8 января 2016 Просмотров: 528 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Глава 11

Глава 11. Покидая остров 
 
 
Белла проснулась первой, открыла глаза и увидела необычный мир, словно краски стали ярче. По телу расползалась нега, кости превратились в желе. Повернув голову, она увидела спящего Эдварда. Его лицо было абсолютно расслабленным, левая рука покоилась под ее грудью. 
Свон покраснела, как рак, в голову полезли картинки из прошлой ночи, и ее лицо загорелось. Неужели это было? Она едва не зажмурилась, но было жаль отрываться от Каллена. Белла вдруг широко, во весь рот, улыбнулась. 
«Это плохо, что я чувствую себя ужасно счастливой? Похоже, я вчера еще потеряла и стыд помимо…». 
Хотя чего стыдится? Она больше не маленькая девочка, она – женщина, любящая и любимая. 
Белла задержала дыхание, чтобы не рассмеяться, громко, радостно, безостановочно. Флюиды счастья расходились во все стороны, здорово, что у нее получилось проснуться раньше Эдварда. Она самодовольно ухмыльнулась, но ухмылка быстро перешла в мягкую улыбку, ее переполняла нежность к спящему парню, от любви пело сердце. 
Белла впитывала зрачками всё, малейшие мелочи: растрепавшиеся бронзовые волосы, родинку за ухом, подрагивание ресниц во сне, едва заметный перекос губ в правую сторону, словно Эдвард легко усмехался. Как же она любит его, уму непостижимо. 
И хочет, чтобы он проснулся. 
Воспоминания не прошли бесследно, у нее появилась потребность разбудить его. После вчерашнего Белла была уверена, что не сможет пошевелить ни рукой, ни ногой. Они занимались любовью много часов до полнейшего изнеможения, солнце уже начало подниматься, когда они, обессиленные, засыпали. 
«Ну как бы нечаянно разбудить его?». 
Белла словно случайно повернулась. Каллен немного нахмурился и прижал ее крепче, даже во сне. Не получилось. Девушка раздосадовано вздохнула, закинула на него ногу и с надеждой посмотрела на его лицо. Ноль реакции. 
«Эх, я ужасна. Надо дать ему поспать». 
Мысль была очень правильной и здравой, может именно поэтому она выгнулась из удерживающей ее руки и… дотянулась до губ, а затем до век, провела ногтями по спине. Его губы расползлись в улыбке. 
- Белла… 
- Да! – обрадовалась она. – Это я. 
Каллен засмеялся, схватил ее за затылок и прижал к своим губам, его насыщенные зеленые глаза раскрылись, заставляя ее вздрогнуть. Белла зачарованно всматривалась в них. Она могла поклясться, что у них изменился цвет. Еще ни разу они не были такого глубокого изумрудного оттенка. Каллен ничего не говорил, только смотрел на нее с близкого расстояния, легко улыбаясь, в радужках плясали искорки. Похоже, он тоже счастлив. От осознания этого, Белла почувствовала, что взлетает. Это было необычайно важным – делать его счастливым, ради этого можно отдать все. 
- Я люблю тебя. 
Она не ответила, так как эти слова по-прежнему пугали ее своей формулировкой. Белла его поцеловала, медленно, не торопясь, растягивая удовольствие. 
- Эта ночь… - Эдвард притормозил, подбирая слова, а она застыла в жадном ожидании, – …была лучшим, что я испытывал в жизни. У меня нет слов… 
- Я знаю, знаю, - согласно закивала Белла. Она чувствовала то же, словами это действительно не описать. – Я чувствую то же. – Затем она помахала в воздухе рукой, представляя ее крылом. – Я летаю. Легко. 
- Ммм… Серьезно. – Эдвард засмеялся. А потом вдруг посерьезнел и приподнялся на локте, чтобы видеть все е лицо. - Белла, как ты себя чувствуешь? Тебе не больно? Только говори как есть. 
Белла закатила глаза, вот ведь параноик, боль? Она даже не поняла вчера, было ей больно или нет. Вроде да, но это перекрыли другие, более сильные ощущения. Он так сдерживал себя, был так трепетно нежен, у нее, конечно, не было опыта, но это было просто волшебно. Белла выдохнула, вспомнив, что помимо нежности там было много чего. И оказывается, она очень вынослива! Любовь сплеталась со страстью, все это казалось больше сном, чем явью. В реальность ее вернула озабоченность на его лице. 
- Ну… боли я определенно не чувствую. 
- А что чувствуешь? – похоже, Каллен не понял ее и уже развел тревогу. Белла сосредоточено прикусила губу, чтобы сообщить, что чувствует, но слишком смущалась слов. 
- Голод. 
- Уф, слава богу, не шути так. Сейчас мы пойдем на кухню, там полно еды. 
- Нет, - она отрицательно покачала головой, волосы упали ему на лицо. Он вдохнул в себя их запах, прежде чем отвести прядь в сторону. – Не то… 
- В смысле? 
- Не тот голод, - Белла решила не вводить его в заблуждение, а просто перекатилась на парня и погладила ступней его ногу, бормоча: – Беда, Эдвард, ты что-то нарушил в моей голове, кажется, со мной что-то не так, мне мало. И сам будешь за это расплачиваться. 
Он не находил в этом ничего плохого, наоборот! Его переполнял энтузиазм нарушить что-нибудь еще больше. Завтрак был позабыт. 
Очень не скоро они все же нашли время, чтобы сходить в душ, но пошли вместе, и это было огромной ошибкой. Потому что и у ее мышц есть предел прочности. 
Однако это немыслимым образом забылось, когда он за ужином, передавая ей тарелку, нечаянно коснулся ее. 
Ближе к семи вечера Белла и Эдвард поняли, что никуда не летят. Дома может хоть ядерная война разразиться, но они пока не готовы покинуть это место. Пришла прислуга, и пока Каллен говорил с каким-то мужчиной, Белла валялась в постели и от души желала всему миру катиться куда подальше и отстать от них. Каллен, видимо, услышал ее мысленное послание и отнесся к нему очень ответственно. 
Он сообщил, что какой-то Жером поедет сейчас на ближайший остров с цивилизацией и отправит Элис сообщение, что они задержатся еще на два дня. Ей придется прикрыть их перед Чарли. Белла подумала, что Эл ей голову оторвет, а затем откинула эту мысль и потянулась обнять Эдварда. Чем это закончилось, всем прекрасно известно. 
*** 
Выторгованные два дня они в основном провели в постели. Открывшийся мир, был совершенно новым, непознанным и отчаянно ей нравился. Белла узнавала его и даже саму себя. Она раньше и предположить не могла, сколько всего скрывается за физической близостью. Помимо удовольствия, много прочего - новое качество чувств, отношений, образ мыслей, казалось, ее мозг действительно изменился, и теперь она даже думает по-другому. 
Выбраться удалось только в последний день и то, только потому, что Эдвард сказал, что в восточный залив в этот сезон часто заплывают дельфины. Он, конечно, потом пожалел об этом, потому что Свон уже было невозможно остановить. Она вскочила на ноги и вынудила его шевелиться, требуя быстро одеваться и идти, бежать, скорее! К дельфинам! 
Они взяли лодку и едва отплыли от выступающего далеко в море причала, как заметили млекопитающих. В таком диком восторге он Беллу никогда не видел. 
Иногда конечно в ней проскальзывало что-то детское, вполне милое, но это… Она так буйно выражала свой восторг, что Эдвард удивился, как дельфины не испугались и не удрали от нее. Девчонка металась по всей лодке, перебегая с борта на борт, а потом, быстро протараторив что-то невнятное, сняла шлепки и прямо в платье нырнула в воду. Ему пришлось сделать то же. Держа одной рукой лодку, другой он придерживал буйствовавшую девчонку. Она била рукой по воде, брызги разлетались в стороны, рыбин это не смущало. Ей удалось их даже потрогать, правда, они уплывали слишком быстро. И слава богу, а то она бы еще отчалила верхом на одном из них - с нее станется! 
Блестящие, «улыбающиеся», похожие на поплавки дельфины сновали тут и там, их было около четырех. Пока у Беллы не начали дрожать от руки и сводить пальцы на ногах, она не соглашалась выбираться. 
Упав на дно лодки, она сообщила, что умерла. У него была одна мысль, как ее оживить, но сначала надо добраться до берега. Время до самолета у них еще есть, часов пять, не меньше… 
 
*** 
Прощаться с островом было невыносимо. Окинув взглядом место, которое сыграло такую важную роль в ее жизни, Белла поднялась по трапу вслед за Калленом. Грустно было покидать их маленький рай. Возвращаться в Форкс. 
Перелет прошел удачно. Белла уснула, положив ступни на колени Эдварду - прошлую ночь она спала мало. 
Вскоре они уже ехали на машине по пути к Элис. Белла с удивлением думала, что прошло всего четыре дня, а такое ощущение, что целая жизнь. Мир рядом с Калленом казался солнечным и ничем не омраченным, сейчас она была так беспросветно счастлива, что самой не верилось. 
Около дома они просидели больше часа, никак не могли оторваться друг от друга. Хорошо зная подругу, Белла решила, что с Элис будет объясняться одна. Зрители там только помешают. А так, наедине, ей удастся рано или поздно утихомирить маленького тирана, и тогда она сообщит ей все волнующие новости. Интересно, как Эл отреагирует? Скорее всего, разделит ее радость, хоть и будет шокирована сначала. 
Белла хотела схватить сумку и быстро выйти, но Эдвард успел вперед. Обойдя машину, он повесил ремешок сумки на ее плечо и притянул ее за плечи, даря прощальный и оттого особенно сладкий поцелуй. Снова расставаться… 
Идя по дорожке к дому, она расстроено пыталась придумать мир, где бы им не пришлось этого делать, и все были бы счастливы тем, что они вместе. Одно ее успокаивало и здорово приободряло: перед тем как отпустить, Эдвард шепотом сказал ей не закрывать окно на ночь. Да здравствуют ночные гости! 
Войдя в дом Брендонов как в свой, Белла пошла в комнату коротышки, готовясь к сражению. Ей очень повезло – Элис была не одна. Они с Каем смотрели фильм, у парня на коленях стоял ноутбук. Их глаза расширились. 
- БЕЛЛА! Где тебя черти носят? Это вообще нормально - прислать мне жалкую смску и пропасть на два дня?! 
- А это нормально? – в тон ей спросила Свон, бросая перед собой сумку, набитую платьями. Она гневно уперла руки в боки, надеясь, что это сработает. 
Не сработало. Коротышка знала ее и сразу поняла, что она притворяется сердитой. Эл начала ее отчитывать, Белла поменяла политику и активно ей поддакивала, кивая в такт каждому слову, соглашаясь с нелицеприятными характеристиками в свой адрес. Той скоро надоел этот цирк, тем более Кай откровенно подсмеивался, и они помирились. Друзья потребовали детального отчета о поездке. Белла с удовольствием рассказала, правда про девяносто процентов из ста она утаила и, в основном, сосредоточилась на купании с дельфинами и красотах экзотической природы. Эл и Кай как-то странно на нее поглядывали. Свон запаниковала – неужели по ней все понятно?! 
Потом, когда красочные эпитеты закончились, Белла перешла в наступление и поинтересовалась: что делали они? Кай и Элис рассказали, как съездили в Портленд, забрали пикап и провели там два дня, гуляя по городу и знакомясь с местными достопримечательностями. Брендон недовольно пожаловалась, что они натолкнулись на какого-то друга Кая – Алекса и неожиданно сорвались с места, выписались из отеля и словно сбежали из города. Вольтури пожал плечами и загадочно, но напряжено улыбнулся, никак не комментируя этот факт. Потом они получили сообщение от Каллена и поняли, что в Форкс путь заказан – Чарли бы очень удивился, если бы Элис приехала одна. 
Они не придумали ничего лучше, чем поехать к Каю. Вольтури жили обособлено, по близости был только автосалон Феликса, и если не высовываться, то их никто бы не увидел. Кай упрямо уступил ей свою комнату, а сам спал на диване в гостиной. Элис решила не упоминать, что в доме было еще две свободных комнаты, но двери в них не открывались, и порог не переступался хозяевами. Комнаты Аро и Марка. 
Элис с весельем рассказала, что вынуждено пересмотрела все серии Звездных воинов, а еще поработала над бытом семейства Вольтури. Кай при этом смотрел на нее с выражением загнанного восхищения. Похоже, он до сих пор не сообразил, толи радоваться новшествам, толи посадить коротышку в ящик и отправить по почте недоброжелателям. 
Элис поехала ночевать к Белле. Та была одновременно рада этому и нет. Она жутко соскучилась по лучшей подруге и не могла дождаться, когда расскажет ей все, но тогда про ночных гостей можно будет забыть, а от одной этой мысли что-то жадное и неподвластное контролю внутри показало зубы. 
Кай ехал за ними, решив проводить их до дома. Белла отправила Эл вперед как тяжелую артиллерию – обработать Чарли, а сама осталась постоять с другом. 
- Теперь можешь сказать правду: она тебя успела достать, и ты жаждешь меня убить за это? – Они оба засмеялись ее зловещей интонации. 
- Вовсе нет, это мои лучшие зимние каникулы. 
- Серьезно? Мы ведь достаточно проблемные друзья, как ты мог убедиться. 
- Ну, с друзьями у меня было не густо, так что не с чем сравнивать. И вы не безнадежны: не втягивали меня в драку уже месяц, - задорно подмигнул Кай, а Белла посмотрела на его лицо. След над бровью прошел, но разбитые губы еще не вернулись в норму. Девушка указала на них: 
- Мы – нет. Но все же такое ощущение, что ты поцеловал чей-то кулак, и так и не рассказал чей. 
- Герда, а хочешь, мы еще поговорим об острове? Чем вы кроме дельфинов там занимались? Ты выглядишь иначе, - он невинно улыбнулся, а Свон тут же залилась румянцем, выдавая себя с головой. – Ты заземляйся, чтобы не улететь, а то ты выглядишь слишком счастливой. 
Белла уставилась на него во все глаза: каким немыслимым образом он так точно угадал ее состояние? Вот проницательный засранец! Увидел, а теперь издевается. Она решила не оставаться в долгу и заодно проверить свои надежды: 
- Ну, ты тоже не выглядишь грустным. Видимо, у Элис отличное чувство юмора. 
- Грубая игра, Герда, ты же помнишь, что мое сердце – твое. Я же замуж тебя звал. 
- Ага, но ведь ее тоже, - с отчаянной надеждой воззрилась на него Свон, пытаясь проявить хоть каплю его проницательности. 
Ничего у нее не получилось, Кай, как всегда, был не прошибаем. Она тяжко вздохнула, бегло поцеловала его в щеку и хотела уже идти, но Кай неожиданно с силой обнял ее. Белла была очень удивлена этим жестом. Конечно, они не раз обнимались и целовались в щеку чисто по-дружески, но почему от него исходит столько признательности? 
- Эмм..? Я тоже тебя очень люблю, - осторожно заметила Белла, чувствуя, как начинают слипаться глаза. Однако было важно понять, что с ним. Кай - не любитель проявлять чувства, так что это должно что-то значить. Вольтури продолжил молчать, только не выпускал ее. Белла улыбнулась себе под нос и погладила его спину. – Эй, ну ты чего? Все ведь хорошо да? Может, ты хочешь о чем-то поговорить? 
- Знаешь, Герда, ты самый лучший друг. 
- И поэтому ты мне сейчас все подробно расскажешь. 
- Нет, - он ухмыльнулся и отступил на шаг. - Но ты определенно станешь первой, однажды мне может понадобиться совет. В свое время. 
 
*** 
- Что вы сделали?! – заорала коротышка, а Свон с отчаянием зажала ей рот, пока и Чарли не посвятился в этот глубоко личный момент. После этого дни Эдварда будут сочтены. 
Было уже темно, они с Эл лежали в ее кровати, и Белла, наконец, решилась ей рассказать. Коротышка была в шоке, и долгое время ее пришлось успокаивать. 
- Ты не считаешь, что поторопилась? Вы встречаетесь всего три недели. Это как-то… не знаю. 
- Не считаю. И ни о чем не жалею. 
- А как же наши сказки? – грустно спросила ее Элис. – Мол, сначала свадьба, потом секс, а потом «и жили они долго и счастливо». 
- Ну не уверена, что выдержала бы рядом с Эдвардом до свадьбы… - со странной интонацией проговорила Белла, ее глаза блеснули. – Это… определенно было бы трудной задачей. 
- Ха-ха, ты говоришь, как сексоголик, - захихикала Элис. - Только не говори, что из одной крайности ты перешла в другую. 
- Эл, прекрати! Хочешь, я лучше кое-что расскажу? 
- Конечно. 
- Он ни разу так это не назвал, он говорит «заниматься любовью». Это ведь что-то значит? – Она покраснела, делясь таким личным, Эл все же хихикнула, но быстро посерьезнела: 
- С ума сойти, Эдвард Каллен? Кому скажи – не поверят, это же самый циничный парень, из всех кого я знаю, - произнесла Эл, но быстро поправилась: - Был. И это многое значит. Белла, и слепой увидит, что он любит тебя. Конечно, ты бы могла выбрать другую кандидатуру, но что поделать, придется смириться. Я рада за тебя, безумно рада, что ты любишь и любима, это делает счастливой и меня. 
- Спасибо, Элли, - Белла благодарно обхватила маленький кулачок и сжала его своими ладонями. Подруга засмеялась и ее теплое дыхание долетело до ее лица. – Знаешь, я его так люблю, что мысли путаются. 
Элис не сдержала любопытства, и спросила – как это? Белла смутилась, даже с ней было неуютно это обсуждать, поэтому она обошлась общими фразами. Но где уж там! Коротышка засыпала ее вопросами, и постепенно смущение начало таять. Она рассказала, о том, что чувствует себя иначе, более уверенно. Сердце заболело от переполняющей любви к Эдварду, захотелось увидеть его прямо сейчас. 
Белла взглянула на подругу и почувствовала вину, какая она эгоистка. Знает же, как Элис скучает. Нельзя пренебрегать самым дорогим человеком, даже если от своего счастья она потеряла разум. Вдруг Элис чувствует себя брошенной? Белла произнесла, радуясь темноте: 
- Ты ведь знаешь, что всегда будешь моим самым близким человеком? Мы всегда будем вместе. 
- Да, - тихо подтвердила Эл, и у нее отчасти отлегло от сердца. 
- Придет и твое время, и ты тоже найдешь свою настоящую любовь. Кстати о ней… Как тебе жилось с Каем все эти четыре дня? – Коротышка вдруг при лунном свете скорчилась, ее лицо исказилось, пугая Беллу. – Элли, что такое? 
- Ничего, все хорошо, просто он полная противоположность… ему. Он настолько заботливый, осторожный, что я себя чувствую рядом с ним, как в реабилитационном центре, такой защищенной. Не знаю как, но Кай чувствует все острые углы и обходит их. Он лечит меня. Белла, я не знаю, я что-то к нему чувствую, это не любовь, но… я не знаю, как передать. Просто мне хорошо с ним. 
- Замечательно! Ты в него влюблена, ура! 
- Ты меня вообще слушаешь? – возмутилась коротышка. 
- Конечно, слушаю, но что ты понимаешь? Ты по уши в него влюблена, просто не осознаешь пока этого. 
- Смотри-ка, какая опытная нашлась, а ты теперь во всем этом разбираешься? Нет, Белла, я точно знаю, кого люблю, - Брендон опустила глаза. Длинные темные ресницы соприкоснулись с щеками. – Думаешь, я хочу любить Джаспера? Нет. Он такой жестокий. И очень одинокий. Он не пускает меня к себе. 
Повисла тишина, Белла снова напоролась на стену, чувствовала себя беспомощной - от нее ничего не зависело. Она не могла помочь Элис. Да и Кай… Она так настаивает, чтобы они были вместе, но кто сказал, что он хочет этого? Возможно, влюбись Элис в него, Кай бы пошел на это, чтобы не затронуть ее чувств (уж жертвовать собой ради них у него здорово получалось), но ведь это было бы нечестно. Пока она сама себя запутывала, Элис пребывала в прострации, а затем решилась: 
- Белла, я не хотела рассказывать, портить тебе настроение, но мне так надо выговориться… 
- Что за глупости, рассказывай сейчас же! – у нее появилось нехорошее предчувствие, и вскоре оно оправдалось. 
- На приеме у Калленов, Джаспер… 
…Она рассказала все, о его грубости, о разрывающей сердце ненависти, о том, что он напугал ее. Что у нее едва не начался приступ, и если бы Эдвард во время не помог, то все бы узнали, что она болеет психическим расстройством. Элис не плакала, только грустно спросила в конце, за что Джас ее так ненавидит. 
У Беллы был ответ на этот вопрос, ее сердце быстро заколотилось. Что делать: сказать или не сказать? Что будет лучше для ее маленькой подруги? 
Но ведь они никогда не врали друг другу. Правда, какая бы горькая она ни была, всегда лучше. А Белла, если что, всегда будет рядом, чтобы подхватить падающую Элис. Свон решилась. 
- Я знаю. 
- Что знаешь? – рассеяно спросила Брендон, думая о своем. 
Белла заранее обняла Элис. 
- Знаю, почему он так ненавидит тебя. – Коротышка выпрямилась и попыталась заглянуть ей в лицо, освободиться от живых пут. – Я поняла это еще, когда Карлайл приходил к нам на открытый урок. 
- Почему? - Требовательно спросила Брендон. 
- Он любит тебя, Элис. 
Коротышка все-таки выбралась из ее тисков. Ее лицо было озарено безумной радостью, торжеством, она звонко спросила, посылая по всему ее телу колкие болезненные мурашки: 
- Джаспер любит меня?! 
Словно ее мечта сбылась, словно это самое лучшее, что могло с ней случиться. Элис даже в темноте была ослепительна от переполняющего ее мощного счастья. Она больше не переспрашивала, не уточняла, просто приняла ее слова как данность и теперь сходила с ума от радости. Белле было больно прерывать ее состояние, но оно казалось ей нездоровым, противоестественным. Как пир на костях. 
- Элис, тихо, не надо так… Ты же сама понимаешь - это ничего не меняет. 
- Ничего не меняет? – разозлилась та. – Что ты такое говоришь? Это все меняет, ты что не понимаешь?! Джас любит меня! Любит! – по ее щекам заструились победные слезы, словно она все это выстрадала и за свои мучения получила щедрую награду. Свон смотрела на нее с ужасом, такой реакции девушка не ожидала… - Значит, все было не напрасно. Я мечтала об этом, верила в него, что он сможет найти путь и выбраться из этой черноты. Он любит меня! Я всегда его любила, ждала, верила. 
Элис всхлипывала все сильней, впервые от счастья, переполняющего ее, выливающегося слезами торжества наружу. Словно святая мученица четырнадцатого века, израненная и сожженная, но вернувшая веру людям. Наконец, Белла поняла. Раньше в ее голове не укладывалось, как можно любить кого-то настолько плохого, теперь ей стало ясно. Элис наивно верила. 
Верила, что Джаспер, которого она знала в детстве, когда-нибудь вернется, если его терпеливо подождать. 
Если сейчас промолчать, то завтра будет только хуже. 
- Ты не права. Больше всего на свете мне сейчас хочется замолчать, но я не могу. Элис, он все это время любил тебя, но делал то, что делал. Его съедает ревность, он ненавидит Кая именно из-за тебя - с того самого момента, как ты за него заступилась в младшей школе. Джаспер вовсе не несчастный запутанный страдалец. Каждый сам выбирает свой путь. Всем когда-то делали больно, но не все поступали так подло как он, это его выбор. Не стоит видеть в нем больше, чем он есть. 
- Нет! – Брендон даже обиженно отодвинулась от нее. – Ты не понимаешь! Никто не знает его так, как я. Он хороший, просто очень боится и запутался. И бьет первым, чтобы никто не успел ударить его. 
- Кого он бьет, Элис? Тебя! Как можно сознательно причинять боль любимому? Это нездорово, это сразу обо всем говорит, вовсе он не хороший. Ты права – он боится. И не борется со своими страхами, только глубже увязает в них. Он – слабый, потому что сильный борется, он пересиливает себя, отбрасывает страх и открывает свое сердце, даже с шансом, что его снова разобьют или причинят боль. 
- Нет-нет.- Коротышка села, сжавшись в комок, заткнула уши и быстро мотала головой, не желая слышать правду. 
- Хочешь узнать кто сильный? Кай! Черт, у него один брат убил другого, считай, оба умерли для него, его семья развалилась, он остался совсем один. Люди всегда были к нему несправедливо жестоки, его травили, обзывали тем, кого он больше всего ненавидел. И что? Кай не спрятался, как твой жалкий Уитлок, не стал нянчиться со своими душевными ранами и мстить всему миру. Да он разучился доверять, но остался хорошим, морально здоровым, а не закомплексованным психом с манией величия. Кай тоже сделал свой выбор. Больше того, он работает над собой: выдирает себя из своей раковины, старается изо всех сил. Вот кто хороший, и не смей так называть Уитлока. Очень жаль, что мне приходится это говорить, но ты должна понять, что верить в Джаспера безнадежно. 
- Но ты же в Эдварда поверила, - всхлипнула Элис. 
- Это другое дело, он сам захотел измениться. У него пока не все получается, но со мной обязательно получится. А Уитлок не никогда захочет. 
- Почему? 
Белла никогда сильно хорошо не разбиралась в людях, но это знала наверняка. 
- Элис, он любит тебя и за это ненавидит. Отворачивается от своей любви, боится ее и пытается избавиться. Джаспер никогда не поверит в тебя, потому что это риск, отчаянный шаг. А такие ему не свойственны. В этом их различие с Эдвардом. Я верю, потому что он меня настолько любит, что готов меняться, пока не по собственному желанию, а только чтобы быть со мной, но все же. Эдвард справится. И ты тоже. Как только перестанешь себя обманывать, не сразу, но ты освободишься от него, как от наваждения. Это останется в прошлом. 
- Правда? – робко спросила Элис, у нее внутри зарождалась крошечный росток надежды, пока на почве горечи и обломков, но все же начал. Ей очень хотелось, чтобы Белла оказалась права. 
Куда-то делись слезы, узел внутри не развязался, но стал давить меньше, ослаб. Сбитая с толку, уставшая, она теснее прижалась к подруге, и тяжелые пудовые веки закрылись сами собой. А Белла все говорила. Ее слова сливались в монотонный гул, который удерживающим канатом тянулся за ней в мир снов. 
Она справится? 
 
*** 
До уроков было полчаса, а Эдвард уже был на школьной парковке. Нонсенс, однако нетерпение одолело его. Ночь без Беллы прошла плохо. После трех сказочных на острове Каллен ненормально быстро привык просыпаться ночью, убеждаться, что она рядом, что теперь никак не мог расслабиться. Этой ночью он пару раз просыпался, неосознанно шаря руками по простыням, и потом подавленно вспоминал, что Беллы нет. 
Эдвард не до конца понимал смысл. Зачем было идти на поводу у коротышки? Он и так принес в жертву их дружбе целый вечер. Он становился жадным, а Белла оставалась великодушной и следовала своим принципам. Жалко, что она так любит свою коротышку, не мешало бы Вольтури выйти из тени. Глядишь, и у Элис уменьшилось бы свободного времени! 
От внутренних ворчаний его отвлек мустанг Джаса. «Он-то почему так рано? С ума сойти, мы рвемся в школу…» Каллен незаметно нахмурился. У его друга был очередной сложный период, который характеризовался активным саморазрушением, депрессивными кризисами и повышенной раздражительностью. 
Причин было предостаточно: Уильям снова ввязался в сомнительную аферу, потерял много денег, мать Джаспера пила «в тихую», но по-черному. Однажды они пришли ночью из клуба и нашли ее в отключке, с одновременно алкогольным отравлением и передозом. Как они ее откачивали до приезда доктора Джеранди, отдельная история, такое кино не показывают. Видеть свою мать в таком состоянии - залитую насильно вызванной тошнотой, с размазанным лицом и истеричными слезами - это кошмар, а когда ее видишь не только ты, это кошмар вдвойне. Тогда Елену спасли, но скандалы в их семье были перманентным состоянием. А тут еще он. Сошелся с Беллой, пришлось поприжать элиту и все, что так любил Джас. 
Эдвард знал, что Роуз отрывается на своей группе поддержки, но у Джаспера не было такой площадки для битья. 
Но даже для всего этого Уитлок был слишком подавлен, таким он видел его всего однажды, после несчастного случая с той девочкой. Каллен быстро отогнал одну мысль об этом и криво улыбнулся другу. 
- Мог бы и позвонить, что прилетел, засранец, - Джаспер прислонился на бок машины рядом с ним и закурил. 
- Прости, я хотел, но Карлайл до сих пор продолжает играть в «супер семью», мне пришлось проводить вечер с предками. 
- Да что на него нашло? Он после Финикса провел с тобой больше времени, чем за предыдущий год. – Эдвард пожал плечами, его самого это поражало. – Ну и как? 
- Что как? – спокойно спросил Каллен, прекрасно понимая, о чем речь. 
- Моя очередь вступать в пари, ты затащил Свон в постель? 
- Нет, - резко ответил он, а Джас чуть не подавился сигаретным дымом. 
- Блядь, Эд, ты не шутишь?! То есть ты свозил девчонку на экзотический остров, в любовное гнездышко своих родителей, на вашем личном самолете и тебе ничего не обломалось? 
- Нет. 
- Тогда, может, просто уже признаешь проигрыш? Похоже, она тебе не по зубам. 
- Каллены не сдаются, родина или смерть, - хмыкнул Эдвард. 
- Ты не считаешь, что слишком далеко заходишь? – угрожающе спросил Джас. – Вместо того чтобы просто разок соблазнить ее, ты начинаешь с ней встречаться, объявляешь ее своей девушкой на всю школу, играешь пай мальчика и удерживаешь нас, чтобы твоя идейная принцесса не злилась, летишь за ней к бабке в Финикс, потом остров. Осторожнее, Эдвард, надеюсь, ты не настолько глуп, чтобы влюбиться в нее. 
- Похоже, чтобы я мог быть слюнявым влюбленным идиотом? 
- Нет, но не такие как ты попадались, все гребанные фильмы об этом. Я надеюсь, что для тебя это только вопрос пари. 
- Ты меня знаешь. Даже если захочу, мне не измениться. 
Джас не услышал сожаления в его голос. Куда они катятся, в одну ли сторону? 
Начали появляться люди, многие из них глазели на них, не понимая, с каких пор они стали фанатами учебы. Девушки настойчиво фланировали мимо, посылая ему томные взгляды. Понятно, почему они не верят, что они с Беллой все еще вместе, но что им делать – нацепить значки с фамилиями друг друга? Когда все просто поймут, что Свон – его девушка? 
- Смотри, мафиозный ублюдок пожаловал, - Джас смотрел на синий пикап. Кай вышел и застыл в такой же выжидающей позе, как они. 
Эдварду стало неуютно. Он успел проникнуться чем-то к Вольтури и даже по-дружески прохаживался по его «супер таинственности». Их связывало кое-что важное – тайна, которая могла утопить любого из них. 
Эдвард пытался сконцентрировался на безразличии, чтобы не раздражать Джаса. Кай умный и не станет ждать от него проявлений дружбы прилюдно. Если существовала надежда, что Уитлок сможет принять Беллу, то про Элис и Кая вопрос не стоял. 
- Наверно ждет свою коротышку, интересно, как они справляются в постели? Она берет лестницу? – со злым отчаянием спросил Уитлок и вытащил серебряную узкую коробочку из кармана. 
- Травка? Прямо перед уроками? Джас, даже для тебя это перебор. – Эдвард без слов забрал у него коробочку, пряча в задний карман джинс. 
- Ты становишься скучным, вон твоя идейная принцесса катит. Я лучше пойду, а то стошнит от вида Брендон с утра. 
Уитлок пошел в школу, а Эдвард даже не обернулся, приклеившись глазами к миникуперу Элис. На переднем сидении сидела Белла. Он поразился облегчению, которое испытал при виде нее. Машина открылась, и ему было очень сложно оставаться на месте, но Эдвард не хотел, чтобы кто-то увидел его подарок. С утра он заехал в цветочный и впервые в жизни купил девушке цветы, вернее цветок, один. Белая лилия лежала в бархатной коробочке на заднем сидении его машины. 
Выйдя из миникупера, Белла бегло обняла Кая и начала оглядываться. Заметила его и так улыбнулась, что он заморгал. Сложно было помнить о том, что за ними наблюдают. Белла, например, не думала, побежав к нему со всех ног. 
Каллен отошел от машины и поймал ее. Радость сделала Беллу слишком импульсивной, сейчас она с восторгом смеялась, целуя его лицо быстрыми короткими поцелуями. Он не заметил, как сам начал смеяться, не подозревая, насколько непривычно и сокрушительно выглядит со стороны. На них останавливались посмотреть. 
- Я к тебе перееду? – мимоходом спросил он, Белла захихикала от этой немыслимой идеи. 
- Ага, только сначала познакомься с Чарли и его двустволкой. Выживешь, переезжай! 
- Ну, рано или поздно это произойдет, - вскользь заметил Каллен, пристально ловя ее реакцию. Его давно беспокоили эти мысли, почему Белла не хочет представлять его родителям? Девушка вдруг опомнилась и смущенно посмотрела по сторонам. 
- Ставь меня, а то все глазеют. 
- Это неважно. 
- Важно, - отрезала Белла. 
Эдвард поставил, но за это в отместку глубоко поцеловал ее, никого не смущаясь. Охота подглядывать – вперед, если своей жизни нет. 
- Знаешь, чего мне хочется больше всего? – хрипло спросил он и сам ответил: - Арахисового масла, прямо сейчас, желательно с тебя. 
- Эдвард! – Свон покраснела, но зрачки все равно возбужденно расширились. Белла пыталась скрыть и не могла. И не сможет, никогда, это сильнее них и пора уже смириться с этим. - Нам лучше пойти, надо узнать расписание. 
Эдвард шел к коротышке и Каю и думал, что впервые выпустил ситуацию из-под контроля - не сказал Коуп изменить расписание, не узнал его. Можно не сомневаться, что у них с Джасом и Эмметом пары совпадают, но на счет Беллы она не знала. 
- Привет тебе, о президент! 
Эдвард удивленно посмотрел на Элис, она как всегда была смешлива, со своим острым языком, но вот внешне... С ней-то что? Выглядела она не лучшим образом. Измотанная, с залегшими фиолетовыми кругами под глазами. Чем они всю ночь занимались, рудники копали? Эдвард хмуро повернулся к Белле, но та была в норме, вернее даже больше - его девушка сияла каким-то неуловимым внутренним светом. Забыв про все, он просто любовался ею. 
- Эй, посмотрите, он настолько зазнался, что игнорит меня. Ты, дубина, я поздоровалась с тобой вообще-то. 
- Привет, Элис. Кай. 
Вольтури кивнул ему, но руку не протянул, они все еще были на сцене. Каллен машинально обнял Беллу. Кай и Элис шли за ними и со стороны выглядели парочкой, даже не подозревая об этом. 
Они умудрились отстать от друзей, но вскоре выяснилось, что это так задумано. Белла потянула его в боковой коридор и, оставшись наедине, взволновано посмотрела в глаза: 
- Эдвард, я хотела поблагодарить тебя. 
- За что? 
- За то, что заступился за Элис на новогоднем приеме. Она мне все рассказала. Это много значит для меня! 
- Окей, благодари. 
Каллен с легкой улыбкой сделал шаг назад, оттесняя ее за плотную тюлевую штору, запуская руки в густые длинные волосы. От такой благодарности он сочтет своим долгом защищать язвительную коротышку ежедневно. 
Опомнившись, они, заговорщицки переглядываясь, поспешили к администрации. Ее глаза сверкали, прическа была в беспорядке, намекая на путешествия его рук. Эдварда жутко веселило, что глянув на нее, люди все поймут, а она об этом не знает. Они догнали Брендон и Вольтури, выглядя как нашкодившие дети. 
- Причешись, Белла, - закатила глаза Эл и сунула им по листу. – Это какой-то кошмар, у меня пары совпадают только с мистером Президентом!... 
- Действительно кошмар, - пробормотал Каллен. 
- …я уговариваю Кая, снова проявить свое обаяние и поменять расписание. 
Эдвард недовольно сунул нос в бумаги, и его возмущению не было предела – по одной паре с Беллой в день, что за на фиг?! Так он это не оставит. Белла тоже расстроено смотрела в свой лист. 
- Ну, надо же, сейчас у меня математика и без вас! Ой, нет, слава богу, Кай, у тебя тоже? 
- Да. Я вообще-то писал заявление, чтобы сдать выпускной экзамен. Но вредный старик не подписал его. Поэтому потопали, Герда, он наверняка злой, как черт, не будем злить его еще больше. Эл, мы зайдем за тобой после этого урока. 
- У меня философия, это по пути. 
У Эдварда была химия, но он предпочел проводить Беллу, его-то точно никто не накажет за опоздание… Проходя мимо центрального холла, Белла встала как вкопанная, смотря на огромный стенд с их фотографиями. 
- Что это такое?! 
- Точно, вы же уехали и не видели, - Эдвард с удовольствием посмотрел на их фотографию, висящую в центре. Когда Белла улетела в Финикс, он часто искал повод пройти мимо и посмотреть на эту стену. Под заголовком «Школьный комитет» висело множество снимков. Особенно удалась их фотка. Свон выглядела серьезной, ни малейшего намека на улыбку. Ее взгляд был почти враждебным, словно говорил: не подходи, я смогу за себя постоять. Это так не вязалось с ее видом, тонкими запястьями, утонченной роскошью ее красоты, что наоборот, притягивало в стремлении защитить это создание. Он же всегда был фотогеничным и, стоя за ее спиной, лениво улыбался. Они смотрелись очень гармонично и, безусловно, были очень красивой парой. 
- Ух ты, Беллз, классно получилась, кто тебя так довел? Кажется, ты сейчас в глаз дашь, - с восторгом спросила Эл. 
- Не помню, - соврала Свон. 
Некоторое время они рассматривали фотографии, обсуждая, кто получился, а кто нет, Белле не понравилась общая фотография. Прозвенел звонок, она пыталась спровадить Каллена на химию, но ничего не получилось. 
Только проводив ее до класса, Эдвард пошел на свой урок. Джас уже сидел за их партой. Впервые в жизни Каллен задумался о смене сосед. Но как это осуществить? В идеале ему с Элис надо было поменяться местами. Подумав об Джаспере и Элис за одной партой, он посмеялся. Но веселье быстро прошло. На первой парте сидел Тайлер Кроули. Значит, он вышел из больницы и перестал прятаться дома. Наконец-то. 
 
*** 
Колин и Райли втолкнули Тайлера в туалет на третьем этаже. Они с Джасом и Эмметом уже заждались, возможно, хорек почувствовал опасность и пытался удрать. 
- Вот, капитан, получите и распишитесь, - Кадмор обычно не ходил у него на поручениях, но в этот раз он сам был не прочь стукнуть хорька. Еще один поклонник Беллы… 
- Спасибо, Райли, можете идти. 
- Я бы остался и поучаствовал, этот урод подставил Беллу! 
- Да, Беллу, мою девушку, так что, спасибо, но я сам разберусь. 
- Эдвард, я не хотел… - начал мямлить Тайлер. Каллен толкнул его на стену. Колин и Райли молча вышли.
- Эд, может, хватит, мы с Джасом его уже отметелили разок, пусть живет. 
- Нет уж, он легко отделался. 
- Легко отделался? Джас, ты ему руку сломал. 
Тут их спор прервала открывшаяся кабинка, кто-то, похоже, долго и упорно их подслушивал. Из всех возможных вариантов это оказался Остин. Замечательно! Эдвард заскрипел зубами. Сейчас снова побежит стучать Белле и создавать ему проблемы… 
- Что, Каллен, никак не угомонишься? Храбрецы, решили втроем побить калеку? 
- Хочешь к нему присоединиться? 
- Нет, он мне противен не меньше тебя, он, правда, очень подставил Беллу. 
- Нет, я подложил ей голоса! Для нее старался, - завопил Кроули, Джас пнул его. 
- Да, а теперь пол школы думает, что она сама попросила подложить ей голоса, - процедил Эдвард, неоднократно слышавший этот грязный слух. Он ждал Тайлера с огромным нетерпением. 
Остин снова его отвлек: 
- Думаешь, ей понравятся твои методы, или ты, как всегда, тактично умолчишь об этом? 
- Слушай, Эд, давай и этого тоже, - с энтузиазмом предложил Джас. У Каллена давно руки чесались разукрасить этого клоуна, но он был под надзором Беллы, поэтому Эдвард неохотно произнес: 
- Имею желание, но не имею возможности. Проваливай, Эванс, и лучше тебе помалкивать. 
Остин, горя праведным гневом, удалился, а Эдвард посмотрел на Тайлера: 
- Знаешь, Кроули, я тебя очень ждал… Надеюсь, у тебя есть страховка. 
Он нашел, куда вылить скопившееся перенапряжение, шагнул вперед, и тут Тайлер пронзительно взвизгнул, прикрывая голову руками: 
- Это была не моя идея, меня почти заставили! Не трогайте меня… 
- Кто заставил? – жестко спросил Эдвард и тут этот малахольный испуганно посмотрел на Эммета. Тот не понял значения этого взгляда и возмутился: 
- Что ты на меня пялишься, хочешь сказать, что я заставил тебя подставить Эдварда?! Эд, не слушай его, ты же мне как брат! 
Каллен едва не закатил глаза, только Эммет мог не понять, слепой в своей наивности. Теперь сомнений не осталось – процессом руководила Розали, эта бешенная сука не простила ему унижения, затаилась и нанесла удар. Единственная загадка: как и на чем они сошлись с Блэком? Ведь это он был третьим «революционером». Пока он выстраивал логическую цепочку, Джас решил вколотить свой гнев в подвернувшуюся грушу для битья. Он заехал Кроули по поврежденной руке, тот завизжал, как девчонка. 
Но Эдвард действительно не хотел, чтобы его друзья вмешивались. Это только его дело. 
- Ты кровью умоешься за эти голоса, Тайлер. 
Он сдернул с шеи жертвы галстук и обмотал костяшки кулака, Джас смотрел на его манипуляции с усмешкой: 
- Серьезно? Это чтобы твоя принцесса не увидела следов? 
Ему было не до разговоров, с Беллой, правда, не хотелось объясняться. Сейчас все идеально, и так должно остаться. Он позволил гневу вылиться наружу, ударив Кроули изо всех сил. Тот даже не пытался защищаться, свалился кулем на пол и жалобно запричитал. Уитлок хотел пнуть его. 
- Нет, Джас, не трогай, я сам. 
Он ударил его всего два раза, прежде чем Эммет сдавил его локти за спиной. 
- Эдвард, пожалуйста, не надо. Этот гаденыш свое получил. Не делай этого, ты же видишь, что сам он бы до этого не додумался, он марионетка. Во всем виноват Блэк, это он организатор. 
- Сказал бы я тебе, кто… - Эдвард, тяжело дыша, оборвал себя, чтобы не закончить. Эммета он видеть не мог, но вот лицо Джаспера вытянулось. 
- Твою мать… - не удержался Уитлок, Эдвард мрачно усмехнулся в его ошеломленное лицо. «Именно, Джас, а ты с ней так ладил…». Блондинистая стерва. 
- Эдвард, подумай, - снова заговорил Маккартни, - Белла увидит его разбитое лицо и все поймет, пока ничего не видно, отпусти его. Она же тебя не простит, ты знаешь, какая она. 
Эдвард о ней и думал! Однако самое ужасное, что Эм прав – если Белла узнает, что он избил Тайлера, то последствия могут быть очень плохими. На миг Каллен представил, как теряет ее и испугался. Слава богу, он еще не бил по лицу! Можно все скрыть. Эммет просто спас его. 
- Отпусти, я не трону его, - буркнул он другу, которого хотелось расцеловать. 
Эммет, как и Джаспер, был его лучшим другом. С детства эти двое были частью него. Но если Джас был его точной копией, то Эммет - противоположностью, слишком хороший, добрый. Он участвовал во всех их забавах, но они ему не всегда нравились. Особенно, когда Джаспер выходил из себя, и его игры становились откровенно жестокими. Они с Джасом часто утаивали от Эммета многие детали. Странно, что они трое сошлись. Но их дружба, несмотря на разность, была крепкой. 
- Ты действительно не будешь бить его?! Эд, не будь тряпкой, скоро Свон поведет тебя старух через дорогу переводить. 
- Джас, не подзуживай его, - возмутился Маккартни. – Если тебя снова переполняет псих, и ты ищешь повод, то пойди, побей лучше грушу или меня, если так хочется. Правда, я сдачи дам. Оставь этого хлюпика, он недостойная цель. 
- Черт, снова ты запел про достоинство… 
- Заткнитесь оба. – Эдвард раздраженно сжал переносицу, пытаясь подавить гнев с примесью липкого страха потерять Беллу. Ему понадобилось не меньше трех минут. – Вставай, Кроули. – Сейчас ты идешь, ищешь Свон и прилюдно, слышишь, прилюдно перед ней извиняешься. Если я узнаю, что ты этого не сделал это, то ищи землю помягче. 
Дважды повторять не пришлось, Кроули испарился. 
*** 
На математике было весело, Белла редко сидела с Каем и уже забыла, как это весело. Сначала он на полном серьезе предлагал ей бросить Эдварда и сбежать с ним в Мантую, а когда Свон спросила, где это, ужаснулся ее непросвещенности. Она не читала Ромео и Джульетту?! Белле стало стыдно, эта была любимая пьеса Элис, но определенно не ее. Там же не было хэппи энда! Их подслушивали. Кай пользовался этим и развлекался, как мог, доводя наушничающих до инфаркта, вдруг начав намекать, что прошлую ночь он не забудет никогда, и отвешивать ей чуть ли не поясные поклоны. Стэнли так вытянулась к ним ухом, что едва не упала. 
Потом Кай взял ее ладонь себе, нарисовал на каждом пальце смайлики с разными эмоциями и заставил ее выбирать отражающий ее настроение каждую минуту. Мало этого, потом он нарисовал и себе и устроил «палечную» конференцию, обсуждая современную политику и национальный долг страны. Белла едва не лопнула со смеху. Варнер трижды сделал им замечание, с досадой смотря на своего недоступного математического гения. У нее лились слезы от смеха, но потом учитель злорадно раздал им тесты. Ее соседу хватило десяти минут, чтобы расправиться с обоими вариантами. Свон переписала, и их отпустили раньше остальных. 
Хохоча от того, как провели вредного старика, они быстро добрались до класса философии и остановились. 
- Один момент. 
Вольтури заглянул в класс и равнодушно сообщил, что Элис Брендон вызывают к заучу. Это сработало, и вот уже счастливая троица весело идет в свою штаб-квартиру. Они немного посидели там, а потом Белла настойчиво подняла их, переживая, что Каллен зайдет на математику, а ее нет. 
Варнер вышел из класса вперед всех учеников. 
- Вот блин, встретимся в столовой, он сейчас снова начнет приставать с олимпиадой, - Кай развернулся и быстро пошел в противоположную сторону. Учитель подслеповато прищурился и приблизился. 
- А Кай Вольтури не с вами? Мне показалось, я слышал его. 
- Нет, - в голос ответили они и для пущей убедительности замотали головами. 
- Жаль, этот молодой человек так расточительно зарывает свой талант в землю. Психолог считает, что он умышленно занизил свой iq-тест, у него такие способности! 
- Эмм… - невнятно промычала Белла, чувствуя, что математик ждет какой-то реакции. 
- Мисс Брендон, если он не согласится, то вторым участником от школы на олимпиаду пойдете Вы, первый, естественно, мистер Каллен. 
- Естественно, он же наше все, - ответственно закивала Эл, Варнер насторожился, чувствуя иронию, но предпочел удалиться. 
- Вот Кай засранец, я тоже не хочу на олимпиаду. Все знают, что победит Эдвард. 
Белла сосредоточенно думала о другом: 
- Не понимаю… Зачем он так старательно прячет свой ум? 
- Прячет? Ты шутишь что ли?! Каллен самый большой показушник из всех, кого я знаю! 
- Да я не об Эдварде, я о Кае. 
- А-а, - Элис выдохнула и нахмурила брови. – Я наверно понимаю его, - неуверенно заметила она. – Он пытается стать полной противоположностью Аро - тот мечтал о славе, а он взамен максимально задвигает себя в тень. 
Некоторое время они обсуждали эту тему, а Эдвард все не приходил за ней. Зато от него пришло сообщение, где он говорил, что занят и встретит ее после литературы. Белла поняла, что пойдет на урок совсем одна: у Эл - искусство, а у Кая с Эдвардом - философия. 
Мимо них прошла Лорен Мэллори. Белла помахала ей, а Лорен прибавила шагу, стыдливо отводя глаза. Она снова выглядела несчастной. Скоро об ее заносчивости сотрется даже память. 
- Я беспокоюсь о ней, - Свон посмотрела ей вслед, девушка исчезла в женской уборной. – Почему она меня избегает? Может, ей неудобно за инцидент на Новый год. Похоже, ее предки – кошмар. 
- Белла, ты в своем репертуаре, - звонким голоском отчитала ее Элис. - Только ты могла так подумать. Может, она просто разделяет мнение своей надутой мамаши и не хочет с нами общаться. Забыла? Мы же подружки мафии. Почему тебе не рассмотреть такой вариант? 
- Потому что так думать легче всего. 
- Ну да, я забыла, что ты любишь всем рисовать нимбы. Иногда я тебе поражаюсь. Меня лично трясет от воспоминания, что она о тебе болтала. – Элис немного лукавила. В глубине души, она очень гордилась Беллой, а брюзжала из привычки. 
- Просто Лорен кажется такой расстроенной. Может, у нее раньше и был плохой характер, но она изменилась и заслуживает второй шанс. Все заслуживают. – Белла увидела, что Мэллори идет обратно, и, не замечая остекленевшего взгляда Элис, взволновано встала. - Пойду, поговорю с ней. 
Лорен заметила ее в последний момент. Уклоняться было уже неприлично, поэтому она натянуто поздоровалась. 
- В чем дело, ты меня избегаешь? 
- А это незаметно? – отвела глаза в сторону девушка. – Я извиняюсь за свою маму, я не думаю так, как она. Я не знаю Вольтури, но вроде он совсем не плохой? 
- Конечно, он – самый лучший! И никто из нас троих на тебя не в обиде, это же не ты сказала. 
- Да, зато я успела наговорить много другого, - пришибленно произнесла Мэллори, смотря в пол. 
- Лорен, да забудь ты уже об этом, живи дальше, - Белла в основном имела в виду историю с кассетой. Так хотелось, чтобы эта девочка перестала смотреть разбитыми глазами и улыбнулась. Та растеряно подняла на нее взгляд, а потом съежилась. Свон обернулась и увидела Розали. 
- Привет, Белла, - Хейл смерила Мэллори взглядом и глумливо усмехнулась. – Ух ты, кто тут у нас? Чемпион по сосанию конфеток? 
Мэллори не нашла, что ответить, и быстро зашагала прочь. 
- Розали, какого черта?! Как ты можешь быть такой… Она же раньше была твоей лучшей подругой! 
- Она забрала сдала меня с таблетками, - Хейл посмотрела вслед Лорен. К ним уже спешила Элис, думая, что Роуз снова на нее нападает. 
- Хейл, общество пустоголовых кукол там, - Эл показала пальцем за спину. – Иди, гуляй. 
- А что ты так дергаешься, Брендон? Или боишься, что тебя бросит даже лучшая подруга? Хотя тебе вроде не привыкать, когда тебя бросают… 
Лицо Элис стало белым, как простыня, глаза огромными и темными, перенасыщенными болью. Розали умела наносить точные удары. Брендон промямлила что-то невнятное, развернулась и ушла от них, а Белла гневно обернулась к бездушной Барби. 
- Слушай, Хейл, знаешь, в чем твоя проблема? Тебя никто не любит, у тебя нет друзей. Мне тебя жалко. Не смей трогать Элис, ты понятия не имеешь, о чем сказала, и не заставляй меня пожалеть о том, что я уговорила Эдварда вернуть тебя в идиотскую элиту. 

Белла побежала искать подругу, но коротышка испарилась, пришлось угрюмо идти на урок.  

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)