1 августа 2015 Просмотров: 720 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 5. Часть 2

Глава 5. Признание. Часть 2

Я чувствую, 
Что теряю своего лучшего друга, 
Я не могу поверить, 
Что это - конец. 
No Doubt - Don't Speak


*** 
Стоило ей сделать шаг к Эдварду, Джейк собственнически обхватил ее за плечи и потащил на выход. Белла хотела возмутиться, но остановилась - что сказать Каллену? Только что он защитил ее, но это не меняло того, кем он был. Это могло быть всего лишь аристократическим воспитанием - его эго пострадало бы, допусти он насилие к женщине. Всего лишь еще одна черта, делавшая его совершенством. 
«Не будь жалкой». 
Опустив голову, Белла подчинилась напору Джейка, позволив увести себя. 
В машине она уговорила Элис лечь ей на колени и попытаться заснуть, воцарилась тишина. Белла была слишком растеряна для своих мыслей, поэтому переключилась на Кая, разглядывала его умное замкнутое лицо. По нему били вспышки встречных фонарей, высвечивая его добела, выдавая его напряженность. Белла гадала про себя: спит ли Элис. Поколебавшись, все же решилась, тихонько, еле раскрывая губы, спросила: 
- Ты ненавидишь Уитлока? 
- Да, - просто ответил Кай, не собираясь уклоняться или плести сложную паутину слов. 
- Но не Эдварда, - это был даже не вопрос, а скорее утверждение, но Кай все же ответил. 
- Да. 
- Почему? В чем причина? 
Некоторое время он молчал, ей даже показалось, что он игнорирует ее. 
- Кроме того, что он гнилой, трусливый и подлый? – Свон кивнула, приглашая его продолжить, ей было необходимо знать. Кай тяжело вздохнул. – Все дело в прошлом, Герда. И в настоящем тоже, это никогда не кончится. Да я и не хочу… - Тут он засмеялся, правда, не так искренне, как обычно. – Хотя ты же, Герда, ты – умная и все уже поняла, не так ли? – он даже подмигнул. 
Кай был слишком высокого мнения о ее умственных способностях, так как она не понимала его замысловатые фразы. 
- Знаешь, я ни о чем не жалею, была бы возможность, я бы еще врезал Уитлоку. И посильней. 
- Ты милый! – с сарказмом произнесла Белла и отвернулась к окну подумать. 
Около дома Белла заметно занервничала – вряд ли Чарли обрадуется Каю. Тот аккуратно поднял полусонную Элис на руки и понес ее к дому. 
- Кай, не надо, Чарли нам головы открутит, а тебя еще и посадит. 
- Ага, - покивал тот с умным видом и не остановился ни на секунду. 
- Ну, давай ее Джейкоб отнесет, ну пожалуйста. 
- Я все улажу, - терпеливо пояснил он. 
Чарли караулил около входа, его лицо вытянулось, затем побагровело: 
- Белла, я запретил тебе с ним общаться! 
- Чщщ, - приложила она палец к губам, дальше Вольтури, оттирая изумленного шерифа, протиснулся в его дом. 
- Простите, мистер Свон, я сейчас отнесу Элис, тут же спущусь к вам. 
- Привет Чарли! – преувеличенно радостно помахал ему Джейк из-за их спин. 
- Ты! – нашел себе жертву истинный полицейский. – Ты обещал, что присмотришь за моими девочками! Ты… 
Дальше Белла уже не слышала, тенью проскользнув за Вольтури в свою комнату. Ну надо же, у него получилось обойти шерифа. Этот парень может быть убедительным! Кай между тем опустил Эл на ее кровать и медленно вытянул из-под нее руки. Брендон все равно проснулась. 
- Голова трещит, - сообщила она слабым голосом. 
Белла засуетилась, ища таблетки и наливая стакан со льдом, вернувшись в комнату, она заметила, что они о чем-то тихо говорят. При ее появлении они смолкли. 
- Идите, спасайте Джейка, пока Чарли его не съел. 
Переглянувшись, они без охоты последовали ее совету. На лестнице Белла уступила ему дорогу, так как откровенно побаивалась взбешенного шерифа. Увидев их, отец тут же переключился: 
- Белла! Ты обещала не общаться с этим парнем. 
- Не обещала, - справедливо заметила Свон, страх постепенно отступал, как и всегда в ответственный момент, сейчас она понимала, что не уступит ни на миллиметр. – И не пообещаю. 
- Что?! 
- Мистер Свон… - начал Кай. 
- Шериф Свон! – весомо перебил его Чарли, а Белла закатила глаза, сейчас побежит за значком и будет тыкать им в нос… 
- Извиняюсь, шериф Свон. - Ее поражало терпение Вольтури. – Я понимаю, чем вызвано ваше отношение, но почему именно Белле нельзя со мной дружить? 
- Почему? – ехидно начал ее отец, его даже потряхивало. – С чего бы начать? Дай подумать…. Может с того, что твой братец в меня стрелял? Или с того, что он занимается незаконными поставками оружия и наркотиками, хоть я это пока не смог доказать, но учти, я его все равно поймаю. 
- А вы не можете предположить, что я не имею к этому никакого отношения, - неровно произнес Кай, а Белла вдруг отчетливо поняла, насколько тяжело это ему дается. Ее друг не был самым легким и открытым человеком. Что он сейчас чувствует, слушая нападки на болезненную тему? Наверняка ему непросто сдержаться. Да еще и оправдываться! Всю жизнь его тыкают в преступления брата, с которым у них давно произошел разрыв, и какой бы он ни был, вряд ли Каю легко говорить о нем. Черт! 
- Ну конечно, рассказывай, - недоверчиво прищурился шериф. 
- Чарли, прекрати, Кай не отвечает за Аро! Почему он должен это терпеть? Это ведь то же самое, что винить меня за побег Рене пятнадцать лет назад, я же ее дочь, так? 
- Белла, хватит, это здесь ни причем. 
- Очень даже причем! Ты ошибаешься на его счет, он никакой не преступник, который так и хочет затянуть в эту лавочку твою дочь. Наоборот, именно Кай удерживает меня и Элис от многих не самых удачных поступков, если не заметил, я уже две недели в школе, а тебя еще ни разу не вызывали к директору. Ты же знаешь меня - ужасный характер - я никогда не была примерным ребенком. Как думаешь, легко мне в новой школе? Нет! Все потому что Кай нас защищает! Так что можешь забыть о том, чтобы я держалась от него подальше. 
Выдохнувшись, Белла закончила свою сумбурную речь и уставилась на отца. Тот выглядел сбитым с толку, подняв глаза, он, кажется, считал про себя дни, пытаясь осознать правду. Действительно, две недели, наверно он даже не надеялся на такой результат, основываясь на вечных жалобах Рене. 
- А как ты объяснишь, что в первый же вечер, что ты пошла с ним гулять, Джейк пришел с разбитой губой, а что с Элис вообще неизвестно! 
- Чарли, - вмешался Блэк. – Мы тут ни причем, это все Каллен и Уитлок, они напали на меня в туалете. 
- Каллен?! – забрызгал слюной шериф. – Белла, не смей даже приближаться к этому малолетнему преступнику! Он мой постоянный «клиент»! 
- Спокойно, Чарли, спокойно, - попытался утихомирить его Джейк, опасаясь, приступа. – Это была случайность, мы столкнулись в кафе, с Эдвардом у нас давние трения из-за футбола. Белла никаким боком к нему не относится. 
«Ну да…» - подумала про себя Белла, задерживая дыхание, чтобы не расхохотаться. 
Чарли тяжело сел в кресло и уставился пронзительным взглядом на Кая. 
- Что ты скажешь? Ты действительно заботишься о моих девочках? Учти, Элис мне тоже как дочь. 
Вольтури едва заметно улыбнулся уголками рта, его ярко синие глаза были спокойны. 
- По мере сил. Они вообще-то… энергичные… За ними глаз да глаз нужен. – Чарли одобрительно покачал головой, имея богатый опыт присмотра за этой неуемной парочкой. – Шериф Свон, я не могу отвечать за моего… за Аро, но хочу Вас заверить, что не собираюсь причинять вред ни Белле, ни Элис. Скорее наоборот 
От его уверенного спокойного тона Чарли немного растерялся, с удивлением поглядывая на него. Он уже заметно успокоился, и Белла ждала. 
- Ладно… Я не говорю, что полностью верю тебе. - «Ну вот, снова-здорова». - Доверие надо заслужить. Но дочка права – нельзя вешать на тебя все подряд, посмотрим, что из всего этого получится. Считай, у тебя испытательный срок. 
Чарли, недовольно ворча, удалился в кухню, а они торжествующе переглянулись, Джейкоб с чувством толкнул Вольтури в плечо, а Белла просто широко улыбнулась. Потом она пошла его провожать, а Блэк захотел выпить чего-нибудь и опасливо двинулся на кухню. 
Когда они дошли до пикапа, Кай обернулся: 
- Ты можешь написать мне, если вдруг Элис станет хуже? Даже ночью. 
- Конечно, - Белла рассматривала его в темноте, пытаясь до конца понять. 
- Тогда я поехал. Думаешь, Чарли сильно будет против, если завтра я заеду, посмотреть, как вы? 
- Не думаю, он рыбалко-маньяк, - хмыкнула она. – Каждое воскресенье в шесть утра, как по расписанию, его и след простывает. 
Кай посмеялся над ее названием и залез в машину. Белла стояла, пока пикап не исчез из виду, и потом, не имея сил сдвинуться. Но затем вспомнила про Элис. 
В комнате было темно, не успела она понадеяться, как ночник за ее спиной вспыхнул и, Белла заметила, что глаза Брендон широко открыты. Не спит. 
- Ну и как все прошло, потери есть? 
- Только на стороне Чарли, и то стереотипов. У Кая испытательный срок. А как твоя голова? 
- Уже лучше. 
Предчувствуя непростой разговор, Белла медлила с переодеванием. Ее всегда ставили в тупик отношения Элис и Джаспера. Стоило выстроить хоть какие-то догадки про себя, как ее кораблики снова смели с доски, главное она понимала: у Элис есть секрет от нее. Кто бы мог подумать? 
Но ведь все бывает в первый раз. Надев пижаму с волками, Белла скользнула под одеяло и развернулась лицом к подруге. Не сразу, но Элис выключила ночник и сделала то же самое. Они лежали в темноте, понимая, что это один из тех моментов, когда раскрывались их якобы страшные тайны. Так было, когда Ричард Брендон бросил свою семью, а Элис пришла из школы и застала мать в слезах, а затем, поссорившись с ней, улетела тайком в Финикс к ней. Тогда они также лежали, близко-близко, и ей удалось выдавить из себя, что это она во всем виновата. Она же видела, как посмотрел на нее отец последний раз - с отвращением и обвинением. Не понимая в чем виновата, Элис всем существом чувствовала свою вину, зная, что причина ухода отца в ней. Тогда Беллу очень испугал нервный срыв подруги, рыдания закончились удушьем, а Брендон все не могла никак успокоиться, доводя себя придуманной виной. 
Сейчас Белла тщательно готовилась, подбирала правильные слова. И начать решила с того же вопроса, что и Каю: 
- Ты ненавидишь Уитлока? – тихо прошептала она. Брендон коротко кивнула, проехавшись короткими волосами по хлопковой подушке. – Меня волнует то, как ты отреагировала сегодня в пиццерии, что-то было не так. Тебе словно… было больно? Что же такое с тобой, Элис? Я же вижу, что ты что-то скрываешь. 
Белла с трудом вгляделась в темноту, зрение у нее и при дневном свете было не слишком острым, а уж впотьмах вовсе нападала куриная слепота. Был различим только отблеск уличного фонаря в больших распахнутых глазах Элис. Плохо видя, она все равно ощущала ее нерешительность и колебание. 
- Ну же, Эли, между нами раньше не было секретов, что такого мог сделать этот… Уитлок, что ты не говоришь? 
Глубоко вздохнув, Брендон попыталась что-то сказать, но только лишь замерла с открытым ртом, не в силах извлечь звук. Потом попробовала еще раз, но так же безрезультатно, решив действовать по-другому, она наоборот выдохнула все и прикрыла глаза, расслабляя мышцы, одна за другой, как учила их Рене, в свой период увлечения йогой. Когда Элис перестала чувствовать себя, она легко, почти невесомо выдохнула: 
- Я люблю Джаспера… 
Они одновременно, не веря, затаили дыхание, Элис от того, что впервые сказала это вслух, а Белла не в силах поверить. Кровь прилила к голове, учащая пульс, невероятная новость затрачивала все ресурсы ее тела. «Как же так?!» - беспомощно думала она, невозможно, они же ненавидят друг друга, постоянно собачатся, радуясь малейшему предлогу. Как можно наносить столько ударов любимому человеку, терпеть столько же от него? Это не укладывалось внутри, заставляло волосы на затылке шевелиться. 
- Осторожней, Беллз, как бы у тебя глаза не выпали, - засмеялась Элис, чем изрядно ее рассердила. 
Какой уж тут смех, если в перспективе кажется одной сплошной трагедией. Что все это значит? Хотя вид у нее и, правда, должно быть ошеломленный. 
- А чего ты ждала? Это, извини меня, просто бомба, Нагасаки спит спокойно. Как такое может быть? 
- Не знаю, ты сама поймешь, когда придет время, и ты влюбишься, - снова так же болезненно, как в кафе, улыбнулась Элис, освещенная вышедшей из-за облаков луной. 
Вдруг пришло некоторое осознание, отчасти она в силах была понять подругу и естественно никаких упреков. Любовь не всегда приходит в удобных упаковках, иногда ей нравится пошутить. Правда, юмор у нее своеобразный. Вздохнув, Белла погладила занемевшую щеку Элис, успокаивая ее. 
- Ладно, тогда расскажи просто, как это случилось. Это уже давно и насколько сильно? 
- Сильно. Я так его люблю. 
Ну откуда в ее голосе столько отчаяния? Как бы ей хотелось забрать всю боль Эл себе, с чужой-то всегда проще, чем со своей, а ее подруга слишком маленькая и хрупкая, это просто несправедливо по отношению к ней. 
Сначала Брендон отвечала медленно и с перерывами, но в какой-то момент стену прорвало и она, наоборот, заговорила слишком быстро, не умея остановиться. Элис рассказывала, что ее самые ранние воспоминания уже включали Джаспера, они ходили в одни ясли, затем один сад и дальше – в школу. Этот кудрявый золотоволосый мальчишка всегда был ее самым близким другом, неотъемлемой и, на тот момент, самой большой частью ее мира. Такой похожий на сказочного принца из сказок, что читала ей на ночь бабушка Джонс. Он крутился рядом, пока они начинали делать первые шаги в этом огромной новом мире, вместе. Его родителям всегда было некогда, поэтому Джас оказался в садике, у нее была схожая ситуация, правда, тогда они об этом даже не задумывались, просто играли вместе, радуясь совместным игрушкам и открытиям. 
Потом началось взросление, Джаспер стал не таким добрым, часто дрался с другими детьми, обижал кого-то и постоянно задирал нос. Со всеми, кроме нее - вся его, откуда ни возьмись взятая, жестокость наедине растворялась, для нее он по-прежнему оставался просто Джасом, лучшим другом, который никогда даже не закричит на нее, он снова становился добрым, веселым и готовым принять участие в ее вечных проказах. 
В школе дело усугубилось, если бы не она, Уитлок оказался бы совершенно один, своим легким задорным характером, Элис привлекала к ним толпу других ребят, незаметно вовлекая его в общие игры. Уитлок часто обижал людей, с которыми она хотела подружиться и вовлечь их в их маленький круг. Джаспер злился, спрашивал: неужели они лучше него, зачем вообще кто-то нужен, им вдвоем хорошо, разве нет? Ей это было непонятно, люди вокруг нее казались полными интересных открытий. А потом в один прекрасный день Джас на бейсбольной игре был наказан с Калленом и Маккартни. Маленькая Элис прождала его на скамейке около школы до темноты, а он убежал со своими новыми друзьями через окно, напрочь забыв о ней. Когда она упрямо отказывалась уходить со скамейки, твердя всем, что Джас наверняка будет расстроен наказанием, и она обязана дождаться его, к ней подошел один одноклассник и сунул ей свою куртку, без слов посидел рядом с ней на скамейке, а затем так же молчаливо ушел. 
Этого скупого на слова, худого, длинного мальчишку она знала только по слухам, это был Кай Вольтури. Другие дети избегали его, время от времени дразня бандитом. Джаспер страшно завидовал ему, тоже желая быть грозным бандитом, задирал его и категорически отказывался брать в свою команду по бейсболу. Однако тогда Элис поняла: Кай просто не может быть плохим, завернувшись с ногами в его куртку она просидела до темноты, пока ее не нашел отец. 
Тот день стал началом конца, дальше становилось все хуже. Дружба с Калленом не шла на пользу ее другу, он стал задаваться еще больше. Эдвард всегда смотрел на всех сверху вниз, отделенный статусом сына Карлайла Каллена, а теперь на пару с Джаспером и Эмметом, они выделились в некую отдельную группу, к которой все мечтали примкнуть. Ей не нравилось проводить с ними время, потому что при них Джас не был добрым, а она постепенно забывала, как это вообще. Эдвард, чувствуя, что она его винит в чем-то, не стремился с ней подружиться, разглядывая ее как какую-то диковинку. Все закончилось однажды в четвертом классе. 
Тогда Форкс потрясло страшное для их маленького города происшествие – перестрелка на выезде. Аро Вольтури из начинающих мелких бандитов быстро перерос в значительную фигуру, успев по пути нажить себе врагов. В тот день они по слухам везли крупный контрабандный груз в Порт-Анжелес, но почти на выезде из города их поджидали, завязалась перестрелка, на которую обратили внимание жители, и вызвали шерифа Свон. Отца Беллы ранили в плечо, Аро ушел без всяких повреждений, а двое погибли. Первым был Бен Хьюстон, только что попавший в банду Аро, зеленый новичок, а другим – Марк Вольтури.
Кай тяжело переживал смерть своего брата, но это замечала только одна Элис и то только потому, что хотела замечать, и издалека сочувствующе за ним приглядывала. Остальные одноклассники с ненавистью шипели вслед, стоило ему пройти мимо, никого не волновало его горе и переживания. Для них он был Вольтури, а значит проклятым. Когда Роза Хьюстон пришла в первый день в школу, она отказалась садиться с Каем на уроке математики, громко заявив, что не водится с убийцами своего брата, а затем заплакала. Кай растеряно стоял, не зная, что предпринять, он хотел подойти к девчонке ближе, чтобы извиниться, но тут пришел звездный час Джаспера - вскочив из-за их с Элис парты, он поддержал Розу, накидываясь с обвинениями на Вольтури. Сказал, что его место в тюрьме, а затем с превосходством заявил, что с ним никто не будет даже разговаривать. Большинство учеников поддержало его, многие из них, так или иначе, пострадали от той трагедии. Больше всех, не считая Уитлока, выделывался противный Майки Ньютон, заявляя, что Кай должен ему деньги за то, что в магазин его отца попала пуля и разбила витрину. 
Элис, зажав голову руками, разрывалась – происходящее очень расстраивало ее. Она смотрела на загнанного в угол Кая и понимала, как это не справедливо, но с другой стороны был ее Джаспер! Ее самый лучший друг, неужели ей придется идти против него? Что-то подсказывало, что он не простит... Но все же Элис не выдержала: растолкав, пробилась к Каю и схватила его за руку, выкрикнув, чтоб все отстали от него, что он не виноват. Прошло много лет, а она до сих пор помнит, как тогда посмотрел на нее Уитлок. Не веря в предательство, ему было больно. Он все еще надеялся, когда сквозь зубы приказал ей отойти от Кая и вернуться к нему, но когда этого не произошло, он взглянул на нее по-другому – с колючей ненавистью. После урока, Джаспер, не оглядываясь, ушел домой с Эдвардом и Эмметом. 
Еще две недели потом Элис, как хвостик, бегала за своим другом, вымаливая прощение за совершенное якобы преступление, но тот был не преклонен. Хуже, спустя некоторое время отчуждения и нарочитого игнорирования, он начал цепляться к ней, обижая ее раз за разом все больней. Она терпела, а потом бежала плакаться папе или своей далекой подруге из Финикса. Со временем Элис потеряла надежду вернуть дружбу Джаспера и начала огрызаться на его нападки, стараясь скрыть, как они ранят ее. Она по-прежнему приглядывала за ним, только издалека, волнуясь за него, ведь ему так непросто налаживать контакт. Ее забота была лишней, Эдвард и Эммет отлично заняли ее место, становясь лучшими друзьями Уитлока, а также самыми популярными парнями своей параллели, все только и мечтали получить внимание от этой блистательной троицы. А в это время Брендон все чаще ходила от кабинета к кабинету одна, погруженная в свои невеселые мысли и с тоской считая дни, пока не полетит к Белле. Кай, не приближался, кидал на нее свои молчаливые наполненные чем-то, возможно признательностью, взгляды, но боялся подходить ближе. Элис мало думала о нем, ее больше волновал Джаспер, который все так же оставался ее центром вселенной. Она как спутник, продолжала вращаться вокруг планеты, не смотря на то, что та давно обиделась на нее и исчезла с орбиты. Элис тайком оберегала Уитлока от неприятностей, то своровав его тест по астрономии и исправив его ответы, то намазав клеем стул Кадмора, который грозился побить его после уроков. Ее мозг был изобретательным, когда дело доходило до Джаспера, тот ни разу не узнал, кто спас его в очередной раз. 
А потом в седьмом классе на осеннем балу Уитлок пригласил на танец Джессику Стэнли, а на следующий день объявил, что они встречаются. Элис не пошла в школу и проплакала весь день, вспоминая, как видела Джаспера, целующего противную Джессику. Вспоминая его красивое лицо, так близко склонившееся к этой сплетнице, его глаза, любимого серо-голубого цвета, она вдруг остро поняла, что очень хочет быть на ее месте, чтобы ее так крепко обнимал Джас своими сильными руками, ее целовал и с ней смеялся. Из папки дружбы Уитлок за один день переместился в папку любимые, не забыв про извечную марку ненависти - без нее никуда не деться, он все так же цеплялся к ней по любому поводу, стоило им столкнуться в коридоре. 
Осознав новую истину, Элис решила никогда больше не показывать слабости. Пусть Уитлок любит, кого хочет, пусть нападает на нее, у нее заранее будет припасено парочку колкостей в ответ. 
А сейчас, в настоящем, Элис рыдала, пересказывая особенно болезненные уколы Джаспера, напрочь забыв свои клятвы быть сильной. Так много всего накопилось, так долго ждала, чтобы выплеснуть это. Физически ощутимая печать, не разрешавшая произнести вслух, лопнула, и слова полились потоком. Белла прижимала ее к себе, гладила сбившиеся в клочки волосы, местами промокшие от слез и вытирала ее соленое лицо. Больше всего убивало Брендон то, что ей не удается разлюбить его, не смотря ни на его подлость, ни на его жестокость, даже не смотря на всю боль, что он приносит. Элис говорила, что уже привыкла к этому, а в следующий момент снова заливалась слезами, говоря, что все равно больно. Белла со стеклянными, засыпанными песком глазами, бормотала, что все будет хорошо. К трем часам Элис немного успокоилась, сказала, что с ее приездом и появлением Кая больше не чувствует себя такой несчастной, наоборот, даже почти довольна жизнью. Белла пожалела, что не переехала раньше, если б только знать! 
Пока Брендон пыталась отдышаться, ей в голову полезли другие мысли. Теперь она по-настоящему ненавидела Уитлока, который был способен причинить столько плохого такому маленькому, чистому и веселому человечку, сделав ее совершенно иной. Теперь понятно, откуда у Элис столько колючей язвительности, требовательности к себе и болезненной потребности защищаться. 
А еще становилось понятно многое относительно Кая. Когда Эл рассказывала, как травили его другие дети, она ясно смогла представить его – худого нескладного мальчишку, пытающегося хоть как-то вписаться в непростой мир вокруг себя. Мальчишку, который, не смотря ни на что, вырос в хорошего сильного парня. Теперь понятно его трепетное отношение к Элис, его чуткие жесты, на которые она думала совсем не то. Кай убежден, что обязан заступаться за Брендон. В горле защипало, и Белла подумала, что иногда жизнь преподносит много сюрпризов. Как помочь Элис избавиться от вредоносного наваждения? Пытаясь нашарить ответ в воздухе, она произнесла: 
- Возможно, поможет время, однажды ты встретишь парня, на которого случайно упадет твой взгляд, а отвести глаз ты уже не сможешь. 
- Не думаю, Белла. Но вот бы! Помечтать же можно… 
И они мечтали, всю ночь. Элис выдумывала лицо своего этакого принца, который спасет ее из ее темной башни наваждения, его характер, то, что он любит и что просто терпеть не может. К своему бескрайнему удивлению, к четырем утра они хохотали, как потерпевшие, после предположения, что ее принц будет просто обожать шопинг, а также носить клетчатые подтяжки и оба дырявых на большом пальце носка. Совместив все это с предыдущими приметами, Белла сначала начала хихикать, а потом и вовсе – неконтролируемо залилась смехом, Элис последовала за ней. Они боялись разбудить своим хохотом Чарли, поэтому попытались успокоиться. Спустя пару минут тишины, время от времени которых ее по-прежнему потряхивало, Белла приподнялась на локте, чтобы заглянуть в лицо Элис. Та сладко спала, насупив брови и положив согнутый кулак около рта. Непонятная веселость тут же ушла и Белла еле касаясь, погладила ее по щеке. Ее мужественная, маленькая, смелая Элис, которая все сможет. А уж она-то будет рядом… 

*** 
Уснуть не получилось, поэтому она решила спуститься на кухню, попить липовый чай. Опираясь в темноте на стены, Белла аккуратно спустилась по лестнице, пошатываясь от бессилия. Голова пульсировала, грозя взорваться в любой момент, общее состояние было предболезненным. Споткнувшись в гостиной непонятно обо что, она выругалась, а затем все же добралась до кухни. Воспаленные глаза забраковали мысль включить свет, поэтому ей пришлось довольствоваться лампочкой из холодильника. 
Выпив сока, Белла хотела уже развернуться и поставить пустой стакан на стол, как испугавшись, выронила его на пол – рядом с ней, впритык, стоял кто-то огромный и темный. Вскрикнув, она зажала рот, а массивная тень протянула к ней руки, успокаивающе обхватывая предплечья: 
- Спокойно, это всего лишь я. 
- Джейк? Я тебя сейчас придушу, - прошипела девчонка, пытаясь отдышаться. – Что ты тут делаешь? 
- Услышал, как ты споткнулась о стул, и пошел за тобой, а до этого спал. Чарли сказал, что мне лучше остаться ночевать у вас. 
- Ясно. Но больше никогда не смей меня так пугать. 
Она встала одной ногой на другую, все тело покрывали мурашки, непонятно только было от страха или холода кафельного пола. Блэк включил подсветку на вытяжке, заставив ее поморщиться и увидеть художественные остатки стакана. 
- Не двигайся, Беллз, ноги порежешь, я сейчас все смету. 
Джейкоб, приподняв ее, с легкостью усадил на стол, а сам полез за веником. Когда с осколками он закончил, Свон решила, что и ей пора внести свой скромный вклад, поэтому нагнулась под раковину, ища тряпку, чтобы вытереть разлитый сок. Обладая неплохой чувствительностью, Белла сжалась, ощутив разглядывающий взгляд Джейка, и обернулась. Так и есть, парень напряженно смотрел на ее ноги, и она внезапно пожалела, что ее майка и шорты для сна такие короткие. Чувствуя себя очень неуютно, Белла постаралась как можно скорее управиться с задачей. 
- Ну вот и все, пойдем спать? 
Блэк не ответил, вынуждая ее посмотреть на него. Заметив его разбитую губу, она ужаснулась: 
- Ого, как у тебя опух уголок рта, ты даже не обработал рану? Ты хоть знаешь, как это все сейчас выглядит? 
- Брось, какая рана, там царапина, - пробормотал Джейкоб, стараясь не рассматривать открытые участки ее тела. 
Отбросив на время возникшее неудобство, Свон упрямо повела его к аптечке за руку, как маленького, достала вату, перекись и заживляющую мазь. Белла не уверена была, что делает все правильно, но это лучше, чем ничего. Когда она оттирала запекшуюся кровь с его кожи, Блэк слишком приблизился, снова заставляя ее нервничать, начало казаться, что ее пижама съеживается, превращаясь на глазах в лоскутки. Решив схитрить, Белла сказала, что не достает до него и села на стол, думая, что это положение не позволит ему приблизиться слишком уж близко. Это оказалось ошибкой. 
Джейкоб уперся в ее колени животом, а она только осознала, что он по пояс голый, мышцы его пресса были на ощупь просто стальными, а кожа ровной и горячей. Осознав, о чем думает, Белла густо покраснела, Джейк заметил это и рассмеялся, а она в отместку намазала его ссадину йодом, заставив его зашипеть от жжения. Не успокоившись на этом, девчонка измазала ему пол щеки мазью и осталась довольна собой, чувствуя себя отомщенной. 
- Все, Джейк. 
Он не торопился отходить, сосредоточенно рассматривая ее лицо, оценивая выражение. В горле пересохло, а измученный мозг отказывался работать, и искать выход из ситуации. Сложно было не признать, что ее друг очень повзрослел и был хорош собой. Широкоплечий, равномерно обтянутый упругими наполненными силой мускулами, правильные черты лица, красивое тело, все это она раньше замечала только со стороны художника. Однако сейчас, сидя в напряженной позе и чувствуя наэлектризованное пространство и то, как он медленно наклоняется к ней, было сложно вспомнить про благоразумие. Новые неизвестные раньше чувства накатывали волнами, накрывая ее с головой. Джейкоб неумолимо приближался, закрывая собой все остальное. 
Когда его глубокие темные глаза, горящие огнем, приблизились на расстояние десяти сантиметров, Белла прекратила отодвигаться и перестала дышать – что же будет? Блэк завел за нее руки, окружая с обеих сторон, и не торопясь, прикоснулся к ней губами, не раскрывая их. Она попыталась прислушаться к ощущениям - внутри все настороженно молчало. Не встретив сопротивления, Джейк пошел дальше, раскрывая ее губы своими, обжигая горячим прерывистым дыханием, от которого кружилась голова. Глаза сами собой закрылись, а воспаленное сознание сыграло с ней злую шутку - перед ней стоял Эдвард. Зеленые насмешливые глаза, привычная усмешка, как всегда слишком много самоуверенности. Но не сейчас. Сейчас он был как тогда в классе искусств – растерянным, не умеющим справиться с охватившими их эмоциями, страстным. Это он ее сейчас целовал, запустив ладонь с длинными пальцами в спутанные волосы, он сейчас вскользь провел рукой по ее животу, заставив тот дернуться, и остановился на пояснице. Его она, задыхаясь от страсти, обхватила ногами, так удачно расположенными по бокам от него, притягивая ближе. 
- Беллз… Я так долго об этом мечтал… 
Стоп! Откуда тут голос Джейка?! Открыв глаза, она с ужасом обнаружила своего лучшего друга, яростно целующего ее. Эдвард, отдаваясь где-то в дали волшебным звоном, исчез, раскалываясь на миллиард осколков. 
- Джейк, Джейк.. стой, остановись, пожалуйста. 
Ее попыток оттолкнуть его он даже не заметил, среагировав только на голосовую просьбу. Прерывисто дыша, отслонился, бегло погладил по щеке, смотря на нее с пронзительной нежностью. 
- Белла, я давно хотел сказать тебе… 
- Стой, не надо, Джейк, не говори этого. Это все так не правильно! 
- Не правильно? – его лицо каменело на глазах. 
- Да! Мы же друзья! Ты, я, Элис. Друзья так не делают. 
- Не приплетай сюда Эл, нечего вечно за нее прятаться. Ты же сама меня только что поцеловала, ты ответила мне, Белла! Себе-то хоть не ври. 
«Лучше тебе не знать правды!» - подумала про себя Свон, лихорадочно ища выход. 
- Джейкоб, неужели ты ради этого хочешь разбить нашу многолетнюю дружбу, вспомни, как нам хорошо было вместе. Неужели мы этим пожертвуем ради разбушевавшихся гормонов и временных отношений. Все равно это все плохо бы закончилось, как у Чарли с Рене и остальных. А это всего лишь переходный возраст, оно пройдет. 
- Белла, не обязательно у всех должно заканчиваться как у твоих родителей и это совсем не гормоны! 
- Ну пожалуйста… 
Она умоляюще посмотрела на него, не в силах терять столь дорогого ей человека, ну как она без него? Как без большой части сердца. Он не имеет права все это портить, неужели не понимает, насколько нужен ей, необходим? Джейкоб некоторое время вглядывался в нее, а затем, обреченно вздохнув, отошел, упираясь в стол и тяжело провисая над ним. Белла, ощущая всем телом вину, нерешительно тронула его за спину. 
- Ты ошибаешься, - еще раз упрямо проговорил он, не поднимая головы. – У нас все получится, просто обдумай это. 
- Спокойной ночи, Джейк. 
Обхватив себя руками, Белла пошла к лестнице, мечтая об одном – о новом дне. 

*** 
В воскресенье был только один плохой момент – оно слишком быстро пролетело. Весь день они с Элис виртуозно подражали овощам, валясь перед телеком, смотрели глупые телешоу и слоняясь от кухни к гостиной, дальше калитки вышли всего раз – встретить Кая. Он приехал в обед проведать их, а Белла горячо утверждала, что на самом деле Вольтури за километр почувствовал запах лазаньи и прибежал, прикрываясь благородной целью. Вольтури сделал вид, что обиделся, и им даже пришлось уговаривать его отведать хоть кусочек. 
Джейкоб уехал с утра, делая вид, что ничего не произошло. Отношения внутри их маленького круга восстанавливались, даря столь необходимую передышку. 
В ближайшем времени хотелось лишь одного – немного спокойствия, простоты и постоянства. Но собираясь в школу, Белла не чувствовала уверенности: вряд ли Уитлок просто так все оставит, слишком часто он последнее время получал тумаков, чтобы просто так взять и стать доброй феей, списав все их счеты. Поэтому, настраиваясь на лучшее, она ожидала худшего, когда парковалась рядом с жучком Брендон. Кай и Элис уже поджидали ее, поприветствовав обоих Свон попыталась вникнуть о чем речь. 
- Мать сказала мне, что отнимет жучка, если я так редко буду появляться дома, она говорит, что так надоедать вам с Чарли неприлично. 
- Пфф, - возмутилась Белла такому нелепому предположению. – Что за чушь, да папа тебя любит больше, чем меня! Я вообще думаю: может тебе переехать к нам? 
- Отличная идея, - засмеялась Элис. – Обязательно расскажу маме. И кстати тебе пора научиться гото… 
- Слушай, а почему ты называешь свою машину жучком? – встрял Кай, видя какое зверское выражение лица появилось у Беллы, которая слышала в пятисотый раз эту фразу. – У тебя же миникупер. 
Свон захохотала, а Брендон недовольно надулась. 
- Кое-кто фильмов пересмотрел, - пропела язвительно первая. 
- Отстань, Белла. Это совпадение, просто машине, чтобы она хорошо ездила надо давать имя, так почему не Жук? Может я имела в виду Битлз*. 
- Как тебе не стыдно! Ты же их терпеть не можешь! 
- А вот и нет… 
Их спор продолжался до самого класса, по пути они бегло попрощались с Вольтури, у которого был английский. Войдя в класс, они уставились на незнакомых учеников: 
- Эй, а что вы тут делаете, у нас тут литература! 
Азиатский парень с первой парты в ботанских очках, похожий на единокровного брата Йорки, деловым голосом пропищал, что у них замена и всех старшеклассников попросили отправлять в администрацию. 
- Эл, мы ведь еще ничего не успели натворить? – с опаской нахмурилась Белла. 
Удивленные девушки последовали совету, а придя в административный корпус, увидели, что весь курс столпился в коридоре. Стоящий в стороне Кай отлепился от стены и подошел к ним. 
- Успели соскучиться? 
- Да как-то не очень, - показала язык коротышка и поспешила спрятаться за Беллу, чтобы он не тронул ее волосы. – Ааа, только попробуй, знаешь, сколько я их укладывала! 
К ним подошли Анжела и Остин, объясняя, что расписание меняют: добавляют еще один новый предмет. 
- Еще один? – простонал Вольтури. – Их и так много! 
- Вольтури! 
Белла вздрогнула от резкого окрика до боли знакомого, презрительного голоса и тут же бросила взгляд на Элис. Та, поджав губы, наблюдала, как Уитлок с друзьями идут к ним, толпа в ожидании смолкла. Ирина тоскливо смотрела вслед Эдварду, оставшись у стенки. 
Кай игнорировал до тех пор, пока Джаспер не попытался его тронуть. Увернувшись от его тычка, он с уничижительной маской приподнял брови, словно увидел перед собой дождевого червя. 
- Пришел за добавкой, Уитлок? 
- Нет, пришел сказать, чтоб ты не надеялся, что тебе это просто так сойдет с рук. 
- Как страшно. Я предупреждал вас, отстать от Элис и Беллы, - холодно обвел он взглядом святую троицу. – Нравиться бить девчонок? Найди других, не этих… 
Джаспер, мгновенно завелся, но его прервал Каллен: 
- Говоришь так, словно эти, принадлежат тебе. Ты с обоими-то справишься, герой? – льда в его голосе было даже больше, чем у Вольтури за минуту до этого. 
Они одновременно уставились на Каллена, интересуясь ему-то какое дело. 
- Ага, - поддакнула с говностью Эл, насмехаясь. – Конечно справится, у него в отличие от некоторых нет проблем. Ты ведь понимаешь о чем я, Эдвард, да? – она с заговорческим шепотом склонилась к Каллену, проникновенно ему подмигивая, тот аж позеленел. 
- Брендон, да ты хоть в курсе, о чем говоришь? 
- Правильно заметил Каллен – о чем, о твоем друге конечно. 
Джаспер шагнул к Элис, но Кай среагировал мгновенно: секунда и коротышку не было даже видно за выросшим перед ней парнем. Кажется, нервы у него начали сдавать, теперь судя по лицу, он не намерен так рисковать, предпочитая устранять опасность на подходе. 
- Отошел от нее, - сквозь сжатые зубы выдавил Вольтури, удивляя всех своей внезапной враждебностью. 
Уитлок обрадовался – именно это было ему на руку, теперь можно приступать к действиям, настырная Элис попыталась вклинится между ними: 
- Это же все не из-за Кая, так давай, ударь лучше меня! 
Под ее взглядом, Джаспер, который был выше нее на две головы, вдруг как-то съежился, черты лица заострились, нагнувшись к ней, он сердито и отчаянно выдохнул: 
- Ты свихнулась. Я не хотел, ты сама виновата, Элис! Это произошло случайно. 
Брендон вытаращилась на него, не веря своим ушам, увидев то, что не заметил никто кроме нее, они ведь не могли знать прежнего Джаса, который на сотую долю секунды вынырнул наружу. Он впервые за последние черт знает сколько лет нечаянно выронил ее имя вслух. Пока никто не успел опомниться, Белла шустро ухватила неуемную подругу за руку и скорым темпом ретировалась поближе к Каю, от греха подальше. Джаспер, заметив это, опомнился: 
- Я не бью девчонок, даже если они на них не особо похожи. 
- Здравствуйте ученики! – в коридор вышла миссис Коуп, ослепляя их всех улыбкой, от которой удавился бы и стоматолог. – Я хотела бы обсудить с вами последние новости… 
- …и эта туда же, - прошептала им тихонько Элис. – Старая сплетница! 
Белла с Каем захихикали, привлекая к себе внимание зауча, та смерила их строгим взглядом и продолжила: 
- Так вот, уроки искусства возобновляются, так же, в свете последних участившихся конфликтов между учениками и жалоб учителей… 
- Герда, почему у меня такое ощущение, что это как-то связано с твоим переездом? – иронично спросил Кай, улыбаясь, а Белла снова не выдержав, засмеялась от скорченной им физиономии. 
- Мисс Свон, вам плохо? – спросила Коуп, раздраженная их хихиканьем. 
- У Беллы бронхит, - тут же встряла Брендон. – Не типичный, - серьезно смотря на зауча, весомо подкрепила несносная коротышка, заставляя глаза Беллы заслезиться от сдерживаемых эмоций. Чтобы усмирить себя, она с силой наступила себе на ногу. 
- У нас будет введена новая дисциплина «Этика и психология», - с нажимом продолжила Коуп. – Вести ее будет мисс Грин, с которой вы все познакомились, если не прогуливали занятия, - женщина выразительно посмотрела на Кая, зная его стойкую неприязнь к стабильному посещению занятий. Тот очень честно округлил глаза, опечаленный пустыми подозрениями. – Новое расписание вы получите буквально через минуту. Мисс Тейлор! 
Из кабинета вышла молодая симпатичная сотрудница администрации, успевшая на ходу быстро улыбнуться и совсем не по-детски подмигнуть Вольтури, она принялась раздавать листки, зачитывая фамилии. 
- Альцгеймер, Бауэр, Брендон, Каллен… 
Закончилось все Уитлоком и Вольтури, стоящими в самом конце списка, после этого ученики начали взволнованно смотреть новое расписание и обсуждать его с соседями. Элис, Белла и Кай паровозиком выбрались из толкучки и одновременно прижали свои листки к стене, сверяя расписания. 
- Охренеть! – вынесла вердикт Брендон, и в этот раз Белла вовсе не собиралась выговаривать ей за «французский». 
Их расписания совершенно не совпадали. 
- Я так не играю! Кого я буду доставать на литературе, - возмущалась Эл. 
- По ходу меня, у нас она общая, - ткнул Вольтури по очереди в их листы. – Ну вот, а я только так мило договорился с прекрасной мисс Тейлор, а они снова менять расписание. Невезуха. 
- Кай, миленький, вот тебе, на, - Белла вырвала у них из рук листы и сунула их парню, а затем начала его подталкивать в сторону двери. – Попробуй еще раз с ней договориться, я повешусь, если буду ходить на пары с Калленом и милашкой Роуз без вас! 
Кай глянул на нее с сомнением, но все же согласился попробовать и направился вслед за исчезнувшей в крайнем кабинете сотрудницы. Из-за поворота начали выходить остальные ученики, некоторые из них, пытались нашарить взглядом расписание Беллы, но она ослепительно улыбалась и махала ручкой. К ним подошел Ньютон, решив обсудить новости, а спустя минуту и Остин с растерянным Беном. 
- У вас что-нибудь изменилось? – спросил он. 
- Еще как! Все расписание на смарку, а у нас с Беллой оно почти совпадало. 
- Серьезно? А у нас все пары остались прежними, только два раза в неделю добавилась этика. Мы поэтому и удивились объявлению Коуп. Она же сказала значительные изменения… 
- Ах, я так надеялся, что мне уберут философию, - громко вздохнул Майкл. 
- С какого перепуга, Майки? – вернула его на грешную землю Элис. – Она сказала изменят, а не уберут. 
- Фуу, Брендон, ты так примитивно мыслишь… 
Переглянувшись, они решили делать ноги от своего крайне инвивидуального друга и попрощавшись, скрылись в «штаб-квартире», решив дождаться Кая. Он вернулся с утешающими новостями. Расписание Беллы почему-то в компьютере не удавалось поменять, данные были открыты только для чтения, зато с их расписаниями все было в порядке, и Вольтури как смог обхаживал мисс Тейлор, пока она великодушно меняла их уроки. Теперь на большинстве уроков они будут вместе. На математику они пришли крайне довольные собой. Уитлок с последней парты скривился при их виде, а Каллен нахмурился, непонимающе рассматривая Эл и Кая. 
- А вы что тут делаете? – к Свон он не обращался. 
- Не поверишь, Каллен, пришли грызть гранит науки. Некоторые ходят сюда именно за этим, - оттарабанила Брендон, пребывая в крайне хорошем настроении. 
Весь их старый состав находился на месте, и Белла с ужасом и глубоко скрытой радостью поняла, что ей снова предстоит делить парту с Калленом. Сделав недовольный вид, она поплелась к своему месту. 
- Эй, я не буду сидеть на первой парте! – заявила Элис. Имея врожденную и враждебную фобию к ним. – Кай, сделай что-нибудь! 
Похоже, она уверовала в его всемогущество после трюка с расписанием, Белла думала, что он просто поменяется с ней местами, но он подошел к своей соседке по парте и что-то зашептал ей. Конечно, кто бы отказал такой очаровательной проникновенной улыбке, их друг, между прочим, красавчик! Спустя три минуты довольная Брендон сидела за одной партой с Вольтури, качалась на стуле и довольно махала ногами, не достающими до пола. 
- Здравствуйте, класс! Не надо лишних слов перейдем к математике… 
После этой фразы, Белла даже забыла с кем сидит, с отчаянием ударяясь об парту лбом и оставаясь умирать в таком положении. «Обожаю, блин, математику!».  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)