2 октября 2015 Просмотров: 535 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 8. Часть 2

Глава 8. Wrong! Часть 2
 
*** 
Карлайл появился дома позже него. Эдвард смотрел телек в гостиной, когда отец вошел и пригласил его в кабинет. 
- Я тебя умоляю, что за формализм? Неужели мы не можем поговорить здесь? Или без портрета Достоевского на стене ты меня не воспринимаешь? 
- Эдвард, - как всегда крайне уравновешенно и спокойно начал он, а ему внезапно захотелось, чтобы отец хоть раз вышел из себя, раскричался. – Ты уже давно не ребенок, пора научиться держать голову холодной. Разговор не простой, а кабинет для того и нужен, чтобы нас никто не беспокоил. 
Иногда ему казалось, что Карлайл литрами колет себе транквилизаторы, поэтому такой вечно спокойный, как удав. Спустя десять минут он вспомнил, что отец не только спокойный как удав, но и может так же сильно давить. 
- Не могу сказать, что меня порадовали известия от твоего учителя по истории. Мистер Томсон сказал, что у тебя затянувшийся конфликт с Каем Вольтури и еще некоторыми учениками. 
- Мистер Томсон старый дебил и зануда. 
- Эдвард, пока мы находимся в кабинете, среди портретов твоих родственников до десятого колена, мне бы хотелось, чтобы ты уважал их и пытался выражаться по-человечески. 
- Как тебе угодно, Карлайл, - великосветски улыбнулся Эдвард, внутренне кипя. 
Карлайл, скупо улыбнувшись, подумал про себя, насколько обаятелен и красив его сын и насколько он пока не уравновешен. Вечно пытается что-то кому-то доказать, мечется, никак не найдет свое место. Свое успокоение он нашел в Эсми, встретив ее в самую темную пору жизни, зато с приходом этого ангела, наконец, стало светло и его дела пошли в гору. 
- Какой же ты еще ребенок. Но ты не должен конфликтовать с Вольтури. Надо уже сейчас налаживать полезные связи. 
- С кем – с мафиозной семейкой? Не думаю, что пойду по твоим стопам. 
- Думай, о чем говоришь, - сердито сверкнул глазами Карлайл. – Иногда для достижения цели полезны все пути, в будущем ты это узнаешь. (прим.авт: о да!) 
- Да что ты заладил о будущем! Мы живем в настоящем. 
- Тогда перестань себя так глупо вести в настоящем и возьмись за ум! Я слышал, в школе будут проходить выборы. Я хочу, чтобы ты участвовал и победил, ясно? 
- Я и без твоей указки собирался это делать. И естественно я выиграю, - свысока заметил Эдвард, отец заметно оживился. 
- Действительно? Это радует, я опасался, что твой детский антагонизм не позволит тебе здраво оценить ситуацию, что ты будешь действовать назло мне. Рад, что ты оказался более зрелым, чем я думал. Если мой сын станет президентом школы, я буду очень горд. 
Эта сомнительная похвала странно отозвалась на нем, Эдвард настолько редко это слышал, что готов был многое отдать, чтобы получить одобрение отца. Заслужить уважение Карлайла, его гордость - это было из серии невероятного, перед этим все сомнения меркли. Он обязательно выиграет эти выборы. 
 
*** 
После вчерашнего разговора Эдвард плохо спал, без конца обдумывая и просчитывая все, что может помочь на выборах. Впервые Изабелла занимала так мало место в его голове, хотя куда уж без этого? Он почти смирился с такой жизнью. 
Утром за ним заехал Джас, приятно взбудораженный ожиданием новшеств, и как раз попал на завтрак. Пользуясь отсутствием родителей, он без особых церемоний присоединился к нему. 
- Майра, угостишь меня кофе? – Джаспер начал усиленно подлизываться к прислуге. 
Эдвард удивлено поднял брови, а когда экономка удалилась, с долей недовольства спросил: 
- Не понимаю, когда вы с ней спелись, вы общаетесь на слишком короткой ноге! 
- Да ладно тебе, зазнайка! Поверь, общаться с прислугой полезно, наша горничная Эмма втихаря протаскивала для меня булочки с корицей, нарушая железное правило "обеденных часов". Правда потом мама все же догадалась: я начал раздуваться как пончик, и ее уволили. Жаль. 
- Ну не знаю... Я их с детства терпеть не могу. Ну, ты понимаешь: все эти вечно сменяющиеся няни... Детские привязанности и прочая фигня... 
Джас кивнул, а про себя подумал, что совсем не знает. Каллену в детстве было тяжелей, у него не было никого. А ему это было незнакомо - его недостаток в любви было кому заменить. Все его детство прошло рядом с Элис, которая не дала ему узнать, что такое одиночество, всегда была рядом - веселая, преданная и готовая любить его, не смотря на все его поступки. 
Майра принесла кофе и он, не пробуя его, сразу глотнул, наслаждаясь горечью, не скрашенной сахаром. Это как раз то, что надо. Джаспер взял в руки круассан и повертел его. 
- Как же мне надоели эти сухие резиновые штуки. 
Эдвард полностью его понимал, почему-то ни один завтрак не обходился без французских булочек, успевших надоесть до тошноты. Выглядели они как на картинке журнала, но на вкус... 
- Не помню, чтобы с утра подавали что-то другое. 
- Это еще что, по крайней мере, у вас они не диетические. Моя маман, сев полгода назад на диету, решила, что круассаны с соевым кремом гораздо полезнее, чем с шоколадом. Так что теперь по утрам мы с отцом вынуждены жевать резину и делать вид, что это объедение. 
- Да уж. А вот Эм, готов поспорить, сейчас ест какую-нибудь вкуснятину типа домашней пиццы или тех обалденных хреновин с джемом и мукой сверху. 
Джас посмотрел с заинтересованностью, похоже, им пришла одна и та же мысль. 
- Едем к нему!!! 
Уитлок без лишних слов откинул круассан и поднялся на ноги. 
 
*** 
Когда они приехали к Маккартни, там уже опаздывали: мистер Маккартни и дети бегали, сшибая друг друга, но их все равно усадили за стол и до отвала накормили всякими вкусностями. Эммет очень обрадовался им - его машина снова сломалась, и он уже хотел идти пешком. 
На школьной парковке Эдварда снова начало одолевать смутное беспокойство, с интуицией он дружил, поэтому сигнал совсем не радовал. Взглянув в бок, он нашел глазами красный пикап, рядом с которым стоял неизменный синий и миникупер Брендон. 
На уроке Белла сидела на своем прежнем месте, рядом с ним, и Каллен немного успокоился, уверяя себя, что нет такой ситуации, с которой бы он не мог справиться. Варнер объявил оценки за контрольную, которую они писали больше недели назад. Она оказалась неожиданно сложной: многие получили низкие оценки. Математик с восторгом выделил своего "математического гения", без конца расхваливая изящный метод решения Вольтури, ну и чуть менее восторженно объявил, что он тоже справился на «отлично». Брендон, Уитлок получили хорошо, а Эммету и Розали поставили двойки - учитель заметил, что кто-то у кого-то списывал. Когда очередь дошла до Свон, Эдвард про себя отчаянно желал, чтобы была двойка, или того хуже - неуд. Все что угодно, лишь бы наказать ее за то, что тогда она предпочла Вольтури. Но Варнер, скептично поджав губы, отчетливо произнес "отлично". Белла от неожиданности подпрыгнула на стуле, а затем порывисто обернулась к Каю, показывая ему большие пальцы. Да уж, если судить по ее "любви" к математике, такие оценки для нее редкость. Пожелай она - и он с легкостью делал бы за нее все задания. Недовольная отметкой Брендон попыталась оспорить свой результат, и мистеру Варнеру, чтобы спастись от этой несносной упертой девчонки, пришлось искать ее работу и тыкать в нос. Элис обиделась, а Белла до конца урока не переставала крутиться, раздражая его причиной своей радости. 
Перед следующим уроком к ним в класс зашла мисс Грин и объявила, что на большой перемене в центральном холле вывесят имена всех кандидатов, после этого они должны будут по списку пройти на собеседование в учительскую. Ученики принялись обсуждать эту новость, и биологу пришлось немало потрудиться, чтобы угомонить их. Кай, Белла и Элис, тесно сдвинув головы, что-то серьезно обсуждали, и вид у Брендон был очень виноватый. Эдвард попытался напрячь слух, чтобы разобрать их слова, но Джас выбрал именно этот момент, чтобы хлопнуть его по плечу и, смотря туда же куда и он, громко заявить, как легко будет стереть некоторых мелких соперников в порошок. 
Элис услышала насмешку и заявила, что кое-кого ожидает большой сюрприз. Эдварду очень не понравился ее тон и особенно вид Беллы - она посмотрела на него чуть ли не с ужасом. Если бы только не было людей! Он бы заставил ее рассказать. Что могло ее так смутить? 
Еле дождавшись большой перемены, Эдвард в окружении своих друзей спустился в холл. Там уже было не протолкнуться. Младшие и старшие курсы еще мало что знали, только слышали о самой новости и теперь, скучившись перед широким полем доски, обсуждали кандидатов. Ему не пришлось локтями пробивать себе дорогу к объявлению, им дали достаточно места. Многие девушки посылали ему красноречивые многообещающие взгляды. Надо же, за последние две недели он совсем разучился замечать это, но теперь могло пригодиться все. Эдвард сделал усилие и выдавил коронную кривую улыбку, поощряя интерес к себе. 
Но вскоре улыбка растаяла. Джаспер, Эммет, Роуз – все, как один, пялились перед собой. Прямо под надписью "Кандидаты" был вывешен ряд крупных фотографий, под которыми значились фамилии. Его изображение вышло очень удачно - прямо с последней игры по футболу, когда они с треском разбили квиллетов, его всего взъерошенного с победной улыбкой на лице успели щелкнуть, вероятно, кто-то из школьной газеты. 
Но важно было другое: Эдвард не мог поверить своим глазам - следом за ним, всего в паре сантиметров висела фотография Беллы! Как она могла тут оказаться?! Каллен не заметил, как последнюю фразу сказал вслух, Джессика Стэнли услужливо запричитала, рассусоливая на тему "ох, какая неожиданность!"
- Я сам ничего не понимаю, Эд, вроде от их шайки неудачников хотела идти Брендон, - нахмурился Джас, стоящий к нему ближе всех. 
Передний ряд толпы, разорвали, и внутрь почти вывалилась вышеозначенная коротышка, тараторя на ходу: 
- Давайте-давайте, сторонитесь, а то сейчас всем ноги оттопчу, дайте посмотреть на имя моей подруги. Кстати, все голосуем за Беллу, Свон - в президенты! - за Элис потихоньку выбрались Белла, внимательно смотрящая под ноги, и Вольтури, который вытянутыми руками прокладывал идущим впереди девчонкам дорогу. 
- Вольтури на их фоне выглядит тупым громилой-охранником, - совсем не в тему заметил Уитлок. 
Это было правдой, хотя любой наверно выглядел бы здоровым на фоне этих двух девушек, но несвоевременная враждебность Джаспера к Каю только раздосадовала - разве нет сейчас дел поважнее?! 
- Ух ты, Белла! Они и фотку твою уже откопали, - восхитилась тем временем Элис. - Хорошо вышла, только вот какой извращенец фоткал нас в столовой исподтишка? 
- Прости Белла, это я тебя сфотографировал, - выступил вперед темноволосый парень, которого он даже по имени не знал. - Я вовсе не извращенец, просто вы так задорно смеялись с подругами, что я не удержался. Я работаю в школьной газете, и я не мог скрыть эту фотографию, надеюсь, ты не злишься? 
- Нет, совсем нет, - щедро ответила Белла, легко держась в толпе. Эдварду необходимо было выяснить, что происходит, бегло осмотрев остальные фотографии, он увидел всех, кто называл себя вчера, кроме Элис! 
- Я не понял, что ты… - подчеркнул он последнее слово, гневно глядя на подружек - .. тут делаешь? Тут должна висеть Брендон. 
- И я готов ее прямо сейчас повесить, - встрял Джас, не понимая серьезности происходящего. 
- Ой, как остроумно! А ты, Каллен - что не ожидал? Да, Белла будет участвовать вместо меня. 
- А ты что? Струсила? 
- Тебя это не касается, Уитлок, главное это то, что Белла легко сделает твоего дружка и вашей элите конец. По крайней мере, у нее есть мозги, в отличие от нашего всеми обожаемого принца, у которого внутри только веревочка для ушей. 
- Помолчи, Брендон, - прервал ее Эдвард, его волновало другое - как могла Белла это сделать и можно ли все вернуть обратно. Он посмотрел на нее: - И зачем тебе это? Захотелось власти? 
- Нет, - тихим, но очень ясным голосом ответила Свон, смотря на него исподлобья. Он мог поклясться, что она опасается его реакции. Ну вот, Кай его предупреждал, его вспышки не прошли бесследно. - У меня свои причины. 
- Кандидаты не имеют права меняться! Идите и впишите обратно Брендон. 
- Хорошо, мой господин! Уже можно бежать?! – подобострастно спросила коротышка, потом скинула глупую гримасу и ответила привычней: - Держи карман шире, Каллен! Что, пойдешь жаловаться к Коуп и давить на нее папочкиными деньгами? 
Крутость Брендон очень пришлась по душе Кадмору из старшего класса, он, не приглушая голоса, заявил: 
- Вот это девчонка! За такую бы я без раздумий проголосовал. Она навела бы всем шороху! 
Эдвард вспомнил, что вокруг него люди и надо думать, что говоришь. 
- Не переживай Кадмор, я тоже смогу навести, - он старательно выдавил из себя улыбку, чтобы выглядеть уверенно, хотя внутри был просто раздавлен. Как такое может быть, она не должна участвовать! 
- Ладно, поглазели и хватит, пора нам в столовую, пошли Белла, - Элис принялась подталкивать подругу обратно к Каю. - Посторонитесь, идет наш будущий президент! 
Ей показалось это очень смешным - коротышка весело смеялась, однако Свон выглядела немного подавлено, она тоже старательно улыбалась, отвечала на короткие фразы всех желающих обмолвиться с ней хоть словечком, но знакомая морщинка на лбу выдавали ее. 
Эммет ожил и заявил, что тоже достаточно налюбовался на него и очень хочет есть. Они тоже пошли в столовую. Эдвард рассеяно слушал негодования друзей их угрозы стереть "наглых выскочек" в порошок и пребывал в непонятном состоянии заторможенности. В столовой это продолжилось - начался аттракцион "волхвы, дары приносящие": к их столику прибывал непрерывный поток желающих выразить ему свои поздравления. Он должен был благодарить восторженных девиц, обещавших проголосовать за него и улыбаться, улыбаться, улыбаться! От этой паршивой неестественной улыбки сводило челюсть, хотелось врезать кому-нибудь как следует, а потом пойти и сорвать фотографию с доски, чтобы это оказалось всего лишь дурным сном. Некоторые с Розали во главе строили планы, как навредить Белле, которую рассудив, посчитали основным соперником. 
А он просто не мог участвовать в этом, не мог поливать грязью, не мог строить планы, которые навредят ей, на это даже его притворства не хватит, да и противно. Хейл неприкрыто радовалась, она думала, что это снимает негласное вето, что теперь снова можно делать со Свон что угодно. Было ли это так? Он не знал, он просто запутался. 
 
Оставшееся время тянулось очень медленно, ему приходилось видеть, как к Белле без конца подходят парни, обрадованные, что получили замечательный повод. Парень из газеты воспользовался ситуацией и еще раз подошел к Белле, чтобы извиниться, и уговорил ее выпить кофе, в знак того, что она действительно не сердится. Свон с легкостью попалась на его удочку, и предприимчивому парнишке удалось уволочь ее у неотъемлемых друзей за отдельный столик. 
За их столом обсуждали всякого, кто к ней подходил, а Уитлок даже грязно выразился на счет какого-то индейского парня, подсевшего на обычное место Беллы к Элис и Каю. К нему самому бесконечно подходили люди, чего-то требуя от него, спрашивая, поздравляя, через урок у него начала раскалываться от шума и лишних слов голова. Неужели теперь это станет его жизнью, спрашивается - за каким ему это надо? 
Все вокруг действовали вопреки его тщательно выстроенному плану. 
Совершенно истощенный, он шел за Эмметом на английский, когда заметил адскую троицу, как всегда улепетывающую в противоположном направлении. Может быть, с Беллой происходит то же самое, и ее друзья, в отличие от некоторых, ее понимают и сейчас старательно драпают в какой-то тихий уголок? Чтобы он только ни отдал, чтобы оказаться там с ней, подальше от всего этого шума и светопреставлений. 
Эдвард чувствовал, что ему необходимо поговорить с Беллой. Свон как обычно отставала от длинноногого Кая и реактивной Элис, из-за своей неловкости она вынуждена была внимательно смотреть под ноги. В голове зародился план... 
Отделавшись от своих друзей, Каллен незаметно пристроился за увлеченно спешащей троицей. Брендон громко болтала, не замечая отстающую подругу, и на повороте после лестницы Эдвард ускорил шаг и дернул Беллу на себя, моментально закрывая ей рот, чтобы не привлечь внимания. Он очень быстро потащил сопротивляющуюся девчонку по ступеням прямо в закуток под лестницей, где Филч обычно запирал свои хозяйственные принадлежности. Раньше он частенько использовал это место, чтобы уединиться с очередной девчонкой. 
Белла заехала локтем ему под ребра и сумела вывернуться. 
- Ты?! Ты сбрендил что ли? Я чуть не поседела! 
- Да, да, извини, - отмахнулся от такой ерунды, его поступок не важен, важно другое. Белла молчала, ожидая объяснений. В таком освещении слух обострился, и Эдвард слышал, как она дышит, нервничая, дергает за конец темной длинной выбившейся пряди. Не выдержав неопределенности, Белла сорвалась первой: 
- Что ты хочешь? 
- Поверь, очень многого, - с чувством произнес он, девчонка тут же смешалась и покраснела, но быстро подняла голову, решительно настроенная дать ему достойный отпор, но он не дал ей такой возможности: - Белла, что ты делаешь? 
- Я... 
- Зачем тебе это? Чего ты хотела, когда шла занимать место Брендон? Власти, доказать что-то, позлить меня? Получить еще больше сохнущих по тебе поклонников? Скажи чего? - не контролируя, он снова приближался к ней, нависая, забыв о своем обещании не пугать ее. 
Но Белла не пугалась, она злилась, покраснев в этот раз от злости, она толкнула его в грудь. 
- Что ты мелешь, мне всего этого не нужно! 
- А что тебе тогда нужно - справедливость? Ты хочешь стать благородной мученицей, которая спасет эту школу от тленного воздействия меня и моих друзей? Но, пойми, мы не в кино, только там все происходит так, а здесь все будет по другому - я выиграю, это все знают, но мне придется раскатать тебя по пути. - Свон упрямо выставила подбородок, а Эдвард чуть не взвыл от этого жеста, зная, что он обозначает, теперь она будет стоять до конца. Отчаявшись, он забыл, с кем разговаривает: - Что ты хочешь, чтобы снять свою кандидатуру - хочешь я верну работу Сету или найду еще лучшую, или дам ему сколько угодно денег, или уничтожу Розали, тебе же она не нравится. Хочешь, я заставлю Джаспера прекратить наезжать на Элис, хочешь новую машину, классную, самую быструю из всех существующих? 
С каждым словом Эдвард видел, что все больше и больше ошибается, отталкивая ее от себя, его предложения вызывали у нее отвращение. 
- Ну что же тебе надо?! - он, забывшись, сжал ее плечи слишком сильно, заставляя поежиться. Отдернув руки, Каллен заметил на левом плече незажившую царапину от когтей Хейл. 
- Прекрати! Мне ничего от тебя не надо, - выкрикнула Свон, но заметив в его глазах отчаяние, смягчилась: - Я понимаю, ты привык так действовать, но тебе в голову не приходило, что дело не в этом? Я не хотела участвовать в этих дурацких выборах, все это вообще было неудачной идеей, но теперь я вынуждена. 
- Но почему? 
- Я защищаю Элис, - тихо произнесла Белла. 
- От чего? 
- Я не могу сказать, но в том числе и от тебя 
Руки обвисли по бокам, надежда стремительно таяла. Он ничего не сможет изменить. 
- Я никогда не проигрываю, тем более Карлайл ждет, все ждут... Я буду действовать по-всякому и не смогу сделать для тебя исключение. Черт, да я сотру тебя в порошок! Почему ты всегда выбираешь противоположную сторону?! Ты понимаешь, что это конец? 
- Чему? - задиристо спросила Свон, слишком видимо храбрясь. 
- Брось, не притворяйся, ты знаешь, что между нами то-то есть. И этому будет конец, если ты не откажешься. 
- Нет, - теперь Белла сама подвинулась к нему, цедя слова: - Конец был, когда ты ударил первый раз Кая. Ты сам все решил, еще тогда! 
Значит, у него все же была надежда. 
 
Depeche Mode — Wrong
 
*** 
Белла сбежала от него, воспользовавшись малейшей слабостью, ему пришлось возвращаться на урок. Все занятие он сидел как на углях – разговор казался не оконченным. Мысль о том, что она тоже думала о них вместе, необычно волновала, а учитывая последние происшествия, вгоняла в черное отчаяние. С середины урока Свон вызвали на собеседование и сообщили, что его очередь следующая. 
Но лишившись объекта рассматривания, Эдвард чувствовал, как головная боль вспыхнула с новой силой, еле ворочая языком, он предупредил учителя и вышел. Стены давили со всех сторон, но до улицы он не дошел, свернув в узкий коридорчик, ведущий к учительской, и зашел в мужской туалет. 
Ледяная вода немного помогла, освежая лицо, немного подумав, Эдвард сунул под кран всю голову. Лед охватил каждый волос. Это была мощная встряска, резко оттолкнувшись от раковины, Эдвард уставился в зеркало. Напротив был придурок с мокрыми волосами, правда красивый придурок, но он не Розали, чтобы боготворить свою красоту, его заслуги тут мало, даже здесь не обошлось без Карлайла – гены. 
За стеклом зеркала был тот внешний Эдвард, от которого все чего-то ждут: что он будет самым успешным, обаятельным и беспринципным, и все ему это простят, даже наоборот превознесут до небес любой его поступок. Раньше его нисколько не напрягала пустота, обволакивавшая его как вторая кожа, но теперь его словно пенопластом обложили, вокруг все такое синтетическое: люди, слова, которые не имеют в себе ни грамма искренности, натужный зачастую искусственный смех, поступки. Все так хотят пробиться к нему поближе, не понимая, что стремятся к пустоте. 
А еще все они ждут, чтобы он ненавидел Беллу. Его друзья, отец, одноклассники, да все вокруг! Они никогда не смогут понять его выбор, они уверены в том, что он должен чувствовать и делать. 
Существовал еще внутренний Эдвард, которому была необходима Белла, который готов был все и всех забыть и слепо идти за ней куда угодно, не борясь с осознанием, с неправильностью и запретностью чувств. С каждым днем ему было все тяжелей вмешаться под внешней оболочкой, и он то и дело грозил вырваться, разрушить все границы. 
Но что делать, когда все против него? Быть может, Эдвард нашел бы в себе силы, рискнул и попробовал бросить все, выстоял бы даже против Джаспера и Карлайла. Но не против Беллы. 
Всего одна глупая ошибка, стечение обстоятельств, и она с легкостью ставит крест. Как бы силен он не был, но все же его не хватит. Ломаясь и сдаваясь внешнему миру, Эдвард со всей силы ударил по зеркалу, чтобы не видеть победителя, и сполз на пол, сливаясь рубашкой с белоснежной, стерильной и холодной стеной, все как в морге. Подходящая обстановка. 
Горло рубашки впилось в шею, удушая, Каллен рванул его, не думая о пуговицах, затем с силой впечатал локоть в стену за спиной, раз, другой, третий. Хотелось заглушить душевную боль, физической, лучше пусть горит и пульсирует локоть, чем все внутри. Низко наклонив голову, он ухватил волосы на затылке, сжимая их между пальцами. Сосущей дыра в центре груди, как вакуум, вытягивала из него внутренности, требуя, чтобы он бегал, кричал, громил все вокруг. 
Пытаясь сплющить все это и запихнуть внутрь себя, Эдвард зажал голову, давя на нее изо всех сил. Сквозь шум в ушах, он услышал, как кто-то зашел в помещение. 
Эдвард Каллен валяющийся на полу в таком состоянии – это произвело бы фурор. Но сейчас его это ни капли не беспокоило, было настолько плевать, что он поднял голову только из апатичного любопытства, сухой сбор информации. Никого не было – в белой кафельной комнате с разбитыми осколками был только он. 
 
*** 
Прошло полчаса, прежде чем он смог. Сейчас Каллен спокойно рассматривал себя в уцелевшее зеркало, рубашка почти без следов, волосы лежат как надо – в идеальном беспорядке, прямые широкие плечи, он улыбнулся себе, не шибко весело, зато с превосходством. Придирчиво поправил воротник-стойку и кивнул. Порядок! Теперь все по-прежнему. 
Каллен окончательно все разрешил для себя. Раз надо, так надо - станет прежним, как во времена, когда в его жизни не было природных катаклизмов, уносящих тысячи жизней нервных клеток. А уж себе клетку он всегда найдет, надежную, откуда и при желании не вырваться. Все глупые порывы и чувства относительно Свон остались позади, так сложилось. Все равно он даже внутри головы не мог представить, какое это бы было – их будущее? Может его вообще не существовало. Теперь Белла только его одноклассница, соперник на выборах, он ничем не будет ее выделять, и если надо, не будет церемониться. Властью Эдвард никогда ни с кем не делился и не собирался начинать, вот он самый нормальный вариант развития, возможно Карлайл прав на счет своей пресловутой «холодной головы». Стоит больше к нему прислушиваться. Осталось только одно незавершенное дело. 
Каллен вышел в коридор, такой же белоснежный и холодный. Как он раньше не замечал, что их школа похожа на реабилитационный центр? 
«Хреноватенько. А как же что-то жизнеутверждающее?» 
Послышались шаги и, обернувшись, он увидел нерешительно остановившуюся Беллу, как по заказу! Значит его очередь на собеседование. 
Каллен, не торопясь, приблизился к девушке, даже не пытаясь коснуться. В этом освещении Белла со своей полупрозрачной светлой кожей была похожа на призрака, сходство усиливалось синяками под глазами. 
- Еще что-то забыл сказать? 
- Не переживай, надолго не задержу, - безразлично сообщил Эдвард. – Ты была права, во всем. Меня все устраивает. Белла, больше не жди от меня снисхождения, я не угрожаю, просто предупреждаю - на меня надеяться больше не стоит. 
- Я и раньше не надеялась, мне твоя защита не нужна! 
- Отлично. 
Ее уже начала пугать перемена в нем, девушка пыталась понять, что произошло, но никак не могла пробиться через зону отчуждения и какую-то омертвелость. Хотя бы разозлить его, хоть что-то… 
- Еще кое-что… Ты помнишь свое обещание? – Свон судорожно попыталась вспомнить, чего успела ему наобещать. Эдвард облегчил задачу: - Тогда, в пиццерии. 
Теперь Белла вспомнила. Она не должна вмешиваться в накаленные разборки, никогда не вставать между ними, если существует опасность. Она обещала. 
- Вижу, ты поняла. Хотел напомнить, что ты держала слово. И еще кое-что… - Каллен уже развернулся, готовясь уходить, он колебался, неуверенный, что будет правильным сказать ей это. Надежно упакованные осколки предупреждающе задергались, но он все же решил сказать: - Белла, я хотел тебя предупредить. – Эдвард посмотрел ей прямо в глаза, чтобы это лучше уложилось, воспринялось всерьез, это было очень важно: - Особенно держись подальше от Джаспера, он, бывает, выходит из себя, а за последствия не отвечает. 
Ему не хотелось рассказывать такое про своего лучшего друга, но тогда она легко могла оказаться в опасности. Завершив последнее дело, Эдвард пошел к учительской. Свон в спину крикнула, что его уже ждут, но он не отреагировал – догадаться было и так не сложно. 
 

 

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)