8 января 2016 Просмотров: 535 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть II. Бонус

Бонус. My Sweet Prince
 
Мой милый принц, 
Ты – единственный… 
Placebo - My Sweet Prince
 
*** 
Элис закрыла кран, сняла резиновые перчатки и опустилась на стул, рассматривая пол под ногами. Она снова провалилась в свои невеселые размышления. Поводов грустить в последнее время ей хватало. 
После приема в честь нового года у Калленов все шло не так. Элис очень жалела, что пошла туда. Не пошла бы – не тонула бы теперь в этом чертовом черном море… 
(flashback) 
Джаспер с самого начала, стоило ей войти в переполненный зал, сосредоточил на ней слишком плотное, массированное внимание. От такого счастья хотелось застрелиться или наесться тех самых чудо-таблеточек, которые ей так старательно пытался отсыпать доктор Роберт. Про себя Элис называла своего психиатра доктор «Счастье» и отказывалась от любых антидепрессантов, который он выписывал ей с потрясающей настойчивостью. 
Джаспер выглядел странно, словно последнюю пару недель активно занимался саморазрушением, хотя не видела она его всего дней пять - с аэропорта. Вспомнив, что произошло между ними в прошлый в доме Калленов, Элис вздрогнула и решила обходить Уитлока за десять метров. От одной мысли о его пугающе нежных руках, фразах, переполненных чувством, которого не могло быть, хотелось прикрыть грудную клетку. 
Уитлок словно задался целью довести ее. Он использовал любую возможность, чтобы приблизиться, уколоть, сделать ей больно. Карлайл хотел, чтобы Эдвард взял роль ее сопровождающего на себя, но Джаспер вмешался и любезно предложил подменить друга. Карлайл одобрительно отнесся к этой идее, а Элис пришла в ужас и начала хамить, пытаясь уязвить его вперед. 
Джаспер на людях строил из себя саму любезность, однако склоняясь к ней, говорил такие вещи, что она бледнела. Он таскал ее за собой, крепко прижимал руку, лежащую на его локте, и не отрывался ни на секунду. Со стороны все выглядело прилично, но Элис чувствовала себя куклой, которую на поводке дергают за собой. И ее кукловод был очень злым. 
Когда она отказалась пить шампанское, Джаспер все равно взял бокал с подноса официанта и, заведя ее за колонну, буквально заставил. Элис кашляла, толкала его, но силы были не равны, завтра ей наверняка придется замазывать синяки на запястьях. 
- Уитлок, ты больной идиот, отпусти меня! Иначе я сейчас такой скандал закачу, что все послы и политики сбегут от Каллена. Вряд ли он поблагодарит своего любимчика за это. 
- И ты всерьез думаешь, что Карлайл поверит какой-то мелкой психованной коротышке, а не мне? – Джас стер с ее щеки капли шампанского, которое она пыталась выплюнуть. От этой переполненной ненавистью заботы, у нее волосы встали дыбом. – Только попробуй пикнуть, и ты об этом пожалеешь, - наклонившись, прошептал он на ухо. 
Элис почувствовала, как ее губы сами по себе горестно искажаются, она посмотрела на него снизу вверх. 
- За что? 
Сил как-то разворачивать свою мысль не было, он и так понял. 
- За что? За то, что ты такая лживая, притворная, за то, что ты открываешь свой рот только, чтобы соврать.
- Это неправда! – ее переполняло возмущение и обида, зачем так очернять ее? Да, до ангела ей далеко и в ней много плохого. Может, даже Джаспер прав, и она чертов псих, но ложь? Когда она лгала? Когда раскрыла ему свое сердце, протянула ему в руки, и он раздавил её? 
- Я ненавижу тебя, Уитлок. 
- Ну, хоть раз сказала правду, - зло бросил он и дернул ее за руку, вытаскивая в центр зала. – Музыка, Брендон, думаю, мне как джентльмену необходимо пригласить свою даму, хоть я таковую в упор не вижу. Знаешь, если бы не небольшой намек на вторичные половые признаки, я бы подумал, что ты мальчишка. Ну, хотя… не всем же получаться. 
Элис почувствовала очередной болезненный укол. Прямое попадание. Всю жизнь лезть из кожи, стараться быть похожей на девушку, женственной, следить за модой, мучить ноги вечными адскими туфлями на огромных каблуках, скрывать свой рост и субтильность, и вот тебе. Никого она не обманула, зря ее деформированные стопы, кровавые мозоли и вечные боли в ногах. Сколько часов провела перед зеркалом, пытаясь втереть всем очки и скрыть правду? Не получилось, все было зря. Только что Джаспер сообщил то, что Элис знала сама – она некрасива, несуразна и незначительна. Можно сколько угодно распрямлять плечи и вытягивать до хруста позвоночник, это ничего не изменит. 
Чтобы не заплакать, Элис зло улыбнулась: 
- Ну не знаю, Кай никогда не жаловался. Его устраивают мои вторичные половые признаки. 
Она сама не понимала, зачем сказала это, просто вдруг остро захотелось услышать имя Кая вслух. Чтобы оно, как оберег, встало перед ней, прикрыло щитом. Элис часто попадала в неприятности из-за своего языка, и это на все сто процентов был тот самый случай. Серые глаза Джаспера стали совсем светлыми и ледяными, он так грубо сжал ее пальцы, что по ощущением все их переломал. Брендон не удержалась от болезненного стона. Карлайл, танцующий с женой, решил их разбить. Джас яростно не отрывался от нее, но затем опомнился, вмиг стал самой любезностью и галантно предложил ладонь Эсми. 
Карлайл держал ее очень осторожно. Он спросил, чем она так подавленна. Элис сжимала зубы и мотала головой, потому что знала, что как только откроет рот - польются слезы. Отчаявшись выбить из нее хоть слово, Карлайл сбежал от нее, настойчиво передав на руки сыну. 
- Ты в порядке? – после продолжительно паузы спросил Эдвард, она кивнула. – Это из-за Джаса? Я видел, что он тебя весь вечер достает. Мне поговорить с ним? 
- И ты готов это сделать для чокнутой коротышки? Так же вы вроде с дружком меня называете? – Каллен сжал переносицу, выказывая нетерпение. 
- Называли. Я думал, ты заметила, что я обращаюсь к тебе по имени. 
- О, да и это такая честь. Я ценю, Ваше величество, и не знаю, куда мне забиться от восторга. 
- Слушай, я знаю, что не нравлюсь тебе, но Белла любит тебя, и ты помогла мне с моей идеей на счет острова. Друзья мне не нужны, они у меня есть, но мы могли бы установить перемирие. 
Элис не слушала его, она с расширившимися глазами наблюдала, как к ним приближается Джаспер. Он положил руку на плечо Каллена. 
- Все, Эд, думаю, тебе пора вернуть мне мое развлечение. Мне стало скучно. 
Элис, не сознавая, сильнее вцепилась в Каллена, изо всех сил желая, чтобы на его месте был Кай и защитил ее. Эдвард колебался, он с сомнением посмотрел на ее побелевшие губы, затем на друга. 
- Джас, тут полно симпатичных девчонок, может, выберешь кого-нибудь другого? Элис, похоже, не жаждет танцевать. 
- Я сам разберусь, - вскинулся Уитлок и отодрал одну ее руку. Эдвард потянулся к ней, и тут Джас прошипел ему: - Кто-то не так давно впаривал мне про палки в колеса? Это не по правилам! Или тебе больше не нравится мое кольцо? 
Кровь отлила от лица Каллена. Он резко отступил на шаг, отпуская ее, словно ядовитый плющ. Элис сказала бы, что Эдвард чего-то смертельно испугался, если бы не знала, что заносчивый красавчик ничего не боится. Он развернулся на пятках и покинул их, оставляя её один на один со зверем в клетке. 
- Продолжаем, Брендон, - Джаспер пресек ее попытку уйти с паркета. – На чем мы остановились? Кажется, ты расхваливала своего мафиозного дружка. А ты знаешь, что они делают с надоевшими подружками? 
- Ох, идиот, сменил бы пластинку. Все знают, что Кай не мафиози! Он лучше тебя в миллион раз. 
- Серьезно? – осклабился Уитлок и наклонился к ее уху, обжигая его ядовитым шепотом: - Ты даже не пробовала. А уже сравниваешь. 
Элис похолодела. Блядь, это что сейчас было?! Всё, сейчас будет скандал со всеми вытекающими, потому что терпеть больше нет сил! 
- ЗАБЕЙ СВОЙ ПОГАН… 
Джаспер зажал ей рот и потащил подальше из зала. Лестница промелькнула незаметно, на втором этаже он поставил ее на землю и тут же толкнул. Элис ударилась спиной о стену. Угол картины неудачно попал по виску. Пока она пыталась проморгаться, Уитлок сжал ее подбородок: 
- Мне надоело терпеть! Твоя заносчивость бесит меня! Да кто ты такая? Всего лишь мафиозная подстилка. Тебе ведь наверно даже все равно, давай, Брендон, не ломайся. – Платье затрещало. Элис попыталась сжать кулак, как учил их Джейк, и ударить его в глаз. Уитлок перехватил ее кулак и отбросил, тот стукнулся о стену. 
- Мне больно! 
- А мне нет?! – заорал Джаспер. – Ты, маленькая сучка! Хватит делать это дерьмо, я так скоро сдохну!!! Я больше не могу так! 
Его ярость оглушала ее, Элис зажала руками уши. Но он не позволил ей спрятаться таким образом. 
- Ну же, что не так?! Или чтобы трахнуть тебя, мне надо искупаться в чьей-то крови, убить еврейских детишек или наколоть твое имя на шее?! Не смей закрывать уши, правда, она такая, детка, она всегда колет. 
- Колет не правда, идиот, а то, что у тебя вместо сердца пустая чернота. Ты псих и не лечишься, убери от меня руки! – Она тоже кричала, не понимая, как сюда не сбежался весь дом. 
- Ну же, Элис, - Джаспер одновременно пытался поцеловать ее и задрать вверх ее платье, она сопротивлялась изо всех сил. – Ты же вроде говорила, какую-то херню про любовь. Помнишь? – Его глаза остекленели. – Ты сказала… что любишь… меня… - он задыхался от этих слов. – Давай, ты же говоришь, что не врешь. Докажи! 
Все ее злость схлынула, теперь хотелось завыть от боли и беспомощности. Он напомнил, он швыряется этим, находит предметом для издевательств. «Боже, если ты есть, сделай так, чтобы я его разлюбила, забери мое сердце. Оно мне не нужно, если оно переполнено таким человеком». 
«Доказать? Ну как хочешь, Джаспер!» 
Элис встала на болящие от долгого пребывания в узких туфлях кончики пальцев, с силой схватилась за золотистые волосы и дернула их на себя, пытаясь дотянуться до его щедро дарящих боль губ. Уитлок отпустил ее подбородок, руки легли на ее тонкую длинную шею. Одно движение, и он мог бы свернуть ее из такого положения. Элис одолел животный страх, отчасти из-за этого, но намного больше из-за того, на что она готова ради него. Доказать. Это будет настоящим ужасом, ее ночным кошмаром. Липкие лапки подступающего приступа забегали по позвоночнику. Только не это, не здесь, не сейчас! 
Джаспер с ней не церемонился, но, не смотря на всю его грубость, Элис почувствовала идиотскую радость, замешанную на боли, однако радость! Вот он, ее Джаспер, так близко, его губы, глаза, скулы, плечи. Это то же самое, что радоваться тому, что целуешь ядерный реактор, который развеивает твои частицы в микромолекулы - чем ближе, тем меньше шансов. 
Уитлок резко сдернул рукав с ее плеча, ткань врезалась в кожу, и Элис по инерции полетела за его рукой, напоровшись на столик с вазой. На бедре появился синяк, но ей удалось немыслимой ловкостью удержаться на шпильках в вертикальном положении. 
- Джасп… 
- Молчи! – закричал он. Сквозь ярость ей почудился проблеск страха и мучений. 
- Чего ты боишься? – едко спросила она, отчего-то предчувствуя ответ. – А ведь я знаю. – Он посмотрел на нее с таким ужасом, что Элис едва не расхохоталась. – Ты так боишься этого? Но отчего же, Джас? 
- Не смей меня так называть! И я ничего не боюсь, я не маленькая никчемная коротышка. 
- Да? – захихикала она, находясь в каком-то безумном состоянии. – То есть ты не боишься услышать, что я люблю тебя? 
Парень дернулся, как от удара. Его зрачки расползлись на всю радужку, рот перекосился, все лицо было искаженно. 
- Не смей… 
- Не сметь, а то что - ударишь меня? А мне все равно, Джаспер! Я люблю тебя, хренов придурок. 
- Ты любишь Вольтури! - взревел он с яростным безумным отчаянием, тряся ее за плечи. Её голова моталась, как у тряпичной куклы. Элис подумала, как бы он ненароком действительно не свернул ей шею. В таком состоянии невозможно себя контролировать. – Ненавижу, ненавижу этого ублюдка! Однажды я обязательно убью его. Не он первый! В этот раз я даже почувствую удовольствие, посмотрю, как его кровь будет бить фонтаном. Он больше никогда и близко не подойдет к тебе… Слышишь, Элис? Он больше не прикоснется к тебе, не будет трогать тебя, не будет, не будет… Я больше не увижу этого, никогда… 
Джас был похож на помешанного, бессвязно бормоча. Элис похолодела, может, у него тоже проблемы с психикой, вдруг с ним беда? Она знает какого это - силой воли удерживать свой разум, бояться за него. 
- Джас, тихо-тихо, тихо… - она попыталась его обнять. Он не подпускал, но Элис пыталась снова и снова и, в конце концов, ухватила его через отгораживающиеся руки. Брендон даже не заметила, что тоже начала повторять слова. – Не говори такого, ты никого не убьешь. Ты на такое не способен. 
Джаспер очнулся от ступора и поднял на нее насмешливые глаза: 
- Да? А ты уверена? – он нездорово захихикал. – Ну ладно, Элис, - Уитлок странно тянул слова, и все это ее выбивало из строя, она не понимала его ужимок. – Давай вернемся: ты хотела что-то мне доказать? 
Он впился губами в ее шею, запуская руки под платье. Но его странное состояние напугало ее так, как ему не удалось всем воплям, оскорблениям и угрозам. Элис начала сопротивляться. Ее платье уже было безнадежно испорчено. «Боже мой, только не так, умоляю» - взмолилась она, зажмурившись, и тут кто-то сверху сжалился, потому что Джаспер отлетел в сторону. 
Открыв веки, Элис увидела прямо перед собой спину Эдварда. Каллен выставил руки вперед, отгораживая их обоих от Уитлока. 
- Джас, ты, блядь, свихнулся? Ты чуть ее не изнасиловал! 
- Убирайся, ты ничего не понимаешь. Ты же мой друг, ты должен быть за меня! - выкрикнул он. На Эдварда это не подействовало, тогда как она вздрогнула всем телом. 
- Да, я всегда за тебя, что бы ты не делал. Но это уже слишком. Ты придешь в себя и еще поблагодаришь меня. 
- Нет, ты просто хочешь выиграть! Ты терпеть не можешь быть вторым. Но это? Эдвард, неужели даже я? 
- Это полная чушь и ты знаешь это. Но, Джас, я не позволю тебе сделать это, ты потом сам себя не простишь. 
Взгляд Уитлока стал осмысленным. Он перекосился, приподнимая верхнюю губу, смотря на друга. По крайней мере, он больше не походил на зверя. От одного вида, как он, напружинив мышцы, незаметно подбирался к Эдварду, как стоял напротив лучшего друга и оставался хищником, Элис становилось страшно до тошноты. Джас успокоился и с усилием бросил Каллену: 
- Чем хуже – тем лучше. 
 

-end-  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)