2 октября 2015 Просмотров: 520 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 6. Часть 2

Глава 6. Теория притяжения. Часть 2
 
*** 
- Ты тут живешь? 
Белла недоверчиво смотрела на светлый двухэтажный дом, смахивающий на резиденцию английской королевы. 
- Да и это просто супер! – взвизгнула от восторга Джессика, избавляя Эдварда от необходимости отвечать. Он хмурился, надежды поразить Свон хотя бы этим не оправдались. Белла смотрела на их жилье так, словно оно нанесло ей кровную обиду. Ну что не так с этой девчонкой, как устроены ее мозги?
Эдвард заглушил двигатель и поспешил, чтобы успеть открыть ей дверь, но естественно она уже неудобно топталась на месте, рассматривая свой «гипс». Скрипнув зубами, Каллен помог выйти из машины Джессике, быть может с моралью у него туго, зато с воспитанием Эсми не прогадала. Ее сын, всегда был джентльменом, хотя бы на жестах. Стэнли от такого внимания даже ненадолго замолчала. 
Позвонил Эммет, сообщая, что будет с занудой Ньютоном через десять минут. Эдвард посмотрел на перебинтованную ногу Свон. 
- Ой, мамочки! Белла, твоя нога выглядит, как столб! Я совсем забыла про это. Учти, ты моя подруга, и я очень переживаю. 
- Спасибо, Джессика, все хорошо! 
- Наверно, ты будешь жутко ковылять, и тебе придется пропустить осенний бал. Как жалко! Скажи, а ты не будешь против, если я приглашу Кая? 
- Может, мы пройдем внутрь? – раздраженно спросил Эдвард. 
Джесс с готовностью двинулась в сторону входной двери, с легкостью взлетев по ступенькам, а Белла бросила предостерегающий взгляд на Каллена, уже тянущего руки, и энергично заковыляла к крыльцу. Но была вынуждена остановиться – с таким коленом изящное поднятие по ступенькам превращалось в фантастику, пусть сначала Каллен пройдет вперед, чтобы не наблюдал за спектаклем. Но Эдвард вместо этого остался позади, наблюдая за ее напряженной безмолвной спиной. 
- Проблемы, Свон? 
«Да! И у них твое имя!» 
Белла не собиралась отвечать, намереваясь простоять тут хоть до второго пришествия, но у Эдварда были другие планы: подхватив под колени, он снова поднял ее. 
- Похоже, это входит у тебя в привычку, - прорычала Белла, стараясь сохранить спокойствие. 
- Вау, - пораженно открыла рот Джессика, сканируя их рентгеновским взглядом на поиск любых мелочей, а не попахивает ли тут скрытой симпатией? Только подумать – местный принц и поднявшая на уши всю школу новенькая, вот это был бы скандал! 
Однако эти двое не спешили влюблено смотреть друг другу в глаза и пускать слюни. Джессика заметила, что Белла сжала футболку Каллена в кулак так, что побелели костяшки, и вообще оба выглядели слишком напряженными, ох, может все-таки получиться притянуть скандал за уши? 
- Ух ты, ты переносишь Беллу в свой дом через порог и на руках, это на что-то похоже, - хихикнула Стэнли, рассматривая их реакцию. 
- Не мели чепухи, Джессика! – вспыхнула Белла. 
Эдвард развернулся к ней спиной, и его реакцию она не заметила, зато отметила, как осторожно он опускает Свон на диван. «Будто она хрустальная» - недовольно подумала она про себя. 
Эдвард вышел за напитками, и Джесс набросилась на пострадавшую со своими восторгами, начинающимися от обстановки комнаты и заканчивая восхищением силой ее хозяина. До возвращения Эдварда Белла старалась абстрагироваться от «дружеской» болтовни одноклассницы. Наверняка это было невежливо, но у всякого терпенья есть предел. 
- Давайте уже начнем, - выпалила Свон. – Остальные потом подключатся. 
- Давайте, - с легкостью согласилась Стэнли. – Кстати… Я уже придумала название нашей партии - «Джессика»… 
Белла хотела поскорее разделаться с этим, пока она не осознала, что находится у Эдварда и не побежала искать его комнату и рассматривать детские фото. Вскоре к ним присоединились Эммет и Майкл, жующие на ходу. 
- Салют, всем! Эд, мы зашли через кухню, надеюсь, ты не против? 
- Если ты не съел мой холодильник, то нет. 
Новые силы не особо помогли процессу, прошло два часа, но альбомный лист покрылся записями едва ли наполовину. В конце концов, остальные спасовали перед Калленом и потихоньку перебрались в его лагерь, только лишь Белла упрямо отстаивала свою точку зрения. Она предлагала перераспределить бюджет так, чтобы увеличить пособия по инвалидности, безработице, а когда Эдвард раздраженно назвал ее идеалисткой, с горячностью начала спорить. Каллен ехидно поинтересовался, откуда же она собирается взять деньги на свои наполеоновские планы. 
- Это утопия, - воскликнул Эдвард, в раздражении запуская руки в волосы. – Томсон никогда не поставит нам «отлично» за такую программу. Давай просто составим все по шаблону, взяв реальную программу какой-нибудь партии, плюс добавим ярких слоганов и запоминающееся название – это секрет успеха. Можешь поверить, обычно все так и работает. 
- Это ты на примере своего отца узнал? 
Каллен в процессе своей тирады невольно нагнулся к ней, но после этого отпрянул, без слов пронзая ее мрачным взглядом, возможно, не стоило упоминать его отца, наверняка сейчас ему надоест быть таким терпеливым, и мало ей не покажется. Неуютное молчание нарушил Эммет: 
- Зря ты так говоришь, Свон. Карлайл много полезного сделал для нашего города, он спонсирует школу, больницы, построил огромную библиотеку, а Эсми Каллен занимается благотворительностью, так что прекрати цепляться к Эдварду. 
Ей вдруг стало стыдно, если подумать, то она мало знает о Карлайле, заранее встав в оппозицию, наслушавшись отца и осудив чрезмерное богатство их семейства. Обдумав это, Белла почувствовала, как пересыхает в горле, и схватила стакан с соком. Тот, непонятно как, выскользнул из ее рук, заливая весь стол, и пока Эдвард торопливо поднимал листы, желтая жидкость проворно начала стекать прямо на него.
«Пристрелите меня кто-нибудь!» 
- Шикарно, - проворчал Каллен, пытаясь салфеткой остановить поток, часть которого уже красовалась на белом ковре. – Ну, Эсми любит авангард… - мрачно пошутил он. 
- Я сейчас все уберу! – радостно и очень прицельно кинулась к нему Джесс, пока Белла сгорала со стыда. 
- Пойду переоденусь, - Каллен встал из-за стола и пошел к лестнице. 
Когда его шаги стихли, Белла подняла голову и увидела, что на нее смотрят, как на чумную. 
- Ээ… Я скоро. 
Вылетев в коридор, она прижалась к стене, стараясь отдышаться, постояла так некоторое время, потом нерешительно посмотрела наверх… Эдвард говорил, что в доме никого нет. 
В тот день ноги были в яростной оппозиции с головой, спустя минуту Белла была на втором этаже. Стоило услышать его голос, сердце учащенно забилось. Дверь его комнаты была закрыта неплотно. Затаив дыхание, она, еле касаясь, увеличила щель и посмотрела внутрь: Эдвард, ходя из угла в угол, разговаривал по телефону. 
- Не расстраивайся, могу поспорить у нас хуже. Серьезно, мы продвинулись на одну сотую. Нет, меня не били моей же диванной подушкой, но теперь я ее лучше уберу. Ты шутишь! Правда? Ну, это конечно наглость, давно пора что-то сделать с ним, он меня уже бесит. Ладно, я лучше пойду, берегись чокнутую коротышку, ах да, Эм попросил тебя присмотреть за его драгоценной Розали, но ты знаешь, я не сильно расстроюсь, если Брендон повредит ее волосы. 
Каллен отключился, бросил телефон на кровать и, закинув руку за спину, стащил футболку. Белла зажала рот и нос, чтобы он не услышал ее дыхания, такого громкого в абсолютной тишине. Ей одновременно было стыдно подглядывать и невозможно оторваться. Внутри все вопило - то, что она сейчас делает, наверняка имеет за собой статью или название в справочнике психиатра, но все это было не важно. Белла рассматривала его широкую голую спину, пока он, наклонившись, лазил в ящике. Затем он выпрямился и, как ей показалось, посмотрел прямо на нее. Развернувшись, Белла изо всех сил побежала по коридору. Затекшая под тугой перевязкой нога ныла, но это не остановило ее, пока она не добежала до ванной. 
Открыв холодную воду на всю, девушка подставила горящее лицо под жидкий лед. Это немного помогло. Незнакомка в зеркале стала хоть немного походить на нее. Что с ней происходит? Каллен как-то ненормально на нее действует, заставляя испытывать совершенно новые и незнакомые чувства. Белла села на бортик ванной и уставилась в пол. Повязка раздражала, и, оставив только пару оборотов бинта, она сняла ее. 
- Пойдет, - громко и четко выдохнула Белла, стараясь снова стать уверенной. Приоткрыв дверь, выглянула наружу – коридор оказался чист. 
Обратная дорога не была такой же легкой, удивительно, но она умудрилась запутаться в коридорах. Ясно теперь, кто строил их чертову школу – Каллены! Такое же хитросплетение проходных комнат и тупиковых, как они сами тут не теряются? Вероятно, у них в роду были минотавры… 
Открыв высокую белую дверь, она ахнула. В пустой комнате стоял красивый рояль с поднятой крышкой, кроме него единственным предметом интерьера был лишь камин. Инструмент был настолько красивым, что девушка не удержалась и, воровато оглянувшись, прошла внутрь. 
Подумать только, какая красота, рояль был антикварным, резное дерево реставрировали и заново покрывали лаком, но это не испортило инструмент, напротив, придало еще большей утонченности. Белла плохо играла на пианино, это была не ее мечта - Рене. Ее мать боготворила музыку, но сама из-за недостатка усидчивости играла весьма посредственно. Белла села на длинную скамейку и, осмелившись, плавно нажала самую высокую ноту. Звук разнесся неожиданно звонко, девушка за клавиатурой съежилась, ожидая неминуемого наказания, но вокруг все так же стояла тишина. Ободренная этим, Белла снова нажала клавиши, уже смелей взяв октаву. Потом пальцы сами по себе принялись нащупывать единственную мелодию, которую ее научила играть Элис. Брендон в отличие от нее была одаренной пианисткой, чем заслужила ярого фаната в лице Рене, та готова была часами слушать ее игру с мечтательным выражением лица. Кажется, мелодия называлась Колыбельной. 
- Ты умеешь играть? 
От неожиданности Белла подскочила на стуле, хватаясь за сердце. В дверях, опершись на косяк, стоял Эдвард в новой белой футболке. Ее поймали на месте преступления! 
- Извини, я не хотела шарить по чужому дому, просто искала ванную, - сбивчиво начала объяснять она, чувствуя себя крайне не уютно. - У вас запутанный дом, я потерялась… 
Осознав, как это звучит со стороны, она замолчала, ожидая его слов. Но Каллен будто обет молчания дал, отлепившись от стены, он неторопливо прошел к ней и прилепился к новой поверхности – роялю. 
- Так ты играешь? 
- Нет, не особо, знаю только эту мелодию. Элис хорошо играет, у нее прирожденный талант, - выпалила непонятно к чему Белла, а потом поняла, что совсем не может контролировать свой язык: - За это ее очень любит Рене, хотя иногда мне кажется, она ее вообще больше, чем меня любит. Странно, да? 
Нервно, совсем не свойственно себе, она хихикнула и тут же сглотнула, чувствуя застарелую боль, с которой давно свыклась. Зачем только она говорит Эдварду такое личное? Он вдруг приземлился рядом с ней на скамью и одной рукой бегло заскользил по клавишам, наигрывая то, что она играла всего минуту назад. Только его игра была искуснее, увереннее. 
- Расскажи мне об этом, - толи попросил, толи невесело усмехнулся Каллен. – Любовь моего отца выражается в денежных единицах, так же как и наказание, иногда мне кажется, что необходимо стать его партнером по бизнесу, чтобы он нашел минутку поговорить со мной. Вот это, по-моему, странно. 
Белле внезапно остро стало больно, за то, что он так спокойно это говорит, словно давно привык, неужели это может быть правдой? Она, конечно, подозревала по его реакции, что эта тема болезненна, но не представляла, настолько все плохо. В отличие от матери, с отцом у нее были достаточно хорошие отношения. 
Ей захотелось утешить его, непонятно как защитить. Желание было настолько сильным, что она придвинулась к нему и положила стиснутый кулак около его руки, но тронуть все же не осмелилась. Эдвард вздрогнул и продолжил играть. 
- Ну, как минимум, у тебя еще есть мать, наверняка она тебя любит, а еще братья и сестры? 
- Я один ребенок в семье. 
Белла рассматривала его профиль, в то время как он не отрывался от клавиш. Ей казалось, что это умышленно. Сейчас он был необъяснимо ранимым, оголенным, знал, что она чувствует это, и не смотрел, привыкнув получать нападки с ее стороны. Почему-то забылось, что он тоже не ангел и совершал плохие поступки, раз за разом обижая ее и других, забылось его наносное высокомерие и безразличие. Сейчас перед ней сидел другой человек. 
Эдвард между тем перешел на другую мелодию, более сложную, играя только правой рукой, левая по-прежнему, как приклеенная, лежала около ее. В какой-то момент она двинулась и медленно поползла, переплетая их пальцы, скрепляя ладони. Оба притворились, что ничего не произошло. 
- Ты здорово играешь, репетиторы? 
Он улыбнулся почти по-настоящему. 
- Нет, самоучители из интернета и книги. Я научился сам, хоть ты и считаешь меня тупым. 
- Вовсе нет, - смутилась Белла. – Я такого не говорила. Просто в школе ты очень задаешься. 
- Ты тоже не подарок, - не отрываясь, ответил он, смягчая слова улыбкой. 
Белле до ужаса не хотелось прерывать этот момент, они впервые нормально говорят, не кричат друг на друга, не ругаются. Если бы можно никогда не покидать этой комнаты. Тут ей вспомнилось, каким испуганным было его лицо, когда она застукала его в прошлый раз. 
- Ты любишь и умеешь играть, но скрываешь это, - четко произнесла она, интуицией чувствуя, что права, почему он стесняется своего увлечения? Каллен не ответил. – Я угадала, - с удовлетворением кивнула Белла. 
- И что? 
- Но почему ты скрываешь, это же не убийство. 
- Даже отец не знает, что я играю. Это глупо. 
- И что в этом глупого? 
Каллен перестал играть, хватаясь за волосы, неосознанно делая себя лохматым. Она давно приметила эту его привычку, когда он нервничал, то тут же ерошил себе волосы. Возможно, его это успокаивало, только вот рука зудела поправить огрех и пригладить его вихры. На всякий случай она сжала только что расслабившуюся ладонь в кулак. 
- Ты не понимаешь. Даже если бы Эммет или Джас узнали, то лопнули бы от смеха, не говоря уже про других. Эдвард Каллен, играющий Баха или Моцарта, да они не забудут мне этого до самого колледжа! 
- Уитлок же сам играет на гитаре, уж он-то должен тебя понять. 
- Да, только он играет Led Zeppelin, Korn и прочее. 
- Вот это действительно глупо, - рассердилась Белла, сам виноват, что выбрал таких друзей, которые не хотят понимать его. Она бы поняла. 
Эдвард сидел, не глядя на нее. Она вдруг испугалась, что сейчас все кончится, поэтому попросила: 
- Сыграй еще что-нибудь. 
Он беспрекословно выполнил просьбу, в этот раз выбрав нечто медленное и мелодичное. Некоторое время Белла просто слушала, а потом почувствовала потребность ему пообещать, чувствуя себя неуверенно, произнесла: 
- Я никому не скажу. 
Эдвард сразу понял, о чем речь и с долей облегчения улыбнулся, поверив на слово. 
- Спасибо. И если уж брать по справедливости, ты тоже обязана выдать один свой секрет, - Каллен повернулся к ней, не прерывая игры, свет из окна падал под таким углом, что его глаза показались ярче обычного. 
Белла снова забыла, как дышать, иногда, моментами, такими как сейчас, он ее ослеплял, и было очень непросто возвращаться обратно. Смотря в его глаза, она как под гипнозом проговорила: 
- Я постоянно рисую, когда расстроена, когда запутана и все похожее. Это единственное, что удается лучше, чем Элис, я не завидую, я люблю ее, но это выше меня. Всю жизнь мать ставила мне ее в пример, а я тянулась за ней, но отставала. А еще я нарисовала тебя. 
«Вот тут бы мне помолчать», - прикусила язык Белла, но было уже поздно. Этого он знать не должен был, слишком личное. 
Глаза Эдварда удивленно расширились, а за ними с отставанием и зрачки, словно в комнате резко поменяли освещение, и стало темно. Он прекратил играть, в пространстве повисла диссонансная нота, выбившаяся из общего строя. Ну вот, она все испортила, легкость растаяла, снова протянулись невидимые нити, связывающие их миллионами связей. Эдвард требовательно всматривался в ее мигом побледневшее лицо, настойчиво ища что-то. Каллен вдруг поднял руку и непослушными пальцами дотронулся до ее щеки. Оба застыли, прислушиваясь, сталкиваясь взволнованными растерянными взглядами. 
Они снова сбились с пути, вступили на опасную неизведанную территорию. Белла сама не заметила, что смотрит на него так же – ищуще и настороженно, а еще незаметно приближается по миллиметру, сдаваясь магнетизму. 
«Соберись», - приказал слабый, едва слышный голос рассудка и тут же был отброшен за линию слышимости. Лицо Эдварда было так близко, впервые можно рассмотреть его так близко. Отдаленно она поняла, чем все это закончится, а веки уже опускались, разрешая сделать последние полшага, уже почувствовав начало прикосновения, они услышали знакомый голос: «Эдвард!». 
Белла со скоростью света отпрыгнула на конец лавки, только что в полной мере осознавая, что чуть не натворила. Катастрофа. Кажется она совершенно безвольная тряпка, совсем не умеет сопротивляться Эдварду. Ее откровенно пугало то, что между ними происходит. Быстро встав из-за рояля, Белла стукнулась локтем, который тут же занемел от боли, Каллен подскочил следом. 
Сбитые, жалкие, боящиеся даже пересечься взглядами… 
- Стой, куда ты? 
- Мне надо домой! 
Хозяин дома не отставал от нее ни на шаг, они вихрем миновали растерянную Джессику, которая начала задавать вопросы. Оказавшись около черного входа, Белла встала, как вкопанная, вспомнив, что приехала сюда без машины, а дом стоит посреди леса. Замечательно! 
- Белла, да куда ты?! Нам еще политологию делать, просто вернись, потом мы поговорим. 
- Не о чем тут говорить, - она смотрела куда угодно только не на него, перескакивая взглядом по предметам. – А на счет задания – давайте каждый возьмет себе одну часть, я беру социальную, а завтра все состыкуем. Так что поехала я домой… 
- Серьезно? На чем поедешь? 
- Эмм… Меня Элис заберет! – нашлась Свон и тут же набрала номер. Ответил, как ни странно, Кай: 
- Привет, Герда. 
- Привет, вы еще заняты? 
- Ну да, Элис сейчас как раз пытается сломать ножку табуретки об голову Уитлока, он сопротивляется. Эл так доказывает состоятельность своей теории о вредном влиянии взяточничества в партии. 
Кажется, ее другу было весело, но вот ей далеко нет, хотелось одного: убежать. Поэтому она рассеяно спросила: 
- Ты можешь меня забрать? 
- А что случилось? – тут же посерьезнел Вольтури. 
- Нет, все нормально, просто я приехала сюда с Эдвардом, а пикап остался около школы. 
- С Эдвардом? – переспросил удивленно Кай. 
- Ну, с Калленом, какая разница! Ты заберешь меня? – потеряла терпение Белла, чувствуя, как Эдвард сверлит ее взглядом. 
- Конечно Герда, только скажи, где он живет. 
- Ээ… с этим хуже… В лесу. 
- А поточнее? 
В этот момент Каллен устал играть пассивную роль и выхватил у нее телефон: 
- Это Эдвард. Я сам ее отвезу! Ты все равно не найдешь. – Белла горела от возмущения. - Нет, блин, я съем ее по пути! Ой, как страшно, Вольтури… Ничего я ей не сделаю. 
С этими словами он бросил трубку и повернулся к рассерженной девушке. 
- Почему ты всегда так поступаешь?! 
- Как так? 
- Ты постоянно командуешь, никого не воспринимаешь всерьез. Ты тиран! 
- Иди в машину, Белла, - процедил Эдвард, уязвленный ее правдивыми словами. 
- Ну, вот видишь – снова! 
Каллен назло ей решил усугубить ее слова, транспортируя полюбившимся способом. Когда он хладнокровно проносил вопящую Беллу через гостиную с одноклассниками, те проводили их изумленными взглядами, Эммет крикнул вдогонку: 
- Я помогу закопать труп. 
- Дубина! – досталось и Маккартни, но тот лишь рассмеялся, ничуть не обидевшись. 
Только около машины Эдвард, наконец, поставил ее на ноги, Свон тут же отпрыгнула подальше, гневно тыкая в него пальцем: 
- Хватит это делать, я тебе не игрушка, не надо меня так таскать, ты понял?! 
- Обязательно, - вполне спокойно проговорил Каллен и открыл ей дверцу машины: - Прошу. 
Белла, скрестив руки, выждала какое-то время, а потом с достоинством уселась внутрь, ей показалось, что Эдвард еле сдерживает смех. Подозрительно взглянув на него, она насторожилась: насмехается? Если что, она ему покажет, зря их что ли Джейк учил драться? 
Некоторое время она еще поглядывала на него, чтобы удостовериться, что ее подозрения необоснованны. И только успокоившись, девушка поняла, на что подписалась. Полчаса в замкнутом пространстве с Калленом, один на один! Здесь нет ни болтающей без умолку Джессики, никого другого, а учитывая ее «стойкость», их определенно ждет беда! 
Ладно, надо просто молчать и всю дорогу смотреть в окно, тогда ничего плохого не случится и жалеть будет не о чем. 
Белла не без труда, но все же придерживалась своего плана первые пять минут, после этого Эдвард, с удивлением наблюдавший за ней, не выдержал: 
- Нам надо поговорить. 
- Не о чем, - отрезала Свон. 
- То есть ты хочешь сказать, что ничего необычного не происходит? – насмешливо спросил Эдвард. – Если бы не Стэнли, то ты сама догадываешься, чем бы все закончилось. – Белла смутилась, а он, похоже, решил ее добить: - Причем это уже второй раз. 
- Прошлый раз ты накинулся на меня! И обещал, между прочим, больше так не делать! 
- Белла, - процедил он сквозь зубы. – Ты сама виновата, ты доведешь до белого каления кого угодно! Поверь, то, что произошло лучше, чем то, что могло бы произойти. 
- Абра-кадабра? Обожаю, когда люди говорят загадками. 
Каллен поджал губы, раздраженно хмуря брови – отвечать он не собирался. Недавнее чудом установившееся перемирие кончилось, между ними снова встала железобетонная стена непонимания. Не смотря на то, что Эдвард сидел так близко, расстояние между ними было гораздо больше. Белле стало холодно и неожиданно грустно, вспомнилось японское изречение, так подходящее ее состоянию, тихо-тихо, чтобы он не услышал, она пробормотала: 
- Я могу дотронуться до тебя рукой, но между нами пропасть, которую не преодолеет и птица. 
Каллен напряженно нахмурил брови: 
- Что ты сказала? 
- Правду, - горестно бросила Белла и снова отвернулась к окну. Скорей бы оказаться под одеялом. 
Некоторое время оба молчали. 
- Белла, нам все же стоит поговорить… Ты сама чувствуешь, что между нами что-то странное, - Белла упрямо замотала головой, отказываясь признавать очевидное. – Черт, еще меня называют упрямцем! Хочешь сказать, я ошибаюсь? 
Она знала, что если откроет рот, то сама сразу же ошибется, умение обращаться со словами никогда не было ее коньком, поэтому она молчала. 
- Я просто хочу сказать, что нам не обязательно воевать. Нам нечего делить, никто ничего плохого другому не сделал… 
«А приватизация внутренних органов не считается?!» 
- …знаю, все ждут от нас именно этого, но мы не обязаны плясать под их дудку! Кто придумал эти правила? 
У нее потемнело в глазах, о чем рассуждает этот эгоистичный мальчик на серебристой иномарке?! 
- Кто придумал эти правила? – сглотнув, с трудом произнесла она. – Ты, Эдвард, именно ты их и придумал, забыл? А все живут по этим правилам, твоим правилам. Поэтому прекрати пудрить мне мозги, нам не обязательно воевать говоришь, а тогда что? Станем лучшими друзьями? Хорошо, тогда в завтра я пересяду за ваш столик в столовой и буду бросать объедки в малышей, чтобы они убрали за мной, а после пойду с Розали на шопинг, я же его обожаю! Как и милашку Хейл, а еще уверена – Элис и Уитлок отлично подружатся! Ну что ты замолчал, Эдвард? Видишь, наши миры отлично накладываются, стать друзьями - это же просто наша судьба! 

Оставшуюся дорогу они не разговаривали. Каллен не смотрел на нее, она могла поклясться, что может определить это, не глядя. Слишком велика чувствительность ко всему, связанному с ним. А ей одновременно было обидно от несправедливости складывающегося положения и до ужаса хотелось, чтобы он придумал новый мир, в котором возможно все.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)