3 октября 2015 Просмотров: 572 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 15. Часть 2

Глава 15. История Золушки. Часть 2 
 
В предыдущей главе… 
 
Девочки, стоявшие от нее в трех метрах, возбужденно перешептывались, смотря в начало коридора, проследив их взгляд, Свон почувствовала, как защекотало в животе. Размашисто шагая, к ней очень быстро приближался Эдвард. Едва взглянув на его разгневанное лицо, Белла поняла, что он знает. 
 
Весь его вид дышал бешенством, казалось, он еле сдерживается, чтобы не взорваться на тысячу раскаленных до красна кусочков. Оценив все это за сотую долю секунды, она решила малодушно сбежать, чтобы Каллен не убил ее на месте, но ноги превратились в вату, а потом уже было поздно. Он оказался над ней, Белла смотрела только на сжатые в тонкую полоску губы, набравшись храбрости, взглянула выше и напоролась на дикие, до невероятности расширенные зрачки. Она испугалась. Эдвард с грохотом ударил по обеим сторонам от ее головы, железные дверцы шкафов затряслись. Оттолкнувшись, он резко отвернулся, лишь бы не видеть ее лицо, или же просто пытался совладать со своим психом. Белла, ни жива, ни мертва, боялась даже пошевелиться, в голове до сих пор звенел железный грохот. Задержав дыхание, она смотрела на его сведенную спину, как потряхивает его плечи, Каллен, словно взведенная тетива весь дрожал и вибрировал от клокотавшей в нем ярости. Когда он развернулся, Свон вздрогнула, приготовившись к худшему. 
- Ты… - выдавил с комком дыхания Эдвард сквозь сжатые зубы, таким злым она его не видела. 
Все, кто был в коридоре, застыли, наблюдала столь занимательную сцену, но когда Каллен мельком пробежался по ним взглядом, тут же начали отводить глаза. 
- Валите отсюда все!!! 
Дважды повторять не пришлось, тем более что в этот момент прозвенел звонок, а Белла, наплевав на всю храбрость, хотела крикнуть, чтобы кто-нибудь остался, иначе у ее убийства даже свидетелей не будет. Каллен тяжело смотрел на нее, его грудь ходила как кузнечные меха, рядом не было ни одного ее защитника, все было как раньше - в Финиксе! Она была совершенно одна. Эдвард грубо схватил ее запястье и потащил за собой. 
- Хватит, перестань, я шкаф не закрыла, да отпусти ты меня! 
Ее полностью проигнорировали. Дойдя до крайнего класса, он втолкнул ее внутрь, шагнул сам и захлопнул дверь. Белла тут же воспользовалась моментом и отошла подальше. 
- Какого черта, Свон?! Хейл сказала, что вчера к тебе приходил Блэк, и вы мило уединялись за шторкой! Ты меня за идиота держишь, думаешь, меня можно обмануть? – с каждым вопросом он подходил ближе, его крик не давал ей сосредоточиться и объяснить, как все было. Эдвард никогда не был с ней таким грубым, даже войдя в раж, в самой гуще потасовки, его руки, прикасающиеся к ней, всегда были внимательными, и сейчас перемены пугали. – Не молчи, твою мать! 
- Хватит на меня орать! – сама закричала Белла и уже через секунду поняла, что это было плохой идеей. 
Эдвард нагнулся к ней низко-низко, вынуждая ее, упереться спиной в стену, и медленно прошипел: 
- Я уничтожу твоего Блэка. 
- Стой! Ты все не так понял, я не нарушала наш договор. 
- Да что ты! Значит, вся школа врет, или у Стэнли и Кадмора массовые галлюцинации?! 
- Нет… 
- Тогда врешь ты! И ты нарушила свое слово, ты не будешь видеться с ним, я запрещаю! 
- Да выслушай же меня, Эдвард! Ты можешь просто недолго помолчать? – Белла машинально протянула к нему руку, пытаясь успокоить, а он ее стряхнул, не желая это чувствовать. 
Он не верил ей. 
- Вперед, Свон, можешь начинать плести оправдания. 
- Никакие оправдания я не плету, если ты готов выслушать, я расскажу правду, - Белла замолчала, и, не дождавшись ответа, продолжила: - Вчера в актовом зале мы готовили проект Элис, и я совсем не ожидала увидеть Джейка, по твоей милости я не вижусь с ним и не отвечаю на звонки, он не понимает почему. Вчера папа сказал ему, где мы, и Джейк пытался выяснить, почему я его избегаю, но ничего не добился, обиделся и ушел. Он пробыл там меньше пяти минут. Что я могла поделать, я не ясновидящая и не могу предупредить все его поступки! 
Каллен отошел от нее и уперся в парту, обдумывая сказанное. Белла молилась, чтобы он ей поверил. Прошло три минуты, а ничего не менялось, устав стоять, она облокотилась на стол. Эдвард подошел и встал напротив: 
- Посмотри мне в глаза и скажи, что он приходил только один раз, что вы не встречаетесь тайно. 
- О боже, Каллен, как у тебя с логикой, стал бы он тогда рисковать и показываться в школе, тайно означает меньше трех человек! 
- Все равно скажи. 
Белла глубоко вздохнула, то, что его пугающая ярость утихла, придало ей смелости и вернуло язвительность, но сейчас она хотела исполнить его требование. Не отрываясь от его глаз, она спокойно произнесла: 
- Я не встречаюсь с Блэком тайком, и я не знала о его приезде. Договор не был нарушен, ты не имеешь права вредить Джейку. 
- Не имею права? Да я твоего Джейка… 
- Тогда ты нарушишь договор, - резко прервала его Свон. 
- Серьезно? – издевательски спросил Каллен. – Я помню, что обещал молчать о том, что он разбил мою машину, и оставить его школе, а больше я ничего не обещал, Изабелла! 
- Так нечестно, - в отчаянии крикнула Белла. – Оставь Джейка в покое, из-за тебя ему и так больно, сколько можно вредить ему? 
- Столько, сколько потребуется, чтобы он убрался с моего пути! 
- Какого пути, Каллен?! Что он тебе сделал плохого? 
Эдвард снова приблизился к ней, обхватывая ее рукой с задней стороны шеи, его странное выражение лица сбило ее с толку. Она точно не боялась его, но и не понимала, вглядываясь в глубину расширенных зрачков, не могла предугадать, что Каллен сделает в следующий момент – ударит, поцелует или ничего. Ненавидя себя, Белла вдруг поняла, что хочет второго, поэтому вывернулась, нарушая царившее между ними напряжение. 
- Не говори о том, чего не знаешь. 
- И ты тоже! Ты оставишь Джейка в покое? – упрямо переспросила Белла, прекрасно осознавая, что Каллен может устроить Блэку проблемы. А ей хватило вчерашнего, она не выдержит больше боли в его глазах, даже если ради этого придется пообещать Каллену еще с миллион идиотских вещей. 
- Почему ты так печешься об этом придурке? – сквозь зубы спросил Эдвард. 
- Не обзывай его так. 
Ну вот, ей хватило двух минут, чтобы снова разозлить Каллена, у него заходили желваки на щеках, в этот момент дверь открылась, внутрь бегло заглянул Кай и хотел было исчезнуть, но заметил ее: 
- Наконец, я тебя нашел! Что тут происходит? 
Он вошел в класс, делая шаг к ним, Белла тут же поторопилась оказаться рядом с ним в надежности и безопасности. Вольтури повернулся к ней, оглядел ее, и осмотр не пришелся ему по душе. 
- Ты сама сюда пришла? – хмуро спросил он. Белла замешкалась, но кивнула. 
- Не лезь не в свое дело, Вольтури. 
- Это мое дело. Мое предупреждение по-прежнему в силе, - напомнил он, затем обратился к ней: - Идем?
Белла посмотрела на Эдварда, но он был отвернут, поэтому она кивнула и вышла за другом. Не успели они пройти и десяти шагов, как тот преградил ей путь: 
- Герда, что происходит? 
- Ничего. 
- Слушай, я не дурак и вижу, что все далеко не нормально. Сначала чудесное освобождение Блэка от наказания, потом ты его избегаешь, и Каллен, который считает, что имеет право на тебя орать. Что между вами троими происходит? 
- Кай, я очень хочу рассказать тебе, но не могу, понимаешь – не могу. Ты ведь единственный, кто не полоскал мне мозги, не давил и не расспрашивал, пожалуйста, будь другом и не начинай, хорошо? 
Вольтури поджал губы, пронизывающе смотря на нее, потом искривил их, показывая свое нежелание так поступать. 
- Хорошо, я буду другом, все как тебе надо. Можешь хранить свои секреты, но если тебе понадобится помощь, ты обязана пойти ко мне. Договорились? 
- Договорились, - Белла протянула ему ладонь, и та утонула в его рукопожатии. 
Элис обнаружилась в классе искусств. Мисс Грин начала активно выпроваживать их на философию, ребята ответственно покивали и повернули в противоположную сторону – на улицу. С удобством устроившись в пикапе Кая, они подвели итоги и пришли к печальному выводу: у них явно хромает статистика, они прогуливают каждый первый урок! Вернее с первого их выгнали, зато на второй они не пошли сами. Кай не даже не заикнулся Элис о произошедшем, и Белла была очень ему благодарна. На биологию они все же сходили и естественно решили пойти на искусство, бросив вещи в классе, веселая троица отправилась в столовую. 
Перемена пролетела незаметно и, когда урок начался, Оливия попросила по возможности всех сдать проекты. Белла подтянула к себе рюкзак. Первое, что она заметила: он был закрыт, хотя до этого ему мешала массивная папка с рисунками. Перерыв все верх дном, Белла поняла очевидное: 
- Кажется, кто-то украл мой проект. 
- Что? – Элис так резко повернулась к ней, что они столкнулись лбами. – Он был в рюкзаке? Ты уверена, что нигде не забыла его? 
- Уверена, пропала папка со всеми моими рисунками. – Она вдруг поняла масштаб трагедии и похолодела, вспоминая, что было в папке. Слишком личное. 
Начиная паниковать, Свон осмотрела парту, пол вокруг себя, Вольтури спросил, в чем дело. Белле некогда было объяснять – вокруг сердца сжалась ледяная клешня, она не желала ни с кем делиться такими вещами. Во всем виновата ее привычка думать, рисуя. Хейл сидела через проход от нее и ликующе усмехалась. Белла прекратила суетиться, рассматривая ее – неужели эта глупая кукла залезла в ее вещи и совершила кражу? Розали насмешливо подняла брови, и последние сомнения отпали. 
Хуже не придумать, от нее не стоит ждать снисхождения. Оливия подошла к Белле за проектом. 
- Он пропал из моего рюкзака, - медленно выговорила Свон. – Думаю, вы можете попросить сдать его Хейл. 
- Розали, ты знаешь, где может быть проект Беллы? 
- Нет, мисс Грин, - высоким голоском ответила Хейл, и у Беллы появилось острое желание, причинить ей боль. 
Стало ясно, что впереди ее ожидают испытания, Элис что-то утешающее бормотала, но из-за звона в ушах, Белла не слышала. Мигнул телефон, и она автоматически открыла смску от неизвестного номера. «Готовься к выставке, Свон». 
 
*** 
Оказавшись в переполненном учениками коридоре, Белла поняла, что не хочет ничего искать, а хочет под одеяло! Но Элис подтолкнула ее вперед, они с Каем решили сразу после урока найти «выставку» и забрать работы. 
В центральном холле перед доской, на которой все еще висели фотографии трех кандидатов, толпились ученики. Троица с лестницы наблюдала, как те ненадолго расступилась, пропуская элиту, Хейл громко смеялась. Элис разозлилась и побежала вниз, расталкивая народ. Мелкая жаждала крови. Белла следовала за ней по инерции, сильно отставая. Брендон толкнула Розали двумя руками в плечо и закричала, но слов ей было совсем не разобрать, потому что Эдвард стоял прямо напротив своего изображения с недорисованными губами и пялился на него с непередаваемым выражением, за его спиной приглушенно шептались, а Белла все ждала, как он поступит. Краем уха она услышала, что в перепалку добавился голос Джаспера, и они наверняка снова сцепились с Эл, но все это шло вторым планом. 
Медленно, как во сне, Белла наблюдала, как Эдвард протянул руку, отлепил скотч от стены, приклеил его к изнанке и забрал рисунок себе, а затем начал оглядываться. Понимая, кого он ищет, Белла нырнула в толпу, прячась и прижимаясь к Элис, ужасно хотелось зажмуриться и превратиться в молекулу 
- Завистливая воровка, Чарли тебя посадит за то, что ты лазишь по чужим сумкам! 
- Чарли, это твой папочка? Ой, нет, прости, это папочка Свон, а у тебя своего нет, как я могла забыть? – с жалостью поцокала языком Хейл. 
- Захлопнись, идиотка! 
- Только и можешь, что ругаться как сапожник, мне тебя жаль. 
У Элис кончилось терпение, она попыталась выдрать блондинке лохмы, но Кай ее придержал. 
- Не надо, Эл, не пачкай руки, она этого не достойна. 
- Кто бы говорил, Вольтури, - влез Джаспер. – Если она испачкается, то только об тебя, фамилия Вольтури по локоть в крови. 
Кай послал ему долгий взгляд, но проигнорировал выпад, Джас повернулся посмотреть наброски Беллы, расклеенные прямо под надписью «Выставка Изабеллы Свон», и, увидев рисунок сладко спящей среди рассыпанной кукурузы Элис, буркнул: 
- Как трогательно, хотя знаешь, порнушка мне больше нравится, - Уитлок кивнул на левый угол, где висели изображения, срисованные с атласа человеческой анатомии. – Эд, ты решил взять что-то себе на память? Засвети. 
Но Каллен не выполнил просьбу друга, он смотрел на Беллу, прячущую глаза и ждал, когда она осмелится взглянуть на него. Брендон направилась к рисункам, отталкивая Каллена с пути и начала снимать их. Свон по-прежнему таращилась в пол, кто-то сзади нее свистящим противным голоском прошептал так, чтобы она услышала: «…нарисовала Эдварда. Ясно дело, влюбилась!» 
От этой лжи у нее защипало в глазах, и она решительно направилась к Элис, обходя Эдварда стороной. Тут Уитлок выдернул лист из рук коротышки и воскликнул: 
- Ух ты, это же наш дом на дереве, Свон, как ты его срисовала?! 
- Отвали, - буркнула она и отобрала лист обратно, намереваясь его скомкать, но Элис предупредила ее порыв и спасла рисунок. 
- Позволь мне… 
Вольтури тем временем содрал подпись и начал снимать верхние листы. 
– Все народ, поглазели, восхитились, а теперь проваливайте. Я понимаю: Белла – талант, но ярмарка закрывается. 
Ученики нехотя начали рассасываться. Белла поправила третий раз стопку рисунков в руках и чувствовала, что он стоит где-то совсем рядом, за спиной, но не поворачивалась. Ну почему он не уходит? 
- Белла… 
Она крепко зажмурила глаза и произнесла: 
- Уходи. 
В том месте стало тихо, осмелившись, Свон оглянулась и обнаружила пустоту, Эдвард ушел. Бросил, оставил. 
- Беллз, это просто чудо, почему ты не показывала мне? Хотя кукуруза в волосах это не то, что я хотела бы показывать всему классу, - Элис изумленно вертела в руках свое изображение. 
- Это подарок на именины, - бесцветно ответила она, чувствуя себя разобранной по частям. 
- Ух ты, этот я тоже не видела, тут и Кай есть, а это кто? 
Брендон рассматривала ее недавний набросок выдуманных Аро, Кейт и Гаррета. Любопытство Элис она могла перенести, но то, что ее самые сокровенные мысли видели еще много человек, копались в них, разбирали, подавляло ее. Хейл умело нанесла удар. 
Ее друзья, не замечая ее состояния, рассматривали рисунки, Эл что-то объясняла Каю, и их восхищение ее якобы талантом делало только хуже. Хотелось побыть одной и, пробормотав что-то, она, не глядя, пошла по коридору, за спиной раздались легкие шаги Брендон. Видимо одну ее не отпустят. 
Женский туалет был на удивление пуст, Элис сидела на подоконнике, махая ногой: 
- Белла, да что ты так переживаешь? Хейл оказала тебе услугу: все увидели, как замечательно ты рисуешь. Почему ты так расстроена? 
- Услугу, правда? – разозлилась она. – А когда Уитлок в пятом классе украл и прочитал всем твои стихи, это тоже была услуга? 
Брендон побледнела, вспоминая тот кошмарный день, и медленно выговорила: 
- Это другое: у тебя талант, а мои стихи были жалкими. И ты не влюблена в Хейл, половина твоих рисунков не посвящена ей. 
Ей тут же стало стыдно, не стоило упоминать это сравнение, Белла хотела просто объяснить, ведь Элис даже не знает про самое худшее – портрет Эдварда. 
- Прости, Элис, ты права, у меня все не так, но кое-что ты не знаешь. Я по дурости нарисовала Каллена, и рисунок, который он забрал, как раз он сам! 
- Каллена?! Белла… - Элис смотрела на нее подозрительно. – Я надеюсь, мы выяснили все в прошлый раз, и это ничего не значит. Он не может тебе нравится, он же просто ужасен, в конце концов – он шантажирует тебя! 
Свон поморщилась от ее криков и тут же начала защищаться: 
- Перестань, это действительно ничего не значит! Я думала как художник, какой бы он не был внутри, у него красивое лицо. Я не удержалась... Но меня бесит, что кто-то может подумать, как ты. 
- Это непременно, - перекосилась коротышка. – Готовься, Беллз, впереди грядет новая волна слухов и сплетен. 
Когда они вышли, Вольтури, нарезавший круги, остановился, по очереди посмотрел на них. Белла очень ждала, что он скажет. Но Кай снова промолчал и только напомнил про время. К актовому залу они уже бежали. 
Помещение было переполнено, на передних креслах сидела Хейл и вся группа поддержки в своих микроскопических формах. Блондинка ехидно ухмыльнулась. Не контролируя себя, Белла сделала шаг к ней и по обоим локтям почувствовала прикосновения рук, большой и маленькой. 
- Пойдем Белла, говно не трогай, оно вонять не будет! – Элис никогда не стеснялась в выражениях. 
Розали послала ей воздушный поцелуй. Белла усилием сосредоточилась на группе тесно стоящих людей, впереди был широко ухмыляющийся Райли – вот у кого, кажется, никогда не бывает проблем. 
- Привет, ребята, все готовы? – Элис взволнованно услышала разноголосый хор согласий. – У нас целый час на подготовку мы выступаем последними. Не будем медлить. 
А следующие сорок минут они все работали, не покладая рук. Эл на ходу доделывала множество вещей: прикрепляла декоративные детали к костюмам, делала прически, посыпала всех и вся блестками. Белла тем временем старалась как можно быстрее разрисовывать лица. Когда очередь дошла до Кадмора, он потребовал, чтобы она нарисовала ему на груди дракона для грозности вида. 
- Вчера у тебя был более закрытый костюм, - деликатно заметила Свон, рассматривая его мускулистую грудь. 
- Ага, но он постоянно рвется, и Эл решила сделать так. 
«Эл? Похоже они уже на короткой ноге». Представив их стоящими рядом, Белла чуть не рассмеялась, Элис пришлось бы встать себе на голову, чтобы дотянуться до громилы, наверняка она просто не дотянулась до его плеч. 
- Хорошо, Райли, я нарисую тебе самого грозного дракона, только не дергайся, времени мало. 
После Райли к ней сел Остин, и кисточки пришлось мыть – он был из светлого альянса. Эванс пытался развлекать ее разговором, игнорируя ее нервозное состояние. 
- Все, следующий! – облегченно провозгласила Свон, но Остин попросил разрисовать ему еще и руки. Начиная злиться, она схватила его кисть и притянула к себе. 
- Нежнее, Белла, - улыбнулся Эванс, подсаживаясь ближе. 
«Черт, нашел время». 
- Беллз, осталось два человека, их загримирует Таня, обработай быстренько меня, и займемся тобой. Времени двадцать минут! 
Коротышка согнала Эванса на доработку к Денали и уселась на его место. 
- Как тебя разукрасить? 
- Полагаюсь на твой вкус, только не забудь, что я за темных. 
Белла еще раз осмотрела ее костюм, коротышка была похожа на пиковую даму. Короткое спереди платье переходило в длинный шлейф, плечи были открытыми и по краю отделаны магнитной пленкой, по всему темному клеенчатому материалу были наклеены черные стразы и маленькие осколки зеркала. Пышные волосы она уложила колючками, торчащими под разными углами. Белла вдруг почувствовала гордость за свою подругу, а еще талдычит, что у нее талант! 
- Будешь пиковой дамой! 
Приступив к делу, она наложила темные тени на уголки глаз, визуально вытягивая глаза Элис, не удержавшись, нарисовала знаки пики на ее левой щеке, лицо наоборот, выбелила и, как окончательный аккорд, поставила четкую черную точку над губой. Когда коротышка себя увидела, то захлопала в ладоши. 
- Разрешишь мне в ответ накрасить тебя? 
- Да, но только сегодня. 
Прогнав снующих парней из-за ширмы, они приступили к ее облачению. Белла разделась до белья, и Эл надела на нее странную конструкцию из закрепленных на сетке кругов, объясняя, что это каркасная юбка, затем накинула через голову шелестящие слои целлофана. Оглянувшись по сторонам, Белла сняла лифчик и быстро приладила корсет, тот снова туго облепил ее. Посмотрев на свою грудь, Свон ужаснулась: 
- Элис, я выгляжу как в плейбое. – Клеенка передавила нижнюю часть груди и создала эффект бюста, о котором ей никогда не мечтать. 
- Вот и отлично, говорят, мужчинам это нравится. 
Пока Белла пыталась хоть немного растянуть корсет, Элис поливала ее пышную юбку из двух баллончиков, лаком с блестками и жидким клеем. 
- Клей-то зачем?! 
- Я хочу посыпать ее пенопластом, чтобы смотрелось как снег. 
- Некогда уже, концерт сейчас начнется. 
- Не спорь с мастером, Свон. 
Закончив с юбкой, Элис густо опрыскала блестками ее открытые плечи и руки. Белла начала задыхаться от всех этих прыскалок. Не слушая ее жалоб, коротышка энергично занялась волосами, убирая их с лица и отпуская свободные пряди на спину, собирая замысловатые переплетения. Потом она высунулась из-за занавеса и крикнула Кая из-за соседней ширмы, прося его принести цветы. Через минуту к ее бескрайнему удивлению тот принес живые цветы, и Элис подколола ей орхидеи в волосы. 
- Тебе не кажется, что живые цветы не сочетаются с нашей темой? 
- Наоборот, в самый раз: черное и белое, пластик и живые цветы. Я все продумала. 
Белла пожала плечами и подставила голову, чтобы коротышке было удобней. Когда она закончила, то, не дожидаясь реакции, одобрительно кивнула и побежала за соседнюю ширму, проверять, как там дела. Белла оглянулась и обнаружила Кая, он рассматривал ее без слов. От такого пристального внимания она порядком смутилась – неужели все так плохо? 
- Ты, оказывается, коварная женщина, - улыбнулся Вольтури 
- Это еще почему? 
- Я думал ты моя Герда, а ты оказалась Снежной королевой. 
Белла скосила взгляд на свой наряд – сравнение было подходящим, она вся искрилась и переливалась блестками, стразами и белизной. Внезапно всего на миг, Белла почувствовала себя настоящей принцессой, а потом расхохоталась, вспоминая, что она золушка из пром зоны. Ну да, 21 век – век технологий, шелк забыт, его вытеснил пенопласт! Она взглянула в зеркало. 
- Ух ты, Эл перестаралась. - Карие глаза были единственным ярким пятном на бледном сверкающем лице и казались огромными. 
- Как и со мной. 
Белла повернулась рассмотреть Кая и чуть не поперхнулась. Он был прав. 
- Ты сумасшедший рыцарь? 
Волосы Вольтури были в настоящем беспорядке, словно взрыв на макаронной фабрике, сверху была надета набекрень корона, вертикальная линия делила мужественное лицо на две части, на скуле герб с орлом. Костюм она уже видела, он был похож на костюм Эванса, только плащ был длиннее и штаны не отсутствовали. Белла потянулась, чтобы пощупать его волосы и поправить корону. 
- Нет, ничего не трогай, - отдернулся Вольтури от ее руки. – Там все зацементировано. Если мы что-то испортим, Элис лично прибьет тебя или меня, ну или обоих. Парень еще раз посмотрел на нее и улыбнулся: – Знаешь, Герда, ты очень красива. 
Белла смутилась, пробормотав благодарность, а затем решила сбить с него спесь: 
- Знаешь, а ты тоже. А теперь отойди от меня и не разбивай мое сердце! 
- Ну, красоты, может, тут и нет, зато креатива хоть отбавляй, - парировал Кай. – Пойдем за кулисы? Наши уже там. 
Они вышли через заднюю дверь в сад и заметили впереди Элис, которая поднималась по ступенькам, ведущим за кулисы. Белла ускорилась, но лестница была слишком узкой, платье цеплялось за перила, грозя порваться. 
- Кай отвернись, пожалуйста, и посмотри, чтобы никто не выходил, - парень исполнил просьбу, заверяя, что будет подсматривать. Она задрала юбку выше уровня перил и быстро поднялась, сигнализируя другу. – Ну что, подсмотрел? 
- А как же. 
- Вот вы где, - обрадовалась Элис. – Мы уже скоро, сейчас на сцене Йорки, рассказывает стихи собственного сочинения. 
Кай целеустремленно подвинул их: 
- Простите, я не пропущу это. Этот засранец сегодня довел меня на литературе! 
Джессика при виде Беллы неприязненно сощурила глаза, все остальные выразили восхищение ее платьем, особенно старался Райли, норовя упасть перед ней на одно колено. Эл чуть не убила его за это желание. Белла не успела определиться, на кого они все больше похожи: на гениальное творение дизайнера или на кучку фриков, как подошла Розали с двумя девчонками с эмблемами «Львов». 
- Что это вы на себя напялили, идиоты? – засмеялась Хейл, оборачиваясь к подружкам, те угодливо захихикали. 
- А у тебя какие-то проблемы, Барби? – Джейн выдвинулась вперед, опередив даже Элис. При виде чрезвычайно уверенной в себе незнакомки Хейл подрастерялась. 
- А ты вообще кто такая? 
- Не твое дело. Знаешь, милая, я много видела таких как ты - жутко крутые на людях, а дома ревут в подушку и пишут «дорогой дневничок…» и о том, как их никто не любит. И вот сюрприз: дешевая слава ограничится стенами школы, потому что для колледжа нужны мозги. Если, конечно, папочка не купит место. Так что лучше не позорь себя и отойди, все равно умного ничего не скажешь. 
И Белла, и Элис тысячу раз говорили Розали то же, только другими словами, но ни разу им не удавалось добиться такого эффекта Хейл будто сдулась, злобно взглянув на них, она поджала хвост и молча ушла, что само по себе было невероятным. Брендон восхищенно попросила Джейн дать ей парочку мастер-классов, а Кай, увидев издали, что они беседуют, приблизился: 
- О чем болтаете? 
- Джейн только что нокаутировала Хейл. 
Вольтури посмотрел под ноги, но не увидел бездыханного трупа. Противоположную сторону кулис начали заполнять болельщицы, которые посылали им недружелюбные взгляды. Элис не удержалась: ангельски улыбаясь Розали, подняла руку со средним пальцем. Хейл скрипнула зубами и отвернулась, а Ирина мягко попросила коротышку убрать неприличный жест. Райли наклонился к уху Беллы: 
- Мне нравится твоя подружка, я сам давно мечтаю наподдать этой стерве. Жаль беднягу Эммета, он отличный парень. 
- Сомневаюсь, – прошептала в ответ Белла, не сводя глаз с выступающей на сцене Кэти Маршал, самозабвенно поющей о неразделенной любви. 
- Ух ты, смотри, это мои парни, - удивленно произнес Райли, Белла хотела, съехидничать на счет его ориентации и полигамии, но увидела Эдварда и Джаспера в толпе болельщиц и забыла слова. У Уитлока в руках была гитара, неужели будет играть? А Эдвард что – пришел проводить и нежно поддержать друга? Ей вспомнилась его утренняя вспышка гнева, и она поежилась. 
Хейл что-то насмешливо сказала и кивнула в их сторону, оба парня посмотрели на них. Эдвард провел глазами снизу вверх и когда закончил свое увлекательное занятие, на его лице было написано ошеломление. Ему понравилось, он больше не злится? Что он думает по поводу рисунка? Не возомнил ли себе слишком многого? Вопросы роились в ее голове, как разбуженные пчелы. 
- Чего они на нас так пялятся? – недовольно спросила Брендон. 
- Может, потому что мы в пакетах, - дипломатично предположил Остин. 
Номер Кэти закончился, и она впорхнула к ним за штору. Взволнованно обмахиваясь руками, девушка спросила, как она выступила. Милосердная Ирина уверила ее, что лучше быть не могло. В каком-то роде так и было. В этот момент Кэти увидела, как Эдвард и Джаспер выходят на сцену, зрительский зал отозвался неожиданно громко – сколько же там человек?! 
- О, боже мой, Эдвард был так близко, когда я выступала? – запричитала девушка. – Вы не видели, ему понравилось? Я пела песню про него! 
- Успокойся, Кэти, – закатила глаза Элис. – Он смотрел только на тебя, только не визжи, а то заглушишь сцену, а мне охота узнать, что собираются делать эти два мачо. Неужели мы сейчас услышим нашу школьную рок-звезду? А Каллен будет плясать под его балалайку? 
- Элис, - укоризненно произнесла Ирина. 
Белла смотрела на сцену, Джас настраивал микрофон под уровень стула, на котором сидел, а Эдвард прошел к роялю в углу сцены и поднял крышку. У нее перехватило дыхание – неужели он осмелится? Он же так ревностно скрывал свое увлечение, что изменилось? 
Свет в зале погас, два прожектора слепо заскользили по залу и остановились на выступающих, осветив их сверху. 
- Пафосно, - фыркнула Элис, Ирина ошиблась в темноте и толкнула ее, но Белла не обратила внимания. Джаспер начал первым, проиграл мелодию, и тут вступил рояль. Они играли не в унисон, а с отставанием на полтора такта и это было так красиво, что даже Брендон не нашлась с язвительными замечаниями. 
На протяжении всего выступления в зале и за сценой царила мертвая тишина, а когда последние дрожащие ноты стихли, зрители разразились овациями, свет снова загорелся, и мисс Грин взяла микрофон: 
- Да, это действительно было здорово! Думаю Джасперу и Эдварду можно не переживать за проект, - Она улыбнулась. – Зачет по искусству перерос в настоящий полноценный концерт, вы со мной согласны? – Зал ответил одобрительными криками. – А теперь так же громко поддержите Лорен Мэллори с танцевальным номером «Hot». 
Дергания и соблазнительные прогибы Лорен и ее двух подружек косвенным образом соотносились с искусством. Сразу после их номера вышел Тайлер Кроули и речитативом начитал рэп, рассказывая, какой он крутой чувак и как его достала школа. На заднем плане ему «подфыркивал» Майки Ньютон, время от времени вставляя «Ёу» или «Комон бэби». Относилось ли «бэби» к Тайлеру или кому-то из зала никто не понял, но провожали их прохладно. 
Следующий номер был группы поддержки, а затем их очередь. Ребята заволновались, и Элис пришлось их подбодрить: 
- Народ, я вам всем страшно благодарна, и как бы мы не выступили, знайте, что мы уже победили. Мне очень приятно было работать вместе с вами. А теперь вперед, мы должны показать класс! 
Мисс Грин объявила, что следующий номер не совсем обычный - один молодой и на ее взгляд очень талантливый модельер, не равнодушный к проблемам экологии, хочет представить свою коллекцию одежды. Свет погас, и с небольшой заминкой загорелась нижняя подсветка сцены, музыка все не начиналась. Зал нетерпеливо зароптал, и тут включилась дымная машина, выпускающая стелющиеся по полу клубы тумана, заиграли аккорды Вивальди. Элис подтолкнула Сэта, тот опомнился, вышел в середину сцены и замер. В зале послышались смешки, но внезапно колонки грохнули, резко сменяясь тяжелой ритмичной музыкой. Элис набрала воздуха, расправила плечи и уверено вышла вперед. 
Оказавшись около Сэта, она хлопнула его по ладони и, чеканя шаг как настоящая манекенщица, спустилась по лестнице в зрительный зал. Шлейф взметнулся воздух, потом опал, как человек, разбивающийся грудью о пол, черное стекло заблестело в красно-синей подсветке. Зрители выворачивались в креслах, чтобы посмотреть на нее, и открывали рты. Коротышка будто плыла по клубам дыма, ее длинный шлейф скользил по полу. Дойдя до конечной точки, она остановилась и обвела аудиторию победным взглядом, широко улыбаясь, словно ей только что удалась отличная каверза, затем вернулась на сцену и остановившись около ее правого начала. 
После нее вышел Кай, затем Ирина, Остин и остальные. Когда очередь дошла до Райли, Белла поняла, что осталась совсем одна. Толпа взревела, встречая Райли, который из-за своей общительности был знаком со всей школой. 
Белла закрыла глаза, ожидая смены музыки. Korn стихли, и снова полилась классическая мелодия, свет погас. Она, помня как мало времени, рванула в абсолютной темноте на сцену, вышло совсем не изящно, хорошо, что было ничего не видно. Сэт поймал ее за руку и поставил в нужное место очень вовремя – сцена осветилась синим светом. 
Все в зале как один затаили дыхание, на сцене стояли тринадцать застывших статуй, утопающих в дымке. Семь белых и шесть черных. Со стороны они напоминали изваяния шахматных фигур. Белла стояла в центре в своем сказочном снежном платье и чувствовала, как оглушительно бьется, вырываясь из грудной клетки, сердце. Все взгляды были сосредоточенны на новой фигуре, ее лицо было плохо видно из-за полумрака, но когда Белла сделала шаг к краю сцены, свет стал ярче. Около ступенек ее уже мутило от волнения, она молилась только об одном – не споткнуться. В момент, когда ее нога коснулась первой ступеньки, в нее ударил прожектор, осветив лестницу, и возможно именно это спасло ее. Ей удалось спуститься, ни разу не запнувшись. 
Оказавшись на победной ровной поверхности, Белла подняла голову и растеряно посмотрела вперед, опуская складки юбки. Все сливалось в одну темную полосу, будто она стояла среди черного моря. Ее поразило количество людей – только их одноклассники?! Да тут была вся школа к чертовой бабушке! 
Опомнившись, Белла, старательно считая про себя, проплыла к концу рядов, развернулась и снова без приключений поднялась на сцену, занимая свое место. Из колонок снова грохнул припев «Word Up», и модели начали цепочкой спускаться вниз с расстоянием в три шага. Зал ликовал, им хлопали, вытягивали руки пытаясь коснуться первой идущей Элис, куда бы Белла ни посмотрела, всюду были горящие восторгом глаза. Она, наконец, расслабилась и ее тоже захлестнула эйфория, у них все получилось! 
Совершив контрольную проходку «в люди», они поднялись на сцену и под оглушительные аплодисменты поклонились. Мисс Грин поздравила их с безусловным успехом и посоветовала взять автографы сейчас, пока Элис не стала всемирно известной. Потом она попросила Кая и Элис выйти вперед, уточняя, что это двойной проект. 
Те вышли и, не зная, что делать, еще раз поклонились, держась за руки. Потом Эл опомнилась и обернулась на нее, настойчиво махая рукой. 
- Нет, отвернись, не хочу, - одними губами прошептала Белла, отмахиваясь от нее, но Кай все же вытащил ее и обнял обеих подружек. 
Элис обернулась к остальным, это послужило знаком для Райли. Он выбежал, дорывая свой костюм мумии с улыбчивым драконом на груди, и схватил их в медвежьи объятия, шумно радуясь успеху, занавес начал закрываться, а их облепили остальные ребята. Белла утонула в радостном шуме, свисте и возгласах. 
 
*** 
Эдвард 
Концерт закончился, но никто не расходился, люди толпились в проходе ближе к сцене, делясь впечатлениями и перекликаясь друг с другом. Ученики никак не могли отойти от последнего, самого эффектного номера. Конечно, мисс Грин для них неплохо расстаралась, подбирая освещение и спецэффекты, но нельзя было отрицать, что это был успех. Если все это придумала Брендон, то возможно она не безнадежна. 
Эдвард нетерпеливо отвернулся от Джаспера, критикующего проект Брендон-Вольтури, и посмотрел поверх голов. Участников нашумевшего номера окружили знакомые, желающие выразить восторги. Беллы среди них не было. 
Кай и Элис стояли плечом к плечу без своей третьей половинки. Идиот Райли Кадмор из его команды подхватил коротышку и усадил ее на плечо, чествуя как победительницу, неужели им неинтересно, где их подружка? 
Его отвлекла очередная девушка, восхищавшаяся его игрой на рояле. Эдвард нетерпеливо переправил ее к Джасу, а сам начал проталкиваться к Брендон и Ко. Рассеянные ищущие зеленые глаза натолкнулись на печальные серые - Ирина, смерив его долгим тоскливым взглядом, отвернулась. Каллен продолжил двигаться, ничего не поделать, просто ее время прошло. Сейчас ему было необходимо только одно – увидеть Беллу. 
Он просто глазам не поверил, увидев ее за сценой. Обычно она носила кеды, джинсы и футболки с провокационными надписями, придерживалась немного мальчишеского стиля. И в полумраке складок занавеса, в платье и с нежными цветами в волосах, она показалась сказочной принцессой. 
Это впечатление усилилось, когда свет загорелся синими лампами, и он увидел ее, всю сияющую и переливающуюся в клубах тумана на сцене. Ему показалось, что они не знакомы, что это чужая Белла, не его – слишком нереальная, какая-то волшебно эфемерная. Она плыла как лебедь, единственное, что привязывало к действительности - тихий шорох от ее юбки, напоминавшей, что наряд золушки из целлофана. Для нее включили мелодичную классическую мелодию, и это единственно верное, что ей могло подойти. 
Когда Белла спускалась по ступенькам, он заметил напряжение в ее лице – боится своей неловкости, упасть. Эдвард сидел всего в паре метров, ему ничего не стоило встать и помочь ей спуститься, или еще лучше – взять на руки. Но он сидел неподвижно, его сковывал непривычный страх. Белла вскинула глаза, и ее бледное тонкое лицо было непередаваемо прекрасно, в груди болезненно заныло. Эдвард чувствовал, как сердце бьется, не справляясь с повышенными дозами накатывавших чувств, его с головой накрывало осознанием, насколько сильно он ее любит. В застывшей вымороженной тишине зала Белла прошла по проходу, ее снежная сияющая фигурка сосредотачивала на себе все взгляды. Эдварда приводило это в отчаяние, он не хотел, чтобы ее так кто-то видел, не хотел делиться и новых соперников, которые непременно возникнут после сегодняшнего вечера. Белла прошла всего в шаге от него, не замечая, никак не выделяя его из общей толпы. 
Конечно, она же сказочная принцесса, прекрасная и ослепительная, а такие никогда не снисходят до простых смертных. 
«Но я не простой смертный! Я Эдвард Каллен». 
Однако не он стоял рядом с ней на сцене, а Кай Вольтури, обнимавший ее одной рукой. Потусторонняя атмосфера рассеялась, все участники показа начали обниматься и махать зрителям, а потом занавес опустился, пряча Беллу от его глаз. 
Но он ее обязательно отыщет. 
Эдвард поднялся за кулисы, там было тихо и пусто, где же она? Не могла же просто раствориться в воздухе, словно наваждение его затуманенного разума. По спине пробежал мороз, и Каллен не сразу понял, что это сквозняк. Обернувшись, он заметил приоткрытую дверь, с волнением толкнул ее и оказался на улице, а вот и разгадка исчезновение золушки. Спускаясь по лестнице, Эдвард с улыбкой рассматривал ступеньки, ожидая увидеть пластмассовую туфельку, но ее, увы, не оказалось, зато нашлась другая дверь, приведшая его в каморку, где раньше сидели осветлители. Он с наслаждением выдохнул весь воздух из легких – прямо перед ним спиной стояла Белла, пытаясь стереть грим с лица. Увидев в зеркале его отражение, девушка порывисто обернулась. 
Некоторое время они молча рассматривали друг друга, не зная, что сказать. Неважно, что он не придумал повода оправдать свое присутствие здесь, главное, что он нашел ее, вот она стоит прямо перед ним. Сильные, самые противоположные по качеству эмоции за этот бесконечно долгий день стянулись в тугой ком и застряли где-то в середине груди. 
- Эдвард, что ты тут делаешь? 
Он не ответил, потому что не мог подобрать слов, чтобы достойно объяснить катаклизмы, творившиеся у него внутри. 
- Тебе говорили, что ты сказочно красива? 
Белла резко втянула в себя воздух, ее брови удивленно приподнялись, губы едва заметно приоткрылась. Он вспомнил ее необъяснимый рисунок - его собственное изображение, пугающее его сходством и уловленным выражением глаз. На его портрете не хватало губ, она не нарисовала их, возможно, потому что не помнила. Необходимо это исправить, дать изучить ей их на ощупь. 
Эдвард сделал последний шаг, преодолевая пространство между ними, склонился к ее приоткрытым губам, на них был тонкий слой пудры, который стерся от одного прикосновения. Легко поцеловав, он немного запрокинул ее голову, мягко поддерживая, зарываясь в темные локоны руками. Ее ослепительное лицо было так близко, что трудно было дышать. Как в бреду Каллен провел большим пальцем по ее пухлой нижней губе и поцеловал ее еще раз. С неслышимым шорохом ее ресницы опустились, зрачки закатились куда-то вверх, уходя к небу, и веки медленно скрыли мир, сосредоточенный в ее глазах. Она больше не сопротивлялась, поцелуй стал глубже. 
Впервые он не торопился, наслаждался, чувствуя каждое соприкосновение, движение, звук, запах, вкус. Картина была необыкновенно полной, и он снова почувствовал себя живым, как и всегда рядом с ней. Пальцы заскользили по ее изящной открытой шее, оценивая мягкость персиковой кожи. 
- Теперь ты сможешь дорисовать. 
Девушка нерешительно положила ладонь на его губы, едва заметно поглаживая их. Внутри взрывались фейерверки, незаметно его рот начал растягиваться в улыбке, ему нравилось чувствовать себя счастливым. Не знаменитым, не всесильным, не самым богатым и популярным – просто счастливым. 
Внезапно Белла оторвалась от его губ, отстранилась и вгляделась в его глаза: 
- Ты больше не злишься на меня? 
Вспоминать произошедшее утром не хотелось, необходимо было удержать волшебство, что было между ними. 
- Нет, я тебе верю. 
И это была правда, если есть человек, который не станет ему лгать, то это Белла. Ему жизненно необходимо было целовать ее еще, но подарив ему всего один мимолетный поцелуй, она тяжело прислонилась к нему лбом. 
- Что же это такое? Что между нами творится, я совсем ничего не понимаю, я запуталась. 
Он с легкостью мог объяснить, что творится с ним, ему хватило бы всего трех слов. Но в ее голову было не проникнуть, ни один рентген не просветит и не разгадает, что творится внутри этой девчонки. Ее голова работала странно, и ему это нравилось. 
В тишине комнаты звонок телефона прозвенел слишком резко, Белла выскочила из его рук, ища разрывающийся аппарат. Звонила коротышка, возмущаясь, где ее носит. 
- Кай и Элис сейчас придут, тебе надо уходить. 
«Уходи…» Она снова прогоняла его, челюсти невольно сжались, он не мог не признать, что это больно. Неизвестно, что Белла сумела прочитать в его лице, но внезапно она вцепилась в его руку и горячо заговорила: 
- Но это же тебе надо, ты хотел все держать в секрете, если Кай спросит, я не смогу соврать. Ты сам так хотел, я не погоняю, вернее я не… 
Эдвард внезапно улыбнулся, Белла оправдывалась. Она не хотела, чтобы он уходил, и это перечеркивало все остальное. Даже если она сама еще не подозревает, что-то уже есть… 
Он развернулся к двери, слыша за спиной тихое шелестение, потом резко обернулся, застав ее врасплох.
- Спорим, музыку для выступления выбирала ты? – Каллен не удержался и еще раз коротко притянул ее для быстрого поцелуя. – Кстати, ты была неподражаема. 
Выходя из каморки, Эдвард с трудом заставил себя не оборачиваться на растерянную, потерявшуюся девушку. Пока он спускался по ступенькам, с его губ не сходила сумасшедшая широкая улыбка. 
 

 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)