8 января 2016 Просмотров: 517 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 13. Часть 2

Глава 13. Страсть и нежность. Часть 2 
 
 
*** 
Он подчинился, позвонил эвакуатору, и вскоре они уже сидели на берегу реки, открыв все двери пикапа, но не вылезая. Белла вытянула ноги на приборную доску и вовсю демонстрировала недовольство. Каллен пытался отвлечь ее разговорами. 
- Мы снова в тупике, - вздохнула она. 
- Вовсе нет, наши отношения развиваются как никогда,- ухмыльнулся он. Свон стукнула его по руке. 
- Я не о том, извращенец. Вся наша проблема в том, что ты собственник и привык помыкать всеми. 
- А ты слишком «самостоятельна», а еще упряма, как я не знаю кто. И это не мешает мне тебя любить. 
Белла немного смягчилась, но не свернула с пути. 
- Эдвард, я вижу, что ты делаешь успехи, я горжусь этим, но ты должен давать мне больше простора. 
- Ты хочешь сказать, что я душу тебя, а ты пытаешься вырваться? – нахмурился он. 
- Нет, не утрируй, я не пытаюсь уйти или вырваться. 
- Отлично, я бы все равно тебя не отпустил. 
- Очень смешно, ха-ха. – Она не заметила, что Эдвард не улыбался. - Мне надо больше свободы! Я ценю то, как ты стремишься меня защитить, но это переходит границы. Мне не угрожает ни какая опасность, особенно от Джейка. Я должна его увидеть. 
- Нет, Белла. Извини, это не обсуждается. – Свон начала закипать. – Я против, ты не поедешь к нему. 
- Поеду! 
- Нет. 
- Тогда я сделаю это без твоего ведома. 
- Тогда я постоянно буду рядом. 
- Знаешь, а рабство-то отменили, вот сюрприз, да? 
Эдвард притянул ее разозленное пылающее лицо, зная единственный способ сбить с нее спесь, сделать мягкой и уязвимой. У Беллы был почти железный характер, но внутри, по сути, она была очень мягкой и доброй. Тем боле он уже измучился от ожидания. 
Она права, это тупик, но они найдут дорогу мира, сейчас такую, а потом более нормальную. Эдвард подумал, что это уже второй раз, когда их накрывает не там где надо, но отсутствие простыней не могло испортить ощущение высоты, на которые они друг друга возносили. 
Его план удался. Белла хоть понимала его ухищрения, все равно не смогла удержать сердитость, скользя за ним по спирали, сплетающейся все туже. Знакомые звуки, ощущения помогали анестезировать нервы, в этот раз они никуда не спешили. Ветер задувал в открытую дверь, принося запах свежести. Одежда мешала и, включив печку на всю, они от нее частично избавились. После того как все кончилось, он расположил Беллу на себе, откидываясь спиной назад, пытаясь прийти в себя. Каждый раз не верилось, что так может быть. Почему именно с ней он испытывает такое острое, ни с чем несравнимое удовольствие? 
Каллен рассеяно гладил ее по голове, а почувствовав холод, закрыл дверь, чтобы не застудить ее. Девушка пошевелилась, жалуясь, что занятия любовью в непредназначенных местах это аморально. 
- Ты видишь в этом аморальность? – Эдвард поразился. Он только что думал, что это похоже почти на священный обряд, а она так говорит. Это все ее чертовы бабушкины сказки, которые не допускают рейтинг NC, и считают все, что дальше поцелуя и миссионерской позы, греховным. Белла была очень чувствительна и отзывалась на каждое движение, но не могла избавиться от некоторых стереотипов. 
- Нет, то, что между нами не может быть аморально, просто, когда произносишь это даже про себя, это звучит так… 
- Оно всегда так звучит. Мне это безразлично. Всё что происходит между нами не может быть неправильным, аморально – это говорить так. – Свон прикусила губу. 
- Ты прав, прости. 
- Не извиняйся, я не обвиняю тебя, мы разговариваем. И это нормально. 
Белла вдруг очень порадовалась, что Эдвард намного опытнее нее, что он может развеять ее сомнения и страхи. Рядом с ним можно расслабиться и позволить себе побыть слабее. Это было новое и волнующее чувство. Каллен всегда был таким непоколебимым и уверенным, казалось, для него не существует невозможного. На глаза попался торт, и Белла поняла, что голодна. 
- Есть хочется… 
- Можем поехать, куда скажешь. 
- Зачем? – удивилась Свон. – У нас есть кое-что получше. 
Она открыла пластиковую крышку и на глазах изумленного Каллена прямо рукой схватила белый цветок, засунула в рот и простонала от удовольствия. Этого холеный с детства аристократа пришлось долго уговаривать повторить ее подвиг, зато потом они неплохо повеселились и перемазались в креме. С кожи Эдварда крем оказался гораздо вкуснее. Они задержались и приехали домой поздно вечером. 
 
*** 
На следующий день в школе их ждал успех. Все радовались, что вопрос с формой разрешился. Несколько раз к ним подходили, но боясь Каллена, благодарили ее, а его сторону как-то скомкано дергались, изображая что-то типа присеста. 
Эдвард исполнил свою угрозу и заявил Варнеру, что будет заниматься самостоятельно. Математик горячился, но не мог перечить Каллену. Белла планировала как раз в это время слинять в Ла-Пуш, а вместо этого оказалась у него дома, слоняясь по залу, пока он занимался с учебниками. Потом они поехали в школу, и ей пришлось наблюдать за тренировкой и двумя бегающими десятками дурачков, которые не могут поделить мячик. Она нашла определенные плюсы в своем бедственном положении и бесстыдно разглядывала Каллена, восхищаясь его силой, ловкостью и авторитетом среди команды. 
На перерыве к ней первый подбежал Эм и попытался вытащить ее на поле, поиграть в футбол. Представив это, Белла едва зубами не вцепилась в трибуны. Эдвард отчитывал игрока, поэтому не подошел. Позже к ней присоединилась Хейл. Она была непривычно дружелюбной. Белла, скрывая изумление, поддерживала разговор. 
После тренировки Хейл предложила съездить в торговый центр, «развлечься без мальчиков». Каллен однозначно отверг этот вариант, это совпало с ее желанием, поэтому она не стала воспитывать его. 
- Эдвард, почему ты ее не отпускаешь, она что под твоим личным надзором? 
- Ну… - он замялся. – Скорее под домашним арестом. 
Свон пожаловалась на его тиранство и спросила: был ли он таким всегда? Ведь они его ближайшее окружение и обязаны знать. Эммет, Роуз и даже Джас с готовностью подтвердили, что так и есть - Каллен всегда туго закручивал гайки. 
- Ну, просто отлично, - простонала Белла. – Пошли, тиран, меня Чарли уже потерял. А шериф образованный, в отличие от некоторых, про отмену рабства слышал. 
В эту ночь им снова удалось удержать планку высоконравственности и просто спать нежно в обнимку, но на третью гайки раскрутились, шайбы слетели, и они занялись любовью прямо в ее неудобной узкой кровати. Это придало особенный оттенок, ведь им пришлось не размыкаться, чтобы никто не свалился, а по теории вероятности Белла. Мышцы из-за этого болели, но секс был особенно фееричным. 
В четверг у Эдварда болела спина весь день, и он потребовал сказать Чарли, что она будет ночевать у Элис. Завтра была игра, и больная спина вовсе не поможет ему в победе. Белла уступила и, заручившись поддержкой коротышки, они ввели шерифа в заблуждение. 
Игра прошла незабываемо. Львы выиграли, но соперники были сильными, и на поле сохранялась интрига. Белла, а с ней и Элис, впервые пришли на матч. Эдвард настоял, чтобы они сидели на первом ряду, прямо за лавкой запасных игроков. Рядом паслись болельщицы, махавшие ногами и помпонами в перерывах. 
Незаметно Белла увлеклась игрой, с горячностью болея за Каллена. Новичок, заменивший Кроули, играл из рук вон плохо и его травмировали. Капитан взял тайм-аут, необходим был сильный игрок, иначе победа была под вопросом. Разрыв составлял всего два очка. Можно было позвать Остина, он более менее играл, но Эдварду не позволяла гордость. Поэтому, доведенный до отчаяния, он повернулся к Элис: 
- Надо заменить Кроули, выйди на поле! 
Брендон поперхнулась от ужаса: 
- Я?! 
- Да нет же, - отмахнулся Каллен. Прямо за Элис стоял Кай, который только пришел. 
- Эмм… привет всем, как дела, кто выигрывает, я не выйду на поле. 
- Почему? А если нам поставят техническое поражение? 
- А мне какая разница? – удивился Вольтури. 
- А тебе по ходу на все наплевать, кроме одной вещи… 
- Это шантаж? – Кай улыбался, но синие глаза были холодными. 
- Нет, - Эдвард опомнился и понял, что это не подействует. – Конечно, нет, чем мне тебя шантажировать? Просто сейчас мне необходима помощь и я прошу как… друг. 
Эдвард и Кай не отводили друг от друга глаза, а к ним подбежал Уитлок: 
- Эд, скорее! Ставь уже кого угодно, пока нам «техничку» не поставили! 
Вольтури раздвинул Беллу и Элис и шагнул через ряд: 
- Эй, Уитлок, сейчас сыграем… 
Джас был в ярости, когда все осознал, но было уже поздно. Кай быстро переоделся и вышел на поле. Он отлично вписался, Эдвард даже рискнул включить его основным в сложную схему Львы вырвались вперед, но тут Джас «нечаянно» налетел на Кая, сбив его с ног. Вольтури поднялся и ударил обидчика под колени, тот упал на траву. К ним подбежал капитан, громко отчитал обоих и поставил в максимально удаленные позиции. 
Джаспер ухмыльнулся ему через все поле, Кай почувствовал, как неконтролируемая злость затмевает здравый рассудок. Ему самому хотелось отбросить благоразумие, и накинуться на ублюдка, превратить его в сплошной сгусток крови. Заставить перестать существовать. Он побежал за игроком, который поймал мяч, с другой стороны появился Уитлок. Они уже начали бороться больше друг с другом, чем с противником. 
- Когда в деле замешана девчонка, оно становится слишком личным, да, Вольтури? 
- Пошел на х*й. 
- Эй, Элис ценит хорошие манеры, неудачник. 
Джас пребывал в эйфории, он заметил, что смог вывести Кая из себя, и весь оставшийся матч то и дело приближался к нему и доводил. 
Львы победили с отрывом в три очка, трибуны буйствовали, оглушительно приветствуя любимцев. Эдвард почувствовал знакомый угар эйфории и по традиции повернулся лицом к трибунам, два раза стукнул по сердцу, а потом вышвырнул его не толпе, а девчонке, сидящей в первом ряду, посвящая победу ей. Он считал, что теперь не имеет права никому отдавать свое сердце кроме нее, даже несерьезно. И тут толпа неожиданно одобрительно взревела. Как так, разве они не осуждали его выбор?! Белла встала и собиралась перелезть через ограждение. Каллен побежал к ней, подхватил и вытащил на поле, смеясь и обнимая ее. Их приветствовали как гребанного английского принца и его Кейт Миддлтон, но его это не волновало. Эдвард целовал ее сахарные губы, вдыхал запах зеленого яблока. А потом краем глаза увидел то, что его шокировало, и схватил Беллу обоими руками за голову, чтобы она ничего не повернулась. 
Джаспер. Перемахнул через ограждение на зрительские трибуны, наклонился над коротышкой и с чувством ее поцеловал. И совсем не в щеку, а по-настоящему! Эдвард все думал, что это галлюцинация, но Джас оторвался от девчонки и с торжеством посмотрел на Вольтури. А вот и причина… 
Они еще долго шумели, принимали поздравления, фотографировались с медалями, получали путевку на чемпионат штата и только потом, вымотанные до предела, пошли в раздевалку. Эм испарился вместе с Хейл, возможно, они отмечали. Каллен подумал о том, что тоже скоро будет «отмечать», интересно, шериф поверит в две ночи у Элис? Эдвард широко ухмыльнулся и тут его догнал Джаспер, хлопнув по спине. 
- Ай, тише Джас, она у меня болит. Мне не показалось, ты поцеловал Элис?! 
- «Нет, мой друг Горацио», не показалось. 
- Блин, ты говоришь цитатами, как Вольтури. Ты это сделал, чтобы его позлить? 
- Ну не без этого! 
- Ну, ты даешь, Джас, коротышка же тебя теперь прибьет! 
- Нет, она без ума от меня. 
- Ну-ну, очень смешно. 
Они вошли в темный коридор, ведущий к раздевалке, за спиной слышался шум стадиона. Эдвард не заметил, как Кай появился, только увидел его пугающе спокойное лицо и выпад, а в следующий момент, его друг уже сползал по стене. 
- Вольтури, что ты делаешь? 
- Я и так уже долго терпел, - холодно сказал Кай, как ни в чем не бывало, приблизился к Джасперу и неожиданно пнул его. 
- Ты ему ребра сломаешь, хватит! 
Эдвард попытался оттащить парня, но это было задачей не из легких. Вольтури, как заведенный, без лишних эмоций стремился добраться до цели. Их спасло появление идущих в обнимку Розали и Эммета. Эдвард уже выдохся оттаскивать Кая и бороться с ним, поэтому был жутко рад помощи Маккартни. 
- Что на тебя нашло? – удивлялся Эм, сжимая обидчика в захвате. Каллен склонился над другом, рассматривая его разбитый нос. 
- Он поцеловал его девчонку, - с готовностью сообщила Хейл. 
- Коротышку? – ахнул Эммет. – Так они все-таки встречаются? А Джас зачем это сделал, решил повторить подвиг Остина? 
Кай молчал и периодически проверял, насколько крепко его держат. Он планировал продолжить при первой возможности, Каллен словно почувствовал это. 
- Кай, лучше иди к Белле и Элис. Мы не дадим тебе приблизиться к Джасперу. 
- Отпусти, - буркнул он Эммету. 
- А ты точно уйдешь, не накинешься на Джаса? – Вольтури промолчал. – Тогда прости, но пошли-ка в обнимку, ты тип мутный, скажу я тебе, лучше так. 
Уитлок в раздевалке очнулся и, ощупав ребра, сказал, что все вроде цело. Вопреки ожиданиям, Джаспер не был зол, скорее радовался – ему, наконец, удалось пробить Кая. Остановив кровь из носа, он предложил всей командой закатиться в бар, отметить победу. Команда единогласно поддержала его, а Эдвард поблагодарил всех за хорошую игру и заявил, что с ними не пойдет. 
- Крайне извиняюсь, но мне не по пути. 
- Да ну, Эдвард, брось, - залихватски предложил ему Гарри Митчелл, рыжий парень из параллельного класса. – Там же будут красотки из группы поддержки. - Розали, которая ничуть не смущалась пребыванием в мужской раздевалке, подмигнула ему. А Эммет, не видя этого, закатил глаза: 
- Митчелл, ты тупой? Думаешь, Эд идет уроки учить? У него своя девушка есть. 
- А-а… идейная принцесса,- почесал репу обиженный интеллектом парень, Каллен не находил это закрепившееся прозвище плохим, поэтому промолчал. – Да, горячая девчонка … 
Эдвард окаменел и повернулся обратно, а присутствующие замерли. 
- Ой, Эдвард, я не хотел сказать ничего такого. 
- Сколько еще мне надо побить человек, пока все не поймут, что свои комментарии надо оставлять при себе? – звонко он спросил, приближаясь на шаг к недоумку. Определенно складывалась тенденция, что Белла сокращает его команду… 
- Тихо, Эд, остынь, что он такого сказал? - успокоил его Эммет. – Твоя девчонка и, правда, эмм… красивая, считай, что он сделал тебе комплимент. 
- В жопу пусть его себе засунет. 
- Извини, Каллен. 
- Эдвард, ты слишком остро реагируешь, - вмешался Уитлок, до сих пор веселый донельзя. – Лучше бери свою принцессу и всю ее свиту, повеселимся! Ты обязан выпить за нашу победу, а то ноги у всех кривыми будут! 
Все рассмеялись, и Эдвард вынужден был согласиться. 
Свон отреагировала прохладно на эту идею. Ей не очень хотелось находиться с этой компанией. В баре было шумно, спиртное лилось рекой. Белла ненадолго осталась одна, когда Эдварда взвалили на плечи и потащили пить из тазика, в котором плавала нашивка капитана. На нее смотрели с любопытством, но приближаться не рисковали. Это жутко сердило её, и, выпив бокал шампанского для смелости, она поднялась на мини сцену к Розали. 
Эдвард спохватился и начал ее искать. Сам он не догадывался взглянуть на сцену, а люди боялись ему подсказать, зная его вспыльчивость. Увидев ее, Каллен потер глаза, а затем очень быстро полетел к красиво извивающейся девушке, пытаясь ее снять. 
- Белла, пошли отсюда. 
- Ну уж нет, я социально адаптируюсь. Становлюсь ближе к народу. 
- Ты выпила! 
- Совсем чуть-чуть, сам виноват, я не хочу быть экспонатом. 
Розали засмеялась и прислонилась к ней спиной, вскидывая вверх руки. Ее грудь полуобнажилась. Эдварду совсем не нравилась такая компания, а еще, что все рассматривают тело Беллы. Оно совершенно, и оно только для него. 
- Роуз, как там вы кричите: «Львы вперед»? – Хейл кивнула, Белла подняла руку вперед: - «ЛЬВЫ ВПЕРЕД!» - Люди радостно откликнулись и начали усиленно набивать коронный знак. – Черт, точно, надо же еще два раза стукнуть. 
- Белла, пойдем. 
- Отстань, Эдвард, дай мне отметить твою победу. 
Она вместе с Роуз повторила свой маневр, и толпа окончательно полюбила ее. Эдвард отошел на полшага и дал ей еще минут пять повеселиться. Потом быстро устал и, перекинув девчонку через плечо, отсалютировал своей команде. Вслед неслись одобрительные комментарии и напутствия, будто он сам не знает что и как. 
Оказывается, Беллу развезло всего с одного бокала. Всю дорогу до дома она то и дело начинала хихикать и порывалась сама позвонить Чарли. Он забрал у нее телефон и позвонил Элис, попросив ее прикрыть их. 
*** 
Проснувшись, Белла не сразу поняла, где находится. Повернув голову вбок, она проехалась носом по лбу Эдварда и затаила дыхание от внезапной близости. Они лежали лицом к лицу. Память уже великодушно вернулась, восстанавливая вчерашние события. Да уж, а может, лучше и не надо было. Она танцевала на сцене с Розали! Сейчас это не казалось такой фантастической идеей… 
Рука затекла, и она пошевелилась, вытаскивая ее. Голова Эдварда съехала на подушку, он сонно заворочался и провел ладонью по ее телу - от бедра к груди и, не просыпаясь, накрыл мягкое полушарие. Горячая волна прошибла до пяток, в животе завязался узел, у нее появилась срочная потребность его разбудить. 
Однако Эсми справилась с этой задачей без нее. Мягко постучав, она вошла. Белла рывком села в постели, натягивая шелковую простыню до глаз, раздевая Эдварда. 
- Ой, извините, я не знала... Доброе утро, Белла. Мм.. Эдвард? Спустись вниз, папа хочет поговорить с тобой. 
Эсми торопливо вышла, а на ее лице можно было жарить яичницу. 
- Эдвард, ты не закрыл дверь! 
- Не кричи, пожалуйста, все хорошо. Это не будет для нее это шоком. 
- Для меня будет! 
Свон торопливо начала подбирать свои вещи. Каллен хотел не такого начала дня, но он просто не знал, что это, возможно, лучшее за весь день. 
После ужасно неловкого чаепития с родителями, он отвез Беллу к Элис, а сам нехотя вернулся. Карлайл настоял, чтобы он поехал с ним сегодня на благотворительный вечер. Это оказалось уловкой, но Эдвард узнал об этом значительно позже. А чтобы обезопасить себя, он позвонил Стэнли (та чуть не умерла от такой чести) и попросил ее покрутиться около дома Брендонов. Джессика каждые полчаса сообщала ему, что происходит. Кай, Элис и Белла пошли в кино. Он расслабился, утешившись тем, что она смирилась и не пытается ускользнуть к индейцу. Надо же Эдвард даже не рассчитывал на такую скорую победу. 
И правильно, что не рассчитывал. Белла была не способна на такое. Через час Стэнли истерически написала, что из зала Кай и Элис вышли вдвоем и помахали ей ручкой. Свон исчезла. К злости на Карлайла, обманом затащившего его на тусовку к молодым политикам, прибавился гнев на тупость Джессики и на поступок Беллы. Вежливо извинившись, Каллен покинул зал, сел в машину и переключился сразу на третью скорость. 
Она все-таки сделала это. 
*** 
Белла открыла окна и беспричинно хохотала, веселясь из-за своей проделки. Ей удалось провести глупую Стэнли. У нее давно было подозрение, что она шпионит для Эдварда, и сегодня они оба получили по носу. И ее любимый тиран и его прихвостня. На миг, Белла задумалась, почему ее окружают сплошные тираны - Эл, Эдвард, и почему она так сильно любит их? Но это была праздная мысль, и девушка откинула ее, радуясь выглянувшему солнцу и бодрому ходу пикапчика. 
Выпрыгнув из грузовика, она хотела побежать к дому Блэков, и тут же была наказана за самоуверенность - поскользнулась и испачкала обе коленки. Дверь хлопнула, и наружу вылетел Джейк. Он не увидел ее из-за пикапа. 
- Белла?! 
- Да тут я, тут, бери ниже. – Блэк с неистовой радостью подбежал к ней, и вскоре она взлетела высоко вверх. 
- Ты приехала!!! 
- А как же, я же обещала. Чип и Дейл спешат на помощь! Я всегда приду на помощь к тебе, и чтобы не смел больше в этом сомневаться. 
Они без повода смеялись, засыпали друг друга вопросами, перебивали и отвечали одновременно. Немного успокоившись, Белла пошла в дом, поздороваться с Билли. Тот очень обрадовался крестнице и покатил на кухню, готовить фирменную лазанью. У всех троих было отменное настроение, поэтому смех лился рекой. Пообедав, Джейк и Белла отпросились погулять по пляжу. 
- Залезай, - Джейкоб повернулся к ней, подставляя спину, чтобы перенести ее через небольшой участок воды. Он был в прорезиненных сапогах, а Белла всего лишь в замшевых полусапожках. 
Поколебавшись, она залезла. Парень пошел вперед, и они впервые замолчали. Белла думала о том, что разговор будет трудным, а еще, что она не собирается ему поддаваться. 
- Джейк, в смске ты написал, что тебе плохо. Если дело только в моем прощении, то оно у тебя есть. 
- Дело не только в этом, и ты знаешь. 
Свон остановила его, чтобы слезь, и заглянула в его смуглое лицо. 
- Я очень хочу помочь тебе, но не знаю как. Скажи, что лучше для тебя: если тебе тяжело меня видеть, я уйду. Или если надо, я буду рядом, поддерживать тебя, как друг. 
- Но я хочу большего! Я люблю тебя, - пронзительно бросил ей в лицо Джейкоб. В этих словах было столько искренности и детского эгоизма, требования, что она смешалась. – Каллен никогда не будет любить тебя так, как я, он не знает тебя, не похож на нас с тобой. Он из другого мира, где все покупается. Мы с тобой другие. Он же словно искусственный, неужели ты не чувствуешь? 
Сравнивая Эдварда и Джейкоба, она понимала, что они полные противоположности. Каллен был утонченней, сложней прямодушного Джейка. Он ценил и разбирался в искусстве и в жизни, отчасти был пресыщен ею, успешен и уверен в себе. А еще полностью беспросветно неотразим. Джейкоб был напорист, возможно, излишне простым, открытым. Он любил жизнь, никогда не скрывал своих чувств и действовал напролом. Они были как день и ночь, у каждого свои недостатки и достоинства. 
И Эдвард не был искусственным. Такое впечатление могло сложиться, если ты не знаешь его. Но ей он открылся, Белла ценила это. 
- Джейк, это не правда. Ты не знаешь его, если бы вы с Эдвардом поближе познакомились, ты бы понял, какой он. Они даже с Каем поладили. 
- Странно, Вольтури казался умным парнем. 
- Ты меня вообще слушаешь? 
- А ты меня? Каллен как его отец: смазливая оболочка и обаяние, а под ней клыкастая акула. Он добьется от тебя того, что хочет и бросит. 
Белла разозлилась до чертиков, сжав кулаки, закричала: 
- Уже добился, ясно? И не бросил! 
Блэк шел чуть впереди, но после этих слов остановился, развернулся к ней, смотря тяжелым взглядом: 
- Что ты сказала? 
- Что слышал. 
- Ты не могла быть такой идиоткой, чтобы… 
- Ай, Джейк, отпусти, мне больно! – Белла попыталась убрать его тиски, сжавшиеся вокруг ее запястий. – Что ты делаешь? 
Блэк был в состоянии аффекта, его смуглая кожа нехорошо посерела, черные глаза сверкали угрожающе из-под сводов бровей. 
- Я его убью! Как ты могла! С ним, да меня тошнит от одной только мысли, что он дотронулся до тебя! – Парень кричал на нее в голос, встряхивая в такт словам. 
Белла вдруг некстати впервые в жизни подумала о разнице в габаритах, и что при желании он вполне способен причинить ей вред. Джейк был как три Беллы, по ощущениям запястья завтра будут синими. Белла попыталась достучаться до него, но безуспешно. Она уже жалела, что сболтнула лишнее. Джейкоб наговорил ей множество ужасных вещей, заставив ее почувствовать себя грязной. Он говорил, что она обязана была дождаться его, что эту ошибку уже не исправить. 
От обиды и боли в голове, у нее выступили слезы. Белла дернула руки на себя, упала и отбила себе правый бок. Неловко поднялась и оскользнулась снова, только уже приземлилась коленкой на каменистый пляж. Болели запястья, коленка и бок, Джейк ее сильно обидел, Белла смотрела на друга и пыталась удержать слезы. Она же обещала быть сильной, помочь. Поэтому стояла и просто смотрела на него, выставив руки немного вперед, чтобы ветер остудил покрасневшую кожу. Белла знала, что стоит открыть рот, и слезы уже не удержать. 
Джейкоб тоже пялился на нее, постепенно его гнев гас, и он заметил наполненные влагой глаза, трясущиеся губы. Увидев промелькнувшее раскаяние, она попыталась улыбнуться сквозь застилающую пелену: 
- В-все нормально. 
- Белла, я постоянно заставляю тебя плакать… 
Зря, зря он это сказал, плакать захотелось еще больше! Блэк подошел и осторожно обнял ее. Белла с силой сжала зубы, стирая их в порошок. Не плакать, не плакать… 
- Как же я тебя люблю. Я готов принять тебя любую, даже после этого. 
- Я тоже тебя люблю, но только как друга. 
- И никогда не полюбишь по-другому? 
Иногда сказать правду ужасно сложно. Но это более милосердно, чем дарить сладкий лживый мир картинок. 
- Нет. 
- Значит, как друга… – Белла не видела его и лицо и была рада этому. Молчание было долгим и тянуло нервы. – Я попытаюсь быть тебе другом… Но какое-то время мне лучше не видеть тебя, пока мне слишком больно. 
Как шла обратно, заводила машину, ехала, Белла не помнила, все смешалось в кашу. Первое четкое воспоминание - это Эдвард, залезший в пикап перед домом Брендон, где она ждала приезда Элис. Сейчас ей нужна была именно Эл и никто больше. Каллен был очень зол, но испугался, когда заметил ее подавленное состояние - как безвольная кукла, безучастная и ослабленная. 
- Господи, что случилось, малыш? – его голос был пропитан тревогой, нежной заботой. Это подействовало как одеяло для души, она начала согреваться. Каллен целовал ее застывшее лицо, бледные руки, волосы, приговаривая шепотом: – Ну, я же говорил тебе… что он тебе сделал? Любимая моя… Скажи хоть что-нибудь. Изабелла… 
- Хорошо. 
Много сил ушло на единственное слово. 
- Что хорошо - расскажешь, или с тобой все в порядке? 
Зачем только он ее мучает? 
- Все нормально. 
Эдвард поцеловал ее в губы, и Белла повернула лицо, тянясь за этим теплым приятным ощущением. Еще очень не скоро она пришла в себя, так и не заплакав. Внутри была такая гулкая пустота, что слезам неоткуда было взяться. Эдвард терпеливо ждал, пока она смогла начать снова говорить. 
- Все нормально, нормально, - твердила Свон как мантру. 
- А почему ты тогда была в таком состоянии? Я не знал, что делать. Что произошло, он навредил тебе? 
- Нет. Я ему. Пришлось поговорить в открытую. Я причинила Джейку столько боли, что готова ненавидеть себя. Я не люблю его и никогда не полюблю. Это все ужасно. 
Эдвард так не думал, внутри клокотала мешанина эмоций, замешанных на безумной радости, вине, тревоге за нее и злости на никчемного парня, сумевшего довести ее до такого. 
- Поедем домой? Чарли еще нет дома, я уложу тебя спать. 
Да ей лучше всего поспать, долго-долго не меньше месяца мили даже двух, чтобы пропустить то время, когда Джейку будет больно. Когда он будет болезненно вытравливать свою любовь из души и не желать ее видеть. Заснуть, уйдя таким образом от всех проблем, а проснувшись узнать, что они все благополучно разрешились. 
Замкнувшись в себе, Белла все думала, прокручивала слова Джейкоба через себя, его боль, надтреснутый голос. А потом Эдвард уже наклонялся над ней, поправляя одеяло, скоро он ляжет рядом с ней, обнимая ее, неся необходимую защиту, и она заснет. На очень-очень долго. 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)