016 Просмотров: 529 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 15

Глава 15. Держи меня крепче 
 
 
Кто ты, прекрасная незнакомка, что светит в ночи? Кто твое сердце, прошу не кричи. В тайне морской за черной волной, спасая тебя, утяну с головой. 
Дурацкие строчки крутились в голове, пока Кай быстро собирался и запрыгивал в пикап. Он снова проспал, потому что сон был слишком прекрасным, чтобы просыпаться. А теперь за это расплачивался, нарушая норму скорости, вдавливая педаль газа. И улыбался, в последнее время он вообще непривычно много улыбался, становясь все больше похожим на свою дорогую подругу Герду. Но с той все понятно – она по уши влюблена, переполнена этим чувством, то-то к ней все тянутся, как мотыльки на огонь, всем хочется быть причастными. А с ним что? Он любит уже давно. Разница лишь в том, что появилась надежда. 
После того поцелуя, его мир перевернулся. Никогда не смевший даже мечтать, Кай вдруг впервые робко подумал о том, чтобы быть с Элис. И от этой мысли потерял голову. 
С той самой минуты, что он произнес это про себя, запустился необратимый процесс. Это было похоже на эндорфиновый угар, наркотики даже рядом не стояли, он же пробовал! А это было чище, концентрированней, насыщенней. Элис ответила. Значит, у него есть микроскопический шанс. Уитлок разбивал его на осколки свои действиями, причинял Элис боль, играл ее чувствами, изматывал их всех троих. 
А потом он исчез. Это было такой радостью, что Вольтури мог бы сплясать. Кай больше не мог контролировать себя, и все проняли его секрет. Герда, его золотая Герда, попыталась поговорить с ним. Она считала его достойным! Это переполняло его пьянящей радостью, если бы мог, Кай бы выразил признательность этой удивительной девчонке, которая так поддерживала его. Эдвард тоже счастливчик. 
Его уже ждали около школы. Вдруг вспомнился Финикс, как они проводили время вчетвером. Все-таки там было офигенно. Элис махала ему двумя руками, и Кай с замирающим сердцем поспешил к ней, шутливо провел по волосам, подтолкнул в спину. Возможность этих маленьких жестов делала его счастливее. Уроки шли как всегда в последнее время очень быстро, он перекидывался шуточками с Гердой, украдкой взглядами с Элис и чувствовал себя блаженным. После литературы «мистер президент» отчалил на важное совещание умников и забыл папку. Герда кинулась его выручать, а Хейл, почувствовав дискомфорт с ними, улетучилась. Они остались наедине. Ну не считая полсотни учеников. 
- Скажи, сколько можно дрыхнуть? 
- Сколько угодно, если ты видишь такие сны, - просто ответил он. У Элис расширились глаза. Его маленькая голубоглазая марсианка. 
- А что… что тебе снилось? 
- Ну, нет, это секрет. 
- Кай, ненавижу, когда ты так делаешь! Если начал – договаривай. 
Он не ответил, только посмотрел на нее, пристально, без слов передавая смысл. Кто или что ему может сниться, если сны – отражение мыслей? Брендон машинально сжала в кулаке серебряный кулончик, а Кай изумленно подхватил кусочек другой еле видной на шее цепочки, потянул и вытащил собственный подарок. 
- Ух ты, ты ее носишь? 
- А как же! – Брендон торопливо выдернула бабочку из его руки и заправила обратно под кофту, прямо рядом с сердцем. Его собственное защемило. – Пошли в класс? 
Вольтури шел как во сне и весь английский смотрел на Элис, как зачарованный. Странно, что до сих пор не ослеп ни он, ни остальные. Его вообще поражало, то, что вокруг Элис не пасется стадо поклонников. Ее лицо было такое утонченное и пугающе красивое, что его можно было канонизировать, жесты были воздушными и летящими, коротышка порхала в сантиметре над землей. Возможно, разгадка была в ее остом языке, отпугивающем слабаков, но это было ему только на руку. 
В столовой к ним подошел напыщенный новичок и тут же захотел попасть в крутую тусовку. Кай с прискорбием понял, что считается ее частью. Это ему совсем не улыбалось, но у всего была своя цена. Только Герда была настроена дружелюбно, остальные не приняли парня. Кая обеспокоило его лицо, может, они уже виделись? Имя ничего нового не дало, он где-то слышал фамилию Сатклифф, но не мог вспомнить где, поэтому отбросил это и вернулся к Брендон. 
Из-за своей рассеянности, он оставил учебник по французскому в машине и, досадуя, сообщил друзьям, что догонит их. Элис посмотрела на две обнимающиеся парочки и с ужасом заявила, что проводит его, чтобы его не затоптали - он ведь такой незаметный! 
Кай жутко обрадовался идее, и они вышли на улицу. Светило тусклое солнце, возможно, это был последний снег в этом году. Весна вступала в свои права. Остановившись, Вольтури всей грудью вдохнул свежесть и прищурил глаз, потягиваясь: 
- Обожаю снег. Особенно по утрам, выходишь из теплого помещения, тебя пробирает дрожь, и ты начинаешь ценить тепло дома. 
- Да ты романтик, Кай, - ахнула коротышка. 
За это он безобидно шагнул к ней, а затем проворно подставил ногу и, спустя секунду, возмущавшаяся девчонка висела вниз головой. 
- Ай, Элис, неслышно, не могла бы ты кричать погромче. А? Что? 
- КРЫШКА ТЕБЕ, КАЛАНЧА! 
- Давай уговор: я тебя отпускаю, а ты меня не убиваешь? 
Элис ничего не обещала, и он знал, что она отвинтит ему уши, стоит только ее проставить. И он поставил. А затем с удовольствием терпел ее попытки наскочить и покалечить его и даже поддавался. Перемена наверняка закончилась, а они продолжали дурачиться. Лица давно раскраснелись, ее бархатные перчатки намокли. В какой-то момент, не контролируя себя, он подхватил ее, поднял высоко-высоко и закружил, смотря ее лицо на фоне светлого неба. 
- Ставь-ставь-ставь! 
Поставил, и Элис тут же бросила в него спрятанный снежок. Отплевавшись, Кай поблагодарил ее за умывание. Наконец, они вспомнили про действительность, и пошли к пикапу. Элис шла вприпрыжку, размахивая руками, но даже это выглядело грациозно. 
- Так, засохший кусок пиццы - не то, диск – не то, спортивная форма – не то… 
- Ну что ты там копаешься? – Элис нетерпеливо закопошилась где-то сбоку. 
- Та-дам! Вот и он. - Кай победно извлек учебник, резко повернулся и напоролся на стоявшую вплотную девушку. Сердце кинулось кого-то догонять, стуча практически без разрыва, смех растаял. 
Эл, как всегда слишком нетерпеливая, пролезла между ним и открытой дверью, думая, что у нее получится естественно лучше найти учебник. И вот теперь они стояли близко-близко, смотрели и не знали что делать. Просто так сделать шаг назад и отойти было нереально - сил не хватит, а шагнуть вперед было страшно. 
Готова ли она? В прошлом ли история с Уитлоком, захочет ли? Вопросов была туча, и они переполняли его бедную голову. Элис прикусила губу и опустила лицо вниз, скрываясь. 
Черт. 
Это расстроило его. Она словно почувствовала - ее ладошка одновременно с взглядом взлетели вверх. От беглого, едва ощутимого поглаживания Кая пробила дрожь. Ее пальцы едва коснулись подбородка, пощупали падающие на лицо волосы. Кай перестал стричься, когда она ненароком обмолвилась, что ей нравятся его волосы. 
Черт, черт. 
Она смотрит не него так, что еще секунду, и он ее точно поцелует. И плевать тогда на все размышления. Вольтури уже дернулся, склоняясь, но Эл синхронно с ним тоже начала двигаться и обхватила его руками, прижимаясь ухом к грудной клетке. 
Кай не понял, хорошо, что так вышло или нет, он просто чувствовал. Элис слушала, как ускоренно стучит его сердце. Руки не сходились за его спиной, отмерзали на холоде, а она все обнимала его, не желая отрываться. Ему стало так тепло и спокойно, что закрылись глаза. Странное ощущение, наверно надо бы обнять ее в ответ, чтобы подарить уверенность, но в глубине души Элис наверняка знает, что он любит ее. 
- Знаешь, Кай, мне все нравится как сейчас, давно так хорошо не было. Не хочу, чтобы что-то менялось. 
Вольтури понимал, о чем она. Элис боялась возвращения Джаспера. Он измотал ей все нервы, и пока его не было, у них двоих был шанс. 
«Я люблю тебя, Элис. Так сильно». 
Он тихонько сжал ее, а затем отпустил. 
- Французский? 
Элис опасно подняла лицо, его потянуло к ее губам, как магнитом. Шея заболела в попытке удержать голову на месте. 
- Это ничего? - она кивнула на себя, пошевелив плечами. 
- Нет, что ты. Мне нравится тебя обнимать. 
Нет, определенно он сегодня очень смелый. Брендон захихикала. 
- Представляю, что бы сказала Белла. Она бы от радости лопнула. 
- Главное, что думаешь ты. 
Он захлопнул машину, включил сигнализацию и пошел вперед. Эл догнала его и осторожно обняла на ходу. Кай был рад положить свою руку поверх ее спины. Он вообще рад этой жизни. И снегу. 
 
*** 
«Что за…?» 
Эдвард непонимающе рассматривал кружевные трусики. Он только пришел с тренировки и обнаружил этот «подарок» в кармане своего школьного пиджака. Появилась дикая мысль, что это сделала Белла, может это такая игра, чтобы разжечь его? Но, во-первых, они оба знали, что разжигать его совершенно излишне, а во-вторых, это было не в ее стиле. Но тогда что это? Неудачная шутка кого-то из команды? Он бы так и подумал, если бы не нелепая утренняя валентинка под дворником его машины. Сопливое розовое сердечко с надписью «Спасибо, Эдвард, я никогда не забуду эту ночь!». 
Складывалось впечатление, что кто-то издевается над ним. Какая ночь, если он не спит ни с кем, кроме Беллы? И не собирается. И ему очень не по нраву происходящее. Что-то стукнуло его по затылку, Эдвард сердито повернулся и едва не завопил от радости: прямо перед ним стоял Уитлок собственной персоной и широко ухмылялся. 
- Джас!!! 
- Привет, принцесса, я тоже скучал. 
Пусть дразнится сколько угодно. Эдвард сжал его, хлопая по спине. Как же ему не хватало чокнутого засранца. Отойдя, он радостно осмотрел друга, тот тоже улыбался, но выглядел паршиво, как запущенный наркоман. Черты лица заострились, он весь как-то осунулся и помрачнел. У Эдварда защемило что-то внутри, но он переступил через это и с чувством заявил: 
- Выглядишь паршиво! 
- Знаю, Эд. Но уже лучше, маму отпустили домой. Теперь врачи будут наблюдать ее здесь. 
Джаспер усмехнулся, значит, его гонор никуда не делся. 
- Куда ты так внезапно исчез? Что произошло? Мы с Эмом устали тебя искать. 
- По крайней мере, меня хоть кто-то искал… 
Что-то случилось, что-то плохое. Каллен понял, что им необходимо поговорить. Но не здесь. 
- Пойдем на улицу? 
- А может лучше «на облака»? 
Через пять минут они были на крыше. Ветер продувал до костей, и они сели к стенке, чтобы спрятаться от него. Джас закурил, хорошо хоть сигареты, а не что другое. Ну почему он постоянно ходит по краю, где и как ему найти свое успокоение? Возможно…. Если бы он разрешил себе… Похоже, он неравнодушен к Элис, как бы дико это не звучало. Это место вызывало у Эдварда отвращение, именно здесь они заключили то отвратительное пари. Каллен избегал думать об этом. 
Телефон заиграл дурацких Чили Пепперс, это Белла закинула их на его мобильный и поставила на себя. Эдвард возникал, но привык. Он вообще легко мирился с ее недостатками. Свон спрашивала, куда он пропал? Она ждала его целую вечность. Это было правдой, сначала дополнительные с Варнером, потом еще тренировка, ему было очень жаль говорить, что она должна поехать с Элис. Сегодня все против того, чтобы он, наконец, оказался в ее комнате. 
- Ты до сих пор с ней? Я когда ехал сюда, думал: что изменилось за месяц? Похоже ничего. 
- Да, до сих пор. Расскажи лучше, что случилось. – Уитлок тяжело вздохнул и отвернулся. 
- Отец все же проиграл конюшни Гойя. 
- Как? Они же принадлежат тебе! 
- Да, но до совершеннолетия, Джаспер Уильям Уитлок Гойя не имеет права распоряжаться своими капиталам, всеми средствами распоряжается основной опекун – Уильям Фицджеральд Уитлок. Вот он и распорядился. Проиграл в карты. У мамы был нервный срыв, она выпила все что, нашла в аптечке и баре. Эти конюшни как семейная реликвия, она помешана на этом. Мама и так виновата в том, что родилась женщиной и не продолжила фамилию Гойя, а тут еще это. Но есть кое-что похуже. Угадай, кто теперь новый хозяин моих лошадок? 
- Кто? 
- Аро Вольтури. 
- Ты шутишь! Как Уильям мог связаться с ним?! Он же прекрасно знает… 
- Он знает, я знаю, ты знаешь, а что толку? Я его совсем не понимаю, что мог предложить этот мафиози, чтобы уговорить его поставить наших титулованных скакунов? После того, как Карлайл вытащил его в прошлый раз, он зарекся. Ненавижу Вольтури! 
- Джас, Аро конечно сукин сын, но тут виноват твой отец. 
- Думаешь, я не знаю? Что ж мне так повезло с родителями? – Джаспер снова вздохнул и выбросил окурок. – Елену еле откачали, она сводит себя с ума, с ней тяжело находится рядом. Без врачей я бы не справился. Спасибо Джеранди, без него я бы не знал, куда сунуться, и Карлайлу – он дал ваш самолет. 
- Что? – звонко переспросил Эдвард. – Он знал? Видел, как я с ног сбиваюсь в твоих поисках и молчал? 
- Я думал, он тебе сказал… Мне тогда было не до того, как только пошло улучшение, я позвонил. 
У него в ушах застучало, как бы Карлайл не притворялся, он остался собой. 
- Как сейчас Елена? 
- Нормальною. Но я не знаю, как она отреагирует - отец скоро вернется. Я говорил с ней, предлагал ей развестись с ним, но она боится. 
Эдвард искоса посмотрел на друга, если бы знать, как помочь ему… Но он не знал. Его родители хуже любых подростков - настолько увлеклись в ненависти друг к другу, что совершенно забыли про сына. А он носится среди них и единственный пытается решить взрослые проблемы, найти выход, и не находит. Джаспер столько «нахлебался» с детства в этой милой семейке, что неудивительно, что он такой. Осуждать – легко. Понять сложно… Вот что может получиться, когда двое чужих людей пытаются пожениться из соображений. Хорошо, что он заранее огородил себя от этого: у них с Беллой будет самая здоровая и хорошая семья, которую только можно представить. 
- Я поговорю с Карлайлом, но боюсь, в этот раз он не сможет помочь – Вольтури ненавидит его. 
- Не надо говорить, еще не хватало, чтобы снова разгорелась война. Помнишь, мы боялись этого осенью, когда Карлайл был в Порт-Анжелесе? Через два с небольшим года мне будет двадцать один, и я получу свое наследство. Будем надеяться, оно доживет. 
- Слушай, не пойму, разве Гойя ставили траст на твое наследство? Я думал, оно будет заморожено до срока. Ты сам видел бумаги? 
- Нет, но не думаю, что отец дошел бы до такого. 
- И все же… 
- Забей! Все пока нормализовалось, мне необходимо встряхнуться и выкарабкаться из этого болота. Давай закатим вечеринку, как в старые добрые времена. Много выпивки, мало морали… 
Эдвард замялся, вряд ли Белла будет в восторге от этой идеи. 
- В чем дело, Эд, думаешь о своей идейной принцессе? – Каллен неопределенно пожал плечами. – Знаешь, меня радует уже то, что ты сейчас сидишь со мной, а не побежал за своей Свон. Хватит уже втирать друг другу очки, я вижу, что для тебя это уже давно не вопрос пари. 
Он напрягся всем телом, может, пора сказать Джасперу правду? Он его лучший друг и поймет. Но Джас сейчас так не в форме, а в такие моменты, он неадекватен, бывает делает больнее всего тем, кто рядом. Что же выбрать? 
Белла бы выбрала правду. Всегда выбирала. 
- Да. 
- Так я и знал, но это идиотизм, Эдвард. Кого ты хочешь обмануть? Ее, себя? Ты уже не изменишься, как ни старайся. А она все равно поймет это и кинет тебя. Ты что, мазохист? 
- Нет. 
- Ну а зачем тогда делаешь все это? Нашел, кого выбрать. Пока еще можешь, уходи, брось ее, сделай больно, чтобы не было надежды вернуться, чтобы уже возвращаться было некуда. И пари выиграешь. 
- Нет, Джас, не могу. 
Его одолевали приступы слепоты от одной мысли лишиться Беллы. Давно побежденные страхи восставали, распрямляли капюшоны кобры и шипением поедали его мозг. Ни за что. Без Беллы он не справится. 
- Фак, печально смотреть, как ты пропадаешь. Ладно, поиграй со своей игрушкой пока, надеюсь, тебе быстро надоест. Но вечеринку ты мне просто обязан. Я, блин, вернулся из реабилитационного центра, знаешь, как там «весело» было? Ты обязан. 
- Конечно, Джас, - Эдвард старательно рассмеялся и хлопнул его по плечу. – Завтра вечером и начнем. 
- Да, пригласим всю школу. 
- А может только команду? 
- Не будь занудой, мне срочно нужна девчонка! 
Эдвард снова уступил, до сих пор не привыкнув к новому Джасперу, осунувшемуся и измотанному. Что бы с ним раньше не происходило, он всегда был «на коне». Все невзгоды смотрелись на нем, делали из него этакого крутого страдающего рокера, а этот незнакомец не выглядел рок-звездой, скорее просто поломанным жизнью. 
 
*** 
Они стояли на улице перед школой. Все ученики были внутри, наслаждаясь переменой, но Белла увидела в окно солнце и вытащила их с Элис на улицу. Кай был на отработках у Гофф. Эдвард смотрел, как Белла в его распахнутой куртке довольно щурится под солнечными лучами и переговаривается с Элис, а сам думал об Уитлоке. Наверняка он торжественно обставит свое возвращение, например, въедет на своем мустанге прямо в столовую и спросит, не МакАвто ли это? А то ему нужен чизбургер… 
Джаспер между тем вывернул из-за угла и, засунув руки в карманы джинс, шел прямо к ним. Девчонки стояли спинами и не заметили его, а вот он заметил и был очень удивлен. Не будет фанфар? Как же так. 
Уитлок был все ближе, он не смотрел на него - только на Элис, держался за нее глазами, как за опору, чтобы не упасть. Эдвард едва не выступил вперед, чтобы прикрыть коротышку. Глупый порыв, Джас важнее. Белла заметила его дерганное движение и вопросительно склонила голову. Джаспер встал прямо за спиной Элис, она почувствовала что-то в последний момент, а он уже обнимал ее со спины, наклоняясь, целуя в шею, хрипло шепча: 
- Привет, малышка. Скучала? 
- Джаспер! 
Каллен проворно схватил Беллу, чтобы не вмешивалась. Если бы пришлось пожертвовать Брендон ради Джаса, он бы сделал это. Его другу нужна была тростинка, чтобы держаться. 
- Тихо, Белла, не надо. 
- Отвали от нее, Уитлок! – Белла пыталась вырваться. 
Лицо Уитлока было каким-то упоенным, словно он пьяный, но вся его нежность улетучилась после вопля Беллы. Джаспер стал привычно глумливым, однако коротышку не выпустил. 
- О, здравствуй, Свон, ты так рада меня видеть? 
- Джаспер, ты вернулся… - пролепетала Элис. Уитлок мучительно исказился от ее растерянной робкой надежды. 
- А ты, похоже, не стала сообразительней за это время. Да, я вернулся. 
- Где ты… - Элис начала, но потом с силой закусила губу и зажмурилась. 
- Ну что ты? Только не реви, черт, это будет слишком. 
- Убери от нее руки, я сказала! – Белла пыталась вырваться. – Эдвард, отпусти меня, - это уже было похоже на рычание. 
Элис закопошилась и неуверенно освободилась от его рук. Она рассмотрела его при свете дня и замерла в болезненном потрясении, ее рот приоткрылся, формируя маленькую трагичную «о». Эдвард понимал её - сам сначала постоянно отводил от Джаса глаза. 
- Ну что? – раздраженно спросил Уитлок, ему не нравилось ее страдающее выражение. 
- Что с тобой произошло? 
- Что, что - выпивка, женщины, ночной образ жизни. Зато я отлично отдохнул. 
- Не ври, - выкрикнула Элис. – Я знаю, что ты врешь! 
- Белла, пойдем. 
Свон воспротивилась. Заставить ее смогла только Элис и то с условием, что они стоят за дверью, и не больше пяти минут. Джаспера раздражали условия Беллы. Каллен поторопился увести свою девушку, пока они не поссорились. В коридоре Свон оттолкнула его, он так и застыл с протянутыми руками. 
- Зачем ты это сделал?! Ты ничего не знаешь - Элис нельзя волноваться! 
- Ой, оставь, ты слишком опекаешь ее, она вообще-то старше тебя. 
- Замолчи, Эдвард! Ты ничего не знаешь, совсем ничего! - Свон села на ступеньку лестницы и уткнулась лбом в колени. – Ну, зачем он вернулся? 
 
*** 
Элис смотрела на Джаспера и хотела плакать от его вида, что с ним сделали? Почему он такой несчастный, осунувшийся, как ему помочь? 
- Хватит так смотреть, это меня раздражает. 
Элис попыталась оторвать глаза и уткнуть их в пустоту, но они притягивались к его лицу. Как же сильно она скучала. Этот месяц был очень длинным, хоть и хорошим. Уитлок вытащил сигарету и закурил. Кай сделал наоборот: затушил, когда она подошла. 
- Ну и что ты молчишь? Тебя же обычно не заткнешь. 
- Да, - тупо согласилась она, тело было каким-то деревянным. 
- Ох, Элис, знаешь, иногда ты меня очень раздражаешь, вот прибил бы, ей богу. 
- Извини. 
Брендон съежилась, чувствуя себя несчастной из-за его слов. Еще минута, и она, правда, разноется, жалкая, незначительная. Джаспер как всегда был прав. 
Он вдруг глухо простонал, отбросил сигарету и дернул ее за куртку. Эл оказалась в его руках, и страдать резко расхотелось. Девушка упивалась этим ощущением, такое было нечасто, по пальцам пересчитать. Она даже не возражала против его прокуренных губ. Ловя его настойчивые движения, Элис вдруг вспомнила о Кае и чуть не задохнулась от накатившей вины. Его лицо заслоняло все остальное, поэтому она открыла глаза. 
- Ну что ты снова плачешь? Неужели я разучился за этот гребанный месяц целоваться? – Она помотала головой. – Ты знаешь, что твои губы пахнут молоком и ванилью? По ночам я часто вспоминал об этом, и время шло быстрее. Там реально паршиво. Вокруг одни психи, честно. Не понимаю, почему это называется реабилитацией? Там, наоборот, хочется вены вскрыть. Особенно по ночам, когда кто-нибудь кричит и слышно на весь коридор. Я спать не мог, только сидел и думал о тебе. Скажи, ты ведь не врала тогда, когда говорила это? – Джас лихорадочно пригнулся, заглядывая ей в глаза. Элис тянула к нему руки, а он их убирал. 
- Нет. Я, правда, люблю тебя. 
- Ты идиотка, Элис, настоящая идиотка, - простонал он, и наконец, разрешил ей уцепиться за него. – И, похоже, на счастье мне. 
- Хорошо, только больше не прогоняй меня, Джас, пожалуйста! – бормотала она, все теснее прижимаясь к нему. – Я так люблю тебя, я с ума сойду, если ты меня еще раз оттолкнешь. 
- Да куда я от тебя денусь? Только если в петлю. 
Он улыбался, впервые за очень долгое время. Темные волосы были колючими на кончиках от застывшего лака, Джаспер умышлено уничтожил тщательную укладку. Ее голубые глаза были огромными и хрустальными. Уитлок не понимал, собирается она плакать от счастья или от горя, что он ей причинил. Его поражала ее готовность всегда прощать и принимать его. Он пользовался этим и осознавал. 
Но сейчас Элис была в его руках - предлагала свою любовь, умоляла не отталкивать ее, и, возможно, он рискнет. Каллен же решился, и еще как, просто бежал так, что пятки горели. Все что угодно делал ради возможности. А ему это суют в руки, надо только не выбросить. 
Как это осуществится в реальности, Джас не знал. Что ему - признать Брендон своей девушкой, таскать ее рюкзак и ходить за ручку? Самое печальное, что он бы был счастлив это делать, он превращается в принцессу. Надо меньше общаться с Эдвардом… 
- Поцелуй меня, Джас. 
Желание дамы – закон. Он мимолетно пожалел, что курил, запах ванили перебивался табаком. Наверно, стоит сказать ей, что он ее любит? Вернее любил всю жизнь. Но нет, это будет перебор, однажды… 
- Пошли внутрь, Элис, ты можешь заболеть. - Ее глаза зажглись ярче звезд, она не отрывалась от него, пока они шли внутрь, и чуть не споткнулась. – Готовься, сейчас Свон тебя съест без масла и соли. 
- Неважно… 
Так и вышло. 
- ЭЛИС! – Изабелла была в ужасе от того, что видела. Джаспер только усмехнулся и небрежно помахал ей рукой, лежащей на плече ее подружки. «Съешь, идейная принцесса, твои ночные кошмары осуществились! Это тебе за Эдварда». – Что ты делаешь? Ты не можешь быть с ним, не верь ему! А как же Кай?! 
Это ему совсем не понравилось, он с неприязнью скосился вниз на Элис, та вжала голову в плечи. Что за идиотская привычка зажмуриваться? Так от мира не спрячешься, давно пора было понять! То там с Вольтури? Белла продолжила негодовать, Эдвард попытался ее утихомирить, но где уж там. Она думала, что сражается за свою подругу, не зная, что уже поздно и сражение идет с ветряными мельницами. 
- Тише, Белла, все будет хорошо. 
- Не будет! Эдвард, как ты не понимаешь, он уничтожит ее. Сколько раз так уже было? 
Джаспер почувствовал, что хочет ударить Свон, разбить ее губы, чтобы она больше не могла говорить. Элис почувствовала это и заискивающе сжала его кофту в кулачок, отвлекая его от Беллы. Две дурочки, которые постоянно пытаются спасти друг друга, готовы пойти на все и ничего не понимают. 
- Свон, ну хватит уже ломать трагедию, порадовалась бы за подругу. 
- Пошел ты! 
Ух ты, а он думал, что так сильно его ненавидит только Вольтури. Кстати о нем… Джаспер мечтал увидеть его лицо, когда Кай поймет, что он украл Элис прямо из его рук. Наверняка Вольтури уже был уверен… История как колесо, только теперь они поменялись сторонами. 
- И тебе не кашлять. Сейчас ведь большая перемена? Тогда я точно знаю, где можно найти Эма. Пошлите, я соскучился по этому большому парню. 
Всю дорогу Элис цеплялась за его палец и очень расстроилась, когда он вытащил его перед столовой. Джас не мог сказать почему, но точно не был готов услышать, что думают все по поводу его внезапного решения. Интересно, как Эдварда это не испугало? 
Эммет естественно жевал, но увидев его, поперхнулся, подскочил и громко обрадовался его приезду. Так громко, что вся столовая была в курсе его возвращения. 
Успокоившись, они сели за стол. Джаспер смотрел на еду и понимал, что она его отвращала, хотя он не помнил, когда ел в последний раз. Внутри зашевелилась тревога, и тогда он решил своеобразно успокоиться – пересадил Элис со стула себе на колени, а после этого наблюдал, как выплюнул чай Эммет, и еще пару-тройку инфарктов в зрительном зале. 
Майкл Ньютон не сумел удержаться: 
- Фак! Это… Твою ж мать… 
А потом еще и продолжительно присвистнул. Эдвард развернулся и кинул в него пакетиком сока Беллы. 
- Заткнись, придурок. 
Белла даже не обратила внимание на это, она сверлила его взглядом. Может, ему тоже стоит начать ее ненавидеть? Так, ради разнообразия. Единственным якорем, его спасением в этом море была Элис, он держал ее тонкое запястье в руках, перебирал пальцы и успокаивался. Майки прав – ФАК! Но, может, у него получится? 
- Как все пялятся, - прошептала ему Элис. 
- Конечно, я же красавчик. Или им нравится моя татушка, хочешь, кстати, покажу? – Брендон кивнула, он закатал рубашку и показал цифры на сгибе локтя «90490». Её глаза расширились. – Да, оказалось, я сентиментален. Я просто сидел и думал, сколько твоих дней рождения пропустил, а еще, что хотел бы всегда иметь с собой напоминание о тебе. Знаешь, мне бы не помешала какая-нибудь хреновина, связанная с тобой, в том месте. Ну, я пошел и сделал наколку. Имя набивать было глупо, а ничего умнее даты рождения мне в голову не пришло. 
Голубые глаза стали огромными, подрагивали как разбитое зеркало, похоже, это показалось ей романтичным. Она просто не понимала, что он пытался удержаться в своем уме, ей ведь это не знакомо. Какие они все-таки разные. Джаспер с трудом отвел от нее глаза и тут же наткнулся на Беллу и сдерживающего ее, контролирующего Эдварда. Кстати, о разных… 
Похоже, его дорогой друг будет живой гарантией того, что все возможно. Джас так и не дождался Вольтури, тот не пришел в столовую. 
Они пошли на урок. Уитлок шел по инерции, так как не помнил расписания, сел на свое привычное место с Эдвардом на последней парте среднего ряда и вздохнул с облегчением. Ад кончился, все вернулось на круги своя, и даже лучше, он посмотрел на затылок Элис. Возможно. 
В класс вошел Вольтури, лыбясь как идиот, подошел к его коротышке, сказал ей что-то смешное, выпрямился и тут заметил его. Это было бесценно. 
Бессильная злоба, бешенство, страх - Джаспер чувствовал наслаждение от этих мощных эмоций Кая. И это он еще не знал про Брендон, не понимал всю соль его победы. Весь урок Уитлок мучился от нетерпения, прокручивая наиболее зрелищные варианты. Звонок прозвенел, Белла и Элис собрали сумки и стояли в небольшом пространстве перед партами, их дружок присоединился к ним. Он больше не улыбался, его счастье растворилось. Джаспер не торопясь, вышел вперед, подошел к Элис, посмотрел на Вольтури и прямо на его глазах поцеловал ее, никуда не торопясь, успев получить сенсорный шок, а после почувствовал, как его с силой отталкивают. 
Кая словно резали живьем, его лицо так исказилось, что он едва не расхохотался. «Что не в силах даже скрыть? Получи, мафиози! Она – моя». 
- В чем твоя проблема, Вольтури? 
Он не мог даже выговорить, только тяжело дышал, словно ему вырезали без наркоза сердце. Это именно то, что ему было надо, даже больше. Джаспер и не рассчитывал на такой шикарный успех. 
- Тебя что-то не устраивает? Я не могу поцеловать свою девчонку? 
Единственное, что он не учел, это то, что Брендон отражала его эмоции как зеркало. Джаспера взбесило то, что она тоже вся искажена от боли, что невольно сделала шаг навстречу Вольтури. Ну, уж нет, второй раз он ей этого не позволит. Джас одернул ее, возвращая на место. 
- Кай… 
- Я пойду, мне надо… 
Он не договорил и быстро вышел в коридор, Свон побежала за ним, а Элис снова зажмурилась. Из-под ее век пробежала мокрая дорожка. Эммет смотрел на него с осуждением. Блядь, почему никто не хочет радоваться? 
Ему самому не хотелось, он снова причинил Элис боль, он всегда так делает. Джаспер грубо схватил ее тощую, словно ниточка, руку и потащил в коридор, там нашел пустой класс и начал страстно целовать заледеневшую девчонку, а та все плакала. 
- Слушай, может, хочешь побежать за своих дружком? – зло спросил он, чувствуя раздражение и вину. Она замотала головой и зажала рот, пытаясь не всхлипывать. – Тогда прекрати реветь, что с тобой? 
- Ничего, все нормально. 
- Блядь… 
Джаспер отодвинулся от нее и оперся на парту. Брендон начала задыхаться и плакать все громче. 
- Ну, пожалуйста, Элис. Я тебя умоляю, не плачь, ты разрываешь мне сердце. 
- А что я сделала с ним? Ты видел его, боже, я ненавижу себя. Кай… О боже… 
- Тихо, малышка… Хорошо, поплачь, - он крепко обхватил ее лицо, целуя все, до чего дотягивался: волосы, лоб, мокрые ресницы, губы, маленькие ручки. – Просто пойми, что иначе никак. Все равно кому-то будет больно, он любит тебя, и за это я его ненавижу. И я не буду скрывать, что счастлив, что ты выбрала меня. 
- Нет, он не любит меня, не может. Это не так, - твердо выговорила Брендон. – Ты ошибаешься. 
Джаспер решил не доказывать, если ей будет легче думать так, то пусть тешит себя слепотой. Ему это только на руку. Наверно пора сказать… 
- Элис? 
Она все плакала, пытаясь спрятать свои слезы, боясь, что это злит его. Но ему нужно было смотреть в глаза, поэтому он практически отодрал ее подбородок от себя. Ее веки припухли, а губы покраснели, как при лихорадке. Как ей удается быть красивой в такой момент? Он долго смотрел на нее. 
- Я люблю тебя. 
Ее ресницы дрогнули, затем медленно, с шорохом опали вниз, скрыли глаза, пряча ее мысли, а затем снова обессилено распахнулись. Она все-таки безумно красивая… 
- Ты слышала? 
- Да. 
- Тогда пора что-нибудь ответить. 
- Теперь я смогу. Смогу пережить это. 
- И… 
- Я тоже люблю тебя, Джаспер. 
Так-то лучше, это все было похоже на сон, один из тех, которыми тешилось его сознание в реабилитационном центре, когда он, измотанный, засыпал на рассвете. Похоже, только на самом деле. 
 
*** 
Белла очень переживала за Кая и, чего греха таить, сердилась на Элис. Когда она посмотрела на Вольтури, у нее самой разорвалось сердце. Белла догнала его, когда он уже отъезжал, и отчаянно бросилась перед пикапом – не задавит он ее, в конце концов! Не задавил, но разговаривать не захотел. Ей огромного труда стоило просочиться на пассажирское сидение. Кай пытался вежливо вытурить ее, но она уперлась рогом. 
- Делай что хочешь, я еду с тобой. 
- Ну, как хочешь! 
Они с такой скоростью летели по трассе, что у нее дрожали поджилки. Белла сжимала ремень безопасности и на каждой выбоине провисала на нем. Состояние Кая ее пугало больше – он пытался сжать и утрамбовать все в себе, но не получалось. Когда бензин кончился, они были на границе штата. Вольтури вышел из машины, и это напомнило ей случай с Эдвардом, когда он поссорился с Карлайлом. 
Белла решила не лезть и просто постоять в зоне видимости. Кай не стал ходить из угла в угол, он встал к ней спиной и застыл. Ей хотелось плакать вместе с ним, за него, ей хотелось помочь. Свон нерешительно тронула его за плечо. 
- Лучше не надо, посиди в машине. 
- Нет, Кай, я твой друг, ты можешь выговориться. Я чувствую то же, что и ты. 
- Не думаю. 
- Я тоже ее люблю, и это огромная ошибка. Уитлок принесет ей только горе. 
Кай вдруг обернулся, и Белле стало слегка не по себе. Он был непривычно угрожающим, опасным, наконец, проскользнуло что-то темное, присущее мрачной тени Вольтури. Инстинкты приказывали немедленно убрать руку от него. Но Белла не убрала. 
- Ты думаешь, что знаешь, но на самом деле нет. Ты не представляешь, на что я шел, чтобы ее оберечь, а он только появился и все. Я идиот, уже начал надеяться! Это никогда не изменится, она всегда будет любить его. 
- А ты – ее! 
Вот теперь это точно было отчаяние, Кай шагнул к ней, не понимая, что делает. Белла не отшатнулась, потому что даже сейчас не боялась. Он вдруг попытался ее поцеловать, но, только коснувшись губ, тут же опомнился и со стоном присел вниз, сжимая голову. 
- Да, это так. Я не прекращу ее любить, никогда. 
Белла встала на колени и обняла его, еле заметно покачиваясь, утешая его. 
- Все образуется. У них нет шанса, Уитлок все испортит сам, и однажды Элис не сможет больше его простить. Поверь, сейчас ей очень плохо, я ее знаю. Она переживает, и не только потому что ты ее друг. Элис просто внушила себе, что кроме Уитлока никого нет, но она неравнодушна к тебе! Просто запасись терпением. Скоро ей будет еще хуже, чем тебе, и мы будем нужны ей, особенно ты. У тебя все получится, вы ведь сильный, ты самый сильный и хороший из всех, кого я знаю. Ты тот, кто ей нужен. 
Белла одна за другой вынимала иглы из его агонизирующей сердечной мышцы, лечила раны. Чувствуя себя напротив очень слабым, он обнял ее в ответ, впервые в жизни чувствуя поддержку. Это было непривычно, но приносило такое облегчение. 
- Ох, Кай, спина болит, - не выдержала Белла через двадцать минут. Он не заметил времени, попав в третье состояние: не сон и не бодрствование. Опомнившись, понял, что слишком тяжелый для полупрозрачной Беллы. 
Кай, пошатываясь, встал и поднял Свон. Ее ноги затекли, и она еле дошла до пикапа. Он быстро залил бензин из канистры и сел в машину. Они снова замолчали. 
- Ты считала меня достойным, - сообщил он своим коленкам. 
- Конечно! – поразилась Свон. 
- Но ты многого обо мне не знаешь, я дважды проводил отрезки времени в Порт-Анжелесе в банде Аро. Первый раз даже по своему желанию. И то, что я там делал… Если бы ты знала, тебя это отвратило. 
- Нет! Все совершают ошибки, но я знаю тебя. Ты не плохой. 
- Ты не можешь знать наверняка. 
- Могу! После всего того кошмара, что на тебя свалилось? Да ты практически святой, и не смей наговаривать на себя. 
- Странно, я недавно думал так о тебе. Я должен рассказать тебе правду. Тогда ты сможешь решить, хочешь ли продолжать быть моим другом. 
- Знаешь, я не в том положении, чтобы разбрасываться друзьями, - горько усмехнулась Белла, вспоминая Джейкоба. Продвижения с ним были, но прошлого не вернуть. – Ничего ты не должен. Я люблю тебя таким, какой ты есть. 
- Хотел бы я выразить, сколько это значит для меня. 
- Ничего, я понимаю, ты только держись, - Герда протянула ему руку. Он сжал ее и посмотрел на нее. Поразительно, дружба – это странное чувство, не слабее любви. 
*** 
Белла стояла на пустом месте, где обычно парковался синий пикап и волновалась. 
- А что, если он не придет? 
- Приедет. 
Эдвард застегнул молнию на ее куртке и вытолкнул ее из лужи. Свон только заметила ее наличие. 
- А если… 
- Хватит, Белла, не трави себя, давай просто подождем. 
Кай приехал. Вышел из машины и поздоровался, как ни в чем не бывало, и вел себя так все время. Элис сжалась, когда он подошел, но потом, наблюдая за ним, немного расслабилась. Уитлок очень хотел позлорадствовать и периодически делал это, но, похоже, в нем было пару крупиц совести, так как ради Элис он немного старался. 
Белла восхищалась своим другом и его выдержкой, а на второй перемене тихонько спросила, как он. Кай бодро ответил, что в норме. А когда она дотошно попыталась приставать, сказал правду: Элис так будет проще. Он не собирается заставлять ее мучиться из-за своих страданий. Свон зависла, разглядывая его и не веря своим ушам. После этого она тоже решила ничего не говорить Эл. Белла чувствовала, как та боится ее осуждения. Нет уж, она не станет ее осуждать, лучше поможет, когда Джаспер проявит себя «во всей красе». 
После уроков Элис уехала, а она осталась на трибуне ждать конца тренировки Эдварда. К ней кто-то подсел. Повернувшись, Свон едва не засветила новичку в глаз. 
- Что надо? – не очень вежливо поинтересовалась она. – Пришел рассказать мне об очередном сговоре, кто теперь? Мой папа агент ФБР? 
- Привет, Свон. Нет, я пришел посмотреть на тренировку, но поболтать мы тоже можем. Как дела? 
- Паршиво. 
- Серьезно, а что так? 
- Неважно. 
- Это связано с возвращением Уитлока, слышал, он начал встречаться с твоей подругой? 
- А ты откуда знаешь? 
- Об этом вся школа говорит. 
- Точно, ты же любитель сплетен. 
Белла отсела от него подальше, и их заметил Эдвард. Он бросил мяч и подошел к ним. 
- Что ты тут делаешь? Белла, он тебе мешает? – Свон покачала головой. 
- Ничего, просто смотрю игру. 
- Смотри по кабельному. 
- Да брось, Каллен, не реагируй так остро. 
- Хрен с тобой, смотри. Только молча и желательно подальше от моей девушки. Белла, ты не замерзла, может, пойдешь в раздевалку? 
Белла пожала плечами и согласилась, там всяко теплее. Каллен присоединился к ней уже через полчаса, найдя ее закутавшейся в его пиджак. Он сел рядом с ней. 
- Почему ты грустишь? 
- Кай. Элис. Все плохо. 
Эдвард взял ее ноги и положил к себе на колени. 
- Ты сама меня учила, что мы не можем управлять другими. Они сами принимают решения. Это выбор Элис, надеюсь, она не ошиблась. 
- Ошиблась, Эдвард. И я боюсь за нее. 
Он подтянул ее ближе, чертова вечеринка Джаспера, не хотел он на нее идти. Лучше остаться с Беллой, успокоить ее, согреть, заняться любовью. Руки забрались под кофту пробежались по выступающим ребрам, мягко помассировали плечи. 
- Все обойдется, я тебе обещаю. 
Это на удивление смогло успокоить ее. Белла уже привыкла доверять ему. Чаще всего Эдвард знал, о чем говорит 
- Хорошо, что ты у меня есть. 
- Все, ни на какую вечеринку я не иду! 
- Нет, Эдвард, иди. А то они скажут, что я тебя привязала. К тому же Чарли начинает меня подозревать. Его удивляет количество времени, что я провожу одна, закрывшись в комнате. 
- Когда ты разрешишь мне поговорить с ним? 
- Никогда? 
- Я серьезно, Белла! 
Она плавно увела тему. Они встали, и тут Свон застыла, смотря на красные женские трусики, что ненароком вытащила из его кармана. Каллен сначала не понял заминки, а потом выхватил их у нее и швырнул в мусор. 
- Эдвард? 
- Эта чья-то глупая шутка, не обращай внимания. – Она молчала. – Белла, посмотри на меня, ты, серьезно, сомневаешься? 
- Нет… Конечно нет, я верю тебе. 
- Вот и отлично, пошли отсюда, душ я дома приму, скоро сюда придут остальные. 
 
*** 
- Ну, не все так плохо. Смотри, какое совпадение: мы лучшие подруги встречаемся с двумя лучшими друзьями. Раньше тебя радовали такие штуки, - бессмысленно произнесла Элис, стоя около своего жучка.
Белла отводила глаза и отвечала нейтрально, помня о своем решении, не пилить ее. Вчерашняя вечеринка удалась - парней до сих пор не было. Когда до звонка осталось три минуты, они пошли в здание. Все ученики стояли с поднятыми головами – загорелись плазмы. Обычно по утрам их приветствовал президент, но Каллена не было. Вчера он тоже не успел сделать запись, насколько Белла помнила. Может, один из Коупов хочет что-то сказать? 
На экране поплыли картинки с сердцами, цветочками и прочей мурой, а писклявый женский голос за кадром начал: 
- Эдвард! Спасибо за прошлую ночь, это было незабываемо. Позвони мне. Твоя К. 
После этого плазма погасла, и Белла почувствовала, что все смотрят на нее. 
- Ну и чушь, - громко произнесла Элис. – Пошли, Беллз, было даже не смешно. 
Она на автопилоте пошла за подругой и остановилась сразу, как только они вышли в коридор. 
- Эй, ты как? Надеюсь, не поверила этой чуши? 
- Нет, - покачала головой Свон, а потом сказала, что ее волнует: - Вчера в его кармане я нашла гребанные стринги! 
- ЧТО? 
- Он сказал, что кто-то пошутил над ним. Я верю ему, я уверена, что он меня любит, но зачем кому-то так делать? 
- Ты шутишь что ли? Белла, да тебе завидует множество девчонок. Каллен вышел из товарооборота, а он, извини, лакомый кусочек. Даже я вчера получила «пару ласковых» из-за Джаспера. 
- Но почему так поздно? Мы встречаемся уже четыре месяца. 
- Стой, ты сказала стринги? Не красные случайно? 
- Да, а откуда… 
- Это глупая шутка кукол из группы поддержки: если ты получил такую посылку, это обещание предстоящей ночи. Они считают это остроумным. 
- Значит, обещание? У них сегодня была вечеринка, может, зря я не пошла? Я ему доверяю, но алкоголь… Мне лично он голову неплохо отключил. 
- Брось, эта показуха направлена на вашу ссору. 
Из динамиков раздалась просьба Изабеллу Свон пройти в кабинет директора. 
- Эй, так нечестно, я не успела ничего натворить! – возмутилась Белла. 
По пути она ловила многозначительные взгляды, и это было неприятно. Хорошо хоть злорадства было на удивление не много, хотя их никчемное сочувствие тоже раздражало. Неужели они все верят объявлению? 
Около кабинета Коупа она остановилась – из угла в угол ходил взволнованный Эдвард, который сразу кинулся к ней. 
- Белла! Это я тебя вызвал, где ты была?! Мне рассказали про радио. Если я узнаю, кто это все делает… Ты как? 
- Нормально, - но она все же убрала его руки от себя, повеяло холодом. – Вся школа на меня смотрит, словно у меня рога потолок карябают. Это не сильно приятно. 
- Я понимаю. Но Эрик не помнит, кто передал ему запись, просто сказали, что от меня. Белла, скажи честно: ты точно не сомневаешься? 
Ну, вот и приехали. Свон выдохнула и решительно посмотрела на него: 
- Как вчера прошла вечеринка, ты много пил? 
Его лицо виновато перекосилось, и у нее упало сердце. 
- Нет, я вообще не хотел пить, но парни из команды заставили меня выпить какую-то термоядерную смесь, после нее я сразу отключился. Проснулся утром, принял душ и поехал в школу. Но я понимаю, почему ты спрашиваешь, - жестко заметил он, изумрудный цвет вдруг стал стальным. – Могла бы и прямо спросить. 
- Эдвард, алкоголь творит чудеса. Я сама только раз его пробовала, но мне хватило! Тем более все эти вечеринки - раньше для тебя это было привычным… 
- Раньше! Ты так и не поняла, что значишь для меня. 
- Боже, да не сомневаюсь я, что ты меня любишь! 
- Нет, не поняла. Я не просто люблю тебя! Это больше. Если бы поняла, то даже не задумалась о такой возможности. Чтобы я переспал по пьяни с какой-то девчонкой? Да ты сумасшедшая! Я вообще перестал замечать этих кукол, у меня мозг поражен. Иногда, кажется, что я уже не способен ни на что, кроме как думать о тебе. Так что нет, ты не поняла. 
Его потряхивало, Белла чувствовала его злость. Слова Эдварда одновременно радовали ее и вызывали вину. Он ошибается, все она поняла, ведь любит его не меньше, поэтому ее и кольнула ревность. Белла попыталась объяснить: 
- Эдвард, я сегодня съезжу к Джейку? 
- ЧТО? 
- Вот. Тихо, спокойно, я не собираюсь никуда ехать, это я для примера. Я люблю тебя не меньше, чтобы ты там не думал. Но видишь, даже при всем этом, ты почувствовал ревность. Со мной произошло то же. Это слабость, но это не делает наши чувства меньше. Я доверяю тебе полностью, просто не дадим им того, чего они хотят – мы не поссоримся. 
Каллен вздохнул, его злость начала медленно таять. Он подошел и обнял ее. Временами Белла гораздо мудрее него. 
- Ты права, я рад, что мы научились решать свои проблемы. Эта идея - не рубить с плеча, была твоей лучшей. Я люблю тебя. 
- Аналогично. 
Он усмехнулся – Свон по-прежнему побаивалась говорить эти три слова, считая, что они притягивают несчастья. Чаще она отделывалась чем-то вроде: «я тебя тоже», «угу», «аналогично» и ее личный шедевр: «супер! Пошли в столовую?». 
Они не пошли на урок, все равно уже опоздали. Вместо этого сидели в классе искусств - он играл на пианино, Белла сидела рядом, параллельно разговаривая с ним, потом пыталась отвлекать, и у нее замечательно вышло. Им еле удалось удержаться в рамках, хоть это было очень условно. Но Эдварду определенно понравилось их маленькое приключение. Когда они выходили, у Беллы характерно сверкали глаза и алели щеки. 
Каллен показательно обнимал ее за плечи, показывая всем, как обстоят дела. Никто не сможет отнять у него Беллу. Когда они вошли в класс, все были в сборе. Свон тревожно посмотрела на парту Элис и увидела, что та сидит на месте, рядом с Каем. Она прошла за Эдвардом к их парте и остановилась. В центре стола лежала коробка конфет и сверху салфетка с размазанными красными губами, но хуже всего был галстук, тонкий, в синюю полоску. Они вместе его выбирали в Сиэтле на прошлых выходных. Как он мог оказаться у обладательницы красной помады? Каллен тут же разозлился, сгреб все три вещи и выбросил в урну. 
- Кто-нибудь видел, кто это принес? 
- Нет, мы с Рози пришли первыми. Это уже лежало, - заверил его Эммет. 
- Мог бы выкинуть сам, не обязательно было нас ждать. – Маккартни попытался оправдаться, но Эдвард его перебил, обращаясь ко всему классу: - Это очень тупая и опасная шутка. Может, просто оставите меня и мою девушку в покое? 
Он хмуро сел на свое место и уставился перед собой, в классе повисла тишина. Белла незаметно стащила одну его руку со стола и сжала ее внизу. Главное, что Белла рядом и ни за что не поверит этой лжи. 
- Я с тобой. 
Эдвард расслабился. 
*** 
На этом их неприятности не закончились, Каллена заваливали любовными записками, смсками, подарками. Он пытался таскать Беллу всюду за собой, используя это как щит, и вскоре ей надоело. 
- Хватит, если я буду рядом, это не будет гарантией, что ты ничего не успеешь. Лично мне это не нужно. Я и так знаю, что ты мне верен. Поэтому просто иди уже на свою тренировку, послезавтра у тебя олимпиада, тебе сейчас надо думать об этом. 
- А куда пойдешь ты? 
- Поеду к Каю, узнаю как у него дела. 
- Хорошо, я заеду за тобой после тренировки. 
- Эдвард, а спать и есть ты когда будешь?! Поезжай домой и выспись, на тебя жалко смотреть. Ты становишься похож на Уитлока. 
- Ничего, это последняя такая неделя, потерплю. Я заеду за тобой. 
- И хоть кол на голове теши… 
Белла обернулась и пошла вперед, Эдвард возмутился, цепляя ее за капюшон. 
- Куда?! Ничего не забыла? 
Она хитро ухмыльнулась - так и знала! Белла вернулась и поцеловала его, дважды, после этого ее отпустили. 
Вольтури ей обрадовался. Она сидела рядом на какой-то страшной запчасти, накрытой плотной тканью и доставала его расспросами – это зачем, а это зачем, а что делает эта фиговина? Кай был очень терпеливым и грустным. Он умело скрывал это, но Белла знала его. Элис последние дни пропадала, наверняка с Уитлоком. Они не видели ее помимо школы. Даже Чарли почувствовал перемену и спросил: не поссорились ли они? Но как можно поссориться с человеком, если он так далеко оторван? 
Кай отвлек ее, спросив, как дела с Джейком? Джейк еще одна не самая радужная часть, хотя продвижения внушали оптимизм. Свон улыбнулась, сказав, что Блэк идет на уступки. 
После целого месяца молчания, Джейкоб объявился, сказал, что скучает по ней и хочет попробовать вновь стать друзьями. Это свело ее с ума от радости, она в тот вечер сама чуть не свела с ума Эдварда, прыгая, как мячик, от переполнявших чувств. Попытки пока были неровными: они встречались очень редко и чаще на семейных обедах, так как Каллен на иное не соглашался. Джейкоб знал это и всячески язвил на этот счет, но Белла была тверда – он должен признать Эдварда и его место в ее жизни, какая иначе дружба? 
Пару раз Каллен и Блэк даже пересекались - когда они отвозили документы Билли и один раз, когда Эдвард не выдержал и приехал ее встречать от Блэков. 
По крыше застучал дождь, придавая уют их беседе. Белла почувствовала, что поступила правильно, приехав к Вольтури. Удивительно, но Кай сумел ее рассмешить, она не уставала поражаться ему. Они тщательно обходили стороной разговоры об Элис и всем связанном с ней. 
Стало быстро темнеть, дождь прекратился, они вышли на улицу. Вольтури с наслаждением потянулся и вдохнул запах снега, который от размытого дождя стал ощутимее. Ее поражало: как можно любить снег? Он же холодный! Белла хотела еще раз спросить, но ее перебил сигнал сообщения. 
«Срочно приезжай. Жду». 
Номер был Каллена. Первая мысль: Джаспер что-то натворил. Потом появились и другие, она волновалась за всех сразу: Эдвард мог сломать ногу на тренировке, беда с Элис, Эммет лопнул от переедания, Розали споткнулась на шпильках… 
- Кай, мне срочно надо в школу. 
- А что такое? Отец приготовил на нас всех русский плов. 
- Нет, - беспечно помотала она головой, чтоб не волновать его раньше времени. – Все хорошо, просто Эдварду нужна моя помощь кое с чем. Извинись за меня перед Феликсом. 
Она бегло поцеловала его в щеку, села в свою машину и поспешила обратно в школу. 
Получилось доехать меньше чем за семь минут, а еще через три Белла вбегала в мужскую раздевалку. Там никого не было, шкаф Каллена был открыт, а вещи разбросаны повсюду. Тут что драка была? Нехорошо засосало под ложечкой, Белла услышала звук работающего душа и, как была – в куртке и варежках, залетела внутрь. В парах горячей воды было плохо видно, она заметила тень, перебежавшую из одной кабинки в другую, а затем недоуменный голос Каллена: 
- Что за… 
- Эдвард! – позвала она громко, не понимая, что за извращенец из его команды мог зайти к нему в кабинку. 
- Черт! 
Однако из кабинки вылетел вовсе не извращенец из команды, а девушка, голая девушка! 
- Ой, Эди, прости, твоя девушка пришла. Это ничего, позвони мне, если еще захочешь провести время. 
Мадам подхватила полотенце, обернулась и выбежала из душа, бросив на нее ехидный взгляд. Белла изумленно окаменела. Эдвард, оскальзываясь и поддерживая полотенце на бедрах, тоже выбрался и застыл напротив нее. 
- Я ее не знаю. 
- Супер. 
Свон развернулась и вышла из пропаренного пространства в раздевалку. В глаза кинулись разбросанные вещи Каллена. Теперь она заметила еще кое-что… Не только его, он ведь не носит лифчик? 
Он вышел следом, скинул полотенце и натянул сразу джинсы, затем присел перед ней на корточки. 
- Я знаю, выглядит паршиво, но мы оба знаем, что это подстроено. Да? 
- Она была голой с тобой в душе. Интересно, чтобы ты почувствовал, увидь меня голой с Джейком? 
- Не говори так! – Эдвард сжал переносицу от одной этой ужасной мысли. – Я идиот, полный идиот, растерялся. Глаза жгло от мыла, она заскочила ко мне за секунду до того, как ты пришла. Кстати, почему ты пришла? Ты же должна быть у Вольтури. 
- Ты прислал смску, чтобы я срочно приехала. 
- Не присылал. Я узнаю, кто это делает. Белла, не расстраивайся так, умоляю. Я понимаю, как паршиво было это видеть, но ты знаешь, как все было на самом деле. Я отпустил ребят пораньше, Джас ведь даже не соизволил явиться на тренировку. Сам задержался немного и сразу пошел в душ. А потом пришла ты. Больше ничего. 
- Ну да, ничего, кроме голой девицы. 
- Ты узнала ее? 
- Нет. 
- Правильно, они не могли так рисковать. И мой телефон в куртке, я свои вещи от парней не прячу. Хотя теперь наверно начну. Все. Предлагаю тебе об этом забыть, я обо всем позабочусь, больше они тебя не расстроят. 
Белла понимала, что он намерен делать, но чувствовала себя слишком слабой, чтобы возражать. Сейчас ее боевого духа не было, словно батарейка разрядилась. Девушка безвольно уткнулась в его плечо лбом, стянула варежку и дотронулась до еще влажной после душа кожи. Она соскучилась по нему. 
Вскоре они уже целовались, ее молния на куртке царапала его, и Эдвард снял ее, а затем и школьную форму. Мягко массируя ее обнаженную грудь, он уже не сомневался, в конце концов, это формально не территория школы, это спорткомплекс. 
Пальцы сплетались в узлы, выгибая ее, подхватывая встречные движения. То, что не было необходимости заглушать ее, приносило ему дополнительную радость. Каллену нравилось это. Стройные ноги обхватили его по бокам. Мешавшаяся юбка, которую Белла так не любила, отправилась на пол, и теперь между ними не было преград. Руки беззастенчиво блуждали, пытаясь быть одновременно повсюду, они начали двигаться быстрее. После каждого толчка с ее губ срывался стон. Он сам шептал ее имя, словно молитву. Белла застонала громче и впилась губами в его шею, завтра там снова будет багровый след. Каллен в шутку называл ее вампиром, но лучше быть кровососом, чем застуканной шерифом. Она почувствовала, что он тоже достиг апогея, и тут же перевела губы выше, глубоко целуя его, втягивая в себя его острые ощущения. 
Потом они пытались отдышаться и прийти в себя. Эдвард целовал ее шею и гладил бедро, чувствуя умиротворение. Белла встала и босыми ногами прошлепала в душ. 
- Ты куда? 
- Хочу принять душ, советую присоединиться. Не пожалеешь. 
- Но это же мужская раздевалка, вдруг кто из парней вернется? 

- А плевать.  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)