8 января 2016 Просмотров: 515 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 14

Глава 14. Пятый в квартете
 
 
Прошло два месяца. 
Время шло, и все вставало на свои места. Жизнь неспешно, но неукоснительно налаживалась. Их отношения с Эдвардом постепенно находили равновесие и удерживали его. 
Белла не замечала, как изменилась за это время. Рядом с Эдвардом она стала совсем иной - еще ярче, ее подростковая колючесть уменьшилась, заменяясь мягкостью, большей терпимостью к окружающим. Она была поразительно светлой, свободной от всего плохого. Любовь вошла в ее жизнь со всей полнотой и преобразила все вокруг. Чувства не стали тусклее, наоборот, только сильнее, глубже, открывая новые стороны и аспекты. Белла ходила по школьным коридорам всегда жизнерадостная, уверенная, что все сложится хорошо, даже в мелочах. Сначала ее пугало это состояние, она боялась, что эйфория со временем растает, но та была стабильна. 
Они смогли более-менее уравновесить свой баланс с Калленом. Изменения произошли на следующий день после ее поездки в Ла-Пуш. Эдварда тогда очень напугало ее омертвелое состояние. Он промучился всю ночь, пытаясь исправить ситуацию, и буквально мечтал, чтобы она расплакалась. Это хотя бы было здоровым, но Белла не могла. Впервые ему не удалось разжечь ее, он целовал ее шею, пытался вызвать отклик, водя ладонями по ее замерзшему телу, но даже это не смогло вытащить ее на поверхность. Она была просто раздавлена. Наутро Каллен вел себя с ней очень осторожно, едва ли не пытался держать руки на весу, чтобы она не задела ни один угол и не травмировалась ещё больше. 
С того дня все стало иначе. Эдвард словно все же услышал ее и старался не задавливать ее собой. Он понял, что душит ее своей чрезмерной любовью. Ему вовсе было не просто, и ОстинаЭванс все же лишился мечты на Йель*, однако его отношение к ней изменилось. Эдвард, наконец, смирился с тем, что не должен контролировать ее жизнь полностью, начал считаться с ее мнением. А почувствовав это, Белла поняла, что ей больше не нужно бороться, и сама пришла к нему, позволив себе быть просто девушкой. Скованность ушла, она чувствовала себя свободнее, увереннее рядом с ним. Ее больше не пугали красавицы, мечтавшие уволочь ее похожего на бога парня. 
Конечно, они по-прежнему ворчали друг на друга, но это было привычкой. С их притяжением успехи были скромнее. Пришлось разрабатывать правила. Им удавалось благополучно сдерживаться в школе и вести себя прилично. Но однажды их едва не застукал Чарли: Эдвард не успел закрыть ее рот, и Белла, краснея как рак, соврала, что был вопль ужаса – сон страшный приснился. Каллен под кроватью уже мысленно представлял знаменитую двустволку. Время шло, а их страсть никак не утихала, не укладывалась в более спокойное русло. Они столько занимались любовью, что Белла могла до мелочей описать все его тело, которое знала лучше, чем свое. Знала, что ему нравится, как его успокоить, когда он напряжен или рассержен, знала, какую музыку он любит и как меняется его цвет глаз в зависимости от эмоций. Они старались научиться контролировать свое притяжение и терпели крах. Эдвард часто шутил, что она слишком красивая, чтобы ей сопротивляться, а пока им везет, и они не попадаются. Ловя его восхищенные взгляды, Белла несмело начинала верить, что это правда. 
Зная, что у обоих слишком вспыльчивые и упрямые характеры, они договорились не рубить сплеча, но и не молчать, надеясь на свое терпение. Обсуждать – вот единственный выход для них. Ей это давалось легче, у нее ведь не было привычки к скрытому манипулированию людьми. Но Каллен старался, иногда, бывало, оступался, но каждый раз она протягивала руку, давала сил, и он поднимался и шел дальше. Обоих радовало, что они стремятся к открытости, что их отношения развиваются и трансформируются во что-то очень глубокое. Все предсказывали им громкую незабываемую драму и быстрый конец. Эдвард понимал почему, он сам этого до смерти боялся. Такие сильные чувства способны разрушить человека, обычно это кончается плохо. Правда, по этим историям пишутся бессмертные произведения, но ему от этого ни горячо, ни холодно. Он просто хотел быть счастливым, а еще больше хотел, чтобы счастлива была Белла. Пока ему это удавалось - она словно светилась изнутри, люди тянулись к ней. 
Даже пластмассовая, как детская пустышка, Розали. Каллен долго не спускал с нее глаз, подозревая блондинку в тайном умысле. Но время шло, а Хейл не предпринимала никаких действий против Беллы, только изо всех сил пыталась удержаться около нее. Эдвард понимал Роуз - его девушка была удивительной, люди неосознанно притягивались к ней, всем хотелось попасть в излучаемое ею пространство, получить немного света и тепла. Возможно, его восприятие было слишком субъективным, однако против фактов не пойдешь: Белла умудрилась ликвидировать свое неприкосновенное положение, которое он наложил на нее своей ревнивостью. Заметив, что это ничем не чревато, люди повалили к Белле, как к долбанному волхву за подарками! Ему это не сильно нравилось, ее постоянно занимали какой-то ерундой, разговорами, каждый хотел сказать ей хотя бы привет. Белла отвлекалась на них, и он чувствовал себя обделенным. Элис часто подшучивала над ним, взяв за правило называть его чувствительной принцессой. Но коротышка была небезнадежна, его выводила из себя ее настырность, однако после того, как исчез Джас, ее приступы мрачности практически прошли. 
С Джаспером было всё плохо. В начале семестра у него появилась идея фикс довести до чертей Вольтури, загнать его по максимуму. Кай часто был на грани проигрыша, все касательно Элис ужасно выбивало его из колеи. Джас вел себя непонятно: со стороны могло показаться, что он ухаживает за коротышкой – на игре сразу после победы он поцеловал ее, потом пару дней в упор рассматривал ее, как зачарованный, и это было невозможно не заметить. После этого молчаливого периода, они всей разномастной компанией пошли в клуб, и Уитлок не давал Элис свободного пространства, преследовал ее по пятам, прижимался в танце и снова попытался поцеловать. Кай не выдержал и вмешался. Брендон кинулась суетливо успокаивать его, а Джас здорово разозлился, наорал на нее и чуть не затеял драку. После этого Уитлок совсем слетел с катушек. Он то начинал по-черному ухлестывать за Элис, своим худшим врагом, то наоборот говорил ей гадости и отталкивал ее от себя, постоянно цеплялся к Вольтури и всячески баламутил воду в их неустойчивом коллективе. Эдвард видел, как ему тяжело. Джаспер часто пропадал в злачных заведениях, и пару раз Каллену приходилось ездить выручать его из плохих ситуаций, еще он слишком много пил и курил все подряд. У него дома, как назло, выпал очередной кризис – Уильям крупно проигрался в карты. Его жена, до замужества Елена Гойя была как раз пятого знаменитого рода семей, основавших их город. Однако род Гойя прервался на ней, и их старинная кровь текла только в Джаспере. Елена, как единственная наследница, получила все – поместье, деньги и, конечно же, знаменитую конюшню Гойя, где выводились самые редкие и породистые скакуны. В свое время Карлайл мечтал получить ее, но она не продавалась. Единственным выходом было породнить их два рода, став настоящей основополагающей силой Форкса, но на несчастье у них обоих родились сыновья. Карлайл и Уильям были друзьями, и Эдвард однажды подслушал странный разговор: Уитлок сетовал, что им никак не породниться, а его отец загадочно предложил ему не торопиться с выводами. Тогда он подумал, что единственный выход им с Джасом стать извращенцами и заключить брак. 
И вот теперь эта знаменитая конюшня с более чем вековой историей повисла на волоске. Уильям поставил на кон приданное жены, то, что по закону должно было принадлежать Джасперу. Эдвард был с другом, когда тот узнал ужасные новости – они только приехали с тренировки, Елена была в истерике. Она вопила в голос, давилась рыданиями и проклинала мужа, затем заперлась в своих комнатах, а Джаспер посмотрел на него с испугом. Они подумали об одном и том же – передоз. Неужели снова? Вдвоем они выломали дверь, повредив антикварную ручку. Елена пыталась проглотить горсть таблеток. На силу успокоив ее, они уложили ее спать, а Эдвард пообещал поговорить с отцом. Уильям исчез и потом не появлялся неделю. 
Карлайл естественно помог - закладная таинственным образом исчезла. А Эдвард хоть и был благодарен отцу, не мог не усмехнуться – белоснежный политик имел своих нужных людей, которые не имели ничего общего со снегом, если только он не приносил определенный вид счастья*. 
Обстановка дома не делала Уитлока покладистей и умиротворенней, поэтому он мог понять его выходки с Вольтури – Джас просто искал выход из замкнутого круга. Между ними Эдвард не стал бы даже задумываться о выборе – Джаспер ему был все равно, что брат, а Кай, хоть и вызывал симпатию, не шел ни в какое сравнение. Беспокоило только то, что Белла ужасно расстраивалась и беспокоилась за свою мелкую подругу, попавшую в войну Джаспера против всего мира. Они обходили эту тему между собой, зная, что не сойдутся в ней. Но месяц назад, Уитлок вдруг не пришел в школу. Эдвард со вздохом подумал, что сегодня снова придется ехать в какую-то дыру, забирать его накуренного до бровей, но телефон молчал. Первым забеспокоился Эммет. Он съездил к Джасперу домой и забил тревогу: все трое Уитлоков исчезли. Они начали поиски. Никто ничего не знал, все пожимали плечами и удивлялись. Карлайл сообщил, что Уильям не приходил на обязательное заседание их традиционного мужского клуба.
Эдвард начал всерьез беспокоиться. Он старался, как мог, но новостей не было. Его успокаивала только Белла, которая была всегда рядом. Через три дня Джас объявился по телефону, сообщил, что находится в реабилитационном центре с Еленой в Калифорнии, а Уильям улетел на Гавайи. Конечно же, Эдвард предложил приехать, но Джас как-то напряженно отказался, пообещав не пропадать со связи. 
И не пропадал – писал раз в три дня сообщения, говорил, что мать идет на поправку, и он скоро вернется. «Скоро» растянулось - Джаспера не было вот уже целый месяц. И как ни стыдно было признавать, этот месяц стал самым спокойным и благополучным. Они зависали вшестером, без всяких терок и конфликтов, больше не было никаких ссор. Все были счастливы без его несчастного друга. Элис, наконец, обрела спокойствие, Кай еще больше. Больше никто не трепал им нервы, не раскачивал лодку, и эти двое наконец смогли отдышаться. За ними было забавно наблюдать, то, что они влюблены друг в друга было видно невооруженным глазом. Это видели все кроме них самих. Вольтури мнил себя супер шпионом, и в действительности так и было во всем кроме Элис. С ней он был слишком уязвим и не мог контролировать себя, по его взгляду все можно было прочесть. Иногда он пялился на коротышку как на радугу, и Эдвард невольно сам пытался разглядеть в ней что-то особенное. Что могло так ослеплять Вольтури? Ведь на него вешались самые красивые девушки школы, а он видел только одну несуразную мелкую язвительную девчонку. 
Эммет взял за правило подкалывать их, не всегда тактично намекая на их чувства. Но Эл только сердилась на него, а Кай по привычке отмалчивался. Он беспокоился за Джаспера, правда беспокоился, но ему слишком нравилось видеть новую Беллу, светящуюся от счастья, летящую, улыбающуюся. 
 
*** 
Воскресенье было хмурым, март месяц на дворе, а весной и не пахло. Решив спрятаться от сырости, они предпочли прогулке торговый центр. После кино, которое Белла практически не запомнила, так как Эдвард слишком активно ее отвлекал, они вшестером спустились на первый этаж в кафе. Розали была ценителем японской кухни, а остальные просто проголодались. Кай морщился - есть морских гадов не хотелось. Чтобы его развеселить, Свон громко объявила подошедшему официанту: 
- Стол на три парочки! 
- О, вы отлично попали, сегодня у нас специальное предложение, - обрадовал их парень в кимоно. – Меню для влюбленных! Множество блюд рассчитанных на двоих. 
- Ну, просто замечательно, - саркастически заметила Эл. 
Официант раздал им кожаные папки и удалился. Белла, ухмыляясь, сверлила взглядом Элис и Кая, вынужденных сесть на один узкий диванчик. То, что они попали в такую ситуацию, приводило ее в буйный восторг! 
Когда пропал Уитлок, Белла думала, что дело решено. Но вскоре последовал холодный душ – Элис была полна сомнений и внутренних распей, ее по-прежнему мучили чувства к Джасперу, поэтому она боялась открыть глаза на то, что ее чувства к Каю не только дружеские. Сам Вольтури привычно мутил воду и не давался в руки. Он больше не мог скрываться, пытался, но постоянно выдавал себя мелочами. Белла, наконец, отчетливо увидела, что он чувствует. Она всячески тянула их друг к другу, они и сами невольно тянулись, но вслух упрямо заявляли, что друзья. А в промежутках, Кай пялился на Брендон, словно она радуга или что-то подобное, иногда забывался, высвечивая столько нежности, что смотреть на это было даже больно. Белле хотелось его расцеловать за то, что он так любит Эл. Она даже пробовала говорить с ним на эту тему, но тот загадочно улыбнулся, как долбанный сфинкс, и сказал что-то в высшей степени проникновенное о том, какой она удивительный друг. Эти двое упрямцев раздражали ее и, отыгрываясь, Свон вредничала, как могла. 
- Прием, Белла, ты снова ушла в себя? – Эдвард настойчиво смотрел на нее, наверняка спрашивая уже в десятый раз. 
- А? 
- Ага, что мы закажем? Я предлагаю устрицы. 
- Естественно, это же афродизиаки! – заржал Эммет. Белла закатила глаза над его «утонченным» юмором и сочувственно погладила по голове. 
- У нас точно нет с этим проблем. Но если у тебя есть, не стоит стесняться, Эм. Это нормально. 
- Что?! Да ты шутишь, да я самый горячий парень школы, твой Каллен ледышка по сравнению со мной. Я бы доказал но… Рози, лучше ты подтверди! 
- Ты серьезно хочешь, чтобы я сейчас за столом начала расписывать нашу интимную жизнь? – блондинка изогнула брови, а Элис пришла в ужас. 
- Ни за что! Меня стошнит, не смей этого делать. 
- Не пойму, это пуританство или ханжество, - в бок пробормотала Хейл. 
Их отношения с Элис – единственный напряженный момент в новой спокойной эре. Розали очень изменилась, но с Элис они по-прежнему не могли найти общий язык. Брендон считала, что Хейл метит на ее место. Белле приходилось быть очень дипломатичной, чтобы все остались довольны. Но сил было хоть отбавляй, поэтому она старалась. Белла замечала, как Розали пытается усмирить свой характер, копировать поведение остальных членов их небольшого закрытого коллектива. Это слегка было притянутым, но главное Роуз старалась. Она хотела побороть свой эгоизм, это очень радовало Беллу и помогало мириться с недостатками новой подруги. 
Но некоторые выходки Розали ни куда не годились. Однажды они гуляли по торговому центру, и Хейл увидела сумочку из редкой коллекции. Белла глазам не поверила, когда та нытьем выманила у Эма эту идиотскую дорогую вещь. У нее тысяча сумок, зачем ей еще и эта? Ведь деньги не падают Эммету с неба. Этот слепой детский эгоизм Роуз поразил ее до глубины души. Когда она намекнула ей на этот случай, Розали удивилась и сказала, что не подумала. Для нее деньги не являлись проблемой. Белла промолчала. Молчание – это еще один урок, который она усвоила, особенно от Джейкоба. 
- Лосось или форель, лосось или форель? – монотонно повторял Эдвард, ожидая, когда снова очнется от своей задумчивости. 
С ней такое бывало, погрузится в себя, да так глубоко, что забывает про внешний мир. Белла тепло улыбнулась своему терпеливому парню, терпящему все ее заскоки. 
- Нет, я хочу что-нибудь вегетарианское! 
- Видишь, Кай! – отчаянно воскликнула Элис. – Даже Белла за меня, не хочу я есть говядину. Ты видел глаза коровы, когда ее убивают? Давай закажем вегетарианское блюдо! Иначе ты пойдешь к Каллену с его устрицами. 
- Ладно, остынь, я сдаюсь. Будем есть траву. 
- Ха-ха, мы однажды с Эдом и Джасом в Порт-Анжелесе попробовали настоящую трав… 
- Эммет, вы уже выбрали? – перебил его Эдвард, притягивая Беллу к себе, перебирая ее длинные волосы, упавшие на лицо. 
- Да, мы будем такеши роллы, - за обоих ответила Розали. 
К ним подошел официант и принял их заказ, рассыпаясь в любезностях и надеясь на большие чаевые. 
- Коктейли у нас сегодня тоже для двоих, что предпочтет эта милая пара? – он посмотрел на растерявшуюся Элис и зависшего Кая, остальная четверка захихикала над выражением их лиц. 
- Дело в том, что мы… - начала объяснять Эл, но парень ее перебил: 
- Безалкогольный мохито. 
Он уже знал ее вкусы, остальные тоже сделали заказ. Официант ушел, и коротышка неуверенно повернулась к другу. 
- Глупо было распинаться и что-то объяснять ему, - пожал плечами Кай, а Каллен не удержался и хмыкнул. 
- Принцесса, проблемы с пищеварением? – угрожающе спросила Эл. 
- Нет, что ты, просто одобряю выбор «милой пары». 
Элис недовольно отвернулась, делая вид, что разглядывает аквариум с рыбками. 
Вскоре принесли еду, и нашелся еще один отличный способ поиздеваться над Брендон и Вольтури. Трубочка в коктейле была одна, раздвоенная на конце, и когда пьешь, неизбежно приходится смотреть в лицо своей «половинке» с близкого расстояния. Белла готова была отдать последнюю шоколадку за это зрелище, ей просто дико нравилось наблюдать смущение Кая. Ее друг всегда был такой спокойный и уравновешенный, что эти кадры были бесценны. Только рядом с ее сумасшедшей подружкой, он мог чувствовать себя неуверенно. 
Эдвард решил выручить Вольтури и очень эффективно отвлек ее, заботливо застегнув пуговицы кофты. Он выглядел очень ответственно в этот момент, что не помешало его длинным проворным пальцам отогнуть ее футболку и дотронуться до открытой кожи. Моментально забыв про Кая, Белла повернула к нему раскрасневшееся лицо, выдыхая весь воздух. Снова. Ну, когда же она научится не реагировать так остро на малейшее его прикосновение? 
Остаток вечера прошел в спокойной дружеской атмосфере, Эдвард и Кай давились «травой», Элис рассказала о прочитанной книге. Потом Эммет перебил ее и спросил: уже известно, когда будет итоговая игра чемпионата? 
- Тренер каждый день трясет меня из-за этого, давай хоть ты не будешь, - простонал Эдвард. Давление на него нарастало: срок заключительной, самой важной игры со школой Финикса был неизвестен из-за него. На днях должна была состояться олимпиада, тоже заключительный этап, и Эдвард прошел в него. А так как он капитан, обе футбольные команды не были в восторге. 
- Знаешь, Кай, а ведь ты бы мог пойти на эту долбанную олимпиаду, и тогда бы меня сейчас не разрывали на части. 
- Не буду отнимать твою славу, - усмехнулся Вольтури. 
- Да нет уж, лучше отними! 
- Поздно уже, и могла бы пойти Элис. 
- Не могла бы, от нашего штата прошел «наше величество» вот пусть теперь расхлебывает. 
- Эдвард, а когда олимпиада. Уже известно? – перекрыла голос подружки Свон. Эдварду и так приходится непросто – президентство, футбол, олимпиада, волнение за Уитлока – все навалилось сразу. Она замечала, каким изнуренным он выглядел, когда расслаблялся в темноте ее спальни. 
- Да, в эту среду. 
- Ура, значит, в пятницу можно ставить матч! – обрадовался Эммет. 
Каллена близкий срок совсем не радовал, в его отлично сплоченной команде не хватало двух игроков. Он так и не нашел достойную замену Остину, но это была ерунда по сравнению с отсутствием Джаспера. Он никогда бы не признался вслух, как ему не хватает Джаса, они втроем образовывали основной костяк, определи моральный дух команды. Тренировались и играли не жалея ни себя, ни противников, и остальные вынуждено подстраивались. Ему нравилась его команда, Эдвард отлично подобрал людей, и прорехи его совсем не радовали. Все, что он делает, должно быть совершенно - никаких огрехов. Последнее время его грызла одна мысль. Он уже присмотрел замену Эвансу, по-настоящему достойную, ту, что придала команде больше сил, но эта затея была мало осуществима. Человека, которого Эдвард присмотрел, не волновал статус. Его вообще мало что волновало, у него были свои ценности. 
- Отстой! – Эдвард не заметил, как это вырвалось вслух, ребята тут же на него посмотрели. – Думаю нам пора сворачиваться, завтра будет сложный день. У нас собрание совета, тест по литературе и математике, плюс тренировка. 
Прикинув это все про себя, ребята единогласно с ним согласились и, оставив щедрые чаевые, потянулись на выход. 
 
*** 
Проснувшись, Белла сначала с любопытством посмотрела под левый бок, чтобы узнать кто там: Эл, Эдвард или никого? Сегодня определенно был день Элис. Ухмыльнувшись, она решила, что можно поцеловать и ее. От звонкого поцелуя в ухо коротышка оглохла, перепугалась и едва не свалилась с кровати. 
Короткие сборы в школу прошли в ворчаниях Брендон: сегодня была очередь ехать на пикапе. Выпрыгивая из него около школы, Белла почувствовала разницу. Каллен незаметно сумел окружить своей всесторонней заботой. Вот сейчас, например, она остро почувствовала, насколько неудобно выбираться из высокой машины, когда ее не ловят его руки. 
Сначала ее напрягали его джентльменские жесты, типа открытия дверей, подача руки по делу и без дела. Но постепенно Белла привыкла и перестала их избегать. К тому же это было здорово в банальной борьбе с ее неуклюжестью. Теперь не было смысла напрягаться до узлов в висках, идя по мокрому полу, если она начинала падать – был большой шанс, что Каллен успеет подхватить. Белла перестала смущаться своей нарушенной координации и теперь хихикала, когда в очередной раз создавала неловкую ситуацию.
Они с Элис подошли к месту, где по привычке парковалась элита, и Свон, прицелившись, с силой разогнула ноги, прыгая Эдварду на спину. Однако его не порадовал этот жест. Улыбающаяся девчонка заметила, что его брови хмуро сведены, а в руках он крутил розовое сердечко, которое поспешно спрятал.
- Эй, что это, я хочу посмотреть! – весело потребовала она. – Для тебя же лучше, чтобы это было не для меня. Ты ведь знаешь, что я не люблю розовые сердечки и подобные вещи. 
- Знаю, это ерунда, проехали. Пойдемте лучше в школу, сейчас дождь начнется. 
Белла удивленно посмотрела на ясное небо, затем на Элис, пожала плечами и пошла под крышу. 
- Стойте, давайте подождем Кая. Он будет с минуты на минуту. 
Белла и Эдвард переглянулись и синхронно усмехнулись, подтвердив согласие подождать «милую пару». Брендон показала им неприличный жест и с нетерпением уставилась на въезд. Через минуту послышался рев мотора, но это оказался не их друг. На стоянку въехал серебристый Вольво и нагло припарковался на пустующем месте Уитлока. Каллен тут же рассердился и поспешил к незнакомому нахальному парню, вылезшему из машины. Девчонки остались на месте, тяжко вздыхая. 
- Убирай свою консервную банку отсюда. 
- Ух ты, в этой школе все такие приветливые к новеньким? 
Белла внимательно рассматривала новичка. Он выглядел немного старше них, ничего примечательного – русые волосы, какие-то светлые, вероятно, голубые глаза, довольно высокий, но ниже Эдварда, фигура спортивная, но не перекачанная. 
- Ты новичок и многого не знаешь. И первый урок: площадка перед входом занята. 
- Я не видел фамилий на асфальте. Парень, остынь, до звонка меньше минуты, никто уже не приедет на это место. 
- Это место занято, - процедил Эдвард, сдерживаться было все труднее. Он по-прежнему плохо терпел, когда ему перечили, особенно «из вне». 
- Извини, но переставлять машину я не буду, не хочу опаздывать в первый день. 
Новичок отвернулся от Каллена и пошел к школе. Проходя мимо замерших девчонок, он продолжительно посмотрел на Беллу, заставив ее смутиться и первой отвести взгляд. 
- Вау, у этого парня проблемы с самосохранением, - поразилась Элис. – Не успел прийти и тут же попал к Эдварду на карандаш - он заметил, как новичок на тебя пялился. Теперь, ему не позавидуешь. 
- Брось, Эдвард завязал со старыми привычками. 
- Ну да, пока они не касаются тебя… - тихо пробормотала Брендон. Белла уже ее не слушала, протягивая руку хмурому Каллену. На горизонте нарисовался хорошо знакомый синий пикап. 
- Быстрей, соня, мы сейчас опоздаем на тест! 
Элис помахала ему рукой. Взъерошенный парень поторопился, бегло поздоровался, и они со всех ног побежали на литературу. Все уже были в классе, Белла села на их с Элис парту и услышала, как Каллен предлагает Вольтури сесть на место Уитлока. Эммет смотрел на это с изумлением. 
- Не волнуйся, Эм, просто Эдвард хочет списать, - утешила его Свон. Её раздражало то, что они оба так ревностно оберегают место Уитлока в своей жизни. По ее мнению он не был этого достоин. 
Мистер Берти раздал тесты, и она принялась обводить нужные ответы со скоростью света – ей еще как минимум два варианта решать! Закончив со своим, Белла торопливо взяла проверить работу Элис, не найдя ошибок, повернулась к Эдварду, и тут их едва не заметили. Каллен закатил глаза. Все равно его никто не накажет, но ей ведь необходимо было отрицать все привилегии. 
Хотя это не помешало ей сделать его вариант, а затем и Розали. До Эммета очередь не дошла - прозвенел звонок. Белла с отчаянием повернулась к Каю. 
- Давай я хотя бы посмотрю, пока он собирает. 
- Не надо, Герда, я что-то нацарапал. 
Эммет наоборот громко сетовал, что в следующий раз она должна начать с него, так как тройка в семестре ему совсем не нужна. Белла со смехом предложила ему попробовать почитать книги, а не только носить их для утяжеления. Маккартни попытался схватить ее за руку. Девчонка с довольными визгами попыталась убежать. Их перепалка длилась какое-то время, пока Эдвард и остальные с улыбкой наблюдали за этим зрелищем. Потом Каллену надоело смотреть, и на очередном повороте он подцепил Беллу, роняя ее себе не колени. Свон выговорила ему за публичность. 
Зеваки не уставали за ними наблюдать, уже целый месяц не происходило никаких скандалов, но внимание к ним не ослабевало. Зачислив их в подобие «Бранжелины» их школы, любопытные перекинулись в другую крайность – теперь они не пророчили им разрыв на каждом шагу, а наоборот смаковали их нереальную любовь, ловя малейшие подтверждения. Эдварду давно уже не были нужны никакие подтверждения, он обнимал ее, когда хотел. Белла еще немного стеснялась разглядываний. Хорошо, что она больше ничего не стеснялась наедине. Эдвард почувствовал прилив возбуждения и едва не застонал от того, что еще только первый урок. До вечера еще целая вечность! 
Ему не нравилось, что Чарли приходится скрываться. Но Белла, кажется, не собиралась этого менять. Она и слышать не хотела о разговоре с Чарли. Он нахмурился. 
- Ты такой серьезный! – Белла взъерошила его волосы и шепнула на ухо: - Давай, улыбнись, я обожаю твою улыбку. 
Еще только первый урок… Застрелиться. 
 
Джеймс 
*** 
Возвращаться на школьную скамью было непривычно, это казалось чем-то игрушечным, но только до того момента, как он вспоминал зачем здесь. 
Школа встретила неприветливо: не успел он выйти из машины, как наткнулся на Каллена-младшего. Идеально. Его невозможно было не узнать, даже если бы он не видел фотографии, сходство было поразительным. Видимо, все детки Карлайла генетически запрограммированы его отражать. Эдвард попытался его прижать, но он проигнорировал и прошел внутрь. Это было неправильно - слишком мало информации, но удержаться было выше сил. 
Перед дверью на ступеньках стояли две девчонки. Мелкую он даже не заметил, зато ее подруга приковала взгляд. Длинные волнистые каштановые волосы, худощавая фигура, такая хрупкая с виду, но ее глаза ярко светились, словно ей только что сообщили хорошую новость. Это было как глоток воздуха в море притворства, в котором он сейчас жил. С трудом оторвавшись, Джеймс вошел в роскошное здание, носящее типично калленовскую печать. Помпезность и самовозвышение. 
В администрации про него, конечно, знали, сверху об этом позаботились. Рыжеватая сухопарая женщина безразлично протянула ему расписание. 
- Вот, мистер Сатклифф, у вас сейчас химия, западное крыло, третий этаж. На большой перемене получите школьную форму, она обязательна для всех учеников. 
У него отпала челюсть, серьезно? Ему придется таскать инкубаторский костюмчик с галстуком и нашивкой школы? Это повеселило его. Он вышел и, насвистывая, двинулся по переполненному учениками коридору.
В классе не оказалось ни одного из нужных ему людей, зато на нем сконцентрировался пристальный интерес. Человеческое любопытство неизменно. Только он положил вещи на стол, как их попросили перейти в другой класс, так как в этом будет проходить собрание для олимпиадников. Они еще не успели выйти, как начали заходить другие. Каллен был в первых рядах. Расслабленный, самоуверенный мудак. 
Он нейтрально пожал плечами, пропустил вперед основной поток и пошел следом. Неожиданно кто-то налетел на него из-за поворота. Книги посыпались на пол. Чувствуя недовольство, Джеймс посмотрел на виновника неловкости, и тут его чувства кардинально изменились –перед ним была та самая девчонка со ступенек. Внутри что-то заволновалось, ставя его в тупик. 
- Ох, извини, я не видела тебя. 
И неудивительно - на такой-то скорости, интересно, куда она так спешила? Воспользовавшись ситуацией, он не без удовольствия протянул ей руку. Девчонка бросилась подбирать с пола его и свои вещи, неразборчиво что-то бормоча. Потянув джинсы, Джеймс присел, чтобы быть ближе к ней и услышать ее лепет. 
- …всегда так получается, неуклюжесть в крови, надо было соглашаться ходить с Эл на балет, говорят, помогает… 
- Балет помогает? 
- Эм… 
Она замерла, поднимая на него свои большие выразительные глаза, было непросто смотреть в них напрямую. То, что она увидела в его взгляде, смутило ее. Девушка покрылась привлекательным румянцем, но не чувствуя подвоха и опасности, не отодвинулась. Если бы они были в другом месте, Джеймс ни за что бы не отказал себе и просто поцеловал ее. Вместо этого, он вложил в ее руку большую красную папку, умышленно касаясь кожи. 
- Вот, это, кажется, твое. 
- Ну да. 
Она порывисто выпрямилась, и ему пришлось последовать ее примеру. Девчонка начала мяться, а он не отрываясь, пытался понять, что в ней такого особенного. 
- Ты… - начала она, но тут вмешалась надменная блондинка, смотревшая на окружающих, словно они созданы, чтобы целовать ее туфли от дизайнера. 
- Что ты застряла? Пойдем скорее, остальные нас уже заждались. 
- Что? – Возможно, у его новой знакомой были серьезные проблемы с концентрацией, она пыталась ухватить глазами сразу и его, и свою подругу. 
Решив ей немного помочь, Джеймс легко улыбнулся и пошел вперед, где исчезли все кроме одного одноклассника. Блондинка за спиной выговаривала подружке за рассеянность и витание в облаках, а парень, что остался понаблюдать, приблизился к нему. 
- Привет, ты новенький? 
«Нет, что ты. Просто ты не замечал меня десять лет». 
- Да. 
- Я Тайлер Кроули, а тебя как зовут? 
Заводить знакомство не хотелось до ужаса, но это было бы неразумно, парень, похоже, находка для шпиона. Он дружелюбно протянул руку: 
- Джеймс Сатклифф, перевелся из Миннесоты. 
- Так как ты новенький? Я дам тебе хороший совет: забудь про ту девчонку, на которую ты сейчас наткнулся, и лучше держись от нее подальше. 
Его изумило это, неужели она может быть кем-то изгоя? 
- Почему, что с ней не так? 
- Это Изабелла Свон, - с апломбом произнес Тайлер, ставя его в тупик. Было четкое ощущение, что это имя ему знакомо, но не спавшая двое суток голова не желала работать как надо. Тогда досадовавший на отсутствие реакции парень добавил: - Наша идейная принцесса и девушка Эдварда Каллена, про него-то, я надеюсь, ты слышал? 
Ну конечно, Белла Свон, точно, ее тоже упоминали. Джеймс вдруг разозлился на Каллена – конечно, не смог пройти мимо, всегда надо забирать все самое лучшее! Заранее жаль эту бедную девочку. 
- Нет, не слышал, а чем он знаменит? – простодушно спросил Сатклифф, приводя в восторг своего нового знакомого. 
- Ты шутишь, должно быть! Хотя ты из другого штата… Сейчас я тебе все расскажу! 
Но «сейчас» не получилось. Они устроились на задней парте вытянутого кабинета, и пока учитель что-то рассказывал про органику, его сосед по парте рассказывал ему схему устройства их небольшого мирка, где Каллен был царь и бог. 
- …всегда существовала элита: Каллен, Уитлок, Маккартни и его девушка Розали Хейл, та королева красоты, что ты видел с Беллой. Но когда Свон в сентябре перевелась в нашу школу, все перевернулось с ног на голову. Она спелась с коротышкой Брендон, они вроде дальние родственницы, а потом к ним примкнул Кай Вольтури… 
- Вольтури? – переспросил он. Вот кого ему любопытно было посмотреть! 
- Ага, вижу, эту фамилию ты слышал, - довольно заметил Кроули. – Да, это брат того самого Вольтури, правда в школе он ведет себя незаметно. Он вообще не разговаривал до того, как стал таскаться за принцессой. Я лично всегда думал, что он умственно отсталый. Но с ним тоже лучше не связывайся, он какой-то мутный. Один раз чуть не сломал шею Уитлоку из-за какой-то тетрадки со стишками, к тому же с мафией связываться… 
Джеймс вдруг, не удержавшись, широко усмехнулся, Тайлер покосился на него, но продолжил: 
- Сначала элита и эти трое враждовали, классное было время. Но потом… ну, в общем, прошли выборы президента, я там тоже поучаствовал… Меня всегда бесил Каллен, но моя попытка провалилась, а он как-то смог невозможное, никто не поверил глазам, но Каллен и Свон начали встречаться. Беллу не просто так зовут идейной принцессой. Эдварду пришлось стать ангелочком. В его перевоплощение верят не все, я думаю, что он притворяется, лишь бы Белла не бросила его. Я точно знаю, что Джаспер продолжил издеваться над лузерами, а Розали над девчонками из группы поддержки. Но как бы то ни было, сейчас они все вместе, и никто не рискует с ними заедаться. А ты сегодня откровенно заигрывал с Беллой… 
- Серьезно? 
- Ну, со стороны именно так казалось, я тебе не советую. Эдвард нездорово относится к этому, он выбросил из футбольной команды парня, ухлестывавшего за Свон, и позаботился, чтобы ему закрыли Йель, а Остин всю жизнь о нем мечтал. Так что подумай: нужно оно тебе? 
- Если мне понравится девушка, я не буду оглядываться на какого-то зарвавшегося папенькиного сынка. 
- Ну, смотри, мое дело предупредить. Она многим из наших нравится, я сам пытался ухаживать за за ней, но мне хватило. И она по уши влюблена в Каллена. 
- Значит тишина и благоденствие? – сам себе под нос проговорил Джеймс. Эдвард хорошо устроился – имеет все, что хочет, и никаких проблем у бедняжки. - А расскажи мне про Элис Брендон. 
- А что про нее рассказывать? – удивился парень. – Лучшая подруга Свон, отвратительный характер, патологически не умеет молчать. Ходят слухи, что она встречается с Вольтури. 
- С кем-кем? - поперхнулся Сатклифф. Охренеть, вот ирония! 
- Да, я понимаю, нелепая парочка, но говорю же – Вольтури очень странный. Что-то типа психа. 
- А ты не боишься про него так говорить? – удивился Джеймс, парень рядом не выглядел храбрецом. Тот, и правда, заволновался. 
- Ну, он же не узнает, и так думают все, только не говорят вслух… 
Устав слушать этого болтуна, Джеймс кивнул и отвернулся к доске, чтобы все обдумать. Как все занятно складывается, все пауки сплелись в один тесный клубок. Он еле дождался конца урока, забросил вещи в шкафчик и пошел на поиски. И пока не увидел Беллу, сидящую рядом с Элис в столовой, не понял, кого искал. Интересно. 
Джеймс не стал подсаживаться к ним, сел в отдалении, но так, чтобы ему хорошо было видно. Вскоре он увидел, как к ним со спины подкрадывается Лис. Захотелось крикнуть, предупредить двух беспечных девчонок о приближающейся опасности, но Кай напугал мелкую, и обе страшно ему обрадовались. Джеймс впал в глубокий ступор, видя, как Вольтури смеется. Не думал он, что доживет до того, чтобы увидеть такое. Возможно, у него был повод недолюбливать Кая, но тот вызывал у него острое любопытство. Вскоре к столу присоединились еще трое: Каллен и парочка, которую ему показывали на фотографиях. Эммет Маккартни и Розали Хейл. 
Замечательно, дочка шерифа сидит между мафией и двумя отпрысками Каллена и даже не подозревает об этом. Как они сами могут разговаривать каждый день, смотреть друг на друга и не замечать схожести? Ну и компания подобралась, Уитлок станет полным завершением картины! Все четыре рода основателей, не хватает только пятого – Янгов. Он поднялся и пошел к столику элиты. 
При его приближении все замолчали, смотря на него с разными чувствами. Каллен – раздраженно презрительно, Белла своими светящимися чистыми глазами с неуверенным любопытством, Кай и Элис были заняты разделом плитки шоколада, а Розали выливала тонны презрения. 
- В чем дело, ты ошибся столом? – Свон толкнула своего парня за грубость, прося быть вежливей. 
- Нет, не ошибся. Мне сказали, что вы тут самые крутые ребята, а значит мне определенно к вам. 
- Ух ты, а ты самоуверенный, - Маккартни повеселили его слова. Джеймс улыбнулся, пытаясь расположить их к себе. 
- Я в своей школе тоже был капитаном по футболу, я только перевелся и не хочу общаться с лузерами. 
Белла глянула на него с разочарованием, а Элис закатила глаза: 
- О господи, еще один тупой, накачанный спортсмен? Ну, уж нет, спасибо, у нас есть один, мы и его с трудом терпим! 
- А кто это? – не понял Эммет, Кай усмехнулся. 
- Элис права, извини, мест нет, - с удовольствием заявил Каллен. По глазам было видно, как хочется ему сказать больше, но он обнимал Беллу и если хотел обнимать дальше, обязан был играть ангелочка. Джеймсу вдруг захотелось спасти Беллу, вытащить эту удивительную девочку из лап этих людей, которые не являлись теми, кто они есть на самом деле. Они все ее обманывали, а она не подозревала и одаривала их своей любовью. 
- Эдвард, не будь таким. Пусть посидит с нами, если ему так хочется. За это деньги не берут. 
- Беллз, он выпендрежник, слышала, что он сказал: не хочу сидеть с лузерами, - передразнила его Брендон. В ней тоже было заметно калленовское самомнение. Странно, что у Карлайла получается хранить свой мелкий грешок, девчонка явно не облегчает его задачу. Просто собирательный образ. 
Мнения разделились, все были против Беллы, кроме Лиса - тот вообще молчал. Однако он рассматривал его, и этот взгляд совсем не понравился Джеймсу. Вольтури вдруг спросил: 
- Как тебя зовут? 
- Джеймс, - он старался сохранять спокойствие. 
- А дальше? 
- Джеймс Бруклин Сатклифф. 
- Тебя назвали в честь самого бедного района Нью-Йорка? – скривила губы Хейл. 
- Роуз, - осуждающе и расстроено одернула ее Белла, посылая ему извиняющийся взгляд. – Она не хотела тебя обидеть. 
- Не самый бедный, а самый густонаселенный, - поправил он ее с улыбкой. 
- Неважно, за нашим столом нет места! 
Джеймс подождал, пока Белла не взглянет на него снова, а после вернулся за свой стол и спокойно доел еду. На литературе он сидел сбоку от Каллена и наблюдал, как тот всячески пристает к сидевшей перед ним Белле. В конце урока Эдвард посмотрел на него, и Джеймс понял, что сыграл не последнюю роль в его приставаниях. Охеревший собственник - уже что-то почувствовал. Сатклифф повернулся к учителю, увлекательно повествующего об экскрементах одноклеточных, а после звонка ненавязчиво пристроился за торчащей поверх всех макушкой Кая. На полметра ниже торчали головы подружек, Каллен отправился на свое супер важное собрание головастых умников и, похоже, сдал Вольтури с рук на руки свою драгоценную принцессу. 
Ухмыльнувшись, Джеймс прошел мимо своего кабинета и зашел следом за троицей на математику, а затем сел на место около Беллы, наверняка тут сидит Каллен, здорово. Свон повернулась к нему и удивленно застыла, рассматривая его расширившимися глазами. 
- Ты не против? 
- Э… Нет, не против, только тут обычно сидит Эдвард, но пока его нет, можешь посидеть. 
- Спасибо, должен сказать, что ваша школа не самое приветливое местечко. 
- Расскажи мне об этом! – с горячностью возразила Белла. – Я сама перевелась в сентябре. 
- Так ты тоже что-то типа новичка? – «изумился» он, девчонка закивала головой. Ох, боже, понятно, почему она в таком положении. Белла готова верить всем и каждому, маленький глупый «бэмби». 
- Не поверишь, но это иногда чувствуется до сих пор, поэтому я тебя понимаю. 
Она перенесла вес, опираясь локтями на парту, раскачиваясь на стуле. Было любопытно за ней наблюдать. А потом Джеймс опомнился и неторопливо осмотрелся. Пока он смотрел за Свон, за ним тоже наблюдали… Лис отвернулся к коротышке, рывшейся в сумке, но ощущение зуда в затылке осталось. В чем твоя проблема, Кай? Ты ведь даже сам этого не можешь понять… 
Джеймс уткнулся глазами в поверхность парты, на полированной поверхности против света выступали царапины «Б.С.-Э.К.». Мило. Подняв голову, он напоролся на понимающее лицо Свон, готовое делиться с ним сочувствием. 
- Что, совсем паршиво? 
- Почти угадала. 
- Со мной было тоже, иногда мне хотелось разбить голову об эти стены. Но со временем стало лучше. 
- Знаешь, а ты откровенна. 
- Да, - Свон опомнилась и смущенно улыбнулась. – Элис постоянно говорит, что я слишком доверчива. 
Ну, хоть один из Калленов не врет… 
- Элис? 
- Да, ты видел ее в столовой, это моя лучшая подруга. Вон она сидит рядом с тем каланчей, - Белла указала пальцем, но он смотрел на ее теплую улыбку. Удивительно насколько солнечной была эта девочка. Она определенно станет помехой. Джеймс, наконец, посмотрел, куда она показывала. Элис заметила их и помахала рукой, а затем, когда Свон отвернулась, показала ему средний палец. Милое существо, ничего не скажешь. Вольтури только ухмыльнулся над ее выходкой. Он поощрял этого ядовитого монстра. 
- А тебя саму как зовут? – спросил он, будто не знал. Хотя она даже не представляет, сколько он знает. 
- Белла. 
- Красивое имя. 
- Ой, да ладно заливать, обычное имя! 
Это было правдой, он просто пытался быть вежливым. Видимо, ей не нравится притворство, когда она способна его уловить. 
- Ну а фамилия, может, она особенная? 
- Нет, тоже обычная – Свон. 
- Ты дочь шерифа? 
- Да! И я буду очень благодарна, если ты оставишь эту тему! 
- Ладно, ладно, остынь, шериф это же не политик и не преступник, странная реакция. 
Однако реакция была странной именно сейчас. Он умышленно упомянул именно эти две «профессии», они ходят по замкнутому кругу. 
- Давай послушаем учителя. 
Свон отвернулась к доске. У него не получалось сосредоточиться. Джеймс раздраженно тряхнул головой и попытался наблюдать за партой Вольтури-Брендон, но не смог. Соседка здорово сбивала с толку. Через двадцать минут он снова повернулся к ней. 
- Ты любишь старое французское кино? Я знаю отличное место в Порт-Анжелесе, мы могли бы сходить туда - там делают отличный глинтвейн, а после погулять по пристани. Знаешь, это самое романтичное место в мире. 
- Ээ… Что? Я не поняла. 
- Белла, что тут непонятного? – он подпер голову рукой, смотря, как она снова готовится залиться краской. 
- Ты хочешь вместе съездить посмотреть кино и пристань? 
- Не совсем, я хочу свидание. 
- Свидание?! - у нее глаза полезли на лоб. 
- Да, а почему нет? Ты мне симпатична. 
Свон окончательно опешила. 
- Ух ты, какой ты прямой, я ценю, конечно, это качество, но… Джеймс, я встречаюсь с Эдвардом. 
- Ты с Калленом? – он тщательно дозировал недоверие с небольшой примесью осуждения. 
- Да! А что такого? Это вообще мое личное дело. 
Девчонка вскинулась, тут же отодвигаясь от него, закрываясь. Теперь Белла готова была отстаивать того, кого любила. Его удивление, отчего-то нанесло ей боль, и теперь она защищалась. Джеймс смотрел на ее раздосадованный профиль весь оставшийся урок. На какой-то миг ему показалось все неважным, только бы вытащить, а потом все вернулось в норму. 
Прозвенел звонок, и Свон первой торопливо покинула класс. Не понимая, что делает, Джеймс поспешил за ней. Она занервничала и почти побежала на улицу. 
- Белла, стой! – крикнул он, видя, как она оскальзывается, срезая путь через парк, спеша к стоянке. – Да подожди же ты! 
Он догнал ее и схватил за руку. Белла тут же ее вырвала, смотря с вызовом. 
- Что тебе надо? 
Маленький котенок, возомнивший себя тигром, как она попала во всю эту историю? 
- Извини, я не думал, что обижу тебя. 
- Ты не обидел меня, мне по фигу. 
- Оно и видно. 
- Слушай, Джеймс, я тебя не знаю, ты меня тоже. Давай сделаем так: ты идешь налево, я направо. 
- Ну да, ты же встречаешься с Калленом… 
- Это не твое дело! 
- …и дружишь с Вольтури. Скажи, а кто из них двоих запретил тебе ездить в Порт-Анжелес? – он сбивался на ехидство. О боже, это-то у него откуда? 
- А ты и против Кая что-то имеешь? – с вызовом спросила девчонка. 
- Нет, что ты я обожаю мафию, - серьезно заявил он. Отчасти, оно так и было, притянуто за уши, извращено, но все же. 
- Не смей так о нем говорить! Кажется, я ошиблась – тебе вовсе не нужна помощь. Больше слушай сплетен, тебе понравится в нашей школе! 
Взбешенная Белла развернулась, чтобы уйти, но он не мог позволить сделать это просто так, остается надеяться, что она не из болтливых… Джеймс схватил ее за плечо и рывком прижал к дереву. Это было так просто, сколько она весила, сорок килограмм, пятьдесят? 
- Тихо, Белла, не дергайся. 
- Вот еще! Отпусти меня, идиот! У тебя вообще со здоровьем как?! 
- Я не боюсь твоего Каллена, - спокойно заверил он ее. – Не бойся, я не причиню тебе вреда, наоборот, хочу предупредить. - Свон перестала вырываться и посмотрела ему прямо в глаза, стало тяжело, и Джеймс отвел свои. Сосредоточиться на ее губах было тоже плохой идеей. – Белла, все кто тебя окружает не те, кто ты думаешь. Не доверяй им, особенно Вольтури, Каллену и Брендон. 
- Что?! Нет, Джеймс, не знаю, откуда ты взялся, но ты точно больной! – Белла злилась, ее глаза сверкали. – Не доверять Элис? А она чем тебе не угодила, она тоже мафия? Или, может, русская шпионка? 
- Не могу объяснить, просто запомни это. Я знаю, что ты считаешь ее лучшей подругой, но она не совсем та, кто она есть. 
- Ааа, ясно, - с умным видом протянула Белла. – Значит, она отлично скрывалась. Идиот, я ее всю жизнь знаю! 
- Просто послушай и запомни. Когда надо будет, это всплывет и поможет тебе. А еще старайся подальше держаться от Джаспера Уитлока. 
- А он, наверное, тайный киллер, да? – саркастично спросила Свон, не зная как близко попала. 
- Нет, просто убийца. 
- Советую не приближаться ко мне, псих. 
Белла скинула его руки и расправила плечи. Джеймс посмотрел на нее с жалостью, и правда, доверчивая дурочка. Вдруг стало остро жалко ее, окруженная врагами, любит их до посинения, защищает, не подозревая, что эта теплая компания готова утянуть ее на дно. 
- Просто постарайся уцелеть. 
Он отвернулся, уходя от нее как можно дальше. Вот странно, что это на него нашло? Если она откроет рот, ему крышка. Аро лично забьет гвоздь в крышку его гроба. 
 
Йель* - Йельский университет. Входит в «Лигу плюща» — сообщество восьми наиболее престижных частных американских университетов. 

Снег* - сленговое название кокаина.  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)