1 августа 2015 Просмотров: 688 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 4

Глава 4. Пламенное солнце. 

Подальше от кровавой бойни пламенного солнца... 
Kings Of Leon - Closer


*** 
Перевернувшись с боку на бок, Эдвард зарылся лицом в подушку. Еще один день, который начинается с мысли об одной маленькой язвительной девчонке, которая даже не собирается начинать замечать его. 
Изабелла Свон настолько прочно и многосторонне оккупировала его голову, что он даже перестал с этим бороться. Больше недели прошло с тех пор, как она заявилась в их школу незваным гостем и перевернула его устойчивый мир с ног на голову. 
Эдвард не мог объяснить, почему его так волнует все, что ее касается. Стоило ей впервые зайти в класс математики и сесть с ним, как лента его жизни, вильнув, изменила свое направление, устремившись непонятно куда. Его в основном все устраивало в жизни: состоятельная семья, неограниченные средства и дающие средствами возможности, привилегированное положение в школе, девушки, судьба даже особо расщедрилась, подарив ему двух настоящих друзей. Грех жаловаться. А с тем, что его не устраивало в жизни, он уже давно смирился, например, с тем, что идеальность его семьи ограничивается глянцевыми обложками журналов и политических рекламок. 
Раньше он все еще на что-то надеялся, бунтовал против Карлайла, совершал глупости, желая хоть немного внимания отца. Но Карлайл оставался равнодушным, оплачивал его промахи, затыкая людям рот купюрами, проводил с ним беглые холодные беседы, наказывая его уменьшением опять же карманных расходов. Эдвард понял, что это безнадежно. 
Эсми, его мать, была очень мягкой женщиной и очень любила его, но не меньше она любила и мужа. А статус жены столь крупного и многообещающего политика сказывался – она вечно была занята какими-то благотворительными проектами, званными вечерами и прочей пиар-чепухой. Эдвард чаще видел череду сменяющихся нянек, чем родителей. Сложно было бы сказать, каким бы он стал, если в первом классе Джас не слажал бы в бейсболе, а Эммет Маккартни по ошибке не заехал ему в нос. 
Эдвард никогда бы не признался, как страшно было идти впервые в школу. Проезжая мимо на шикарной иномарке отца с очередного мероприятия, через стекло он видел, как играют другие дети в парке, дерутся, мирятся, делятся игрушками. Ему страшно хотелось попробовать присоединиться к ним, вдруг бы и его приняли? Но на нем был детский костюм почти за пятьсот баксов, а парк у их дома имелся свой. 
Поэтому в свой первый день в школе Эдвард чувствовал себя инопланетянином и, скрывая, пристально наблюдал за беззаботными сверстниками, пытаясь понять, как они действуют и вести себя так же. Все эти стратегии в него с детства впихивал Карлайл, надеясь, что сын пойдет по его стопам. Первое время ему было сложно: все дети знали, кто он и неосознанно сторонились, не понимая, как себя с ним вести. У Эдварда все было все, кроме друзей. 
Он до ужаса завидовал Джасперу Уитлоку, который был столь же богат, но никогда не ходил один. Рядом с ним всегда таскалась мелкая девчонка с громким голосом и заразительным смехом, именно она всегда собирала вокруг себя целую толпу, вовлекая тем самым и Уитлока в гущу событий. Элис и Джаспер были друзьями не разлей вода. 
Из-за вынужденного остракизма Эдвард решил держаться свысока, будто ему и дела нет до этого, он первый всегда и во всем, потому что сын Карлайла Каллена. Неуверенность надежно спряталась за стальными дверями самоуверенности. А потом он стал капитаном команды по бейсболу, куда вошел и Джас. Сначала отношения не сложились: Уитлок не слушал его, вечно выпендривался, ведь на трибуне вечно сидела его мелкая подружка. 
Но все изменилось на первой серьезной игре, они играли с параллельным классом, и Эдварду казалось, что это самое важное событие в его жизни. Уитлок, не сдержавшись, начал действовать до свистка, а когда крепыш из противоположной команды подошел к нему объяснить ошибку, ударил его битой. Разозлившись, он подбежал, чтобы вышвырнуть Уитлок из игры, а крепыш вдруг вмазал Джасперу от всей души. Правда Уитлок успел ловко пригнуться и «от души» прилетело ему. 
Он не собирался такое спускать и кинулся в завязавшуюся драку, к чести Джаса он тоже не остался в стороне. Это был первый раз, когда Каллен получил наказание наравне с другими, его впервые в жизни не выделили, не спустили с рук, а отправили к заучу. Наказанием стала чистка живого уголка в классе географии. Там они с Джасом незаметно сунули ужа в штаны Эммета, а потом уворачивались от панических дерганий. Он же и спас Эммета от страшного змея, вызвав неожиданную благодарность здоровяка. Незаметно для себя они помирились, а затем, сперев лягушку, чтобы подкинуть ее завтра Розали Хейл, смылись из кабинета через окно. 
С того самого дня, возможно самого счастливого в своей жизни, Эдвард получил двоих самых надежных и лучших друзей. Именно к ним он бежал, когда ссорился с отцом и сбегал из дома, с ними влипал в истории, с ними взрослел превращаясь в нынешнего Эдварда Каллена. 

Самоуверенного Эдварда Каллена, которому все в жизни якобы дается слишком легко. Но он такой, какой есть. И именно такой он не нужен Белле. 
Эдвард перевернулся на живот и пару раз ударился головой о мягкую подушку. «Вылезай, вылезай сейчас же из моей головы!». Однако Свон, даже будучи мысленной проекцией, оставалась верна себе и упрямо не уступала. 
На первом их совместном уроке, когда они еще не были знакомы, он с надеждой пялился на нее всю пару, не имея возможности оторваться, сам не понимая почему. Просто Белла казалась другой, не похожей на привычных девчонок, может, потому что она новенькая, или потому что приехала из другого штата. Эдвард сразу решил одарить ее своим вниманием и начал действовать, якобы нечаянно задевав ее локтем. Это не сработало, он удивился про себя и попробовал еще раз, и потом еще пару десятков раз! Свон сидела точно каменная, не записывая лекцию, не слушая преподавателя, не обращая внимания на него… 
А Эдвард весь извелся, ему просто необходимо было привлечь ее внимание к себе, ну что с ней не так?! 
Когда он уже весь измучился, она исподлобья выглянула из-за волос, почувствовав очередной «нечаянный» толчок локтем. Такие ясные, выразительные карие глаза смотрели на него чуть ли не с испугом и каким-то мучительным разочарованием. Пока он смотрел в них, мыслей в голове не было, но вот Белла дернулась и снова спряталась за занавесом, рвя контакт. Тщательно вглядываясь в нее, он заметил, что она хоть и пытается скрыть, но задыхается. Не дышала все это время? Всю оставшуюся пару он вел себя просто нелепо: не таясь, нарочно задевал ее, мечтая, чтобы она еще хоть раз посмотрела на него, и раздраженно хмурясь над ее упрямством. 
Когда прозвенел звонок, Свон торпедой слетела с места, быстро покидав вещи в рюкзак, он поспешил за ней и увидел, как девушка неуклюже вписалась лбом в Вольтури. Вопреки его ожиданиям, всегда такой отстраненный от всех Кай не увернулся, а подхватил столь желаемую им девчонку и неожиданно дружелюбно ей ответил. Ничего себе, а это точно Кай Вольтури?! Почему ему необходимо именно сейчас выпадать из привычного необщительного образа и проявлять интерес к занятой им Свон. 
На философии Стэнли принялась выяснять, что их связывает с Вольтури. Его самого очень интересовал этот вопрос, на чем умудрились пересечься эти двое людей из разных миров? Когда Джессика упомянула о милой кличке «Герда», он безумно рассердился, поняв, что как-то пропустил этот момент. Что это блин значит, какая на фиг Герда? Что между ними? 
Не успела Свон отбрить сплетницу, как в класс легок на помине заявился Вольтури, конвоируемый Филчем. Он попытался удрать с урока и Каллен готов был ему лично помочь в этом, но ничего не вышло, и Кай уселся недалеко от парты Свон-Брендон, во всеуслышание подтвердив милую кличку, данную им Белле. 
Весь урок Эдвард внутренне кипел от разъедаемой щелочной ярости и зависти. Веселая троица перемигивается весь урок, игнорируя зубрилу Йорки у доски. Почему Белла так не улыбается ему? 
Когда после доклада слово взяла мисс Гофф, Свон, по-видимому, не способная придерживать язык выступила с сольным номером, за которым последовала перепалка. В разгаре конфликта, Брендон успела проехаться по поводу семьи Джаспера. Неужели нельзя просто оставить в покое эту тему?! Он едко напомнил коротышке, как у нее самой обстоит с этим дела, и тут же спровоцировал Беллу. Получался какой-то глупый замкнутый круг: тот за того, этот за этого, и все бьют одинаково и выясняется, что у них у всех четверых серьезные проблемы с родителями, их наличием и отношениями. 
В результате перепалки все участники кроме него отправились к директору. А он сидел и сгорал от стыда на стуле. 
Дальнейшие события заставили Эдварда чуть ли не на стенку лезть – после уроков на мотоцикле прибыл сам Джейкоб Блэк, капитан команды квиллетов по футболу, его давний соперник и естественно Белла побежала к нему словно к Санте за подарками! 
Когда Блек схватив ее на руки, он чуть не ударил Эммета, виноватого только в том, что стоял ближе всех. Что за ерунда, почему Свон выбирает максимально противоположную ему сторону, неужели так сложно быть обычной? Сколько можно привлекать мужское внимание, собирая вокруг себя толпу поклонников, через которую не пробиться! 
Осознав, что ему ничего не светит, Эдвард решил, что не будет обращать внимание на Беллу. И оставшуюся неделю пытался вбить в свою упрямую бестолковую голову эту истину. Увы ничего не получалось! Это было в принципе невозможно, слишком интересным было все, что хоть мало-мальски было связано с девчонкой. Он даже начал раньше приезжать в школу, в глупой надежде пораньше увидеть ее, с этого момента он делился на две части. Первая – внутренняя, всецело была сосредоточена на сборе информации и ежеминутном определении местонахождения «объекта», а друга – внешняя – жила своей обычной жизнь, зорко следя, чтобы его сумасшествие не выплыло наружу. Он даже старался меньше говорить, чтобы не ляпнуть лишнего. Ему удалось обвести вокруг пальца друзей. Правда, Джаса удивляло его резкое охлаждение к прекрасному полу, но не говорить же ему, что глаза разучились смотреть на других, проваливаясь сквозь них в мысли, заполненные одной девушкой. 
А события шли своим ходом, неумолимо ухудшаясь – Белла не становилась ближе ни на шаг, только лишь с каждой новой стычкой все дальше. Стоило ему увидеть Вольтури рядом с ней, он слетал с катушек и готов был наговорить ей кучу гадостей. Потом остывал и понимал, что оттолкнул ее еще дальше. 
Пристально наблюдая за Свон издали, он старался разгадать ее характер, изучить малейшие привычки. На математике Эдвард понял, что Белла левша и не пишет лекцию, только чтобы не дай бог не коснуться его рукой. Столь явное отвращение растаивало его, но это лишь одна мелочь их тысячи. Он с тоской наблюдал, как Свон, точно магнит, притягивает к себе людей своей яркостью, смелостью и звонким заразительным смехом. Если раньше Брендон ходила почти всегда одна, то теперь рядом с ними вечно паслось портативное стадо фанатов. Они жутко раздражали его и особенно тем, что Белла их терпела, терпеливо улыбаясь, иногда тараща глаза. Парни так противно и скользко ей улыбались, пытались поразить ее воображение. Каждый раз, когда кто-то из них приближался к ней или дотрагивался, он горел от зависти и ревности, тщательно запоминая каждого из этих счастливчиков. Было страшно, что рано или поздно один из них добьется успеха. 
Белла очень хотела казаться сильной, но иногда сбивалась - смущалась своей неуклюжести, болезненно воспринимала насмешки Розали на счет матери. В такие минуты, она сжималась и искала глазами Элис. Они вообще, кажется, весьма близки, чего стоит только эти их переглядки без слов, после которых они начинают умирать со смеху, а ты чувствуешь себя полным идиотом и невольно пытаешься себя оглядеть. 
Розали просто возненавидела Беллу за свою ускользающую популярность. Но Эдвард только радовался, когда блондинке в очередной раз доставалось от «адской парочки». Он не переваривал Хейл. 
Однажды они с Джасом раньше положенного зашли в раздевалку и застукали красотку со Стефаном Майером. Его они подождали после школы и побили за ветвистые рога друга, а с Розали попытались поговорить. Та сразу ударилась в слезы, изображая жертву, и пообещала, что такого не повторится. Эммет даже не стал их слушать, слепо видя в Хейл свое божество, Джаспер смирился с этим и спокойно общался с Роуз, а Эдвард все же не смог перебороть брезгливости. Его каждый раз забавляло, когда Хейл пыталась хоть что-то остроумное придумать в ответ Элис или Белле. Даже у него не всегда получалось перебороть эту языкастую парочку, они стали настоящей бедой для некоторых учителей. Свон в принципе не могла молчать, когда не была согласна. Это доходившее до безрассудства бесстрашие раздражало и восхищало его одновременно. У него так никогда не получится, слишком привык к подковерным играм. 
Таким образом, ему чудом удалось дожить до выходных. Отсутствие школы должно было стать его спасением, но уже ночью с пятницы на субботу он понял, что это скорее проклятье. Как, черт возьми, не видеть этой раздражающей девчонки целых два дня? А вдруг она заболеет и не придет в понедельник? Мысли одна нелепей другой носились в голове свинцовыми шариками. А может мимоходом проехаться мимо ее дома, и увидеть хотя бы мельком? Интересно, а ее комната на первом этаже, наверняка она сейчас спит, вот бы посмотреть. Ну да, а еще она живет в доме с шефом полиции, который обожает его! Так, ему просто необходимо склеить на ночь девчонку и не заниматься ерундой. 
Утром он со стеклянными глазами пытался понять чего от него хочет Джас, заявившийся ни свет, ни заря. Оказалось Джаспер хочет в библиотеку… Эдвард подумал, что окончательно свихнулся и пошел уже собирать тапочки в дурдом, но Уитлок рассказал про реферат. 
В библиотеке случилось чудо – Белла, словно откликнувшись на его мысли, ни с того, ни с сего материализовалась в дверях с неизменной Элис на пару. Что там только что прочитал Эммет – мысли материальны? Кажется, ему начинает нравиться философия! 
Это не продлилось долго. Словив девчонку в западню, он попытался использовать свою неотразимость, соблазнить ее. Попытка с треском провалилась. Белле удалось свергнуть его, снова сделать все сложным и серьезным. 
Действительно, а ему обязательно быть таким? И как же ему хотелось сохранить от нее свою комфортную блестящую, как мишура, жизнь. 

*** 
Выходные выдались на славу. Хотя это как посмотреть, если со стороны печени, то это явно ложное утверждение. Они с Джасом и Эмметом выбрались на открытие нового клуба в Порт-Анжелесе и, как следует, оттянулись там. Около полуночи Джас исчез в неизвестном направлении с прекрасной брюнеткой. А Эдвард, набравшись до чертей, философствовал с Эмметом на мрачные темы, отпугивая одним взглядом желающих девиц. Правда в середине пространного монолога он понял, что рассказывает так интересно, что Маккартни заснул, но даже это его не остановило. Он должен был высказаться, объяснить вот этой симпатичной табуретке, почему он вынужден быть таким
Табуретка проникновенно слушала его, не перебивая, и Эдвард даже заинтересовано присмотрелся к ней, планируя упереть ее из этого притона. Утром он обнаружил себя, Эммета и табуретку в машине на окраине плато на полпути к Форксу. Ощущая тяжелейшее похмелье, он выбросил через окно свою деревянную собутыльницу и мучительно напряг ссохшийся мозг, соображая куда ехать. Надо было домой, но он развернул машину и поехал обратно в клуб. 
Там после продолжительных поисков нашел Уитлока, мокнущего ванной второго этажа, и, вытащив это пьяное тело, загрузил его на заднее сиденье. В таком виде им была одна дорога – к Маккартни. Там мать Эммета, которая была просто ангелом, с жалостью напоила их каким-то отваром, в раз оживившим их, и накормила домашней пастой. Их с Джасом медом не корми, дай только повод завалиться к Эммету. Моральные бедняки, они неосознанно тянулись в уютную семью Маккартни. 
Представив чтобы было с лицом Карлайла, если бы он в дымину пьяный завалился домой и притащил с собой дышащих перегаром как драконы друзей, Эдвард засмеялся и взял последний тост с сыром, пока его не опередили друзья. Пробыв до вечера в доме Эммета, они выехали вечером с твердым намереньем продолжить тусить в том клубе, Каллен заметил, что алкоголь хоть ненадолго снимает напряжение. Белла не вылезала из головы, но текила определенно помогала относиться к этому факту проще. 
Проснулись они снова у Эммета, его мелкая сестра протягивала им кружки с этим чудо настоем. Выпив живительную бодягу, Эдвард вдруг осознал, что пережил выходные и уже через час будет в школе, будет видеть свои мысли материальными. 
Он вынудил друзей простоять на парковке до самого звонка, вызывая их полнейшее непонимание, но объяснений им точно не дождаться. Белла не приехала к первому уроку. Так он и знал! Она заболела! 
Как бы ни так, на математике Джессика Стенли скинула бомбу: 
- Вы не поверите, что я сейчас видела! Свон и Вольтури…. Уфф, как я запыхалась! – У Эдварда ухнуло вниз что-то внутри, он понял, что точно не хочет слышать продолжение. Джесс выдерживала театральную паузу, а изнывающие от любопытства одноклассники принялись умолять ее продолжить. – Я видела, как они целовались! 
Комната показалась огромной и пустой, стоило ли надеяться… Стоп! Это же Джессика Стенли, первая пустозвонка и сплетница школы, может она выдумала с три короба, а он поверил. Как по заказу появились главные герои грязной сплетни: Белла, весело выговаривая что-то Каю, волокла его за лямку рюкзака, а парень только лишь делал вид, что сопротивляется. Лицо девушки ненадолго омрачилось, и она выпустила свою добычу, но затем снова улыбнулась. «Слегка искуственно», - заметил Эдвард, опираясь на свои пристальные наблюдения. 
Мистер Варнер сообщил, что сегодня контрольная и, судя по круглым глазам Свон для нее это был сюрприз. Перед Эдвардом забрезжила слабая надежда: возможно, если он поможет ей с контрольной, то она хотя бы из вежливости поговорит с ним? Да она просто обязана будет это сделать! Быстро просмотрев свой вариант, он поднял глаза на нее и словил ответный взгляд. Смутившись, Свон тут же отвернулась. Ничего, еще посмотрим, контрольная – легкотня. Не смотря на прогнозы Элис, он вовсе не был тупым, у него были способность к точным наукам, он был первым в классе математики, кроме… Вольтури! 
Он строчил, как ненормальный, стараясь успеть, словно он соревнуется с кем-то. Свой вариант Эдвард решил меньше чем за десять минут и тут же принялся украдкой списывать задание с листка Беллы. Тут между их плечами упала белая сжеванная бумажка, его соседка сердито обернулась, и они одновременно начали искать шутника. Злосчастный Вольтури! Ужимками он выспрашивал вариант Беллы, а потом потребовал у нее лист с заданиями! 
Эдвард гневно уставился на Эванса, который, как последний придурок, начал лыбиться, стоило его соседке жестом позвать его. Неужели всем парням необходимо быть без ума от нее, почему бы им всем просто не понять, что она уже занята и оставить ее в покое. Злясь, Каллен начал решать с такой скоростью, как никогда раньше. Из-за торопливости, он сделал простейшую арифметическую ошибку и надолго завис над одним примером, а поняв это, чуть не застонал – сейчас-то точно идет соревнование на скорость либо он, либо Вольтури, кто быстрей. 
«Все!» - ликующе выдохнул про себя Эдвард, успел, сделал этого выскочку! Он протянул лист с готовой работой в ее сторону и уже приготовился позвать ее, но тут проклятый Остин Эванс украдкой сунул два листа на их парту. Застывший в этой дурацкой позе, Эдвард наблюдал, как Белла прямо на его глазах разворачивает лист с готовым решением и милой припиской внизу. «Герда, перекатывай быстрее и валим отсюда. Мне скучно. Ты выходишь первая». 
«Герда! Значит Герда, да?!». Он готов был сию секунду вырвать шпаргалку из ее рук и заставить ее насильно списывать с его работы. От растекающейся по венам ярости, его парализовало, Эдвард неподвижно смотрел, как Белла со скоростью света строчила, наверняка стремясь как можно скорее отделаться от его присутствия и сбежать к своему ненаглядному Вольтури. Значит, Стэнли не соврала, эти двое встречаются, рука сжалась в кулак с такой силой, что находившийся в ней карандаш переломился пополам (прим.авт: сильный вампир!). Чтобы скрыть это, Каллен продолжил держать его как ни в чем не бывало, а Свон между тем воровато сунула смятую шпаргалку за отворот кофты, сдала работу и быстро вышла из класса. Сработала невидимая пружина, не спрашивая учителя, он швырнул свою контрольную на стол и сквозь пурпурную дымку рванул следом. 
Ну надо же, чуть не прыгает от радости, притворщица! Строит из себя непонятно кого, постоянно дает понять, что он и близко не достоин ее, а сама… встречается с Каем Вольтури! Чем он хуже него, почему он лишь второй номер, у него по крайней мере нет старшего брата мафиози, который убивает людей! Не контролируя себя, Эдвард дернул Беллу за руку, разворачивая на себя. Она сначала явно испугалась, но это быстро прошло, перерастая в презрение, в ответ на его обвинения, девчонка начала отпираться, взбесив его еще больше. Не думая, что делает, Эдвард выхватил из ее кофты записку. Свон смущенно и сердито попыталась прикрыться, а он чуть не закатил глаза – он за свою жизнь видел намного большее. 
Белла пыталась вырваться из его рук, но это не входило в его планы, Эдвард не знал чего хочет, но понимал одно – выпускать ее точно не намерен. Вышедший Кай, как верная собачонка, кинулся на защиту хозяйки, но все же образумил его. «Ты делаешь ей больно!» Обдумав последнюю фразу, Эдвард уставился на девчонку. Растрепанная, взъерошенная, она с отчетливой обидой и вызовом смотрела на него, будто он не заслужено ее обидел. 
«Что за черт?» - устало подумал Каллен, раскалываясь на части, затем медленно, нехотя разжал пальцы, давая Свон возможность удрать. Та ей не воспользовалась, примерзнув к полу, продолжила разделывать его на части этим своим взглядом. Вольтури потянул ее за плечи и увел источник всех его бед в последнее время. А ему ничего не оставалось, как опустошенно вернуться к двери класса и поджидать своих друзей. 

*** 
- С третим примером я не уверен, но остальные как пить дать, правильные! – ораторствовал Эммет по пути в столовую. 
- Это хорошо, надеюсь, Варнер не заметит, что у нас с тобой один вариант, - погладила его по плечу Роуз.
Джаспер разочарованно помотал головой и еще раз упрекнул его за то, что он так рано смылся и не помог ему. Уитлоку не повезло с соседом, скорее всего ему снова светит пара и вытекающие отсюда проблемы с родителями, Джас заранее пребывал в унынии. 
В кафетерии, Эдвард, выпотрошенный эмоционально, специально не смотрел на столик у окна, у него не было никаких сил смотреть на Свон и Вольтури вместе. Он не участвовал в общем разговоре, но просто отсидеться ему не дали – Джаспер, резко вставая, задел уборщика столовой и будучи в крайне плохом расположении духа, толкнул его. Парень в ответ послал Уитлока на пол, а Эдвард чуть не застонал, сейчас такое начнется! 
Он оказался прав на все сто процентов, как неотложная скорая помощь прилетела Белла, выяснять, кто прав, и заступаться за «униженных и оскорбленных», да еще и Коуп, вечно заискивающая перед ним. Когда она потребовала от него решения, Эдвард замялся. Вообще-то он считал, что в этот раз Джас не прав. Возможно, он сможет ни смотря ни на что, поступить сейчас правильно – Эдвард оторвался от крышки стола и нашарил взглядом Беллу. Она стояла рядом с Каем, ясно указывая, где ее место, кого она выбрала. «Ну и фиг с ним со всем». 
Каллен поступил так, как от него все ждали, Уитлок протянул ему руку, отмечая победу сделку. Эдвард старался скрыть упадок сил, тщательно изображая радость от того, что им удалось «победить» коротышку Брендон и ее подружку. 
На перемене Джаспер подставил Каю подножку, а Эдвард узнал для себя кое-что новое. Если к нему Кай вопреки логике относился спокойно, то в его взгляде на Джаспера сквозила такая лютая ненависть, что стало даже не по себе. С чем это связано? 
Устав от необходимости притворяться и изображать то, что совсем не чувствует, Эдвард придумал якобы тайное свидание и под одобрительные смешки друзей направился в свое убежище – класс музыки. 
Сейчас, нащупывая правильную нить сложной композиции, он чувствовал, что это именно то, что надо, необходимость сосредоточиться выгоняла лишние ненужные мысли и голова получила передышку. Передышка не продлилась долго… 
Дверь хлопнула и кто-то вошел в соседнюю комнату. Как он мог забыть про дверь?! Эдвард испугался, что его смешное пристрастие к классике выплывет наружу. Перед мысленным взором успел даже пролететь катающийся в приступе истерики Эммет, но тут нарушитель покоя появился на пороге, и Каллен шокировано уставился на нее. 
Невероятно! Изабелла Свон преследует его, как злой демон, чувствуя, когда он срывается с ее крючка. 
- Что ты здесь делаешь, Белла? – возмущенно спросил он, осознавая, что теперь как минимум она знает его небольшой секрет. 
- Прячусь и все по твоей вине! 
Серьезно? Ну, сколько можно обвинять его во всем. Белла была твердо уверена в своей правоте, она обвинила его в том, что он чуть ли не разрушил судьбу того парня-уборщика. Эдвард впервые задумался об этом и почувствовал легкое чувство вины, он пообещал Белле, что все исправит, надеясь, что хоть это слегка обелит его в ее глазах. Но где уж там, Свон заносчиво бросила, что ее ненаглядный ручной песик и здесь его обошел. Это стало последней каплей, что не сделай, все ей не так! Чувствуя такую мешанину эмоций внутри, что еще секунда и взорвется, Каллен почти ненавидел ее в этот момент. Надвинулся на нее, еще не осознав, что собирается делать, а уже в следующий момент его руки с силой сжимали ее лицо. И он ее поцеловал… 
Это было сумасшествием, но таким желанным сумасшествием. Белла стояла как истукан, а он, не отрываясь, бесконечно продлевал этот миг, внутренняя буря с легкостью угомонилась, исчезнув без следа. Большими пальцами гладя мягкую кожу, Эдвард целовал ее сладкие губы, понимая, что рано или поздно это должно кончиться. В какой-то момент сложнейшим усилием он оторвался, но просто не смог отслониться, упираясь в нее лбом, запуская пальцы в шелковые темные волосы, а затем, не удержавшись, снова соединил контуры губ. Удивительно, но в какой-то момент она ответила! От неожиданности он сбился, а Свон, воспользовавшись этим, шагнула назад, тепло отступило следом за ней. Затем девушка влепила ему звонкую пощечину, не сумев заставить этим его пожалеть. Нет, жалеть он не будет никогда, по крайней мере, он узнал как это. 

*** 
Это воспоминание занимало его весь оставшийся день, пока он ездил с Карлайлом в Сиэтл на благотворительный прием для людей, пострадавших от наводнения на каком-то чертовски далеком острове. 
Эдвард улыбался, фотографировался рядом с родителями, отвечал на вопросы, а сам непрерывно в подробностях прокручивал в голове произошедшее. В тот момент он был настолько разозлен, что это показалось единственным шансом уберечь ее от чего-то более худшего. Каллен признавал, что отчасти действительно обладает испорченным характером. Слишком привык быть лидером, командовать окружающими, люди почти всегда подчинялись его воле в мелочах и в главном. Поэтому поступки Беллы, быстро выводило его из равновесия, одновременно раздражали его и делали расстроенным. 
Эсми что-то заметила и озабочено спросила: все ли в порядке? Он соврал, а когда та успокоившись, отвлеклась на очередного политика, почувствовал пустоту внутри. Легко же она поверила, возможно, ему хотелось бы, чтобы мать была чуть более внимательной и заметила, что весь его мир летит в татарары. Но на это надеяться не стоило – Эсми была вечно занята, у нее никогда не было времени послушать его глупые надуманные проблемы. К нему подошла шикарная дочка одного из партнеров по бизнесу Карлайла и начала откровенно заигрывать. Не смотря на отличную фигуру и всячески демонстрируемый откровенный вырез декольте, девушка не впечатлила. Ее навязчивость показалась раздражающей, а светлые волосы и голубые глаза бесцветными, Эдвард не мог понять, что находил в таких вот водянистых насквозь девушках, и мучительно размышлял, как вернуть все обратно. Решившись на эксперимент, он с легкостью увел молодую мисс Грэй в уединенный коридор и попытался поцеловать. От этой попытки стало тошно, горячие суетливые слишком слюнявые губы настолько отличались от тех, что он целовал сегодня, что он резко оттолкнул девчонку, вызвав непонимание и обиду. Находиться на этой ярмарке тщеславия стало невыносимо, и он незаметно сбежал. Приехав домой, Эдвард поднялся по широкой лестнице в свою часть дома и пинком открыл дверь в спальню. Комната вызывала стойкое отторжение, казалось, что все предметы в ней на глубину пары сантиметров пропитаны надоевшими мыслями, поэтому он решил, что будет сегодня спать в гостевой. Перетащив туда свою любимую подушку, сделанную на заказ, и плеер, Эдвард плюхнулся сверху кровати, не разбирая ее, и приготовился к бессонной ночи. Щурясь от яркого дисплея, выбрал Битлз, включил их и… заснул. 

*** 
Утром он проспал и несся в школу, как сумасшедший. Винтажный мустанг Джаспера стоял на привычном месте, Эммет тоже уже медленно въезжал на парковку, тщательно вписываясь в повороты. Каллен прислонился к дверце своей машины, Джас, как всегда рисуясь, выпрыгнул, не открывая двери, потом подошли Эммет с ворчащей на его драндулет Розали. 
- Привет Джас, привет Эдвард! – как всегда жизнерадостно поздоровался Эммет, а недовольная блондинка немного оттаяла и поцеловала Уитлока в щеку, ему она просто кивнула, зная о его чувствах. Неприязни, по крайней мере, открытой, не было и это устраивало обоих. 
- Представляете, отец узнал о том, что из-за этой сумасшедшей коротышки, я загремел к директору, и отказался покупать новую плазму в мою комнату! Я от злости не мог всю ночь уснуть, все эта ненормальная Брендон, - Джас возмущенно уставился ему за спину и, проследив за ним, Каллен заметил Беллу и Элис, только что вышедших из спортивной машинки последней. Внутри что-то екнуло и оборвалось - как поведет себя Свон? Пока он думал, Джаспер продолжил: - Ну я-то ладно, а ты Эдвард чего такой, тоже что ли всю ночь не спал, у тебя круги под глазами, как у Роуз от туши. 
Хейл ударила его по плечу, а Эдвард, пребывая в своих мыслях, не подумав, брякнул: 
- Свон уснуть не давала. 
Все трое закатились смехом, а он с ужасом понял, что сказал, хорошо, что они приняли это как слабенькую двусмысленную шуточку. Эдвард повернулся обратно и заметил, как Вольтури, подкрадывается к Белле, а затем резко пугает ее. Девчонка подлетела на полметра от земли, а затем накинулась на шутника. Ему хотелось бы, чтобы она исцарапала ему все лицо из чувства мести, но вскоре он понял, что эти двое просто развлекаются. Свон запрыгнула ему на спину, а тот, неудачно повернувшись к нему, закрыл ее с обзора. Тут кровь в жилах похолодела: Белла потянулась, и их лица тесно сблизились. Они что, только что поцеловались, прямо на виду у всей школы, хоть бы вспомнили о правилах приличия! Значит она обжимается со всеми подряд, а он как кисейная барышня с трепетом вспоминает их поцелуй, придавая ему вселенское значение? Все, с него хватит. 
- Как же меня раздражает эти две безвкусно одетые нахалки, - процедила Розали. – Не понимаю, почему Кай ходит с ними, неужели ему могла понравиться Свон? Говорила же я тебе, Эдвард, что нам надо было перетянуть его на свою сторону, взял бы его в команду по футболу. 
Он с ненавистью уставился на Хейл, говорившую полную ерунду, в его команде никогда не будет Вольтури. Джаспер полностью поддержал его, заявив, что считает его полным придурком. А Эдвард лишний раз подумал, насколько они похожи с Уитлоком. 
- Джас, ты снова притащил свою гитару? – беззаботно спросил Эммет по пути на первый урок. 
- Да, может, удастся поиграть на большой перемене. 
- Эй, учти, я не пожертвую своим завтраком в пользу твоей любви к «искусству». 
Последнее слово он выделил кавычками в воздухе и Уитлок стукнул его за это. Между ними завязалась шуточная драка, а Эдвард шел на автопилоте, не обращая на них внимание, обдумывая одну вещь. Когда они вошли в класс, он пристально осмотрел всех девушек и остановился на Ирине Денали. Она была симпатичной, светлые вьющиеся волосы, круглое простое личико с россыпью веснушек и вздернутым носиком, легкое струящееся платье, не слишком короткое. «Умница и отличница», обычно говорили о ней учителя, хотя и среди одноклассников Ирина пользовалась расположением. Именно такая девушка нужна ему, чтобы выкинуть из головы Свон, имевшую привычку целоваться со своим дружком прямо у всех на глазах. От этой картинки Эдвард снова закипел, но на лице наоборот отразилась легкая обаятельная улыбка, он прошел ко второй парте. 
- Привет, Ирина! У нас сегодня лабораторная, ты не поможешь мне? 
Девушка удивленно подняла глаза от учебника, который она повторяла, некоторое время тупо его рассматривала, а потом тихим голосом согласилась и густо покраснела. Эдвард, не отрываясь, смотрел на этот милый жест, радуясь, что выбрал именно ее. 
Ирина его не подвела, весь урок она терпеливо шепотом объясняла ему лабораторную и взволновано смотрела ему в глаза. Решив сильно не затягивать, после урока Каллен задержал девушку около окна и сообщил, что она всегда ему очень нравилась, просто он стеснялся подойти. Девушка с наивной готовностью съела его историю. Тогда Эдвард решил закрепить успех и не спеша наклонившись, поцеловал ее, Денали его не оттолкнула. 
Вот и все! Все проще не куда, это не то, что некоторые непонятные сложные девчонки, которые требуют непонятно чего, каких высоких идеалов. Ирина, окрыленная счастьем, прошла с ним до кабинета. Кажется, она давно была влюблена в него, как впрочем, и большинство наивных дурочек этой школы. Но это не главное, главное, чтобы Свон увидела их и поняла, что ему нет дела до произошедшего вчера в классе музыки. 
В столовой, единственным новшеством было присутствие его новой девушки. За столом у окна тоже были изменения: в их компании отсутствовал Вольтури, что не могло не радовать. Эдвард одернул себя, напоминая, что ему нет дела и чтобы облегчить себе задачу, усадил на колени Ирину и, щекоча дыханием заднюю поверхность шеи, спросил, что она делает сегодня вечером. 
- Слушайте, а может, свалим с двух последних пар, все равно искусства снова не будет, а английский я не переживу! – заныл Джас, вертя в руках обертку. 
- Тебе что мало терок с отцом? И искусство будет, я слышал, нашли новую учительницу, - с набитым ртом проговорил Эммет. 
Уитлок с раздражением скомкал бумажку и кинул ее в голову какого-то малявки, чтобы тот унес поднос. Эдвард с недовольством подумал, что за такие бабки, которые отваливает школе Карлайл, они могли бы сделать уже нормальный сервис с официантами. Эта выходка неожиданно дорого вышла Джасу, уже через три минуты он стоял и не мог поверить, что с его волос стекает перевернутая тарелка. Эдвард ошарашено таращился на это зрелище, пока Белла раскричалась, читая Уитлоку морали. 
После секундного замешательства Джаспер подскочил на ноги и навис над дерзкой девчонкой, которая явно и не думала извиняться, неподвижно стоя перед ним с лицом «кирпичом». К ней на подмогу прилетела Брендон, пытаясь оттянуть взбешенного Джаспера на себя. Да что они себе позволяют, никто не будет унижать его друзей, отличная возможность отыграться за все причитающееся… 
Кажется, у Беллы совсем отсутствовал инстинкт самосохранения: начисто игнорируя складывающуюся угрожающую ей ситуацию, она не заткнулась, а заявила на всю столовую что Уитлок ничтожество. В этот момент Эдвард очень испугался. Джаспер, до этого вцепившийся в нее, и так еле сдерживался, но это стало последней каплей. Дружа с ним почти всю жизнь, Эдвард хорошо знал, какие у него проблемы с контролем агрессии и не раз видел его коронный удар. Когда Джас сначала на пол шага отходит назад, потом замахивается и резко выкинув кулак, наносит сокрушительный удар. Сейчас Уитлок уже отступил на эти полшага назад, а у Каллена похолодело внутри, когда он представил, что будет с хрупкой субтильной Свон, если он закончит свое движение. Не помня себя, Эдвард рванул вперед, с силой хватая друга за ворот, нет, он не даст ему ударить Беллу, ни за что! 
- Джас, Джас, тихо, все нормально, успокойся и дыши, она ж всего лишь девчонка. Бесит, конечно, страшно, я знаю, но бить женщин нельзя, и к тому же Коуп где-то тут, она стукнет твоему предку. Не делай этого. 
Кровавая пелена начала сползать с глаз его друга, но неугомонная Белла снова открыла свой рот, а он чуть не завопил, с корнем вырывая волосы, она когда-нибудь замолчит? Тут нет даже гребанного Вольтури, который не дал бы ей уйти покалеченной отсюда. Неужели Свон не понимает, что делает, зачем так подставлять его? Если кто-то сорвется, он вмешается, а как потом это объяснять друзьям, неизвестно! Розали решила, что пора высказаться и ей, а Патрик Смит, тупой огромный качок, который давно исходил слюной по ней, решил, что это сигнал к действию – переступив с ноги на ногу, начал протискиваться в центр, где были зажаты Белла и Элис. Обезумев от этой никак не заканчивающейся напряженной ситуации, Эдвард с силой оттолкнул качка кулаком, уже не задумываясь – потом что-нибудь придумает, это у него всегда получалось, главное, чтобы эта глупая девчонка осталась невредимой. 
К его сведенным напряженным мышцам спины мягко прикоснулись женские руки, Ирина пыталась его успокоить. Безрезультатно! Зато Белла решила достигнуть противоположной цели – ни с того, ни с сего, она накинулась на него: 
- А вы что, ваше высочество, неужели не изволите храбро накинуться на двух девчонок, не будете грозить? Позови Коуп, может она и нас выкинет из школы? Или… 
«Да сколько можно?» - почему она не может реально оценить ситуацию и проявить хоть грамм благоразумия. Джас уже на пределе и может сорваться в любую, если он сам не опередит его. 
- Белла, замолчи! Просто замолчи сейчас. Твоего Вольтури нет и защищать тебя сейчас больше не кому, твою мать! 
Он имел в виду некому защищать кроме него, чтобы Свон хоть немного подумала и не осложняла ему задачу, раскаляя его самого до белого каления. Он не ждет от нее благодарности, но пусть хотя бы хоть немного облегчит задачу. 
- Прям в точку: как на счет твоей матери, Свон? Может, ты лучше вернешься к ней, как тогда, пятнадцать лет назад. 
У Свон побелела кожа вокруг губ, а коротышка Брендон на глазах у всех залепила Джасперу пощечину. Эдвард чуть не застонал вслух: вот ведь больные! Обе, на пару, абсолютно и безнадежно больные на голову подружки! 
Дальше начался настоящий бедлам, он барахтался среди остальных, крича Джасперу успокоиться и понимая, что тот его вообще не слышит, судя по лицу, он от бешенства начисто оглох. Главной задачей было вырвать Беллу себе, пока она не попала под раздачу, всеми силами он пытался оторвать ее от Элис, прижать, заслоняя от угрожающе настроенных друзей. Это было очень проблематичным, выпустила бы Свон подружку! 
Неожиданно ему помогли – в круг втиснулся Эванс и непонятно как сумел сделать то, что не получалось у него. Оттащив обеих девчонок подальше, в поддерживающую их толпу, Остин толкнул речь Робина Гуда, красуясь перед Свон. Вся благодарность тут же к нему испарилась – еще один очередной поклонник Беллы, как они его задолбали. Их отвлекла Коуп, а когда Эдвард очнулся – Беллы, Элис и Остина уже и след простыл… 
Побеседовав с Джасом, Коуп пообещала наказать зачинщиков и удалилась в свой кабинет с ответственным лицом. Интересно, а это ничего, что Роуз оставила Белле глубокую царапину, а Джас наверняка синяки на предплечьях, это никого не волнует? Даже если не рассматривать по справедливости, Белла – дочь шерифа города, Коуп могла бы быть поосмотрительней и на всякий случай подсуетиться. Может он и знает, что Свон не пойдет жаловаться отцу, но ведь старая перечница нет. 
Отправив Ирину на урок, сам Эдвард отправился с друзьями в футбольную, где Джаспер принял душ и переоделся в футболку их сборной, после они пошли к машинам. Они с Джасом залезли в мустанг, а Розали и Эммет уединились в соседней машине. Мельком взглянув на них, Эдвард решил, что ему просто необходимо «поближе» познакомиться с Ириной в ближайшее время, пока крыша окончательно не съехала. Прикинув про себя, он ужаснулся – у него не было девушки больше недели. Уитлок взял гитару с заднего сидения и начал наигрывать хорошо известную композицию, а он усмехнулся, затем переменившись, спросил, насколько у него все плохо с предками. Джаспер якобы безразлично скривил губы, ответив, что плазма не самая его большая трагедия за последнее время. 
- Он мне сказал, чтобы я не тратил зря время на ерунду, говорит, бросай гитару и прочую связанную с ней чушь. Хуже бедняков для него только хиппи и рок-музыканты. Так что теперь и этой радости меня хотят лишить. Ну ничего, я мою крошку отдам только после всех литров крови и моей шкуры, пусть попробует. 
Он любовно пробежался по грифу, ловко беря сложный аккорд и сразу же переходя на барре, привычка рисоваться никуда не делась, в отличие от его бывшей неразлучной подружки. Эдвард сочувствующе хмыкнул – Джас, по крайней мере, не таится от друзей, не то что некоторые... Эдвард вдруг представил их лица, пригласи он их к себе домой и сыграй он им Бетховена или Шумана, Эммет наверняка лопнул бы от смеха и на следующий день рождения подарил бы ему балетную пачку. Смеясь про себя, Каллен заметил, что Джаспер заметно успокаивается, насупленные брови разъехались, склонив голову набок, он вслушивался в звучание струн. Еще одна их общая черта, хоть и неизвестная никому – их погруженность в музыку. 
Время пролетело незаметно, пора было идти на искусство. Неизвестно как новый препод относится к опозданиям. Однако Эммета это не беспокоило, они с Розали слишком увлеклись и заставили Каллена нервничать: 
- Маккартни, твою мать, вылезай уже, сможете продолжить после этой пары! 
Чертовски хотелось успеть в кабинет до того, как Свон его покинет. «Чертов Эммет, если он сейчас не выйдет и Белла уйдет, я откушу ему голову! Или попрошу Ньютона откусить ему что пониже, чтобы не тормозил». 
На его счастье они все же успели, единственное что ему совсем не понравилось – это наличие Вольтури рядом с ними, у него же по расписанию другая пара, Коуп скидывала ему на почту расписание учеников! Они с Джасом вошли в класс как раз, когда Белла залилась звонким заразительным смехом. Судя по направлению взгляда, обращенного на Хейл и чрезвычайно самодовольного вида коротышки, они снова удачно подшутили над Роуз. Свон попыталась встать из-за мольберта и выплеснула на себя воду. Кай, как и подобает истинному благовоспитанному песику, тут же кинулся к хозяйке на помощь. Эдвард понимал, что видит все в искаженном свете и что у Вольтури это получилось все естественно, но поделать с собой ничего не мог. Слишком завидовал Каю, слишком хотелось самому помогать преодолевать Свон ее беспомощность, решать ее проблемы. 
Брендон перехватила банку с водой у Беллы, вызывая нервные глазные спазмы у стоящего рядом Джаспера, и первой проскользнула мимо него в коридор. Чудом было то, что она сделала это молча, никак не задев Уитлока – не обозвала, не опрокинула банку на его голову, странно… Эти мысли быстро отошли на задний план, когда он повернулся обратно, по лицу Беллы можно было ясно сказать, что столь малое расстояние между ним и дверью ее очень напрягало. И судя по его наблюдениям эти беспокойства имели основания - Белла умудрялась спотыкаться на ровном месте, иногда увлекая с собой ближних и не только соседей. Но сейчас Эдвард не собирался облегчать ей жизнь, освободив больше места – слишком велико искушение. Она и так всячески избегала близости с ним, не давая ни малейшего шанса на нечаянные прикосновения. 
Белла подумала, что если действовать быстро, то все получится, и естественно споткнулась. Ее ноги неустойчиво задели толи друг друга, толи линолеум, но результат один: она начала заваливаться вперед, грозя упасть на пол. Эдвард, не думая, выдвинулся вперед, удивительным образом чувствуя, где будут ее руки спустя мгновение, и словил ее панически хватающие воздух ладони своим телом. На секунду стало хорошо и надежно, от маленьких ладошек побежали теплые мурашки от груди по всему телу. Между ними на несколько секунд протянулись тысячи нитей, по которым перекачивался широкий спектр чувств, в основном окрашенный волнением и смущением, но тут Розали воспользовалась шансом уязвить Беллу ее неловкостью. Выбрав самый грубый вариант, Хейл заявила, что она похожа на бегемота. Это было настолько мимо маленькой, почти субтильной Беллы, что он даже удивился – обычно удары Роуз намного точнее и больнее. Однако Беллу это привело в чувство и, опомнившись, она перестала слепо пялиться на его грудь, резко отдернула руки, заведя их немного выше плеч, затем, покраснев, буркнула извинения и протиснулась к Элис. 
Эдвард хотел под каким-нибудь предлогом выйти в коридор, но тут его внимание привлекла новая учительница. Эдвард тщательно всматривался в ее лицо, роясь в памяти, где он мог ее видеть? «Надеюсь, мы познакомились не в каком-нибудь клубе и она не одна из бывших пассий». Проблем с учебой ему не хотелось. Немного рассеяв его опасения, учительница спокойно поздоровалась и попросила Кая помочь ей перенести работы предыдущего класса в подсобку. Вольтури, ждавший подружек, согласился, бережно снял работу Элис с мольберта и понес вперед. Роуз быстро подпрыгнула к столу, где остался рисунок Свон. Эдварду тоже стало очень любопытно, он вместе с Джаспером приблизился к Розали. И ахнул про себя - у Изабеллы был настоящий талант. Картина была не законченной, но очень красивой – дом на берегу озера, изображение было настолько живым и ярким, что хотелось потрогать пальцем. Это точно рисовала она, может ей помогала учительница? 
- Ой-ой-ой, смотрите, Пикассо нашелся! – издевательски приподняла двумя пальчиками тяжелый лист Хейл. – Как же жалко будет лишиться такого шедевра, - притворно озабоченно проговорила она, а дальше Каллен не успел выдохнуть, как Розали с легкостью разорвала лист на четыре части и, подкинув, послала обрывки в полет. Как по заказу, в дверь впорхнула Элис, Свон плелась за ней, настороженно поглядывая на него. Тут Брендон встала, как вкопанная, увидев обрывки. 
- Кто это сделал?! – возмущенно завопила коротышка, злобно сжимая кулаки. 
Розали даже не подумала скрывать свой поступок, наоборот, она с издевкой улыбнулась им обоим, выставляясь без слов. Брендон тут же подхватила сумку и попыталась, судя по всему, проломить блондинке череп, но Кай ее удержал. Эти происшествия шли вторым планом, на первом для него была бледная Белла, застывшая на месте, ее руки тряслись мелкой дрожью, а нижняя губа от нанесенной ей обиды неконтролируемо выступила вперед, как у маленьких детей. Она казалась очень уязвленной, привычная уверенность и задор исчезли без следа. Каллену до ужаса самому хотелось стукнуть Хейл по голове, может из нее высыплется хоть немного подлости и глупой надутости? 
Вмешалась учительница, требуя объяснений, Элис с радостью «объяснила». Кай, поняв, что произошло, тут же перевел глаза на свою девушку. Он медленно выпустил Брендон и подтолкнул ее к выходу, затем развернулся к Хейл, чтобы сказать, что о ней думает, и даже успел пригрозить им, чтобы отстали от девчонок. Затем он бесконечно бережно и осторожно взял ладонь Беллы в свою, словно тоже зная правду - что она хрустальная, и тихонько потянул ее на выход. Возможно впервые ему не захотелось прикончить его на месте. Весь урок, у него перед глазами стояли трясущиеся губы Беллы и ее широко открытые глаза, наполненные до краев обидой. 
Еще пока все рассаживались, он хотел незаметно подобрать листы с пола, но его заметила учительница, и пришлось делать вид, что он ищет потерянный карандаш. Весь урок, стоило ей приблизиться, он напрягался, ожидая, что она пришла за обрывками, но нет, Оливия, словно играя на нервах, то приближалась к опасному месту, то отдалялась, так и не подняв разорванную работу Беллы. А он, просидев весь урок на иголках, сумел все же дождаться его окончания. По миллиметру плавно передвинутый за час мольберт стал хорошим прикрытием: нагнувшись, Эдвард мимолетно поднял обрывки и украдкой сунул их к себе в рюкзак. Теперь это принадлежит ему. 
 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)