3 октября 2015 Просмотров: 547 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 16

Глава 16. Дева в беде! 
(Бета - Yulka)
 
 
Вторник прошел под знаком последствий их головокружительного успеха. День превратился в ярмарку поздравлений и общения со знакомыми и не очень людьми. Троицу преследовали повсюду, Кай с непередаваемым лицом рассказал, как две младшекурсницы подкараулили его в мужском туалете, и, возможно, у него теперь появились определенные проблемы со здоровьем. Стало ясно, что если они хотят спокойно жить в этой школе, то так ярко выделяться не стоит. 
 
Пока ее друзья были обеспокоены лишним вниманием «фанатов», Беллу волновали другие вещи. Она еле дождалась утра, непривычно рвясь в школу. Ей хотелось посмотреть, как себя поведет Эдвард и что будет дальше. Но он снова смог удивить ее своей реакцией - такого она не ожидала. Каллен вошел в класс, даже не взглянул в ее сторону. Белла сверлила его спину весь урок, чувствуя себя преданной, но это ничего не меняло. На протяжении всего дня Эдвард был холодным и отстраненным, хмурясь и думая о чем-то своем. 
 
После школы все, кто участвовал в «целлофановом» проекте собрались и веселой толпой поехали в кафе отмечать успешное выступление. Белла отказалась, с трудом отговорившись от расспросов. Стараясь выглядеть бодро, она проводила их, желая хорошенько повеселиться, а сама поехала домой. Бегло поговорила с папой, поднялась в свою комнату, и там силы закончились: притворная бодрость лопнула, как мыльный пузырь. Она упала на кровать и непонятно отчего разрыдалась. Плакала девушка долго и с упоением, списывая все на накопившееся нервное переутомление, время шло, а она все никак не успокаивалась. Белла чувствовала, что проиграла, только не могла понять, что именно. 
 
Небо за окном потемнело, начал накрапывать дождь, Белла стянула джинсы и, как есть, забралась под теплое одеяло, всегда такое надежное и постоянное. Хоть что-то в этой жизни постоянное! 
 
*** 
Проснулась она на рассвете, села в кровати. Глаза после вчерашней необъяснимой истерики были припухшими и сухими. Умывшись ледяной водой, девушка решила, что не помешает семейный завтрак. 
 
Зная, как она любит поспать, Чарли удивился, но, похоже, обрадовался и даже приготовил сносную яичницу. Оба тяжко вздохнули, вспомнив восхитительные завтраки Элис. Ковыряясь в еде, Белла пыталась мысленно настроить лад внутри себя, снова стать веселой и отчаянной, задвинув все трагедии и тяжелые мысли куда подальше. 
 
После завтрака Чарли ушел на службу, и дом снова показался пустым и неуютно тихим. Белла, раскачиваясь взад вперед на стуле, вслушивалась в эту тишину, рассматривая по-осеннему хмурую улицу за окном. Неужели солнце специально избегает этого города? Чтобы в души людей, живущих здесь, никогда не проникал свет? Может поэтому они все такие. 
 
- Белла, да что ты хандришь? – не выдержала Элис на большой перемене, выражая их общую с Каем мысль. 
 
Удивленно посмотрев на них, Свон попыталась улыбнуться, заверяя, что во всем виноват ранний подъем. Просто устала, ничего больше. Друзья решили ее не доставать, и она была им очень благодарна за это. 
 
Эдвард Каллен по-прежнему был погружен в свои мрачные мысли и не замечал никого вокруг. 
 
Последним уроком была физкультура, и Белла серьезно задумалась над тем, чтобы ее прогулять – сил мучиться с баскетбольным мячом не было. Но ее спасительная поддельная справка была потеряна, поэтому пришлось идти в раздевалку. Белла надевала форму, игнорируя злые комментарии Хейл, когда вошла младшекурсница и позвала «кандидата Изабеллу Свон» в кабинет директора. Белла дождалась, пока Элис переоденется и выйдет в зал, чтобы не оставлять ее наедине с этими гиенами, и только потом отправилась в учительское крыло. 
 
В кабинет директора? Это что-то новенькое, обычно всем, что касалось выборов, заправлял не директор, а его жена и по совместительству заместитель. Белла задумалась: будет ли там Эдвард, но решила не мучить свою не выспавшуюся голову метаниями, а просто подождать. 
 
Эдвард был там, равно как и Остин, они сидели за одним столом с дряхлым директором, над которым так любила потешаться Элис. Сев ближе к Эвансу, чтобы не чувствовать необъяснимой холодности Эдварда, Белла прикрыла глаза, слушая, чего от них хотел Коуп. Тот хотел напомнить, что ждет от них честного соперничества, а потом внезапно вспомнил самое важное: оказывается, с ними желают провести интервью из газеты Порт-Анжелеса. Эта газета печатает престижную колонку учебного обозревателя, и Коуп очень надеялся получить положительные отзывы о школе. Мысленно Белла пригрозила ему положительным отзывом, о-о-о, она так отзовется об этой школе, что сюда даже самоубийца не сунется! Их освободили, и Каллен первым покинул кабинет, а ей, чтобы избавиться от Остина, пришлось зайти в уборную. 
 
На лестнице, ведущей к раздевалкам, от стены неожиданно отлепилась высокая фигура, напугав ее. Рассмотрев в ней Хейл, Белла раздраженно попыталась пройти мимо, но Розали вцепилась ей в руку, кое-что не меняется, ничего нового. 
 
- Отстань, Барби, не до тебя сейчас. 
 
- А мне плевать, Свон. Тебе придется меня выслушать. 
 
Ее удивила сила ненависти, с которой блондинка на нее смотрела. Да, они конечно на дух друг друга не переносили, но чтобы прямо так ее ненавидеть? Она не подозревала, что вызывает такие сильные эмоции в это самовлюбленной принцессе. Ее прекрасное лицо портила гневная гримаса. 
 
Эдвард позавчера сказал, что она сказочно красива. 
 
Белла прикрыла глаза и устало поинтересовалась, что ей надо, Хейл внезапно толкнула ее в плечо, веки тут же открылись. 
 
- Слушай меня внимательно, выскочка. Ты появилась в нашей школе и все пошло наперекосяк, хватит лезть повсюду, хватит быть на виду. У тебя нет ни кожи, ни рожи, и одеваешься ты убого. А я самая популярная, самая красивая девчонка в школе! 
 
Эдвард позавчера сказал… 
 
- Ты повторяешь себе это как мантру? – легко улыбнулась Белла, ее не достать, она под щитом из его слов. 
 
- Думаешь, что ты такая остроумная? – Розали шагнула вперед, стараясь подавить ростом, более развитым телосложением. – Знаешь, меня от тебя тошнит, ты настолько пропитана притворством, Свон. Ты настоящая лицемерка, я таких еще не встречала! 
 
Белла никак не могла понять истинную причину злобы Розали – может, зависть из-за их удачного выступления? Или она что-то успела пропустить? Внезапно Хейл, замахнувшись, толкнула ее двумя руками в солнечное сплетение. Белла начала заваливаться назад, не находя за что ухватиться. Вместо пола она почувствовала, что летит ниже и вспомнила, что за ее спиной лестница. Пролетев кубарем половину ступенек, Белла чудом схватила за что-то железное и тонкое – перила. Левую ногу жгло, голова пульсировала от удара, не понимая четко, где пол, а где потолок, Свон попыталась тут же встать на ноги, но те соскользнули и список пополнился отбитой коленкой. 
 
Сглатывая, чтобы яркие пятна рассосались, Белла открыла глаза и увидела Роуз, наклоняющуюся над ней: 
 
- Этого будет достаточно, Изабелла, чтобы ты забилась в угол и не вылезала? – Хейл в такт своим словам схватила ее за волосы и приложила ее головой о перила. - Если нет, то тогда придет черед твоей маленькой подружки… 
 
- РОЗАЛИ! 
 
Хейл отпрыгнула от нее, быстро выпрямляясь, а Белла борясь с подступающей тошнотой и головной болью, пыталась собраться, ей это было необходимо. Потому что, когда встанет, она непременно прикончит гребанную куклу Барби! Но, похоже, ей это было не под силу, даже разлепить веки оказалось непросто. Кажется, она сейчас отключится. На заднем фоне слышался какой-то шум и голоса. 
 
Собравшись с духом, Свон снова раскрыла мутные глаза и увидела, как к ней быстро приближаются мужские ботинки, ей почудилось снова нападение, и она зажмурилась обратно. 
 
- Белла, открой глаза! Посмотри на меня, - попросил знакомый испуганный голос. Ну, надо же, Эдвард все-таки заметил ее, снизошел, счастье-то какое! Но для сарказма сил не оставалось, ее сильно мутило, пришлось изо всех сил прикусывать губу, чтобы побороть этот рефлекс и открыть глаза, как он просил. 
 
Взволнованное белое, как простыня, лицо Каллена заслонило все остальное. 
 
- Как ты? Можешь сказать, что болит больше всего? 
 
Эдвард, стоящий перед ней на коленях, начал расплываться, как бы она не закусывала губу. Далеко не сразу девушка поняла, что это из-за слез, а не от потери сознания. Сморгнув лишнюю жидкость, она ответила: 
 
- Ногу что-то жжет, и голова болит. Похоже, я стукнулась затылком. – Эдвард аккуратно высвободил ее нижнюю губу, боясь, что она ее прокусит, и стер прозрачные капли с ее нижних век. Потом его лицо окрасилось тем же бешенством, как тогда, когда он ударил по шкафчикам над ее головой. Белла готова была плакать – он снова злится на нее. 
 
Из-за своего ослабленного состояния, она не поняла, что теперь объект его злости другой человек. Выпрямившись, Каллен обернулся к Хейл, отталкивая ее на стену одной рукой, рыча от злости. 
 
- Дрянь! Знаешь, что я теперь с тобой сделаю… 
 
Потом схватил за предплечья, тряся ее как грушу, что-то очень зло и угрожающе говоря ей в лицо. Ему было нереально сложно сейчас не нарушить привитые родителями принципы и не разбить симпатичную физиономию куколки вдребезги. 
 
Розали что-то закричала своим невыносимо высоким пронзительным голосом, заставляющим ее голову зазвенеть от боли отдающейся в ушах. Едва соображая, Белла вспомнила, что говорил Кадмор об Эдварде, а так же то, что довелось видеть ей самой, и испугалась за Хейл. Хоть она совсем этого не заслуживала. Придерживая трещащую по швам голову, Белла перегнулась, опираясь рукой о пол, и потянула за темные джинсы, зная, что это его. 
 
Каллен тут же склонился над ней, она хотела выговорить слова, возможно, лично прикончить глупую блондинку, но язык по ощущениям распух и плохо двигался, поэтому Белла расфокусировано ловила его взгляд, понимая, что смотрится неадекватно, и пытаясь внушить ему свои мысли. 
 
Эдвард, изменившись в лице, снова развернулся к блондинке - на место ярости, пришло ледяное угрожающее спокойствие. 
 
- Я тебя предупреждал, чтоб ты не трогала её? – Он замолчал, смотря на Хейл. Белла не могла видеть его отвернутого лица, зато видела блондинку – та побледнела. – Я тебя предупреждал. 
 
Он не спускал с Хейл глаз до тех, пока она не скрылась в раздевалке, после этого повернулся к ней, все следы жестокости стерлись с его лица как по волшебству. Сейчас оно выражало крайнюю обеспокоенность. Эдвард расшнуровал ее кед, снял его и, едва касаясь, ощупал ее щиколотку именно там, где было больно. Когда его пальцы надавили чуть сильнее, Белла готова была оттолкнуть его здоровой ногой, шипя от боли, Каллен заволновался. 
 
- Возможно у тебя перелом. Я не знаю! Я не знаю что делать! Можно ли двигать тебя? 
 
Тут было слишком светло, и любой шум заставлял ее морщиться от неприятных ощущений в голове, поэтому было необходимо убраться отсюда. 
 
- Можно, - Белла смогла выговорить это, хоть и получилось хрипло. 
 
Ну почему так тяжело? Ей же не привыкать к травмам, она с детства с завидной регулярностью оказывалась в травмпункте, правда, по вине своей неуклюжести и рискованных поступков, а не по чьей-то воле. Это было в новинку, ее раньше никто не бил. 
 
Эдвард поколебался, но все же просунул руки под нее и очень медленно поднял ее с пола. Белла почувствовала ощущение дежавю, такое уже было, только теперь травма не выдуманная. Голова кружилась, и на языке появился привкус металла, опыт подсказывал ей, что это сотрясение. 
 
Они шли по бесконечным коридорам, Эдвард крепко прижимал ее к себе и старался идти аккуратнее, не трясти ее. Около машины он переложил голову Беллы себе на плечо и высвободил руку, чтобы открыть дверцу. С великой предосторожностью опустив свой ценный груз, он пристегнул ее и быстро сел за руль.
 
- Ты как? 
 
- Хреново, - простонала девушка. – Моя голова, у меня во рту медная ложка? 
 
- Нет, - у него вырвался нервный смешок и тут же оборвался, внутри все подергивалось, как на шарнирах. – Белла, мы сейчас поедем в больницу, там тебя осмотрят врачи. 
 
- Только не это. Папа убьет меня. 
 
- Почему? – спросил Эдвард, заводя машину. Он знал, что ей нельзя разговаривать, но боялся, что Белла замолчит, и он ее потеряет. Глупые необоснованные страхи, но его оправдывало то, что он был в полнейшей панике и плохо соображал. Свон была бледно-лиловой и начинала бредить. 
 
Машина, скрипнув тормозами, рванула, как раненый зверь. Белла из-под полуприкрытых век наблюдала за Эдвардом, а он, в ужасе вцепившись в руль, оборачивался на нее каждые две секунды. Она закрыла глаза всего на секунду, чтобы побороть тошноту, и вдруг почувствовала, как кто-то гладит ее лицо, причем с противоположной от водителя стороны. Ничего не понимая, открыла глаза и обнаружила Каллена над собой, как он так быстро переместился? 
 
- Ты как, выдержишь еще небольшую тряску или мне лучше привезти каталку?! 
 
Она смутно понимала, о чем он, зачем требовать от нее сейчас каких-то решений, в голове же все плывет! Но Эдвард выглядел таким потерянным и откровенно паникующим, что ради него Белла попыталась сосредоточиться, для этого, во-первых, надо оглянуться. 
 
- Ого, как мы оказались в больнице?! – хотела прокричать она, но получился какой-то лепет. 
 
- Белла, ты ничего не помнишь?! – испугался Эдвард. – Хейл столкнула тебя с лестницы. 
 
«Ох, Эдвард не будь таким глупым, как оказались в больнице так быстро, я же всего на секунду закрыла глаза!» 
 
- Помню, просто быстро, - выговорила Свон, упрямо цепляясь за мысль и выталкивая с языка тугие слова. – Быстро приехали… 
 
- Ты потеряла сознание. Черт, я идиот, тебе лучше молчать… Сейчас… 
 
Отчасти она была согласна с его критикой в свой адрес. Эдвард часто бывал идиотом, расстраивал и злил ее. Но как же было приятно прислониться к нему, пока он нес ее на руках. Она, наконец, смогла спрятаться, уткнувшись в его рубашку, и резкий свет перестал терзать чувствительные глаза. Когда Каллен говорил с медсестрами, его голос отдавался в груди, Белла, прижавшись ухом, слушала – так было легче бороться с разрывающей головной болью. Потом они снова куда-то шли и вскоре ее лишили надежного прибежища из его рук и опустили на прохладные простыни. Открыв глаза, Белла упрямо нашла его взглядом и приподняла руку, Эдвард тут же подошел и взял ее ладонь. Паники в его глазах поубавилось, он сумел вернуть все под свой контроль. Доктор все что-то говорил и говорил, а она, наконец, с наслаждением сдалась и заскользила вниз – в темноту. 
 
*** 
Щелчок закрывающейся двери заставил ее вздрогнуть и проснуться. Кто-то очень добрый приглушил свет в палате, и он не резал глаз. Белла почувствовала легкое сжатие руки и посмотрела на нее, Эдвард успел убрать свою ладонь секундой раньше. Он стоял около кровати и настороженно смотрел на нее – ну что опять? А потом память услужливо воспроизвела последние события. Голова больше не болела так зверски, хоть и чувствовался некий дискомфорт. Потянувшись, Белла ощупала затылок, там была здоровенная шишка, странно, но болевые рефлексы были словно заблокированы. 
 
- Лучше не трогай, тебе дали болеутоляющее, но врач сказал, что необходимо будет дождаться, когда они перестанут действовать и посмотреть, что с тобой будет. 
 
- Он садист? – простонала Белла. 
 
- Нет, тут я наверно больше виноват… - пробормотал Каллен, пряча глаза, потом решительно переключился: - Подожди, он только ушел, я сейчас его снова вызову, и он тебя осмотрит. 
 
Эдвард нажал на красную кнопку экстренного вызова, прежде чем она успела возразить, и спустя две минуты вошел порядком раздраженный мужчина в белом халате. Увидев, что пациентка в сознании, он спросил, как ее самочувствие. Белла, смущенная пристальным вниманием, спешно ответила, что просто замечательно, прикидывая, когда можно будет смыться домой. Как бы часто Свон не попадала в больницу, пациентом быть она не выносила, максимум – приносить апельсины кому-то другому. 
 
- Изабелла… 
 
- Белла, - машинально поправил Каллен, не смотря на врача. Похоже он задался целью высверлить в ней глазами дыру. 
 
- Мисс Свон, - раздраженно продолжил доктор, кажется, Эдвард не пришелся ему по душе. Интересно, чем он его успел так допечь – пытался по привычке командовать? – У вас легкое сотрясение, но оно осложняется многочисленными прежними травмами, думаю, вам придется полежать в стационаре несколько дней. 
 
- Что?! Нет, я сегодня же хочу домой, папа будет волноваться и откуда вам известно про многочисленные травмы? – возмутилась Белла, не могли же они успеть сделать ей трепанацию! 
 
- Шефу Свону я как раз шел звонить, по долгу службы мы не раз пересекались и неплохо знакомы. А на счет травм - мы вынуждены были сделать вам рентген и КТ головного мозга, - доктор снова неприязненно покосился на Эдварда. – Снимок показал следы от предыдущих травм. 
 
- КТ? 
 
- Компьютерную томографию. 
 
- Звучит устрашающе, - испугалась Белла, раньше она отделывалась простым снимком. – А почему не только обычный рентген? 
 
- Мистеру Каллену это показалось недостаточным, - язвительно донес на него врач. Ну вот, ее опасения подтвердились – Эдвард счел себя вправе командовать и распоряжаться специалистами, пользуясь своим статусом. Белла сердито посмотрела на хладнокровно игнорирующего все выпады Каллена. – Также он настоял на введении анальгетиков, хотя моя квалификация позволяет думать, что необходимо было дождаться вашего пробуждения и провести диагностику. Сила болевых рефлексов помогла бы поставить точный диагноз. Видите ли, многочисленные микроудары не сразу приводят к опухоли мягких тканей… 
 
Дальше доктор видимо перешел на суахили, потому что она ничего не поняла, в конце концов, Айболит посоветовал лечь спать, напоминая про строгий постельный режим. 
 
- Если станет плохо, вызывайте медсестру, - надавил на прощание он, намекая, чтобы Эдвард не гонял его как какого-то практиканта. 
 
Когда дверь за ним закрылась, Белла гневно посмотрела на парня. Тот недовольно смотрел на дверь: 
 
- Идиот, совсем не разбирается в своем деле, так и знал, что надо было звонить Джеранди. Как его вообще в больнице держат? 
 
- Каллен, что ты творишь? – Эдвард непонимающе посмотрел на нее, а в ее голове отдались болевые волны, скоро лекарство перестанет действовать, и тогда ей не позавидуешь. Надо успеть улизнуть домой. – Зачем ты это устроил, со мной все нормально, если бы не ты, меня бы давно отпустили. 
 
- Не говори ерунды! У тебя сотрясение, хорошо, хоть нога не сломана! Какой домой, ты пролежишь тут не меньше недели. 
 
- Ты больной что ли?! 
 
- Нет, больная ты, поэтому и лежишь здесь. У тебя и так с головой проблемы, не усложняй все. Сотрясение - это не шутки. 
 
- Как будто в первый раз, у меня были сотрясения и до этого, - закатила глаза Белла, вечно он считает, что все знает лучше всех! – Прошлые разы я лежала три дня дома, а потом шла в школу. И никакой больницы, ясно? 
 
- Не будь дурочкой, - процедил Каллен. – Отсюда и осложнения. Я не дам тебе никуда идти. 
 
Это ее разозлило, после поездки в Сиэтл Эдвард старался не отдавать приказов, и договор как-то сам собой позабылся. Возвращаться к старому было неприятно. Белла приподнялась и села, пытаясь свесить ноги, на левой оказался тугой эластичный бинт. Увидев ее маневр, Эдвард издал глухой яростный вопль и, не зная, как за нее безопаснее ухватиться, сжал ее плечи и надавил вниз. Белла шлепнулась обратно и зажмурилась – в глазах потемнело, как будто она резко встала. 
 
- Белла, не двигайся, - тяжело выдохнул Эдвард, словно это его побили и ему трудно говорить. – Я тебе… Я тебя прошу, - вовремя поправился он. 
 
Она с облегчением уступила, именно этого и хотелось, сил не было абсолютно, особенно бороться с таким сильным противником. Эдвард вытер испарину с ее лба приятно прохладной рукой, Белла посмотрела на него. 
 
- Мне надо позвонить, сколько прошло времени? 
 
- Часа два, - неохотно признал парень. 
 
- Элис наверно гадает, где я, а возможно, уже втыкает иголки в твою вуду куклу. 
 
Каллен вздохнул и так же недовольно кивнул на столик у кровати, там в ровную линию лежали их мобильные. 
 
- Она уже оборвала твой телефон, и мой, кстати, тоже, я отключил их. 
 
- Что ты сделал?! – ахнула Белла. – Да она, наверное, с ума сходит, сейчас же дай телефон! 
 
Подумав, он выполнил ее просьбу. Схватив мобильник, Белла нажала единицу и задержала ее, послышался один гудок и вопль коротышки, который расколол ее голову: 
 
- Белла, блин, куда ты запропастилась?! 
 
Эдвард вырвал у нее трубку, видя, как она жмурится от шума. 
 
- Не кричи, Брендон. Да это я. Хватит орать, просто послушай. Белла в больнице, новый корпус, у нее сотрясение, но все уже в порядке, тебе не обязательно приезжать. Нет, идиотка, это не я сделал. Все, ты меня достала, пока. Не приезжай. 
 
Белла усмехнулась – он действительно надеялся, что Эл послушается? Это было так же вероятно, что северный полюс растает. Коротышка не слушала приказов ни от кого и никогда, это было основным поводом для ее ссор с матерью. Она не удивится, если Брендон через минуту войдет в палату с битой наперевес, и Каллен окажется на соседней койке. Только бы успеть объяснить, что он не виноват. Хотя… можно посчитаться за томографию. 
 
- Она сейчас приедет. 
 
- Ну не прямо сейчас, как минимум через полчаса. И ее не пропустят, я поговорил с доктором. Пустят только отца. 
 
- Ну-ну, посмотрим. 
 
Они оба замолчали. Белла вдруг поняла, что успела только пооговариваться с ним, а за помощь так и не поблагодарила. Эдвард стоял, слегка нагнувшись над ее кроватью, но не прикасался к ней ни единым жестом, только смотрел. 
 
- Эмм... Эдвард? Спасибо, что помог мне, ну привез в больницу и все такое… - «Только надеюсь, Эл поможет мне сегодня же сбежать отсюда, но это неважно». – Это неожиданно, но спасибо. 
 
- Неожиданно?.. - выговорил Каллен. – Ты ожидала, что я дам Хейл тебя прикончить, брошу там? 
 
Ну почему он постоянно на нее сердится? То целует и говорит такие вещи, а на следующий день смотрит как на пустое место, волнуется и боится дышать рядом, а потом начинает орать – его переменчивость приводила ее в отчаяние, ставила в тупик. И злила. 
 
- А что, последние два дня ты не сказать, что был излишне приветлив! Не знаю, чем я тебя снова разозлила, но на перемены в твоем настроении у меня аллергия. 
 
Ну вот, снова – вся злость слетела с него как шелуха, сейчас он просто стоял и потеряно пялился на нее, будто она только что открыла ему Америку. 
 
- Белла… Я злился не на тебя, проблема была в другом. 
 
- В чем же?! – быстро и отчаянно спросила она, не надеясь на ответ. 
 
А он и не ответил, устало провел рукой по волосам и сел как можно дальше от нее, где-то в районе ног. Каллен так всегда делает – отодвигается, старается стать дальше. 
 
- Неважно. 
 
Белла молчала, пытаясь справиться с эмоциями, обида накатывала черными волнами, грозя утопить ее. Конечно, он такой самостоятельный, сильный, со всем справится сам, он же Эдвард Каллен! Звучало уже как имя нарицательное, несущее в себе успех и высокий статус, а эти понятия не совместимы с живым человеком, обладающим проблемами. Все они решаются за кулисами, вдали от посторонних глаз. А ее глаза для него посторонние. 
 
А ведь она пару раз, пусть и невольно рассказывала ему о самом сокровенном. И ей казалось, что он идет на похожие уступки. 
 
Потом вдруг она притормозила и увидела со стороны, в каком ключе о нем размышляет. Когда они успели так сблизиться? Когда перешагнули черту вражды? Ведь она больше не ненавидела его. 
 
- Важно, - тихо выговорила Белла. – Мне это важно. - Она сказала правду, и внутри стало легче. 
 
Эдвард оторвался от своих рук и неверяще посмотрел на нее, Белле стоило огромных усилий не отвести взгляд, но она это сделала и победила. 
 
- Ничего нового - Карлайл, - с горечью выговорил Эдвард, и, услышав, как звучит, тут же криво усмехнулся. 
 
- Что Карлайл, он от тебя что-то требует? 
 
- Естественно, это его вторая натура, все должны подчиняться приказам великого стратега! - Белла прикусила язык, чтобы не указать на сходство, сейчас не время говорить болезненную правду. Иначе он замкнется и не скажет больше ни слова. – Я отказался разъезжать по благотворительным мероприятиям, и он урезал мои средства, а когда это не помогло, очень разозлился. Теперь у него новая идея фикс – в понедельник он пригрозил, что если я не буду играть по его правилам, то отправлюсь учиться в Англию. Это решит все его проблемы, скоро же выборы! 
 
Белла смотрела на него и не знала, что сказать. Вот, оказывается, в чем причина его угрюмой замкнутости. От Каллена-старшего и его методов ее просто тошнило, но как помочь Эдварду, она не знала. Белла хотела взять его руку, но подняться для нее сейчас было смертельным номером. 
 
- Наверно смешно, когда богатенький мальчик плачется на папочку? – насмешливо спросил Каллен, но ей почудилась неуверенность. 
 
- Совсем нет. Раньше мы не сильно ладили, но ты не так уж плох, - Эдвард хмыкнул. – Думаю, мы могли бы стать друзьями. А друзья временами плачутся друг другу. Тем более ты спас меня от блондинистого бройлерного монстра. 
 
Белла молола полную чепуху и прекрасно осознавала это. Но их непонятные отношения совершенно истощили ее, необходимо было хоть как-то их оформить, уложить в какие-то рамки. Почему бы не назвать их друзьями? Эдвард действительно не был таким ужасным, как хотел показать, и это позволило бы ей проявлять к нему участие. 
 
«Друзья не целуются!» - панически взвизгнул кто-то у нее внутри, но Белла отодвинула его на задний план. 
 
- Друзьями? – протянул Эдвард, он тоже судорожно обдумывал эту идею. 
 
«Ну, давай, не усложняй все, скажи «да», и я снова обрету землю под ногами». 
 
- Ладно, посмотрим, что из этого выйдет. 
 
- Кстати, ты говорил Хейл не трогать меня? – вдруг вспомнила Белла. Эдварду эта тема совсем не понравилась, он недовольно заерзал. 
 
- Ничего особенного, просто иначе она бы тебя покалечила. Ты ведь новенькая… - «Да прекратите вы все напоминать мне об этом!!!» - …ты не знаешь, что было в прошлом году. Розали и ее подружки из группы поддержки избили девчонку в женской раздевалке, она попала в больницу, а потом ушла из школы. – Каллен предусмотрительно не стал рассказывать, что по просьбе Эммета вытащил Хейл из этой передряги. 
 
- Блин, у нее что, контракт с больницей, и она им поставляет клиентуру? Знаешь, некоторые твои друзья просто нуждаются в помощи психиатра. 
 
- Ты ведь сейчас не себя имеешь в виду? – с улыбкой спросил парень, Белла недовольно дернула головой и тут же скривилась от боли. 
 
- А может мне и придется тут переночевать… 
 
Эдвард хотел что-то сказать, но дверь распахнулась, и внутрь, как маленький тайфун, внеслась Элис, увидев парня, предприняла попытку наброситься на него с кулаками. Каллен не знал, что делать с этим маленьким, изрыгающим проклятия и обзывательства чудовищем, пинающим и лягающим его всеми конечностями. Белла пыталась ее остановить: 
 
- Элис, не надо! Элис!!! 
 
Эдварду надоело быть грушей, он схватил руки коротышки за спиной, обездвиживая ее, но поток брани перекрыть не смог. На шум в палату прибежала дежурная медсестра и врач, на поводу у которого шел Вольтури, пытаясь его заболтать. 
 
- Вы все-таки пробрались сюда?! – возмутился он. Свон на заднем плане снова попыталась подняться, и Эдвард начал терять терпение: 
 
- Белла, сейчас же ляг! – Как будто она могла послушаться. Злясь на коротышку, Каллен повернул ее так, чтобы она оказалась лицом к лицу с подружкой. – Брендон, скажи ей, чтобы легла, убить меня сможешь позже. 
 
- Белла, сейчас же ляг, - не замечая, что повторяет его, потребовала Элис. – Как это случилось, я говорила тебе не ходить с ним никуда, почему ты опять в больнице? Что он тебе сделал? 
 
- Мисс, немедленно покиньте палату, - закричал врач. – Больной необходим покой. 
 
- Ага, сейчас прям, разбежался! – Но тон коротышка сбавила. Вывернув свои руки из захвата, она села рядом с Беллой и заставила ее лечь. - Прости, я переживала. Как ты? 
 
- Просто отлично, - просипела Белла. 
 
Доктор снова начал возникать. Вольтури тихо, но настойчиво начал ему что-то говорить. Тот успокоился, выслушал и под конец заявил, раз они родственники, то могут ненадолго остаться. Но при первом громком звуке, все вылетят, даже сам мистер Каллен! 
 
Когда они остались вчетвером, Эдвард решил снизойти до объяснений, чтобы поберечь Беллу. 
 
- Это сделал не я, ее столкнула с лестницы Розали. 
 
- Твоя чертова подпевала, - прошипела Брендон. 
 
- Элли… 
 
- Молчи, Белла, тебе вообще лучше выпить снотворное и отдохнуть. – Эдвард, игнорируя ее возмущение, придвинул ближе к краю стола таблетки. – Я не отвечаю за действия Хейл, коротышка! 
 
- Попридержи язык, - весомо произнес напряженный Кай. – Как это произошло? 
 
- Я не знаю, я успел только увидеть, как она толкает Беллу, а затем наклоняется над ней… - Эдвард замялся, вспоминая про удар, он чувствовал, как внутри снова разливается ярость. – Потом я отвез Беллу в больницу, ей сделали КТ, сотрясение легкое, но предыдущие травмы головы могут дать осложнения. Ей необходим строгий постельный режим, как минимум неделю, лучше две. Еще анальгетики и седативные, чтобы не было головных болей, она должна остаться в больнице. 
 
- Элис! – сердито воскликнула Белла, пронзая его взглядом. – Ты ведь поможешь мне уехать домой? 
 
Брендон нерешительно на нее посмотрела, а Каллен подлил масла в огонь: 
 
- Возможны серьезные последствия. Лучше отлежаться две недели, чем потом мучиться головными болями всю жизнь. 
 
- Каллен, да заткнись же ты! 
 
- Беллз, может, он прав? Помнишь, как было у бабушки Селесты? Она встала на третий день, а потом оказалась в больнице. 
 
- Кай! – Белла обратилась к последнему островку надежды. 
 
Вольтури подошел к ней и заботливо попробовал лоб, Эдвард не мог не признаться, что снова ему завидует. Кай спросил, почему она так не хочет оставаться. Коротышка объяснила, что Белла с детства ненавидит больницы, потому что часто в них попадала. Это объяснение лично ему не показалось логичным. 
 
- Герда, давай так: ты проведешь здесь ночь, а завтра мы перевезем тебя домой, если мы сможем обеспечить должный уход самостоятельно. 
 
Эдвард скрипнул зубами, это было неразумно, к тому же в дом шерифа ему не проникнуть! А от мысли не видеть ее две недели внутри все переворачивалось. Белла тем временем тяжело вздохнула и согласилась на компромисс. Элис недовольно посмотрела на него, и Каллен понял, что ему пора убираться. «Вот черт, надо было не поднимать трубку». 
 
Поднявшись на ноги, он не удержался и подошел к кровати, посмотреть на нее на прощание. Белла выглядела болезненно, уходить захотелось еще меньше. 
 
- Если что будет надо, звони, номер в исходящих, - отстраненным тоном произнес он, и повернулся к двери. 
 
Перед выходом его окликнул Кай, Эдвард устало повернулся и увидел, что они сидят по бокам ее кровати, вся троица смотрела на него. 
 
- Каллен, я хотел поблагодарить тебя. Спасибо, что помог Белле. 
 
«Как будто он ее отец или парень. Какое право он имел благодарить меня за нее?» - Каллен пнул колесо своего Вольво и нажал сигнализацию, машинка, жалуясь, пикнула, прося не лупить ее ногами. И что прикажете ему делать с прорвой образовавшегося ненужного времени? Когда он теперь увидит Беллу? 
 
Но потом ему в голову пришла мысль – он знает, чем займется в ближайшее время. Он займется Розали! 
 
*** 
Белла провела в больнице всего одну ночь, потом, как и обещали, ее забрали домой. В патрульной машине Чарли Вольтури чувствовал себя не в своей тарелке. Если бы не ее состояние, Белла нашла бы весьма забавным тот факт, что он нервно дергался на переднем кресле, в то время как они с Элис выглядывали сзади через решетку, как преступницы. 
 
Дни потекли ужасно скучно, ее никуда не выпускали из кровати, даже еду приносили наверх. Элис, папа и Кай по очереди дежурили в ее комнате и по большому счету больше походили на надзирателей. Чарли менял смены, чтобы позаботится о ней, и притворялся, что не догадывается о прогулах ее друзей. Первые два дня у нее действительно была слабость и повышенная утомляемость, но силы быстро восстанавливались, и Белла не видела смысла сидеть дома. Про себя она твердо решила в понедельник пойти в школу, догонять учебу не хотелось, к тому же скоро выборы, да и вообще… 
 
Единственным плюсом было то, что миссис Брендон разрешила Элис ночевать у них, и ее комната снова ожила. Они смотрели фильмы, поедали вкуснейшие на свете французские вафли и болтали о том, что происходило в школе. Эл рассказала о произошедших там изменениях: вся школа узнала, что с ней произошло и многие передавали ей сочувствие и искренние пожелания выздоравливать, Райли Кадмор рвался навестить ее. Коротышка, извиняясь, сообщила, что его следует ожидать в выходные. Неизвестно как, но всем было известно, что это Розали столкнула ее с лестницы. Хейл даже вызвали к директору. Ее социальная жизнь вообще пошла под откос. Она исчезла со стола элиты в столовой. Ходили слухи, что в прошлом году Эммет не поверил в виновность своей девушки, но в этот раз все было по-другому, и, похоже, они крупно поссорились. Элис с некоторой долей жалости сообщила, что дубина выглядит очень несчастным, и даже у нее не хватает смелости смотреть на его потерянное лицо. Каллен по ее словам как обычно был полной задницей, возил носом по потолку и ходил с невидимой короной на голове. Как Элис ни старалась, она не могла не начать относиться к нему хоть на пару грамм лучше, после того, как он повел себя в той ситуации. Поэтому злилась и ругала его больше обычного. 
 
Вечером второго дня Белла осталась ненадолго одна, нашла незнакомый номер в исходящих и отправила сообщение, что ей значительно лучше. Отчет о доставке пришел, но ответа не последовало. 
 
В пятницу была очередь Вольтури прогуливать уроки и нянчиться с ней. Свон откровенно радовалась. С Каем было весело, он не был таким строгим сиделкой, как папа и маленький тиран. Когда его мощный пикап парковался, Белла уже сидела на подоконнике. Заметив ее, Кай помахал ей снизу ключами Элис и через пару минут уже входил в ее комнату. 
 
- Привет, Герда, скажи, что тебе не надо соблюдать лечебную диету и будет тебе счастье. – Она недоуменно помотала головой, и тут поняла, что Кай ее лучший друг на свете. На ее кровать посыпался дождь блестящих упаковок. 
 
- Шоколад, - кровожадно прокаркала девушка и плюхнулась животом на кровать, хватая как можно больше батончиков. – А хочешь, ты и завтра посидишь со мной?! 
 
- Как же тебя просто подкупить, - усмехнулся парень. – Но я слишком рад возможности прогулять уроки, чтобы обращать внимание на твои не самые высокие моральные качества. – Белла проигнорировала подколку и спросила, что за уроки. Ее друг скривился: - Две математики. 
 
- Но ты же ее обожаешь! Ты ведь наш математический гений. 
 
- Мне нравится математика. - Белла попыталась представить, как такое возможно, и с негодованием откинула эту мысль. – Но старик Варнер меня доконал, он непременно желает, чтобы я поехал на олимпиаду, даже пытался поговорить с отцом. 
 
- И что Феликс? 
 
- Он всегда предоставляет мне выбор. А я не хочу. 
 
- Но почему? 
 
- Раньше – чтобы ко мне не цеплялись люди. Но, как я начал общаться с вами, это стало неизбежным, поэтому я просто не хочу выпендриваться. 
 
- Ты не прав, у тебя удивительный ум и показывать его, не значит выпендриваться. Ты не сможешь всю жизнь прятаться. Давно пора принять себя таким, какой ты есть, даже если ты не похож на остальную серую массу. 
 
- Герда, из-за удара в тебе проявился дар, читать чужие души, - проникновенно произнес Кай, по привычке увиливая от откровенных разговоров о своих чувствах, но она не была настроена подыгрывать. 
 
- Хватит, я серьезно. Почему ты всегда такой закрытый, как моллюск в раковине, сам вечно обо всех заботишься, а про себя молчишь. 
 
Кай возмущенно и с долей обиды посмотрел на девчонку – это ложь. Он старался вести себя нормально, научиться дружить с кем-то, проявлять эмоции, и ему это сложно давалось. Но, черт возьми, он из кожи вон лез, переламывал себя, таща из этой гребанной раковины, а Герда этого не замечает. Конечно, ей не понять какого это - всю жизнь быть одному, жить в окружении тишины. 
 
- Я стараюсь, - напряженно произнес Кай, помня, что она еще слаба, и нервничать ей вредно. И по фиг, что он внутри горит. 
 
- Я вижу, - вдруг тепло улыбнулась Белла. Ее шоколадные глаза всегда становились ярче, когда она это делала. – Прости, если я задеваю больные темы, просто я хочу понять тебя. Почему ты так упорно держишься в стороне, ведь быть умным не порок, - она ухмыльнулась, но он неожиданно не поддержал ее радужного настроения. 
 
Учиться открываться?! Супер, вперед! Сейчас и начнем. 
 
- Ну да, знал я уже одного такого умного, вот ему напротив всегда хотелось выделяться, быть особенным, всегда хотелось все большего и большего. И однажды он просто не смог остановиться. Думаю, один Вольтури уже выделился, пожалуй, хватит. 
 
- Ты про Аро, - широко раскрыла глаза Белла. 
 
- Нет, Герда, про мою бабушку! 
 
- Я понимаю, ты переживаешь… - начала она, но он перебил: 
 
- Поговорим о тебе и Каллене? 
 
Белла вздрогнула от резкой смены разговора, выдавая себя с головой. Почему он спросил, что подозревает? Они непримиримо смотрели друг на друга, и тут Кай виновато отвел взгляд. 
 
- Прости. 
 
Он сел на кровать, и Белла подползла к нему по оберткам, обнимая его за плечи и показывая, что все прощено. И правда, какое право она имеет лезть к нему в душу, даже ради благих намерений? Все, что она может - просто быть рядом, захочет, сам со временем расскажет. Вольтури обнял ее в ответ и прикрыл глаза, чувствуя облегчение. Белла протянула ему конфетку в знак примирения, а когда парень виртуозно развернул ее одной рукой, оттяпала ровно половину. Жуя в дружеской тишине, Вольтури произнес: 
 
- Кстати, он вчера спрашивал о тебе. После того, как нас задержал Варнер, долго думал, сверлил мой бедный несчастный затылок. Я думал, он надеется взорвать усилием мысли мой мозг и устранить соперника по олимпиаде, а он подошел ко мне, весь такой небрежный и уверенный в себе «я всегда прав» король, ну ты знаешь, и спросил «как она?». – Белла невольно рассмеялась до того Кай похоже передразнил Эдварда, но сердце внутри заволновалось. – Я закосил под дурачка и спросил: кто «она»? Естественно он закипел, знаешь, твой новый друг вообще очень легко раздражим. 
 
- Расскажи мне об этом! – закатила Белла глаза. Вольтури был невероятен – с ним можно было разговаривать на сложные темы с легкостью, шутя, словно скакать вприпрыжку по минному полю. 
 
- Ну, долго я измываться над ним не стал, потому что парень похоже был искренен. Он переживает, - Кай бегло, но серьезно взглянул на нее. - Я сказал, что тебе лучше, и Элис присматривает за тобой. – Белла наморщила нос, обдумывая это, но Кай снова заговорил: - Забыл распространить последние школьные сплетни, ты же знаешь, я их обожаю. – Свон захохотала, тут же схватилась за голову, но, не смотря на дискомфорт, продолжила. Это же надо Кай Вольтури – бука и самый таинственный человек из всех, кого она знает, главный сплетник школы! Это было настолько нелепо, что она не могла прекратить хихикать. – Знаешь, когда ты смеешься и придерживаешь двумя руками голову, чтобы не раскололась, получается то еще зрелище. 
 
- Не парь мне мозги и начинай сплетничать! 
 
- Окей, моя любопытная Герда, на твою обидчицу посыпались неприятности, как из рога изобилия, так нам с Элис ничего не останется. Кстати, я должен говорить, что наша маленькая воинственная подруга вырвала ей половину волос? 
 
- ЧТО?! Что с ней, Хейл ей не навредила? 
 
- Нет, я успел во время, на нашей стороне потерь нет. Сейчас, когда исчез с горизонта ее телохранитель, для нее настали новые времена. Она теперь популярна во всей школе, но по-другому: вчера ее исключили из ее же группы поддержки. Девчонки из команды пошли к директору, оказывается этот монстр в юбке кормила их серьезными БАДами, как леденцами, чтобы они не теряли форму. Кто отказывался, автоматически вылетал из престижной команды. Сибутромин и чистый кофеин были самыми безопасными сладостями из списка. 
 
- Не может быть! 
 
- Может, теперь Розали в опале, из элиты ее выгнали, в группе поддержки заправляет Мэллори - никто не хочет общаться с ней. Все осуждают ее за нападение на тебя и боятся не угодить элите, поэтому только ленивый не кинул в нее камень. 
 
Белле вдруг стало жалко блондинку, чья зависть обернулись против нее. Конечно, она только пару дней назад двинула ее головой о перила, но все же никто не должен оставаться один. У нее у самой был тяжелый период в школе Финикса. 
 
- Эй, даже не вздумай ее жалеть, Герда, - понаблюдав за ней, заявил Кай. – Все получают то, за что борются. Дай ей понять это. 
 
- Ты прав. – Она не должна жалеть Хейл, лучше выбросить это из головы. – Кай, а ты ведь мой лучший друг, да? 
 
- Ну, - опасливо кивнул парень, подозрительно на нее косясь. – Чего ты хочешь? 
 
- Хочу спуститься хотя бы на кухню, меня тошнит даже от плаката Че, а это диагноз! 
 
Ей удалось подбить Кая на это безрассудство, однако вниз она все же ехала на его спине, дергая по пути светлые волосы и разглагольствуя о том, что ему пора подстричься. На кухне выяснилось, что взятый ею запас шоколадок излишен – Вольтури сумел сварганить им простой, но неплохой обед. Белла съела немного и со стоном пожаловалась, что из-за сотрясения не может съесть больше, требуя, чтобы он спрятал ее тарелку поглубже в холодильник. 
 
Потом они смотрели в гостиной комедию про Эйса Вентуру, и Белла глохла от собственного смеха. После фильма Вольтури предложил ей поспать. Она не ожидала, что он будет докучать так же, как папа с Элис, и включила вторую часть. Парень напомнил, что шериф и так его терпеть не может, но уступил. 
 
Это оказалось мудрым решением, потому что на половине фильма Белла уснула и проснулась, только когда шея затекла. Выговорив парню за квадратные плечи, она перевернулась на другой бок и попыталась досмотреть сон, но организм дал о себе знать. Девушка начала думать, как тактично сообщить, что ей надо наверх, в дамскую комнату. Минут пять она ворочалась на диване, созерцая, как он внимательно смотрит на экран, и наконец, сообщила прямо: 
 
- Мне надо наверх! 
 
Кай непонимающе опустил на нее взгляд, и, увидев проступающий румянец на скулах, быстро все просек, поднялся и помог ей закрепиться на спине. По дороге он решил спеть песенку невольничьих рабов юга о тяжком бремени, висящем на спине, и неловкость покинула ее. Белла хихикала, когда он вносил ее в ванную. Усадив ее на стиральную машинку, парень замер. 
 
- Эм… и чего ты ждешь? Дверь там. 
 
- Ты сама не вставала, у тебя может закружиться голова. 
 
- Ты шутишь? Я не буду этого делать при тебе. 
 
- Герда, поверь, я знаком с женской физиологией, вряд ли увижу что-то новое, - закатил глаза парень, но улыбка уже расползалась по его лицу. Белла так и не поняла: шутил он или нет, но все равно выгнала его. 
 
- Мистер опытность, - бурчала она под нос, спустя пару минут, пытаясь достать шнурок шорт, который нечаянно упустила, и он исчез в отверстии с резинкой. В дверь постучали. – Да входи, уже все, чертов шнурок! 
 
- Я чертов шнурок? – удивился оригинальному комплименту Кай. – Я хоть длинный, но не худой и почему чертов? 
 
- Да не ты, а этот, - Белла показала ему свою проблему, руки у нее все еще тряслись мелкой дрожью, поэтому Кай сделал все сам, и значительно быстрее. – Все, а теперь вниз, лошадка, поехали досматривать Вентуру. 
 
Позже к ним присоединилась Элис, рассказавшая, что в школе не было ничего интересного, кроме сопливого срыва Хейл. Какая-то толстая девчонка, которую она гнобила всю сознательную жизнь, вылила на нее молочный коктейль, и у блондинки случилась истерика со слезами и соплями. Кай снова предупреждающе посмотрел на Беллу, намекая, что все равно жалеть ее не стоит. 
 
Вечером к ним присоединился Чарли, и Кая как ветром сдуло, хотя шериф уже давно относился к нему нормально. Отец рассказал, что заехал в больницу и застал там Джейка. Оба Блэка только узнали о ее травме, и Чарли это очень удивило. Он поинтересовался, не поссорились ли они? Элис, успев раньше нее, соврала, что просто не хотели волновать Джейка. Внезапно у нее зазвонил телефон, и миссис Брендон позвала дочь. Эл, ничего не понимая, поехала домой, оставляя ее ночевать одну. 
 
Шериф, порядком смущаясь, предложил спать в ее комнате на раскладушке, но Белла с внутренним содроганием отказалась. Быть взрослой, но беспомощной дочерью отца, с которым всю жизнь прожила врозь, сложно. 
 
*** 
Посреди ночи снаружи дома Свон послышался шум, старое дерево, росшее почти вплотную к дому, натужно скрипнуло толстой веткой. Темная фигура, отлично маскирующаяся в ночной тьме, гибко, словно обезьяна, вскарабкалась на уровень второго этажа и заглянула в окно. На кровати стоящей близко к окну спала девушка, едва различимая в лунном слабом свете. Человек некоторое время не двигался, а затем потянулся к стеклу, стараясь бесшумно проникнуть внутрь. 
 
Громкий скрип разнесся по комнате, и Белла подскочила, тревожно озираясь. 
 
- Кто здесь? – громко крикнула девушка, хоть голос ее был испуганный. Да он и сам бы испугался - ночь, а к нему в окно лезет какой-то псих. 
 
- Чшш, не кричи, Белла, это я. Чарли разбудим. 
 
- Джейк?! Что ты там делаешь? – Свон подошла к окну, но он попросил отойти ее подальше, оттолкнулся и в следующий миг уже спрыгивал на ковер. Оказавшись в сухой комнате, наполненной теплой сонливостью, Блэк повернулся к подруге, сияя гордостью за удавшуюся выходку. Та по-прежнему была растеряна, но уже держала руки в боки. Между ее бровей залегла морщинка, гарантирующая ему головомойку. 
 
- Ты что больной? Там дождь, дерево мокрое, ты с легкостью мог свалиться и сломать позвоночник, тебе мало проблем? 
 
- Не преувеличивай, Беллз, это было легко. Единственной угрозой была двустволка Чарли, если бы он меня застукал, пробирающимся к тебе ночью, он бы меня прикончил. 
 
- Джейкоб, - оборвала его болтовню Белла. – Зачем ты пришел, я же сказала, что мы не должны видеться. 
 
- Ты постоянно твердишь эту фразу. Это что, судебный запрет? 
 
Свон растерялась, ее сообразительность сейчас была на нуле, и она не знала что сказать. Джейк подошел ближе, пытаясь рассмотреть ее лицо. Даже в темноте оно показалось ему болезненным, каким-то истощенным и полупрозрачным. 
 
- Чарли сегодня в больнице рассказал, что с тобой приключилась беда. Ты мне даже не позвонила, наверно посчитала, что меня это не касается? – с горечью спросил Джейкоб. Белла тут же бездумно протянула к нему руки: 
 
- Это не так, Джейк. 
 
- А как тогда? Почему ты решила с такой легкостью выкинуть меня из своей жизни? Объясни, Белла, в чем моя вина? 
 
- Тут нет твоей вины, - прошептала девушка, садясь на кровать и пряча лицо в ладонях, его тут же кольнуло острой иглой жалости. Он хотел защищать ее, а не причинять боль и не понимал, почему все складывается так. 
 
- Нет моей, тогда чья есть? Клянусь, я сделаю все, что ты захочешь, только… не бросай меня. Мне без тебя никак… Возможно, я не достоин, но я готов на что угодно… 
 
У Беллы разрывалось сердце от его слов, от того, что он думает, будто недостаточно хорош. В его темных глазах, сдвинутых бровях была боль. Она бы отдала все, лишь бы он был счастлив, но некоторые вещи нельзя отдать по желанию. 
 
Блэк присел перед кроватью, отнимая ее ладони от лица, заключая в свои. 
 
- Нет, только не это, не плачь, прошу. Хочешь, я уйду? 
 
Стало еще хуже, она вцепилась в его огромную накачанную руку. Ну уж нет, она не позволит ему уйти в таком состоянии, все равно договор снова нарушен, хуже уже не будет. Глубоко вздохнув, Белла собрала немногочисленные силы: 
 
- Нет, я не плачу, что ты выдумываешь. Я не хочу, чтобы ты уходил. – «Даже если это сделает меня клятвопреступницей». 
 
В награду она получила такую знакомую улыбку, омраченную долей неуверенности. Они так и остались в этом положении: она на кровати, а он на корточках перед ней. Джейк подумал про себя, что сможет просидеть так всю ночь, держа ее узкую ладонь в своей руке, успокаивающе поглаживая ее. 
 
- Знаешь, ты никогда не умела врать, - он задумчиво посмотрел на нее, видя испуг. - У тебя есть тайна, да? – Белла молчала, но это только лишь укрепило его правоту. – Просто кивни. 
 
Если бы только он хоть на миг спустил с нее глаза, она смогла бы солгать, но Джейк хорошо знал ее и не позволил прервать зрительной контакт. Девушка медленно наклонила подбородок и сглотнула. 
 
- Мне кажется, что это не твоя вина, что кто-то будто контролирует происходящее, словно ты чего-то боишься, если это так, кивни. 
 
Белла начала задыхаться, от этого до правды об их с Эдвардом договоре всего ничего. Она зажмурилась, отворачиваясь от друга. 
 
- Ты можешь уже не отвечать. 
 
- Все, Джейк, хватит меня пытать, неужели ты думаешь, что если бы я могла, то ничего бы не изменила?! Я говорю тебе: пока мы не должны встречаться, что так будет лучше для всех. Теперь все дело в вере: доверяешь ты мне или нет! 
 
Она очень боялась посмотреть на него, увидеть, сколько боли снова нанесла дорогому ей человеку, но когда Блэк нежно приподнял ее подбородок, очень удивилась. Он сиял. Его улыбка осветила затемненную ночными сумерками комнату. 
 
- Я так и знал! Знал, что это не ты! Ты не ненавидишь меня. 
 
- Как я тебя могу ненавидеть? Что творится в твоей голове? 
 
- Прости, - Блэк не смог сдержать порыва и поцеловал ее голую коленку, торчащую перед ним, девушка тут же недовольно отдернула ее. – Просто все это время… Тебя не было рядом и я такого понавыдумывал в своей голове, я сводил себя с ума. Если б ты знала, что я пережил. 
 
- Джейк… Я не хотела… 
 
- Все хватит, я пришел не для того чтобы ты терзала себя чувством вины. Ты сама сказала, что это вопрос веры, так вот, я тебе верю. И буду ждать, когда ты сможешь рассказать мне все. А пока ты меня по-прежнему любишь, и это главное. 
 
- Блэк… - начала раздраженно Белла, но Джейк, предугадав ее возражения, снисходительно пробормотал: - Да, да, я имел ввиду как друга, естественно. 
 
Она готова была зарычать от его снисходительного тона в стиле «пой, пой птичка…», но, по крайней мере, он не успел загнуть фишку про «посмотри правде в глаза, ты бежишь от проблем...», иначе она бы попросту откусила ему голову. Блэк оглядел комнату и, так же дебильно улыбаясь, с чувством произнес: - Как же я соскучился, Беллз! – затем, не удержавшись, сгреб ее в медвежьи объятия, знакомые ей с детства. Что-то внутри дрогнуло, и она обмякла в его руках. 
 
- Я тоже скучала. 
 
Посидев так некоторое время, Белла выкарабкалась из захвата и предложила ложиться спать, так как ее строгий лечебный режим никто не отменял. Блэк испугался и начал расспрашивать ее про сотрясение. Не видя причин лгать, она рассказала правду про историю с Хейл, Джейк разозлился. Он тут же накинулся на Каллена, припомнив, что она в числе ближайших друзей. Белла осадила его и объяснила, как все было на самом деле. Ей уже надоела его паранойя по поводу Эдварда. Их обоюдная ненависть, скорее всего, скрывала истоки в соперничестве, оба капитаны, оба упрямые и взрывные. Ослепленные враждой, они не замечали, как, по сути, похожи. Только Джейк был намного положительней, Каллен был слишком жестким и нетерпимым. 
 
Когда у нее начали закрываться глаза, Блэк спохватился и повторно предложил ложиться спать. Белла посоветовала ему взять постельное белье Элис и отправляться вниз. Джейк долго молчал, испытывая ее терпение, а потом спросил можно ли ему остаться. 
 
- Где именно? – насторожилась Белла. 
 
- Ну, у тебя кровать большая… - Увидев ее выражение, он тут же начал оправдываться. – Не думай ничего такого, ты же знаешь какой я скромный, все будет прилично. В детстве мы часто так делали. 
 
- Ага, а еще я с детства знаю, какой ты хитрый, тебе меня обдурить, раз плюнуть! 
 
Один раз Джейку даже удалось убедить их с Элис, что у его соседа мистера Эмбри в сарае заперт настоящий дракон. Они пошли спасать его и попались вредному старику, а тот отвез их в участок к Чарли. 
 
- Ла-а-адно тебе, Беллз, - протянул парень. – Клянусь вести себя прилично, видишь, никаких крестиков, к тому же, если тебе будет плохо, я буду рядом. - Все еще колеблясь, она кивнула. Парень начал раздеваться на ее глазах, и Белла возмутилась. – Слушай, на улице дождь, ты хочешь, чтобы я спал в сырой одежде? 
 
Когда он начал стягивать джинсы, девушка снова вспомнила случай из детства и торопливо остановила его: - Стой, у меня травма после прошлого раза не прошла. 
 
- Я уже большой и ношу нижнее белье, честное слово, - засмеялся Блэк, скидывая джинсы в доказательство. Ей эти доказательства были абсолютно ни к чему, поэтому она отвернулась в противоположную сторону и уставилась на плакат Че. Кровать рядом с ней просела, и ее одеяло потянули. 
 
- Слушай, ну совсем не наглей, а? Возьми плед Эл с дивана. 
 
- Он короткий под ее рост. 
 
- А как есть, - съехидничала Белла, толкая его боком, Блэк со вздохом выполнил ее просьбу. 
 
- Жадина. 
 
Белла лежала и вслушивалась в тишину, которое нарушало только громкое дыхание Джейка. В голову вдруг совсем некстати полезли воспоминания о том, что происходило между ними ночью на кухне, собственное дыхание показалось слишком громким и заметным. Она недовольно повернулась к нему спиной, уговаривая себя заснуть. Блэк лежал, не шелохнувшись, как мертвый, это было ненормальным. Зря она согласилась, это неправильно. 
 
Она раз десять повернулась вокруг себя, когда Джейкоб, наконец, пошевелился и медленно перевернулся на бок, лицом к ней. Белла чувствовала в волосах его горячее дыхание и напряженную близость и поэтому решила больше не вертеться. Возможно, он подумал, что она уже спит, так как едва ощутимо поцеловал ее волосы. 
 
В этом жесте было столько осторожной чуткости, страха быть подловленным, что Белла не смогла грубо одернуть его, предпочитая притвориться спящей. Джейк выждал некоторое время, а затем снова повторил свой поцелуй. Лежа с широко открытыми глазами, она не знала, что следует сделать. Обманываться было глупо: его настоящие чувства были ей известны, и эти украденные моменты нежности, о которых он, возможно, долго мечтал, не были преступлением. Его прикосновения не были ей неприятны, скорее даже наоборот. Он всегда был таким большим и надежным, теплым, у нее даже согрелись ноги. Когда Блэк придвинулся к ней ближе, она решила, что утаек и лжи выше крыши, поэтому призналась: 
 
- Я не сплю. 
 
Он вытянулся на мгновение, а потом прошептал «прости». 
 
- Не извиняйся. 
 
Он действительно не должен был извиняться за любовь, это нельзя было контролировать. Уж ей ли не знать. 
 
- Можно я тебя обниму? – совсем тихо прошептал Джейк. 
 

Белла молча кивнула. Он просунул одну руку под нее и второй накрыл сверху ее плечо, скрещивая их на ней, беря ее таким образом в кокон из своих живых горячих мышц. Удовлетворенно вздохнув, он сжал ее и тут же отпустил, отвечая каким-то мыслям в своей голове. А через минуту он уже спал, вымотанный ночными похождениями.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)